Номер 5(6) - май 2010
Ури Андрес

Шекспир и его герои

Весь мир есть сцена и все мужчины и женщины лишь актеры,

у которых есть свой момент появления и исчезновения.

Шекспир «Как вам это понравится»

В наши дни Стратфордская школа шекспироведения возобладала почти полностью в признании Шекспира бесспорным автором всего знаменитого литературного наследия. На протяжении четырех столетий она утверждает, что 37 самых великих пьес и 154 самых прекрасных сонета, созданных гением в Елизаветинской Англии, были написаны Уильямом Шекспиром из Стратфорда. Этому не помешал зияющий недостаток обычных для писателей прошлого фактологических и текстологических доказательств, подтверждающих их авторство свидетельствами заслуживающих доверия современников, наличием бесспорных рукописных и других материалов, связывающих писателя с его творениями.

О личности Уильяма Шекспира достоверно известно многое. Он родился 23 апреля 1564 г. в Стратфорде на Эйвоне, небольшом городке в 35 км от Бирмингема, в семье ремесленника (его отец изготовлял перчатки и торговал различными фермерскими товарами, впоследствии был избран членом муниципалитета и судебным администратором города). В 18 лет Уильям женился на Анне Хатвэй, бывшей на 8 лет старше него. У них было трое детей. В 1585 г. В 1589 г. Уильям покинул Стратфорд, а появился в Лондоне, где стал актером в театре Глобус. В 1612 г. Уильям вернулся в Стратфорд, где занялся бизнесом и торговлей. В 1616 г. он простудился и умер в день своего рождения.

В наши дни, каждый интересующийся культурой, турист, прибыв в Англию, посещает город Шекспира. В Стратфорде Англия демонстрирует пять домов, в разное время принадлежавших семье Уильяма Шекспира. Дом Мэри Арденс, в котором провела детство мать Уильяма, дом, в котором Уильям родился и провел первые 5 лет жизни, дом жены Уильяма Анны Хатвэй с ее прекрасным садом, Холл Крофт – дом старшей дочери Уильяма Сусанны и ее мужа – известного в городе доктора Джона Холла и, наконец, Нэш Хауз – дом первого мужа внучки Уильяма, на месте которого стоял сгоревший Новый Дом, в котором в 1616 году Шекспир умер. Это впечатляющая экспозиция реалий не оставляет сомнений в существовании Уильяма Шекспира, которого нация и мир вслед за стратфордцами считает величайшим поэтом и драматургом, когда либо писавшим на английском языке. Авторство Уильяма Шекспира подтверждается авторитетом королевского дома. В 1879 г. в Стратфорде был открыт Королевский Шекспировский театр и создана Королевская Шекспировская Компания, финансируемая из государственного бюджета. Компания имеет свои театры в нескольких городах Англии.

Однако есть сомневающиеся в авторстве Уильяма Шекспира. Им не дают покоя не только отсутствие достоверных литературных свидетельств, но сама личность мастера слова. Вызывает сомнения недостаток в его образовании, отсутствие информации о его расширяющих интеллектуальный горизонт путешествиях, противоречие между следующим из пьес детальным знанием придворного этикета и далеко не аристократическим происхождением Уильяма. Его жизнь горожанина небольшого городка, бизнесмена, актера, ростовщика, инвестора, театрального импресарио, никак не согласуется с жизнью великого поэта и драматурга.

Стратфордская версия авторства Шекспира основана почти целиком на трогательном стихотворном посвящении драматурга Бен Джонсона, современника Шекспира, опубликованном во введении к, напечатанному после смерти поэта в 1623 г., Первому Фолио, содержащему почти все пьесы великого драматурга. Посвящение озаглавлено В память моего дорогого друга, Автора, Господина Уильяма Шекспира. В нем он называет Шекспира Лебедем Эвона. И это, практически, все, что связывает Уильяма Шекспира с приписанным ему литературным наследием. Привлекает внимание особая подчеркнутость факта авторства в посвящении, которая в данных обстоятельствах необычна. Казалось бы, что вполне достаточным является авторское имя Уильяма Шекспира на титульном листе книги.

Главными причинами сомнений в личности автора является непреодолимый разрыв между известными фактами жизни Уильяма Шекспира и широтой образования, знакомством автора драматургического и поэтического наследия с классической литературой, достижениями астрономии и других наук, его знанием права и законов судопроизводства. Уильям Шекспир не был студентом ни одного из университетов страны. Не существует никаких следов посещения и детального знакомства Уильяма Шекспира с городами Италии, о которых автором написано 9 из его 37 пьес, страны, в которой великий поэт и драматург и все образованные англичане почерпнули идеи европейского Ренессанса.

Огромный словарный запас поэта и его мастерство владения языком, а главное глубина и сила его мышления плохо согласуется с известными фактами жизни Уильяма.

Чаще других сомнения высказываются писателями, хорошо понимающими механизм творческого литературного процесса. В авторстве Уильяма сомневались Чарльз Диккенс, Ральф Уальдо Эмерсон, Уолт Уитмэн, Владимир Набоков, Джон Голсуорси. Сомневались актеры театра и люди кино, Чаплин, Орсон Уэллс. К сомневающимся принадлежат и некоторые ведущие актеры самой Шекспировской компании, такие как сэр Джон Гилгуд, и ныне живущие сэр Деррик Якоби, Марк Риланс, Майкл Йорк.

Генри Джеймс сказал, что «меня преследует убеждение, что божественный Уильям есть величайший и самый успешный обман терпеливого мира». Марк Твен опубликовал в 1909 г. книгу «Умер ли Шекспир?», в которой, касаясь недостатка знаний об авторе, писал что «Сатана и Шекспир – самые известные среди неизвестных персон, когда либо существовавшие на нашей планете».

Среди исследователей возник ряд имен возможных и более вероятных авторов классического наследия. В их поддержку появилось множество работ текстологов, исследователей эпохи, собирателей биографических доказательств.

Сомнения были и относительно единственности автора, однако работы многих текстологов убедительно показали, что всё, приписываемое Шекспиру, написано одним и тем же мастером.

Однако для Нации не столь важно, какому из ее сынов принадлежит мировая слава, а наличие на нее многих кандидатов нарушает традицию поклонения гению, вносит хаос в ритуал его обожания. В этой связи Томас Элиот заявил, что «честная критика и бережный подход направляется не на поэта, а на поэзию», как бы говоря: забудьте думать об авторе и восхищайтесь поэзией!

