Номер 7(8) - июль 2010
Марк Перельман

Марк
Перельман Психологические установки в развитии личностей и в истории народов

Показано, что формирование таких важнейших уровней сознания и подсознания как стиль мышления и шкала относительных предпочтений происходит в коротком возрастном интервале около 13 лет под влиянием наиболее ярких впечатлений (феномен импрессинга). Это уровни сознания и подсознания личности определяют ее дальнейшее развитие, предопределяют и объясняют ряд исторических событий мировой истории и некоторые особенности истории еврейского народа.

Содержание

1. Введение: феномен импрессинга

2. Воспоминания о периоде импрессинга

3. Роль импрессинга: историки, философы, литераторы

4. Государственные деятели ХХ века: роль импрессинга

5. Предопределенность некоторых событий мировой истории

6. О роли феномена импрессинга в еврейской истории

7. Заключение: выводы и некоторые перспективы

1. Введение: феномен импрессинга

При рассмотрении истории стран и народов остаются не выявленными или, во всяком случае, недостаточно изученными те факторы, которые, скажем, привели Германию, страну с наиболее, казалось бы, образованным населением, к варварству 1933-45 годов, великую Францию к бесславному поражению 1940 г., Югославию и СССР к распаду и т. д. и т. п. Можно думать, что существенную роль во всех этих событиях играли некие психологические факторы, не учитываемые историками или еще не выявленные.

Так же не изучена, по нашему мнению, совокупность факторов, которая привела к обескураживающему историков сохранению на протяжении двух тысячелетий существования еврейского народа, к устойчивости исламского фундаментализма и даже терроризма и т. д.

Представляется, что все эти, на первый взгляд разнородные явления обусловлены общей особенностью развития человеческой психики, которую предлагается назвать феноменом импрессинга («впечатлевание» – от яркого впечатления). Но прежде, чем перейти к изложению и обоснованию столь претенциозной, на первый взгляд, концепции, попробую объяснить, как и почему к ней пришел физик-теоретик. (Такое изложение, кстати, может показать какими замысловатыми путями может двигаться мысль от исходного замысла к его обобщениям).

Начиналось очень просто – я помнил, что в 13 лет прочел «Гиперболоид инженера Гарина» А.Н. Толстого и какой-то роман А. Беляева, в котором упоминался Эйнштейн и сокращение времени по его теории: всё было тогда же решено – буду физиком и когда-нибудь встречусь с самым Эйнштейном! (Он скончался, когда я заканчивал университет…)

Однако читая время от времени воспоминания и биографии физиков, я почти во всех встречал упоминания о том, что они выбирали свою профессию в возрасте около 13 лет! Ну а поскольку круг чтения был достаточно широк, то и без особых поисков я понял, что эта странная особенность свойственна отнюдь не только физикам.

Для того чтобы разобраться в ее смысле (возможны ведь и случайные совпадения?) следовало использовать профессиональные навыки: систематизировать эти отрывочные сведения, точнее, подобрать наиболее подходящие и обозримые базы таких данных и попытаться сравнить с положениями психологии развития. Первая задача решается достаточно просто при рассмотрении биографий ученых: если в 13 лет на подростка, склонного к науке, нечто воздействует, то это нечто может быть, скорее всего, особо сенсационным научным открытием.

И действительно. Если построить график числа известных физиков по годам рождения, то он вовсе не хаотичный, как должно быть при полной случайности выбора. Напротив, на нем оказывается неупорядоченный ряд пиков, причем абсолютно все они могут быть связаны с крупнейшими и наиболее широко освещавшимися в печати открытиями. Так, пик рождаемости будущих известных физиков в 1882 году может, очевидно, быть связан с открытиями Рентгена, Беккереля и изобретением радио в 1895 и с устремлением молодежи в эти перспективные области. Пик 1887-89 может быть связан с открытиями Кюри в 1900-02, пики 1898-1902 – с моделью атома Рёзерфорда-Бора 1911-13. Самый высокий пик 1905-07 соответствует блестящему подтверждению общей теории относительности в 1919. Очень симптоматичен острый наклон, падение 1910: в 1923 кажется, что все интересное в физике уже обнаружено, лучше выбрать нечто иное, но очень скоро появляется пик 1911, отражающий события в физике в 1924-25: гипотеза де Бройля, успехи и перспективы радио (открытие слоев ионосферы), внезапное развитие новых квантовых представлений. После них могут быть отмечены пики принципов неопределенности, открытия нейтрона и структуры атомного ядра и, общее, ядерной физики.

Если построить такой же график для химиков, то всем пикам среди физиков соответствуют провалы на графике химиков и наоборот. Это может означать, что каждый год рождается примерно равное число людей, могущих проявить себя в естественных науках (сюда можно присоединить и график для биологов), а вот куда они пойдут – зависит от притягательности той или иной науки к их 13 годам!

Очень характерно отсутствие резких пиков на графике для математиков: сенсации здесь редки, а ее красота видна уже в школьном курсе геометрии!

Такие же графики можно построить для других наук или, скажем, для революционеров и консерваторов в составе парламента (Государственной Думы России): на всех возникает система пиков, и все пики приурочены – с разницей в 13 лет! – к особо заметным событиям в той или иной области. Таким образом, подмеченная закономерность далеко выходит за пределы истории науки и приобретает некую общечеловеческую значимость: нужен поиск обоснования в эволюционной психологии – общая методология теоретических изысканий не меняется от науки к науке, а у физика-теоретика есть опыт перехода в разные области.

И тут выяснились замечательные вещи. В современной психофизиологии выделяют обычно шесть основных уровней сознания и, соответственно, подсознания: 1) сенсорный (т. е. ощущений), 2) моторный (т. е. движений), 3) когнитивный (познавательный), 4) эмоциональный, 5) стиля мышления, 6) шкалы относительных ценностей и предпочтений. В ходе эволюции эти уровни возникали постепенно, так что их количество (и сложность) увеличивается по мере перехода от низших животных к высшим. А в развитии каждого человека они проявляются поочередно – это можно отметить уже при наблюдении за развитием любого ребенка.

Формирование этих уровней определяется, конечно, как генетической программой, так и средой, условиями воспитания. При этом можно думать, они оказываются достаточно быстро полностью сформированными, особенно в подсознательной своей части. Потому-то и возникло мнение, что очень трудно воспитать в более позднем возрасте те особенности стиля и приоритетов поведения, нравственности, которые не были вовремя преподаны ребенку. И поэтому желательно выявить – ну хоть в среднем – периоды и особенности интенсивного формирования того или иного уровня подсознания и, отсюда, сроки и возможности оптимального на них воздействия.

Сенсорный уровень проявляется в примитивной форме (ощущение самых важных внутренних рецепторов, например, проявление чувства голода) с момента рождения, затем проявляется и ощущение сигналов от внешней среды и т. д. Развитие моторного уровня проходит по-разному у разных животных: у некоторых травоядных детеныши координируют свои движения уже через несколько минут после рождения, у хищников и приматов на это требуется значительное время.

С когнитивным и эмоциональным уровнями сложнее – для их развития уже требуются, помимо генетически заданных ответов на сигналы, и элементы научения и обучения. И здесь важнее всего для нашей цели отметить существование определенных возрастных порогов усвоения тех или иных навыков, автоматических реакций.

В зоопсихологии известно явление импринтинга («впечатывания»), которое подробно описал зоолог К. Лоренц: первый движущийся предмет, который видят новорожденные утята, они принимают за свою мать. И неважно – будет это утка, шарик на ниточке или голова самого ученого – то, что они видят в первые 2-3 часа жизни, навсегда запечатлевается в их подсознании. Если же такой срок пропущен, то они уже никогда ничего и никого в роли матери не признают. Аналогично, новорожденному шимпанзёнку вместо «матери» можно с успехом подсунуть куклу, и даже подрастая, он будет прибегать к ней для защиты. Но период их восприятия короток, и если даже детеныши столь высоко «интеллектуальных» животных как шимпанзе не видят в первые несколько месяцев, как взрослые сородичи сооружают ночные гнезда, они уже этому не научатся.

А как с такого рода временными рамками у человека? Многие лингвисты считают, что существует некоторый биологически детерминированный «критический период» овладения человеком в детстве родным языком. Возможно, этот период связан с активизацией некоторых врожденных, по Н. Хомскому, лингвистических структур подсознания. Так что, с одной стороны, нельзя утверждать, что сознание или подсознание человека регулируется строго детерминированными правилами импринтинга, но с другой стороны – временные рамки и пороги восприятия всё же существуют. (Именно поэтому предлагается наряду с понятием импринтинга вводить менее строго детерминированное понятие импрессинга.)

А теперь пора перейти к рассмотрению наиболее важных для нашего исследования высших уровней – стиля мышления и шкалы относительных ценностей, являющихся характерной особенностью именно нас как представителей вида homo sapiens. Я утверждаю, что два высших уровня сознания и подсознания вырабатываются в возрасте около 13 лет под воздействием ярких и, зачастую, неожиданных впечатлений, которые приводят к импрессингу, и закрепляют, скорее всего, навсегда, шкалу интеллектуальных и эмоциональных предпочтений (в том числе основы религиозного мировоззрения) и стиль мышления.

Я показал эти результаты нескольким психологам – особых возражений, равно как и восторга, они не встретили. Ну а после одобрения Андреем Дмитриевичем Сахаровым опубликовал, по его предложению, статью в журнале «Наука в СССР»[1]

Здесь, однако, я попытаюсь полнее изложить свои аргументы, а также применить их к более общим проблемам. С этой целью, как представляется, целесообразно начать с демонстрации нескольких эффектных случаев, затем перейти к анализу достаточно четко очерчиваемых групп (произвольно выбраны историки и философы, а также политические деятели), после чего рассмотрим цепочки исторических событий в жизни государств и народов, а также приложения этой концепции к проблемам еврейской истории.

2. Воспоминания о периоде импрессинга

В известном эссе о Леонардо да Винчи (как в некоторых других работах) З. Фрейд пытается восстановить подсознательный мир гения по его одиночному ретроспективному воспоминанию о поразившем в самом раннем детстве событии. Представляется, что не менее, если не более определяющими являются события и сопутствующие им впечатления, связанные с периодом взросления, с импрессинга. Покажем, что именно в период импрессинга и сразу же вслед за ним формируются и конституируются те интеллектуальные пред-рассудки (точнее пред-суждения), которые в будущем, согласно герменевтике Гадамера и образуют пространство мышления, создают непреодолимый горизонт познания: «пред-рассудки (Vorurtil) отдельного человека в гораздо большей степени, чем его суждения (Urtil) составляют историческую действительность его бытия».

Рассмотрим поэтому некоторые примеры, подразделив их по виду творчества.

Ученые

Г.В. Лейбниц: «Когда я начал слушать логику, то был сильно поражен разделением и порядком мыслей, о чем узнал из нее. Я тотчас же начал замечать, насколько это доступно тринадцатилетнему мальчику, что тут кроется нечто значительное» и затем описывает, как он пытался составить реестр всех вещей в мире и установить их взаимосвязь. Именно эта идея стала руководящей в построении его философской системы и в изобретении, одновременно с Ньютоном, дифференциального и интегрального исчисления.

А. Эйнштейн вырос в нерелигиозной семье, но в детстве «пришел к глубокой религиозности, которая, однако, уже в возрасте 12 лет резко оборвалась». И далее: «В возрасте 12 лет я пережил еще одно чудо совсем другого рода: источником его была книжечка по эвклидовой геометрии на плоскости, которая попалась мне в руки в начале учебного года».

А. Эйнштейн с 12 лет очарован красотой и стройностью геометрии Евклида, затем громадную, видимо, роль играют его беседы со студентом Талмудом, приходящим к ним обедать и читавшим вместе с ним как популярные книги, так и Канта. В его творческой биографии также очевидна общефилософская составляющая – это программа построения заново или перестройки всего здания физики, причем на основе единых, логически простых начал – как в геометрии Эвклида. Сперва, это самые ранние, независимо от Гиббса, статьи по обоснованию классической статистической физики, затем объединение механики, электродинамики, а позднее гравитации и теории эволюции Вселенной в теории относительности, квантовая теория света и квантовая кинетика, и, наконец, работа над единой теорией поля, все величие идей которой стало ясно лишь в последние годы.

Направленность поисков Эйнштейна ясно видна уже в ранней молодости. Так, в письме М. Гроссману от 14 апреля 1901 года он пишет: «Удивительное чувство осознавать единство комплекса проявлений, которые согласно непосредственному чувственному опыту кажутся различными вещами», а много позже, 24 января 1938 года, в письме к К. Ланцошу замечает: «Физическая истина логически проста, т. е. она обладает единством, содержащимся в ее основе». В те же годы он говорит своему ассистенту Э. Штраусу: «Что меня действительно интересует, так это то, мог ли бы Бог создать мир по-другому, т. е. оставляет ли необходимость логической простоты место для какой-нибудь свободы?»

