Номер 1 - декабрь 2009
Генрих Нейгауз мл.

 Андрей Гаврилов

           «Восходящая звезда на пианистическом небосклоне», «виртуоз, покоривший весь земной шар», «первый пианист мира»… И несколькими десятилетиями позже: «плоское звучание», «дурной вкус», «отсутствие интонирования», «явная деградация таланта», «эпатажный пианист», «каждое выступление заканчивается скандалом», «единственный ученик Рихтера»… Таков весьма приблизительный, и крайне противоречивый портрет современных СМИ, посвященный выдающемуся музыканту нашего времени, лауреату первой премии конкурса им. Чайковского 1974 года, Андрею Гаврилову. Не скрою: я принадлежу к числу поклонников творчества Андрея. Меня радуют его находки, меня огорчают нападки современной российской прессы, которая, откровенно говоря, с Андреем не церемонится. Да и не хочет церемониться, ведь мы с вами живем в эпоху многочисленных спекуляций на так называемой «исторической правде»… Хочу только предупредить: поклонник отличается от фаната. Я не утверждаю, будто все трактовки Гаврилова идеальны. Что-то мне нравится (его записи Баха, Генделя, концертов Моцарта, Чайковского, Рахманинова, Прокофьева, некоторые баллады и ноктюрны Шопена), что-то вызывает резкое отторжение (например, другие ноктюрны того же Шопена). В данной ситуации творчество Андрея вызывает споры, напоминающие ожесточенные дискуссии о Г. Гульде, С. Рихтере, М. Юдиной, А. Корто, В. Софроницком, Э. Гилельсе, Р. Турек и другими столпами пианистического искусства недавнего прошлого. Хочется надеяться, что интервью, которое вы сейчас прочтете, наконец поставит все «точки над А», ведь ни для кого не секрет, что антипатию изрядного большинства российской публики вызвали нелицеприятные отзывы Гаврилова о характере С. Рихтера, полное отсутствие столь востребованного нынче «политеса», откровенное противостояние музыкальной мафии. Музыкально необразованные журналисты нынешней России неоднократно перевирали ответы Андрея. Он возмущался, но не мог ответить. Его попросту не печатали. Обо всех этих проблемах Андрей расскажет абсолютно искренне и откровенно (у меня нет сомнений в его честности), я же со своей стороны обязуюсь сохранить все его слова в целости и сохранности. Итак…

ГН: Андрей, в последней передаче по каналу «Культура» тебя назвали единственным учеником Святослава Рихтера. Я вспоминаю твое телевизионное интервью 1974 года, когда ты уже получил Гран-при на конкурсе Чайковского. Тебя спросили, кто твой любимый пианист. Сначала ты назвал своего педагога Л.Н. Наумова (что показалось немного странным, ведь Лев Николаевич довольно редко выступал в концертах, и, как правило, в дуэтах). А затем ты добавил: «Но мой идеал – это Святослав Рихтер». Тогда тебе было 18 лет, ты победил на конкурсе, в котором участвовали такие известные в наше время пианисты, как З. Кочиш, А. Шифф, Ю. Егоров, Б. Анжерер, С. Иголинский, бывшие уже тогда довольно закаленными «конкурсными бойцами». Как ты относишься к подобному определению сейчас? Кто для тебя все-таки главный учитель: Наумов или Рихтер? И вообще: можешь ли ты назвать С. Рихтера своим учителем? Было ли это буквальным «обучением», или такой прецедент можно охарактеризовать как общение старшего коллеги с младшим?

АГ: Для начала, я бы хотел полностью избежать всякой тенденциозности.

Для этого, Гаррик, я вынужден почти полностью опровергнуть твоё вступление. Я имею в виду негативные высказывания, приведённые тобой в начале вступления.

Как раз должен отметить прямо противоположное. Сразу после моего первого концерта по возвращении в Россию (4 ф-ных концерта в один вечер) московская пресса восторженно и единодушно приветствовала моё возвращение.

Лучшие московские критики, как Анна Ветхова («Культура»), Михаил Жирмунский («Независимая газета»), Илья Овчинников («Время новостей», «Культура», «Частный корреспондент»), Наталья Зимянина («Вечерняя Москва») и многие другие описывали comeback в таких восторженных выражениях, что, право, неловко цитировать.

Общее мнение было таково (его сформулировал Михаил Жирмунский в одной из своих статей): «Гаврилов – единственный из уехавших из России музыкантов не остановился в своём духовном развитии, творческом поиске, тогда как все его зарубежные коллеги, выходцы из России, превратились в более или менее успешливых буржуа».

На мой следующий приезд с сольным концертом в рамках фестиваля «Черешневый лес» московская пресса приветствовала меня словами: «Андрей, возвращайтесь скорее, у предыдущих поколений был Рихтер, у нынешней молодёжи должен быть свой Рихтер в Вашем лице».

То, что ты приводишь как негативные цитаты, принадлежат маргинальным источникам, не отражающим отношение ко мне в России. В данный момент я нахожусь в разгаре огромного российского турне, где лучший критик России Кирилл Шевченко (литературный псевдоним Веселаго) приветствует мои концерты в сдержанном Петербурге в подобных выражениях:

Кстати, должен заметить, что за всю жизнь я первый раз видел “standing ovation” в Петербурге, чего не удостаивался, кажется, ни один артист.

Мои концерты в России со времени моего come back’a стали ежегодными, география расширилась до масштабов всей страны, “standing ovations”, что никогда не было традицией в культуре российской публики в прошлом, (Рихтер с горечью говаривал: «Они свои жопы никогда не поднимут») стали нормой на моих концертах в России везде, в каждом уголочке Сибири, Урала и других отдалённых от метрополий мест.

Такой горячей любви и глубокого признания моего творчества, как сейчас, я никогда и близко не испытывал в России.

Прости за долгий комментарий, но такова реальность, поэтому твой акцент на, как я уже сказал, совершенно маргинальный негатив в строго определённых кругах, особенно усилившийся после некоторых известных моих высказываний о СТР, сильно вульгаризированных и непонятых прессой, я считаю совершенно не отражающим действительности. Кроме того, имел место ряд инсинуаций, лживых и опасных провокаций со стороны некоторых «коллег», с организованными компаниями в газетах (проплаченными, конечно), встревоженных моим «массированным наступлением» в России.

И последнее: – на концерте Моцарта Ре-минор KV 466 с «Виртуозами Москвы» в БЗК 15.10.09. – я видел слёзы в глазах музыкантов, а «Виртуозы», как ты знаешь, на своём веку много повидали.

P.S. Забыл добавить, что любой представитель российской прессы очень внимательно прислушивается к моему слову и практически каждое издание готово предоставить мне свои страницы для выступления, но это моя воля, что последние три года я прекратил контакты с российской прессой исключительно из-за сильнейшей разницы в мировоззрениях, не позволяющей нам найти общего языка. Именно это, а не какой-то злой умысел, породило огромное количество различных интерпретаций моих мыслей, ни одна из которых не была близка к моим реальным мыслям и высказываниям, а подчас прямо противоположной тому, что было сказано и имелось в виду…

Культура философской мысли на страницах газет просто исчезла (наследие СССР, конечно) и я это понимаю и не осуждаю. Только время залечит интеллектуальные потери, и время большое по человеческим меркам. Несколько поколений, по меньшей мере, должно смениться, чтобы произошло полное и окончательное изменение политического строя и менталитета народа в целом и нарождение новой интеллигенции во всех областях творчества и философской мысли...

Всё значительно глубже и серьёзней и «с историческими корнями» российского недавнего прошлого, что порождает трагические аберрации по поводу моей персоны, чем может показаться по прочтении твоего вступления.

Если мы не готовы говорить очень серьёзно и глубинно, то вряд ли из нашей беседы выйдет какой-нибудь толк…

Теперь перехожу непосредственно к твоим вопросам.

Я тогда назвал Льва Николаевича моим любимым пианистом, потому что он, действительно, им был. Я-то почти каждый день в классе мог наслаждаться его безудержной пианистической, композиторской и художнической фантазией. Равных ему не было и нет. Но я не имел в виду его как действующего пианиста.

Говоря же о Рихтере, я имел в виду образец концертирующего пианиста.

Говоря о конкурсной команде, ты забыл упомянуть очень сильного музыканта Мюнг Ван Чунга, который ныне лидирующий французский дирижёр, а в конкурсные времена это был сильнейший пианист.

Что касается «ученика Рихтера», хочу напомнить тебе как Анна Андреевна Ахматова часто смеялась над своими биографами из-за темы Ахматова-Блок. Она всегда говорила: «для всех это был самый желанный роман, для любого биографа, но романа не было. Мы даже виделись всего один или два раза».

Цитирую по памяти. Так же и тут – общественному мнению очень хочется видеть хотя бы одного ученика Рихтера и оно выдаёт желаемое за действительное.

СТР в этом отношении был настолько эмоционален, что после одного из наших совместных выступлений произошла следующая сцена: некий, знакомый Рихтеру господин, прорвавшись на сцену, имел неосторожность кинуться к СТ, громко поздравляя «с Вашим прекрасным учеником!», СТ, буквально, чуть не залепил «поздравляющему» пощёчину: наскочил, покраснел и крикнул – «Это я у него учусь!!!»

Это было очень трогательно и выражало его отношение к нашему «статусу» – коллеги, друзья, музыканты, взаимообогащающие, взаимопитающие друг друга.

Всем известно, что СТР ненавидел даже слово педагог, педагогика, а когда, путём немыслимых ухищрений, кому-нибудь удавалось «протащить» юное дарование на прослушивание к нему – он (по его словам и с грозной мимикой) «думал, что б скорее что-нибудь нехорошее стряслось» с несчастным играющим, доходя в мыслях до кровавых сценариев... Ну вот такой эмоциональный он был в некоторых своих проявлениях!

Конечно, моим педагогом, Учителем, профессором был Л.Н. Наумов, отдавший мне столько душевных сил, что, по его признанию, позже он уже ни с кем так более не работал. Я думаю это правда. Мы оба, во время моего процесса обучения у него, работали на износ, часами, порой ночами.

И своими «главными» учителями я считаю триумвират – Мама, Т.Е. Кестнер, дарившая мне в течение 11 лет свое совершенно особенное «дисциплинарно-методическое» дарование, и Л.Н. Наумов, которому эти две женщины передали меня «с рук на руки», когда я был уже в состоянии следовать бурному, буйному креативному процессу в «лаборатории» Наумова. Придя к нему менее подготовленным – это было бы нереально. Его требования (по крайней мере ко мне) были космическими, без преувеличения.

Если философски подойти к слову «ученик», то во многом я мог бы считать себя «учеником» Рихтера в плане, скажем, как Платон считал себя учеником Сократа, да?

Все мы знаем, что подразумевал Платон, а Сократ, естественно, никогда и никому не преподавал.

Это совсем другое значение тех же слов, значение уже метафизическое.

Но настало и такое время, когда Рихтер стал деструктивен в отношении моего развития как музыканта, и пришло время нашего расставания и разделения наших путей.

Но это уже другая глава жизни.

ГН: В чем выразилась эта деструкция Рихтера? В изменении характера, поведения, отношения лично к тебе, или вообще – к музыке?

Кстати, ты не хочешь назвать имена этих «коллег», организовавших и проплативших негативные рецензии? Все-таки, мне кажется, народ должен знать своих героев. И антигероев – тоже.

АГ: Тут, как и должно было быть в общении со столь крупной индивидуальностью как Рихтер, слишком много факторов стало выявляться в процессе нашего очень близкого и интенсивного общения. Боюсь, всех не перечислишь. Попробую сформулировать хотя бы основное.

Во-первых, передо мной, за внешним фасадом обаятельного и притягательного, красивого и талантливого человека, страстно влюблённого в искусство, истово ему служащего, стали вырисовываться всё более рельефно весьма негативные и пугающие черты характера. Холодная жестокость, бешеное себялюбие и самолюбие, доходящее до анекдотических ситуаций. Совершенно женская капризность, желание быть ублажаемым и развлекаемым постоянно – отнимала огромное количество сил. Гордыня, доходящая до иррациональных размеров, мстительность и полная неспособность к самым базовым человеческим качествам, которые для меня наоборот являются основополагающими, были ужасны. Полная неспособность к дружбе, теплу и любви, подменяли в его характере страсть, желания, стремление лишь к обладанию, достижению той или иной цели. Он был достаточно умён, понимал и по-своему страдал от своей неспособности к человеческим чувствам. Даже в фильме Монсенжона (который я считаю абсолютно лживым от начала до конца) он проговаривается вдруг – «я очень холодный человек»! То есть, это его мучило, потому что вдруг заявлять о себе, без особой надобности, подобные вещи может человек, которого определённая мысль навязчиво мучит.

Во время записи сюит Генделя, он капризно настаивал, всхлипывая у меня на плече, едва не сорвав запись, что все сарабанды за него должен сыграть я, т. к. он тепло и играть не умеет, а сарабанда требует большого тепла и участия к человеческой боли. А он чужую боль чувствовать не может и т. д.

И что он прекращает запись. Мне и всей английской команде звукорежиссёров и инженеров стоило немалых трудов убедить его, что не всё так печально, а главное надо работать на записи далее. На некоторых документальных фото тех времён можно увидеть бутыль коньяка на рояле – одно из моих ухищрений, для снятия его, пугающего всех каприза, помогло! Выпил полбутылки и помягчал:)

Короче, весьма паразитическое и потребительское отношение к людям было утомительно наблюдать и терпеть. Он был, как сейчас говорят, «энергетическим вампиром». Он заражал своим холодом и цинизмом, поскольку, как я уже неоднократно говорил, был в существе своём, в глубоком нутре, явлением демоническим. Философы просто характеризуют демонический характер – это такой характер, который способен наслаждаться чужим страданием. Это в нём присутствовало, в самой глубине его души и постоянно проявлялось в отношении к людям окружающим его, и далёким от него. Всё это, конечно хранилось окружающими как великая тайна за семью печатями, что бы облик идола не потускнел.

Люди из его близкого окружения охотно лепили образ идола, который был бы сладок глухим ушам и слепым глазам масс почитателей его творчества. Это было фамильным делом, выгодным для всех.

В итоге я стал за собой замечать вредность и пагубность влияния этого демонизма, так как будучи очень восприимчив, стал терять тепло, любовь и приобретать нечистые качества характера моего несчастного друга. Я стал холодно и бездушно играть на довольно долгий период в 1980 годах, и мне стоило огромных душевных усилий возвращаться к моему изначальному существу и начинать с азов выразительности в искусстве. Вот так опасно это всё было.

2. Что касается твоего второго вопроса, то он пугает меня своей «советскостью», большевизмом.

В подобном вопросе есть доносительская подоплёка и дух КГБ!

Это совершенно не относится к искусству и принадлежит, в лучшем случае, к общественным кухням в квартирах, гениально описанных М.М. Зощенко!

Достаточно сказать, что все деятели, активно вопящие любой негатив по отношению ко мне во всех доступных им формах и на возможных для них площадках, принадлежат к узко педагогическому и частично студенческому кругу (а это очень небольшая, но, в музыкальных кругах, очень активная и крикливая кучка мастодонтов-консерваторов, они же выпускают из учебных заведений своих маленьких мастодонтиков и носорожков, которые идут в постсоветские газетки и болтаются в Интернете с учёным видом, с мозгами величиной с орех, но с амбициями руководителей 3-го Рима.) Вот такая цепочка, маленькая, но вонючая. Поскольку они громко кричат и обладают активностью неутомимых скандалистов-неудачников, то их слышно, но они ничего не определяют, кроме своего статуса «тетеревов на току». Пытливый читатель, который захочет найти персонально «активистов» этой группы крикливых животных с консерваторскими дипломами, порывшись часок в Интернете всех их найдёт поимённо.

Нет нужды мне указывать на них пальцем. Это неприлично и может испачкать палец.

ГН: Давай, я не буду тебя пугать. О «доносительской подоплеке» – это не ко мне. А насчет «духа КГБ» тебе больше известно. Именно эта организация, насколько можно было верить твоему интервью в старом перестроечном «Огоньке» (или журналисты опять переврали?), много лет «пасла» тебя, доставала, перекрывала гастроли на Западе, сделала невыездным. Кажется, ты даже упоминал там какие-то фамилии (к музыке отношения, безусловно, не имеющие). Кстати, думаю, читателям было бы интересно узнать об истории этой травли. А «советскость», как ни крути, остается в любом человеке, выросшим в СССР, тут уж приходиться смиряться и ждать. Да и что плохого в том, чтобы мерзавца назвать мерзавцем? Ну, хотя бы, как там, у классика: «…Мы поименно вспомним всех...» Пафосные слова, но что-то в них есть…

Меня смущают некоторые детали в твоих официальных биографиях. Тот же Кирилл пишет: «С 1994 года по 2001-й музыкант, неудовлетворенный собой, уходит с большой сцены, посвящая себя изучению религиозной философии и поиску новых возможностей пианистического мастерства». Где ты изучал эту религиозную философию? Про себя я могу скучно и неинтересно ответить: в Библейском Институте им. Моуди (Чикаго), в заочной теологической семинарии «Тиндэйл» (Форт-Уорт), США. У тебя все произошло совершенно по-другому. В Полинезии? Среди «дикарей» (учитывая, что многие так называемые «дикари» обладают гораздо большей мудростью, чем иные европейские философы)? Как ты там очутился? Что именно ты изучал? Ведь не сравнительную же теологию… Когда ты вернулся к роялю? Когда ты вернулся в Европу? И как повлияли на твое творчество твои религиозно-философские искания? Расскажи об этом поподробнее.

АГ: «Огонёк» довольно чисто изложил историю. Тогда была минута свободы слова в России! И даже не переврали ничего, только выкинули одного смешного майора, бывшего палача, который на пенсии меня перевоспитывал.

Это уже была настоящая комедия-фарс и целая линия моего большого рассказа Коротичу. Но в журнал не влезало.

Боюсь, что и здесь я никак не смогу рассказать всех дивных деталей того периода, который мне пришлось пережить.

Но итог был таков: я оказался последней жертвой КГБ из области искусства советского периода и первый свободный советский человек без границ.

Забавная метаморфоза! Мне всегда как Ромео хотелось прокричать – «судьба играет мной». Чертовски смешная биография. Жаль, что моя.

Что касается подробного изложения этой истории, то, возьмись я за это в беседе с тобой, мы дальше бы не продвинулись. В этой истории задействовано столько лиц, мотивов и действий, что они хорошо отражают всю брежневскую эпоху и требуют многотомного изложения!! Кроме того мне отвратительно всё это вспоминать. Потому что это прежде всего очень бездарно и пошло.

Ограничусь лишь сухой информацией: приказ был дан самолично Брежневым, по просьбе его любимой дочери Галины. Та, в свою очередь выполняла просьбу своей подруги по «чёрным гешефтам», с которой я был знаком, а потом раззнакомился. Вот и всё. Папа Брежнев был нежен к своим детям и решил меня уничтожить, уничтожить без особого шума и торопливости. Был отдан приказ Андропову – сгноить!

Включилась машина по перемалыванию человека. Как она работала, знают все. Жизнь и здоровье они мне попортили крепко, но это уже другая тема.

А то, что послали к чёрту мои планы с Караяном и оркестром берлинской филармонии, пугали стрельбой, целили в лоб, издевались милиционеры, обещали переломать пальцы, высылали из страны в 24 часа моих друзей с запада вместе с их семьями и многое, многое другое – это уже никому не интересно и миллионы раз описывалось другими жертвами подобных гонений.

Насчёт «…Мы поименно вспомним всех, кто поднял руку…»

Ложного пафоса я тут не вижу, а пафос, идущий от сердца, есть горячая жажда справедливости.

Но я в этом не участвую, я не погиб, не был убит, не был диссидентом и поэтому даже не имею права лезть в общество людей, которые перенесли гораздо большие страдания, чем «весит» моя жалкая история с КГБ.

Вторая часть твоего вопроса состоит из многих коротких вопросов, требующих очень длинных ответов.

Период с 1994 года и до 2001-го – был самым трудным и духовно насыщенным периодом моей жизни. Этот период определил моё дальнейшее развитие, мои приоритеты в жизни, дал мне ключи глубинного понимания жизни и искусства и дал ответы на многие метафизические вопросы.

Я действительно нахожусь в затруднении, потому что сухое перечисление событий этого периода ничего не расскажет, а подробное описание этих событий займёт время, которым я не располагаю.

Всё же я попытаюсь максимально сжато, почто тезисно ответить на поставленные тобой вопросы.

Но это будет лишь перечисление разочарований или наоборот открытий, которые мне позволял испытать тот или иной шаг в этот период моей жизни.

В 1994 году я почувствовал, находясь на пике своей карьеры, что я неудовлетворён тем, что я делаю в музыке, как я живу, да и само слово «карьера» и «музыкальный бизнес» стали вдруг вызывать во мне отвращение.

Это было явным сигналом того, что я вступаю совершенно в новую фазу моей жизни.

Я начал понимать всё более отчётливо, что от того, какие я приму решения в этот момент, будет зависеть вся моя оставшаяся жизнь и что я никогда уже не буду прежним человеком, которым я был до сего момента.

Пришло твёрдое решение оставить концертную машину и начать всё с нуля, с познания самого себя, поиска совершенно неведомых путей в исполнительском деле.

Вдруг мне стало ясно, что всё исполнительство идёт по совершенно ложному пути и вызывает у меня духовный протест.

Резкое ощущение потери «живой жизни» в музыке стало меня просто убивать.

Я решил пойти в одиночку по свету искать и в мире, и в себе «живую жизнь» и любовь, которая даст мне силы быть всегда, везде и во всём непосредственным и живым, внутренне и внешне свободным, наполненным любовью к людям. Другого пути я не видел. Движений и шагов для достижения этих целей я не знал.

Тут я начал метаться. Сначала всё было очень глупо, я был дитя материалистической цивилизации и, конечно, сделал сразу грубейшую ошибку – стал искать всё вовне, вместо тяжкой духовной работы. Работы в себе и над собой.

Мне нужен был контакт с Богом, я не чувствовал Бога в себе, а значит некуда было и двигаться, в душе была пустота.

Ну и я начал делать смешные поступки как путешествия на святую землю, на которой ты имеешь счастье проживать, религиозные поиски в рамках христианско-прaвославной культуры...

Изучения церковных циклов богослужений, благо в двух шагах был Висбаден с Русской церковью, Русским кладбищем и эмигрантами ещё первой волны, которые охотно помогали во всём разбираться. Поездка на частный остров в гряде островов Фиджи (идея пришла просто потому, что летая на фестиваль в Новой Зеландии, самолёт, меня туда доставлявший, всегда делал посадку в аэропорту «Нади» на Фиджи, гуляя там, я всегда мечтал вернуться не для концертов, а для созерцания красоты). А разрешением воспользоваться островом, я обязан одной зажиточной испанской семье.

«Дикари» там разные, но дикарями, в полном смысле слова, их уже не назовёшь. Я беседовал там с отличным дядькой, уверенным, что весь мир живёт на островах и он знал «остров Россию», это было замечательно! Я лишь искал там способа сбросить «стальной жилет» цивилизации, который опутывал по рукам и ногам.

Даже мой «body language» выражал мою внутреннюю скованность и это приводило меня в бешенство. Надо сказать, что этот шаг был весьма полезен, но он спровоцировал полное нежелание возвращаться в нашу повседневность с её кредитными картами, банками, поклонением деньгам и успеху, и прочему, что стало вызывать физически тошноту в моём организме.

Что касается моих занятий по религиозной философии, то тут я обязан зарубежным эмигрантским изданиям, ещё во время железного занавеса, которые познакомили меня с моими, теперь любимыми философами, Розановым, Флоренским о отчасти Леонтьевым (Соловьёва и Бердяева я не люблю, а популярный в Кремле Ильин, просто плохой «ученик», подражатель Розанова).

Так что началось всё это очень давно, как только я уехал на запад.

