Номер 11(12) - ноябрь 2010
Валерий Койфман

Валерий Койфман Четыре леди импрессионизма

 

 

 

 

Злые языки утверждают, что женщины-художницы оставили в истории живописи весьма незначительное место только потому, что на протяжении веков эту историю писали мужчины.

 

К тому же известно, что издавна вплоть до XIX века существовали разного рода ограничения на занятие женщин ремеслом художника. Даже знаменитый Жак-Луи Давид, например, получил в 1787 году выговор от Академии за то, что позволил трем студенткам посещать уроки в своей студии при Лувре. Известна борьба женщин-художниц в 1881 году за право обучаться в парижской Школе изящных искусств.

«Студенты и копиисты в Лувре», гравюра

Художница Мэри Кассат, например, писала о том, что работы женщин-художниц часто с презрением отклонялись от участия в выставках Салона, если у них не было влиятельного друга, покровителя, или они не флиртовали с кем-то из членов жюри.

М. Башкирцева. «Студия для женщин-художниц в Париже»

Чаще всего противники женского искусства ссылались на «неприличность» занятия женщин живописью (например, из-за наличия натурщиц и, особенно, натурщиков) и на их неспособность к высокому искусству в принципе. Успех знаменитых художниц А. Джентилески (1597-1653), Р. Каррьера (1675-1757), А. Кауфман (1741-1807) и ряда других считался исключением.

Нечто подобное случилось и с творческим наследием французского импрессионизма.

Каждый знает имена звезд импрессионизма К. Моне, К. Писсарро, О. Ренуара, Э. Дега, А. Сислея и их вдохновителя – Э. Мане. В то же время значительно менее известны яркие имена женщин-импрессионисток, без которых величие и притягательность этого направления в искусстве не были бы столь ошеломляющими. В последние годы эта несправедливость начинает устраняться.

Франкфуртская галерея Kunsthalle Schirn, одна из самых известных выставочных площадок Европы, представила в 2008 году сенсационную выставку «Импрессионистки – Моризо, Кэссет, Гонсалес, Бракмон» – около 160 картин из лучших европейских и американских собраний. Хоть это была не единственная выставка в Европе, демонстрирующая «женское лицо» импрессионизма, но такого подарка почитатели импрессионизма не получали, пожалуй, еще никогда.

Кто же они – «леди импрессионизма»?

Бракмон Мари (Marie Bracquemond, 1840-1916)

«Импрессионисты изобрели... не только новый, но и очень полезный способ смотреть на вещи. Это, как если бы вдруг открылось окно и... потоками ворвался солнечный свет и свежий воздух».

Так писала одна из самых талантливых, но малоизвестных художниц круга импрессионистов – Мари Бракмон (Бракемон). Знаменитый художественный критик Гюстав Жеффруа, много писавший об импрессионистах, отдавая должное ее дарованию, называл Бракмон «одной из трех леди импрессионизма» (под другими двумя он подразумевал Б. Моризо и М. Кассат).

Мари родилась 1 декабря 1840 года в местечке Арджентон в Бретани. Отец, морской капитан, умер вскоре после рождения дочери. Мать вступила в новый брак, и после нескольких переездов семья поселилась в Этампе недалеко от Парижа. Сначала Мари училась живописи у одного художника-реставратора, но в 1857 году на работы Мари обратил внимание академический живописец Альфред Стивенс, она была также представлена Энгру, у которого брала уроки и чей стиль она переняла. Критик Ф. Бюрти называл Мари в числе «самых интеллектуальных учеников студии Энгра».

 

Женщины в саду

В 1857 году девушка с успехом дебютировала в парижском Салоне и однажды даже получила заказ на картину от императрицы Евгении. Позднее директор французских музеев граф де Ньевенкерк поручил молодой художнице сделать копии с шедевров, хранящихся в Лувре. Во время копирования Рембрандта в залах Лувра она познакомилась с художником и графиком Феликсом Бракмоном, который работал в Лиможе в качестве художника по фарфору.