Для национальной славы знание настоящего имени и жизни автора не так уж и важны. Есть немало интересных и любимых писателей, полностью укрывшихся за своим nom de plume, или, открыв свое имя, утаивших от читателей факты своей жизни. При этом их творчество не вызывает проблем интерпретации. Однако для гения шекспировской величины знание фактов его биографии имеет громадное значение. Интерпретация его произведений без знания важных событий его личной жизни и жизни его друзей, круга идей, владевших людьми его среды, без ощущения смысла, вкладываемого автором в свои слова, теряет важный якорь их понимания, оставляет профанам свободу обесценения его шедевров, их превратного, пустого истолкования на потребу невзыскательного зрителя. Достаточно вспомнить, нашумевший в 1968 г. и удостоившийся 4-х Оскаров, включая Оскара за режиссуру, фильм флорентинца Франко Зеферелли о Ромео и Джульетте. В нем драма всепобеждающей ненависти растворилась в бесконечном балетном фехтовании и любовном танце красиво разодетых молодых актеров на фоне залитого солнцем итальянского средневекового пейзажа с замками.

С прошедшими столетиями сомнения и поиски более вероятного автора не умирают. Вот пример из российского поиска кандидата на авторство. В то время, как организованная в 1975 г. Шекспировской Комиссии Российской Академии наук придерживалась стратфордской версии авторства, Илья Михайлович Гилилов (1924-2007), бессменный секретарь этой комиссии, опубликовал в 1997 г. нашумевшую книгу Игра об Уильяме Шекспире или тайна великого феникса, в которой приведены тщательно обоснованные аргументы в пользу коллективного авторства сэра Роджера Мэннерса – Пятого эрла Ратленда и его жены Елизаветы Сидни, дочери известного придворного поэта, дипломата и воина, погибшего в сражении Филиппа Сидни.

Оба этих автора давно значились в списке вероятных кандидатов. Мэннерс, елизаветинский аристократ и интеллектуал, после учебы в Оксфорде и Кембридже продолжил свое образование в университете Падуи вместе с английскими одноклассниками господами Гильденстерном и Розенкранцем. Мэннерс, умерший в возрасте 36 лет, был членом дипломатической миссии в Дании и был известен рядом литературных мистификаций.

Умерший в 1987 г. Кальвин Гоффман, американский писатель и театральный критик, приводит многочисленные детальные текстологические и биографические доказательства в пользу авторства, приписываемого Шекспиру литературного наследия, Кристофера Марлоу. Он утверждал, что этот известный Елизаветинский драматург и поэт вовсе не был убит в Депфорте 1593 г. в возрасте 29 лет а, бежав из Англии, нашел убежища во Франции и Италии, где и написал все, что приписано Шекспиру.

Оксфордские шекспироведы и Зигмунд Фрейд убеждены, что автором был 17-й эрл Оксфорда Эдвард де Вере, образованный аристократ и способный поэт, у которого был конфликт с еврейским ростовщиком Майклом Локом относительно «3000 дукатов».

Попытки найти подлинного автора великой английской драматургии и поэзии продолжаются и в наши дни. В пользу авторства Де Вере высказывается Курт Крейлер (Kurt Kreiler), известный германский исследователь Шекспира, опубликовавший в конце 2009 г. объемистую (595 стр.) монографию Человек, который изобрел Шекспира. На основании анализа известных писем и литературных работ Де Вере Курт Крейелер демонстрирует сходство его стиля со стилем Шекспира (Shakespeare). Он также указывает на прозвище Де Вере – Спиршейкер (Spearshaker), что является немаловажным аргументом в пользу идентификации Де Вере.

Эрл окончил курс в Кембридже в возрасте 14 лет и продолжил образование в Италии, где изучил итальянский язык, литературу и юриспруденцию, получив степень магистра Права. Естественно, что Де Вере был хорошо знаком с нравами аристократов.

Крейлер убежден, что «Венецианский купец», «Ромео и Джульетта» и «Юлий Цезарь» написаны Де Вере и что «Гамлет» является почти автобиографической пьесой из жизни эрла Оксфорда. Образ Полония в ней есть пародия на отца жены эрла Уильяма Сесила, лорда Барли.

Один из наиболее интересных современных шекспироведов, профессор Колумбийского университета Джеймс Шапиро, исследовал исторические события, нашедшие отражение в пьесах Шекспира. В своей второй книге о великом поэте, «Contested will: Who wrote Shakespeare?»[1], также опубликованной в 2009 г., Шапиро коснулся аргументов сомневающихся в авторстве Уильяма Шекспира. Не отрицая оправданности сомнений он выдвинул неубедительную гипотезу, по которой недостаточность опыта Уильяма, являющуюся основой неверий, могла бы легко быть компенсирована чтением книг, поскольку исторические факты, послуживших основанием пьес-хроник, были описаны и комментированы в доступных изданиях того времени. Шапиро полагает, что при наличии воображения возможно восполнить всё, что познается через опыт и образование. Возможно, что сомневающиеся просто не понимают «мистики литературного творчества», заявил Шапиро.

Марк Твен и ряд других исследователей убеждены, что автором приписываемых Шекспиру пьес и поэзии является Френсис Бэкон, известный елизаветинский философ, ученый, юрист, государственный деятель.

Однако детальный анализ возможного авторства вышеназванных кандидатов неизбежно наталкивается на непреодолимые противоречия, не давая достаточно веских доказательств ни одному из кандидатов и не позволяя надежно исключить из них Уильяма, неизбежно оставляя в силе имя Шекспира.

Но и на перечисленных именах список кандидатов не заканчивается. Существуют исследователи, убежденные в том, что под именем Шекспира выступал Уильям Стэнли эрл Дерби и даже сама королева Елизавета.

Королева любила и поддерживала театры, публика их обожала, но пуританская и англиканская церкви боролись с актерами и обвиняли театр во вредном влиянии на нравы, в богохульстве, в кощунственном переодевании мужчин в женское платье, поскольку женщинам запрещалось выступать на сцене.

В 16-м столетии Лондонская Корпорация вела беспощадную войну с театрами, объявив их местом беззакония, дебошей, насилья, помех городскому транспорту, рассадником сомнительных таверн и проституции, возникающих вокруг театров, а главное – зоной распространения эпидемии чумы.