Отметим, что именно в 13 лет Эйнштейн упорно читает Канта, первую и третью антиномии которого ему предстоит разрешить в будущем, но влияние «Критики чистого разума» Канта ощущается на протяжении всей его жизни. Так, в письме М. Соловину от 28 марта 1949 г. Эйнштейн пишет: «Нет ни одного понятия, в устойчивости которого я был бы убежден».

В картину мира Эйнштейна не укладывались квантовые скачки как мгновенные переходы электрона с одного уровня на другой и т. п. и поэтому ни доступные тогда экспериментальные данные, ни дискуссии с Бором не могли его убедить. (Вспомним, что известные уже явления интерференции не учитывались Ньютоном в его корпускулярной теории света.) Но сейчас, с развитием лазерной физики, когда стало возможным исследовать последовательные, один за другим, и очень быстрые электронные переходы, т. е. как бы промерять состояния электрона в процессе перехода, сейчас становится очевидным, что скачков нет: Эйнштейн был прав, просто для экспериментов тех лет переходы были слишком быстры и казались скачками.

Самый яркий, по-моему, пример возникновения и роли импрессинга можно выявить в биографии Нильса Бора.

Ко времени его входа в науку в умах физиков, почти безраздельно господствуют континуальные представления, еще нельзя признать, что окончательно победил атомизм, теория теплового излучения Планка считается паллиативом, работы Эйнштейна мало известны. Есть, конечно, какие-то экспериментальные факты: спектральные линии, но это некая непонятная зоология, электрон Томсона, но он какой-то странный и почти растворяется в положительном киселе атома, Резерфорд начал говорить о ядре атома, но это ведь противоречит самому Максвеллу...

И тут является безвестный молодой датчанин и показывает, и доказывает, что в основе всех явлений в природе лежит прерывность, что состояния переходят друг в друга не постепенно, а сразу, скачками!

Откуда такие мысли, что им предшествовало, как и почему именно так было структурировано его подсознание?

У отца Н. Бора, профессора-физиолога, традиционно собирались и обсуждали общенаучные и философские проблемы его коллеги (на дискуссии допускались и сыновья). Один из них, философ и психолог Г. Хеффдинг был страстным адептом ряда идей С. Кьеркегора, в том числе его идей «скачков» при переходе от размышлений к решениям, при смене образов мировосприятия и т. п.

Именно отсюда подсознательные пред-суждения о возможности или даже необходимости нарушения непрерывности могли к возрасту импрессинга конституироваться в подсознании будущего ученого. От Хеффдинга, скорее, чем непосредственно из чтения Кьеркегора, идет и его любовь и даже необходимость в диалектике: «Каждое высказанное мною суждение нужно понимать не как утверждение, а как вопрос».

И вот тут, ничуть не умаляя гениальности Н. Бора, встает такой вопрос: а если бы он вошел в науку на сколько-то лет раньше или позже, когда основа его миропонимания была бы лишь чудачеством или тривиальностью? Аналогичный вопрос можно было бы, конечно, поставить и относительно появления на исторической сцене Лютера или Наполеона и многих, многих других. (Единственное логически безупречное решение этой проблемы дано Марком Твеном в «Путешествии капитана Стормфильда на небеса»).

Здесь можно лишь констатировать, что каждый этап развития науки требует появления гения с определенным, подходящим именно к этому этапу образом мышления, т. е. с определенным импрессингом. Преждевременное появление такого ума (яркий пример в физике: О. Хевисайд) интересует лишь некоторых историков, ну а судьба опоздавших еще печальней – они могут вообще остаться вне науки. Таким образом, можно сказать, что определение «гений в науке» – понятие относительное и существенно зависит от точности временного попадания в свою область исследований.

В. Гейзенберг: в 13 лет попросил отца, известного филолога, принести ему какую-нибудь книгу по математике. Это оказалась классическая и очень непростая книга Кронекера...

Роль импрессинга в биографии Э. Ферми известна: в 13 лет к нему случайно попадает книга по физике, а затем друг отца инженер Амедеи умно и тонко руководит его занятиями. Занятиями В. Паули в эти же годы руководит его крестный, известный физик и философ Э. Мах. Выдающиеся способности Джона фон Неймана учителя заметили рано и родители, будучи людьми весьма преуспевающими, обеспечили ему приватные занятия с лучшими математиками Будапешта.

Вот как, по-видимому, сложился период импрессинга у Л.Д. Ландау. К его 12-13 годам Баку оккупирован турками, занятий в школах нет, и отец, чтобы занять его, приносит книгу по математике, со сборником задач (отец – инженер и, по-видимому, некоторые начала мог объяснить сам). В 13 лет Ландау кончает школу, но уже владеет основами математического анализа, можно думать, что именно отпечаток строгости и экономности мышления, характерных для анализа, так ярко отразились в знаменитом «Курсе теоретической физики» Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшица, который никто иной не смог бы создать. Отсюда и условия подбора будущих учеников: первый экзамен «теорминимума», который всегда принимал сам Ландау, должен был определить не набор знаний, а стиль мышления и степень владения анализом, т. е. возможности подсознательного выполнения кратчайшим и по возможности оригинальным путем не слишком сложных для будущего теоретика операций.

В столь же юном возрасте овладел основами математического анализа Н.Н. Боголюбов: «Еще с двенадцати лет заинтересовался некоторыми вопросами сперва элементарной, а затем и высшей математики», но его подход был принципиально иным, базировался на строгости и стройности дедукции, на аксиоматических теориях, и нигде, пожалуй, антагонизм подсознательных установок, стилей и ценностных систем не проявляется столь ярко, как при сравнении, доступном только профессионалам, работ Ландау и Боголюбова по одному и тому же вопросу, скажем, по сверхпроводимости и сверхтекучести.

А.Б. Мигдал, известный физик-теоретик: «Мне было двенадцать лет, когда я раздобыл книгу Доната "Физика в играх"» и далее описывает, как это увлечение сохранилось навсегда (со стороны казалось, что Аркадий Бейнусович так и продолжает играть в своей работе).

Для Р.Ф. Фейнмана, бывшего, как говорят, незаурядным любителем-джазистом, главное – это ритм, и он явно выступает в его построениях интегралов по траекториям, теории вихрей в сверхтекучем гелии, даже в его известных лекциях. Период его импрессинга, 1932 г., особенно богат неожиданными, революционными открытиями в разных областях физики и Фейнман легко, как бы шутя, перескакивает из одного региона в другой.

Его почти всегдашний оппонент Дж. Швингер старше всего на год, но его импрессинг пришелся на более классический период в науке. Он любит классическую музыку, все задачи решает виртуозно, но в лоб, не боясь никаких технических сложностей. В 13 лет ему, вундеркинду-математику, попадает в руки книга Дирака «Принципы квантовой механики» (одна из сложнейших в этой области!) и он определяет свое призвание.

Дж. Бардин (единственный физик, дважды удостоенный Нобелевской премии) в 13 лет читает книгу Creative Chemistry, в которой описывается, как во время Первой мировой войны американские химики сумели создать искусственные красители вместо импортировавшихся из Германии, и у него навсегда остается вкус к прикладным проблемам. Отсюда теории транзистора и сверхпроводимости.

На Я.Б. Зельдовича к возрасту импрессинга больше всего повлияла (отмечено в автобиографии) книга Я.И. Френкеля «Строение материи», где с присущей этому замечательному физику наглядностью и даже картинностью рассматривались достижения атомистики и кинетической теории. И именно наглядность представляемой в ходе исследования картины процессов доминирует не только в работах Зельдовича по физической химии, химической кинетике, физике, но и в более полно отражающих личность его учебниках математики для физиков.

А.Д. Сахаров: «Моя мама была верующей. Она учила меня молиться перед сном... Лет в 13 я решил, что я неверующий... Мама очень огорчалась, но не настаивала...». Он воспитывался, в основном, дома, и отец, читавший общий курс физики в вузах и техникумах, преподал ему широкий взгляд на единство физики, на взаимосвязь различных, казалось бы, проявлений одних и тех же явлений, процессов, сил. Поэтому в творчестве Сахарова очень сильны интуитивные постижения сути физических эффектов, их связи и их первооснов, именно эти свойства мышления привели его к уникальным результатам в решении прикладных проблем. Однако, в период импрессинга его более всего увлекла книга Дж. Джинса «Вселенная вокруг нас», вот после всех своих успехов Сахаров к 50 годам начинает как бы сначала заниматься космологией и теорией элементарных частиц.

Важно отметить, что стиль мышления оставался у него неизменным в прикладных задачах и фундаментальных исследованиях, в правозащитной и недолгой, увы, государственной деятельности.

Конечно, отнюдь не только физики переживали период импрессинга. Вот взятые наугад имена.

К. Юнг пишет в «Воспоминаниях», что в 12 лет упал, ударился головой, у него начались припадки, и он шесть месяцев не ходил и не хотел ходить в школу. Но затем он как-то услышал слова отца, переживавшего за него и сам сел заниматься, преодолел свои припадки. Вот так: решил и стал хорошо учиться. Можно считать, что произошел интеллектуальный перелом в этом возрасте?

Очень впечатляющим представляется импрессинг Генри Форда (род. в 1863), «автомобильного короля»: «Важнейшим событием моих детских лет была моя встреча с локомобилем, милях в восьми от Детройта, когда мы однажды ехали в город. Мне было тогда двенадцать лет. Вторым по важности событием, которое приходится на тот же самый год, были подаренные мне часы». И в дальнейшем Форд придумывает и создает систему конвейерного производства, где рабочие соответствуют колесикам тех самых часов.

М. Вентрис, замечательный палеограф, расшифровавший критское линейное письмо В, в 12 лет случайно попадает в Британский музей на лекцию знаменитого археолога Эванса и судьба его решена. (Интересно отметить, что своей расшифровкой он опроверг теорию Эванса).

Художники

Талант художника проявляется обычно уже в детстве, поэтому, казалось бы, период импрессинга не должен играть столь существенной роли в развитии его личности, но обратимся к примерам, взятым почти наугад.

Д. Веласкес, выходец из беднейшей, надо думать – не слишком интеллектуальной дворянской (возможно, марранской) семьи, в 12 лет становится учеником Ф. Пачеко (Francesco Pacheco), в мастерской которого постоянно собираются не только художники, но и поэты, и студенты университета. Жарко и на высоком интеллектуальном уровне дискутируются проблемы искусства, их связи с античной традицией. Такой внезапный переход к иным умственным и этическим обсуждениям не мог не отразиться на ментальности художника.

П.П. Рубенс. Семья еще до рождения художника переходит в протестантизм, много скитается (идут войны и восстание Нидерландов против Испании), затем возвращается к католицизму и в Антверпен. Умирает отец и Петер Пауль должен бросить школу, несмотря на блестящие в ней успехи, и начать учиться ремеслу живописи, а ему ровно тринадцать лет. Эта резкая перемена условий жизни навсегда отразится и в его стремлении к богатству, и в интересах к науке, от которой его оторвали, и в том, что великий художник становится и прославленным дипломатом.

Жан Огюст Доминик Энгр родился в 1780 г., его импрессинг – это время якобинцев, и он, как и Робеспьер, знает истину в конечной инстанции: «В отношении чудесных творений древних даже сомнение подлежит осуждению», и он изо всех сил сдерживает свою чувственную фантазию, чтобы не нарушить им же установленные каноны.

Эжен Делакруа родился в 1798 г. (по слухам он побочный сын Талейрана). Для него период импрессинга совпал с максимальным расцветом империи Наполеона, отсюда его, если так можно выразиться, живописный экспансионизм: дозволены все темы, можно и нужно писать драмы, борьбу, даже свирепость: «Жизнь сохраняет лишь воспоминания о сильных чувствах, все остальное предается забвению».

Э. Дега тринадцать лет исполняется в 1847 г., времени наибольших насмешек над идолами (вспомним карикатуры Домье), ниспровержения авторитетов, и он отвергает своего идола Энгра с его культом точности рисунка: «Искусство это порок, на нем не женятся, его насилуют», но сам он при этом остается великим рисовальщиком. Такое вот диалектическое противоречие идей и их воплощения.

Клод Моне родился и рос в Париже, где все кошки серы. Ко времени импрессинга семья переезжает в Гавр и тут его поражает чистый воздух, и он непредвзятым глазом видит цвета тумана. С этого и с цветных теней, замеченных барбизонцами, пошел импрессионизм.

