Номер 2(3) - февраль 2010
Борис Рублов

Звёздный дуэт

Завершая цикл из пяти очерков, посвящённых рождению вокальных шедевров, я хочу остановиться ещё на одном важном условии их создания.

Творения и исполнительская деятельность Россини, Мендельсона, Чечилии Бартоли и Александровича финансово покрывались доходами от опер и (или) концертов. Для выступлений и презентации «звёздного дуэта» нужна целая индустрия, причём не только музыкальная…

Скрытая особенность оперного дуэта

  

Дуэт – важный элемент оперного ансамбля, который не только развлекает, но наряду с речитативом иногда и направляет оперное действие. Мало кто из слушателей задумывается над скрытой в дуэте особенностью, – в нём могут проявляться личные отношения между исполнителями. Доброжелательные или враждебные. Иногда они влияют на характер исполнения и восприятие музыки.

Например, Мария Каллас не ладила с тенором Марио дель Монако, но очень хорошо относилась к Джузеппе ди Стефано… Это проявлялось во время исполнения опер. Дуэты с дель Монако в «Отелло» едва не перерастали в настоящие убийства, а сцены с ди Стефано в «Лючии ди Ламмермур» вызывали у публики слёзы…

Шоу-бизнес не даёт приглашаемым гастролёрам времени для внутренних разборок; они успевают провести пару репетиций под рояль без оркестра. Но в наше время именно шоу-бизнес определяет отбор и объединение исполнителей.

Примером служит появление на музыкальном горизонте самой талантливой оперной пары – русской певицы Анны Нетребко и мексиканца Роландо Виллазона. За короткий период совместных выступлений они участвовали в исполнении многих опер, пели на многих концертах, записывали разнообразные диски, а также альбомы, блоги и клипы.

Они объединили миллионы слушателей и зрителей, открыв для них сокровища классической музыки.

Их встреча в июле 2003 года в Мюнхене на сцене Баварской оперы не была случайной. Их «обвенчал» шоу-бизнес. Зрителей и слушателей сразу заинтересовало истинное отношение друг к другу этих очень красивых и талантливых молодых людей.

Была ли у них любовь, проявлявшаяся в бесконечных объятиях, страстных поцелуях, альковных сценах в неглиже, или их просто объединила общая профессия?

На этот вопрос лучше всего ответят они сами:

Анна: «Я счастлива, что Виллазон был моим первым Рудольфом…Он партнёр великолепный, мой самый любимый. Отношения на сцене и в жизни у нас замечательные…Роландо – моя вторая половина. От него зависит качество моего исполнения – с сильными партнёрами я подтягиваюсь к их уровню… У нас с ним и голоса хорошо сочетаются, и по энергетике мы близки… Просто мы нашли друг друга».

Роландо: «Я с первых нот понял, что Анна – певица, с которой мне чрезвычайно приятно петь! Мы верим, что наш дуэт окажется выдающимся, необыкновенным! Анна полна жизни, в ней столько энергии…».

Нетребко и Виллазона в первую очередь объединил высокий артистизм и замечательные вокальные данные. В любой роли они прекрасно смотрятся и дополняют друга. Их сближает и энергетика – живость, раскованность на сцене, удивительная искренность творческой отдачи.

Чего стоил босоногий танец Анны Нетребко во время исполнения песенки Ардитти: «Мои губки…» из оперетты Легара, вызвавшей бешеный успех у чопорной публики на концерте в Баден-Бадене!

Некоторые считают, что танец был подготовлен заранее, другие возражают, ссылаясь на растерянность не только зрителей, но и музыкантов в оркестре, которым певица бросала розы. В любом случае, её порыв, много раз тиражированный средствами массовой информации, вызвал восторг миллионов.

Виллазон нередко продолжает «выступления» после концертов в комнате отдыха или в грим-уборной. Сцена оказывается «узкой» для разрядов его творческой энергии. За богатую мимику во время выступлений его прозвали: «мистером Бином оперной сцены».

Радость служения искусству подкреплена у талантливых артистов счастливой личной жизнью: у Анны – родился сын, а на концертах Роландо постоянно присутствует любимая жена, мать его детей. «Наверно, я везунчик, – говорит он. Доволен работой и семьёй, заполнен счастьем, и это так здорово!»