Среди аристократии театр считался вульгарным видом искусства, и ее члены не были склонны обнаруживать свой интерес к нему. Отсюда возникло предположение о скрывающем свое имя титулованном авторе шекспировских пьес.

Кто бы не был этим гением театра, называемым сегодня Шекспиром, созданные им образы пережили столетья и существуют независимо от сомнений в личности их создателя. Автор был великим знатоком человеческих душ, гуманистом и редким для своего времени человеком, лишенным расовых предрассудков, писателем объявшим противоречивость своих персонажей, сделавшим убедительными двойственные голоса своих героев, описавшим в своих творениях сосуществование альтернативных миров.

В судьбах многочисленных и разнообразных характеров пьес, мастерски обобщенных без потери реализма и правдивости, концентрируются драматургический анализ поведения людей в различных критических ситуациях человеческой жизни.

Уже более четырех столетий шекспировские образы живут среди нас, заставляют размышлять над их чувствами, мыслями и поступками. Образы Гамлета, Клавдия и Офелии; Ромео Джульетты, членов семей Монтекки (Монтегю) и Капулетти, Меркуцио и Тибальдо; Короля Лира и трех его дочерей; Фальстафа; Просперо; Макбета, Леди Макбет и короля Данкена; черного венецианского генерала Отелло, Яго и Дездемоны; еврея Шейлока, Антонио, Басанио и Порции известны читающей публике во всем мире.

***

«Ромео и Джульетта» – пьеса о непобедимой силе ненависти. В Вероне между членами клана Ромео и клана Джульетты существует давняя незатухающая вражда. Ее олицетворяет жаждущий крови родственник Джульетты Тибальдо. В уличной схватке Тибальдо убивает Меркуцио, друга Ромео. В ответном поединке Ромео убивает Тибальдо, и ненависть кланов получает кровавую подпитку. Несмотря на вражду кланов, юный Ромео и четырнадцатилетняя Джульетта полюбили друг друга. В Вероне возникает надежда, что любовь молодых людей приведет к забвению вражду кланов. Но Шекспир не тешит зрителей пустой надеждой. Он знает, что человеческая ненависть сильней любви. Великий знаток человеческих душ не следует либеральному христианскому тезису о природной доброте человека. Трагедия заканчивается смертью героев.

***

«Гамлет» – бесспорно самая великая из написанных для театра пьеса. Эссе о Гамлете писали, Гёте, Кольридж, Гегель, Ницше, Тургенев, Фрейд, Элиот, Азимов, Деррида и многие другие. В ней речь идет о трудном выборе человеком долга своего пути в лабиринте жизни, где торжествует Зло. Столкнувшись с ним, вернувшийся из университета принц Гамлет размышляет, следует ли ему выйти из лабиринта, где коварный враг, используя вероломство и преступные методы, неизбежно побеждает, оставить поле сражения, «умереть, иль может быть заснуть». Альтернативой является вступление в битву и неизбежность прибегнуть к грязному оружью врага.

Отчаянье Гамлета перед триумфом Зла созвучно с мотивом знаменитого 66-го сонета Шекспира.

История датского принца далеко выходит за рамки жанра елизаветинской трагедии реванша. «Трагедия датского принца Гамлета», является не только величайшим шедевром драматургии, но и одной из самых совершенных и глубоких литературных попыток создания образа идеального героя, человека, каким он должен быть, по мнению автора.

Прошло уже более четырех столетий со времени публикации пьесы о Гамлете, трансформировались нравы людей и нормы морали, углубились знания человеческой психологии. Однако ни актуальность проблемы Гамлета, ни признание моральной силы этого молодого человека не утратили своей силы. Не уменьшилась и необходимость борьбы с меняющим формы Мировым Злом и неразрывно связанная с ней трудная проблема выбора эффективного, но не загрязняющего руки, оружья.

Гамлет оставил двор своего отца – датского короля, став студентом знаменитого Виттенбергского университета, с именем которого связана Реформация 16-го столетия и имя его выпускника – Мартина Лютера.

Гамлет (так же, как и его создатель), агностик, не верящий в вечную жизнь. Он в курсе современной науки и литературы. В связи со смертью отца принц возвращается домой, где его ожидает беззаботная, придворная жизнь наследника престола, племянника нового короля. Однако при дворе Гамлет сталкивается со Злом, требующим восстановления справедливости, наказания преступника, опасной борьбы, смертельного боя. Гамлет обнаруживает, что его дядя – новый король, вероломно убил своего брата – отца принца, а его мать стала женой нового короля. Король Клавдиус – олицетворение преступной жажды власти, коварства, готовности к убийству. Однако Шекспир рисует в нем реального человека, наделяет его государственным умом ответственного монарха, дипломатически избегнувшего конфликта с агрессивной Норвегией, способностью помочь Гамлету преодолеть депрессию. Клавдиус признает свои грехи и в тиши своей личной часовни пытается вымолить прощение.

Гамлет – человек мысли, вовсе не жаждет скрестить свой меч, пролить кровь врагов, окунуться в сражение, сулящее ему при существующей расстановке сил почти неизбежную гибель. Он знает, что борьба с коварным врагом, который для своей победы готов на все, потребует от него действий, противных его душе. Он размышляет о самоубийстве, но после долгих размышлений он выбирает борьбу. Перед вступлением в смертельную схватку, он добивается неопровержимых доказательств виновности своего врага – ставит следственный эксперимент с помощью бродячей труппы актеров.

Зло стремится не только победить, но и запачкать своего противника. Но Гамлет понимает, чтобы не проиграть борьбу придется отвечать коварством на коварство и кровью на кровь. Он принимает это неизбежное условие – необходимость использования оружия врага для защиты правого дела. Шекспир показывает, что и при этом Гамлет остается чистым. На примере истории Лаертиса – друга детства Гамлета, сына советника короля Полония, подчеркивается различие между честным боем и убийством отравленным оружьем. По ошибке Гамлет убивает отца Лаертиса. Он доводит до самоубийства Офелию – его сестру. Жаждущий мести Лаертис вызывает Гамлета на поединок. Однако в поединке с принцем Лаертис соглашается драться покрытым ядом оружием, предложенным ему Клавдиусом.