Он был близким другом будущих импрессионистов и постоянным участником их шумных встреч в кафе Гербуа и «Новые Афины». Мари и Феликс сочетались браком в августе 1869 года, а в 1870 году у них родился сын Пьер. Вскоре супруги вынуждены были уехать из Парижа и поселиться в Севре: ребенок родился слабым, и врачи рекомендовали ему свежий воздух.

Портрет сына Пьера

В этот период Бракмоны активно сотрудничали с мануфактурами по производству фарфора в Севре и Лиможе, создавая эскизы для их изделий. Живя в отдалении от Парижа, Мари помогала мужу в его работе и создавала эскизы для фарфора и керамики, не прекращая занятий живописью (участвовала в парижских Салонах 1874 и 1875 годов).

Успешным было ее участие в Выставке декоративного искусства 1876 года, а два года спустя – в экспозиции Всемирной выставки в Париже. Знакомство с импрессионистами и их творчеством оказали на художницу неизгладимое впечатление. Очарованная возможностями, которые открывает перед художником живопись на пленэре, Мари Бракмон отказалась от своего прежнего академического стиля и стала работать в импрессионистской манере, она приняла участие в трех выставках импрессионистов. Особое влияние на ее творчество оказали Ренуара и Моне.

лампа освещения

«Под лампой»

Осматривая работы Мари Бракмон на выставках импрессионистов, Дега неизменно приходил в восторг.

Жизнь в провинции наложила на творчество Мари отпечаток непосредственности, интимности. Любимыми темами ее работ были интерьеры, натюрморты и пейзажи, ее интересовали мерцающие эффекты «солнца и воздуха», которые она создавала с помощью крохотных диагональных мазков утонченных оттенков. Наиболее известные картины художницы: «Дама в белом» (1880), «На террасе в Севре» (1880) и «Полуденное чаепитие» (ок. 1880).

«Полуденное чаепитие»

И все-таки имя Мари Бракмон оставалось мало известным публике. Одной из причин тому было ревнивое отношение к ее успеху со стороны мужа, который отличался деспотичным характером и придерживался довольно консервативных взглядов на искусство.

Он, например, с большим предубеждением относился к пленэрной живописи импрессионистов, хотя и дружил с Э. Мане, А. Фантен-Латуром и Э. Дега. Отвергал Феликс Бракмон и метод пуантилизма («точечной живописи»), разработанный Ж. Сера и П. Синьяком.

«Феликс Бракмон в мастерской»

По воспоминаниям Пьера, сына художницы, отец отрицательно относился к участию Мари в выставках импрессионистов (хотя сам иногда экспонировался на них). Он вообще ревновал ее к успеху, часто препятствовал показу ее работ друзьям. Это привело к тому, что Мари к 1890 году совсем оставила занятия станковой живописью, целиком посвятив себя на многие годы эскизам для Севрской мануфактуры.

Художница тихо умерла в 1916 году, пережив своего мужа, и была похоронена на кладбище в ставшем ей близким Севре.

«На террасе в Севре»

Ретроспективная выставка работ Мари Бракмон, которая состоялась в 1919 году в парижской галерее Бернхайма, включала всего 90 полотен, 34 акварели и 9 гравюр. Хотя живописное наследие художницы из Севра невелико, но и то, что она успела создать, позволяет считать Мари Бракмон одной из главных представительниц импрессионизма.

Моризо, Берта (Berthe Morisot, 1841-1895)

В апреле 1874 года в ателье фотографа Надара на бульваре Капуцинок, открылась выставка, буквально взорвавшая художественную жизнь Парижа. Группа молодых художников выставила работы, разительно отличавшихся от тех, к которым привыкли французские ценители живописи.

Э. Мане «Портрет Берты Моризо», 1872

Вокруг нового направления, названного в насмешку «импрессионизмом» («впечатлизмом»), тут же разгорелись яростные споры.

Журналисты и критики не преминули отметить, что среди молодых бунтарей от живописи оказалась одна представительница уважаемой и добропорядочной буржуазной семьи, художница Берта Моризо.