Артистичность, замечательное слияние голосов позволило «звёздному дуэту» завоевать признание самых известных мировых музыкантов и восторг слушателей всего мира.

В разных странах их называют – дуэтом мечты («dream-couple»), или грёз – «das traumpaar», «золотым дуэтом» а русские поклонники, число которых с каждым годом возрастает,– «сладкой парочкой».

Красивы, как герои сериалов…. В этой фразе нет иронии. Герои некоторых сериалов, действительно, очень хороши собой и не всегда плохо играют.

Анна – главная красавица оперной сцены, поражает яркостью южнорусской внешности, и давно стала секс-символом привлекательности. Она наделена большим талантом, умом и открытостью.

Роландо, знойный, чернокудрый красавец, как будто создан для ролей романтических героев. Он, романтик и по натуре, эрудит, любитель литературы и философии.

Их объединяет и возраст. Анна родилась в Краснодаре 18 сентября 1971 года, а Роландо 22 февраля 1972 года в Мехико.

Сначала об Анне

В 1988 году её приняли на вокальное отделение Ленинградского музыкального училища, где она занималась у педагога Т.Б. Лебедь. Не закончив учёбу, была зачислена в Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова, где педагогом по вокалу была проф. Т. Новиченко. В 1993 году стала победителем Всероссийского конкурса вокалистов им. М.И. Глинки.

После победы была принята в Мариинский театр, в котором при поддержке знаменитого дирижёра Валерия Гергиева спела более 20 оперных партий, а теперь часто выступает на «родной» сцене в качестве гастролёра.

Переехав в Австрию, Анна поразила всех, сказав со свойственной ей откровенностью, что ей легче разучивать европейскую, чем русскую музыку. Это было, когда она только начала овладевать техникой бельканто.

Некоторые оперные партии Анна разучивает со знаменитой певицей и вокальным педагогом Ренатой Скотто, которая внимательно следит за каждым её выступлением.

Нетребко возмущается, когда средства массовой информации настойчиво пытаются представить её «Золушкой», вынужденной в студенческие годы мыть пол в вестибюле «Мариинки». (Наверно, это было интересным зрелищем для мужского персонала театра).

Она не раз подчёркивала, что росла «успешной» и красивой девушкой, ставшей вице-мисс Кубани (1988).

Особое место в карьере Анны заняла превосходно спетая на сцене Метрополитен Опера партия Наташи Ростовой в спектакле «Война и мир (2002). Этот сенсационный успех превратил Анну в приму мировой оперы. «Одри Хепберн с голосом» – так назвали певицу в американской прессе, отмечая её редкостное обаяние, вокальный и драматический талант.

В том же году на фестивале в Зальцбурге вызвало фурор её выступление в партии Донны Анны в опере В.А. Моцарта «Дон Жуан». На эту роль её пригласил прославленный дирижёр Николаус Арнонкур.

«Я приехала больной к Арнонкуру на прослушивание в Зальцбург и спела две фразы. Этого было достаточно. Надо мной все смеялись, и никто кроме Арнонкура не верил, что я смогу спеть Анну».

Пожилому, прославленному дирижёру двух фраз было достаточно, чтобы оценить большой талант, а тут ещё такая красотка!

Так Зальцбург подарил миру новую суперзвезду.

Это был феноменальный успех – жизнь Анны, как европейской актрисы началась в Австрии, где её не смогли оттеснить от моцартовского репертуара. Единственная русская, спевшая шесть ведущих партий в операх Моцарта!

С тех пор её пытаются заполучить все лучшие театры мира. Она овладела техникой бельканто, спев Джульетту в опере Беллини «Капулетти и Монтекки» и Лючию в «Лючии ди Ламмермур», Розину в «Севильском цирюльнике» Россини и Амину в «Сомнамбуле» Беллини. Своеобразными автопортретами певицы выглядят шаловливая Нанетта в «Фальстафе» Верди и эксцентричная Мюзетта из «Богемы» Пуччини. Из французских опер в её репертуаре – Микаэла («Кармен»), Антония («Сказки Гофмана»), Тереза («Бенвенуто Челлини») Берлиоза и Манон в опере Массне.