Современное поколение вновь стоит перед трудной проблемой выбора формы борьбы в решительной схватке с врагом, придерживающимся иных моральных правил и использующим бесчеловечные методы, проблемой выбора оружия для обороны, не противоречащего гуманным этическим нормам.

Отношение к Гамлету, как к благородному герою, несмотря на его «невегетарианские» действия в конфликте с врагами, связано с побудительными мотивами его действий. Гамлетом движет таинственный моральный императив, о котором почти через два столетия Кант писал, как о недоступной разуму данности, заложенной в сознании людей. Борьба Гамлета со злом лишена личной выгоды, он – бескорыстен.

В трагедии – все ее герои погибают. Норвежец Фортинбрас – новый монарх, пришедший править Данией, емко, в двух словах, заключает историю датского принца, называв его – “noble Hamlet” – благородный Гамлет.

Гамлет не ожидает небесного воздаяния за свою благородную борьбу со Злом. Он умирает со словами the rest is silence, означающими, что миссия окончена, и после этого есть лишь желанная тишина.

***

«Венецианский купец» – пьеса о еврее, живущем среди христиан. Причина обращения автора к еврейской теме неизвестна. Непосредственным поводом для обращения Шекспира в 1596-97 гг. к истории Шейлока, к трагедии еврея в средневековой Венеции, послужил судебный процесс, закончившийся казнью доктора Родриго Лопеса (1525-1594), жившего в Лондоне converse (крещеного еврея). Спасаясь от португальской Инквизиции, доктор Лопес бежал в Англию, где сделал успешную медицинскую карьеру и стал личным медиком королевы Елизаветы I. В эту эпоху еврейские врачи нередко служили при дворе монархов. У королевы Франции доктором был еврейский “converse”, испанского короля и папу Павла III также лечили еврейские доктора.

Дон Антонио, поддерживаемый Англией претендент на португальский престол, живший в изгнании в Лондоне, был в центре интриг и шпионажа со стороны захватившего Португалию испанского короля Филиппа – давнего врага Английской короны. Роберт Де Веро, 2-й эрл Эссекса, страдавший шпиономанией фаворит королевы, в связи с испанскими интригами вокруг Дона Антонио обвинил доктора Лопеса в измене и в заговоре против королевы Елизаветы. Под пытками Лопес признался, что испанцы пытались уговорить его отравить королеву, но измену он отверг. Несмотря на сомнения королевы в виновности Лопеса и ее длительный отказ подписать ему смертный приговор, эрл Эссекса добился его осуждения и казни (практикуемых в то жестокое время для государственных преступников – последовательных повешения, утопления и четвертования).

Очевидно, что и пятиактная трагедия Кристофера Марлоу «Еврей из Мальты» (1590 г.), тема которой и отдельные сюжетные элементы повторены в «Венецианском купце» Шекспира, оказали влияние на пьесу великого поэта о еврее Шейлоке.

Сюжет пьесы заимствован из одной из историй в опубликованном в 1565 г. в Милане сборнике рассказов Джиовани Фиорентино, озаглавленном «Il Pecorone (Простак)» (1378 г.). Этот сборник по форме сходен с «Декамероном» Боккаччо (1350 г). Современный Шекспиру английский перевод этого сборника неизвестен, что позволяет предположить, что он был прочитан автором пьесы в итальянском оригинале. В рассказе описана история богатой флорентинки, сеньоры Бельмонт, вышедшей замуж за молодого, нуждающегося в деньгах антрепренера, готовящего экспедицию для поисков сокровищ за морями. Необходимые для экспедиции деньги его друг помог найти у еврея-ростовщика. Залогом долга назначен фунт мяса должника, (обычай, заимствованный из практики античного Рима). Экспедиция оказалась безуспешной и купец предстал перед судом для неминуемого выполнения условий займа. Однако сеньора Бельмонт – жена купца убеждает судью в несправедливости контракта с евреем и спасает своего незадачливого мужа.

Пьеса, которая могла бы называться «комедией реванша» – считалась в то время развлекательной, поскольку никто в ней убит не был и «злоумышленник» был наказан. Она появилась на сцене театра Глоб под названием «Комическая история Венецианского купца или по иному называемая Венецианский Еврей», в действительности является одной из наиболее сложных по своему моральному месседжу. В ней автор рассказывает историю ростовщика Шейлока со своей обычной мудростью и объективностью.

Неизвестно, посещал ли автор пьесы Венецию, но с еврейством непосредственно он знаком не был. Пьеса написана в 1596-98 гг., более чем через три столетия после изгнания евреев из пределов английского королевства по эдикту короля Эдуарда I. С тех пор в стране сменились более десяти поколений и непосредственного знания еврейства не существовало. Антисемитизм был лишь традицией, питаемой воспоминаниями прошлого, или заимствовался из опыта стран континентальной Европы. В Англии в 1275 г. был издан закон, обвинивший евреев в ростовщичестве, выпуске неполноценных золотых и серебряных монет и запрещающий евреям заниматься денежным кредитованием. Эдикт требовал от евреев полного отказа от ростовщичества в течение следующих 15-ти лет. Поскольку все другие способы заработка им были практически запрещены, они были вынуждены продолжать кредитование. В 1290 г. за нарушение эдикта они были изгнаны из страны.

Позже, отдельные евреи, спасаясь от испанской и португальской инквизиций, селились в Англии, перейдя в христианство. Король Генрих VIII, отец королевы Елизаветы, привез из Венеции в Лондон изгнанные из Испании еврейские семейства музыкантов и композиторов Бассано и Люпоса. (Предполагается, что 27 сонетов Шекспира (со 127-го по 152-й) посвящены «Смуглой леди сонетов», поэтессе и феминистке Эмилии Ланье, дочери Батиста Бассано).

Естественным является выбор ростовщика в качестве еврейского персонажа. Происхождение необычного имени Шейлока, героя пьесы «Венецианский купец» неизвестно. Следует отметить, что сюжет пьесы построен на поведении этого героя, несвойственном религиозному еврею, каким, безусловно, был Шейлок. Описанное Шекспиром желание Шейлока убийством отомстить за нанесенные ему оскорбления не соответствует еврейской морали, запрещающей убийство человека. Кроме того, нанесенное Шейлоку оскорбление, даже самое тяжелое, убийству не равно и превосходит требование возмездия, паритетного преступлению (око за око, зуб за зуб), на котором основано еврейское правосудие. (В случае юридической коллизии, когда перед еврейским судом предстает убийца, которому как равное преступлению наказанием является смерть, суд предлагает ему вечное изгнание). Однако отношение к Шейлоку со стороны венецианских сограждан представлено с полным реализмом.