Причем, она решила участвовать в скандальной выставке у Надара, отказавшись выставляться в Салоне, где работы художницы уже имели устойчивый успех. Тут же вспомнили её деда, выдающегося французского живописца Жана Оноре Фрагонара, который, по мнению газетчиков, должен был перевернуться в гробу после «недостойной» выходки внучки.

Берта родилась в 14 января 1841 году в Бурже, где ее отец занимал высокую должность префекта. Девушка получила прекрасное образование. Еще в детстве она вместе с сестрой Эдмой увлеклась живописью. Она относилась к живописи глубже и серьезнее, нежели большинство женщин ее положения, для которых занятие искусством служило лишь приятным времяпрепровождением. Вскоре обычные уроки рисования Берту перестали удовлетворять, и, к счастью для нее и для искусства, она знакомится с мэтром французской живописи Камилем Коро. Он не только начал давать Берте уроки и советы, внимательно следить за её становлением как художника, но и стал другом её семьи, притом, что мэтр славился своей замкнутостью и нелюдимостью.

«Морской пейзаж (Порт в Лорьяне)»

Ученица не разочаровала маститого учителя, её успехи в живописи были весьма убедительны. Берта многое переняла у Коро, особенно умение передавать своеобразную игру света в пейзажных картинах. Уже в 1864 году несколько пейзажей Берты, которой было всего 23 года, были выставлены в Салоне, а это, если еще и не признание, то явный путь к нему.

«На балу»

Кстати, хотя отбор картин для Салона был весьма строгим, работы Берты Моризо экспонировались здесь в течение нескольких лет.

Сотрудничество с Салоном она прекратила сама, когда близко сошлась с кружком молодых художников, увлеченно экспериментировавших с цветом. Её близким другом стал Эдуард Мане, восторженно относившийся не только к живописи Берты, но и к ней самой. Берта позировала Мане для более десятка портретов, но, когда она вышла замуж за его младшего брата Эжена, то больше никогда уже не позировала.

«В парке»

Произошло это как раз в год открытия знаменитой выставки у Надара (Первой выставки импрессионистов). Картины Берты Моризо, представленные на ней, были вполне добропорядочны и, если бы не новая, отпугивающая манера письма, ее полотна («У колыбели», «В парке», «Чтение» и др.), пожалуй, не вызвали бы нареканий критиков.

В ее картинах, воспевающих жизнь обеспеченной семьи: материнство, домашний быт, отдых с детьми на природе и т. п., были нотки лиричности и даже сентиментализма, созвучные с живописью предыдущих эпох.

В них не было социальных мотивов и всплесков эмоций, но они заставляли по-новому вглядываться в обыденные события повседневной жизни, от них веяло теплом, уютом и тихим семейным счастьем. В то же время Берту редко интересовал собственно сюжет, ее стремление ограничивалось «желанием ухватить нечто ускользающее».

«Эжен Мане и дочь Жюли в саду»

И все-таки живопись художницы несколько отличалась от работ основателей импрессионизма.

В отличие от большинства из них, писавших мелкими мазками с четким разделением цветов, Моризо предпочитала писать широкими свободными мазками, используя традиционные приемы смешения цветов, что, впрочем, не противоречило общему новаторскому характеру ее работ.

Картины Берты Моризо хорошо раскупались, они неизменно вызывали интерес зрителей на выставках. У художницы оказалось много последователей по всему миру, особенно среди женщин-живописцев.

«На веранде»

Казалось, все в жизни Берты Моризо складывается удачно, и впереди её ждут долгие годы счастливой семейной жизни и творчества. Еще при жизни художницы ее картины часто покупались по более высоким ценам, чем работы ее сподвижников, у которых она пользовалась единодушным признанием. Берта Моризо всегда была своеобразным центром притяжения для художников, литераторов и критиков, так или иначе связанных с импрессионизмом. Подрастающая дочь Жюли также делала успехи в живописи и явно собиралась пойти по стопам матери.