«Мне много пришлось пройти, прежде чем меня приравняли к европейским певцам, – долго и настойчиво предлагали только русский репертуар. Если бы я была из Европы, такого бы наверняка не произошло. Это не только настороженность, это ревность, боязнь пустить нас на вокальный рынок…»

В новое тысячелетие она вошла как свободноконвертируемая звезда. Её пример – другим наука – русские, певцы и другие музыканты всё больше занимают мест на европейских оперных и концертных сценах.

«Русские идут!», – и в этом пример девушки из Кубани.

Для участия в операх, концертах и киносъёмках она колесит по свету. Мелькают города и страны, театры и концертные залы (японский маникюр в Уфе цены).

Голос певицы вначале нельзя было назвать многослойным или бархатным; но мягкий открытый тембр позволял легко переходить из регистра в регистр. Потом она овладела техникой бельканто.

Анна считает, что вокальная школа и спорт научили её петь в разных положениях; например, роль безумной Эльвиры в «Пуританах» Доницетти она исполняет, лёжа на спине. Однако часть критиков отмечает, что при удивительных задатках музыкальности, силе голоса, его полётности, артистизме, уверенном владении сценой и аудиторией – Нетребко продолжает нуждаться в совершенствовании вокальной техники.

Главное, что, несмотря на «звёздность, она сама согласна с такой оценкой.

У Нетребко бесконечное количество наград и почётных званий, – перечисление их занимает много места – лучше заглянуть в Интернет.

Среди них звание «Героя труда Кубани», которое ей присвоил местный губернатор. В одном из интервью она остроумно заметила, что при советской власти звания Героя давались многодетным матерям, лётчицам, но чаще всего женщинам – дояркам.

Феноменальные успехи «не заразили» молодую певицу «звездной» болезнью, она не ставит себя выше других и с каждым годом всё серьёзнее относится к своей профессии.

Характерный пример: её отношения к коллегам по сцене. Кроме преклонения перед корифеями Ренатой Скотто, Миреллой Френи, Леонтин Прайс, она очень хвалит относительно молодых – Чечилию Бартоли, Анжелу Георгию, Натали Дессей. Правда, все названные певицы, к числу которых следовало бы прибавить и американку Рене Флеминг, по моему мнению, поют лучше, чем Анна, но не обладают её красотой, артистичностью и талантом общения со слушателями и зрителями.

Нелепо сравнивать её имя с Каллас, как это иногда делается в прессе: знаменитые певцы всегда неповторимы.

Новое трио

Современный триумф оперы связан не только с традиционными сценическими постановками. Он оригинально воплотился на эстраде при выступлениях трёх знаменитых теноров – Пласидо Доминго, Лучано Паваротти и Хосе Карерраса. Этому трио для выступлений «и неба было мало и земли» – эфира, телеэкранов, стадионов, пляжей, даже одного острова. Шоу-бизнес обратился высоким искусством.

Их и в жизни связывали дружеские отношения: когда Кареррас заболел лейкемией, два друга всё сделали, чтобы «вытянуть» его из болезни. Он выздоровел, успешно выступает и посвящает жизнь помощи людям, страдающим от этого тяжкого недуга.

После смерти Паваротти трио теноров распалось.

7июля 2006 года на знаменитой Берлинской Лесной сцене (Waldbuehne) состоялся первый концерт нового замечательного ансамбля, в состав которого вошли Анна Нетребко, Роландо Виллазон и один из их учителей – Пласидо Доминго, великий тенор-баритон с огромным певческим опытом.

     

Концерт был посвящён закрытию чемпионата мира по футболу, транслировался в разных странах; собралось 20 тысяч зрителей, а международная аудитория слушателей ТВ составила около восьми миллионов человек.

Звучали арии и дуэты из опер Россини, Верди, Чилеа, Пуччини, Масканьи, Бизе, Массне и других композиторов. Вокальные кондиции Доминго с филированием звука оказались очень высокими. Виллазон покорил аудиторию своей эмоциональностью. Их дуэты с Нетребко вызвали бурю восторга.