А далее всё развивалось очень органично. Я поселился после Лондона (1984-1987) в Германии (1988-2001), и поселился в районе, где равноудалёнными от меня были Гейдельберг и Тюбинген с их сильнейшими университетами и сильнейшими философскими кафедрами. О моем увлечении русской религиозной философией довольно быстро стало известно в Германии из моих частных бесед с немецкими философами. То, что у нас в России в конце XIX века называлось религиозной философией и то, что происходило с участием Розанова, Мережковского, ненавидимого мной, в религиозно обществе, немецкие философы квалифицируют как Naturphilosophie.

Русскую философию они не признают, даже те немногие, кто с ней знаком. Hegel, Schelling, Fichte стали быстро «моими друзьями» под руководством лучших немецких профессоров из вышеназванных университетов, с которыми я «расплачивался» концертами. И довольно скоро меня уже начали готовить к диссертации о музыке c религиозной или Naturphilosophie точек зрения.

Вернулся я в Европу в 1999 году, пережил тяжёлый депрессионный период, который по курьёзному совпадению длился ровно 9 месяцев – с августа по май (не выходил из спальни в своём немецком, довольно большом доме, почти не ел, готовился тихо и спокойно умереть). С трудом в мае 2000 отправился в Лондон и по просьбе BBC начал делать маленькие поп-видео с прелюдиями и фугами Баха.

Меня увлёк этот полушутливый проект – «ХТК в массы». С этого начало что-то во мне возрождаться и забрезжил свет в конце тоннеля.

Двумя годами позже я был вознаграждён сполна мистическим видением, где в белом столбе света, восхитившим меня (а не испугавшим) я увидел и услышал всё, скрытое доныне от всех ушей и глаз в мировой музыкальной литературе; темы с ключами от каждой из них и со знанием что именно композитор зашифровал в каждом такте того или иного произведения.

Это произошло в самолёте из Стокгольма в Цюрих после очередного концерта, где я играл, в который уже раз, 1-й концерт Чайковского.

Вскочив я бегал по коридору самолёта, не в состоянии сидеть на месте, и вдруг стал получать от пассажиров записки. Во всех был один вопрос – «Вы находитесь в состояние креативного экстаза?» – это была уже магия.

Так мне открылось, что концерт Равеля написан на тему «судного дня» (Dies Irae), которую никто не замечал. Я это немедленно «проверил» на Л.Н. Наумове, позвонив сразу по прилете домой, и спросив его по телефону – не находил ли он случайно этой темы в концерте? – нет, не находил, пришлось объяснить и показать по телефону зашифрованную повсюду в тексте тему на своём рояле, вызвав его радостное изумление. Hе замечал Dies Irae и я, играя этот концерт с 18-ти лет.

Открылось значение вступления концерта Чайковского, который я только что играл без намёков на подобное знание, а именно, что во вступлении Чайковский рисует сотворение мира по Библии и так далее, касаясь каждого произведения.

И это уже совсем другая книга, где я даже не уверен – имею ли я право делиться информацией, полученной таким мистическим путём.

ГН: Первый вопрос, который сразу возникает по прочтении: как тебе удалось вернуться в «концертную обойму» после семи лет молчания? Или ты в нее и не возвращался? Понимаешь, чисто логически любому читателю трудно поверить, когда концертирующий музыкант рассказывает, как он послал «куда подальше» своих агентов, а через семь лет вернулся, и они его встретили с распростертыми объятиями…

Еще вопросы. (Я беру у тебя виртуальное интервью, впоследствии можно все вопросы и ответы «разбить» по темам). Например, о Бахе. Помню, я играл Л.Н. Наумову два цикла из 1-го тома ХТК (я же с ним очень мало занимался, стеснялся). Эти уроки всегда заканчивались одинаково. Дав свои указания, Лев Николаевич всегда говорил: «А теперь посмотрим, как там у Бузони». Работал ли Лев Николаевич с тобой над Бахом тоже по Бузони? Даже в твоей ранней записи Французских сюит (1984 г.?) влияние этой романтической традиции как-то не прослеживается… А потом, при нашей последней встрече, Наумовы с восторгом рассказывали о твоем исполнении «Гольдберг-вариаций». Это было уже после твоего возвращения на сцену. Теперь ты все играешь по уртексту? Можно ли расценить твою интерпретацию, например, Гольдберг-вариаций, и, впоследствии, всех ноктюрнов Шопена, как результат того мистического озарения, которое ты пережил тогда в самолете? Ответь на последний вопрос подробно, мы же никуда не спешим…

И еще. Ты редко играешь транскрипции и парафразы («Кампанелла» Паганини-Листа все-таки исключение, а не правило). Тем не менее, ты сам обработал весь первый том ХТК для фортепиано с хором. И еще, о проекте ВВС «ХТК в массы»: ты всерьез хочешь продолжать этим заниматься? Оба эти вопроса имеют непосредственное отношение к твоим мистическим переживаниям.

АГ: Должен тебе сказать, что я не работаю с агентами с 1987 года, когда я ушёл от IMG после полутора лет работы с ними, как с генеральными агентами, представляющими меня World Wide.

Так что всю сознательную жизнь я работаю без агентов. Только кооперируюсь для некоторых проектов с приятными мне людьми, всё остальное, что я делаю – это плод моих хороших отношений со многими локальными промоутерами, честными журналистами и честными любителями музыки, которые стоят иногда на важных позициях в мире музыкальных залов и фестивалей, с которыми я напрямую составляю планы моих выступлений.

Войти в «обойму» так называемой концертирующей «элиты» я и не стремился. После возвращения на сцену с конца 2000 года, я, скорее, стал позиционировать себя как музыканта, если не противопоставляющего себя всему «концертному бизнесу», то существующего и действующего в своей собственной концертной реальности, в своём концертном мире. Это очень трудно, и я не раз опускал руки (мысленно), а на деле продолжал отчаянно бороться за своё место под солнцем, видя как «музбиз» изо всех сил делает вид, что меня не было и нет.

Я послал, правда, как ты говоришь «куда подальше», только звукозаписывающие компании, но и этого оказалось достаточным, что бы мне была объявлена тихая и гадкая война. С «распростёртыми объятиями», как ты совершенно справедливо замечаешь, меня никто не принимал, напротив – распространялось «мнение» (точно как в СССР), что человек этот «негодный», «неудобный», «неадекватный» и пр.

И что с ним дела иметь не надо.

И вот, благодаря моей фанатичной вере, работе и убедительным выступлениям, где каждый концерт, сыгранный мной так или иначе превращался в сенсацию, благодаря тому, что я не отменил ни одного концерта за 9 лет – мне стали верить и в меня стали верить.

Главный козырь агентов – ненадёжность Гаврилова – был выбит из рук активных недоброжелателей.

На сегодняшний день я вернулся на все важнейшие площадки мира и в феврале закрываю последнее «белое пятно» и самый консервативный подиум на этом фронте – золотой зал венской филармонии (Musikverein), да целых 4 дня подряд, чего не бывало даже в мои «лучшие» годы «карьеры» в «музбизе»!

Слава Богу, что у нас есть публика и она говорит последнее и решающее слово, и её вердикт последний и обжалованию не подлежит! На это я рассчитывал и оказался прав, что сделал ставку на людей, как бы «революционно» это не звучало. В момент, когда многие ведущие артисты «музбиза» сталкиваются с полупустыми залами, я даже не пользуюсь рекламой, просто маленькое объявление и все залы вокруг нашей маленькой планеты раскупаются в считанные часы, редко дни. Главные залы мира, как театр Colon в Буэнос-Айресе, приглашают меня на свои инаугурации после долгого закрытия на реставрационные работы, и приглашают по электронной почте, минуя вездесущих агентов, это большая победа, которая далась нелегко.

Я никогда не проходил ни одного произведения Баха с Л.Н. Наумовым, равно как и Моцарта и многих других композиторов.

Должен сказать, что довольно скоро после конкурса Чайковского я стал тяготиться музыкальной зависимостью от моего любимого педагога.

Приходило время уходить и самому работать мозгами. Начиная с 1979 года, я перестал брать уроки у Льва Николаевича.

Это был очень тяжёлый период для нас обоих, Лев Николаевич переживал и считал, что я не готов расти, развиваться самостоятельно, с моей стороны было твёрдое решение больше не пользоваться «подсказками» и растить своё мироощущение, каким бы убогим оно поначалу ни было. Кроме того, мне становилось тесно в рамках чужого, хоть и богатого, но чужого мироощущения. Став жить в Европе, мне стало неловко со Львом Николаевичем, особенно в западной музыкальной литературе, которую я слышал уже совершенно по-другому, чем он. Мне стало очевидно, что он «слишком Русский», особенно для барокко и классики, для литературы, требующей безукоризненного знания Европы, которой он совсем не знал, да и не стремился к этому, а интуиция и самая богатая фантазия не заменяет знания, оно необходимо!

Я не мог позволить себе этого не замечать и не делать выводов. Лев Николаевич был гениальный национальный музыкант и Русский до кончиков ногтей.

Последовал болезненный разрыв между нами и лишь в середине 1980-х Лев Николаевич стал серьёзно оценивать мои работы, которые я ему показывал – реже в виде концертов, чаще в виде записей. Мы восстановили отношения на другом уровне и оба были очень счастливы, что у нас хватило моральных сил и желания это сделать! Мы стали друзьями-музыкантами, говорящими друг с другом на общем языке без подспудного ощущения учитель-ученик.

Что касается нотного материала, я всегда пользовался только уртекстами, и лишь одного издательского дома, которому я доверяю более других – это немецкий Henle Verlag.

Говоря о мистическом озарении, я хочу подчеркнуть, что получив таким образом огромный материал и «руководство к действиям», я столкнулся с техническими трудностями, прежде всего в средствах выразительности.

Моя запись Гольдберг вариаций была сделана задолго до этого случая, в 1992 году. Она никак не принадлежит к открытиям, которые мне были «спущены» сверху.

Теперь на концертах, когда я играю эти вариации – они всё ближе к тому, что мне открылось, то же и с ноктюрнами.

Но, как я уже сказал, воплощение мне открытого, требует совершенно другой техники, чем та, которой нас учили.

Каждый композитор, более того, почти каждое его произведение требует иной техники, чем другое произведение того же композитора.

Из-за этих проблем мне на лету приходится менять технику исполнительства, что порой даёт технические огрехи, пока новый технический приём не становится органичным.

Я не хочу вдаваться в подробности – это тема уже исключительно для специалистов, но маленький пример приведу.

Например, всем нам известный приём „glissando“ мы играем по листовской технике – ногтями.

А это годится только для орнаментальных пассажей, не несущих выразительной нагрузки. Тогда как в импрессионизме, у Равеля, Дебюсси, даже у Шопена есть огромное количество glissando, где должна быть проинтонирована каждая нота.

Как? Только внутренней стороной пальцев. Трудно, почти невозможно, больно наконец! Но когда я овладел этим приёмом – «Ундина» Равеля, к примеру, стала вся трепетать красками и стала пугающе живой. Вот такие дела. И так в каждом почти произведении и у каждого композитора. Техника исходит исключительно из музыкальной задачи! Композиторы, слыша свою музыку об этом, естественно, и не думали, а вот то, что мы, исполнители, об этом 200 лет не думали и не работали над этим – это непростительная лень и инерция, если не сказать тупость и косность!

Теперь насчёт ХТК с хором. Это тоже имеет отношение к «контакту», но лишь к первым шагам после него. Мне надо было прослушать с голосами всю ткань произведений, иначе трудно было решить ряд проблем, вставших передо мной, таких, как идентификация корней той или иной музыкальной мысли, протяжённость и тембр звука, легитимность самой идеи вокального происхождения фуг и многого другого. Без этого опыта я не мог двигаться дальше.

Что касается поп-Баха, то это было, как я уже рассказал, моим первым шагом после долгого молчания и желания-готовности умереть, но было ещё два года до моего «контакта» с культурным слоем, существующим по мнению многих философов – от Друскина до Флоренского – над нашей биосферой. По их словам оттуда-то и берутся все гениальные произведения нашими земными гениями. Серьёзнейшие философы разных направлений уверены в существовании такого слоя над нашей планетой, где расположено в той или иной форме культурное богатство человечества и его культурные достижения. У меня нет оснований не верить таким серьёзнейшим и умнейшим людям нашей планеты. Вот оттуда, мне кажется, я свои знания и получил, пробуравив пространство своим многолетним душевным криком о жажде этого знания. Но надо ещё и успеть им распорядиться, а это очень сложно.

Поп-Баха я, конечно, продолжать не буду, тем более, что проект был сорван самой BBC. После записи «моих» 12 прелюдий и фуг из первого тома в поп замысле, BBC перевело проект в обычное, привычно-классическое русло, видимо посчитав, что их проект слишком экстравагантен. Далее были подключены ещё 3 пианиста, которые записали недостающие прелюдии и фуги, а мой поп-вариант остался ни к селу, ни к городу, но для меня это тоже было частью постижения музыкального исполнительства со смещённой точки зрения, с которой, не будь этого проекта, я никогда не взглянул бы на ХТК.

ГН: Наумовы говорили о твоих «Гольдбергах» намного позже, когда приезжали сюда на конкурс Рубинштейна, это было уже после твоего возвращения на сцену… Следующий вопрос. Когда ты впервые играл в московском БЗК все ноктюрны Шопена, концерт спонсировал «Фонд Горбачева». Пусть этот реситаль был благотворительным, но неужели только из-за этого руководство БЗК (или филармонии, или Госконцерта, если он еще существует, я не в курсе) не могло дать тебе эту «площадку»? И еще. Горбачев – действительно твой друг? Он же по натуре политик. А политика – это в первую очередь кровь и грязь. Да и в музыке он, насколько я понял, мало разбирается. Чего стоит, например, его историческая фраза: «Гаврилов не исполняет, он интерпретирует»… А для тебя Горбачев остается «романтическим героем». Конечно, я понимаю, он многое сделал для тебя лично. Наверное, и для распада СССР, и для свободного выезда, разумеется. Но все же, как-то не вяжется Михаил Сергеевич с твоим обликом. С обликом музыканта, общавшегося с Наумовыми, Рихтером, работающего с музыкантами самого высокого уровня, с музыкальной звездой мирового масштаба. Я, грешным делом, даже заголовок для этого интервью придумал: «Тайна Андрея Гаврилова». Хотя звучит немного пошло… Расскажи, что ты сочтешь нужным, по поводу Горбачева.

АГ: Да, дорогой Гаррик, Наумовы были на концерте в Москве в БЗК в 2000 году, когда я почти при полупустом зале играл Гольдберг вариации (я не объявлял концерта, играл бесплатно и первый раз приехав в Москву, попросил у B.E. Захарова – директора БЗК – зал и он мне его тут же и дал), мою запись они в то время ещё не знали. Но до этого Лев Николаевич ознакомился в конце 1980-х с концертами Баха (Академи С – Мартин с Маринером), с этюдами Шопена, от которых был в восторге.

С Французскими сюитами, Экспромтами Шуберта, Карнавалами Шумана, циклом концертов Рахманинова с Мути и Филадельфийским оркестром, Скрябиным, который выиграл все призы звукозаписи, и многим другим и с открытым сердцем благословил меня на самостоятельные подвиги, дав «добро» в отношении моего собственного творчества, в которое он уже и не хотел вмешиваться как учитель и многое себе брал на заметку по его собственным мне признаниям.

А я и готовил этот проект как подарок Михаилу Сергеевичу с 20-летием перестройки. До этого мы отметили в Люцерне это событие в нашем знаменитом зале культурного центра со всеми концертами Баха, в Турине, в Лондоне и во многих других городах. Поэтому никто, кроме меня и М.С. Горбачёва к концерту отношения не имел и не имел даже права влезать в наше дело.

А деньги пошли на госпитали для детей, больных раком крови, которые Михаил Сергеевич строил в Питере. Сейчас эти больницы сданы в эксплуатацию, и я каждый год принимаю участие в сборе денег вместе с М.С.Г. в Лондоне, и каждый год все лучшие люди Англии собирают не менее 2-х, 2-5 миллионов фунтов на аппаратуру и лекарства.

Мне нечего рассказывать о Горбачёве, кроме того, что он самый духовно чистый Русский человек, которого я знаю. Высоты его морали хватит на всех жителей России.

Друг ли он мне? Нет, он более чем друг, он заменил мне Отца.

Он для меня не «романтический герой», он для меня человек, который самолично закончил Вторую мировую войну вопреки всему миру. Никто этого не хотел, все на этом собирались греть руки до скончания времён, он ОДИН СДЕЛАЛ ЭТО.

Когда он сказал Тэтчер, что не против объединения Германии, она чуть со стула не упала. Запад далеко отставал в «гуманизме» от этого человека.

Россия слишком цинична, грязна, завистлива, неумна во всех слоях своего народа, чтобы оценить по достоинству М.С.Г.

То, что говорит крестьянин М.С. Горбачёв надо слушать не в семантических оборотах, а в сердечных суб-и-обертонах.

Более красивого сердца и души я не видел.

Рихтер, Наумов и многие другие не могут и близко стоять по сердечному богатству рядом с бывшим комбайнёром из Ставрополя.

Как же близорука и погана наша т. н. интеллигенция, выпячивая губу на этого благородного простого крестьянина.

Мининым они восхищаются теперь, или наоборот прыскают в кулак, ни хрена не делая для страны. А над человеком, который дал свободу рабам (не стоившим, и по сю пору не стоющих того), потерял жену, которую любил «как дай Вам Бог любимой быть другим», глумятся. Раиса сгорела от ужаса перед чернотой души огромной части своего народа. Над Человеком, свернувшим хребет большевицким упырям, которых сил не хватило добить, потому что интеллигенция хмыкала из-за его дислексии, акцента и происхождения и всё проморгала, как всегда, в гордом величии… Да что там говорить! Клюнули все на пропаганду подлецов и «паханов», не разобрались даже в том, что так огромно, что и слепому видно. Позор большой на всю Россию, которая ни черта, как всегда, не поняла, когда требовалось.

А поймёт – будет ещё долго в рабстве смердеть.

Когда Ты, и вся страна поймёт, что сделал этот человек для мира – это будет серьёзный шаг вперёд в развитии России.

ГН: Лично мне «поздно пить «Боржоми»… Жизнь вообще страшно короткая штука. Израиль мне бесплатно гражданство дал, а Россия – отобрала. Причем, еще и за деньги. Да и кто там сейчас у власти? Вроде бы сплошные чекисты плюс бандиты… Вот, кстати о бандитах: ты в интервью часто говорил о музыкальной мафии. Расскажи о ней мне и читателям, приведи примеры. У меня растут дети, сын уже ни о чем кроме музыки не думает, участвует в различных конкурсах. Мне это не нравится, а он возражает: «Где же без конкурсов я буду играть? Дома?» Получается действительно какой-то замкнутый круг.

Кстати, с удивлением узнал, что и у тебя растет сын. Он музыке не учится? И вообще, ты когда-нибудь где-нибудь преподавал? Ну, может, на каких-либо мастер-классах?

АГ: Жизнь неприлично коротка, это правда, даже улыбку вызывает. Но я никогда не поверю, что со смертью всё кончается.

Израиль молодец, и всегда был молодцом, а Россия всегда была дурой, а стала бандиткой и дурой.

Да, там те бандиты, которые состоят из советских паханов и комсомольских мамок, бандитов и чиновников, которые саботировали Горби с начала перестройки.

Им честно жить не улыбалось, к чему стремился наш великий крестьянин, и они были не на шутку напуганы. Так что ты не много потерял. Да и себя сохранил и детей.

Музыкальная мафия? Есть такое образование, да поимённо всех называть выйдет список слишком длинный!

Я думаю, нашему читателю нетрудно будет понять, что если появился «музбизнес», то он, как и всякий бизнес, отстаивает уже не «божественную красоту искусства», а свои интересы. Это азбука бизнеса, не так ли? Это функционирует приблизительно так: агент А приезжает к агенту B и говорит – ты того артиста возьми, а того не бери, а то я тебе никогда не дам дирижёра C и оркестр Х, которые всегда являются притягательной силой для аншлагов, да и вложили мы в них столько, что ты из агентов вылетишь, если меня не будешь слушать.

То же и с педагогами – 1-ю премию получит на том-то конкурсе ученик А педагога Х, далее ученик B педагога Y и т. д. И договариваются и крутятся по всему свету на съезды (у них регулярные съезды, как у партийных), что б кто чужой не просочился в их структуры.

Так это дрянь стала открыто себя вести уже с конца 1970-х. Деньги там вращаются большие и они способны на любое действие по защите своих интересов, убийств физических пока не было, но тихо убивать артистов, лишая их возможности выступать очень легко. Нет концертов – нет артиста. Этому они у КГБ научились. Я знаю десятки (!) великих артистов, которые за ряд «самовольных» решений были уничтожены как профессионалы. Да что там, если они навалятся всей своей мафиозной массой, то могут и большую звезду сломать. Способов и возможностей у них куча: от дискредитации человека в массах, так сказать, по всем параметрам – от человеческих качеств, до профнепригодности, до заговора «незамечания» мировой агентурой и многое другое.

ГН: Ага, это знакомо…

АГ: А на вопрос сына во-первых приведи пример Кисина, который не играл ни на одном конкурсе, а гармонично расширял аудиторию от домашних концертов, до всё более и более заметных. Это потом он угодил в лапы «музбиза», который как паук высосал все соки из молодого человека, прекратившего духовное и умственное развитие.

Ну а на конкурс хочет, пусть готовит полные карманы денег со многими десятками тысяч. Выбирает педагога из членов мафии, распределяющей собачьи медальки и вперёд!

Хотя всё равно трудно конкурировать с детьми Самсунгов, Топот, Ямах, Сони, Дэу и многих других азиатских миллиардеров, которым этот «вид спорта» сейчас очень понравился, он даёт этим семьям недостающий «культурный» престиж.

Мой сынишка играет на скрипке, на рояле, дирижирует, но всё это только для общего развития.

Учится в обычной швейцарской школе. Благодаря интернациональности нашей семьи он к семи годам владеет четырьмя языками – мамa японка, так что японский, русский, немецкий и английский его родные языки. Я считаю, что с таким богатством он уже не пропадёт.

А нервно больным я его делать не хочу, потому и не фокусирую его внимание на музыке, а кто идёт в профессиональную музыку в современных условиях, обречён на ту, или иную форму психопатии.

Преподавать я очень люблю. Но вот вся история моего преподавания – Международные мастер-классы в Германии, показательный класс в Москве, в консерватории, когда я был там во время одного из первых визитов после возвращения на сцену. Два раза в Люцерне – международный класс в рамках фестиваля, в Алма-Ате во время гастролей и в Екатеринбурге сейчас, в октябре во время текущего российского турне, в котором я буду до конца декабря.

Это всё, на что я смог выкроить время, остальное отдано инструменту, который является частью меня и частью важнейшей, так как с его помощью я познаю мир.

ГН: Я тут последовал твоему совету, набрал в Search твою фамилию, просмотрел статьи и интервью (как о тебе, так и против тебя). Пианист Петров, конечно, как всегда отличился. У меня создалось впечатление, что в основном он завидует размеру твоего бассейна. Скажи, а после твоего перерыва в концертной деятельности тебя никогда не мучило чувство собственной неполноценности? Были ли концерты, после которых ты испытывал чувство «глубокого неудовлетворения»? (Я не говорю о тех концертах, которые ты играл больным). Есть ли у тебя эта постоянная неудовлетворенность собой? Я вспоминаю моего отца (я вообще живу больше прошлым, чем будущим). Он часто говорил, что неудовлетворенность собой – неотъемлемая часть музыкального прогресса. Вспомни высказывания Софроницкого, который тоже постоянно искал, мучился, временами после собственных концертов говорил «ужасно!» Да и мой дед тоже себя иной раз так критиковал, что лучше бы мы этого не читали…

Как по-твоему, это – чисто русское явление? Недавно я прочел отрывки из интервью Володи Крайнева, одну из своих записей с Китаенко он называет «без преувеличения гениальной». Честно говоря, я был немного шокирован…

АГ: Ну, Петров просто больной человек. Даже нечего и обсуждать. С бассейном он очень смешно отреагировал, истолковав отравленным желчью туповатым мозгом, что я говорил о 500-x погонных метрах! (Это после самоиронического упоминания мною в одной из газет, о том, что имел глупость при первых больших деньгах построить восстановительный подземный этаж в 500 кв. метров куда входили бассейн, фитнес, бар на 25 человек и сауна на 10). Действительно, зависть перешла в болезнь. Но ведь он теперь русский патриот и нас, проживающих вне России, казнить советует за предательство и измену Родине. Вот уж у кого неполноценность прёт из всех пор его свиноподобной туши!

