Номер 2(3) - февраль 2010
Всеволод Савичев

Летние зарисовки

I. Умеют устраиваться

Хорошее время – лето, в том числе и потому, что появляется больше возможностей попутешествовать, встретиться с друзьями, живущими в разных концах света, принять у себя гостей. Вот и в этом году в очередной раз приехал ко мне старый друг – программа из года в год одна и та же: чудеса природы, шопинг (от кроссовок до лекарств), музеи, причём указанный порядок не предполагает значимости этих мероприятий. Пикассо, Армани и Монблан (в смысле гора, а не авторучка) прекрасно уживаются друг с другом – каждый занимает своё важное место и не заменяет другого.

Мой друг – человек далеко не бедный, но и не «новый русский», во-первых, потому, что не русский, а во-вторых, потому, что он уже давно «небедный» (есть нынче такая категория наряду с «обеспеченный» – в каждом понятии свои нюансы). Ну, поскольку, как говорится, «и богатые тоже плачут», ослабли у Михаила [имя вымышлено] к старости глаза. Вот и отправились мы с ним заказывать очки. Для себя, любимого, а тем более ради здоровья ничего не жалко. Посему взял он себе золотую оправу «Картье» и линзы самые лучшие: облегчённый пластик, антирефлектирующее покрытие, нецарапающиеся, прогрессивные, «хамелеон» и т. д. и т. п. Вышло под две тысячи долларов.

Я это рассказываю не для того, чтобы порисоваться. Это, как говорится, присказка, сказка будет впереди.

Размявшись шопингом, перешли к общению с природой. Отправились в расположенную у подножья Монблана столицу французских Альп – Шамони. Описывать красоты природы не входит в мою задачу. В целом, жара, испепеляющее солнце, огромное количество народа. Никто особенно не выделяется, все в шортах, майках, и куда-то устремлены – вперёд, назад, вверх или вниз. Даже не приметил вездесущих японских туристов.

Сели в красный вагончик поезда узкоколейки, который должен был поднять нас на 900 метров вверх на ледник. Проделав этот путь, надо было теперь уже спуститься в кабинках канатной дороги к самому языку ледника, чтобы реально потрогать лёд и полюбоваться его голубизной в пещере, вырубленной в его толще.

На канатку – очередь, довольно толстая и внушительная, но в целом организованно движется, постепенно превращаясь из небольшой толпы в две цепочки. Никто без очереди не лезет, всё культурно.

И тут, оглядевшись, мы заметили довольно большую группу людей характерной наружности, явно выделявшихся своей чёрной одеждой в маечно-шортовой толпе.

Было их человек двадцать. Группой я бы их не назвал, потому что, хотя и было ясно, что они путешествуют все вместе, они не старались держаться скученно. Одеты тоже по-разному: кто в белой рубашке и жилетке, кипе, кто по полной программе: в чёрном лапсердаке и шляпе. Но, в общем, ничего особенного, можно сказать – деталь пейзажа.

Но один мужчина выделялся среди них: седая борода, чёрное пальто, чёрная шляпа и даже шерстяной шарф тёмных тонов в клетку традиционной расцветки фирмы «Бербери», хотя, скорее всего, поддельный.

В такую жару его экипировка напомнила мне легендарного Андрея Андреевича Громыко, который, как явствует из многочисленных мемуаров, в любую погоду носил кальсоны, что однажды привело к печальным последствиям. Выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, он потерял сознание в результате перегрева организма и упал бы с трибуны, если бы его вовремя ни подхватили бдительные охранники.

Но наш герой, которого мы (так и хотелось сказать «окрестили») прозвали «раввином», чувствовал себя, как рыба в воде, и весьма энергично перемещался в пространстве альпийской среды.