Камилл Писсаро родился и жил на одном из Антильских островов. В 11 лет он отправлен на учебу в Париж, там проходит период его импрессинга, и во всем творчестве нет ярких красок родных ему южных морей: сероватые, голубоватые тона, туман и дожди Парижа, скупая зелень Нормандии (отметим противоположную эволюцию палитры у Гогена).

Огюст Ренуар в тринадцать лет ремесленник, работает разрисовщиком фарфора и декоративных занавесок. Ему нравится их плоть, но претит необходимость соблюдать симметрию, поэтому в будущем он требует асимметрии во всем: «Природа не терпит пустоты, как говорят физики, но они могли бы дополнить свою аксиому, прибавив, что она не терпит также и симметрии».

Поль Сезанн. К его импрессингу Франция занята выработкой своей твердой внутренней структуры и вот недавний пария и изгой становится императором Наполеоном III. Будущий великий художник колеблется между двумя призваниями – живописью и поэзией, структурированным изложением ощущений и мыслей, и он их соединяет, предвосхищая экспрессионизм и фовизм.

Э. Мунк: ему 13 лет, когда после тяжелой болезни умирает любимая старшая сестра (мать умерла восьмью годами раньше), и творчество Мунка всегда печально: тоскливые глаза на большинстве портретов, унылые пейзажи, много картин с больными, фигуры с опущенной головой или стоящие спиною к зрителю.

Р. Магритт (основоположник, наряду с Дали, концептуализма) – в 14 лет его мать утопилась в реке. Отсюда поиски скрытого смысла в самых, казалось бы, простых вещах, тема ухода и остающейся пустоты на месте фигуры... Отсюда же в этом по виду стандартном буржуа приверженность к коммунизму как противоположности окружающей действительности.

Музыканты

Наиболее рано у людей проявляются музыкальные способности, точнее, могут быть выяснены характеристики слуха, чувства ритма и соответственно этому, а также жизненным условиям, начинается или не начинается обучение музыке. Ранее, чем в других областях, проявляется у будущих музыкантов и творческая активность, но ее направленность, по-видимому, все так же зависит от периода импрессинга. Любопытно, что музыканты и артисты более красочно описывают это внезапное, зачастую, озарение.

Г. Берлиоз: «Когда я сказал, что страсть к музыке проснулась во мне вместе с чувством любви в двенадцать лет, я имел в виду порыв к музыкальному творчеству».

Шарль Гуно (он родился в 1818) в старости вспоминает: «В 1831 году мне посчастливилось попасть на "Отелло" Россини... Когда я вышел из театра, то понял, что во мне произошел перелом: с прозой повседневной жизни было покончено... какое-то наваждение, какое-то колдовство, я уже мечтал, что сам напишу "Отелло"!»

Н.А. Римский-Корсаков до 12 лет не слышал ничего кроме домашнего фортепиано, бальной скрипки и церковного хора. Затем Петербург, морской корпус, и в 13 лет он впервые попадает в оперу. «Лючия» Доницетти производит на него огромное впечатление: «Я запомнил кое-что, старался наиграть на фортепиано, слушал даже шарманки, игравшие из этой оперы, пробовал писать какие-то ноты». Так определилось призвание.

Ингмару Бергману в 12 лет разрешили во время представления «Игры снов» Стриндберга сидеть за сценой: «Впечатление было ошеломляющим... Впервые в жизни я прикоснулся к магии актерского перевоплощения!», в его фильмах и посейчас заметен Стриндберг.

Фаина Раневская: «В детстве я увидела цветной фильм, возможно, изображали сцену из "Ромео и Джульетты". Мне было лет 12... В состоянии опьянения от искусства... я в ту ночь не смогла заснуть!» Здесь любопытно отметить, что фильм этот не был и не мог быть цветным – шел 1908 г., но именно таким он запомнился.

Ф.И. Шаляпин пишет в своих воспоминаниях, что в 12 лет впервые попал в театр: «Меня взволновало, что человек может пропеть все о себе, говорить совсем не так, как на улице».

***

Далеко не все музыканты оставили воспоминания, но ход их развития можно попытаться анализировать.

Л. ван Бетховен растет в узком и ограниченном мирке музыкантов придворной капеллы, но к его возрасту импрессинга появляется и берет его в ученики К.Г. Неже, второстепенный композитор, но широко образованный человек. Будущий великий композитор начинает, впервые, посещать оперный театр и даже работает в нем: это прорыв – он знакомится и притом сразу, внезапно, с произведениями Шекспира, Мольера, видит выдающихся артистов, ощущает, после рутины капеллы, культуру творческого труда, и все это совмещается с гениальными задатками юноши, точнее преобразует их.

Дж. Россини растет в семье музыканта духового оркестра и певицы, поет в церковном хоре, в 13 лет поступает в Болонскую филармоническую академию и отсюда начинается перелом, переход к искрящийся светской музыке.

Ф. Лист рано начал концертировать. Фактически самоучка (его отец музыкант-любитель) он лишь изредка получал в Вене советы К. Черни и А. Сальери. В 12 лет Лист приезжает в Париж, с обочины, часто издали (жил в крайней бедности), видит совсем иной мир, людей иной культуры. (Париж так же потряс приехавшего из провинциального Кёльна Ж. Оффенбаха, но, по-видимому, несколько по-иному).

Ф. Мендельсон пережил в 13 лет трагедию, когда его семья приняла лютеранство и переменила фамилию на Бартольди. Он всегда гордился своим дедом М. Мендельсоном, философом и духовным вождем еврейского возрождения в Европе, подчеркивал свою фамилию, а после организованного им в двадцатилетнем возрасте концерта, где он дирижировал «Страстями по Матвею» Баха, гордо заявил: «Артист и еврей открыл это великое христианское сочинение человечеству». Отсюда же и близость мотивов скрипичного концерта и оратории «Илия» к синагогальным напевам.

А.Г. Рубинштейн с 11 до 14 лет концертирует и продолжает свое образование в Западной Европе. Отсюда его академизм, реформаторские идеи в постановке музыкального образования: создание Русского музыкального общества, Петербургской консерватории, что ныне имени Римского-Корсакова, помощь брату в создании Московской консерватории, что ныне имени Чайковского, благотворительные концерты для строительства и открытия других учебных заведений – на фронтоне Тбилисской консерватории и посейчас его бюст, организация специальных серий концертов и пр. Отсюда же его интерес к еврейской национальной тематике и мелосу и приобщение к ним слушателей (что отнюдь не поощряла семья, принявшая православие в раннем детстве композитора).

М.А. Мусоргский соткан из противоречий: в 10 лет из привольной жизни деревенского барского дома в Петербург, в строгое Петершуле, а в 13 лет – в совершенно иное по духу заведение – в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Его исполнительский талант уже очевиден, издана даже его полька «Подпрапорщик» для фортепиано, но не это нужно для привилегированного военного училища, романтическое стремление к гвардейской карьере борется с художественным призванием и уже в 19 лет он выходит в отставку, а противоречивость устремлений остается навсегда.

Дж. Пуччини рос в семье потомственных музыкантов: с пяти лет орган, церковный хор, с десяти – работа органистом в церквах и монастырях на месте рано умершего отца. Так все и шло по накатанной предками дороге: писал бы, несомненно писал бы хоралы и кантаты как отец, дед, прадед, но в 13 лет Джакомо Пуччини поступает, в нарушение семейных традиций, в Музыкальный институт в Лукке, являющийся как бы филиалом Миланской консерватории – тут совершенно иная среда, иные чисто светские интересы.

И. Брамс родился в очень бедной семье, родители поглощены поисками заработка и ссорами друг с другом, сын уныло учится музыке. В 13 лет он вслед за отцом начинает играть в портовых кабачках: это совсем иной мир с буйством и яркостью красок.

Р. Леонкавалло: дед-адвокат вел процесс, о котором рассказал внуку в его 12 лет, – это был сюжет «Паяцев».

В моей «коллекции» воспоминания Чарльза Дарвина, Бертрана Рассела, В. Оствальда и Ипатьева, кутюрье Кристиана Диора и Пьера Кардена, Джорджа Гершвина (он услышал юного скрипача) и Луиса Армстронга (он попал в тюремный оркестр), кинорежиссеров Романа Поланского (его взяли на съемки фильма «Сын полка») и Стивена Спилберга (его отцу подарили кинокамеру), популярного актера А.И. Булдакова (он увидел фильм «Большая игра») и многих других. И, что очень важно и доказательно, авторы их очень различны, а все воспоминания писались без оглядки на будущих исследователей.

Писатели

Если основную роль в импрессинге художников и музыкантов играют зрительные и звуковые восприятия, то важнейшим для писателей является состояние окружающего общества, в том числе – политические события.

Г. Гейне (род. 1798). С одной стороны для него, как для еврея, Наполеон не только гений войны, но и человек, столь много сделавший для эмансипации его соплеменников, но с другой стороны, Гейне – патриот Германии, и эта двойственность все время ощущается в его произведениях и более всего в «Книге идей. Легран».

Импрессинг А.С. Пушкина (род. 1799) и поэтов его плеяды должен быть, несомненно, связан с войной 1812 года. Этот импрессинг. запечатлевший в подсознании дух патриотизма, сказался, довольно неожиданно для А. Мицкевича и многих других друзей поэта, в 1831 г. в стихотворениях «Клеветникам России» и «Бородинская годовщина».

М.Ю. Лермонтов (род. 1814) должен был вырасти под влиянием восстания и казни (1826) декабристов, и у него двойственность отношения к России.

Поэзия Серебряного века России непосредственно связана с импрессингом революции 1905 г. и т. д. (об этом нужно писать отдельно).

Увлеченность будущего великого датского лингвиста Йерспенсена (род. 1860, J.O.H. Jespersen) началась, когда к нему в руки попал именно в этом возрасте учебник английского языка Р. Раска (Rasmus Rask).

А. де Сент-Экзюпери в 12 лет впервые сел на самолет и его импрессинг состоялся мгновенно!

Гюнтер Грасс (род. 1927) в Нобелевской лекции 1999 г. сказал: «Мне едва исполнилось двенадцать лет, когда я понял, что хочу стать художником…. Конкретная возможность профессионального становления подвернулась мне лишь на втором году войны… это было объявление о литературном конкурсе. Победителей ждали призы. Я тут же засел за свой первый роман…» (Газета «Окна», Тель-Авив, от 11.05.2000)

Стивен Кинг: «Желание писать ужасы у меня появилось в 12 лет после прочтения триллера "Я – легенда"».

Попытаемся теперь, чтобы не затягивать обсуждения, рассмотреть вместо биографий отдельных писателей ход литературного процесса.

Начнем с истории французской литературы. Здесь ровное течение литературного процесса взрывается двумя вспышками появления примечательных литераторов. Так, если для всего XVIII века справочники фиксирует 20 имен, распределенных почти равномерно, то на интервал 1799-1804 гг. приходятся года рождения сразу семерых: Бальзак, Тилье, Дюма-отец, Мериме, Э. Сю, Сент-Бёв, Ж. Санд! Увязать такое созвездие можно только с концом наполеоновской эпопеи в 1813-15 гг.!

Второй в этом веке пик появления или проявления литературных дарований таков. Известен взрыв страстей и подъем общественного самосознания во Франции в связи с делом Дрейфуса (1894-1899 гг.), достигший особого накала после выступления Э. Золя в 1898 г. с памфлетом «Я обвиняю». А мы видим, что в интервале 1881-1888 гг. родились и в период «дела Дрейфуса» находились в критическом, по нашей теории, возрасте Р. Мартен дю Гар, Ж. Жироду, Ш. Вильдрак, Ж.-Р. Блок, Ж. Сюпервьель, Ж. Дюамель, А. Арну, Ф. Мориак, А. Мальро, Ж. Ромен, Ален Фурнье, Б. Сандрар, Ж. Бернанос и др. (в творчестве почти каждого можно найти отзвуки этого процесса).

Отметим, что события 1789 год и последующие не дали таких результатов – молодые таланты были выбиты в войнах!

Английская литература более ровно «распределена» по таким показателям (традиционная флегматичность?), но и здесь бросается в глаза концентрация известных имен, находившихся в возрасте импрессинга в период крупнейшего национального потрясения – Мировой войны 1914-18 гг.: в 1900-1907 гг. родились Р. Фокс, Дж. Линдсей, Л. Гиббон, Дж. Оруэлл, И. Во, Г. Грин, К. Айшервуд, С.Д. Льюис, Ч. Сноу, С. Беккет, К. Кодуэлл, В. Оден, К. Фрай. В литературе США этому периоду соответствуют (не участвовавшие в войне!) Томас Вулф, М. Митчелл, Л. Хьюз, Дж. Стейнбек, Э. Колдуэлл, Э. Бесси, Дж. Фаррелл, Дж. Норт, К. Одетс, Ш. Грэхем, Дж. Макленнан, Р. Райт, М. Додд, А. Мальц, У. Сароян – ни до, ни после этого периода такого «скопления» талантов не наблюдалось!