Чувство неполноценности, на мой взгляд, явление глубоко душевное, связанное с духовной пустотой или завистью, или с какой-то внутренней ущербностью, злобой.

Я никогда не испытывал чувства зависти, всегда радуюсь успехам других, и если вижу превосходящие мою фантазию идеи, сразу стараюсь подтягиваться.

Злобы и ненависти тоже не знаю, не испытывал.

Что касается моей внутренней жизни, то она всегда настолько была и есть интенсивна, что я порой впадаю в сомнамбулическое состояние, ступор от концентрации взгляда внутрь, от безумного бега мысли, который меня иной раз заставляет замереть посреди улицы, или вообще забыть, где я нахожусь.

С некоторым стыдом признаюсь, что мне иногда кажется, что кроме меня вообще нет никого на свете, я просто никого не вижу и не слышу от всматривания в глубину собственной души. И эта постоянная внутренняя сверхинтенсивная работа меня всегда делала и делает самым счастливым человеком на земле. Это не эгоцентричность, не эгоизм, не самовлюблённость (упаси Бог), но адская работа по отсеканию всяких наростов, кист и полипов с души, оттачиванию мыслей, чувств. Если ежесекундно не делать этой работы, то ты сразу откатываешься назад, и потом дважды по усилиям и времени заплатишь за подобную лень или слабость. Я часто к вечеру издаю усталый вздох и проговариваю – сегодня раз 5 талант терял. Это несчастные дни, когда уходит духовная полнота, бывает… Тяжело.

Нет, никогда чувство неполноценности не посещало мою душу! Слабости – да! Неоднократно.

Думаю, что если бы мне, не дай Бог, оторвало все конечности, то и тут я бы не испытал этого чувства, благодаря внутренней полноте моего душевного мира. То есть мне всегда с собой интересно, я целый, особенно когда один, а когда не один, мне это мешает, мешает моей цельности, ну это, наверное, у многих. Так вот это ощущение цельности надо оберегать. Его очень легко потерять и трудно найти. Тогда для неполноценности нет места.

А вот чувство глубокого неудовлетворения я чувствую не после неудачных концертов, а постоянно. Это мой бич, который гонит меня работать каждой клеткой, каждым атомом моего «состава», по выражения Николая Васильевича. Я думаю, что твой Папа был абсолютно, азбучно прав, но ведь это касается всего и всех, а не только музыки и музыкантов. Почувствовал удовлетворение – подавай в отставку, потому что или стал дураком, либо стал Богом. Так как второе маловероятно, то лучше идти на пенсию в состоянии «глубокого удовлетворения».

После концертов «ужасно» я не говорю, так же как и «прекрасно», потому что идеал недостижим, и быть в восторге от пары удачно сыгранных нот или даже пьес, не веская причина...

Человек слаб, слаб и беспомощен физически, его сила в вере, духе и уже менее в интеллекте. Физически мы ни при каких обстоятельствах не можем достигнуть перфекции, а «идеальная игра» на инструменте требует «идеального» же, богоподобного тела. Это можно забыть и относиться к концертам, например, как я отношусь – получаю наслаждение от общения и единения с людьми посредством прекрасного. Этого уже достаточно, что бы всегда, до, на и после концертов быть счастливым, а мелочи вроде технических огрехов или какого-нибудь ляпа, да чёрт с ними, если уровень серьёзный, то они не очень-то и мешают общему впечатлению, а вот когда душа «замерзает», то лучше на сцену не выходить. Без огромной любви в душе на сцену ни шагу! И тогда всё будет не так уж и плохо.

Ну и в конце затянувшегося пассажа повторю за Розановым о «величественных» людях – «величественные бывают только шарлатаны» говаривал он, я тоже это заметил за свою жизнь, умный человек величественным быть себе не позволит, и ещё: «человек достоин только жалости» – это к вопросу о всяких панегириках, юбилеях, торжествах, премиях, наградах по поводу достижений индивидуума, речах на могилах и золочёных памятников. Да, жалости, и после смерти холмика земли и деревянного креста на могиле. Вот и всё.

Насчет Володиного «гениально», я думаю это инерция ЦМШ, там ведь менее чем «гениально» никто не играл, так что близко к сердцу такое ребячество можно не принимать.

ГН: Следующий вопрос. Ты напомнил имя Мюнг Ван Чунга, я сразу же вспомнил его запись второго концерта Сен-Санса и cis-moll’ного (ор. 25) этюда Шопена. Действительно, тогда он был очень многообещающим музыкантом. Приятно узнать, что он стал хорошим дирижером. А кого из ныне выступающих музыкантов ты мог бы выделить? С кем тебе приятно работать?

АГ: Мне приятно работать со всеми, кто любит своё дело и честно к нему относится. Тогда даже при скромных возможностях можно добиться солидного результата, нежели чем работая с «величественным шарлатаном», «звездой», довольною собой, которых, к несчастью в достатке во всех профессиях.

Поэтому выделять никого не хочу. Для меня все, кто относится честно к делу, бескорыстно готов ему служить и понимает где его место перед Гениальным Искусством и Богом равны. A гениальная музыка является одним из самых прекрасных чудес в нашей жизни и, вполне вероятно, божественным проявлением!

ГН: Знаешь, иногда полезно жить воспоминаниями. Особенно, если их можно соотнести с нынешними реалиями. Да и с будущим. Вот я вспоминаю конец 1970 годов. Ты тогда впервые сыграл 24 этюда Шопена в БЗК. А в первом отделении – 4 экспромта Шуберта ор. 90. Я был на этом концерте вместе с отцом. После концерта, уже в машине, он долго молчал, а потом спросил: «Ну, и как тебе?» И сам же ответил: «Здорово играет!» (Кстати, он редко кого хвалил). Этюды действительно были «здорово», а вот экспромты меня как-то не вдохновили… Сейчас ты снова их играешь. Тебе не приходила в голову мысль сыграть шубертовские сонаты? И после долгого общения с Рихтером, да и просто – донести эти сокровища до людей? Вот, кстати, и еще один вопрос: ты можешь мне внятно объяснить, почему многие музыканты (не говоря уж о дилетантах) не любят Шуберта? На каком, собственно, основании? Понимаешь, я об этом всю жизнь думаю. Ведь это такой нескончаемый кладезь всего человеческого

АГ: Мне необыкновенно приятно то, что сказал твой Отец. Он был удивительно красивый человек во всех отношениях и даже спустя такое долгое время слышать его комплимент очень и очень приятно (а я всех вижу живыми, для меня люди не умирают, которые живут во мне). Вот и С.Г. я вижу курящим на лестничной площадке консерваторской лестницы, где покуриваю и я (я тогда курил). Он стоит, поглядывая на меня, красив как бог и что-то мне говорит, незначительное, но с оттенком уважения – а я не знаю, куда деваться от стыда, что он со мной разговаривает. Меня тогда на всю жизнь поразила его хрупкость – физическая и духовная. Красота и хрупкость. Стеснялся я ужасно, но встречаясь с ним, всегда испытывал волнение, и волнение очень тёплое.. Конечно то, что он сказал, было большим авансом, может быть слишком большим...

В отношении Шуберта я скажу тебе очень крамольную мысль, связанную с твоим вопросом. Позволь тебя процитировать: «Ведь это такой нескончаемый кладезь всего человеческого…» – потому и не играют!

Должен сказать, заранее зная, какой поток осуждения вызовет моё высказывание, но среди людей искусства, особенно музыкантов – очень мало людей, обладающих положительными человеческими качествами. Их очень портит «профессия».

Им трудно, почти невозможно играть Шуберта в силу духовной мелкости и отсутствия душевной чистоты. Вот и всё.

Что касается меня, то мне хочется ещё попользоваться физическими возможностями и поиграть побольше энергетической музыки. Ведь лишь концерт Равеля для левой руки требует прямо-таки боксёрской мощи! Я рассчитываю ещё немного пожить (может быть и напрасно). A вот закат жизни очень хочу посвятить Шуберту, который не требует больших физических нагрузок.

Общение с Рихтером никак не провоцирует это желание. Скорей после очень близкого общения с Рихтером вообще потеряешь вкус к искусству, потому что человек уж очень мизерный был. А некоторые произведения Шуберта у него отлично получались от великой тоски по уходу с планеты, которую СТР очень любил и ни в какое бессмертие не верил. Тут лежит ключ его Шуберта – прощание с живым миром, где не будет больше его – гениального Славочки Рихтера с его сознанием, дарованием и МУЗЫКОЙ! B его теле, которое он тоже так любил! Он безумно наслаждался жизнью во всех проявлениях, физически любил её, и прощание с ней было для него непереносимо. Но тот Шуберт, который требует великого тепла и всеобъемлющей любви, у него никогда бы не вышел, так же как Шопен, которого он ни одной ноты не смог сыграть адекватно, на мой взгляд, хотя это был его любимый композитор. Он редко говорил о любви к Шопену, потому что хорошо понимал, что играть его он не может, но не удерживался и много играл…

ГН: Но ведь было же что-то, что заставило тебя, пусть совсем молодого (18 лет!), но уже вполне сложившегося музыканта, заявить «Рихтер – мой идеал». (Когда я был в этом возрасте, моим «идеалом» он просто не мог стать, в первую очередь, именно из-за Шопена. Наоборот, он мне активно не нравился. И я мог конкретно объяснить, почему.) А ведь ты был не один. Рихтер являлся идеалом почти для всех! И для Наумовых, и для отца, а вспомни, что и сколько писал о нем дед… Так чем обусловлены все эти восторги? И ведь было же, чем восторгаться! Иначе – вы все что, под гипнозом находились?

АГ: Это интереснейший вопрос. Отвечая на него трудно не задеть самолюбия многих и многих. Для меня совершенно ясно, почему так было, и у многих недоразвитых граждан остаётся до сих пор именно гипнотическое состояние, вместо открытого взгляда.

В исторический момент всеобщего мирового тоталитаризма – а это весь ХХ век, век Рихтера (1914-1997), сознательно пишу 1914-й потому что С.Т. однажды мне выдал признание, что его зарегистрировали годом позже:)

Так вот в этом веке, особенно в его первой трети, произошла полная кастрация свободного духа, не только в России и Германии, но повсюду на земле.

Последствия это ужаса по-прежнему сильно заметны и остаются не только в России, (там в большей степени), но и во всём мире.

Рихтер же, обладая немыслимо сильным характером, в отношении сохранения от внешних сил своего внутреннего мира, и будучи очень слабохарактерным в обыденной жизни, был одним из, буквально, нескольких единиц, не только в музыке, но и в науке, и во всей мировой культуре, сохранивших в неприкосновенности внутреннюю свободу и могучую силу духа.

Это было настолько очевидно всем даже на подсознательном уровне, что потянуло, как волшебная дудка «крысолова», уводящего детей на потопление в море (из известной сказки), особенно со временем, когда наступило брежневское удушье после сталинского мордования, приводившего страну в идиотический энтузиазм.

Как раз в этот момент истории, с начала 1970-х, он становится единоличным «властителем дум» любителей музыки в СССР и многих европейских странах.

(Был момент потери интереса к нему огромных масс слушателей в СССР во время эйфории от Клайберна c 1958-гo и почти до конца 1960-х, где советские граждане почувствовали другую свободу, не скованную жестокой волей, не ограниченно-суровую, а просто свободу от рождения, естественную, как дыхание, а главное – яркое солнечное тепло, которое растопило всех и вся!).

Но Клайберн, заморозившись в детстве, как Майкл Джексон, относительно быстро проиграл эту маленькую во времени дуэль. Рихтер неоднократно высказывал мне свою болезненную досаду, что ему пришлось сражаться с Клайберном за умы и сердца людей в CCCP. Это его возмущало до самой смерти, настолько он был ранен взорвавшейся дикой, лавинообразной любовью русских к техасскому парню!

Он не находил этому объяснения, часто бормотав сквозь зубы под нос в сильнейшей гневливой досаде, когда мы с ним говорили на эту тему – «и ччево они в нём нашлии, ччево он им дался??!!!»

Для всего мира свобода духа и совести важнее всего на свете во все времена.

Потому что во многом здесь лежит тайна метафизической «правды», которую ищут все народы и каждый человек в отдельности. Отсюда, кстати, и феномен Высоцкого в России. Вот эта свобода, плюс великая энергетическая сила, которой обладал СТР, сломала все преграды, поразив надолго рабское сознание сотен тысяч людей на земле и привлекала к СТР таких же одиночек из разных сфер деятельности человека – как Капица, Ландау, Лихачёв, Пикассо и других свободных духом особых людей, особого закала.

И твой великий, тоже внутренне, да и внешне абсолютно свободный Дед (за что до сих пор ненавидим некоторыми рабами) не мог не быть очарованным таким явлением свободы и воли в самый душный период существования человечества!

Рабы-то, представляешь, как ему надоели? И Гилельс был раб, да ещё и обласканный Паханом. И винить его, как и миллионы людей в СССР нельзя, так как большевики за 3-4 года террора забили насмерть всё свободное, что уж говорить о годах 1930-1940-х. К тому времени всё население без исключения стало стадом послушных животных… И вдруг как озарение – явление молодого ОЗИРИСА!

ГН: Вот мы говорим о Рихтере (вернее, я спрашиваю, ты отвечаешь), и все это кажется настолько противоречивым, что сразу в голову не укладывается. Может, все дело во времени, и ты начал общаться с Рихтером, когда он уже постарел, или начал стареть, и в нем проявились те черты, которых раньше не было? Или они были не видны, не настолько бросались в глаза?

АГ: Черты, о которых я говорю, были всегда, с самой ранней юности, с отрочества, скорее они к закату ослабевали, как все другие чувства остывают к старости, когда видна могила.

Но это был один из самых скрытных людей всех времён, наученный всей жизнью – от шпиона-отчима, симулирующего туберкулёз кости в течение 20 лет, от ужаса перед разоблачением, на глазах у ребёнка Рихтера, до сталинского холокоста!

Рихтер дважды вынимал своего отчима из петли в минуты смертной тоски «мнимого» больного-шпиона, вызванной мыслью, что даже в «лучшем случае для него», ему придётся пролежать в постели всю жизнь! А он был отменно здоровым и сильным человеком, спортсменом-любителем, прекрасным теннисистом и очень подвижным. Рихтер постоянно потом жалел, что дважды спасал отчима от смерти, так как тот человек оказался в скором времени прямой причиной убийства отца СТР.

Далее было долгое бегство по «немецкой линии» – до смерти Сталина, сохранение себя от «разоблачений» и «чисток», дважды чудесное спасение от ареста и многое чудовищное другое, о чём даже люди и вспоминать не хотят. Hе следует забывать и сексуальную ориентацию СТР, за которую в CCCP полагалась вечная тюрьма.

Всё это выпестовало характер скрытный, как у серийного убийцы, одело маску «блаженного артиста», «живущего на небесах» и тому подобные атрибуты «отрешённости от грешного мира», и до конца жизни поселило биллионы негативных чувств в окаменевшем сердце в отношении всей цивилизации и практически всех людей, живущих на планете. Рихтер осуществил громадную личную победу, сокрушив и повергнув к своим стопам агрессивнейшее рабское государство с таким же населением. Победа же далась ценой души. Античная драма!

ГН: Еще один вопрос, который нельзя не задать. Как ты думаешь, почему рядом с именем Рихтера практически всегда ставится имя Гилельса? И наоборот? Это что – массовый психоз? Причем, если превозносится один, то обязательно надо принизить другого. Или это обычная «заказуха»? А может, промытые неизвестно кем мозги?

АГ: Это просто столкновение двух групп рабов, которое иначе выражаться не может.

Никакого особого психоза здесь нет, но есть отражение в миниатюре психического сдвига всей России, смертельно изувеченной палачами за 90 лет, плюс очень провинциальные, по сей день, культурные воззрения, из-за вечной оторванности от мира. Ну и главное – это абсолютно рабская, звериная нетерпимость и неспособность принимать и понимать полифонию и контрапункт человеческой жизни, если пользоваться музыкальной терминологией. А проще – рабская тупость и однобокое, тёмное первобытное мышление, в котором диалектика и бесконечность точек зрений никак не может существовать. Это касается всей современной России во всех областях и слоях населения с его первобытным мышлением!

ГН: Ты не обращал внимания на интересный факт: большинство нынешних сторонников Гилельса (и, заодно, противников Рихтера) шарахаются от тебя, как от чумы? Хотя, казалось бы, должны были хотеть привлечь в «свой лагерь». Они же мыслят только категориями «лагерей» и «станов»: «свой-чужой», исключения крайне редки…

АГ: Всем отлично ясно, что я не могу ни по каким параметрам быть в «лагерях». Ни в чьих лагерях, поскольку человек я свободный и каждой нотой и словом это подтверждаю, а рабы свободных ненавидят от рождения. Мне оба «лагеря» одинаково омерзительны.

Первый – агрессивной зависимостью от наличия «вождя», или лучше «идола», (поскольку язычники), накидывающийся c лаем на каждого, кто «вождя» потревожит, т. е. агрессивной рабской натурой, второй – непониманием значения культуры и искусства в целом и, в частности, абсолютным непониманием назначения и значения музыки, потому что от рождения и до смерти, из поколения в поколение являются потомственными ремесленниками.

ГН: Вот совсем другой вопрос, более актуальный, что ли: недавно ученые подсчитали, что ответственно подготовленная проповедь среднестатистического пастора (не считая самого трудного времени ее произнесения) равна 15 часам напряженной физической работы. Что уж говорить о сольном концерте пианиста, если он проходит честно, без дураков… А ведь такие концерты мы даем довольно часто. Иногда по два раза в день. Даже я, а уж ты-то тем более. Постоянно жить в таком ритме – самоубийство. Как ты снимаешь стресс после такого количества выступлений? Есть ли у тебя какие-нибудь «рецепты», которыми ты мог бы поделиться?

АГ: Рецептами делиться не поможет, это ведь так индивидуально! Расскажу, как это делал СТР. У Рихтера это были моменты полной неподвижности и апатии (до двух-трёх месяцев), когда все чувства отключались, и он впадал почти в летаргию – это была 1-я главнейшая часть сброса накопившегося стресса. 2-я замечательная привычка, которая давала ему возможность войти в физическую форму после летаргических периодов – это были пешие прогулки до 30 км в день. Обычно он ходил по Подмосковью или обходил за раз всю Москву. Но и повсюду, где бы он ни был, это было его замечательно полезное и спасительное хобби. Потом он начинал безостановочно трудиться, до следующего периода летаргии.

Я, к сожалению, не могу похвастаться таким здоровым и цикличным способом восстановления сил, но у меня замечательная семья, в которой я забываю обо всём. Смех, радость и любовь – постоянные спутники в нашем доме. Ну и природа очень хороша, где я совершаю каждодневные прогулки по лесам и полям, но не такие большие, как СТР. Кроме того у меня очень большая тяга к строительству, что я могу осуществлять в доме постоянно, и куча всевозможных увлечений – от готовки, до многих видов спорта.

Специального же цикла как у СТР у меня, к сожалению, нет, потому что именно постоянство и цикличность, регулярность разрядки напряжения гораздо эффективней, чем спорадические занятия различной физической активностью.

Кроме того, протяжённость восстановительных периодов, которыми располагал Рихтер, была возможна только в СССР, когда 3 месяца неподвижной «летаргии», сна почти без движения можно было себе позволить. Сейчас другое время и другие условия, когда мы таким временем располагать не можем.

ГН: Пианист Петров, конечно, вообще не стоит упоминания. Но за ним – море околомузыкального пролетариата, неспособного отличить позднего Листа от Скрябина. Он проспекулировал на том, что интересовало многих посетителей концертных залов: на твоих гонорарах. Естественно, это типично советская черта, да он, кажется, и не отрекается от своего советского прошлого. У меня возникает другой вопрос: ты абсолютно свободен? То есть, не секрет, что наша свобода все-таки ограничена рамками банковского счета. Ты мог бы сейчас, если вдруг, неожиданно, тебе бы пришла в голову мысль совсем забросить рояль, спокойно доживать свои дни без концертов, гастролей, гонораров, шумихи, поездок и полетов? Словом, жить только для себя и для семьи?

АГ: Здесь я позволю с тобой не согласиться. Свобода это всё-таки исключительно духовная категория. Независимость – да. Независимости от финансов у меня нет, так как я никогда об этом не заботился, будучи в этом отношении нерасчётливым русским человеком (см. историю с бассейном, на который я потратил 2 миллиона марок, и которым так и не пользовался после двух-трёх месяцев баловства).

Но относительная финансовая зависимость никак не является движущей силой моего образа жизни. Я уже делал 12 лет всё, что мне вздумается, бросив всё и всех, и это было только лишь для того, чтобы постичь искусство и обрести внутренний запас духовного богатства, которым я только хотел и хочу делиться. Это же самое великое счастье!

Я не представляю жизни помещика, удавился бы, ей Богу! Кроме того, моя семья настолько привержена музыке, что «не видит меня» вне моей работы и образа жизни. Так что, если бы я вздумал сделать такой «подарок» семье, я нанёс бы ужасный удар по нашему счастью.

ГН: Многие замечательные музыканты делали транскрипции вокальных, оркестровых, органных сочинений Баха (естественно, не только Баха) для фортепиано. Тебе никогда не приходила в голову эта мысль? Если нет, то почему? С твоими пианистическими и импровизационными данными кажется весьма странным. Ведь сделал же ты транскрипцию ХТК с хором (о которой мы уже говорили)?

АГ: Хм, a я не люблю транскрипций. Они все делаются «под себя» за редчайшим исключением. То есть Лист для себя, Годовский, или кто-нибудь ещё – короче для меня это игра, приятная и могущая доставить развлечение и мне и публике. Но передо мной лежит такой океан работы с оригинальными текстами, что, конечно, и сотой доли не успею. Как мы с тобой уже дуэтом заметили: «Жизнь неприлично коротка»…

ГН: Многие наши старые общие знакомые (например, тот же Крайнев, В. Виардо) уже давно создали конкурсы «имени себе». Кто в Харькове, кто в Штатах… А тебе не приходила в голову такая мысль? Ну, хотя бы с целью борьбы с музыкальной мафией?

АГ: Дорогой Гарри, у меня нет имени, которое было бы достойно конкурса. И, вероятно, не будет :)

ГН: Недавно ты сказал, что в России не умеют играть Прокофьева. А где умеют?

АГ: Я сказал, что в России не понимают Прокофьева. Играют плохо и в России, и не в России, плохо, потому что или стучат, или делают «из него Шопена с фальшивыми нотами» в лирике, не понимая как надо играть лирику Прокофьева. А главное – это непонимание содержания музыки, мыслей и характера композитора. Прокофьев очень меняется на протяжении жизни.

В начале пути это очень ясная неоклассическая музыка, замкнутая в форму новых гармонических сочетаний и без особо богатого и глубокого внутреннего мира. Ранний Прокофьев орнаментален, внешен, эффектен и нов своим характером, как нов, скажем, ранний Маяковский, хотя неизмеримо тоньше упомянутого поэта.

Средний период творчества – это поиски себя, активные и разнообразные.

А вот «советский» период, беру в кавычки, потому что здесь он обретает глубину и философичность весьма далёкую от советских реалий, в которых ему пришлось провести остаток жизни, из-за того, что Пахан сделал его своим заложником. Вот этого Прокофьева как-то все проглядели, почти все.

В такой его музыке только и успевай переключаться от чисто «церебрального» процесса, когда мы просто оказываемся в черепной коробке композитора и, становясь его «двойниками», наблюдаем процесс его мышления, зашифрованный в звуках, видим картины жизни его глазами, чувствуем его сердцем, видим зашифрованные послания и т. д.