Обстановку подогрели застольная из «Травиаты» и спетая Нетребко песенка Ардитти Франца Легара: «Мои губки…». Старый бонвиван (Доминго) взял за подбородок юную гризетку (Нетребко). Лирика исполнения перешла в гротеск, и всё завершилось общими объятиями. Овациям не было конца.

Четвертым участником ансамбля стал молодой дирижёр Марко Армильятто.

Прекрасным оказался и «зал» под открытым небом – Зелёный стадион в Берлине. В центре возвышалась залитая светом эстрада под белой крышей с двумя шатрами; лица исполнителей увеличивали четыре огромных монитора.

Летний вечер плавно переходил в ночь, и 20 тысяч восторженных зрителей размахивали «светлячками» мобильников, взявшись за руки, раскачивались в такт мелодиям, и зажигали бенгальские огни. Эмоции подогревались бешеными аплодисментами всего стадиона.

В одной из рецензий было сказано: «Шоу-бизнес блестяще обернулся лицом оперы».

Концерты были повторены в Вене и других городах.

После них журналисты и публика, отмечая небывалый успех нового ансамбля, пришли к выводу, что наряду с роком и джазом классическая музыка впервые вышла на авансцену самых популярных музыкальных хит-парадов.

Звёздные взлёты и приземления…

Вернёмся, однако, к недавним временам, когда «звёздный дуэт» очаровывал миллионы зрителей и слушателей исполнением знаменитых опер, поставленных для Нетребко и Виллазона в модерновом стиле.

Я не смогу отказаться от сравнения этих постановок с оперными шедеврами прошлого…

«Травиата»-2005 на Зальцбургском фестивале «родила» новую оперную звезду, которую как легендарную примадонну, восторженные меломаны стали называть c артиклем: La Netrebko. Это было вознесение на оперный Олимп. Спектакль Вилли Деккера назвали исторической постановкой. Режиссёр связал судьбу и смерть героини не с болезнью (как это было в старом либретто), а со злым роком.

На сцене он олицетворён образом быка, но чаще мрачной фигурой пожилого человека (доктора?) с длинными седыми волосами. Перед ним круглые часы, отмеряющие Виолетте срок жизни, а мужчины в чёрном, напоминающие тараканов – по-видимому, носители тёмных сил…

   

Публику привлекла сценическая раскованность «сладкой парочки», эротический пыл героев, страстные объятия и поцелуи в спальне.

Следует отметить, что вокальная сторона спектакля, и игра главных исполнителей была превосходной.

Можно согласиться с режиссером и постановщиками, удалившими со сцены архаические аксессуары времён «Дамы с камелиями». Но я никогда не забуду последний акт «Травиаты» в постановке Франко Дзеффирелли с оркестром Ливайна (1963). Звучания самой трагической вердиевской увертюры перед последним актом и погибающей Виолетты, партию которой потрясающе исполнила Тереза Стратас. Зритель тогда платил деньги за вокальную трагедию и свои слёзы, а сейчас отдаёт их за великолепно поставленное и спетое шоу с сексопилом.

Зато весёлым было продолжение – показанные по ТВ сцены репетиций, во время которых главные исполнители резвились, как могли. Разумеется, показ был не случайным, а рассчитанным на рекламу.

Стоимость билета перед спектаклем доходила до 5000 евро, и не исключено, что после триумфального успеха в Зальцбурге цены на шоу ещё вырастут, но харизматический образ Дамы с камелиями окончательно канет в лету…

Увы, в наши дни артистам всё труднее сохранять баланс между «попсовой» завлекательностью и академическим качеством.

Но этот баланс с блеском был достигнут при постановке в Берлине оперы Массне «Манон» (2007) (Режиссер Винсент Патерсон, дирижёр Даниэль Баренбойм).

Патерсон, постановщик мюзиклов, работавший раньше с Майклом Джексоном и Мадонной и снявший для Нетребко лучшие её клипы, перенёс действие оперы в золотой век Голливуда, в средину 20-х годов прошлого столетия. Режиссёр добился хорошего совпадения образа Манон с замыслом самого Массне.