«Автопортрет»

В 1892 году художница неожиданно овдовела, а через три года Берта Моризо умирает от инфлюэнцы (гриппа), не дожив до 55 лет. Она оставила после себя дочь, богатое творческое наследие и переписку, содержащую тонкие замечания об эпохе, о движении импрессионистов.

Так случилось, что творчество внучки Фрагонара считается «самым импрессионистичным из импрессионистов».

Кассат, Мэри (Mary Cassatt, 1845-1926)

«Автопортрет»

Одной из самых ярких личностей во французском импрессионизме считается американка Мэри Кассат (Кэссет). Она родилась 22 мая 1845 года в Пенсильвании в городе Аллегени. Отец художницы, Роберт С. Кассат, был преуспевающим биржевым брокером, а её мать, Кэтрин, была родом из банковской семьи.

Мэри Кассат росла в семье, где зарубежные поездки считались важной частью общего семейного образования. В 1853-1855 годах девочка жила в Гейдельберге и Дармштадте, она побывала во многих столицах Европы, включая Лондон, Париж и Берлин, после чего вернулась в Пенсильванию.

Несмотря на то, что семья Мэри возражала против её желания стать профессиональным художником, она в 1861 году начала изучать живопись в Пенсильванской Академии изящных искусств в Филадельфии у Томаса Икинса.

«Новобрачная»

Мэри была энергичной и самостоятельной девушкой, увлеченной желанием стать художницей.

Ей были не по душе неспешный темп академического обучения и покровительственно-несерьезное отношение к ее творчеству со стороны мужчин, как преподавателей, так и студентов.

Вначале Мэри решила продолжить изучение искусства самостоятельно, а в 1866 году она отправляется в Париж. Так как женщины еще не могли посещать Академии живописи, она некоторое время посещала студию Шаплена, где обучались живописи только женщины.

В 1868 году она впервые показала свои работы на выставке в парижском Салоне. Разразившаяся франко-прусская война заставила ее вернуться на родину. Отец продолжал сопротивляться выбранному дочерью ремеслу и оплачивал ей только основные жизненные потребности. Найти же в небольшом городе меценатов для поддержки её занятий живописью было трудно. Она вернулась в Европу лишь через три года, когда архиепископ Питтсбурга (городок Аллегени стал частью Питтсбурга) поручил ей сделать копии нескольких работ итальянского художника Антонио да Корреджо (1489-1534). Кассат принимает это поручение и осенью 1871 уезжает в Италию. С деньгами, которые она заработала, Мэри смогла получить возможность путешествовать и серьезно изучать живопись.

В выставках Салона Кэссет вновь участвовала в 1872 и 1874 годах. Критики, правда, утверждали, что цвета её полотен слишком ярки, а портреты недостаточно точны для того, чтобы соответствовать оригиналу в той степени, в какой это считалось принятым в академической живописи.

Между выставками художница побывала в Испании, Бельгии и Нидерландах, где с увлечением копировала Веласкеса и Рубенса.

«Испанская танцовщица»

В 1877 году произошла судьбоносная встреча с Эдгаром Дега, оказавшая огромное влияние на ее искусство и определившая ее дальнейшую судьбу. Дега познакомил Мэри с другими импрессионистами, пригласил участвовать в выставках группы. Впоследствии она вспоминала: «Я с восторгом согласилась. Наконец-то я могла работать вполне независимо, не беспокоясь о суждениях жюри».

Мэри Кассат приняла участие в четырех из восьми выставок импрессионистов, показав в общей сложности 45 работ.

Картины и пастели Кассат отличались великолепным рисунком и теплым колоритом, многие из них изображали мать и дитя, и написаны они были с чисто женской нежностью.

«Мать с ребенком»

Вскоре после первых успехов в кругу импрессионистов, Кассат была вынуждена надолго забросить живопись, чтобы ухаживать за своей матерью и сестрой, которые тяжело заболели после переезда в Париж в 1877 году. Через несколько лет сестра скончалась, но мать поправилась, и Мэри возобновила активные занятия живописью в середине 1880 годов.

Как и Дега, художница стала чрезвычайно искусной в использовании пастели, выполняя множество работ в этой технике.