Философы

На них должны влиять все факторы внешней среды, равно как и переживания возраста импрессинга.

Так, резкие изменения условий жизни, смена всего окружения не могли не повлиять на Монтескье, который в 11 лет попадает из родительского замка в монастырскую школу, на Ф. Бэкона, Дидро и Локка, которых в 12 лет пересаживают из уютной семейной обстановки в университет, фактически в монастырь. Руссо в том же возрасте отдают на воспитание к ремесленнику, к 13 годам внезапно и резко меняется семейный уклад у Амвросия Медиоланского, Фомы Аквинского, Гоббса, Г. Спенсера, к этому же возрасту Моисея Маймонида его семья вынуждена бежать из Испании. В философских системах каждого из них можно обнаружить отзвуки этих трагедий, жизненных коллизий.

Несомненна роль импрессинга в жизни религиозных реформаторов. Иисус в этом возрасте появляется в Храме и спорит с раввинами, евангелист уточняет: «Он был двенадцати лет» (Лука, 2:42).

Согласно преданиям, пророк Магомет именно в двенадцать лет впервые, во время путешествия с дядей, увидел жизнь монотеистических, иудейской и христианской, общин.

В том же возрасте основоположник хасидизма, религиозного течения евреев Восточной Европы, Бешт (Баал Шем Тов), родившийся в крохотном замкнутом местечке, начал свою одиссею странствий, познакомившую его с более широким миром, и отсюда, вероятно, характерное для хасидизма радостное отношение к жизни

Политические деятели

Рассмотрим, для примера и весьма кратко, особенности ментальности некоторых политических деятелей.

Величайший дипломат и государственный деятель Франции Талейран все детство и юность провел вне семьи, т. к. не подходил для военной карьеры и предназначался к духовной (как он пишет в своих мемуарах: «В знатных семьях любили гораздо больше род, чем отдельных лиц») и остро ощущал свою незащищенность. В двенадцать лет, во время болезни оспой, он, как сам пишет, много размышлял о своих бедах и возможностях в одиночестве, что и сформировало его личность и характер: аналитический ум, полное презрение к мнению окружающих, опора на свои и только свои силы, (известный анекдот: какой-то немецкий князь, добивающийся от Талейрана смягчения условий договора, говорит: «Я дам вам 20 миллионов, и никто об этом не узнает», Талейран отвечает: «Дайте 25 миллионов и пусть об этом говорят все!»).

Показательна и биография Б. Дизраэли, будущего графа Биконсфильда, писателя и строителя Британской империи, лидера и пророка консерваторов. К тринадцати годам его отец вышел из еврейской общины и крестил сына, оставшись сам вне религии. Такой переход и двойственность ситуации непосредственно отражаются как в будущем оппортунизме Дизраэли, так и в подчеркнуто положительном освещении героев-евреев в его романах. (Представляется, что А. Моруа в своей романизированной биографии Дизраэли уделяет этому явлению недостаточное внимание).

Бисмарк, создатель германской империи, родился в 1815 г. Его импрессинг, 1828 г., ознаменован тем, что Пруссия начинает освобождаться от диктата Меттерниха, канцлера австрийской империи, намечается сближение с Россией, проявляются контуры таможенного союза с рядом мелких княжеств, прообраз объединения страны. Бисмарк в те годы – бесшабашный и, кажется, недалекий подросток, но в будущем он, железный канцлер, претворит в жизнь именно эти начала, как бы намечавшиеся в годы импрессинга.

Наполеон (на острове Святой Елены, по словам Ласказа) говорил: «Я потерял веру в тринадцать лет» и отсюда его отношение к религии – он не исключал, во время египетской экспедиции, возможности перехода в ислам.

А вот генерал и губернатор Александр Лебедь (род. 1949) неоднократно повторял в своих выступлениях, что наибольшее впечатление на него произвело кровавое подавление восстания в Новочеркасске в 1962 г. Поэтому он отказался подавить народ, выступивший в Москве против ГКЧП в 1991, и так старался окончить миром войны в Приднестровье и в Чечне.

3. Роль импрессинга: историки, философы, литераторы

Историософия (синоним: философия истории) ставит своей целью анализ объективных закономерностей и смысла исторического процесса, т. е. предполагает существование неких законов исторического развития. При всем своем скептицизме не могу отрицать, что такая точка зрения имеет право на существование, а т. к. эту стезю избирает ограниченное число людей, творчески мыслящих и, по-видимому, относительно свободных от внешних влияний, любопытно исследовать на них роль импрессинга в направленности их творчества, в выработке их убеждений.

Любое историческое описание всегда субъективно, поскольку даже составление хронологических таблиц требует некоего отбора событий, дат. Поэтому каждая эпоха, каждый исследователь видит прошлое по-иному, в свете своего настоящего, можно сказать – в связи с содержанием своего подсознания (еще Гёте говорил, что «всемирную историю время от времени нужно переписывать заново»). Отсюда известное положение: история – это политика, обращенная вспять, и рассмотрение импрессинга некоторых видных историков (точнее, историков, философов, литераторов, выдвигавших некие новые историософские парадигмы) должно послужить как бы мостиком между попытками разобраться в причинах возникновения тех или иных структур подсознания у ученых и у политиков.

Посмотрим на тех, кто и как это делал в последние столетия. И попытаемся связать возникающие концепции с событиями времен импрессинга их авторов. (При этом, как и при рассмотрении импрессинга ученых, мы не отрицаем, конечно, возможности основного влияния не сиюминутных событий, а прочитанных книг, наставников и т. п., хотя здесь влияние событий должно быть, эмоционально, более непосредственным и знаковым.)

Ж. Кондорсэ (род. 1743) находится с самого детства под влиянием начавшегося в 1751 г. издания «Энциклопедии» Дидро и Даламбера и, особенно, «Мыслей об объяснении природы» Дидро (1754 г.). Поэтому в главной книге, написанной в тюрьме перед казнью, он выдвигает разум основным движителем прогресса.

И.Г. Гердер (род. 1744) рос в маленьком городке Восточной Пруссии, где еще не полностью закончились процессы ассимиляции местного славянского населения, а время его импрессинга приходится на период Семилетней войны (началась в 1756 г.), когда военные действия разыгрывались как раз на его родине. Отсюда его утверждение: «Наиболее естественным государством является государство, состоящее из одного народа с единым национальным характером. Народ – это естественное образование, подобное семье, только значительно более обширное». Подобным идеям могла позже способствовать и многолетняя жизнь и работа в Риге, ганзейском городе с преимущественно немецким или онемеченным населением в окружении латышских сел и под российским управлением.

Фактически именно Гердеру (наряду с Руссо) должна принадлежать сомнительная слава основоположника европейского национализма, продолженного Фихте и другими немецкими патриотами во время антинаполеоновских войн, а с другой стороны – романтиками: Байроном, Карлейлем, Ницше и др.

И.Г. Фихте (род. 1762) не мог не испытывать сильнейшего влияния гётевского «Вертера» (1774 г.), как и течения «Бури и натиска». На этот же период приходятся серьезные реформы императрицы Марии-Терезии в Австрии, усугубляющие раскол немцев между двумя, по крайней мере, центрами притяжения – Веной и поднимающимся Берлином, а в это же время в будущих Соединенных Штатах начинается, напротив, процесс консолидации. Вот Фихте («пустозвон Фихте», как называл его язвительный, но тонкий Шопенгауэр) пытается примирить, под маской «наукоучения» критицизм Канта и идеи романтиков, создает теоретические основы национализма во время наполеоновских войн («Речи к немецкой нации», 1808 г.).

Дж. Байрон (род. 1788) испытает к возрасту импрессинга резкий перелом в жизненных условиях: из какого-то бастарда превращается в законного лорда. Но не только это – у него перед глазами пример бунтаря, Бонапарта, ставшего из никому не ведомого парии Первым консулом, угрожающим этой высокомерной Британии. И для Байрона навсегда идеалом становится романтичный бунтарь, будь то Каин, Манфред или дон Жуан, отвергающий мелочную мораль, ни во что не ставящий окружающих.

Историк Ф. Гизо родился в 1787 г. в протестантской семье, отец казнен в 1794 г. К 1800 году, ко времени его импрессинга устанавливается консулат Н. Бонапарта, заканчивается эпоха террора и непрерывных смен элит. Во главу угла становится непреложный Закон и Гизо, наследник не только революции, но и Века Просвещения, не устает в будущем повторять: «Я верю в суверенитет разума, справедливости, права, это единственный законный суверенитет». Он призывает к стабильности, считает, что государство должно опираться на просвещенный средний класс, проводит школьную реформу и повторяет: «Обогащайтесь господа, и вы станете избирателями». (Как глава правительства Гизо, однако, не проявляет никакой гибкости и, фактически, вызывает революцию 1848 года).

Период импрессинга Л.А. Тьера (род. 1797), второго знаменитого историка того периода, приходится на время величайшей славы Франции и Наполеона, и Тьер, в отличие от Гизо, страстный патриот, преклоняющийся перед гением Наполеона. Он с твердостью и жесткостью подавляет Парижскую коммуну, добивается наибольших уступок от Бисмарка при завершении франко-прусской войны, становится президентом Республики.

Т. Карлейль (род. 1795) достигает возраста импрессинга в период максимального могущества Наполеона, смертельного врага Англии. Он не может не ощущать величия этого человека, не видеть как под его личным влиянием, под влиянием и военных побед, и продиктованного им «Кодекса», и его интереса к науке и просвещению меняется жизнь мира. Отсюда провозглашенный Карлейлем культ героев, движущих всемирную историю, но бессознательные опасения все же прорываются наружу и особенно они заметны в противопоставлении Кромвеля и Наполеона, в стремлении развенчать последнего.

Стремление всячески противостоять угрозе Англии со стороны континентальной Европы, реальной лишь во времена его юности, сказывается и в неприятии Карлейлем идеалов «Века Просвещения». (Характерно, что во время Гражданской войны в США его симпатии на стороне Юга!) Отсюда и его филиппика в «Этике жизни» (гл. 3): «Страсть спасать миры перешла к нам от XVIII века с его поверхностной сентиментальностью. Не следует увлекаться слишком сильно этой задачей! Спасение Мира я охотно доверяю его Создателю: сам же лучше позабочусь, насколько возможно, о собственном спасении, на что я имею гораздо больше права».

О. Конт (род. 1798). Его импрессинг – это время высшего могущества империи Наполеона, объединенной, упорядоченной едиными законами, верящей в прогресс науки. Отсюда и его призывы к позитивизму во всем, к отказу от утопий и к изучению конкретных фактов социальной жизни, их описанию и систематизации. Именно эти положения он провозглашает задачей позитивной философии. Поэтому наука не должна задаваться вопросом почему происходят явления, а ограничиваться описанием того, как они происходят. Этот постулат позитивизма сохранился и в современной науке.

Т. Маколей (род. 1800): к его импрессингу уже очевидно, что мечты Наполеона о сокрушении Англии неосуществимы, и он гораздо спокойнее, он уже может быть либералом, в этом духе писать историю Англии, с позиций либерализма давать портреты людей – героев, конечно, но не единственных движителей прогресса. В то же время Маколей не может полностью забыть о войне и, хотя его стране сейчас никто не угрожает, он несколько лет занимает пост военного министра.

В. Гюго (род. 1802) должен был испытать наибольшее, среди писателей того поколения, воздействие личности Наполеона, связанное со «Ста днями», пленением и отправкой на Святую Елену, Наполеона, уже не императора, а сильной личности. И в то же время он не мог не сознавать, во всяком случае, в более зрелом возрасте, утопичности его курса. Отсюда и двойственность Гюго: культ сильной личности в «Эрнани», в «Девяноста третьем», презрение к Наполеону III и переход к описанию гордой нищеты в дальнейшем.

Дж. С.Милль (род. 1806) получил очень продуманное и тщательное воспитание и образование (см. его подробную «Автобиографию») под руководством отца, автора капитального труда по истории и экономике Индии. Поэтому он основывает общую методологию науки на индуктивной логике, он не разделяет наук по их формальным признакам (так и его учили). Он считает – и эта мысль нам особенно симпатична, что в основе изучения общества должна лежать психология, а прогресс общества непосредственно связан с возможностью изменений «законов психики» (здесь, несомненно, усвоенное от отца понимание необходимости изменения менталитета индийцев при принятии британского правления и несомненных трудностей такого процесса).