Выпорхнувшая на перрон юная провинциалка в красном берете с милым смущением, кокетством, весёлостью и грациозностью по воле постановщика превращена в поклонницу Голливуда, и в отдельных сценах обретает образ то Одри Хепберн, то Мэрилин Монро. Всё время она в центре спектакля, а Виллазону-Де Грие, оставлены все добродетели, взятые из старого романа аббата Прево.

К третьей картине – празднику у Эйфелевой башни, куда отправили Манон, сопрано Нетребко обрело победительную звонкость, лёгкость и полётность. Выглядела она как картинка: белое облегающее платье с пышной юбкой, туфли-шпильки на стройных ногах, и светлая широкополая шляпа на коричневых кудрях.

Режиссёр и знаменитый дирижёр изумительно поставили массовые сцены, сделав их многослойными и полифоничными.

В финале Де Грие выносит на руках похудевшую, потерявшую себя возлюбленную, и уходит вдаль с безжизненным телом…

Постановка невероятно дорогая и сделана так, что играть её могут только Нетребко и Виллазон.

Приглашение на все роли молодых солистов помогло режиссёру Роберту Дорнхольму сделать фильм-оперу «Богема» (2008) живым и азартным спектаклем. Режиссер классифицировал картину, «как немой фильм с музыкой, который поддержит культ Нетребко и Виллазона».

Замысел удался, и отрывки из нового фильма вошли в компакт-диск «Дуэты» и в концертные выступления «сладкой парочки».

Звук был записан заранее в студии, но исполнители при крупных планах тоже пели, чтобы соблюсти артикуляцию.

В исполнении Анны мне больше всего понравился спетый с обаятельной нежностью рассказ Мими, в котором свободно чередуются речитативные и напевные эпизоды, а также страдания Рудольфо-Виллазона в последнем акте.

Партию Мюзетты пела Николь Кебель; её красивый сильный голос иногда переплетался с голосом Нетребко. Анне был сделан упрёк, что, исполняя партию Мими, она не может отключиться от Мюзетты, поскольку привыкла её играть в Мариинке.

По моему мнению, несмотря на хорошее пение Нетребко всё же не смогла передать трагизм музыки Пуччини в сцене смерти Мими.

Непревзойдённым шедевром служит исполнение этой партии Миреллой Френи в опере, поставленной Гербертом фон Караяном (1963).

Не могу пройти мимо «Любовного напитка» в Венской опере (А. Эшве, Л. Нуччи и др. 2002). Сельская комедия сделана абсолютно традиционно, без режиссерских ухищрений – главное музыка и великолепная игра Нетребко и Виллазона, возраст которых полностью соответствует либретто. Мне кажется, что на этот раз Роландо сыграл лучше, чем Анна. Он занимался жонглированием на сцене, прекрасно танцевал, и, нарушив каноны, изумительно повторил на бис арию Неморино.

Не все спектакли звёздного дуэта проходили гладко. По мнению критиков, Нетребко поступила неосмотрительно, выбрав для исполнения в Метрополитен-опера партию Лючии в опере Доницетти, в которой до этого блистали две молодых исполнительницы – Натали Дессей и Диана Домрау. Нетребко тогда ещё по-настоящему не овладела бельканто, и ей просто не хватило голоса, чтобы вытянуть свою партию и взять финальную высокую ноту ми-бемоль. Голос Виллазона оказался слишком экспрессивным для любовных кантилен.

Однако доброжелательные слушатели простили певцам все ошибки и отблагодарили их аплодисментами и цветами…

Прошло три года, и записанная с Нетребко опера Лючия ди Ламмермур, была снята на плёнку, и фильм с большим успехом демонстрировали в 850 кинотеатрах тридцати стран.

Теперь о Роландо…

Один из лучших лирических теноров своего поколения родился в Мехико, семье с австрийскими корнями и с одиннадцати лет профессионально занимался музыкой. В возрасте 18 лет Роландо начал брать уроки вокала и спустя два года поступил в Национальную консерваторию в Мехико. Ещё студентом, неоднократно становился победителем различных международных конкурсов. В 1988 году Виллазон стал участником программы для молодых певцов в оперном театре Сан-Франциско, где исполнил свою первую крупную роль – Альфреда в «Травиате» Верди. В 1998 году был принят в стажёрскую труппу оперы Сан-Франциско, в которой проходил мастер-классы под руководством Джоан Сазерленд.