Такого Прокофьева я ни у кого не слышал. Например, он ясно и четко говорит нам в конце разработки 1-й части 8-й сонаты – «это моя последняя соната, это моё завещание», и делает это настолько ясно, что только полная слепота пианистов и музыковедов, о которой я неоднократно говорил, делает такие послания не понятыми на многие годы. В 8-й сонате много посланий в будущее, где он записывает самые сокровенные тайны сердца.

До этого никто не докапывался, даже Рихтер, который Прокофьева понимал лучше других. Он только чувствовал, что музыка глубока, но чем она наполнена – не понимал. Он всегда играл, опираясь на интуицию, до конца своих дней, не понимая необходимость анализа, ненавидя его, и не обладая навыками анализировать, но его богатое воображение до поры, до времени было достаточным для многих, даже, казалось бы, пытливых слушателей.

У нас даже вспыхнула активная переписка по этому поводу, инициированная Рихтером, незадолго до его смерти, когда он услышал o моих «докапыванияx» до значения содержания позднего Прокофьева.

Это после того, как я записал на DGG сонаты и написал маленькое, ещё не очень зрелое эссе на тему каждой из записанных сонат в 1991 году.

ГН: Скоро начнутся юбилеи: Шопен, Шуман, Лист… Я никогда не слышал в твоем исполнении оригинального Листа, только «Кампанеллу». Давно ты играешь сонату h-moll? Нашел ли ты в ней что-нибудь совсем новое, какие-то «зашифрованные коды – послания», или придерживаешься традиционных образов (Фауст, Мефистофель, етс.)?

АГ: В период написания сонаты Лист был ещё в очень экстравертном состоянии своей души, это много позже, в старости он стал совсем другим и, по словам Зилоти, играл тихо, интровертно и его дух был наполнен мистически-отрешённым содержанием. Соната очень ясна, театральна (иногда не очень хорошо театральна, «понарошку», это исполнителю надо «исправлять»).

Она должна исполняться как театральное представление. Сонату я приготовил совсем недавно по просьбе города, где родился Лист, и где я буду впервые её играть на его фестивале в июле следующего года в зале, расположенном напротив дома, где родился композитор. Там нет прямых «цитат» из Гёте, нет «шифровок», которые бы прошли мимо глаз и ушей за 160 лет. Но есть большая, напряжённая экзистенциальная драма смертельной борьбы добра и зла. И вот чётко показать все нюансы этой драмы, на мой взгляд, ещё никому не удавалось. Соната требует громадной физической выдержки, потому, что раз потеряв напряжение в насыщенной музыкальной ткани, исполнитель теряет зерно этой музыки, и она превращается в банальную вещицу не очень умного, эротичного шоумена.

ГН: Когда ты приедешь на гастроли в Израиль? С какой программой? В каких городах и залах будешь выступать? Нравится ли тебе вообще израильская публика? Есть ли у тебя с ней контакт, понимают ли они тебя?

АГ: Во-первых, я очень горжусь тем, мало кто помнит об этом даже в Израиле, что я был ПЕРВЫМ ОФИЦИАЛЬНЫМ СОВЕТСКИМ ГАСТРОЛЁРОМ в Израиле в 1985 году.

Культурного обмена ещё не существовало, Израиль по инерции ещё был «врагом» СССР, а умный Шабтай Калманович, убитый в Москве на прошлой неделе (тогда он был Шабтай Калганович, насколько я помню), немедленно «выписал» меня из Лондона, где я только что поселился, как первый свободный советский гражданин.

Шабтай великолепно использовал этот исторический момент, и я оказался уже в августе 1985 года в большой гастрольной поездке по Израилю. Прецедент произошёл, благодаря Шабтаю, и начался процесс сближения Израиля с перестраевымым Горби Советским Союзом.

Израильскую публику я люблю, она выпестована бывшими «нашими», мы понимаем друг друга без слов. Кроме того, я долго дружу с оркестром из Ришона, который я очень люблю и там у меня даже есть еврейская «Мама» Ципке Гольдберг, которая всегда по-матерински за мной ухаживает, когда я в Ришоне. Моя армянская половина (моя мама была чистой армянкой) так же способствует нашему взаимопониманию, не секрет, что наши народы симпатизируют друг другу и во многом схожи. В этот раз я приеду лишь на пару концертов на открытие нового зала в Ашдоде в мае, где оркестром руководит мой друг и однокурсник, прекрасный музыкант Вааг Папян. Мы отметим год Шопена концертом Ми Минор, где я нашёл множество интереснейших пропущенных «посланий» Шопена, которые поднимают этот концерт до высокого трагизма в «диссидентской» первой части, изумительной любовной лирики во второй, и показывают чудесный польский бал в финале, который Шопен написал ещё и c замечательным чувством тонкого и тёплого юмора.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 1275




Convert this page - http://7iskusstv.com/2009/Nomer1/Neuhaus1.php - to PDF file

Комментарии:

Маша Кац
- at 2012-12-20 23:39:59 EDT
Вчера в Московском международном доме музыки оркестр «Русская филармония» и Андрей Гаврилов должны были открывать традиционный «Рождественский фестиваль». Всемирно известный эксцентричный пианист не выступал в Москве три года, и интерес к его концерту был достаточно велик.

Однако спустя 15 минут после третьего звонка дирижер Дмитрий Юровский объявил, что господин Гаврилов заболел и вместо него Третий концерт Рахманинова исполнит Александр Гиндин, который, по счастью, согласился спасти ситуацию.

— Когда в Москве пианист отказывается играть Третий концерт Рахманинова, в зале всегда найдется другой пианист, — не без восхищения в адрес русской фортепианной школы сострил британский музыкальный критик Норман Лебрехт.

Александр Гиндин пояснил «Известиям», что пришел на концерт Андрея Гаврилова по просьбе руководства оркестра, чтобы затем поделиться впечатлениями.

— Я послушал репетицию, решил, что мне этого достаточно, и собрался домой, — рассказал Гиндин. — Но вместо этого отправился на сцену.

Тем временем г-н Гаврилов, выйдя из Дома музыки через черный ход и добравшись домой на метро, дал на своей странице в Facebook иное объяснение случившемуся.

«Мне кажется, многие неправильно меня поняли, — написал Гаврилов. — Я был в отличной готовности и дивном расположении духа. Но я был не один. Концерт-то не сольный. Надеюсь, теперь яснее?»

Позднее, обнаружив, что пользователи Facebook нуждались в еще большей ясности, Гаврилов охарактеризовал качество игры оркестрантов как «уровень инкубатора больных цыплят, имитирующих соловьев», а дирижера назвал «избалованным и беспомощным». По его словам, оркестру трижды не удавалось сыграть начало концерта тихо, как о том просил солист.

Читайте далее: http://izvestia.ru/news/541943#ixzz2FdOw0r2R

Натан
Москва, Россия - at 2011-08-08 03:11:26 EDT
Замечательное интервью!!!
Достойное интервьюера.. Лишь немногие из почитателей и ценителей музыки не связывают исполнителя и его личные качества с прекрасной рекой созвучий, льющихся из его рук и инструмента. Большинство отождествляет музыку и исполнителя, впрочем, так-же как и актера театра с его ролью. И выходящий на сцену честенько использует это в своих не очень благородных целях...
А когда такой использователь обращает свое "действо" в благородный и высокопарный, да еще и высокоморальный жупел...конечно это вызывает возмущение. Далеко не каждый готов это возмущение сдержать в рамках приличий.
Здесь как раз тот самый случай.
Прекрасный, бесспорно талантливый исполнитель..,и самый обычный, далеко не лучших моральных и нравственных качеств человек. Но ведь так хочется казаться идеальным...Это понимаемо.
И сайт (который каждый желающий с легкостью найдет в интернете)просто шедевр саморекламы. Ничего плохого в сущности нет. Мне правда чем-то напомнил басню Крылова "Кукушка и петух". Автор просто убеждает о непроизносимости слов "Г.." и "Ж..", однако "му..ак"- обыденно( в отношении коллеги по цеху выступавшему с ним на одном из концертов в России) дома в Москве-очевидно из другой оперы. Да и много чего такого.. Даже маленькая ложь рождает большое недоверие и презрение...Наверно у интервьюера "слетела шляпа" полностью(Дон Г. поймет очем).
Бедняжка Светлана,защищая своего мужчину, даже КГБ присовокупила к его бедам (сдается, там скорее была не та юбка..).
Ну а фотогалерея сайта впрям чем-то напомнила монументального коня http://www.webpark.ru/comment/25854.
И все-же думаю, что исполнитель такого уровня как Гаврилов должен дарить слушателям музыку, воодушевлять, помогать, давать надежду и терпение, радость, облагораживать, а не использовать и .....


Ольга
Енчёпинг , Швеция - at 2011-04-26 15:35:53 EDT

Хотела бы ответить нескольким предыдущим комментаторам ( таким же любителям музыки , как я и сама...) - не существует музыкантов, которые играют ВСЁ -ВСЕХ композитров, всех времён и народов, даже самых гениальных -их много, а ещё КАЖДЫЙ АРтист находит свою " нишу " в музыке , которая в большой степени соответствует его силам-возможностям-задачам-типу личности- да и просто личным предпочтениям, в конце концов ....Они ( творческие люди ) тоже -с мыслями, чувствами и люблю-или меньше люблю..:)

Так же и не только музыканты - певцы, например поют или Моцарта, или в основном итальянцев, или руских и пр ( это связано с разными техниками и пр), так же и художники-находят свой стиль, и поэты, и даже переводчики имеют свой стиль, своих любимых авторов...Поэтому играет Гаврилов Бетховена или не играет...Ну и что ? Зато он играет кого-то друго, а Бетховена прекрасно играет А.Шифф - слушала его недавно живьём, в Стокгольме ...

Ольга
Енчёпинг, Швеция - at 2011-04-26 15:15:23 EDT

Спасибо журналу за открытие для меня интересного артиста !

Не могу сказать, что абсолютно всё в статье показалось мне симпатичным, но не это главное ...Главное -это та музыка, которую играет Артист , а её мне слушать было интересно...Нашла любопытный канал на Youtube , посвященный Гаврилову ( делюсь, если кто-то захочет, как и я , послушать - http://www.youtube.com/user/Puchjok#p/u )...

Как Артист , Андрей мне мне интересен ...А что касается каких-то моментов, с которыми я может быть и не соглашусь - давно заметила, что надо слушать -смотреть -переживать творения Мастеров, и не надо , может быть обращать очень большое внимание на то, что говорит ( или пишет ) Плисецкая, или Вишневская или... или... или...

Творческие люди ( те, что действительно Творцы )-в чём-то велики, а в чём-то их величие меньше...И я научилась разделять то, что они делают ( танцуют, поют, играют , рисуют, лепят и пр и пр) и то , что они представляют собой как люди...Мы все не без слабостей, мы все не без сложностей характера...Не так много действительно гармоничных -идеальных-совершенных в этой жизни, и сама по себе эта работа занимает иногда всю жизнь...

Интервью мне показалось интересным - для себя я открыла нового Артиста ( не могу сказать, что уже знаю всё в этом мире ), Андрею Гаврилу - дальнейшего творчества и здоровья для всех его планов , а тем , кто уже ушёл ( упомянутым в статье ) - земля пухом и спасибо за то, что они были ( и их музыкой тоже можно по-прежнему наслаждаться в записях ).

Вадим Ревич
Саратов, Россия - at 2010-11-01 05:23:32 EDT
Аарон Гольдштейн спрашивал: "каким образом известнейший педагог и музыкант, которым, безусловно, был Генрих Густавович Нейгауз, не разглядел в Рихтере тех странных страшных особенностей личности, что разглядел Гаврилов? В отличие от Гаврилова Г.Г.Нейгауз о немецкой философии знал не по наслышке, Гегеля прочитал, когда положено нормальному интеллектуалу. Следовательно, с интеллектом у Г.Г. всё обстояло получше. Да и годы общения с Рихтером были... А он, Генрих Густавович, не замечал... Что-то не стыковка выходит. А Гаврилов взял, да и заметил!"
Здесь нет ничего нереального, по-моему. И философия немецкая вроде бы не при чём, и из более раннего с нею знакомства никак не следует, что с чьим-то интеллектом "всё обстоит получше", нежели у кого-то, ознакомившегося с нею позднее. Да, годы общения были, но, в основном, это были ранние рихтеровские годы, во-первых (если речь идёт о тесном общении), а человек-то ведь складывается постепенно, что бы там ни говорили даже о гениях. Ну, в во-вторых, неизвестно ведь ещё - действительно ли Нейгауз не разглядел. Вполне может быть, что и разглядел, но только не счёл нужным почему-либо о сём написать или рассказать. Либо же просто не возникло повода. Не понимаю - почему Андрея нужно сразу же подозревать в чём-либо корыстном etc. Глупо...

Parkslde
- at 2010-08-20 18:50:02 EDT
Бог с этими звучаниями рояля господ Г. и Н.-младшего. Интервьюера и интервьюируемого порицают не за плохое звучание рояля, а за мерзкие выпады в сторону их коллег, выпады, недостойные порядочного человека. Во всяком случае, в такой публичной форме, и особенно, когда многие из тех, кому они перемыли косточки и на кого навешали свои примитивные ярлыки, мертвы и ничего им никогда не ответят.
Полина
Город, израиль - at 2010-06-19 11:18:01 EDT
Ни у кого так не звучит рояль ,как у Гаврилова и Нейгауза -младшего.Зависть плохое чувство!Беседа Гавриловым же замечательна по форме и ироническая по содержанию.Просто беседа двух гениев о наболевшем. А вы,закоснелые в своей зависти и узколобости просто не видите этого.Откройте свои уши и души и вы тоже сумеете понять прекрасное.
Adi Neuhaus
Jerusalem, Israel - at 2010-06-12 08:56:46 EDT
Priatno smatret kak muzikalnaya mafia zlitsa,pluya na seba v zerkalo.
Юрий Г.
Москва, Россия - at 2010-05-28 06:42:29 EDT
Занятно, господа, занятно... Но не считаете ли вы, что главным критерием, по которому можно - и следует - судить музыканта это его непосредственная музыкальная деятельность. Ну да, известны некие исполнения и записи Гаврилова. Они в чем-то недурны, в чем-то сомнительны. ПОТРЯСЕНИЯ НЕ ВЫЗЫВАЮТ. Ни один, к примеру, из баховских концертов, записанных им, не добавляет к известному ничего нового, так,.. Общее место. Но зато никак не забыть как он выходит на эстраду перед исполнением Второго концерта Сен-Санса в некой сутане с цепной бляхой на грудях и весь в длинных волосьях. Пошлая пародия на позднего Листа. ПОШЛЯК! А что касается самого исполнения... "Баховское" начало в 1-й части смазано, но "зато" в финале несообразно-спортивно загнанные темпы, которые ни о чем не говорят. Точнее - говорят о дурном вкусе. То есть опять - ПОШЛОСТЬ. То же и во многих других его исполнениях. Достаточно послушать обе тетради этюдов Шопена, каждый из которых - сам по себе, вкривь и вкось, без всякого ощущения стиля цикла в целом. И т.д. везде. И этот субъект высокопарно и подло рассуждает о других!. Вспоминается одно из его появлений в молодости на ТВ, где он - еще прыщавым юношей - что-то вякает о Рихтере (тогда -почтительно). Но прыщи и ныне там - не вывелись!
Вася
Москва, РФ - at 2010-05-27 06:33:05 EDT
"Талант интервьюера состоит в том, чтобы статья вызывала интерес.И даже главные хулители ГН согласятся,что им было интересно.
Иначе откуда 146?"

Не-а. Интересно не было. Просто противно, когда человек, носящий достойную фамилию, дискредитирует ее своим поведением в жизни, в интернете. А комментариев столько, потому что на г... всегда слетаются мухи. Вы же прилетели? Вот и получается... Приличные люди, бывает, могут себя не рекламировать, не иметь огромных денег и пр. Но оставаться достойными людьми, каким, надо так понимать, был отец интервьюера - Станислав Генрихович Нейгауз. Вот такие вот выводы.

НЕмузыкант
НЕгерой, НЕСША - at 2010-05-22 05:13:49 EDT
Если я не сбилась, то насчитала в этом посте 146 комментариев.
Очень многие из которых пышут праведным гневом по поводу морального облика интервьюера и интервьюируемого.
Было бы очень забавно гипотетически предположить, сколькими комментариями ограничилось бы обсуждение интервью о "ВЕЧНОМ ", без шокирующих признаний и подробностей.
Талант интервьюера состоит в том, чтобы статья вызывала интерес.И даже главные хулители ГН согласятся,что им было интересно.
Иначе откуда 146?
А то,что сказанное участниками диалога не всем нравится, так всем по вкусу только деньги бывают ,увы,век такой меркантильный наступил.

Parkslde
- at 2010-05-19 15:57:11 EDT
>В интеренете не видел ни одной его записи. И в интервью - ни слова. Или я что-то пропустил? Он их не успел записать или вообще не играет?
Чисто дилетантский вопрос: что можно сказать о пианисте, который не играет бетховенских сонат?

Возможно, неслучайно и про откровения в музыке Бетховена (которую, наверное, тоже никто у нас не понимает как играть) у пианиста ни слова...

Е.Майбурд
США - at 2010-05-16 23:33:17 EDT
С большим отрывом во времени пишу отзыв, зато смог прочитать все предыдущие. Сам - не музыкант. Любитель, хотя со стажем. Слышал совсем немного записей Гаврилова. Фортепьянные концерты 1 и 3 Чайковского очень понравились. Как он играет сейчас, не знаю. Охаивание коллег и учителей в любом случае наводит на грустные мысли. Ты пианист - так убеждай своей игрой, а не...

Столько было уже сказано в отзывах, что трудно что-то еще добавить, может лишь это:
Господа, а как обстоит у Гаврилова с сонатами Бетховена?
В интеренете не видел ни одной его записи. И в интервью - ни слова. Или я что-то пропустил? Он их не успел записать или вообще не играет?
Чисто дилетантский вопрос: что можно сказать о пианисте, который не играет бетховенских сонат?
Прибрел 6 последних сонат в исполнении того самого Андраша Шифа, который не получил первой премии. Замечательно свежо!

Михаил
С.-Петербург, Россия - at 2010-02-23 07:23:29 EDT
Сейчас прочитал все комментарии и понял - самые правильные слова нашел А.Избицер, спасибо ему за это!
Михаил
С.Петербург, Россия - at 2010-02-23 06:49:35 EDT
Анна, сознательное провоцирование скандала - не есть достижение интервьюера. А то что Гаврилов выгдядит в этом интервью сильно зацикленным на себе, и то, что его можно обвинить ровно в тех же самых вещах, в которых он обвиняет всех других - разве не "подстава" Г.Нейгауза? Если "подстава" - то это неприлично, если не "подстава" - то это и неприлично и непрофессионально. Мне кажется, что надо обсуждать не высказывания Гаврилова о том или ином пианисте, а непосредственно его творчество в последние годы. И обсуждать есть что...т.к. его даже чисто инструментальный уровень оставляетмного вопросов, а остальное - это вообще только вопросы... Мне кажется, каждый должен заниматься своим делом, если он пианист - надо играть, а не тратить столько времени на внемузыкальное общение...
Анна
Таллин, - at 2010-02-23 03:13:32 EDT
Михаил
С.-Петербург, Россия - at 2010-02-22 19:11:10 EDT
Мне кажется, что это интервью является примером полного непрофессионализма интерьюера


А мне кажется, напротив, не утихающие дискуссии вокруг интервью показывают очевидный профессиональный успех интервьюера. Нестандартный подход к предмету многих пугает, но делает главное: вызывает интерес.

Михаил
С.-Петербург, Россия - at 2010-02-22 19:11:10 EDT
Мне кажется, что это интервью является примером полного непрофессионализма интерьюера - абсолютное подыгрывание собеседнику, неуместность многих вопросов ( часть их надо задавать на кухне, а не в печатном издании) и т.д. Что же до Гаврилова, то, по-моему, его высказывания, их стиль, язык, смысл - заставляет задуматься - а не нуждается ли этот человек в лечении специалиста по психике...
Теперь еще одна странность...здесь в комментариях очень много обсуждают К.Шевченко-Веселаго.Непонятно почему...Насколько я могу судить, а я стараюсь читать все его рецензии, он тоже ангажирован, т.к. допустим после совершенно безобразного исполнения А.Гавриловым 3 концерта Рахманинова в БЗФ, только К.Шевченко нашел слова восторга, там, где надо было просто написать - профнепригодная игра: с забываниями теста, с дурным вкусом, с безграмотной педалью... Уж запись самого С.В. надо же знать...или В.С.Горовица...
Так что вывод из всего этого очень неутешительный...

Юрий
Москва, Россия - at 2010-01-30 13:27:23 EDT
Вот Елена абсолютно точно сформулировала - Гаврилов говорит разумно, из глубины сердца, с болью за людей, точно, глубоко осмысленно, чётко и ясно донося мысли - играет так же.
Елена
- at 2010-01-27 17:58:48 EDT
Как он говорит - так он и играет.
Муся
- at 2010-01-23 09:16:20 EDT
Спасибо, Пуся, моя дорогая Учительница!
Пуся
- at 2010-01-23 08:03:16 EDT
Садитесь, Муся, пять! По демагогии.
Муся
- at 2010-01-22 21:52:10 EDT
Гаврилов и Нейгауз очеловечивают гениев, и это идет на пользу нам, слушателям и почитателям, ибо нам легче понять, в чем их герои не только человечны, но и гениальны, надчеловечны.

Я что-то не обнаружила ни одного гения, кого бы Гаврилов и Нейгауз очеловечили. Но я согласна с Анной. Например, я не могу понять, что люди находят в Эзопе, Виргилии, Пёрселле, Леонардо и других, о которых ничего или почти ничего не известно, а известны только их произведения. И почему Пушкин так восторгался Гомером, если он ничего не знал о его тёмных сторонах? Вот если бы Гаврилов и Нейгауз сообщили, что Леонардо да Винчи любил по утрам копаться в носу, а Гомер изнасиловал пару-тройку лошадей, а Пёрселл постоянно плевался в прохожих, как верблюд, то тогда другое дело. А почему о Шопене не сказано правды? Разве он был таким идеальным и чистоплотным? А почему Шуберт в интервью никак не вымазан в дерьме? Я жду продолжения этого интервью, чтобы узнать о них и многих других ПРАВДУ. Тогда бы только я поняла, что они не только человечны, но и гениальны, надчеловечны. А так... ничего мы с Анной и миллионами других слушателей и почитателей, в их, с позволения сказать, искусстве не понимаем.

Анна
Таллин, - at 2010-01-22 10:55:20 EDT
Виктор СПб
СПб, РФ - at 2010-01-22 09:54:50 EDT
Анне Таллин, - at 2010-01-12 12:28:25 EDT
В данном случае отвечаю не потому, что Анна ("ей реклама не нужна"), а потому, что еЁ суждение "изумляет". Ей "мысли" Гаврилова (негативные сведения , оценки и характеристики "покойников" и "допокойников") необходимы для ощущения себя, познавшей и обогатившейся в интернете "правдой". Она понимает, что всё познаётся в сравнении. Анне не хватает негатива-дерьма для ощущения богатства прекрасного, возвышенного.


Вы ошибаетесь, Виктор. Мне не нужен негатив, мне нужна правда. Не только "правда творения", но и "правда творца". Человеческие черточки автора как бы освещают его творение, показывают путь к точке, откуда все произведение видно так, как его видел автор. Позитивные черточки - верность жене, забота о родителях и детях, простительные слабости типа коллекционирования бабочек - все идет в ход. Негативные черточки - это тоже условность, ведь не о преступниках и преступлениях идет речь. Гаврилов и Нейгауз очеловечивают гениев, и это идет на пользу нам, слушателям и почитателям, ибо нам легче понять, в чем их герои не только человечны, но и гениальны, надчеловечны.