Ж. де Гобино (1816). Его импрессинг – это дискуссии о возможности и о целях колонизации Магриба: расширение Франции в Европе – это нереально, но есть ведь земли в Африке, которые пытался захватить еще Людовик IX. Однако при этом во власти Франции окажутся люди иных рас – могут они быть равноправными или они отличны от европейцев? Вот провозглашением их различий и занят Гобино, так он стал основоположником расовой теории, развитой, уже после его смерти, в основном в Германии.

***

Революция 1830 г. во Франции привела не только к замене Карла Х Бурбона на Луи-Филиппа Орлеанского, она означала смену все еще феодальной (по своему духу) правящей элиты на финансовую аристократию с иной идеологией и мотивацией. Резкость, революционность этих изменений, а Париж ведь остается интеллектуальной столицей мира, не могли не повлиять на подростков в годы их наибольшей восприимчивости. И вот три разительных примера историков-ровесников, показывающих различия в преломлении в подсознании одних и тех же событий.

Т. Моммзен (род. 1817): он изучает в университете юриспруденцию и перед ним встают вопросы о законности и закономерностях происходившего, что, естественно, ведет его к рассмотрению прецедентов и притом, в духе полученного классического образования, к истории Рима. К таким корням влечет и сравнение двух французских революций: кровавой, 1789-93 гг., и почти бескровной 1830 г., равно как и революций XVII века в Англии: долгой кровавой, начавшейся в 1642 г., и «Славной революции» 1688 г. Отсюда и интерес к людям, творящим историю, к их психологии: в трех томах «Истории Рима» он дает великолепные и убедительные, хотя и противоречащие традиции портреты Цезаря, Цицерона, Катилины, обоих Катонов и многих, многих других (Нобелевская премия по литературе, единственная, присужденная историку!). Четвертый том, «Империю», он так и не напишет – слишком далеко от событий и идей периода импрессинга, хотя пятый том, «Провинции», выпустит и издаст еще много книг по праву и экономике той эпохи, создаст собрания надписей и т. д.

К. Маркс (род. 1818) на год младше, к его импрессингу (напомним, что он родился и рос на западе Германии, где всегда заметнее французское влияние) более явными становятся смена во Франции политико-экономических приоритетов, рост накоплений, «обуржуазивание». С 1830 г. начинает проявляться и чартистское движение в Англии, все это вкупе с квазинаучной гегелевской диалектикой приводит его к прокрустову ложу экономических формаций, к формуле «бытие определяет сознание», сыгравшей столь роковую роль в экстремистских движениях XX века.

Рассмотрение особенностей подсознания, а отсюда и некоторых особенностей теорий К. Маркса и Ф. Энгельса (род. 1820) выходит за пределы нашего исследования. Стоит лишь, ввиду все еще бытующих мифов об их учености, отметить забытые, по-видимому, свидетельства очевидцев: П.А. Кропоткина об уровне знания и понимания математики Марксом (он упорно не хотел понять разницы между числами именованными и неименованными) и В. Либкнехта, в его воспоминаниях, о приверженности обоих создателей «научного коммунизма» к френологии, к оценке своих сторонников по шишкам на черепе. Впрочем, понимание науки и научности они унаследовали от Гегеля (недаром Шопенгауэр именует его шарлатаном), который, например, в «Лекциях по истории философии» (часть 3) на двух страницах разделывается с Ньютоном: «И в физике и учении о цветах он делал неудачные наблюдения и еще более неудачные умозаключения... Ньютон такой полный варвар в отношении понятий... он не знал, что он мыслит...» и т. д. – последователи не далеко от него ушли.

Г. Грец ровесник и Моммзена, и Маркса. События 1830 г. ясно показали, что в Европе впредь могут существовать лишь национальные государства. И если Моммзена эти события повернули лицом к Риму, а Маркса к экономике, да в придачу, особенно в ранний период, к отрицанию еврейской самоидентификации, даже к юдофобским намекам, то Греца они же привели к «Истории евреев», первому капитальному труду в этом направлении.

Г. Спенсер (род. 1820), один из основоположников позитивизма, во всем видит проявления закономерной эволюции (нужно учесть влияние чартистского движения и реформ времени его импрессинга). Поэтому он с таким энтузиазмом воспринимает и поддерживает идеи Лайеля и Дарвина, как бы все время доказывает ненужность революций.

Ж.Э. Ренан (род. 1823): с 1830 г. Францией правит король французов Луи-Филипп, рационалист и прагматик, начинается постепенное покорение Магриба, отвергаются и осмеиваются мечты о возрождении империи в Европе – надо жить в реальном мире, богатеть и не думать о далеких идеалах. И Ренан пытается вылущить реальные факты из легенд, из Библии, но не все такие факты – ему же принадлежат слова: «Забыть и, осмелюсь сказать, исказить историю это существенный фактор в создании нации, и поэтому прогресс исторических исследований часто опасен для национальности. К сущности нации относится то, что все индивидуумы должны иметь много общего и к тому же все они должны многое забыть».

***

Мы показали, как и почему одно и то же решающее событие истории (французская революция 1789 г. и наполеоновская эпопея, революция 1830 г. во Франции) по-разному формировали шкалы ценностей в подсознании историков и философов. Следующим таким событием представляется франко-прусская война 1870-71 гг. как первая война, носящая характер межнациональной, завершившая создание Германской империи, и приведшая, помимо того, к так наз. Парижской коммуне.

Л. Леви-Брюль (род. 1857) ищет корни различий в психике разных человеческих групп – очевидный, казалось бы, вывод из заметных различий ментальности двух воевавших народов и групп внутри одного народа, французского, одна из которых пыталась возродить идеалистически-варварские традиции Мюнстерской коммуны (все это в 1870 году!). При этом он, как этнолог, отмечает отличие первобытного сознания, которому свойственно безрефлексивное следование традициям, от индивидуалистического сознания культурного человечества, подчеркивает мистицизм, характерный для первобытного мышления (к этим же категориям относятся расовые и национальные мифы).

Э. Дюркгейм (род. 1858) социолог-позитивист, в «Методе социологии» он выражает свое кредо: «Социальные факторы нужно рассматривать как вещи», т. е. предлагает рассматривать исторические и социальные явления по такой же методике, что и в естественных науках, разложением на «элементарные» формы и факты (вспомним и феноменальный интеллектуальный успех теории Дарвина в эпоху его импрессинга). Но в то же время он говорит о существовании в каждом обществе некоего «коллективного сознания» – это явное влияние противостояния Франции и Германии, их «духа».

Г. Зиммель (род. 1858) находится по другую сторону этой линии противостояния, в чрезвычайно динамично развивающейся Германии, и он, особенно в начальный период, сторонник эволюционизма во всем, необходимости постепенной смены застывших культурных форм новыми, более передовыми.

А. Бергсон (род. 1859) выступает за «открытое общество», за динамизм религии и морали (опять-таки вспомним победу динамичной Германии Бисмарка над застывающей Францией Наполеона III, живущего воспоминаниями о величии двоюродного деда). Он оказывает революционизирующее воздействие на европейскую мысль: «Я писал, чтобы протестовать против того, что казалось мне ложным». Главное для него понятие – длительность как постоянное творчество нового, поэтому Бергсон с таким энтузиазмом приветствует теорию относительности, совершенно, впрочем, ее не поняв.

Б. Кроче (род. 1866) растет в атмосфере продолжающейся эйфории от воссоединения Италии, завершившегося, наконец, в 1870 г. присоединением Рима к Итальянскому королевству, в атмосфере пересмотра истории, приводившей к сепаратизму, к местничеству. И при всем восхищении великим прошлым (его культуру Кроче глубоко анализирует) основное внимание должно быть уделено настоящему, которое должно строиться по-новому. Отсюда его основной тезис: «Всякая истинная история есть современная история», интерпретация прошлого всегда определяется самым историком.

К. Хаусхофер (род. 1869) приходит к стадии импрессинга во времена увлечения путешествиями на Восток и начала колониальной политики, продолжавшей расширение Германской империи. Поэтому он связывает развитие этноса с пространственным ростом государства и становится фактическим основоположником геополитической доктрины гитлеризма.

***

Повторим здесь, что хотя у большинства создателей новых историософских концепций можно явно проследить связь формирования подсознания с наиболее яркими событиями периода импрессинга, могут и должны быть личности, чье миропонимание развивалось вне связи с текущими событиями, было почерпнуто из книг и т.д. Одним из наиболее ярких примеров такого рода является Альберт Швейцер (р. 1875), импрессинг которого, как представляется, нельзя связать с внешними событиями.

***

Приближение конца XIX века ознаменовывается грандиозными всемирными выставками, несравнимыми по своим экспозициям и силе воздействия с предшествующими. Это Парижская выставка 1889 г. (главный экспонат – Эйфелева башня, первое, по сути дела, сооружение, использующее все достижения науки и демонстрирующее ее мощь), выставка в Чикаго 1893 г. (показан динамизм развития государства) и, наконец, Парижская выставка 1900 г. (отметим, в частности, грандиозный Дворец электричества и сопровождавшие выставку научные конгрессы).

Все эти достижения широко освещались в прессе, явно свидетельствуя о техническом, именно техническом, прогрессе человечества. Ко времени между первыми двумя выставками относится и потрясшее интеллектуальные круги открытие на острове Ява останков питекантропа (Дюбуа, 1892 г.), открытие, воочию поставившее вопрос об эволюции человека, а значит, и о возможности его дальнейшего развития или регресса. (Несомненно, воздействие именно этого открытия на генезис идей П. Тейяр де Шардена, род. в 1881 г.) Совокупность этих воздействий должна была, как нам представляется, формировать ценностные системы ряда историков, внесших различные вклады в методологию науки.

К. Ясперс (род. 1883) растет в бюргерски благополучной Германии: ушли в прошлое мечты об объединении, еще не стал острым вопрос о переделе мира, смешно и думать о противоречиях культур, Кант и Гёте – это для всего мира. Пока это страна мыслителей и музыкантов, в которой естественными являются идеи единства мировой, т. е. европейской культуры, но уже просыпается, вместе с покровительствуемыми правительством путешествиями на Восток и в Африку, интерес к Востоку. И главная идея Ясперса в области истории – единство культур и ее создателей, их схожесть.

Л. Февр (род. 1878, ср. замечание о А. Швейцере выше) и М. Блок (род. 1886) понимают, хотя в начале и по отдельности, в разные годы, что нельзя рассматривать исторические события изолированно, в отрыве от окружающей среды, нужен синтетический подход, необходим контекст изучаемой эпохи (напомним, что до расчетов Эйфеля, изобретения саксофона Саксом и создания двигателя Р. Дизеля в 1897 г. все, фактически, технические достижения изобретались без предшествующей теоретической проработки, только к концу XIX столетия стала осознаваться необходимость теории явлений для их практической реализации, до того хватало интуиции. Этот переход чрезвычайно важен в общем осознании истории человечества, хотя профессиональные историки, по-видимому, не очень-то его примечают). В этом понимании – основной пафос основанных ими «Анналов», именно поэтому они показывают различия ментальности людей разных эпох, акцентируют – впервые – внимание историков на этих различиях, на невозможности анализа событий прошедших веков на основе извечной и общечеловеческой морали, рассматривают, на примере Средневековья, ее изменения, необходимые – хотя бы ввиду изменений техники и условий жизни – изменения языка общения и мысли.

О. Шпенглер (род. 1880) находится под влиянием тех же факторов и так же понимает необходимость учета в исторических исследованиях достижений и методов других наук, необходимость синтеза. Проходящие выставки ясно показывают, что эпоха использования физического труда людей и животных сменилась эпохой пара, но и ей наступает конец, начинается эра электричества. (Еще большим, но при этом более оптимистичным апологетом научного прогресса является Дж. С.Хаксли (род. 1887); в его развитии, впрочем, большую роль могли играть и семейные традиции).

Важно вспомнить, что выставки эти широко представляют экзотические до того времени культуры Востока: впечатления от этого открытия «Востока», увлечение им по разному отражалось и в литературе людей, жизненно с ним связанных (можно сравнить Р. Киплинга (род. 1865) и Перл Бак (род. 1892)), и в творчестве тех, кого туда «потянуло» (Г. Гессе (род. 1877), Н. Рерих (род. 1874)). У Шпенглера, который получил традиционное для Германии, но очень ограничивающее рамки мироощущения классическое образование, оно вылилось, наряду с представлениями о многообразии цивилизаций, в мысли об их постепенной смене и отсюда о несовместимости экспансии техницизма с идеалами античности, на коих построена европейская цивилизация, а следовательно, о закате Европы, ее традиционной культуры.