И вот мы движемся потихоньку в очереди, которая уже довольно похудела по мере продвижения к кабинкам. И тут я замечаю, что моим соседом справа является человек в чёрной одежде и шляпе из упомянутой группы. Бросил я на него взгляд, не ожидая увидеть чего-либо экстраординарного. И тут заметил занятную деталь: дужка его очков примотана к оправе скотчем. Не скажу, что это выглядит элегантно, но, с другой стороны, если человек хочет жить экономно, то это его дело. Может, ему и шляпа от дедушки досталась.

Но друга своего решил подколоть. «Вот, – говорю я, – смотри, Миша, как люди живут. Не транжирят деньги на всякие «картье-шмортье!» Ну, посмеялись, стоим в очереди, двигаемся потихоньку, переговариваемся о пустяках, но соседа нашего заприметили.

Проходит некоторое время, и вот уже и кабинка показалась метрах в двадцати, и люди в неё садятся. И тут нас как ошпарило: в кабинку наш сосед по очереди в замотанных очках садится! Точно он! Никого похожего рядом уже нет.

Это ж надо! Как так можно было незаметно просочиться!? Ну, дают ребята! Да, занятно. Ну, опять посмеялись, потом и наша очередь подошла.

Посмотрели, всё что хотели, пофотографировали, подышали горным воздухом. Пора и возвращаться. Пришли на станцию. Вот и наш знакомый «раввин». Опять очередь змеёй между барьерами извивается. Змея приползает на перрон. Здесь тоже барьеры для порядка установлены. Пассажиры компактно собираются нельзя сказать в толпу, поскольку это означало бы стихийность и неорганизованность, а в такую упорядоченную плотную массу. Самые первые, видимо, остановились там, где перед ними закрыли воротца для прохода на поезд, а следующие уже пристраивались к ним. То есть куда пришёл, там и остался. Вся обстановка как бы предполагает, что откроют воротца впереди в торце, и люди пойдут рассаживаться по вагонам. Шляпа «раввина» виднеется где-то в середине людской массы у бокового барьера.

Вот и поезд подкатил. Вышли приехавшие. Подходит железнодорожный служащий и ... открывает воротца не в торце, а прямо там, где стоит «раввин». Прямо как когда-то воды расступились. «Раввин» не упустил своего шанса и первым метнулся в вагон. Тут же уселся на лавку, бросил шляпу на другую, разложил по скамейкам какие-то мелкие предметы и держал оборону до прихода своих попутчиков.

Ну, что тут возразить, когда говорят: «Евреи умеют устраиваться!» А, с другой стороны, зачем возражать? Вам-то кто мешает? Устраивайтесь себе на здоровье! (Хоть купите фильтр умягчения воды). Это – уже ваша проблема.

II. Розыгрыш

Предупреждаю, что всё в этой истории, как говорится, быль. Попали мы тут с коллегой в столицу одной не самой крупной европейской страны. И решил коллега совместить business with pleasure и организовал себе, скажем так, романтическое приключение.

И вот после business lunch’а мы решили разойтись: я по своим делам, а он на место встречи, которое изменять не было необходимости. Конечно, мне было любопытно посмотреть на объект, и коллега возражать не стал бы, да и подсмотреть не составило бы труда, но было бы это как-то не так, и что-то во мне воспротивилось. Посему оставил я коллегу на «месте встречи» и пошёл своей дорогой.

Шагаю потихоньку. Улица хоть и центральная, и бутики мировых фирм на каждом шагу, но публика серенькая. Отошёл от «места встречи» где-то на полквартала, глазею по сторонам и вдруг меня словно молнией пронзило – ОНА!

Русских женщин, вообще, невозможно не узнать за границей. Рассекая пространство, движется такой эсминец «Стремительный». От настоящего эсминца в стороны расходятся пенистые буруны, а от неё дурманящие волны парфюма. Быстрая, деловая, но, отнюдь, не торопливая походка. Гордая, с достоинством, осанка. Да, что я тут стараюсь? Некрасов уже почти точно всё описал (позволю себе лишь чуть-чуть осовременить поэта).