Виктор СПб
СПб, РФ - at 2010-01-22 09:54:50 EDT
Анне Таллин, - at 2010-01-12 12:28:25 EDT
В данном случае отвечаю не потому, что Анна ("ей реклама не нужна"), а потому, что еЁ суждение "изумляет". Ей "мысли" Гаврилова (негативные сведения , оценки и характеристики "покойников" и "допокойников") необходимы для ощущения себя, познавшей и обогатившейся в интернете "правдой". Она понимает, что всё познаётся в сравнении. Анне не хватает негатива-дерьма для ощущения богатства прекрасного, возвышенного. Кто знает, что Моцарт, Паганини выросли из негатива и в протест негативу. И Анне необходим питательно негатив. Кому чего не хватает, тот то и ищет и радуется найденным. Я Вас Анна понимаю и сожалею, скорее жалею, что Вам так нехватает негатива для ощущения прекрасного. Виктор СПб

V-A
- at 2010-01-18 22:44:07 EDT

Модератор: не вводите публику в заблуждение. В удаленном тексте был переход на личность автора с недопустимыми медицинскими подробностями.


Я в восхищении! Теперь все будут думать что же за
подробности такие медицинские я раскрыл... Да их уже тут упоминали раз 5 эти подробности.

Нестор
- at 2010-01-18 17:26:25 EDT
«Вы не имеете права делать настолько далеко идущие выводы на основании только одного пропущенного мною ляпа. Будьте так любезны, укажите на другие».

Во-первых, Ваш текст неточно сформулирован. Точнее было бы - «...на основании двух ляпов, сделанных Кириллом Шевченко (Веселаго), который для А.Гаврилова есть «лучший критик России». (На первый откровенный подлог «лучшего критика России» в этом материале я указывал прежде).

Второе - verbum sapienti sat est. Почитайте о жизни и личности Софроницкого в достойных трудах - и обнаружите ляпы статьи Веселаго в большом изобилии самостоятельно.

Наконец, песенку о том, на что я имею право, а на что - нет, я предпочту не слушать в Вашем исполнении: при обращении ко мне Вы грубо попрали один из важнейших законов сетевой этики (Иван Воронов - at 2010-01-18 09:24:10 EDT). Vale!

Иван Воронов
- at 2010-01-18 16:42:19 EDT
>>> сколько дядек-тетек в одном тюбiке <Иван Воронов>....!!

Хм, и сколько же? Огласите весь список, пожалста (с)

Иван Воронов
- at 2010-01-18 16:39:40 EDT
>>> Что бесспорно: Вы не знаете и биографии Софроницкого - так же, как не знает её Веселаго. В статье превеликое множество ляпов. Один из множества - «педагог Лев Николаев». Имя Николаева было «Леонид». (Это я пишу, чтобы облегчить Вам первый шаг на полезном пути ознакомления с азами).

Вы не имеете права делать настолько далеко идущие выводы на основании только одного пропущенного мною ляпа. Будьте так любезны, укажите на другие.

Читатель
Москва, - at 2010-01-18 13:34:03 EDT
Спасибо, очень познавательно.
commentator
- at 2010-01-18 13:28:29 EDT
<Иван Воронов
Москва, Россия - at 2010-01-11 21:08:56 EDT
Интересно, о какой "свободе слова" может идти речь, когда авторы-собеседники по интервью выступают под собственными именами, а многочисленные комментаторы с "сеансами разоблачения" и просто хамскими выкриками прячутся под анонимными псевдонимами? Свобода - это ответственность, в том числе и за свои слова. Андрей Гаврилов и Генрих Нейгауз-младший, выходит, ее несут, а безымянные "оппоненты" чувствуют себя абсолютно безнаказанными. Гюльчитай, ты либо открой личико, либо прикуси язычок.>

<Иван Воронов
- at 2010-01-12 12:49:41 EDT
Натаниэль Гинсман, я не пианист Лидский.>

<Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-18 09:24:10 EDT
Нестору Избицеру

Ваши попытки дискредитировать Веселаго смехотворны. Это всего лишь Ваше субъективное мнение. А мне было бы вполне достаточно одной его статьи о Софроницком:
http://veselago.narod.ru/sofronitsky_1.html
Или Ваше "тонкое" обоняние и здесь готово унюхать какой-нибудь душок?>

....хех смешно..сколько дядек-тетек в одном тюбiке <Иван Воронов>....!!


Нестор
- at 2010-01-18 10:10:58 EDT
Я не пытаюсь дискредитировать Веселаго - он сам над этим потрудился отменно. Вы подтвердили своё невежество в отношении истории «standing ovations» в Петербурге. Я Вам изложил некоторые факты, вопиющие о неосведомлённости т.н. «критика», а Вы назвали их моим «субъективным мнением». Вы способны отличить мнение от фактов? Боюсь, не способны.
По поводу «унюхать какой-нибудь душок» - это касается, скорее, Вашего обоняния (см. Иван Воронов
- at 2010-01-17 07:55:50 EDT), утончённость которого Вы продемонстрировали.

Ваше одобрение статьи Веселаго о Софроницком яснее ясного свидетельствует об отсутствии знаний о пианисте - как Веселаго, так и Ваших. Либо Вы не знакомы с блистательными работами о Софроницком, написанными людьми большой культуры (хотя бы М.В.Юдиной), либо Вы не способны понимать, что есть хорошо, а что есть худо.

Что бесспорно: Вы не знаете и биографии Софроницкого - так же, как не знает её Веселаго. В статье превеликое множество ляпов. Один из множества - «педагог Лев Николаев». Имя Николаева было «Леонид». (Это я пишу, чтобы облегчить Вам первый шаг на полезном пути ознакомления с азами).

V-A
- at 2010-01-18 09:44:23 EDT
Иван Воронов
Ваши попытки дискредитировать Веселаго смехотворны.


Глубокие статьи бывают у любого автора. О софроницком -
хорошо. Особенно понравилось вот это:


Кстати, когда однажды великому
Генриху Нейгаузу дали послушать запись пьесы Моцарта в исполнении Софроницкого и
Рихтера и спросили, кто лучше, хотя трактовки были совершенно разными, Нейгауз
ответил замечательно: "Оба – лучше".


Эти бы слова да АГ в уши.

Ваши попытки дискредитировать Веселаго смехотворны.
Можете обьяснить с какой целью Веселаго профанирует
ленинградскую публику?

Модератор: воздерживайтесь от перехода на личности авторов. И не переводите дискуссию на уровень коммунальной кухни. Спасибо за понимание.

В принципе после того как ГН-внук назвал меня сетевой шпаной
я имею полное право и на личности переходит. Однако в
удалённом посте была только пропаганда христианского
смирения. Вот этот журнал - не "еврейские заметки", так что
тут пропаганда христианских ценностей не может быть
обьявлена кухонной склокой.
Модератор: не вводите публику в заблуждение. В удаленном тексте был переход на личность автора с недопустимыми медицинскими подробностями. При повторении - записи будут просто стираться. Проявите в этом вопросе христианское смирение!

Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-18 09:24:10 EDT
Нестору Избицеру

Ваши попытки дискредитировать Веселаго смехотворны. Это всего лишь Ваше субъективное мнение. А мне было бы вполне достаточно одной его статьи о Софроницком:
http://veselago.narod.ru/sofronitsky_1.html
Или Ваше "тонкое" обоняние и здесь готово унюхать какой-нибудь душок?

Нестор - Воронову
- at 2010-01-18 02:52:52 EDT
Я имел в виду пошлость, безвкусие, жалкие потуги на юмор и прочие «достоинства» этого «лучшего критика России». Однако Вы заговорили о его компетентности. Увы, он ещё и некомпетентен - что видно из этого интервью.
Гаврилов цитирует Веселаго: «Кстати, должен заметить, что за всю жизнь я первый раз видел “standing ovation” в Петербурге, чего не удостаивался, кажется, ни один артист».

Видите ли, Веселаго - не юноша, и в Питере живёт уже много лет. Но он и не стар, чтобы страдать от склероза. Он, конечно, мог не быть на концертах Золтана Кочиша, непременно заканчивавшихся “standing ovation”. Или - Зары Долухановой, многие годы покидавшая сцену под “standing ovation”. Или же он мог не быть в Филармонии на концерте Э.Гилельса 1984 г., когда после «Hammerklavier» зал вскочил на ноги взрывной волной. (Список я могу продолжить). Но на концертах Е.А.Мравинского Веселаго не мог не быть. Публика традиционно вскакивала на ноги ещё перед началом концертов, как только Е.А. появлялся из-за кулисы- и овациям не было конца. Что уж говорить о финалах концертов! Зачем Веселаго, мягко говоря, лжёт? Ведь интервью это могут читать и молодые люди, и те, кто не знает концертной практики Питера.
И сам Гаврилов выставляет себя на смех, пытаясь писать заново историю “standing ovation” - так, будто она началась в России с него:
«...“standing ovations”, что никогда не было традицией в культуре российской публики в прошлом, (Рихтер с горечью говаривал: «Они свои жопы никогда не поднимут») стали нормой на моих концертах в России везде (etc.)».

(Кто же мог поднять свою жопу в присутствии Рихтера? Ишь, о чём размечтался!). Я радуюсь успехам Гаврилова, прежде всего, потому, что они свидетельствуют, что классическая фортепьянная музыка, вопреки различным прогнозам, жива и здравствует. (Но жопы своей не подниму!) По-моему, нельзя так обожать себя в искусстве, как делает этот стареющий Нарцисс. Подписываюсь под словами Варвары: (at 2010-01-03 07:56:29 EDT): «Он раб собственного раздутого самолюбия».

Иван Воронов
- at 2010-01-17 19:25:56 EDT
Никаких. Веселаго знаю как весьма компетентного оперного критика.
Нестор
- at 2010-01-17 10:03:24 EDT
Иван Воронов
- at 2010-01-17 07:55:50 EDT
Граждане с особо изысканными ассоциациями уже перевели ее на уровень туалета. Что ж - скажи, какие у тебя ассоциации, и я скажу тебе, кто ты.


Господин Воронов, в этом интервью упоминается и цитируется Кирилл Шевченко (псевдоним - Веселаго). Его единственный фундаментальный труд основан, по его словам, на рукописи найденной в сортире. Видимо, поэтому каждая страница книги Шевченко (Веселаго), а также все его дальнейшие рецензии насквозь пропитаны сильным запахом запущенного отхожего места. Этого «сортирного» весельчака Гаврилов назвал «лучшим критиком России». Теперь скажите, пожалуйста, какие у Вас возникли ассоциации с Шевченко, Гавриловым и Россией? «И я скажу тебе - кто ты».

Иван Воронов
- at 2010-01-17 08:17:30 EDT
Изысканными, естественно, в кавычках
commentator
- at 2010-01-17 08:05:54 EDT
Иван Воронов
- at 2010-01-17 07:55:50 EDT
"Что ж - скажи, какие у тебя ассоциации, и я скажу тебе, кто ты".
а что ,уже задело за живое..???

Иван Воронов
- at 2010-01-17 07:55:50 EDT
>>>не переводите дискуссию на уровень коммунальной кухни

Граждане с особо изысканными ассоциациями уже перевели ее на уровень туалета. Что ж - скажи, какие у тебя ассоциации, и я скажу тебе, кто ты.

commentator
- at 2010-01-17 03:08:43 EDT
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-16 23:57:57 EDT
"скандального и малопосещаемого форума, название которого рекламировать больше не буду".
отчего же..???музыка ветров и роз-прямая ассоциация с пердячьими ветрами..и розы туда же для лiквидации вони после ветров.....!!

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-16 23:57:57 EDT

Г.Г.Нейгауз "Письма", "Дека-ВС", М.
О Николае Петрове:
"... Николай Петров (ученик Я.Зака). Это исключительный, редкостный талант". (стр.543, из письма Л.А.Погосовой, 1 мая 1964 года)
О Святославе Рихтере:
"Играл он тут всякие ансамбли ... . Репетировали у меня, ... играл сверхгениально, еще поднялся выше - уж прямо невозможно, - какая-то впервые воплощенная мечта, я весь полон этим, ей-богу, величайший пианист (какое мерзкое слово для него!), которого я когда-либо слышал! О нем одном мне хотелось бы книгу написать... ." (стр.362, письмо Л.А.Погосовой от 6 января 1951 года).

В общем, Генрих Нейгауз-старший книгу о Рихтере не успел написать, и эту сверхсложную задачу взял на себя Генрих Нейгауз-мл., опираясь на посильную помощь А.Гаврилова, М.Лидского, а также на содействие посетителей скандального и малопосещаемого форума, название которого рекламировать больше не буду. Sapienti, как говорится, sat.


V-A
- at 2010-01-16 20:28:06 EDT
Виталий, что Вы такое несёте? Мне очень симпатичен Генрих-внук как человек. Как богослов и пианист, правда, не очень. Но это не главное. ...
Модератор: воздерживайтесь от перехода на личности авторов. И не переводите дискуссию на уровень коммунальной кухни. Спасибо за понимание.

Виталий Гольдман
- at 2010-01-16 12:24:26 EDT
V-A
- at 2010-01-15 20:53:12 EDT


Ваша личная неприязнь к Генриху Нейгаузу мл. известна давно, и она не дает Вам возможности быть объективным. Как и субъективность других его критиков. А по сути - это интервью - выдающийся вклад в культуру. И низкий поклон его авторам. Держитесь, критики вам этого простить не могут. Но люди ценят.

V-A
- at 2010-01-15 20:53:12 EDT
Виталий Гольдман
в области культуры


Ах ах как изящно. Вы ещё "в области балета" чёнить прочтите.

Юрий
Москва, Россия - at 2010-01-15 18:38:26 EDT
P S нечистыми "с" пропало:)
Юрий
Москва, Россия - at 2010-01-15 18:34:33 EDT
Виталий, какой же Вы умница! Вы сказали то, о чём многие думают, но не хотят оставлять комменты, где так "наследили" нечитыми мыслями и убогими чувствами интернетные "пугалы".
Ценитель прекрасного
- at 2010-01-15 18:28:54 EDT
Виталий Гольдман
- at 2010-01-15 12:34:06 EDT
они словно кожу сдирают, чтобы показать, что внутри.

Успех душевного стриптиза зависит от добродетелей стиптизеров. При этом всегда есть риск обнажить и нечто непотребное.

Виталий Гольдман
- at 2010-01-15 12:34:06 EDT
Совершенно уникальное интервью, и по богатству мыслей, событий, оценок, и по свободе выражения чувств. Давно не читал ничего подобного в области культуры. Считаю, что жалобы и крики возмущенных совершенно не по делу. Сказано все с болью за культуру, за интеллект. Люди делятся не просто мыслями, они словно кожу сдирают, чтобы показать, что внутри. Браво, господа пианисты!
Евгений Кисин
- at 2010-01-14 18:42:16 EDT
http://www.jewish.ru/theme/world/2010/01/news994281622.php

Известный пианист Евгений Кисин обвинил британскую теле- и радиовещательную корпорацию ВВС в клевете и антиизраильской пропаганде. Предвзятость некоторых материалов этого медиахолдинга, по словам Кисина, «напоминает антисионистскую пропаганду советских СМИ»... Ранее знаменитый пианист не проявлял никакого интереса к политике.

VA news

Назидатель
- at 2010-01-14 17:25:22 EDT
Наконец, братия (мои), что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте.
V-A
- at 2010-01-14 14:12:39 EDT
Спасибо редакции за изменение дизайна откликов
Натаниэль Гинсман
- at 2010-01-14 12:30:51 EDT
Иван Воронов
- at 2010-01-14 11:05:52 EDT
Вы же так и брызжете слюной от ненависти к Нейгаузу-младшему


Иван Воронов (или как Вас там), не надо путать ненавесть с презрением и отвращением. Ненависть - слишком серьезное чувство, чтобы растрачивать его на паяцев вроде вас: "мастера шопеновского глиссандо" Гаврилова, Нейгауза-внука, Лидского или Анну Соловьеву.
По писаниям Ивана, который Воронов, заметно видно, какого уровня у них адвокаты. Воистину, с такими "защитниками" и врагов не надо.

V-A
- at 2010-01-14 11:24:19 EDT
Иван Воронов
Вы же так и брызжете слюной от ненависти к Нейгаузу-младшему (а заодно и к Лидскому)


А есть хотя бы один пианист на земле, по которому бы не брызгал слюной АГ?

V-A
- at 2010-01-14 11:15:54 EDT
Иван Воронов
В противном случае Вы бы знали - "можно" далеко не всем и не обо всех. Гаврилов с Рихтером был знаком лично, и высказывает собственные впечатления. Имеет право, не так ли?


А Нейгауз-младший наоборот пеняет своим оппонентам, что они ничего не пишут, в отличие от него.

Иван Воронов
- at 2010-01-14 11:05:52 EDT
Неуважаемый Натаниэль Гинсман, не пытайтесь прикрыть свое бытовое хамство "беспристрастностью". Вы же так и брызжете слюной от ненависти к Нейгаузу-младшему (а заодно и к Лидскому), это только дураку не ясно. Специально для Вас повторяю по-русски: "Всяк сверчок знай свой шесток".
Редактор
- at 2010-01-14 10:27:03 EDT
Надеюсь, изменение фона и формы комментариев будет одобрено большинством читателей.
Удачи!

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-14 10:09:06 EDT
"Иван Воронов
- at 2010-01-14 09:47:08 EDT
>>>Просто пытаюсь уяснить, что можно, а чего нельзя, что такое хорошо и что такое плохо, так сказать.

Этому, вообще-то, учат в детстве. А если Вы до сих пор этого не уяснили, Вам уже ничего не поможет. В противном случае Вы бы знали - "можно" далеко не всем и не обо всех. Гаврилов с Рихтером был знаком лично, и высказывает собственные впечатления. Имеет право, не так ли? Тем более, что сам является незаурядным музыкантом, и этого Вы у него не отнимете. А Вы, Аарон или как Вас там еще, с семьей Нейгаузов не имели чести, насколько я понимаю. И музыкантом, как нетрудно понять, не являетесь. Следовательно - права не имеете. "

Вот меня в детстве и учили, что повествовать подробности о чужой личной жизни - плохо. Вас учили иначе? Более того, меня учили, что двойная мораль - плохо. А когда "можно" , но не обо всех, то это и есть двойная мораль.
Незаурядность далеко не дает права на безнравственность. И "незаурядность" этого высказывающегося - вопрос...
Кто Вам, г-н Иван Воронов, сказал, что я собираюсь уподобляться Гаврилову. Я долго пытаюсь разъяснить свою позицию Анне из Таллина: подробности личной жизни ничего не добавляют слушателю. Но, если интервьюер и интервьюируемый считают, что им можно нечто, то они не должны возмущаться нелицеприятными отзывами о самих себе.
А как нам с Вами, Иван Воронов, проверить, кто из нас с Вами и с кем знаком? Полагаете, что, если знаком (я, Вы, да кто бы то ни было), тогда можно?

Натаниэль Гинсман
Madrid, Espana - at 2010-01-14 09:56:38 EDT
Иван Воронов
- at 2010-01-12 12:49:41 EDT
Натаниэль Гинсман, я не пианист Лидский.


Не поверите, но мне по барабану, кем Вы подписываете свои сообщения. Ценность комментариев определяется их содержанием, а не набором букв в подписи. Содержание Ваших сообщений нулевое и ценность их соответствующая. Можете быть кем угодно: "М. Лидским", "Иваном Вороновым" или даже "Анной Соловьевой" - от этого от Ваших опусов пахнуть лучше не станет.

Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-14 08:27:16 EDT
Напугали ежа голой задницей, господа обыватели! И Блок пил запоями, и алкоголик Мусоргский нам дороже трезвенника Кюи, и Чайковского мы любим не только за это (с)


Скажите эти слова Г.Нейгаузу-юниору, может быть он послушает хотя бы Вас и прекратит безобразно скандалить в ответ на публикации "подробностей личной жизни"(с)(Анна из Таллина) его и его семьи.

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 03:40:43 EDT
Всем ли можно высказываться нелицеприятно?


Не только можно, но и должно. Нелицеприязнь - беспристрастность. "Лицеприятствовать нехорошо, ибо из-за куска хлеба согрешит человек" (Мишлэй гл. 28)

Иван Воронов
- at 2010-01-14 09:55:35 EDT
PS Quod licet Jovi, non licet bovi - как говаривали Ваши любимые древние римляне.
Иван Воронов
- at 2010-01-14 09:47:08 EDT
>>>Просто пытаюсь уяснить, что можно, а чего нельзя, что такое хорошо и что такое плохо, так сказать.

Этому, вообще-то, учат в детстве. А если Вы до сих пор этого не уяснили, Вам уже ничего не поможет. В противном случае Вы бы знали - "можно" далеко не всем и не обо всех. Гаврилов с Рихтером был знаком лично, и высказывает собственные впечатления. Имеет право, не так ли? Тем более, что сам является незаурядным музыкантом, и этого Вы у него не отнимете. А Вы, Аарон или как Вас там еще, с семьей Нейгаузов не имели чести, насколько я понимаю. И музыкантом, как нетрудно понять, не являетесь. Следовательно - права не имеете.

Со старым Новым годом!
- at 2010-01-14 09:24:23 EDT


V-A

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-14 09:01:20 EDT
"Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-14 08:27:16 EDT
Напугали ежа голой задницей, господа обыватели! И Блок пил запоями, и алкоголик Мусоргский нам дороже трезвенника Кюи, и Чайковского мы любим не только за это (с)"

Вот, вот! Дорогой г-н Воронов! О том-то и речь ведется: зачем нам откровения Гаврилова о Рихтере и оплевывание, походя, других исполнителей? Мы же Рихтера любим не только за это?
Но у нас до сих пор мучительно не раскрыта другая сторона дела, а именно: если уж можно о Рихтере и др., то должно быть можно обо всех? Или нет? Надеюсь, Вы, г-н Воронов, демократ и понимаете, в чем суть понятия свободы слова? Если можно о Рихтере и др., то , значит, можно обо всех? Или нет? Никак не могу взять в толк: можно или нет? Давайте уже определимся: нужны ли подробности для выяснения "психологии"? И, если нужны, то это распространяется на всех? Лично я - против таких подробностей и такого "исследования психологии". Но я за справедливость: если можно, то всем и обо всех. Но, заметьте, своей точки зрения я Анне из Таллина не навязываю. Просто пытаюсь уяснить, что можно, а чего нельзя, что такое хорошо и что такое плохо, так сказать.
Вам самому , г-н Воронов , нравится, в каком тоне высказывается интервьюируемый?

Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-14 08:27:16 EDT
Напугали ежа голой задницей, господа обыватели! И Блок пил запоями, и алкоголик Мусоргский нам дороже трезвенника Кюи, и Чайковского мы любим не только за это (с)
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-14 07:50:02 EDT
Анна! Мне очень импонирует Ваша открытая манера вести диалог. Хотя я уже признался - я не разделяю того мнения, что подробности частной жизни творческих людей нужны их читателям, слушателям, зрителям, меня, тем не менее, заинтересовал Ваш подход. Может быть, Вы поясните мне, что, к примеру, Вам как слушателю и любителю классической музыки может добавить знание о том, как, допустим, несколько поколений музыкантов пили беспробудно, запоями? Или что добавят Вам лично знания о том, что музыкант лечился у нарколога, у психиатра? Ну, вот что конкретно? Неужели какие-то глубины разверзнутся?
Если ответ на последний вопрос положительный, то, следовательно, интервьюер не прав, когда возмущается обсуждением своей семьи? Следовательно, его неприятие честного высказывания - покушение на свободу слова? Поясню, если Вы не в курсе: пианиста Петрова г-н интервьюер ненавидит за то, что тот , всего-навсего сказал правду о некоторых особенностях его отца. Но я так думаю, пианист Петров сделал это исключительно, чтобы такие любознательные девушки, как Вы, могли узнать нечто новое о психологии.
Кстати, любопытно, читал ли г-н Гаврилов, ищущий глубины философской мысли - ни много ни мало! - в газетах, Юнга? А то как-то его озарения попахивают плагиатом, впрочем, он о них подробно рассказать побоялся. А зря. Для психиатров тоже было бы очень пользительно почитать.