Конец века, подведение итогов, стимулирует анализ будущего развития, ну а хор похвал в адрес экономических концепций Маркса и неизбежной победы иного социального строя не мог не вызвать обратной реакции, исследования возможностей сосуществования не только социализма и капитализма, но и наличия многих иных возможностей. Такие идеи развили в разных странах почти ровесники – Карл Полани (род. 1886, Polanyi) и Александр Чаянов (род. 1988).

Любопытно сравнить концепции трех ровесников, т. е. людей, получивших примерно одинаковые подсознательные импульсы.

Р.Дж. Коллингвуд (род. 1889) в гораздо большей степени ощущает так пропагандируемые с наступлением нового века величие и объективность научных достижений, поэтому он выступает за объективизацию и в истории: ведь сейчас с развитием археологии, исторической этнографии и т.п. не обязательно принимать на веру свидетельства «очевидцев» и пересказы летописцев – все можно и должно проверять, главное для него – вера в разум.

Л. Витгенштейн (род. 1889) доводит такого рода соображения до логического конца, до требования не говорить ничего, что нельзя высказать доказательно: «Мир есть лишь совокупность фактов». Философия, по его мнению, должна заниматься лишь логической структурой языка. Все это является, по сути, перенесением на философию и др. дисциплины требований аксиоматического направления в математике, царившего (но не победившего в общем плане!) в эпоху его импрессинга. Позднее, впрочем, Витгенштейн меняет свои позиции под влиянием конструктивной математики, но эти исследования опубликованы лишь посмертно.

Можно отметить, что, по-видимому, его одноклассником был в годы своего импрессинга А. Гитлер, и не исключено, что зависть к блестящему и, кстати, происходившему из богатой семьи однокласснику могла инициировать звериный антисемитизм гитлеризма.

Ф.Дж. Тойнби (род. 1889) полностью покорен успехами точного естествознания своего времени, несравнимого с неубедительной, субъективистской трактовкой исторических событий. Поэтому в основу своего грандиозного труда он пытается положить методологические принципы физики: определяет поле исследования, показывает невозможность или, по крайней мере, опасность исследований и понимания процессов в одной стране, в одном регионе без учета процессов в окружающем мире. Изучать, таким образом, нужно самостоятельные (до какой-то степени, конечно) общества, по терминологии Тойнби – «цивилизации». Выделение таким образом цивилизаций отнюдь не бесспорно (в трактовке Тойнби, например, совершенно не понятно и не учтено существование иудейской традиции, вообще евреев) и поэтому вызвало немало упреков в субъективизме или даже в популизме, в неучете достижений группы «Анналов» и т. д. Тойнби признает плюрализм истории и даже независимость этих цивилизаций (в период его импрессинга проходит англо-бурская война, первая колониальная война с белыми, неоднозначно воспринятая даже в Англии). При этом он биологизирует историю: каждая цивилизация переживает периоды возникновения и роста за счет «жизненного порыва», с истощением которого наступает упадок и разложение.

Идея эта отнюдь не нова: биологические сравнения такого рода проводил, например, еще известный физико-химик, физиолог и историк Дж. Дрэпер. Много позже эти же идеи с переименованием лишь народа по Дрэперу или цивилизации по Тойнби в этнос, а «жизненного порыва» в пассионарность пытался прокламировать, как некое оригинальное откровение, Л.Н. Гумилев.

Вторая основная идея Тойнби – это принцип «вызова и ответа» цивилизаций как причина их генезиса, и соответствующий ему принцип «ухода и возвращения» с исторической арены – являются как бы перенесением в философию истории основных законов динамики, законов Ньютона, так что сциентизм Тойнби, впитанный с юности, очевиден. (Можно отметить также воздействие и семейных традиций: брат его отца, рано умерший А. Тойнби, был известным историком и экономистом).

П. Сорокин (род. 1889) – ровесник Коллингвуда, Витгенштейна и Тойнби. (Обратите внимание на такое невероятное одновременное рождение ряда мыслителей! Думается, что и это обстоятельство можно причислять к аргументам в пользу существования импрессинга, на этот раз связанного с концом столетия.) Но развитие Питирима Сорокина шло под иным влиянием: родился в небольшом селении Предуралья, рос в старообрядческой среде, вынужденно бунтарской и в то же время патриархальной. Отсюда у него с одной стороны идеи о некоей сверхорганической системе ценностей, об иерархии культурных систем, а с другой – его бунтарские в юности идеи, участие в революции.

***

Следующие переломные события – Мировая война 1914-18 гг., когда цивилизованные народы Европы вдруг превращаются в орды кровожадных варваров, забывших о своем культурном единстве, об общей, казалось, морали, а в результате – гибель трех империй: Российской, Германской и Австро-Венгерской (Оттоманская империя стоит несколько особняком), их распад, непонятные революции, власть демагогов и плебса, потоки беженцев, искалеченные поколения, тоталитарные режимы. (Девятнадцатый век продолжался в Европе с 1789 г. или с Венского конгресса 1815 г. и до 1 августа 1914 г. С тех пор и, во всяком случае, до конца «холодной войны», конфликты практически переходили один в другой.)

Наиболее радикально все эти события должны, по нашей концепции, отразиться на поколении 1901-05 гг. (Мы сознательно не включаем в эту группу экономистов, в частности, Ф. фон Хайека (род. 1899), т. к. они могли придти к таким же выводам, но не на эмоциональном уровне, а вследствие профессиональных занятий.)

А. Мальро (род. 1901) ставит во главу угла проблемы силы и насилия, разрешаемые волей, основной движущей силой истории. Главная ценность человечества – сознание, т. е. ясность, четкость, все то, чего не хватило политикам, приведшим к войне. Поэтому Мальро проходит через марксизм, сражается на стороне республиканцев в Испании (последняя романтическая война!), становится министром в правительстве де Голля.

К. Поппер (род. 1902) рационалист, он не верит в возможность открытия «законов истории», в столь модные исторические предсказания, футурологические прогнозы. Он яростно ополчается на пророков – от Платона и до Маркса, он считает, что вспыхнувшее в 1914 г. варварство и последовавшие экстремистские революции не случайность, а развитые им критерии научности никак не позволяют именовать марксизм наукой.

Дж. Оруэлл (род. 1903) писатель, с необычайной силой поставивший проблемы «двоемыслия» и возможности осуществления социализма путем революции в «Скотном дворе» (1940) и, особенно, в «1984» (1949). Для этого, помимо вестей из СССР и Германии, у него были основания: он родился и рос в Индии, в Британской Индии, где воочию наблюдал двоемыслие и колониальных чиновников и, в еще большей степени, местных патриотов, а величие и «бремя белого человека», культуртрегера и просветителя, дало трещину с началом войны. Сыграл свою роль и опыт, приобретенный в общении с радикалами всех оттенков во время гражданской войны в Испании. (Более ранняя антиутопия О. Хаксли, род. 1894, не столь предметна, автор остается еще в русле общегуманистических представлений Г. Уэллса и своего деда.)

К. Лоренц (род. 1903) – зоолог, удостоен вместе с К. фон Фришем (род. 1886) и Н. Тинбергеном (род. 1907) Нобелевской премии за развитие этологии, науки о поведении животных, групповых взаимоотношениях, факторах эволюции. Все трое видели ужасы войны, но – и это особенно примечательно – только Лоренц, чей импрессинг пришелся на годы мировой бойни, анализирует понятие агрессии как свойство человеческой группы, толпы.

Т. Адорно (род. 1903), философ, социолог и музыковед, обращает внимание на регрессивные социально-антропологические изменения в обществе. Он считает, что сущность каждого типа философской мысли, как и суть художественного произведения, определяется бессознательным социальным импульсом, даваемым данным историческим моментом, разрабатывает философию отчаяния (в частности, дает эмпирически обоснованную характеристику фашизма, корни которого в варварстве мировой войны).

Б.Ф. Скиннер (род. 1904) считает, что ментальность целиком определяется физическим окружением. Поэтому мораль, мотивы поведения, феномены сознания можно объяснить через факты и особенности поведения, т. е. можно и нужно воспитать нового человека (так преломляются у него, находившегося в благополучной Америке, недостатки человечества, проявившиеся в ходе мировой войны и ее последствиях) и управлять затем этим человеком. Фактически это та программа, которую, хоть и с иными целями, пытались выполнить тоталитарные режимы.

Э. Канетти родился в 1905 г. в Болгарии, затем его семья скитается: Англия, Австрия, Швейцария, Германия, снова Австрия, откуда он бежит во Францию, затем в Англию: «Как еврей я ношу в себе общечеловеческое начало». В его романах и драмах всегда присутствует гротесковое преувеличение как стремление выявить сущность основных явлений истории, и как таковое у него выступает толпа, масса людей, теряющих свою индивидуальность, руководимая своими собственными законами. И хотя в его основной теоретической работе можно под толпой подразумевать фашиствующую массу, эти же мысли присутствуют в его первом романе «Ослепленные» 1930-31 годов, т. е. вызваны они наблюдениями толпы в более ранние годы, в годы революций и его импрессинга.

Р. Арон (род. 1905) социолог и философ, либерал: будущее – это конвергенция существующих систем, которые находятся в постоянном развитии и постепенно сближаются, и в этом некоторая гарантия от повторения случившихся катастроф (явное влияние «14 пунктов» президента В.Вильсона, опубликованных к этому времени). И еще: необходима интеллектуальная честность и трезвость в оценках прошлого, в их проекциях на будущее.

Ж.П. Сартр (род. 1905) писатель и философ. (Опять-таки следует обратить внимание на число выдающихся ровесников, чей импрессинг приходится на окончание Мировой войны.) Изначальная противоречивость его подсознания коренится в семье – французской и немецкой, точнее эльзасской (его двоюродный брат Альберт Швейцер), что отражено в автобиографических «Словах». Эти противоречия становятся более яркими во время мировой войны, и поэтому человеческое существование он характеризует страхом, неуверенностью в будущем, беспомощностью в жизни («Тошнота»). В дальнейшем он пишет: «Человек есть лишь то, что он делает», в этом основа французского экзистенциализма. Отметим тут же, что на второго виднейшего представителя экзистенциализма во Франции А. Камю (род. 1913), проведшего детство в Алжире, схожие впечатления с теми, что получил Сартр во время мировой войны, могли произвести восстание Абдаль Керима и война с рифами 1921-26 гг., именно в годы его импрессинга.

Ханна Арендт (род. 1906) философ и политолог. На нее, жившую тогда в Германии, наибольшее воздействие должны были оказать революционные смуты 1918-20 годов, и поэтому она исследует проблемы революций и тоталитаризма: главное для человека – его индивидуальность, а для ее сохранения необходимо наличие «приватного места» (понимаемого расширительно), где человек может сам, без какого-либо контроля, укрыться от невзгод внешнего мира. Возможно, еще большее воздействие оказали прокатившиеся по России антиеврейские погромы 1918-19 годов в период импрессинга Арендт. Именно они побудили ее, совсем не сионистку, еще до наступления фашизма уделять много внимания еврейским проблемам.

С. Беккет (род. 1906) основоположник «драмы абсурда» («В ожидании Годо» и др.). Он ирландец, а для Ирландии война не закончилась в 1919 и даже с получением статута доминиона. Все поступки его персонажей алогичны, развитие фабулы в разрушении, в предчувствии гибели: все произведения пронизывает глубокий пессимизм, чувство безысходности – конец всякой цивилизации.

***

Катаклизмы 1914-18 годов привели, как мы видели, к появлению аномально большего числа мыслителей, задумавшихся над общими проблемами человечества, над происхождением и будущим цивилизации. В более поздние годы импрессинг уже не запечатлевает с такой силой ужасы войны, приоритеты иные, и период между войнами характерен тем, что мало кто задумывается над будущим.

К. Леви-Стросс (род. 1908), философ и этнолог, отказывается от противопоставления науки и философии: проблемы философии переходят, по мере своего исследования, в ведение науки. Можно думать, что это основное положение структурализма Леви-Стросса выработалось в результате импрессинга в период триумфального признания общей теории относительности с 1919 г., показавшей возможности научного решения вековых проблем метафизики, даже некоторых антиномий Канта. Ну а сложности восприятия релятивистских представлений побуждают его расширять роль бессознательного в достижениях научного знания (на его юность приходятся и годы всеобщего признания концепций Фрейда).