В Juden Frei Англии Шекспир и Марлоу, знакомые с проблемами еврейской диаспоры в Европе, не обладали достаточным знанием иудаизма и его моральных норм и, поэтому, во многих чертах наделили свои еврейские персонажи – Шейлока и Барабаса (героя пьесы Марлоу «Еврей Мальты») – характерами и моралью современных им христиан.

Венеция, как место, где развернулась история Шейлока, выбрана Шекспиром не случайно. Именно в этом городе, где в 15-м столетии образовалась крупная еврейская община испанских, португальских и германских еврейских изгнанников, возникли и первые еврейские гетто. Жизнь евреев Венеции стеснялась рядом запретительных законов. Им возбранялось выходить из гетто после наступления темноты, появляться без специальной красной шапки, а позже без желтого шарфа. Разрешенные им занятия ограничивались содержанием меняльных лавок, кредитованием денег, торговлей текстилем, печатаньем еврейских книг и медицинской практикой. При этом размер процента, взимаемого за кредитование денег, устанавливался властями Венеции.

Действие пьесы концентрируется вокруг взаимоотношений еврея Шейлока с ее нееврейскими характерами. Гордый Шейлок, очевидно выходец из испанских изгнанников, немолод, вдов, богат. Он живет одиноко со своей любимой дочерью Джессикой и бережно хранит память и кольцо своей умершей жены Леи. В его трудном и презираемым, но необходимом бизнесе Шейлок постоянно испытывает незаслуженные издевательства и унижения со стороны венецианцев.

Грациано, друг героя пьесы венецианского купца Антонио, воплощает чувства венецианцев к евреям, оскорбляет Шейлока, говоря ему: «О, будь ты проклят безжалостный пёс, чей дух управляется волком с кровавыми жадными волчьими желаниями <…>. О, каменный, бесчеловечный, презренный враг». Подобные поношения Шейлок часто слышит в свой адрес.

Шейлок – человек с чувством собственного достоинства – считает себя равным гражданином Венеции. Он с трудом переносит постоянные унижения и мечтает о возмездии. По существующим в Европе законам чести лишь пролитая в поединке кровь может смыть позор оскорблений. Однако, даже забыв о еврейском запрете убийства, сама идея поединка престарелого еврейского ростовщика со знатным венецианцем кажется гротеском. Да и поводы для такого поединка возникают слишком часто.

Бедный аристократ Басаньо просит у своего друга, богатого купца Антонио 3 000 дукатов для брачной поездки в Бельмонт к богатой невесте Порции. У Антонио свободных денег не оказалось, так как его капитал вложен в морскую экспедицию, но гарантировать необходимый заем он готов. Басаньо находит в городе еврея-ростовщика Шейлока. Антонио обращается к нему за ссудой, но на оскорбительных условиях нулевого интереса. Шейлок взбешен, но видит в этом возможность возмездия за перенесенные унижения. Он соглашается на беспроцентную ссуду, но требует в качестве залога в случае неуплаты жизнь должника. Антонио соглашается, и они подписывают контракт, по которому в случае дефолта к установленной дате несостоятельный должник обязан расстаться с «близким к сердцу фунтом мяса»! Оба участника сделки знают, что отделение от тела фунта плоти, «близкого к сердцу», неизбежно означает смерть.

Шейлок вовсе не хочет возврата денег – он жаждет возмездия и мечтает о возможности убить венецианца.

Описывая Шейлока, Шекспир отвергает господствующий в Европе стереотип еврея, по которому он был особым, низшим, уродливым существом, физически и духовно отличным от христианина. Шейлок не наделяется ни отвратительной внешностью, ни отвратительным характером. Шекспир описывает глубоко оскорбленного человека, жаждущего реванша, человека равного и понятного другим людям. В своем известном монологе Шейлок говорит:

«Да, я еврей. Разве у еврея нет глаз? Разве он не имеет рук, внутренних органов, размеров, чувств, привязанностей, страстей? Он питается той же пищей, его ранят тем же оружием, он страдает теми же болезнями, лечится теми же лекарствами, замерзает и испытывает жару от тех же зимы и лета, что и христианин. Разве мы не кровоточим, когда нас ранят. Разве мы не смеемся, если нас щекочут? Разве мы не умираем, если нас отравляют и, разве мы не мстим, если вы поступаете с нами несправедливо?»

Экспедиция Антонио потерпела неудачу. У него нет денег для возврата долга. Шейлок арестовывает его и приводит его на суд герцога. Басаньо и Порция, получив письмо Антонио о грозящем ему суде, спешат на помощь и возвращаются в Венецию. В суде в мужской одежде молодого доктора права Бальтазара появилась хитроумная Порция. Чтобы Шейлок сразу знал свое место, Порция вопрошает: «Который из вас здесь купец, и который еврей?»

Право Шейлока не оспаривается. В виде компенсации ему предлагается двойная сумма долга. Но он отказывается и требует неукоснительного исполнения контракта. Герцог не хочет принимать трудного решения и передает дело молодому ученому доктору права Бальтазару – Порции.

Порция взывает к милосердию и предлагает Шейлоку тройную сумму долга – 9 000 дукатов! Но для гордого человека его достоинство дороже денег. Шейлок отказывается и от этого предложения, продолжая настаивать на выполнение контракта. Здесь автор приписывает Шейлоку явно несвойственный еврею средневековой Европы слишком бескомпромиссную позицию в венецианском суде.

Настроение суда меняется. Порция вдруг заявляет, что контракт не действителен, поскольку в нем говорится лишь о мясе, но ничего не говорится о крови, без которой оно не может быть отделено от тела.

Более того, поскольку контракт на отделение мяса от тела «вблизи сердца» содержит умысел убийства – по закону Венеции это равносильно посягательству иноземца (еврея) на жизнь венецианца. А такое преступление карается лишением злоумышленника всего его имущества, половина которого идет потерпевшему, а другая поступает в казну. На этом суд окончен!