Анна
Таллин, - at 2010-01-14 07:10:56 EDT
Прошу прощения, в моем предыдущем сообщении появилась какая-то чепуха. Технический сбой, наверно. Теперь по существу. Мне не кажется, что подробности личной жизни вредят восприятию творчества. Я знаю, что есть люди, которые так считают. Но мне, например, нелишне знать, что Гоголь был девственник, Вагнер - антисемит, Достоевский - эпилептик... И читая Евтушенко мне полезно знать, что о нем говорил Бродский. Хотя я с этим, кстати, не согласна. Это, так сказать, контекст эпохи, в который вставлена та или иная картина. Можно на него не обращать внимания, но это личный выбор, можно, наоборот, им интересоваться. Не надо всех под одну линейку равнять.
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 23:08:00 EDT
"А кто Впм иещает, Аарон, написать статью и предложить ее Берковичу в новый журнал? Судя по его практике в старом журнале "Заметки по еврейской истории", он ен побоится опубликовать самоеострое мнение. И Вы сможете удовлетровать свою пуьбликация, даже есть второй сборник статей".

Анна! Видно, Вы меня не поняли: я - за плюрализм мнений, естественно, за свободу слова и проч. НО! Я же свою точку зрения пояснил: рассказы о том, кто, как, с кем и сколько пил, как потом после этого лечился, вряд ли что-то добавят к пониманию психологии художника. Разве что лет через сто, когда ближайшие родственники и знакомые уже отойдут в мир иной. А когда события еще недавние, то подобные откровения я бы назвал сплетнями.
Вот что я бы Вам по поводу "психологии пианиста" и ее занятности для слушателя рассказал. За примером ходить недалеко: несколько моих знакомых, разделяющих мои взгляды на вопросы нравственности, почитав то, чем занимается в Интернете один огромнейший пианист (и это, заметьте! не пианист Петров), от отвращения перестали на его концерты ходить. Каюсь, виноват. Это я им выдал те места в Интернете, где означенный пианист резвится. Ну, и что в этом хорошего, Анна? Ну, узнали они, что он пишет и с какими , как нынче говорится, "нерукопожатными" типами общается, узнали "внутренний мир" и "психологию художника". И что это им добавило, кроме отвращения и гадливости? Ровным счетом ничего!
И вот что еще я Вам скажу, Анна, о публикациях. Мне, конечно, никто не мешает что-то публиковать. Но я - не журналист и не филолог, чтобы этим заниматься. Каждому - свое, как говорили древние римляне. Вот и интервьюер, г-н Нейгауз, как видно из этого интервью, тоже не журналист и не филолог. Иначе он бы знал, что тексты интервью, равно как и любые другие тексты, нужно редактировать, чтобы не было ошибок. А еще есть редактура и с точки зрения смысла. Чтобы потом не говорить, что, дескать, хотели опубликовать одно, а получилось другое. Это я к чему: непрофессионализм, Анна, это - плохо!

А.И.
- at 2010-01-13 22:41:10 EDT
Анна
Таллин, - at 2010-01-13 18:52:17 EDT

Позвольте спросить Вас, уважаемая Анна (никакого подвоха в моём вопросе нет): с Вами всё в порядке? Вы себя хорошо чувствуете?

Анна
Таллин, - at 2010-01-13 18:52:17 EDT
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 03:40:43 EDT
Я - за плюрализм мнений, т.е. за то, чтобы можно было в тех же выражениях (как в этом интервью) всем высказывать свое мнение об "интерпретациях" Гаврилова,чтобы можно было обсуждать частную жизнь музыкантов Нейгаузов, как это делает Гаврилов в связи с Рихтером в своих последних интервью. И я ни в коем случае не хотел бы навязывать свое мнение, как единственно истинное. Но если бы прочитали, в какое бешенство впадает пианист Гаврилов, когда о его концертах высказываются хоть как-то нелицеприятно.


А кто Впм иещает, Аарон, написать статью и предложить ее Берковичу в новый журнал? Судя по его практике в старом журнале "Заметки по еврейской истории", он ен побоится опубликовать самоеострое мнение. И Вы сможете удовлетровать свою пуьбликация, даже есть второй сборник статей

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 08:38:12 EDT
Не вижу как-то возражений по существу. Смущать никого не старался.
commentator
NY, USA - at 2010-01-13 04:24:52 EDT
Натанiел и Аарон,фи !Негоже так смущать добрую Анхен из Таллина...!
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 03:40:43 EDT
Я - за плюрализм мнений, т.е. за то, чтобы можно было в тех же выражениях (как в этом интервью) всем высказывать свое мнение об "интерпретациях" Гаврилова,чтобы можно было обсуждать частную жизнь музыкантов Нейгаузов, как это делает Гаврилов в связи с Рихтером в своих последних интервью. И я ни в коем случае не хотел бы навязывать свое мнение, как единственно истинное. Но если бы прочитали, в какое бешенство впадает пианист Гаврилов, когда о его концертах высказываются хоть как-то нелицеприятно. Поверьте мне( а можете даже прочитать), отзываясь о его "интерпретациях", его ни разу не назвали ни одним обидным словом. Зато в ответ полилось такое, что не дай Вам Бог оказаться на месте тех, с кем пианист Гаврилов вступил в диалог. Может , это реакция такая, как у скунса? Чтобы в следующий раз не подходили? Но ведь это уже не плюрализм мнений?

Анна, как поборница "откровенной морали" (хотя я считаю, что мораль - она и есть мораль, и не может быть откровенной и не откровенной. Может быть мораль и непристойность - это да), не ответите ли Вы на такие вопросы. Добавит ли Вам что-то в понимании творчества музыканта откровения о его душевной болезни и т.д.? Добавит ли Вам , как человеку и слушателю, высказывание о пианисте в непристойной форме? Всем ли можно высказываться нелицеприятно? Или "откровенная мораль" только для избранных: они могут откровенно обо всех, а о них - ни-ни? Если на все эти вопросы Ваш ответ "да", то можно прямо сейчас , на какой-то другой площадке, начать сеансы "откровенной морали" и Вы узнаете много интересного, уверяю Вас.
Всегда Ваш, Аарон.

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 03:35:23 EDT
"Почтенный Аарон, Таллин я пишу так, как считаю правильным, прошу извинить, если Вам это не нравится, но меняться из-за этого я не собираюсь. Мне кажется, Вы пребываете в уверенности, что обладаете последней истинной в вопросе о том, что интересно потомкам, а что - нет. Да и не только потомкам, но и современникам. Допустите на минутку, что у людей разные интересы, разные вкусы. Один смотрит на картину в Третьяковке и восхищается гармонией красок и динамичностью сюжета, а другому любопытно, как сделана рама и загрунтован холст. И для каждого может быть свой экскурсовод и написан свой путеводитель. А кому-то интересно узнать психологическое состояние художника, когда он писал картину, его взаимоотношения с учителем и учениками... Почему Вы изначально запрещаете какие-то темы для разговора? Да, часто темы на грани фола, но тут и искусство авторов и редактора остаться в рамках правил, но дать читателю представление о той области, которая обычно закрыта ширмой неискренней морали."

Уважаемая Анна! По поводу написания названия Вашего города замечание не мое, Вы ошиблись. Тот, кто его сделал, наверное, предположил, что жителю города было бы привычнее новое написание (Т.е., из Таллинна ли Вы имел он в виду, так я понимаю?)
Продолжаю по поводу обсуждения интервью. Вы не правы в том, что я нахожу свое мнение единственно правильным. Я как раз за плюрализм мнений. Но я еще и за общие правила для всех. Разве не в этом демократия?
Видимо, Вы не в курсе высказываний автора интервью в Интернете, так как, вероятно, область Ваших интересов - не классическая музыка. Так вот, автор интервью впадает в бешенство всякий раз, когда кто-нибудь высказывается о его предках в том жанре, какой позволяет себе А.Гаврилов, т.е. на грани фола и о "психологическом состоянии художника". Лично я вполне понимаю его реакцию, так как не считаю приличным перемывать чужое грязное белье и обсуждать кто, когда, с кем, сколько внебрачных детей, любовниц, ориентацию и пр. И даже высказывать свое отрицательное суждение в непристойной форме, как это делает Гаврилов в отношении пианиста Петрова, я бы тоже не стал. В конце концов, даже свое неприятие чьего-то творчества и чьей-то интерпретации можно высказывать прилично. Это МОЕ личное мнение и я ВАМ нисколько не хочу его навязывать. Но неужели Вы не согласитесь, что свобода слова должна быть едина для всех, и свободно высказывать свое мнение в демократическом обществе (а не в "совке", как любят выражаться Гаврилов с Нейгаузом-мл.) может каждый. Лично я не склонен к подобным манифестациям, но, однако же, удивляюсь: почему г-н Нейгауз так возражает, когда сообщают какую-то нелицеприятность о его семье? Ведь, если следовать Вашей логике, высказывающиеся подобным образом позволяют читателям узнать много нового о психологии и частной жизни музыкантов, а это бывает, как Вы пишете, "на грани фола". Не так ли? Почему читатель или потенциальный слушатель может узнавать нечто о Рихтере или "откровенное" мнение Гаврилова о его коллегах, тогда как о самом Гаврилове или о биографии династии Нейгаузов высказываться запрещается? Как-то недемократично. Если позволено высказываться без обиняков - так всем и обо всех. Есть только один нюанс: если высказывание является ложью, то тогда на говоруна можно подать в суд. В принципе, и за "правдивое" высказывание в непристойной форме тоже - в суд. И это тоже - справедливо. Но, по правде сказать, ни разу я не видел, чтобы высказывания "на грани фола" о семье Нейгауза-мл. нельзя было бы подтвердить. Другое дело, что все, живущие еще свидетели, надо понимать, придерживаются такого же мнения, как и я: неприлично это! Но раз уж находятся желающие раскрыть таким читателям и слушателям, как Вы, глаза, то почему же о некоторых нельзя? Вот о чем я трактовал. Надеюсь, теперь понятно?

Анна
Таллин, - at 2010-01-13 01:40:49 EDT
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 00:04:39 EDT
"Натаниэль Гинсман
- at 2010-01-12 14:32:38 EDT
Вы понимаете, Натаниэль, это вопрос этический. Анне и другим , любопытствующим о "тонкостях души", может, и было бы интересно... Но вот будет ли это интересно потомкам? В этом и дело.


Почтенный Аарон, Таллин я пишу так, как считаю правильным, прошу извинить, если Вам это не нравится, но меняться из-за этого я не собираюсь. Мне кажется, Вы пребываете в уверенности, что обладаете последней истинной в вопросе о том, что интересно потомкам, а что - нет. Да и не только потомкам, но и современникам. Допустите на минутку, что у людей разные интересы, разные вкусы. Один смотрит на картину в Третьяковке и восхищается гармонией красок и динамичностью сюжета, а другому любопытно, как сделана рама и загрунтован холст. И для каждого может быть свой экскурсовод и написан свой путеводитель. А кому-то интересно узнать психологическое состояние художника, когда он писал картину, его взаимоотношения с учителем и учениками... Почему Вы изначально запрещаете какие-то темы для разговора? Да, часто темы на грани фола, но тут и искусство авторов и редактора остаться в рамках правил, но дать читателю представление о той области, которая обычно закрыта ширмой неискренней морали.

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 01:12:57 EDT
Уважаемый Виктор Авром. Про колхоз тут, как будто, писалось в другом контексте: не про дуэт ГН и АГ, а про те картины, которые так успешно создавал в , так сказать (согласно терминологии Гаврилова и Нейгауза), "совковое" время отец (с маленькой буквы!) Андрея Гаврилова - некий живописец Владимир Гаврилов. Сюжеты, помимо пейзажей "совковой" Родины, были, в основном, о колхозницах и прочих "совках". Колхозницы на картинах художника Гаврилова отличались непомерными кулачищами, почти такими же, как и кулачищи особей мужеского полу на тех же картинах. Лица у "совков" обоих полов на картинах Гаврилова-старшего были синеватого оттенка, дебильные такие, поскольку, как и Гаврилов-мл. в юности и молодости, натурщицы Гаврилова-старшего Гегеля и Канта не читали. А если подумать, то и вообще не читали, в отличие от повзрослевшего сына живописца. Женские лица, изображенные художником Гавриловым, ничего, кроме отвращения, внушать не могли. И почему они - лица - были серо-синие, скажите пожалуйста? Мне вот почему-то абстрактно кажется, что противнику "совка", интервьюеру Нейгаузу, эти картины не понравились бы. Хотя... А здорово было бы (учитывая, что эти картины никому не известны, включая посетителей Третьяковки) так вот и спросить у интервьюера,показав ему эти "шедевры" без подписи, что бы он о них сказал! Правда, забавно было бы?
Еще любил художник Гаврилов изображать усталого солдата в грязной шинелке, немытые тарелки на грязном, сбитом из досок, столе. Висящее на веревках во дворе пролетарское белье. Такие, в общем, колхозно-коммунальные сюжеты, за которые Советская власть, естественно, художника награждала, в частности, покупкой картин в госмузеи. Такая вот правда по поводу "совка" и откуда (из каких благополучных совковых семей) берутся правдолюбы. Может, атмосфера вылизывания ... советской власти в семье была такая удушающая, а блага, которые сыпались на головы домочадцев, столь тяжелы, что во взрослом возрасте сын живописателя "совка" так и возненавидел "совков"? Такое бывает. Сначала совковую власть вылизывают, а потом смачно так на нее плюют. Потому что устали лизать. Ну, и потом, начинают обобщать, полагая, что все вокруг лизали с тем же усердием. Так же проще: считать, что все такие же ... как и ты. (Что за многоточием - решать читателям).
Обычно те, кто не лизал, редко с такой ненавистью о своей Родине пишут.

V-A
- at 2010-01-13 00:34:45 EDT
Господин Аарон Гольдштейн! Я на некоего Марка и внимания не обращаю, как можно
предположить что я с ним за один стол сяду! Пусть и
карточный. Просто этот Марк меня всюду преследует, что же
делать - приходится разьяснять что это за тип. Но
сравнение дуэта ГН-АГ с колхозом мне понравилось.

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-13 00:04:39 EDT
"Натаниэль Гинсман
- at 2010-01-12 14:32:38 EDT
Ааарон, а как Вы думаете, согласится ли Беркович опубликовать воспоминания пожилого московского врача-нарколога, пользовавшего в свое время С.Г. и Г.С. Нейгаузов? Читателям типа Анны из ТаллиНа (странно, что жительница этого города пишет его название по-советски, с одной буквой "н") наверняка будет интересно узнать об этой области "человеческий взаимоотношений" и "тонкостях души музыкантов"."

Вы понимаете, Натаниэль, это вопрос этический. Анне и другим , любопытствующим о "тонкостях души", может, и было бы интересно... Но вот будет ли это интересно потомкам? В этом и дело. Вот почему я стал комментировать интервью. Есть ли какие-то представления о морали и нравственности у автора и интервьюируемого? Какие они? Если они таковы, как мы можем судить по данному тексту, то распространяются ли эти правила на всех, т.е. может ли каждый, имеющий некие знания об известных личностях, бесцеремонно сообщать их публике? Или существует "двойная мораль": Гаврилову и Нейгаузу обо всех можно, а о Гаврилове и Нейгаузе нельзя? Под каждым я не имею в виду просто сплетников, но лиц, обладающих проверенной информацией, естественно.
Тут упомянули Марину Влади. Вот ведь тоже - написала книгу со своими откровениями, а ближайшим родственникам не понравилось. И о Станиславе Нейгаузе упомянула: о его лечащем враче-наркологе. Хорошо ли это? Нужны ли нам, слушателям, такие подробности из жизни великих? А вдруг кого-то затошнит от таких подробностей? Зачем? Может, лучше будем просто слушать "Лунную сонату", так сказать?
А врач-нарколог , упоминаемый Мариной Влади в ее книге, давно уже умер. Он какой-то нетрадиционный был врач, с особыми методами. Но те, которые лечили наркоманию и алкоголизм традиционными методами, наверное, еще живы. Вот их воспоминания Анну из ТаллиННа явно заинтересовали бы.
Да, так вернемся к вопросу об этике. Вообще, хотелось бы разъяснения услышать от интервьюера. Тем более любопытна вот какая вещь: каким образом известнейший педагог и музыкант, которым, безусловно, был Генрих Густавович Нейгауз, не разглядел в Рихтере тех странных страшных особенностей личности, что разглядел Гаврилов? В отличие от Гаврилова Г.Г.Нейгауз о немецкой философии знал не по наслышке, Гегеля прочитал, когда положено нормальному интеллектуалу. Следовательно, с интеллектом у Г.Г. всё обстояло получше. Да и годы общения с Рихтером были... А он, Генрих Густавович, не замечал... Что-то не стыковка выходит. А Гаврилов взял, да и заметил! Либо общение было каким-то более тесным, либо, как уже говорилось ранее, обращение к личности Рихтера - такой самопиар.
Вот такие пока у меня вопросы возникли.
Господин редактор! Надеюсь, Вы поймете, что мною движет исключительно любопытство читателя. Вы же свой журнал открыли для читателей? И комментарии мои по теме. А вот господам Марку и Аврому Виктору рекомендую про свои карточные долги выяснять в другом месте.

V-A
- at 2010-01-12 15:46:43 EDT
Никому не интересно против кого или за кого малоизвестный непорядочный Марк. Почему непорядочный? Я проиграл ему спор и пытался вернуть ему долг. Но не получилось, как я ни пытался. Ему видимо нужно было не долг с меня получить, а выставить меня человеком, долги не отдающим. Вот такой он этот Марк - следите за "карманами".
Марк
- at 2010-01-12 15:38:41 EDT
Активность известного сетевого шулера и проходимца Виктора Кукина на стороне критиков Нйгауза лишний раз доказывает, что автор интервью и интервьюируемый задели нерв больного зуба у многих не очень здоровых товарищей. Во всяком случае, если Витя против колхозов, то я - за!
V-A
MA, - at 2010-01-12 15:16:11 EDT
Про нарколога интересно, так как французская знакомая (можно так назвать) Стасика рассказала в самолёте об этом наркологе Марине Влади. В результате нет ни Стасика ни Владимира...
Натаниэль Гинсман
- at 2010-01-12 14:32:38 EDT
Ааарон, а как Вы думаете, согласится ли Беркович опубликовать воспоминания пожилого московского врача-нарколога, пользовавшего в свое время С.Г. и Г.С. Нейгаузов? Читателям типа Анны из ТаллиНа (странно, что жительница этого города пишет его название по-советски, с одной буквой "н") наверняка будет интересно узнать об этой области "человеческий взаимоотношений" и "тонкостях души музыкантов".
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-12 13:41:46 EDT
"А боязнь "очернительства" - от трусости. Такие же упреки были и Бродскому за его откровения Волкову, и многим другим. Но насколько мы бы меньше знали и хуже понимали искусство без таких смельчаков. Нейгауз и Гаврилов, браво!"
Ну , вот теперь понял: оказывается, искусство становится более доступным после перемывания чужого грязного белья.
Мне кажется, что пианист Лидский, а также непианист Нейгауз очень любят автора Соломона Волкова и будут тронуты тем, что это интервью напоминает книги Волкова. Ура! Да здравствуют смельчаки Нейгауз и Гаврилов! Тогда мне представляется, что для лучшего понимания искусства семьи Нейгаузов можно было бы что-нибудь в таком же жанре забацать тут, а то как же Вам, Анна, иначе понять исполнительское искусство Нейгаузов?

Иван Воронов
- at 2010-01-12 12:49:41 EDT
Натаниэль Гинсман, я не пианист Лидский. Не проецируйте свой недостаток "душевного равновесия" на других.
Анна
Таллин, - at 2010-01-12 12:28:25 EDT
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-12 11:00:59 EDT
А можно полюбопытствовать: что же именно будут изучать специалисты? И в какой именно области специалисты?


Да хотя бы в области человеческих отношений. Разве не богатый материал о советском музыкальном обществе? О психологии конкуренции? О тонкости души музыканта? Да мало ли? Главное, это не равнодушный, горячий и откровенный материал. А боязнь "очернительства" - от трусости. Такие же упреки были и Бродскому за его откровения Волкову, и многим другим. Но насколько мы бы меньше знали и хуже понимали искусство без таких смельчаков. Нейгауз и Гаврилов, браво!

Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-12 11:00:59 EDT
Анна написала: "Могу только поблагодарить авторов интервью и редактора, не побоявшегося такой материал напечатать. Его еще долго будут изучать специалисты."

А можно полюбопытствовать: что же именно будут изучать специалисты? И в какой именно области специалисты? С Потешной улицы? Специалисты из МГК вряд ли.

Натаниэль Гинсман
Madrid, Espana - at 2010-01-12 10:08:26 EDT
Уважаемый редактор, а как насчет того, чтобы Вам самому последовать Вашей же просьбе и воздерживаться от публикаций материалов, содержащих "переходы на личности" и прямые оскорбления ныне здравствующих и покойных известных людей?
_______________________________________________________

Ивану Воронову (пианисту Лидскому?) можно только посочувствовать. Зарегистрироваться под вымышленными именем и фамилией, чтобы обличить "анонимность" других комментаторов, а затем, от неспособности высказаться по существу, скатиться к хулиганским репликам в стиле "сам дурак", можно только в состоянии нарушенного душевного равновесия.

Редактор
- at 2010-01-12 08:47:57 EDT
Уважаемые дамы и господа! Большая просьба: при обсуждении статьи воздерживаться от перехода на личности. Здесь обсуждают тексты, а не авторов. Личные оскорбления будут стираться. Спасибо за понимание!
Иван Воронов
- at 2010-01-12 08:23:50 EDT
>>>тут, эта, параноикам не место

Блин, а чего ж вас сюда столько набежало? :)))

Анна
Таллин, - at 2010-01-12 08:21:11 EDT
Скучные вы люди, господа музыканты и музыковеды! В кои веки удается прочитать откровенный разговор двух профессионалов без ложной политкорректности. Говорят, что думают, и это интересно, даже если с их мнениями можно не соглашаться. Вот Толстой не очень политкорректно отозвался о Шекспире. Следуя логике местных "критиков" этого не стоило печатать, потому что "бросает тень на память умершего". А миллионам читателей интересно и поучительно знать, что думал великий Толстой о великом Шекспире, хотя его мнение они не разделяют. Так и с этим интервью. Что Гаврилов думает о Рихтере, интересно безотносительно к тому, правильно ли это или нет. Это информация к размышлению, и она дорогого стоит. Могу только поблагодарить авторов интервью и редактора, не побоявшегося такой материал напечатать. Его еще долго будут изучать специалисты.
Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-12 08:20:28 EDT
Да, самое главное: "сетевая шваль" - это вы (перечислять не буду, лень).
Victor-Avrom
- at 2010-01-12 08:18:49 EDT
ГН: Ты не обращал внимания на интересный факт: большинство нынешних сторонников Гилельса (и, заодно, противников Рихтера) шарахаются от тебя, как от чумы? Хотя, казалось бы,

Да с таким союзничком никакие враги уже не нужны!

Петр Соколов
- at 2010-01-12 08:16:14 EDT
Воронов! Вас заклинило? Здесь обсуждается интервью, тут, эта, параноикам не место. Высказывайтесь по делу.

Иван Воронов
Москва, - at 2010-01-12 07:51:52 EDT
Возникаю. Возникаю. Возникаю. Возникаю. Возникаю. Возникаю. Возникаю.
Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-12 04:49:01 EDT
Следующее высказывание даже комментировать , вроде, не нужно: "Рихтер, Наумов и многие другие не могут и близко стоять по сердечному богатству рядом с бывшим комбайнёром из Ставрополя.
Как же близорука и погана наша т. н. интеллигенция, выпячивая губу на этого благородного простого крестьянина".
Если считать интеллигенцией тех разночинцев, которые обслуживали верой и правдой Советскую власть, как делал это художник, рисовавший мужеподобных колхозниц, то да - Гаврилов дал себе самому отличную характеристику: поганая интеллигенция, слов нет!