Г.М. Мак Люэн (род. 1911) философ и социолог. Период его импрессинга – это время повсеместного увлечения приемом дальних радиопередач, и он становится пророком и теоретиком коммуникационных технологий: он предвещает закат «Галактики Гуттенберга», первой стандартизации продукции путем тиражирования книг. Новые технологии приводят к мгновенной передаче информации, изменяют масштабы событий и интереса к ним, заменяют количественные характеристики качественными, соединяют весь мир воедино, но, при этом, позволяют и манипулировать им.

У. Ростоу (род. 1916), философ и активный политический деятель, достиг возраста импрессинга к моменту биржевого краха 1929 г. и последовавшей депрессии, прервавшей, казалось бы, непрерывное поступательное движение Америки. Отсюда у него теория «стадий роста», которые переживает любое общество, и отсюда же предсказания неизбежного провала коммунистических утопий, окончания таких стадий с ростом «высокого уровня массового потребления».

Г.А. Саймон (род. 1916) находился под влиянием тех же условий, что и Ростоу. Выводы у него, экономиста, несколько иные: нужно научиться управлять, создать научную теорию управления, чтобы справляться с хаосом (Нобелевская премия по экономике 1978 г.).

А. Шлезингер-мл. (род. 1917) историк, политолог, чей возраст импрессинга также падает на грандиозный биржевой кризис 1929 г. Поэтому он, отчасти и под влиянием отца, акцентирует внимание на цикличности процессов развития, по крайней мере в США, но почти не углубляется в причины этого явления (о нем ниже).

***

Вторая мировая война должна была неизбежно привести к переопределению шкалы ценностей, что и должно было проявиться в подсознании людей, находившихся тогда в стадии импрессинга. Влияние это должно было быть менее всеобъемлющим, чем в случае с Первой мировой, вспыхнувшей неожиданно, на фоне общего, казалось, благополучия. Неизбежность Второй мировой или, во всяком случае, военных конфликтов была очевидна. Возможно, поэтому возникает и меньше оригинальных историософских концепций, упомянем лишь некоторые.

М. Фуко (род. 1925) как бы в ответ именно на эти вопросы разрабатывает «генеалогию власти», выявляет историческое развитие концепции и границ власти как категории, изменение структуры общества и роли, возможностей индивида, особенностей его формирования.

С. Хантингтон (род. 1927). Его период импрессинга – начало Второй мировой войны, скандальный разгром Франции, дискуссии об участии США в войне, о помощи Англии, о противостоянии с Японией. Он много занимался влиянием вооруженных сил на государства, их взаимосвязью. Поэтому он далек от оптимизма своего ученика Фукуямы и в 1996 провозглашает неизбежность столкновения цивилизаций.

А. Тоффлер (род. 1928) видит основные проблемы общества в эпоху индустриализма в недостатках сочетания образов техники и жизни, в довлении архаичных форм организации жизни, когда, в частности, кажется, что максимальные успехи могут быть достигнуты тоталитарными режимами. Он прогнозирует наступление постиндустриальной эры с интеллектуализацией производства (производство, например, разнообразных изделий становится столь же доступным, как и однообразных: можно отказаться от узкоутилитарного взгляда на производство и т. д.).

Н. Хомский (род. 1928), лингвист и философ, еврей, чей период импрессинга совпадает с первыми известиями о Катастрофе европейского еврейства, провозглашает в своих работах единство человечества, доказывает врожденность ядра грамматики всему виду homo sapiens. Это и показывает нелепость любых расовых теорий, а его приводит к своеобразному антисионизму, нередко смыкающемуся с вульгарным антисемитизмом.

У. Эко (род. 1932) писатель и ученый, романист, автор работ по коммуникативной природе художественного творчества. В статье «Eternal Fascism» он пишет: «Утром 27 июля 1943 года мне было сказано, что фашизм пал, и Муссолини арестован и чтобы я пошел и купил газеты... Эти слова – "диктатура", "свобода" – о Господи, впервые за всю жизнь я их прочел. Благодаря этим словам я переродился в свободного западного человека». В такие времена особенно возрастает роль понимания прочитанного и услышанного, поэтому он ставит перед собою задачу выяснить направленность интересов и возможностей читателя, уяснить, что и как воспринимает человек из прочитанного, как это отражается в его дальнейшем поведении. Это задача, важность которой в нашу эпоху абсолютной экспансии третьей власти (средств массовой информации) для будущего всего человечества невозможно переоценить.

Ф. Фукуяма (1952). По отцу он американец во втором поколении, но его мать родилась в Японии, а дед занимал видное положение в академических кругах. Отсюда характерное для японцев убеждение в том, что после Второй мировой войны и распада последней тоталитарной системы, коммунизма, возврат к прежним противостояниям невозможен: «Мы можем свидетельствовать не только об окончании Холодной войны как специфического периода послевоенной истории, но о конце истории как таковой... Это означает конец идеологического развития человечества и победу западной либеральной демократии как заключительной формы управления». Можно только сожалеть о том, что Фукуяма, впитавший, по-видимому, с детства идеологию христианства и буддизма, не учел возможной реакции ислама, вообще Третьего мира…

4. Государственные деятели ХХ века: роль импрессинга

Концепция импрессинга позволяет думать, что подсознание политических деятелей должно быть, в основном, связано с политическими событиями, протекающими в их определенном (около 13 лет) возрасте. Поэтому возникает соблазн выявить события и причины возникновения психологических установок, которые предопределяют поступки и идеологию политиков в тот период, когда они могут, более иль менее независимо, проявлять свои, именно свои собственные психологические особенности. А поскольку мы убедились в том, что марксовский строгий экономический детерминизм, попытки объяснять все и всякие события истории лишь положением «производительных сил и производственных отношений», заведомо неверен, и что нельзя преуменьшать роль личности в истории, то представляется любопытным взглянуть на историю закончившегося века с позиций психологии ее ведущих деятелей.

Поэтому мы просто перечислим основных политических деятелей ХХ века – глав государств и правительств, имевших возможность самостоятельно, в той или иной степени, принимать решения. Для каждого из них укажем те события, которые могли (и, как нам представляется, смогли) обусловить их стиль поведения и характер их деятельности. Наш список, естественно, не полон, но показывает, что можно действительно выявить те особенности ментальности, которые возникли в период импрессинга и которые формируют стиль поведения и шкалу предпочтений весьма и весьма различных людей (заметим, что их интеллектуальный уровень и этические принципы поведения никак не оцениваются).

С.Ю. Витте (род. 1849), глава правительства России в 1903-1906 гг., единственный, кто мог бы при несколько более умной правящей верхушке предотвратить анархию революции, родился в Тифлисе ровно за 12 лет до освобождения крестьян в 1861. В Грузии, однако, эта реформа растянулась на много лет, проходила с гораздо большими трениями и дискуссиями, в особенности в доме Витте, т. к. его отец и дед занимали высокие посты в управлении наместника Кавказа, а он сам учился в Первой Тифлисской гимназии вместе с детьми высшего дворянства, кровно заинтересованного во всех деталях реформ. Прагматизму будущего создателя железнодорожной сети и министра финансов способствовало (импрессинг ведь может быть и с отрицательным знаком) то, что в их доме долго проживала двоюродная сестра С.Ю., будущий апостол теософии Е.П. Блаватская, которую он с детства не любил и подозревал в мошенничестве. Отсюда же и редкий в такой среде юношеский выбор специальности – математика, отсюда же и его всегдашнее нескрываемое и так ему вредившее презрение к мнениям окружающих (можно даже думать, что именно эти черты характера сыграли основную роль в возникновении роковой неприязни Николая II к Витте, его преподавателю в период импрессинга наследника).

Вудро Вильсон (род. 1856), 28-й президент США (1913-21). С завершением первой трансатлантической железной дороги в 1869 г. окончательно устанавливается полностью объединенная территория США. В том же году наиболее болезненным вопросом для государства становятся проблемы самоопределения и территориального устройства индийских племен, что, можно думать, предопределило импрессинг Вильсона. И профессор-правовед, единственный ученый на этом посту в истории США, разрабатывает проект Лиги Наций, выдвигает «Принцип самоопределения народов», стоящего столько крови последующим поколениям.

А.Ф. Петэн (род. 1856), маршал Франции, «Глава Государства» в период оккупации. Герой Вердена, самого тяжелого и долгого сражения Первой мировой войны, он в 1940 г. решается на полную капитуляцию, хотя силы Франции отнюдь не исчерпаны: флот, второй в мире, полностью боеспособен, за спиной ресурсы громадной империи, непокоренный союзник – Англия и ее бескрайние владения, симпатии Америки... Объяснить его поведение можно лишь засевшей в подсознании памятью о кровавых событиях Парижской коммуны после поражения Франции во франко-прусской войне. (Все биографы отмечают его позднее созревание как личности, можно думать, что и период импрессинга был у него несколько сдвинут относительно 13 лет.)

Вильгельм II (род. 1859), германский император: к его импрессингу, в 1871 г. его дед, Вильгельм I, завершивший объединение Германии, провозглашен императором. Успешно идет строительство колониальной империи, Германия становится сильнейшей державой континента, практически никто не оспаривает ее техническое лидерство в мире – и императору «море по колено»: должен же он хоть в чем-то сравняться с дедом!

Р. Пуанкаре (род. 1860), президент Франции в 1913-20. Его импрессинг проходил тотчас после позорного поражения Франции в 1870 г., отсюда ненависть к Германии, жажда реванша и принятые, в значительной степени под его нажимом, вопреки мнению Вильсона, унизительные статьи Версальского договора, приведшие к последующей радикализации Германии и победе фашизма в ней.

П.А. Столыпин (род. 1862), глава правительства России. В пору его импрессинга еще продолжается эпоха так наз. Великих реформ: в 1874 г. Д.А. Милютин провел самую значительную военную реформу в истории России – введена всеобщая воинская повинность и срок службы рекрутов сокращен с 25 до 4 лет. Но в 1873-74 гг. начинается и так наз. «хождение в народ» – становится ясным, что во избежание взрыва нужно как-то реформировать устои сельской жизни. Такие реформы, предложенные ранее С.Ю. Витте, и пытался осуществить Столыпин.

Д. Ллойд-Джордж (род. 1863), премьер-министр Англии в 1916-21 гг. Время его импрессинга – это наивысшие, знаковые достижения имперской и социальной политики Дизраэли: фактическое приобретение Суэцкого канала в 1875, провозглашение королевы Виктории императрицей Индии в 1876, социальные реформы, предотвратившие рабочие волнения. Он полностью находится под обаянием блистательной личности Дизраэли, хотя и в другой партии, и отсюда его имперская политика, поддержка требований Франции на Версальской мирной конференции.

Сунь Ятсен (род. 1866), первый президент Китая. К концу 1870-х годов в Китае набирает силу антихристианское движение, проповедь возврата к национальным ценностям. Его кульминация – резня в Тяньцзине в 1880 г., когда были убиты почти все иностранцы, что чуть не привело к широкомасштабному иностранному вмешательству. В это же время становится популярным и руководящим лозунг: «Использовать методы и достижения варваров (т. е. европейцев) для борьбы с ними», именно этот лозунг, вместе с некоторыми европейскими же социальными идеями, и стал основой платформы Сунь Ятсена и созданного им Гоминдана.

К. фон Маннергейм (род. 1867), маршал, президент Финляндии в 1944-45, до революции 1917 г. – офицер Российской гвардии, географ. Швед по происхождению, он из потомственной военной семьи, где верность присяге и императору – основная добродетель. А с 1879 г. начинается непрерывная цепь покушений на Александра II, императора Всероссийского и Великого князя Финляндского. И ему с юных лет очевидны опасности радикализма и необходимость жесткой борьбы с ним. Поэтому Маннергейм решительно подавил просоветское движение в Финляндии в 1917-18 г.г., принял помощь Франции в 1939-40 гг. и Германии в 1941 против СССР, но отсюда же его осторожность – он не наступает на осажденный Ленинград.

Николай II (род. 1868), император Всероссийский: в 1881 г. после ряда неудачных покушений убит его дед, Александр II, царь-освободитель, великий реформатор. К страху за свою жизнь, естественную в его положении, присоединяются еще два чувства: во-первых, он понимает чего стоит благодарность народа, а во-вторых, помнит и дворцовые интриги в последние годы жизни деда, морганатический брак которого с княжной Долгорукой угрожал сменой престолонаследника. Отсюда замкнутость жизни Николая, его опора лишь на собственную семью, недоверие к окружающим.

Ю. Пилсудский (род. 1869), маршал и «начальник» Польши в 1919-22, фактический диктатор в 1926-35. Ко времени его импрессинга относятся такие события как убийство Александра II в 1881 поляком И.И. Гриневицким, казнь народовольцев, усиление русификации (перевод на русский язык даже начальных школ) и антипольские репрессии с воцарением Александра III. Поэтому он совмещает социал-демократическую ориентацию с резко националистической и антироссийской – вплоть до организации Польского легиона, воевавшего во время Мировой войны на стороне Германии и Австро-Венгрии, обещавших восстановить Польшу.