Шейлок беззащитен и разорен. Его дочь оставляет дом отца, переходит в христианство, выходит замуж за христианина. Великодушный Антонио отказывается от своей половины имущества Шейлока при условии перехода еврея в христианство и завещании его имущества после смерти его дочери. Отказ Шейлока от веры отцов, который психологически значительно больше, чем удовлетворение его мстительности, здесь объясняется незнакомством автора с иудаизмом, но отражает реальность еврейской жизни. Спасая жизнь от преследований инквизиции, евреям приходилось оставлять свою религию.

***

Владимир Жаботинский, анализируя образ еврея в литературе, писал: «Но ничего настоящего, ничего такого, что если не по силе, то хоть по настроению, по проникновению в еврейскую душу могло бы стать рядом с «Натаном Мудрым» или с «Шейлоком», русская литература не дала[2]». Писатель и мыслитель Жаботинский правильно понял замысел Шекспира и отверг антисемитское клише поверхностного истолкования истории Шейлока, как истории отвратительного еврея.

Шекспир был великим писателем и редким человеком, свободным от расовых предрассудков. Шейлок наделяется «испанской гордостью» и бескомпромиссностью.

Хотя христианам – героям пьесы свойственны любовь друг к другу, чувство дружбы, великодушие, в то время как Шейлок показан лишь незаслуженно оскорбленным и, поэтому мстительным и жестоким, главный вектор пьесы обращен не на обвинение Шейлока, а на критику антисемитизма. Законы не защищают Шейлока от постоянных оскорблений, они обращены против еврея. У Шейлока нет шанса на справедливость. Он ставится в безвыходное положение, в то время как венецианцы торжествуют, унижают Шейлока, заставляют его креститься.

В период возникновения работорговли в Елизаветинской Англии, в 1603 г. Шекспир написал трагедию «Отелло», в которой черный африканец наделен военной доблестью и благородством. В пьесе вокруг имени черного Отелло раздаются расистские оскорбления. Венецианцам трудно принять брак Отелло и белой аристократки Дездемоны. Наивный и неопытный в области чувств черный венецианский военачальник, падает жертвой навета вероломного и хитроумного венецианца, садиста Яго, убивает любимую им жену.

Венецианский еврей стал жертвой хитроумной венецианки Порции. В столкновении еврея с венецианцами Шейлок – не злодей, а жертва. В этом главный смысл истории венецианского еврея Шейлока.

Сторонники истолкования образа Шейлока, как антисемитского блюпринта отвратительного жадного и опасного еврея, ссылаются на то, что автор не наделил его симпатичными чертами, располагающими зрителей к сочувствию Шейлоку.

В пьесе о Шейлоке нет разительных контрастов в показе характеров героев. Великодушный купец Антонио требует от Шейлока 3 000 дукатов без уплаты интереса. Цель автора – сказать правду о положении еврея, человека ни чем не отличающегося от окружающих его венецианцев, но лишенного равных с ними прав и живущего в атмосфере презрения и ненависти.

С позиции справедливости и равенства людей пьеса неизбежно осуждает еврейское бесправие.

Неразгаданность шекспировской тайны авторства – потеря для литературы и мировой культуры. Духовный мир этого необыкновенного, неизвестного человека, поэта, драматурга, и мыслителя остается одной из высочайших и не размываемых временем вершин поэзии, мудрости и моральности.

Примечания



[1] Спорное завещание: кто написал Шекспира?

[2] Жаботинский, Русская ласка, 1909г.

 

 

Вы ищете офисы в аренду москва? Тогда Вам в amant-realty.ru

***

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 14




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer5/Andres1.php - to PDF file

Комментарии:

Michael_1812
Bethesda, MD, US - at 2010-09-11 11:57:27 EDT
Уважаемый Борис!

Оставляя в стороне сомнительные совпадения, обращусь к тому из Ваших вопросов, который содержит в себе достоверную информацию. Вы спрашиваете, откуда провинциальный актер знал латынь, двор, морское дело, юридическую практику и заодно - Италию.

Знание Шекспиром Италии не было настолько глубоким, чтобы утверждать, что он непременно там бывал. То, о чём он писал, он вполне мог узнать из книг и из рассказов путешественников - всё-таки он принадлажал к образованному кругу людей. И провинциальным актером он был не всегда: театр "Глобус" располагался в Лондоне. Как объяснил мне специалист по итальянскому Возрождению профессор Горфункель, шекспировское описание Италии достаточно схематично. Так некоторые западные авторы и кинематографисти описывают Россию в лубочном стиле - вроде, и слышали и читали, а нам-то видно, что пишет или снимает человек, в России не бывавший.

Знакомство Шекспира с морским делом - вопрос того же порядка. Вспомним, что именно в те годы Англия начала борьбу за господство на океанах. Заметная часть молодого населения шла на флот, и в английских городах уже было немало людей, возвратившихся из походов и плаваний. Дела морские были в ту пору у всех на устах.

Но главным в Вашем вопросе остаётся вот что: откуда у Шекспира было такое образование и такой кругозор?
Ответ на этот вопрос мне известен. Дело в том, что я бывал в Стратфорде и видел дом, где родился Шекспир. По понятиям нашего времени - домишко так себе. По понятиям того века - это дом чрезвычайно состоятельного горожанина. Мы с Вами привыкли говорить, что отец Шекспира был ремесленником (шорником). А ведь понятие "ремесленник" было весьма растяжимым. Это мог быть работник по найму. А мог быть и владелец мастерских. Судя по домику, отец Шекспира скорее принадлежал ко второй категории. Он наверняка был в силах дать своим детям образование, выходящее за пределы зубрежки Ветхого и Нового Заветов. Кстати, в те века следующим шагом после Библии было изучение Латыни. Не удивляет меня и то, что богатый горожанин стремился oбучить своих наследников основам права.

Интереснo другое: откуда мог быть у простолюдина, даже образованного, такой богатый словарный запас? Отвечать на этот вопрос следует по-одесски, то есть другим вопросом: откуда мог быть такой необычно широкий словарный запас у крестьянского мальчика Сергея Есенина?

И в том и в другом случае объяснение одинаково: оба в юные годы изучали Святое Писание. Человеку с хорошей памятью и с природным чувством языка это могло дать очень много и могло многократно расширить его vocabulary.

С уважением,

Михаил

Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-09-10 23:49:01 EDT
Очень трудно поверить в авторство Шекспира, о все-таки большинство британских специалистов в него верит...