Еще одно чудесное признание:
"среди людей искусства, особенно музыкантов – очень мало людей, обладающих положительными человеческими качествами. Их очень портит «профессия». Им трудно, почти невозможно играть Шуберта в силу духовной мелкости и отсутствия душевной чистоты. Вот и всё."
И это - опять про себя, любимого. Где ж взять духовной чистоты человеку, который, едва открыв рот, тут же начинает оскорблять память уже ушедших, ерничать по поводу живущих и прославлять себя самого?

И предков Нейгауза жаль, так уже он своими выходками прославил фамилию, которую раньше русские музыканты уважали. Но что взять с него? "Сетевая шваль", если пользоваться его же собственным выражением.
Вообще, эти два персонажа так замечательно дают сами себе характеристики. Вот, например, напоследок: "Нет нужды мне указывать на них пальцем. Это неприлично и может испачкать палец." Вот точно сказано. Ни убавить, ни прибавить.
Господину Гаврилову остается только посоветовать поступить в какой-нибудь европейский дешевый университет для "лиц третьего возраста" и , хотя бы на старости лет, овладеть азами мировой философии. Вдруг да поможет?
А интервьюеру что посоветуешь? Про институт на Яузе ему, вроде бы, уже и без меня говорили. А какие есть заведения в Израиле того же рода, по тому же профилю, не знаю...

Привет, вечно ваш
Аарон Гольдштейн


Аарон Гольдштейн
- at 2010-01-12 04:31:55 EDT
Все рассуждения г-на Гаврилова о Рихтере, в том числе, его нынешнее сообщение о "деструктивности" Рихтера и о том, что на Гаврилова, якобы пагубно влиял "демонизм" Рихтера, смехотворны и глупы. Почему-то при жизни Рихтера у Гаврилова не было смелости вслух высказать эти соображения. Вслух он стал говорить только после своего возвращения из "небытия", когда его окончательно забыли и нужно было напомнить о себе громким скандалом. Учитывая "разоблачения" по поводу ориентации Рихтера, заявления Гаврилова кажутся ламентациями брошенного любовника. Ему бы задуматься, как эти вопли о "демонизме" и "вампиризме" выглядят со стороны! Ан нет! Не хватает, видимо, сообразительности.
С рассказами о себе, как о "последней жертве КГБ", Гаврилов тоже припозднился: эти сюжеты проходили в начале перестройки, а теперь они надоели даже иностранцам. Даже те чудики, которые соглашаются бесплатно слушать, как Гаврилов уродует Прокофьева и рояль, уже на рассказы о КГБ не реагируют - скучно. Надо придумать что-то поинтереснее, вот и появляются сюжеты со сновидениями.
Признания взрослого мальчика об овладении классической немецкой философией под руководством немецкой профессуры выглядят по меньшей мере странно, если вспомнить о том, что в других интервью Гаврилов именует Рихтера чуть ли не учеником церковно-приходской школы. Г-н Гаврилов должен был бы знать, что Гегеля, Шеллинга и Фихте прилично образованные люди обычно штудируют в студенческом возрасте, тем более, что труды вышеперечисленных авторов входят в курс философии любого ин-та.
Откровения о том, что "русскую философию не признают даже те немногие, кто с ней знаком" заставляют надрываться от смеха до слез. Г-н Гаврилов забыл, что таки да, после перестройки доступ к зарубежной научной мысли стал менее затруднен. И ему, чтобы не сочинять дуракам про развесистую русскую клюкву, лучше было бы посмотреть книги на полках зарубежных магазинов, поинтересоваться, какие и о чем защищаются диссертации в европейских и американских университетах. Достаточно составить список русских философов и посмотреть, на какие языки их переводят, сколько цитируют и т.д. Так что и тут г-н Гаврилов в своем желании оплевать Россию снова оплошал.
Фантазии у г-на Гаврилова не хватает, хватает только наглости: у него и Лев Наумов стал "слишком русский", да, к тому же, не знающий безукоризненно Европу! Ну да, куда уж бедному Льву Наумову с его знаниями до недоучки, только во взрослом возрасте прочитавшим( да и то - под руководством) Гегеля и Фихте! И опять - в угоду русскоязычным эмигрантам - намеки на то, что и Лев Наумов "слишком русский", плохо овладевший европейской культурой! И г-ну Нейгаузу не стыдно всё это публиковать! Впрочем, понятно, от изрядных возлияний совесть, наверное, атрофируется.
Ну, про "взаимоотношения" Гаврилова с коммунистом Горбачевым тут и в других местах уже писали. Не буду уж. Но, надеюсь, читающим понятно, что Горбачев, конечно, гораздо больший знаток европейской музыки, чем Лев Наумов, а потому на его оценку "интерпретаций" Гаврилова мы можем, безусловно, положиться. А вот про Горбачева, заменившего Гаврилову "Отца" вопрос пастору: какого отца? Если с маленькой буквы, то понятно - того самого художника-"совка", который любил рисовать синие лица и здоровые кулаки дюжих колхозниц. Если с ... БОЛЬШОЙ буквы... о , ужас! Неужели самого Господа Бога Горби заменил Гаврилову? А, г-н пастор? Тут корректура нужна, если Вы безграмотны, и для этого г-ну Берковичу вовсе не нужно обладать музыкальными знаниями. А если нет корректоров, то хреновый какой-то у вас сетевой ресурс, где каждая сетевая шваль может лепить всё , что угодно.

Виктор-Авром Кукин
- at 2010-01-12 03:06:25 EDT
Иван Воронов,
позвольте представиться, Виктор-Авром Кукин. Дело в том, что Нейгауз больше знает меня как V-A, даже мои слова ставит как эпиграф к своим статьям:
http://berkovich-zametki.com/2007/Zametki/Nomer19/Neuhaus1.htm

V-A
- at 2010-01-12 02:55:10 EDT
АГ: Мне необыкновенно приятно то, что сказал твой Отец.
А вот это уже явное кощунство. Богослов хренов.

Петр Соколов
Реутов, Россия - at 2010-01-11 23:44:50 EDT
Иван Воронов!
Передайте, пожалуйста, огромнейшему пианисту Лидскому, что его "пиар" в виде участия в обсуждении данного интервью здесь и на модерируемом им форуме, сослужил ему очень плохую службу.
И еще, Иван Воронов! Передайте авторам интервью, что смелость не в том, чтобы на малоизвестном сайте полить грязью пианиста Петрова, к примеру, а в том, чтобы лично сказать ему всё напечатанное здесь, не боясь получить при этом по морде. Ясный же хрен, что Нейгауз-мл., живя в Израиле, понимает, что никто за ним гоняться не будет, чтобы привести его в чувство. Вот и пишет он, и интервью берет.
С другой стороны, конечно, зря, что ему никто в глаза не говорит то, что говорят за глаза. Из уважения к деду и отцу не говорят. А зря. Правда. Так и знайте, Иван Воронов, это мое личное, Петра Соколова, мнение. А будете возникать, я свой номер паспорта предъявлю и от Вас потребую того же. И от "ника" пианиста Лидского тоже: а то вдруг окажется, что "ник" "Михаил Лидский" - вовсе не Лидский.
Зато я - Петр Соколов, и с этим не поспоришь.

Петр Соколов
Реутов, Россия - at 2010-01-11 23:28:38 EDT
Всё, опубликованное здесь, недостойно. Согласен с тем, что текст интервью совершенно не соотносится с предупреждением для пишущих комментарии :"воздерживайтесь от высказжываний, могущих оскорбить других людей! Лучший способ защиты - не уподобляться!"
В интервью были оскорблены и ныне живущие и покойники. Что за странный журнал, где авторам оскорблять можно безнаказанно кого угодно, а комментирующим нужно только соглашаться с этими оскорблениями? Так надо понимать? Если использовать лексику этих двух персонажей (интервьюера и интервьюируемого), то подобную мораль можно назвать "совком". В том смысле, что советская пресса не подлежала критике. А у нас теперь везде, разве что кроме Гондураса, свобода слова. Поэтому я, Петр Соколов, повторю вслед за прочими читателями, что интервью гнусное. И к музыке это отношения не имеет. Здесь обсуждается текст интервью.
А об "интерпретациях" Гаврилова скажу: на концертах он играет мимо нот, Шопена играет слащаво, как нервная барышня в салоне. А уж говорить о том, что в России Прокофьева не понимают, ему и вовсе не надо было бы, учитывая его собственные "инртерпретации".
Но здесь пишут не об "интерпретаторе" Гаврилове, а о его интервью. Оно злобное и непристойное, хотя местами просто вызывает смех., например, слова про "культуру философской мысли на страницах газет"! Какое отношение газеты вообще имеют к философской мысли? И, если почитать, что пишет сам Гаврилов, то тут уж не найти ни культуры, ни философской мысли. Один самопиар, основанный на оплевывании уже покойного Рихтера. Дело не в том, каким был Рихтер: может быть, он был и "деструктивным", и "энергетическим вампиром". Не в этом дело. Очень легко делать из покойника "антигероя". Но неэтично, некорректно. Об этом и речь.
Лично я, Петр Соколов, никак не могу взять в толк, почему автор интервью, например, не хочет дать подробное интервью о своем отце? Не буду уподобляться Нейгаузу-мл. и Гаврилову, но уверен, что если бы какой-нибудь Воронов, Сидоров или Петров, Иванов, Рабинович решили бы вот так, "смело", как Гаврилов, рассказать подробности жизни предков интервьюера, вряд ли он бы обрадовался. Собственно, так и происходит. Это что - двойная мораль? Мне лично, Петру Соколову, не любопытна частная жизнь Рихтера или семьи Нейгауза, и пианист Петров, как интерпретатор, не интересен. Мне, в данном случае, важна этическая сторона вопроса.
Так можно о других "антигероях" писать? Об алкоголизме, наркомании, психических заболеваниях известных людей? Или можно извлекать наружу только подробности из жизни отдельно взятых личностей? К примеру, есть какие-то музыкальные форумы, где с удовольствием примут некоторые пикантные рассказы об интервьюере, его семье, об интервьюируемом. Правда, здорово будет, а, Иван Воронов?
Иван Воронов! Признавайтесь, Вы аноним? А то я не знаю Вас лично. Фамилия какая-то у Вас распространенная... Или Вы не аноним? Ау? Ну, смотрите, а то потом скажете, что и Петр Соколов - тоже аноним! А вдруг Вы - тот самый поборник "неанонимности" в интернете - огромнейший пианист Лидский? Или один , "известный" в "узких кругах", "пианист", недоучившийся в одном московском институте и недолечившийся в одной московской клинике?

Иван Воронов
Москва, Россия - at 2010-01-11 21:08:56 EDT
Интересно, о какой "свободе слова" может идти речь, когда авторы-собеседники по интервью выступают под собственными именами, а многочисленные комментаторы с "сеансами разоблачения" и просто хамскими выкриками прячутся под анонимными псевдонимами? Свобода - это ответственность, в том числе и за свои слова. Андрей Гаврилов и Генрих Нейгауз-младший, выходит, ее несут, а безымянные "оппоненты" чувствуют себя абсолютно безнаказанными. Гюльчитай, ты либо открой личико, либо прикуси язычок.
Сергей
Обнинск, Россия - at 2010-01-11 03:32:55 EDT
Сначала посмотрел два концерта Баха в исполнении интервьюируемого, потом интервью. И то и другое - ниже всяких стандартов. Сделать из Баха этакое танго а-ля Цфасман и употреблять в интервью выражения, известные не всякому сантехнику с островов Фиджи (наши, пожалуй, все же покруче выражаются, но они не дают интервью на музыкальные темы) - это позор. Лишить премии 1974 года за непристойное поведение!
Читатель
NY, USA - at 2010-01-11 01:08:10 EDT
Да надо просто дать ссылку на это интервью вместе со ссылкой на "Форум Ветров и роз" г-ну Петрову и пусть он ознакомится.

Комментатор
Москва, Россия - at 2010-01-10 23:52:39 EDT
Смешно читать обсуждения этого интервью на форуме, модерируемом бесконечно огромным пианистом Лидским. Гаврилов сообщает, что все другие интервью - это искажение его мыслей или просто подлог, за который надо подавать в суд. По поводу этого интервью он пока скромно пишет, что они "с Гарриком" поторопились, что был, якобы, другой, ПОСЛЕДНИЙ, вариант, который почему-то не опубликовали. Вот интересно-то: а если Петров или еще кто, кого, походя, лягнули два дурня, захотят подать в суд, не откажется ли Гаврилов и от этого интервью?
В общем, господа хорошие, если вам можно "честно" и "нелицеприятно" высказываться о ком угодно, то будет, наверное, справедливо читать "симметричные" ответы. Привыкайте, что ли... И не возмущайтесь. Напишут, что Гаврилов постоянно лажает, проглатывая целые такты - так это у нас не "совок" с его цензурой, хотим сказать честную правду, и говорим. И всё тут.
А все, здесь мною написанное - неподцензурное высказывание. Свобода слова всем! Ура! А не только ГАврилову и НЕйгаузу-мл,!!!

Комментатор
Москва, Россия - at 2010-01-10 23:36:09 EDT
Ну, что, два неумных человека воспользовались возможностью высказаться. Да еще пианист Лидский ("свиноподобная туша", как отозвался Гаврилов о его товарище по кафедре МГК?) в комментариях появился.
И интервьюеру и интервьюируемому страшно хочется, чтобы о них лишний раз услышали. Нейгаузу простительно: ему хочется скандалов, чтобы услышали его крики, помнили, что он еще жив. А Гаврилов, хотя его пианистическую карьеру уже никакими скандалами не оживить, все таки может, иногда, где-нибудь, на европейских курортах, играть перед престарелыми ревматиками. Да еще впаривать им свои "откровения" , почерпнутые из старых, советских времен, учебников музлитературы. Ну вот бы и впаривал свои "интерпретации" пришедшим на бесплатные концерты московским старым девам или старичкам, приехавшим лечиться на курорт. Интервьюер никогда даже и не был пианистом, а интервьюируемый когда-то был. Но криками ничего не создашь и прошлого не вернешь. ДА и визжать оскорбления в интернете - это тоже ничего не изменит.
А как бедный огромный пианист Лидский изощрялся на своем форуме по поводу "глиссандо"!!! И как намекал на то, что нужно "редактировать" высказывания! Ой, обхохочешься. Кому адресованы слова о редактировании? Человеку, который сам сообщает из года в год, публично, в интернете, о том, как беспробудно пьет? Когда мозги пропиты, ничего уже не изменить, ни мозги, ни печень не вылечишь.
Нейгауз-мл. постоянно обвиняет форум Лифановского в желании привлечь читателей за счет скандалов, но именно этим он и сам всю жизнь занимается. Когда нет таланта, мучает мысль о собственной никчемности (особенно на фоне деда, отца и сводного брата), поневоле начнешь пить. Но оскорблять-то никого не надо. Ни Крайнев, ни Наумов, ни Петров, ни Рихтер не виноваты в бесталанности кого бы то ни было. Так ведь, господин Нейгауз? Между прочим, своим поклонникам господин ГАврилов, в личном порядке, очень прямо, без околичностей, говорит о Нейгаузе-мл. всё, что думает, так же, как здесь о пианисте Петрове.

я ничего не понимаю
- at 2010-01-10 20:44:54 EDT
Иль это сон,
Иль миф какой-то,
Но сонм печальных мыслей гложет:
Нормальный человек не может
Подобную нести пургу.
Увольте, други, не могу!

Публика
Петербург, РФ, - at 2010-01-10 13:25:19 EDT
Андрей!!?? Ты меня знаешь раз так ласкаешь!? Будешь продолжать в таком же духе уйду и больше не приидууу!
Интриган
С-Петербург, РФ, - at 2010-01-10 13:07:20 EDT
Будто сама идея записанная не нотами, а буквами, словами преследовала цель "наблевать" на музыку.
Клава
Петербург, РФ - at 2010-01-10 12:42:27 EDT
И каждый исполнитель имеет свои основания на выбор способа выражения, а каждый слушатель- право на выбор исполнения по своему вкусу. Давайте не обижать друг друга и жить дружно. А ты, Андрей, не зазнавайся ! А то получается "золото" в дерьме! или "дерьмо" в золоте: куда тебя отнести?
Сергеич
С-Петербург, Россия - at 2010-01-10 12:01:14 EDT
" Мой родимый уголок.
И зачем на это место
Черт корягу приволок"
Из прочтенного в данном журнале. Подходит эпиграфом ко всем комментариям к данному интервью

Читатель
С-Петербург, РФ - at 2010-01-10 11:55:11 EDT
"Мой родимый уголок.
И зачем на это место
Черт корягу приволок"

Виктор Сергееич
С-Петербург, РФ - at 2010-01-10 11:37:43 EDT
Я как-то в приёмной сидел в ожидании вызова начальником в кабинет. Там сидели ещё несколько человек рядом. среди которых была юристка. Чтобы нескучно скоротать время я затеял с юристкой спор: заявил ей , что видел вчера её подвипивши с каким то бомжом щляющуюся на Невском. Она покраснела и всё отвергала. Я вызвал её на спор: условие бутылка шампанского. Секретарша "разбила" за право распить щамп.. Потом я юристке заявил, что видел это всё во сне. Шампанское мы пили за её счёт. Так может и Андрею всё "просветление" приснилось, ведь и открытия узнаются иногда во сне. Просто Андрей решил "потешить" нас таким образом. Или сам запутался: когда и что происходило и происходило ли?. А мы тут "уши развесили","губы раскатали"... И таким образом шутка получилась неудачная! Комментарии тому подтверждение. Виктор Сергеевич
Музыкант
С-Петербург, Россия - at 2010-01-10 10:33:03 EDT
Любой исполнитель имеет структуру, состоящую из: склонностей, нравится не нравится, сильный и слабый инструментарий, способ выражения и т.д. и т. п. И давать "чоховую"(среднетемпературную) оценку да и ещё во времени - значит исключить дифференцированный подход, смазать личность и не только. Что-то у Андрея лучше, что-то хуже.Что-то у Святослава лучше, что-то хуже. И ещё: музыка (как и деньги) "любят тишину"( представьте звучание музыки в зале консерватории и одновременно драку за сценой, слышную в зале). Интернет:- тот же зал, в том числе и музыкальный. И надо уважать и исполнителей и слушателей-смотрителей. Ясно, что Андрей в данном случае играет на фортепиано на много лучше, чем говорит. И хочется ему пожелать:чтобы он не забывал, что философом должен быть философ, портной портным, сапожник сапожником. Вероятность достижений при таком понимании больше. И всё-таки неудачно он выбрал место и время, и потому результативность ..... А выступления Андрея, и особенно на халяву, я жду. Музыкант
В3
Москва, - at 2010-01-10 10:20:19 EDT
Господин пианист Лидский! Фи! По какой причине Вы присваиваете мне чужие имя и фамилию?
По существу вопроса лучше высказываться. Так Вам не было бы безразлично, если бы Вашу крупную личность обсуждали так же, как Вашего коллегу Петрова? Мне, кстати, Петров абсолютно неинтересен. Просто неприлично . И о Рихтере - неприлично. И по поводу интерпретации Прокофьева - дурь. Слова о России- вообще некрасиво, в свете предыдущих интервью. А то, что Ваш свойственник редко бывает в себе, так Вы это и сами знаете. Почему же о нем нельзя, если смело можно о ком угодно ему и Гаврилову? Или Гаврилову и Нейгаузу-юниору можно всегда и все?
Впрочем, что же именно Вы желали тут сообщить, кроме странной фамилии, которая скорее напоминает фамилии тех, среди кого ныне проживает Ваш свойственник?

Михаил Лидский
Москва, - at 2010-01-10 09:44:57 EDT
Насколько мне известно, отважного здорового непьющего человека, подписывающегося здесь В3, зовут Мангилев Евгений Валерьевич. Он - менеджер компании "Центрообувь". Впрочем, может быть, это и не так.
В3
Москва, - at 2010-01-10 07:44:05 EDT
ТОлько что заметил, что перед вводом сообщения можно прочитать следующее:
"Пожалуйста, воздерживайтесь от высказываний, могущих оскорбить других людей!"
А как насчет содержимого публикаций? Господин Беркович! Вы хотя бы читаете, что тут пишут Ваши авторы?
Что о живых , что о покойниках - льется одно дерьмо. Думаете, что таким образом привлечете внимание читателей? Так Вы лучше интервью со Станиславом Буниным опубликуйте: сразу интерес к изданию и возрастет! Расскажите о его концертной и благотворительной деятельности, о его записях. Правда же! Отличный музыкант!

B3
Москва, Россия - at 2010-01-10 07:34:10 EDT
Гаврилов давно уже никому в Европе не интересен. В России концерт ирует по Сибири, потому что там слушатель неискушенный, в основном, но денежный. А все эти интервью и выступления на бесплатных концертах со смехотворными любительскими хорами - дешевый пиар: привлечет очередных дураков возможностью вживую пообщаться с исполнителем, который когда-то был знаком с Рихтером, с лауреатом конкурса Чайковского.
Забавно, что Нейгауз-мл. и Гаврилов обрели друг друга! Они - два сапога пара: оба истерики. Чудесно поддерживают друг с другом диалог на дебильном форуме "Музыка Ветра и Роз". М.Лидский им сначала поддакивал, а потом застеснялся, вернее, испугался, видимо, что его коллеги по кафедре прочитают, и - на попятную. А может, не выдержал того, что уже и за Гиллельса его друзья взялись. Ха-ха-ха! Отличная компания! Трусливые больные люди, которые не боятся только покойников.

Евгений Лаук
Красноярск, Россия - at 2010-01-10 04:51:44 EDT
"Пусть Бах и Амадей из НООСФЕРЫ
Нас вдохновят на ПИАР-ШОУ и АФЕРЫ."
Отрывок сей прочёл из "Андро-Ге-Гаврилиады"
Быть может Пушкин или автор "Илиады"?

Евгений Лаук
Красноярск, Россия - at 2010-01-10 04:36:33 EDT
Андрей Гаврилов конечно щедро одарён природой(одни руки чего стоят!), но все его высокие пианистические и интерпретационные достижения в прошлом. Его, т.н. открытия, "мистические озарения" и пр. не блоее, чем пиар и обида на "рабскую Россию", котрорая не в силах оценить благодеяния Горби и, тем более, "гениальные" откровения самого Гаврилова. Его ТАЙ-ДЗИ-ЦЮАНЬ-ШОУ в качестве "дирижёра" под прекрасное исполнение Дивертисментов Моцарта Новосибирским Камерным оркестром просто ОБЫКНОВЕННЫЙ ВЫПЕНДРЁЖ. Убери Гаврилова, поставь любого заурядного махалу и БУДЕТ НЕ ХУЖЕ.
Со мной делились впечатлением не только профессионалы, но обычные любители музыки. Они ("рабы" с точки зрения гуру-Гаврилова) недоумённо спрашивали меня:"Почему?Зачем он так ведёт себя на сцене???Он настолько АКТИВЕН, что приходится смотреть на его КИТАЙСКУЮ ГИМНАСТИКУ, но при этом НЕ СЛУШАТЬ МОЦАРТА, либо ЗАКРЫВАТЬ ГЛАЗА и ОСТАВАТЬСЯ НАЕДИНЕ СО ЗВУЧАНИЕМ ОРКЕСТРА (что многие с успехом и делали). Надо отдать должное артистизму Андрея.Блеск его улыбки и лакированных штиблет затмевал блеск новой люстры в недавно отреставрированном МКЗ Красноярской филармонии. Двигался Андрей легко, непринуждённо, идеально совпадая с ритмом Дивертисментов, при этом ни разу не задев дирижёрского пульта. Браво!Прямо показательные выступления! Даже МАНТРЫ НЕ ЗАБЫВАЛ ПРОЧИТАТЬ перед каждым новым опусом!!! Видимо сам АМАДЕЙ из НООСФЕРЫ открыл Андрею сии ВЫСОТЫ ДУХА. Этот новый способ дирижирования скорее напоминает теле-шоу "Как публично избавиться от лишнего веса и срубить вдобавок бабки".Но при чём здесь Моцарт, господа? 2-е отд. Бах-ТАРАРАХ! Два самых играемых концертов ре и фа минор. Более безвкусного и претенциозного исполнения мы не слышали. Сверхконтрастная динамика(в Бахе!)-от неслыхиссимо до агрессивного фортиссимо!?!Псевдонаучные комментарии перед исполением.(Конечно нам "рабам" не постичь всех глубин откровений и прозрений явленых А.Гарилову из высот ноосферы).Зачем эти царственные ауфтакты то левой, то правой рукой превосходному оркестру?Видимо затем, чтобы продемонстрировать публике, что МАЭСТРО может играть и одной рукой там, где обычно играют двумя одновременно. А что опоздавшая рука судорожно ищет и, к счастью, находит октавные унисоны(концерт ре минор)и котрапункт в левой (концерт фа минор). Впрочем, зачем играть эти унисоны и контрапункты, когда они дублируются в патиях cello? На бис-посмертный до-диез минорный Ноктюрн Шопена конечно же с комментариями, из коих почтенная публика узнаёт, что над сим опусом "польский геий работал всю свою жизнь влоть до смертного одра...". Чюйствительные зависания,неумеренные ускорения и замедления(riterdantissimo)в далеко небезупречном пианистическом воплощении??? Ещё один бис- "Наваждение" Прокофьева.Темп обалденный,поэтому не очень качественно, иногда руки не совпадали.Но,но блеснул остатками былого мастерства.Правда пьеса предстала только в своей гротесковой ипостасси,без ужаса и мистики.Ладно,пущай хоть так.Бог Вам судья,Андрей!
"ПУСТЬ БАХ И АМАДЕЙ ИЗ НООСФЕРЫ
НАС ВДОХНОВЛЯЮТ НА АФЕРЫ!"
ДУХ А.С.ПУШКИНА ИЗ БИО-НООСФЕРЫ "ТЕНЬ ГАВРИЛИАДЫ"

Музыкояд
Петербург, Россия - at 2010-01-09 07:43:02 EDT
Андрей вышел на публику со словесной "блевотиной" и теперь пожинает "урожай", того что заслужил. Ведь российская публика ( и музыкальная) свободна давать сдачи тем:
- кто её публично оскорбляет,
-кто не смотря на получившее просветление не воспользовался даром по назначению и вызвал гнев божий: "покойник одержал победу над ещё не покойником". И только глухой музыкант может этого не услышать.
Андрей хотел как лучше, а получилось как получилось.