Есть русские девы в столицах Европы

С спокойною важностью лиц,

С красивою силой в движеньях,

С походкой, со взглядом цариц,–

 

Их разве слепой не заметит,

А зрячий о них говорит:

«Пройдет – словно солнце осветит!

[Рублем, правда, не подарит – скорее наоборот]»

..................Цветет

 

Красавица, миру на диво,

Румяна, стройна, высока,

Во всякой одежде красива,

Ко всякой работе ловка.

 

Я видывал, как она косит:

Что взмах — то готова копна! [Вот здесь – явный эвфемизм]

 

По будням не любит безделья.

Ей некогда лясы точить,

[И по праздникам тоже – для эскорт-сервиса самая работа]

 

Такого сердечного смеха,

И песни, и пляски такой

За деньги не купишь. [Тут поэт сказал с точностью до наоборот]

                «Утеха!»

Твердят мужики меж собой.

 

Роллс-Ройс на ходу остановит,

В горящий Four Seasons войдет!

 

Лежит на ней дельности строгой

И внутренней силы печать.

 

В ней ясно и крепко сознанье,

Что есть всё спасенье в труде,

И труд ей несет воздаянье:

Давно уж не бьется в нужде.

 

Быстро приближается. Окидываю её взглядом, пока не пролетела мимо. На декольте массивный золотой крест, но без «гимнаста», ярко-жёлтое, подчёркивающее фигуру платье, блондинка, волосы в пучке.

Но тут уж любопытство возобладало. Затерялся в толпе, смотрю издали. Ну, точно, они встретились. Дальше подглядывать не стал – главное, что ещё раз убедился в остроте своего глаза. В общем, об этом, в принципе, малозначительном эпизоде можно было бы и забыть, но тут мне в голову пришла оригинальная мысль: «А не разыграть ли мне своего коллегу?» Ведь он не догадывается, что я знаю, как выглядит Незнакомка.

Итак, проходит где-то неделя. Встретились мы с ним в баре, беседуем. И тут я приступаю к осуществлению своего плана.

Здесь надо сделать небольшое отступление. Среди наших общих знакомых попадаются довольно занятные личности: например, некая княжна, пра-пра-...-правнучка Чингисхана или человек, способный, как он считает, излечивать от СПИДа и гепатита с помощью проволочной пирамиды и общающийся с астральными сферами. Другой утверждает, что Христос – русский. А, вообще-то, пуркуа бы не па? Так что есть, у кого набраться всякой всячины.

И говорю ему, ну, давай, расскажи поподробнее про ту встречу. Хотя, постой, дай я сам попробую угадать, как она выглядит – я тут недавно с Сашей виделся, и он меня разным штучкам научил.

Предвкушаю его удивление и замешательство: «Как это ты?! Не может быть! Ты что, подсмотрел?» – «Да, нет, ты же видел, что я ушёл».

Беру его за руку, говорю: «Ты, давай, сосредоточься, представляй, как ты её увидел, как она приближается, какое первое впечатление, думай, думай, напрягись!»

Сам же закрыл глаза, что-то шепотом бормочу, главное, чтобы не рассмеяться. И потом начинаю обрывочными фразами произносить: «Так, так, вижу что-то яркое, красное, нет, как солнце слепит, нет, жёлтое! Она, ведь, в жёлтом была? Ведь, так? Так, так, теперь что-то резкое, угловатое, да, да, а... так это крест! И тоже ярко... золотой! И вообще всё какое-то солнечное... Понял – блондинка!»

Открываю глаза, вопросительно на него смотрю. Ожидаю удивления, эмоциональной реакции. А он убирает руку и говорит: «Да не помню я ничего, не обратил внимания...»

У меня просто челюсть отвисла – вот тебе и розыгрыш получился.

А романтическая встреча свелась к кофе с мороженым на террасе пятизвёздочного отеля.