Современная театрология из кожи лезет вон, чтобы найти способ и показать "Венецианского купца" неантисемитской пьесой. Еще Гейне пытался показать Шекспира филосемитом на основании хотя бы того, что Шейлок (и Порция) - самые яркие личности в пьесе. Фильм, вышедший лет 15 назад с Аль Пачино в главной роли, начинался с показа еврейских погромов как некоего оправдания озлобленности Шейлока. Но этим летом мы видели в Центр. парке Нью-Йорка постановку Даниэля Салливана с тем же Аль Пачино (говорят, она будет перенесена осенью на Бродвей), и здесь роль была сыграна совершенно иначе - блестяще и жестоко, без малейшей симпатии к Шейлоку. Русский историк культуры и эллинист начала 20-го века Фаддей Зелинский писал: "Для беспристрастного читателя этой драмы не может быть спора о том, что ее автор разделял то мнение о еврее Шейлоке, которое он высказывает устами Антонио и его друзей; у знатока его прочих возрожденческих драм никогда не возникает вопроса о том, чтобы его симпатии могли находиться где-либо, кроме того радостного круга возрожденческого общества, в котором так охотно витает его ум, - о том, чтобы его любимцем мог быть не Антонио. а Шейлок. Наконец,человеку, знакомому со средой нашего поэта, Шекспир-филосемит справедливо покажется чудом выше всякого чуда" (Из жизни идей, т. 4-й).

Гамлет. Я чуть не поссорился с друзьями, когда лет 15 назад, хотя и с преувеличением, назвал его фашистом. Был рад найти у Джойса фразу "Эти гамлеты в хаки..." как некоторое подтверждение, что я не один так думаю. Гамлет мстит не только за отца, но одним из мотивов его действий является обида, что не он наследовал отцу: "Я ожидаю повышения" - открыто признается он Розенкранцу и Гильденстерну (цитата неточная). Он совершенно равнодушен к человеческой жизни: случайно (а, вобщем, мог бы быть поосторожнее) убив Полония, равнодушно бросает: "О старике об этом сожалею", доводит до самоубийства Офелию и шутя казнит Р. и Г. Ну, глуповатые люди, но ведь это не причина для их убийства! Они его везут в Англию, не зная, что на смерть, он догадывается, выкрадывает бумагу - не было ни малейшей нужды заменять текст приказом на убийство этой пары.

И вот итог. Вначале король перышком отбивается от необоснованных претензий Фортинбраса. Но к моменту, когда тот вернулся из польского похода, все датское правительство перебило друг друга - только благодаря Гамлету, и бесхозная Дания просто падает в руки Фортинбраса.

Б.Тененбаум->Michael_1812
- at 2010-09-10 20:36:45 EDT
Michael_1812
Bethesda, MD USA - Friday, September 10, 2010 at 20:20:38 (EDT)
Так мог ли Шекспир быть автором приписываемых ему произведений? Конечно, мог.

Соберемся с силами и прочитаем статью, написанную профессионалом-историком:
Горфункель А. \"Игра без правил\" Новое литературное обозрение. 1998. № 2(30)
... и аргументация отрицателей авторства Шекспира сразу поблекнет
.

Соберитесь с силами, и обьясните мне простыми словами, почему наставления Полония сыну один в один совпадают с найденным письмом лорда Берли, первого министра Елизаветы, своему сыну ? Лорд дружил с актером настолько, что показывал ему свои письма ? Обьясните заодно, откуда провинциальный актер знал латынь, двор, морское дело, юридическую практику и заодно - Италию ? Хотелось бы знать, почему имена персонажей итальянских комедий Шекспира - это имена людей, у которых останавливался во время свого путешествия в Италию граф Оксфорд ? Как обьяснить тот факт, что Гильденстерн и Розенкранц - имена студентов из Дании, которые учились вместе с графом Оксфордом ? Кстати, к вашему сведению, он был женат (несчастливо) на дочери лорда Берли, не ладил с тестем, зато дружил с шурином, которому "Полоний" и адресовал свои инструкции. Обьясните все это - как угодно, по любому источнику.

Michael_1812
Bethesda, MD, USA - at 2010-09-10 20:20:39 EDT
Так мог ли Шекспир быть автором приписываемых ему произведений? Конечно, мог.

Соберемся с силами и прочитаем статью, написанную профессионалом-историком:

Горфункель А. "Игра без правил" Новое литературное обозрение. 1998. № 2(30)

... и аргументация отрицателей авторства Шекспира сразу поблекнет.

Леон
Москва, - at 2010-09-09 10:53:27 EDT
13 сентября на британском телеканале History Channel будет передача Death Masks, где в частности покажут трехмерный портрет Шекспира, сделанный путем сканирования посмертной гипсовой маски, снятой несколько веков назад с некоего человека. Маска хранится в Дармштадте (ее называют дармштадтской), и тамошний профессор англ. литературы г-жа Хаммершмидт-Хуммель считает, что она снята с Шекспира (то есть с актера и ростовщика Шакспера). Многие англ. шекспироведы с ней не согласны.
На мой взгляд, она снята с Роджера Мэннерса, графа Рэтленда -- истинного Шекспира (по-Гилилову и др.). В книге Гилилова приводятся портреты Рэтленда, кроме того, есть его скульптурное изоражение в Боттесфорде, где он похоронен. В общем, у кого есть возможность -- посмотрите передачу.

Леон
Москва, - at 2010-07-20 05:09:10 EDT
Вышла книга Ф.П.Шипулинского "Кто скрывался под маской Шекспира: Роджер Мэннерс граф Рэтленд" (М.: Гелиос АРВ, 2010). Есть вступительная статья, в которой лишь сказано, что книга была написана автором в начале прошлого века. Как соотносится опубликованный текст с книгой Шипулинского "Шекспир -- маска Рэтленда. Трехвековая конспиративная тайна истории", изданной в Москве в 1924 году, остается совершенно непонятным.
В сентябре в Москве пройдут очередные "Шекспировские чтения", на которых, судя по всему, не собираются обсуждать проблему авторства (см. информацию на сайте "Русский Шекспир").