В 1999 году он стал лауреатом премии конкурса Пласидо Доминго Operalia, где ему также достался Приз зрительских симпатий. Тогда же дебютировал в роли Де Грие («Манон» Массне) в Женевской опере, а потом стажировался и выступал в лучших европейских театрах, включая Гамбургскую и Берлинскую Государственные оперы, парижскую Opera Bastille, Лондонский Covent Garden, нью-йоркской Метрополитен-опера, Венскую и другие оперы. Записал несколько альбомов фирмы Virgin Classiks.

Виллазона считают «наследником» Доминго, и великий певец не раз похвально отзывался о своём ученике. «…Роландо движется к вершинам с космической скоростью. Он просто, дружелюбно и радостно держится на сцене …и разделяет ценности, которые я пронёс через всю мою жизнь…»

Его баритональный тенор критики в шутку называют «шоколадным, проворным пылким». Отмечают, что он напоминает голос молодого Доминго.

(Я могу это засвидетельствовать, поскольку слышал великого певца в «Тоске» в 1974 году, во время гастролей Ла Скала в Большом театре, а не так давно был на сольном концерте Виллазона в зале Кёльнской филармонии.

Доминго и он – самые лучшие теноры, которых мне повезло слушать «в живую»).

Виллазон спел больше двадцати ведущих партий в операх Беллини, Доницетти, Гуно, Массне, Оффенбаха, Пуччини, Чайковского, Верди и других композиторов.

 

Им издано несколько дисков, в том числе: «Ромео и Джульетта», «Гендель»; готовится диск, посвящённый Клауди Монтеверди, записанный в церкви Сан Денис. Выступление с концертом в этом зале имело феноменальный успех.

К сожалению, Роландо на время отказался от выступлений.

Причина этого не совсем ясна – скорее всего, она связана с состоянием голосовых связок выдающегося певца.

Он считает, что исполнение арий из опер Верди и веристов – Пуччини, Леонкавалло, Масканьи, нанесли ущерб его голосу.

В дальнейшем с «целью терапии» он перейдёт на музыку Монтеверди и Генделя, которая «не загоняет певца, как скаковую лошадь».

К Генделю Виллазон обратился в связи с 250-летним юбилеем композитора.

Включая его музыку в свой альбом, Виллазон дважды рискует: транспонирует для своего голоса арии, написанные изначально для кастратов и вступает в соревнование с контр-тенорами.

При этом он не стремится к конкуренции и мечтает лишь об одном – найти «спокойную зону» в музыке и репертуар, где не всё решает «способность взять верхнее "ля"».

У него значительно меньше премий, чем у Нетребко, но недавно он сказал:

«Меня не волнует, кому аплодируют больше и у кого букет шикарнее. Но я несу ответственность за свой талант».

В итоге Роландо отказался от ряда премьер, от денежных выступлений на стадионах, и прочих благ.

Принцесса гламура

Анна Нетребко оказалась душой огромного музыкального концерна. По мнению известного культуролога и писателя Соломона Волкова, она находится в  первых рядах новой культурной революции.

Её персональная рекламная программа в первую очередь имеет художественную основу, связанную с яркими выступлениями на сцене, в операх и концертах, имеющих огромный успех.

Вторая сторона рекламы включает публичную светскую жизнь, интервью, появления на обложках глянцевых журналах, персональные сайты, издание и тиражирование фотоальбомов, дисков, клипов, фильмов-опер, записи концертных выступлений, и т. д.

Обе стороны активно поддерживаются шоу-бизнесом в лице менеджеров и фирмы «Дойче Граммофон», возможно, и других организаций.

Производительность Нетребко (и фирмы «Дойче Граммофон») поражают. Например за последние несколько лет она выпустила больше десяти альбомов, много DVD-фильмов, и вместе с Виллазоном – замечательный CD «Дуэты» (2007), куда вошли любовные дуэты из опер XIX века: «Богемы», «Лючии ди Ламмермур», «Риголетто», «Ромео и Джульетты», Гуно, «Искателей жемчуга» Бизе, «Манон» Массне, «Иоланты» Чайковского, др.