«Женщина с ребенком»

Стиль ее картин изменился, стал более строгим и менее сентиментальным. Мэри больше не отождествляла себя с каким-либо движением и пробовала различные стили.

В тяжелые для импрессионистов 1880 годы Мэри Кассат делала все от нее зависящее, чтобы как-то помочь друзьям. Художница не только покупала картины для себя и своих родных, но также старалась всячески рекламировать полотна своих соратников американским друзьям. В ее доме всегда находилось несколько холстов импрессионистов, которые она пыталась продать своим многочисленным гостям. Самым оживлённым и творческим периодом в жизни Мэри Кассат стали 1890 годы.

В 1891 году художница, вдохновленная работами японских мастеров, показанными ранее в Париже, создает серию замечательных цветных литографий.

«Кормление уток»

Они имели огромный успех, просто завораживая публику. К этому времени работы Кассат стали уже известны не только в Европе, но и в Америке. В том же году в парижской галерее Дюран-Рюэля состоялась ее первая персональная выставка. В 1892 году ей было поручено выполнить роспись для Всемирной выставки в Чикаго. В 1893 и 1895 годах Мэри вновь показывала свои работы у Дюран-Рюэля.

«Девушки в саду»

Доходы Мэри значительно возросли, и она покупает особняк недалеко от Парижа, который и стал ее домом до конца жизни.

Когда в 1895 году умирает мать Мери, художница переживает эту смерть очень тяжело, и, чтобы прийти в себя и успокоиться, Кассат решает сменить обстановку и уезжает в Америку.

Признание её собственных работ в Соединенных Штатах пока шло медленными темпами, хотя ей подражали молодые американские художники, нуждавшиеся в её советах и поддержке.

В 1904 году за заслуги в области искусства она была награждена орденом Почетного Легиона.

В 1908 году Кассат в последний раз побывала в США, а через год 65-летняя художница была избрана членом Национальной академии рисунка в Нью-Йорке.

«С зеркалом»

После окончательного возвращения в Париж, Мери неожиданно для себя понимает, что ее работы не интересуют публику, как раньше, но она не стала подстраиваться под быстро меняющиеся вкусы европейцев. Мэри Кассат много путешествовала, и во время поездки в Египет в 1910 году она была поражена красотой этой древней страны.

После 1914 года Кассат вынуждена была прекратить карьеру живописца, так как почти ослепла, к тому же она страдала диабетом, ревматизмом и другими заболеваниями. В этом же году из-за океана пришло известие о награждении художницы Золотой медалью Академии искусств штата Пенсильвания.

Фото. Мэри Кассат

Пережив импрессионизм и своих друзей-импрессионистов, выдающаяся художница Мэри Кассат умерла в одиночестве 14 июня 1926 года в Шато де Бофрене, близ Парижа, и была похоронена в семейном склепе.

Гонсалес, Эва (Eva Gonzalès, 1849-1883)

«В театральной ложе. Италия»

В феврале 1869 года Ева Гонсалес, дочь успешного парижского писателя-романиста академического толка, которая уже два года занимается живописью, просит у отца разрешения работать под руководством Эдуарда Мане. Президент Общества литераторов Эммануэль Гонсалес, член одной из 12 семей, получивших дворянское звание в княжестве Монако, еще от Карла V Габсбурга, принадлежал к самым известным людям Парижа.

Э. Мане периодически встречался с семьей Гонсалесов на приемах у их общего знакомого популярного художника, бельгийца по происхождению, Альфреда Стевенса. Отец Евы не слишком ценил аристократа Мане как художника. Какая нелепая мысль пришла его дочери – учиться живописи у создателя пресловутой «Олимпии»! Но Ева при всей внешней легкости характера и очаровательности обладала твердой волей, и отец вынужден был уступить.

Так через Э. Мане в круг импрессионистов вошла одна из самых красивых женщин Парижа, талантливая художница Ева Гонсалес.