III. Всегда с народом

Друг мой, Михаил, из первой части заметок – большой любитель путешествий. Но вот проблема! Языков не знает. Но, в отличие от Чапаева из анекдота, спокойно оперирует в мировом масштабе – на всех континентах побывал. И ничем его не смутишь.

Вот, например, ехал он на поезде из какого-то английского городишки в Лондон, и надо было сделать пересадку. Зашёл он, значит, в вагон другого поезда и говорит кондуктору заученную фразу: «Икскьюз ми, сэр, даз зыс трэйн гоу ту Ландэн?» На что получает ответ: “I think so”. Ничего себе особенность британского менталитета! Я понимаю, получить такой ответ на вопрос о том, будет ли завтра дождь. А так у иностранца волосы дыбом встанут. Как это, я полагаю. Что, разве поезд не по рельсам едет? Другое дело в Америке. Ответ был бы по-военному чётким: «Йес, сэр!» Но ничего, не смутился Михаил, доехал до Лондона.

Однако его опыт также показывает, что, порой, очень уж хорошо знать язык тоже иногда оказывается вредно. Бродил как-то Михаил по лондонским магазинам в сопровождении своей знакомой, назовём её Татьяной. А надо сказать, Татьяна в совершенстве владеет английским языком, чуть ли не самим англичанам английский преподаёт, с лордами дружит, в общем, с её произношением только в Букингемском дворце беседы вести.

И заинтересовала Михаила в одном магазине шапка. Ну, ему, как обычно, всё понять нужно: тёплая ли, качественная, где и из чего сделана. Будто продавщица всё это знает. Он Татьяну и просит – поговори с продавщицей. Та затараторила. Продавщица смотрит на неё как в афишу коза. Татьяна по новой: тра-та-та-та. И тут продавщица говорит: “What language do you speak?” Можете себе представить последовавшую немую сцену. Оказалось, что продавщица – украинка, и букингемский прононс не понимает. Проще надо быть и не выпендриваться. «Гуд дэй. Хау мач? Гуд бай!»

И вот при всём этом любит он еще с народом общаться. Ну, ладно бы в России. Помнится в молодости, бывало, шарили мы по деревням в поисках всякого старья. Обязательно остановит какую-нибудь старушку: «Бабушка, а где здесь храм?» В общем доостанавливал, теперь все стены в досках.

Так он и за границей норовит побеседовать. И как-то всё у него получается: и он понимает, и его понимают.

Поездили мы, посмотрели всякие красивые места, а потом затащил он меня в один малюсенький альпийский городок на берегу озера – что-то он там про него в путеводителе вычитал. Мне-то сразу было ясно, что там делать нечего – я эти места как свои пять пальцев знаю. Но спорить с Михаилом я уже устал. Хочешь – поехали.

Приехали, через пять минут и Михаилу стало абсолютно ясно, что делать здесь нечего. Но наступило время обеда. Я как шофёр, экскурсовод, переводчик и сопровождающий должен подкрепить силы.

Надо где-то пообедать. И тут мне Михаил, любитель общения с народом, говорит, чтобы я у кассирши в будке на пристани спросил, где здесь лучший ресторан.

Я от смеха чуть не упал. Она вообще, может быть, в хорошем, по нашим понятиям, ресторане никогда не была, а потом на несколько километров вокруг всего два ресторана – и оба перед нами. Ну, с ним не соскучишься! А у него на всё один ответ: «Ты не сердись, я просто понять хочу».

Ну, пошли в первый попавшийся. Никаких особых ожиданий он не вызвал. Выбирать особо было не из чего. Для себя я быстро решил: Schweinsteak mit Coca-Cola и нечего голову ломать. Михаил же начинает пытаться выявить в меню скрытый смысл, которого нет. Подходит официант. И тут, как обычно, начинается – вы откуда? Как они мне все надоели! «Проклятый червь, не сверли уставшую душу!» Не надо меня беседами развлекать. Я не к психоаналитику пришёл, а в ресторан поесть.