Виллазон спел дуэт из последней оперы по-русски.

Альбом награждён премией «Эхо Классик – 2009».

На время болезни Виллазона для Нетребко подобрали молодого тенора Робби Уильямса.

Ядром всей этой деятельности служит высокий профессионализм Анны Нетребко, её умение взаимодействовать с режиссёрами, дирижёрами, коллегами по сцене.

        

Работающий с ней Винсент Патерсон (которого мы уже упоминали) – опытный мастер фотопродукции. Сделанные им портреты «сладкой парочки», но особенно Нетребко современны по стилистике, связаны с использованием визуальных эффектов и новых монтажных приёмов. Патерсон очень любит снимать красивых женщин и не нуждается в «обнажённой натуре», чтобы показать их красоту, изящество и характер.

С его помощью образ певицы войдёт в историю вокала.

Нетребко часто выступает в паре с известными звёздами оперы – баритоном Дмитрием Хворостовским (концерт в Корнеги Холл в Лондоне), латышкой меццо-сопрано Эллиной Гаранча (в зале Баден-Бадена), и с другими известными певцами.

Эти концерты часто транслируются по телевидению, записываются и массово тиражируются.

Её называют иконой нового стиля – оперного гламура. Может быть, в таком определении есть перехлёст, но высокие оперные стандарты теперь неизбежно зависят от массовой культуры шоу-бизнеса.

  мобильные здания и сооружения

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 337




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer2/Rubenchik1.php - to PDF file

Комментарии:

Вера
Казань, Россия - at 2010-03-22 04:42:25 EDT
Не доходили руки, чтобы поинтересоваться биографическими сведениями артистов, которые мне так нравятся!Являюсь почитательницей таланта Анны Нетребко! Не очень люблю оперное пение, но в ее исполнении могу его слушать часами!!! Получила огромное удовольствие и пользу от прочтения этой статьи!Спасибо!
skeptik
- at 2010-03-08 14:01:01 EDT
ya slushala Annu Netrebko neskol´ko raz i nahozhu ee dovol´no vul´garnoy i neutonchennoy, no s neplohim,hotya i ne slishkom blestyashchim golosom, no, vidno, moy golos teryaetsya v ogromnom hore goryachih poklonnikov...
Игрек
- at 2010-02-26 00:17:33 EDT
Небольшое дополнение к Вашему рассказу. Анна Нетребко, как и Виллазон, дебютировала на американской сцене в Сан-Франциско в "Руслане и Людмиле". Было это в 95 или 96 годах, но до этого она, опять таки, как и Виллазон, была участником Адлер программы для молодых оперных певцов в СФ опере. Обычно это 9-ти месячная программа, но Нетребко, кажется, была в ней всего 3-4 месяца. Это было ее первое (по ее словам) самостоятельное проживание в Америке. Поэтому она совершенно искренне называет СФ своим родным американским городом и, если кто понимает, любит бродить по району улицы Хайт (месту рождения движения хиппи и знаменитого "Лета любви 1967 года"). Несколько месяцев назад она в очередной раз пела в местной опере. На этот раз Виолетту в "Травиате". Жила со своим сыном месяц на сьемной квартире и все свободное время "шаталась" по городу вместе со своей сестрой, которая приехала специально помогать смотреть ребенка. Пела она замечательно, хотя в смысле дуэта Альфредо чуть не дотягивал и по голосу и по стати (мелковат был). А уж какие ножки показывала (!!) мужская часть зала просто стонала. До этого я ее слушал в сольном концерте лет пять назад и у меня сложилось впечатление, что ей для того, чтобы загореться и засверкать нужно присутствие на сцене мужчины-партнера. И еще, у меня сложилось впечатление (совершенно непрофессиональное), что она к концу спектакля устает. Может быть, рождение ребенка и перерыв в тренировке сказался.
По поводу современных молодых теноров и уровня Виллазона. Он, безусловно, очень хорош, но сейчас, на мой непрофессиональный взгляд, лучше всех мальтийский тенор Joseph Calleja. Он моложе лет на пять и уже совершенно блестящ. Но не так сексопатилен, к сожалению.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//