Хаим Соколин
Израиль - at 2010-07-10 06:05:21 EDT
Прочитал работу Ури Андреса с большим интересом. Глубокое знание проблемы, владение обширным "шекспировским" материалом, профессиональная осведомленность о шекспировской эпохе и все остальные детали и подробности, которыми автор свободно оперирует, не оставили сомнений, что шекспироведение - его специальность. Каково же было моё удивление (и восхищение), когда узнал из биографической справки, что на самом деле Ури Андрес... технолог по минеральному сырью. Это сразу же заставило меня мысленно обратиться в который раз к бестселлеру "Игра об Уильяме Шекспире" и к его необыкновенному автору, моему большому другу Илье Гилилову. Сегодня ни одна серьёзная работа о Шекспире немыслима без упоминания этой книги. Но мало кто знает, что её автор вплоть до выхода на пенсию служил... экономистом в одном из государственных учреждений и даже написал несколько брошюр по этой специальности. Параллельно всю свою жизнь, начиная со старших классов школы, он не расставался с Шекспиром. Даже на фронте командир батареи ст лейтенант Гилилов использовал любую свободную минуту для чтения Великого Барда. Шекспир был его страстью, его другой подлинной жизнью. Уже пенсионером Илье посчастливилось поработать с бесценными раритетами шекспировской эпохи в Шекспировской библиотеке Фолджера в Вашингтоне и в Британской библиотеке в Лондоне. Увлечение превратилось в главную цель и смысл жизни. А венцои его стал упомянутый бестселлер. Три издания за десять лет (1997 - 2007), переводы на английский, немецкий, болгарский. Последнее издание поступило в продажу в день кончины Ильи 26 марта 2007 г. На его черном мраморном надгробье на Востряковском кладбище высечена гравюра из книги Г.Пичема (1612) "Писатель, скрывающийся за занавесом". На лавровом венке гравюры надпись на латыни: "Сотворённое человеческим гением будет продолжать жить в умах людей. Остальное же пусть умрёт". Этой же гравюрой открывается книга Ильи. Видна только рука писателя, скрытого занавесом. Вместе с надписью это изображение как бы вводит читателя в тайну Шекспира и... подводит под ней черту. А на другой половине мраморной плиты гравюрный портрет молодого лейтенанта - артиллериста Ильи Менделевича Гилилова. Вечная ему память!

Поистине Шекспир велик не только своими творениями, но и той непостижимой загадкой, которая притягивает к себе столь разных талантливых людей.


Леон
Москва, - at 2010-06-16 03:00:14 EDT
Ларисе Поляк из Чикаго: широко обсуждается возможность сифилиса -- см. например, книгу Сергея Степанова. "Шекспировы сонеты, или Игра в игре" (СПб.: Амфора, 2003, глава "Про это"). В произведениях Шекспира тема "французской болезни" часто встречается, то есть она была автору в каком-то смысле близка. Тем важнее диагноз, который поставили Вы и Ваши коллеги, профессионалы-медики (узелковый периартериит).
Тут есть еще один интересный аспект, связанный с гипсовой маской -- см. например, журнал New Scientist (21.10.1995, с.12). Я лично считаю, что она была снята с Рэтленда (сравнивая ее с имеющимися портретами Рэтленда, а также скульптурным изображением его лица на памятнике в Боттесфорде, где он захоронен). На маске видно опухшее веко левого глаза, и изучавшие маску специалисты предположили лимфому слезной железы (синдром Микулича).

Larisa Polyak
Chicago, IL, USA - at 2010-06-11 13:41:42 EDT
Несколько лет назад мы, группа врачей, заинтересовались загадочной судьбой графа Рэтленда, возможного автора шекспировских произведений.Мы провели анализ литературных источников, использовали метод дедукции и дифференциальную диагностику с рядом заболеваний.
Не претендуя на абсолютную достоверность наших выводов, мы поставили гипотетический диагноз болезни графа Рэтленда.
Он страдал системным заболеванием соединительной ткани с явлениями узелкового периартериита, что и привело к смертельному исходу в тридцатишестилетнем возрасте.

Леон
Москва, - at 2010-05-26 10:45:16 EDT
Илья Менделевич Гилилов в своей книге "Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна Великого Феникса" (первое издание в Москве в 1997 году, затем были два исправленных переиздания, в США в 2003 году вышел ее английский перевод) рассмотрел историю шекспировского вопроса, показал, почему актер и ростовщик Шакспер (такова была его фамилия) не мог быть истинным Шекспиром и превратил старую гипотезу об авторстве Роджера Мэннерса графа Рэтленда в хорошо обоснованную теорию.
К несчастью, Гилилова не стало в 2007 году, но его идеи успешно развиваются. В 2007 году в Англии вышла книга Brian Dutton. "Let Shakspere Die: Long Live the Merry Madkap Roger Manners, 5th Earl of Rutland the Real "Shakespeare" (самой книги я не видел). В Москве годом позже увидела свет монография Марины Дмитриевны Литвиновой "Апология Шекспира" (изд-во "Вагриус"). Она отстаивает взгляд, что Рэтленд творил вместе со своим воспитателем Фрэнсисом Бэконом. Благодаря ее исследованиям главная роль Рэтленда стала еще более ясной. Уже появились попытки приложить эту концепцию к решению конкретных задач шекспироведения -- см. например, статью "Шекспировы сонеты: загадка Посвящения" в журнале "Химия и жизнь" (май, 2009).
Замечу еще, что интересное рассмотрение всей шекспировской проблемы в книге ныне покойного Бориса Иосифовича Моцохейна "Кто этот господин?" (Москва, 2001).

Борис Э.Альтшулер
- at 2010-05-24 05:10:01 EDT
Хотя многое об индентичности Шекспира и спорах на эту тему давно известно, статья получилась оригинальной и интересной. Особенно увлекательным для меня оказалась показанная автором связь между Шейлоком и судьбой сефардов и конверсос Западной Европы.
Крохотная ложечка дегтя: немецкая цитата "Juden Frei Англия" пишется вместе - judenfrei.

Финкин
- at 2010-05-23 10:52:13 EDT
1. К теме Шекспира уже обращались на страницах Заметок
http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer12/Volsky1.php
2. Причина обращения автора к еврейской теме неизвестна.
Очевидно, произошла подмена понятий
Прочтите книгу Цили Клепфиш «Теилим», стр. 78
נשך -одно из названий ростовщических процентов, т.е. как бы кусает, откусывает кусок мяса должника.
От себя добавлю:
К еврею никак не может относиться требование отрезать кусок мяса от чего-либо живого, т.к. самый не соблюдающий традиции еврей знает, что это делать нельзя!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//