И вдруг, когда выяснилось, что мы русские, официант чего-то по-русски залепетал. «Я люблю мою бабушку» и т. п. Оказывается, он русский в школе учил. Ну, Михаилу только этого и надо было. Начал оживлённо общаться. Официант тут же выложил, что Россия – хорошо, Америка – плохо и что он хотел бы поработать по специальности в России.

Сижу, жду, пока наобщаются. Тут Михаил перешёл к выяснению тонкостей меню. Вот, надо отдать ему должное: не ищет он лёгких путей в жизни. Всё-таки надо было внимательнее смотреть в детстве советские фильмы про войну – может, запомнил бы, кроме «хенде хох!», ещё и «руссише швайн» и смог бы свинину заказать. Немцы в кино по поводу еды лучше изъяснялись: «Мамка! Кура, яйки давай!»

Итак, принял он волевое решение насчёт свинины. Глаза умные, всё понимает, а сказать не может. Ну, я ему подсказываю: «швайн, швайн». Но ему и это не просто вымолвить. И тут его прорвало – стал хрюкать, свинью изображать. Я такого ещё не видывал! Честное слово! Не придумал!

А, надо сказать, Михаил был всегда весёлым парнем и душой всех компаний. Всегда разные штучки выделывал. Помню, как-то на студенческие каникулы гудели мы в пансионате на Клязьме. Выпивали, естественно. И Михаил стал прикалываться, взял и в шкаф залез. Да там и застрял, может, задремал. А тут как раз в наш номер милиционер зашёл. Там всё время приходилось усмирять буйствующую молодёжь. Особого скандала не вышло, урезонил он нас, мы быстро утихли. И он уже, было, собрался уходить, а тут Михаил, видимо, проснулся и с криком и грохотом как выскочит из шкафа. Милиционер чуть в обморок не упал. В итоге всё обошлось.

Или вот ещё. Привёз ему из-за границы наш товарищ пластмассовые вставные челюсти с огромными клыками как у Дракулы. Их можно было быстро вложить в рот и держать его закрытым, а потом широко улыбнуться и продемонстрировать клыки. Например, сидим в ресторане, вокруг солидные люди, Михаил возьмёт на вилку кусочек мяса, поднесет ко рту и потом, глядя на кого-нибудь за соседним столиком, откроет рот. Люди чуть со стульев не падали.

Но вот сейчас с хрюканьем превзошёл он самого себя – прямо в раж вошёл. Оттачивал мастерство. Таким вот образом со свининой вопрос решили.

Через некоторое время приносит официант еду: «Пожялюйста!» Начали есть. Смотрю, Михаил чего-то в своей котлете ковыряется и потом говорит: «Смотри, он, ведь, говядину мне принёс». Ну, я тут сам чуть со стула не упал от смеха.

Дохрюкался, дообщался с народом!

Вот так вот весело и прошло жаркое лето – будем зимой вспоминать и ждать следующего, новых встреч, впечатлений и приключений.

  Ищете ж д билеты дальнего следования? Зайдите на infofly.ru!


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 72




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer2/Savichev1.php - to PDF file

Комментарии:

Лев
Москва, - at 2010-02-25 17:30:25 EDT
К сожалению, на уровне какого-нибудь "Русского переплета".
Майя
NY, - at 2010-02-22 17:42:55 EDT
Да, приятные у вас друзья во всех отношениях
Anna Ivanova
New York, NY, USA - at 2010-02-22 10:25:48 EDT
Какая 100-процентная пошлость.
Елена Минкина
- at 2010-02-22 07:27:22 EDT
Читаешь первые строчки, внимаешь иронии в адрес друга (и заодно радуешься, что ты сам не друг и про тебя так не напишут), пытаешься понять мысль автора, вот вроде сюжет начинает развиваться... И тут - бац, конец!
Незатейливые получились рассказики, ну, очень незатейливые.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//