«За туалетом»

Родилась Ева в Париже 19 апреля 1849 года. Её отец, испанец по происхождению, был, как уже отмечалось, писателем, а мать, родом из Бельгии, занималась музыкой. Ева рано заинтересовалась искусством и начала самостоятельно заниматься рисунком.

В 1865 году Ева приступила к занятиям по графике и живописи в мастерской художника Шарля Шаплена, где, возможно, встречалась и с Мэри Кассат.

В 1869 году Ева Гонсалес становится ученицей Э. Мане, который согласился давать ей уроки живописи. Эва стала часто бывать в мастерской Мане на улице Гюйо. Все существо этой красивой 20-ти летней женщины, окруженной поклонением многочисленных почитателей, излучало очарование молодости. Она стала ученицей, моделью и другом Э. Мане. К этому времени относится знаменитый портрет Евы Гонсалес, написанный им, где она изображена сидя у мольберта с натюрмортом.

Э. Мане «Портрет Евы Гонсалес»

Берта Моризо, «царившая» в ту пору в ателье своего учителя, сразу почувствовала в новой ученице соперницу, о чем писала потом в своих письмах.

В 1870 году Ева участвовала в Парижском салоне со своей картиной «Горнист», которая получила положительную критику. В этой картине, как и во многих других работах этого периода, отчётливо прослеживается влияние учителя.

«Горнист»

В течение последующих лет Ева Гонсалес также принимала участие в Парижском салоне.

Во время франко-прусской войны и Парижской коммуны она находилась в Дьеппе, где увлеклась пейзажной живописью. К 1872 году она сумела создать свой собственный стиль. Если для раннего этапа творчества художницы характерно преобладание тёмных цветов палитры и резкая контрастность, то теперь её полотна стали красочнее. Хотя Еву Гонсалес и относят к кругу импрессионистов, она не принимала участие в групповых выставках этих художников.

«Пробуждение»

Она преимущественно писала женские портреты, а также натюрморты и пейзажи. Большой успех имели ее акварели с яркими цветами и мягкими формами. Творчество Евы Гонсалес высоко ценили Захарий Астрюк и Эмиль Золя.

«Узел волос»

В 1879 году Ева вышла замуж за друга Э. Мане художника и литографа Анри Герара (Жерара), который среди прочего иллюстрировал романы ее отца. Жизнь Евы Гонсалес оборвалась неожиданно и трагически: 34-х летняя художница скончалась 5 мая 1883 года, вскоре после родов сына, от эмболии (через 5 дней после смерти своего любимого учителя – Эдуарда Мане). Сына Евы Раймона вырастила ее сестра Жанна, ставшая второй женой Анри Герара.

Штутгарт

Центр заправки картриджей: заправка картриджей.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 181




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer11/Kojfman1.php - to PDF file

Комментарии:

Александр
Бад Фильбель, Германия - at 2011-10-03 21:04:15 EDT
С большим интересом прочел статью, вспоминая роскошную выставку в "Ширне". Когда-то получил удовольствие от выставки, сейчас от статьи о ней и о её героинях - амазонках (да простят меня амазонки авангара) импрессионизма.
Спасибо!

Йегуда Векслер
Израиль - at 2010-12-01 17:28:01 EDT
Замечательные картины! Горячая благодарность за огромное эстетическое наслаждение!
Борис Э. Альтшулер
Берлин, - at 2010-11-24 19:25:58 EDT
Новая интересная статья Валерия Кауфмана, художника, искусствоведа и автодидакта.

Валерий, с каждой новой статьёй вы становитесь всё лучше.
Прочитал вашу новую работу с большим удовольствием. Видна большая любовь к искусству, большой интерес к теме и большая одержимость скромного человека. Молодец!

Фульдман Белла
Штутгарт, Германия - at 2010-11-23 10:52:56 EDT

Дорогой Валерий, как всегда, с большим удовольствием прочитала статью о замечательных женщинах - художницах. Ещё раньше прослушала Вашу лекцию на ту же тему. Познавательно и интересно не только само творчество, но и судьба этих неординарных леди импрессионизма.
С уважением - Б. Фельдман

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//