Виктор Сергеич
С-Петербург, РФ - at 2010-01-09 04:28:03 EDT
С комментариями ( до меня по времени) решил ознакомиться: всё познаётся в сравнении. Если утверждение: не в Силе Бог, а в ПРАВДЕ, и не присваивать только себе ПРАВДУ, но имея право считать себя приближённым ПРАВДЕ, то "ранняя" полемика подтверждает вывод: с покойниками сражаются только "святые" типа ТИПОВ-гавриловых. И остаётся радость: не все буквы-звуки-краски-запахи чёрно-коричневого вонючего восприятия. Ну, а гаврилов к тому же разнообразен: у него всего хватает (и гадкого в том числе).И это несмотря на то, что он встретился с только ему "известным просветлением". Но сам от этого не стал более просветленным, как заблуждаясь это утверждает. Старайся Андрей играть лучше, говорить получается у тебя хуже и надоли тебе срамиться?
Сергеич
Петербург, РФ - at 2010-01-09 02:50:28 EDT
"откровенное противостояние музыкальной мафии". Нет, нет, нет! Это может быть частично совпадать. Но главное "неприятие" : из-за отсутствия присутствия порядочности обиженного ("автора-мемуариста"). И это заставляет меня его("а-м") отнести к недочеловекам, а не к тому уровню, который сам себе присваивает этот "тип". Поднятие "жоп" может быть свидетельством исполнительского мастерства артиста(хорошо исполненной "маски"), но не остальных "достоинств", не того, что скрывается под маской.
Лишний раз подтверждается неравенство артиста - "героя" и артиста-доносителя. В сухом остатке: интервью не что иное как желание "мщения покойнику"(как вариант). Ну да Бог ему судья! Безгрешных на Земле нет. Сергеич

Игорь Брускин
Мюнхен, - at 2010-01-09 02:01:05 EDT
Посмотрел и послушал в Интернете Маэстро и спрашиваю себя,а ещё быстрее может?Вот "прикольно"!Это о финале Сен-Санса.Для такой "глубокой" и "данной свыше" интерпретации только слэнговые слова и приходят на язык.По логике его высказываний-может,но тогда появятся ещё больше "сочувствующих" клавиш да и физкультурные возможности В.Ашкенази не безграничны."С ветерком" пронёсся пианист над могилой композитора,дал интервью местным СМИ,типа:"все дураки" и "мне пришло письмо из Поднебесной" и пошёл зализывать душевные травмы,нанесённые подругой дочки Брежнева и всем его "тоталитарным аппаратом".Но талантлив,чёрт возьми!Да с таааакими "лапами" и на бетонных шпалах глиссандо получится.Щедра природа...
Игорь Брускин
Мюнхен, - at 2010-01-08 17:35:02 EDT
Религознофилософская тема даёт ощущение некоторой инфантильности.Об очевидных вещах лучше молчать,т к.нового нечего добавить.Подробности об известных именах крайне неприятны и совсем не религиознофилософичны.Обсуждая детали,сам, поневоле,становишься участником.Складывается впечатление,что это,пиар в оригинальных новых нарядах.Описывать мистические музыкальные ассоциации не трудно.Не случайно ссылку на интервью прислала мне дама средних лет в эмиграции,одинокая и приглашала меня к обсуждению глупостей.Это как "Комсомольская правда" в новом формате.Зачем всё это,мелко и бессмысленно.Лучше помолчать.А пианист он хороший,играет правильно и пусть говорит ,пишет и играет как хочет.Но веет усталостью от его открытий.
Виктор Сергеевич
С-Петербург, РФ - at 2010-01-08 04:13:55 EDT
О вкусах не спорят. Это касается и музыки. И это обусловлено возможностями, способностями и воспринимать и отдавать. Авторы интервью, как говорится, находятся в "своей нише". И с уровня этого "гнезда" рассуждают и это их право. Моё впечатление от получившихся сочетаний буквочек: это им нравится, они удовлетворены и Бог им судья. На исполнительском музыкальном языке это звучало бы иестами "скрежетом по ушам" из-за несовершенства понимания исполнителями всего того, что они хотели выразить. Это я про результаты сочетаний буквочек, отразивших данное интервью. И всё-таки с уважением к авторам Виктор СПб
Dmitry Garanin
New York, NY, USA - at 2010-01-07 21:36:47 EDT
А нельзя ли в разделе "Комментарии" сделать шрифт покрупнее и поменять цвета, чтобы глаза не болели??
Йегуда Векслер
Бейтар Илит, Израиль - at 2010-01-05 16:34:21 EDT
У Шопена нет ни одного глиссандо, но это самая маленькая из "неточностей" Гаврилова. Вообще отвратительно перебирание грязного белья больших музыкантов -- каким Рихтер, без сомнения, был несмотря на массу отрицательных черт характера. Они проявляются в его исполнении, и кто почувствует это - почувствует, но совершенно беспардонно выносить суждения о них в интернет.
Dmitry Garanin
New York, NY, USA - at 2010-01-05 01:25:18 EDT
Очень интересное интервью, особенно в том, что касается Рихтера. Обидно за Гилельса. Правильно про музыкальную мафию и агентов-менеджеров. Очень впечатляюще сказано про озарение, во время которого открылись все тайны музыкальной интерпретации. Практически, наверное, это самое важное. Я хотел бы услышать эти новые записи, на CD или там на youtube.
V-A
- at 2010-01-03 22:42:27 EDT
Продолжим, благо доступ упростился. Итак, как же живописует Гаврилов Святослава Теофильевича? Холодный, себялюбивый. Да, наверно и правда так: холодный филигранный стиль Рихтера не с неба же свалился. Но дальше Андрей начинает Рихтера сатанизировать. Вот тут:

Всем известно, что СТР ненавидел даже слово педагог, педагогика, а когда, путём немыслимых ухищрений, кому-нибудь удавалось «протащить» юное дарование на прослушивание к нему – он (по его словам и с грозной мимикой) «думал, что б скорее что-нибудь нехорошее стряслось» с несчастным играющим, доходя в мыслях до кровавых сценариев... Ну вот такой эмоциональный он был в некоторых своих проявлениях!


Казалось бы интервьюер с богословским образованием должен был бы прекратить подобные эксорсизы, но куда там! Видимо Нейгаузу это как по маслу.

В-А
- at 2010-01-03 11:31:35 EDT
Примирение с Родиной
Интервью с Д. Головановым

http://www.rg.ru/2009/12/18/gavrilov.html

Сейчас увидел полстраны, многое понял. Мне кажется, Россия меня приняла и простила, если я в чем-то был перед ней виноват. Я тоже ее простил и все больше и больше в нее влюбляюсь

Интервью с Г. Нейгаузом, декабрь 2009

Израиль молодец, и всегда был молодцом, а Россия всегда была дурой, а стала бандиткой и дурой.
Да, там те бандиты, которые состоят из советских паханов и комсомольских мамок, бандитов и чиновников, которые саботировали Горби с начала перестройки.
Им честно жить не улыбалось, к чему стремился наш великий крестьянин, и они были не на шутку напуганы. Так что ты не много потерял. Да и себя сохранил и детей.
------------------------------------------------
Мне интересно последнее интервью записано 17 декабря или 19
декабря?

В-А
- at 2010-01-03 09:29:39 EDT
Я бы переформулировал вопрос тёзки и соседа так: а что
разве за Избицером замечалось такое состояние, как зависть
хотя бы раз?

Теперь по сути статьи, а потом, ЕБЖ, вопросы по непонятому.
СТР (новое для меня название, Ландау нравилось, чтибы его
называли Дау, интересно, Рихтер как относился к именованию
СТР?) пианистом был филигранным, но холодным. Оказывается, и
как человек он был тоже - холодный (холодная жестокость... «я очень холодный человек»).
Не сюрприз. Бешеное самолюбие... тоже не сюрприз - это
испытенный мотор элиты. Правда мало такие характеристики
вяжутся с рассказанной нам историей
СТ, буквально, чуть не залепил «поздравляющему» пощёчину: наскочил, покраснел и крикнул – «Это я у него учусь!!!»
Ну да одна история погоды не делает.

PS. На мой адрес поставлен тут бан, хотя это вообще мой первый
комментарий здесь. Приходится пользоваться анонимайзером,
что несколько неудобно. Надеюсь, эта досадная техническая
неисправность будет исправлена, как она была исправлена в
гостевой заметок

Варвара
- at 2010-01-03 07:56:29 EDT
Почитайте, что говорил Гаврилов не далее как 18 декабря
http://www.rg.ru/2009/12/18/gavrilov.html

И сравните с тем, что выложено выше. Гаврилов как истинный подхалим говорит лишь то, что от него ожидают услышать. Будучи на гастролях в Сибири, он соловьем заливается о своей любви к России и русской публике. Приехав через 10 дней в Израиль и разговаривая с Нейгаузом-младшим, известным руссофобом, он полностью перевоплощается. Не меняется лишь тема его личной гениальности.

А вот его интервью от 13 октября
http://www.gzt.ru/Gazeta/kuljtura-v-gazete/266151.html

То бишь, 13 октября он еще выполнял заветы Рихтера. Здесь же он Рихтера разоблачает, согревая тем самым душу Нейгауза, поскольку знает, что в довесок к руссофобии тот страдает и рихтерофобией.

Короче, что бы Гаврилов ни говорил, это всегда рассчитано на эффект, на сенсацию, на привлечение внимания к собственной персоне. Он не выносит ни слова критики в свой адрес. Он льстит собеседнику, чтобы услышать в ответ лесть. Это и есть рабское поведение. Он раб собственного раздутого самолюбия.

Варвара
- at 2010-01-03 07:18:03 EDT


Гаврилов: Двумя годами позже я был вознаграждён сполна мистическим видением, где в белом столбе света, восхитившим меня (а не испугавшим) я увидел и услышал всё, скрытое доныне от всех ушей и глаз в мировой музыкальной литературе; темы с ключами от каждой из них и со знанием что именно композитор зашифровал в каждом такте того или иного произведения.


Этот феерический бред я возьму себе вместо подписи на всех форумах, и у меня будет самая крутая подпись во всем инете

Светлана
- at 2010-01-03 06:37:07 EDT
Прав каждый по-своему, видит то, что хочет, или может. Хороший материал, потому что заставил уже многих показать себя. "Устранять" "конкурентов" посредством интервью - это замечательно:) Спасибо за перл! Генрих Нейгауз тоже политически донос сочинил, охарактеризовав Гилельса, как "хорошго комсомольца"? Не знаю насколько тяжела Ваша истерика, но чёрно-белое видение мира серьёзная болезнь - "поставил выше, ниже, унизил, устранил" и т д, это всё о чём говорит Гаврилов - ну что ж, браво!
Дискуссия себя исчерпала, перехожу в режим стороннего наблюдателя:)

Дмитрий В.
- at 2010-01-03 05:38:43 EDT
Светлана, Вы - в тяжёлой истерике. Избицер прав, перечитайте материал. Рихтер, по Гаврилову, холодный, себялюбивый вампир, хотя и сохранивший свою свободу. Гилельс - раб, обласканный Паханом. Это, заодно, и политический донос, не так ли? А он сам, Гаврилов, тёплый, человечный и свободный человек, который, в противоположность рабскому большинству музыкантов, имеет право играть Шуберта и Шопена. Всем этим он поставил себя в положение особое. А также и над каждым из двух уже ушедших пианистов.
Умело, с холодным расчётом Гаврилов также "устраняет" во мнении читателей нескольких своих успешных конкурентов, в частности, Евгения Кисина. А залы на концертах Кисина ломятся от публики. Всем этим Гаврилов говорит о собственной исключительности. Это - факты данного материала.

Светлана
- at 2010-01-03 04:20:09 EDT
Дорогой Виктор, ну это же видно невооружённым глазом и слышно невооружённым ухом:)
Не успев прочитать статью,г.Избицер всё немедленно переревирает ("трактует" в силу своих убогих возможностей ), это не невнимание, а позиция!
Начнём с самого начала коммента. "Но в данном случае заодно необходимо поставить над обоими Себя" - грязная ложь! Гаврилов во всём материале проводит мысль о
неудовлетворённости как норме существования для себя, сокрушается от слабости человека, выражает лишь веру в духовную силу,
и говорит о себе, что "пара удачно сыгранных фраз не причина для ликования" и т д. Зачем же передёргивать текст, пронизанный сердечной болью
за всех и всё с самого начала?
Далее г.Избицер глаголет как должен вести себя свободный человек, забывая, что Гаврилов борец не только за свою личную свободу,
но и своим примером добился свободы для многих и многих людей в России, преодолев "личное" участие Андропова, 3 попытки убийства ( две в России и одну в Лондоне,
где ему отравили инструмент и он чудом был спасён от смерти британской разведкой, но частичное отравление произошло и ему заново пришлось учиться ходить и начинать жизнь с нуля)
Он даже не упомянул обо всём этом здесь, но это широко известные факты. Он не стал политическим эмигрантом, хотя это далось ещё годом довольно страшных коллизий в его судьбе и создал путём смертельной ( буквально ) борьбы прецидент для свободной работы и передвижения артистов ( сначала ), а затем и многих других. Сделал бы так "хвастливый и трепливый" эгоист? Что-то до него и после него никто подобным образом себя не вёл...
Называть полное откровение и откровенность, пережившего ужасы и победившего судьбу человека, "трепливостью" - это циничное бесстыдство, которое характерно для многих людей в современной России и за её пределами! И, конечно, выражение пресловутой чёрной зависти, когда трудно слушать рассказ человека, всей жизнью и творчеством заслужившего свою открытую позицию и право говорить. Затем г.Избицер откровенно врёт про "Нечто", явно намекая на то, что у Гаврилова мания величия, что бы снова обвинить что:"пианист даёт понять миру, что он находится на недосягаемой для других высоте" - ложь откровенная. Нет ни слова о "нечто", а есть радость, что пришло познание, за которое человек отдал жизнь. О "Нечто" нет ни слова. Есть, действотельно, широко известная теория, которую разделяли замечательные и совершенно разные великие люди от Друскина, до Флоренского и Вернадского о, так называемой, "пневматосфере", расположенной над биосферой, где в том, или ином виде существует "культурных слой человечества, его культурный багаж", вот об этом Гаврилов и делится с другом Нейгаузом и с друзьями-читателями.
Мерзкий пассаж г.Избицера: - "такой трепливости, выдаваемой за откровенность, раскованность, свободу и пр". - это уже просто грязная клевета, вызванная тем же мотивом.
Далее г.Избицер показывает масштаб своего "философского" мышления, где заявляет, что "свободный дух", свобода была отмечено аплодисментами всего мира ( как доказательство свободного духа Э.Г. Гилельса ) - ну это можно "всерьёз" комментировать лишь в доме культуры пролеткульта пеенесясь в 20-е годы советского государства, уровень мысли ужасающе примитивен! Гаврилов говорит о том, что Гилельс стал жертвой тиранов и пал жертвой тиранов, не способный защитить свою свободу. Рихтер отстоял свою свободу настолько своеобразно.. но об этом всё рассказыно в тексте Гаврилова.
Противно анализировать яд человека передёргивающего факты, слова, чувства, выраженные тут же в вышеизложенном тексте. Вызывает недоумение, что люди, оставившие сочувственные комментарии к "выбросу" желчи советского настоя от г.Избицер либо так же думают, либо не в состоянии увидеть, то, что лежит на поверхности.

С уважением

Светлана

Виктор (Бруклайн)
- at 2010-01-02 20:12:27 EDT
Скажите, Светлана, а в чём проявилась завистливость господина Избицера?
W.
- at 2010-01-02 16:06:12 EDT
Один из предыдущих комментариев Светланы мне показался немного поверхностным.
Svetlana
- at 2010-01-02 14:12:23 EDT
Ага, завистливый и плохо скомпилированный.
W.
- at 2010-01-02 12:48:08 EDT
У Избицера отличный комментарий.
Софья Гильмсон
Austin, Texas, USA - at 2009-12-31 16:04:37 EDT
Интереснейшее заставляющее думать интервью. Интересные комментарии А. Избицера.

"Тогда как в импрессионизме, у Равеля, Дебюсси, даже у Шопена есть огромное количество glissando, где должна быть проинтонирована каждая нота." Совершенно справедливо, но где у Шопена glissando? Перебрала мысленно Этюды, Ноктюрны, Мазурки, Вальсы, Полонезы, Скерцо, Баллады, Сонаты, Концерты, и не смогла вспомнить ни одного глиссандо.

Для тех, кто интересуется драмой Гилельс-Нейгауз-Рихтер, рекоммендую яркую полемическую книгу Григория Гордона "Эмиль Гилельс/ За гранью мифа".

Светлана
- at 2009-12-31 13:06:37 EDT
Эмиль Григорьевич был великий пианист и всегда им будет! Но речь ведь совсем о другом... Но если Вам неприятны формулировки Гаврилова, то это вполне понятно. Он ведь сам призвал к "полифонии взглядов и мыслей". Андрей говорит не в укор, а в горе, это наше общее горе, что великих людей коверкали исторические обстоятельства. И его взгляд не на личности, а на корни нашей жизни. И Эмиля Григорьевича убила эта страшная жизнь, при котрой ломались самые крепкие души..
А.Избицер
- at 2009-12-31 11:33:30 EDT
Светлана, на тот случай, если Вы не знаете - игра Эмиля Григорьевича была игрой исключительно свободного человека. В противном случае, в частности, ему бы не аплодировал весь мир. Вы не догадываетесь, на каком основании А.Гаврилов причислил его к рабам?
Светлана
- at 2009-12-31 11:15:00 EDT
Никому, ни за что! Кто ж поверит, что Jesus появился под фамилией Избицер и защищает советких рабов. LOL
А.Избицер
- at 2009-12-31 10:45:41 EDT
Вы очень добры, Светлана. Как и Андрей, назвавший Гилельса "рабом". Спасибо. Как я понял(а), Вы часто заглядываете в Евангелия. Помните - "Когда же сходили они с горы, Он не велел никому рассказывать о том, что видели, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых"? (Марк, 9:9).
Поэтому никому не рассказывайте, в частности, что общаетесь здесь со мной. Пожалуйста...

Светлана
Москва, Россия - at 2009-12-31 10:08:44 EDT
Поистине г.Избицер высказал(а)всего себя. И разницы нет между Богом и чёртом - оба комплименты, оба "возвеличивают"!
И откровенность - трепло, а уж какое "трепло" Апостол Павел по подобной "логике", ещё и просил, что б его вниз головой распяли, вот ведь как выделиться хотел, самого Учителя только бы перещеголять!
Повыдергал(а)г.Избицер "цитат" из текста, своего добавил(а) про некое "Нечто", о чём Гаврилов и не обмолвился, а лишь указал, на обоснованную великими философами теорию, в которую верит, и состряпал(а)донос.
Всё в лучших традициях советского союза! Браво г.Избицер!

Светлана

А.Избицер
- at 2009-12-31 07:05:54 EDT
Ю.Борисов писал о Рихтере «Бог», а А.Гаврилов о нём же говорит - «Демон». А какая, в сущности, разница? И то, и другое - превознесение, культивирование Личности.
«Причём, - как верно заметил Г.Нейгауз - если превозносится один, то обязательно надо принизить другого».
А как же без этого? Без этого никак нельзя! Но в данном случае заодно необходимо поставить над обоими Себя.
Сравним:
1. Гаврилов о Рихтере: «Рихтер <…> был одним из, буквально, нескольких единиц <…> во всей мировой культуре, сохранивших в неприкосновенности внутреннюю свободу и могучую силу духа».
2. Гаврилов о Гилельсе: «Гилельс был раб, да ещё и обласканный Паханом».
3. Гаврилов о Гаврилове: «человек я свободный и каждой нотой и словом это подтверждаю...».
Мне посчастливилось встречаться с подлинно свободными людьми: ни один из них не проронил слова о своей свободе, поскольку это свойство было для них органично.

«Должен сказать, заранее зная, какой поток осуждения вызовет моё высказывание, но среди людей искусства, особенно музыкантов – очень мало людей, обладающих положительными человеческими качествами. Их очень портит «профессия». Им трудно, почти невозможно играть Шуберта в силу духовной мелкости и отсутствия душевной чистоты. Вот и всё».
Высказывание прекрасное и очень точное. В то же время, мне приходилось встречаться с людьми, - и музыкантами в т.ч. - «обладающими положительными человеческими качествами», в которых напрочь отсутствовала «духовная мелкость» и присутствовала «душевная чистота». Между тем, никто из них, в противоположность А.Гаврилову, никогда не заявлял об этих своих достоинствах - даже намёком. Поскольку они были для них органичны, а не в силу их «закрепощённости» или «духовного рабства».
Кроме того, человек, соприкоснувшийся с тем, что Гаврилов называет «Нечто», не станет рассказывать об этом всем подряд интервьюерам, как то делает А.Гаврилов. Во-первых, этим пианист даёт понять миру, что он находится на недосягаемой для других высоте: это уже - эффектный рычаг для создания в определённых кругах собственного Культа. Во-вторых же, «Нечто» такой трепливости, выдаваемой за откровенность, раскованность, свободу и пр. не прощает - и навсегда покидает хвастуна. Соприкосновение с «Этим» есть глубочайшая тайна, вероятно, самая интимная.
На мой вкус, путь к Шуберту Андрею предстоит не близкий.

Илья Перельмутер
Германия - at 2009-12-30 16:00:49 EDT
Прочитал интервью на одном дыхании. Очень интересно именно тем, что буду потом часто вспоминать отдельные строчки и додумывать и передумывать, рождаются новые ассоциации и мысли.Это всё гораздо важнее банального вопроса "прав или не прав?" О России - почти всё правильно, по-моему не без боли...Спасибо за радость соприкосновения с Личностью.
Виктор (Бруклайн)
- at 2009-12-30 14:52:21 EDT
Получил несказанное удовольствие от чтения этого интервью, публикация которого сделала бы честь любому толстому журналу. Большое спасибо!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//