В.И. Ленин (род. 1870): его непримиримый радикализм инициирован тем же убийством Александра II в 1881, казнью народовольцев и полным отказом нового режима от реформ. Неудавшееся покушение на царя его брата Александра в 1887 и его казнь могли только укрепить, вопреки распространенному мнению, уже установившийся ранее импрессинг.

Махатма Ганди (род. 1869): период импрессинга совпадает с пиком националистической агитации С. Банерджи, приведшей в 1883 г. к созыву в Калькутте первого представительного собрания, а позже к созданию Индийского национального конгресса. Эти события показали сколь многого можно добиться мирным, но очень упорным и последовательным национальным движением. Можно думать, что именно впечатления поры импрессинга и их соответствие этике буддизма (и, кстати, учению Л. Толстого) сделали из Ганди апостола ненасильственного сопротивления.

Н. Чемберлен (род. 1869), премьер-министр Англии в 1937-40 гг., основной автор Мюнхенских соглашений. Конец 1870-х, начало 1880-х годов, период его импрессинга, ознаменованы решительной, казалось, победой идей Гладстона над политикой Дизраэли – восторжествовал примат социальной политики над имперской, которой отдал немало сил Дж. Чемберлен, отец двух будущих министров. Поэтому Н. Чемберлен уверен, что если позволить Гитлеру проводить декларируемую им внутреннюю социальную политику, то этим удастся сохранить мир. К этому добавляется и чувство соперничества со старшим братом, Остином, удостоенным ранее Нобелевской премии мира.

У. Черчилль (род. 1874), премьер-министр Англии в 1940-45 и 1951-55 гг. Те пять лет, что отделяют период импрессинга Черчилля от периода импрессинга Н. Чемберлена, разделяют и два знаковых события английской истории: 1). В 1884-85 гг. проходит реформа выборной системы, утвердившая, наконец, равноправие всех англичан и втрое увеличившая электорат – наступает пора демократии, веры в народ Англии; 2). В 1885 в Хартуме (Судан) зверски растерзаны генерал Гордон и весь его отряд – это показывает необходимость более жесткой борьбы с врагами империи. Черчилль, в отличие от Чемберлена, верит в силу и выдержку народа (его мать – американка) и готов к борьбе: отсюда его военная служба в Индии, участие в англо-бурской войне, попытки организовать интервенцию в Россию в 1918 г., вера в силы и упорство народа во время Второй мировой войны.

К. Аденауэр (род. 1876), канцлер Германии в 1949-63. В 1888 г. скончался император Вильгельм I, и все надежды возлагаются на его наследника, Фридриха III, славящегося своим либерализмом. Однако, он умирает через несколько месяцев и на престол всходит Вильгельм II, ограниченность и амбиции которого хорошо известны. Знаковым стал отказ кайзера от политики О. фон Бисмарка, фактического создателя империи, закончившийся его отставкой в 1890 г., что и подтвердило неизбежность наступления реакции и внешнеполитических авантюр. Таким явлениям может противостоять только развитая демократия, и Аденауэр становится ее поборником.

Пий XII (Е. Пачелли) (род. 1876), папа Римский с 1939 г. Годы его импрессинга – это годы создания Тройственного союзах (Италия, Германия, Австро-Венгрия), направленного против Франции и Англии, и последующий переход на противоположную сторону: молодое Итальянское королевство пытается занять место в ряду великих держав, ведет колониальные войны в Африке и «торговые войны» с Францией. Поэтому все симпатии папы во время Второй мировой войны на стороне держав оси и он даже отменяет подготовленную уже буллу своего предшественника, Пия XI, в защиту евреев и против политики Гитлера.

И.В. Сталин (род. 1879 (?)): во время учебы в Тифлисской семинарии писал стихи, несколько было опубликовано (отсюда его желание руководить литературой и т. п.). Презрению к мнению окружающих могли способствовать сплетни о его незаконнорожденности. Ко времени импрессинга в Грузии интенсифицировалось национальное движение, однако фамилия Джугашвили скорее осетинская, чем грузинская, и с началом социал-демократической пропаганды (ячейка организована только в 1894), более интернациональной и радикальной, ему естественней примкнуть к ней. В период импрессинга он еще учится в семинарии и характерный семинаристский догматизм проносит через всю жизнь.

Л.Д. Троцкий (р. 1879) в пору импрессинга живет в сельской местности, вблизи Херсона, где отец арендует поместье, еврейские обычаи в семье не соблюдаются. Он все время, как пишет в автобиографии, соприкасается с наемными батраками из голодающих центральных областей России, но одновременно видит и бурно протекающее в начале 1890-х годов строительство металлургической промышленности вокруг Кривого Рога и в Донбассе. Сравнение этих процессов и ведет его к осознанию необходимости социальных пертурбаций, но с большей опорой на рабочих.

А.Ф. Керенский (род. 1881), премьер-министр и верховный главнокомандующий в июле-октябре 1917. Его период импрессинга – смерть Александра III в 1894 г. и воцарение Николая II, молодого и образованного императора, который, казалось, сможет постепенно и мирными средствами продолжить остановленные при его отце реформы. Поэтому Керенский надеется на мирный, эволюционный путь развития России.

Иоанн XXIII (А. Ронкалли) (род. 1881), папа Римский с 1953 г. Один из 13 детей бедного фермера в Северной Италии, в 11 лет он поступает в духовную семинарию и внезапное изменение обстановки и образа жизни к критическому периоду развития предопределяет его импрессинг как крупнейшего реформатора церкви в ХХ веке. Его знаменитая энциклика Pacem in Terris («Мир на Земле»), налаживание отношений с представителями других конфессий, созыв Второго Ватиканского собора – все это радикально изменило положение Римской церкви в мире. (Для демонстрации его независимости характерен выбор имени при интронизации: так именовался уже в средние века авантюрист Балтазар Косса, лишенный затем престола, но ни один папа не решался затем принять имя Иоанн, ранее весьма популярное).

Ф.Д. Рузвельт (род. 1882), 26-й президент США в 1933-45. Период его импрессинга ознаменован крупнейшим на то время финансовым кризисом, начавшимся в 1893 г. и продолжавшимся не менее четырех лет, когда шли непрерывные дискуссии о замене золота серебром как резерве финансовой системы, с колоссальным успехом велась популистская компания Брайена и т. д. Все это привело Рузвельта к осознанию необходимости стабилизации государства, реформ финансовой и налоговой систем, к введению «Нового экономического курса».

Б. Муссолини (род. 1883), диктатор (дуче) Италии в 1922-44 гг. В 1896 г. итальянская армия потерпела позорное поражение в Эфиопии, усугубленное национальным унижением – все возвращаемые итальянские военнопленные были по приказу негуса Менелика II кастрированы. Отсюда и его национализм, и мечты о возрождении самой грозной в мире Римской империи, начатой с войны в Абиссинии.

Д. Бен-Гурион (род. 1886), первый премьер-министр Израиля в 1948-63 (с перерывом). Родился в Польше, где всегда были сильны антисемитские настроения, его отец был сионистом. Процесс А. Дрейфуса и особенно его стыдливое «помилование» в 1899 г. показало всю глубину антисемитизма во Франции, да и во всей Европе. Становилось ясно, что мрачные прогнозы Т. Герцля оправдываются и можно ждать только усиления антисемитизма в мире – единственным спасением для евреев может стать образование своего государства. Эта задача и стала целью его жизни.

Чан Кайши (род. 1887), глава Китая с 1927, с 1949 – на Тайване. В апреле 1898 г. в Пекине образован Национальный Совет, объявивший программу реформ и просуществовавший всего 100 дней; но за ним последовало боксерское восстание 1899-1901 гг., подавленное объединенной экспедиционной армией европейских держав и США. В этом и противоречивость подсознания Чан Кайши: с одной стороны он поборник европейской модели развития, с другой – опасается Запада.

А. Гитлер (род. 1889), по происхождению австриец. В период 1898-1902 гг. Австро-Венгрию непрерывно сотрясают национальные волнения: за эти пять лет лишь один раз удается провести бюджет через парламент, борьба немецкой и «славянских» фракций разрушают структуры государственного управления. Существование многонационального государства становится весьма проблематичным. Видимо именно поэтому Гитлер ставит во главу угла понятие национализма. (Отметим такую параллель со Сталиным: аншлюс Австрии в 1938 г., с которого можно отсчитывать начало Второй мировой войны, равно как и советизация Грузии в 1921 г., нужны обоим, чтобы не считаться иностранцами).

Дж. Неру (род. 1889). Его период импрессинга совпадает с англо-бурской войной 1899-1902 гг., войной в регионе, где проживает много индийцев. С одной стороны он получил английское образование, но с другой стороны не может не сочувствовать мужественным бурам. Эта война показала силу национализма буров и, одновременно, бесполезность вооруженной борьбы против Англии. Поэтому Неру примыкает к Ганди – выбирает путь ненасильственного протеста.

Ш. де Голль (род. 1890), глава «Свободной Франции» с 1940 г., затем премьер-министр, в 1958-69 – президент. Его период импрессинга совпадает с переломным моментом во внешней политике Франции: визит в Париж в 1903 г. английского короля Эдуарда VII и подписание в 1904 г. соглашения с Англией означало конец многовекового противостояния и вело к возникновению Антанты, направленной против общего врага – Германии. Поэтому он становится англофилом и не верит в 1940 г., что Англия может смириться с победой Германии: де Голль бежит в Англию и организует Сопротивление. И еще одно: в период его импрессинга во Франции все еще продолжаются бурные дискуссии вокруг «дела Дрейфуса» (оправдан только в 1906) и отсюда, возможно, отказ в будущем в поддержке Израиля как отголосок антидрейфусарства кругов, к которым принадлежал де Голль.

Хо Ши Мин (род. 1890), организатор и руководитель партизанского движения, президент Северного Вьетнама (ДВР) с 1946. В конце ХIХ века антиколониальное движение во Французском Индокитае уповало на восстановление доколониального строя. Но с началом ХХ века ему на смену приходят новые веяния: Фан Бой Тьяу начинает проповедовать движение за независимость, ориентирующееся на восприятие европейских технических достижений и на помощь Японии как наиболее близкой азиатской же страны. Эта агитация достигает максимума ко времени импрессинга Хо Ши Мина и приводит к организации в 1905 г. Общества обновления Вьетнама.

И. Броз Тито (род. 1892), организатор и руководитель партизанского движения, президент Югославии с 1953 г., по происхождению хорват. Хорватия входила до 1918 г. в состав Австро-Венгрии. В 1903 г., с утверждением в Сербии династии Карагеоргиевичей, началось движение за объединение южных славян, которое достигло пика в 1905 г. в Риекской декларации об объединении Хорватии и Сербии при поддержке России. Помимо этого общеславянского движения на импрессинг Тито могли воздействовать и слухи о революционной ситуации 1905 г. в России – южные славяне до того были обижены недостаточной, по их мнению, помощью российского правительства братьям-славянам.

Ф. Франко (род. 1892), глава (каудильо) Испании с 1938 г. В 1898 г. Испания потерпела сокрушительное поражение в войне с США и фактически лишилась всех своих владений: Кубы, Филиппин, Пуэрто-Рико. Движение интеллектуалов «поколение – 98», сепаратизм в Каталонии, многочисленные группы анархистов – все это лишало государство стабильности. Происходящий из военной семьи и поступивший в Военную Академию в Толедо уже в 14 лет Ф. Франко не мог не получить импрессинг государственника, тем более что к этому его возрасту относятся попытки воссоздать колониальную империю в Африке, в Магрибе. Необходимо отметить интеллектуальную независимость Ф. Франко: его старший брат, рано погибший знаменитый летчик, был видным и убежденным коммунистом, в годы Второй мировой войны Гитлеру не удалось уговорить его включиться в войну и, по-видимому, воспоминания о марранском происхождении семьи привели его к спасению многих евреев.

Мао Цзэдун (род. 1893), председатель КНР с 1949 г. К 1905 г. Сун Ятсен окончательно оформил и начал широко пропагандировать программу Трех Принципов: национализм, демократия и социализм. Однако в созданной им Лиге реформ шла непрерывная борьба между сторонниками этих принципов и более молодыми людьми, ставившими основной целью противодействие империализму Запада. Поэтому в период импрессинга в подсознании Мао закрепились оба лозунга: социализм и антиимпериализм.

Н.С. Хрущев (род. 1894), фактический глава СССР в 1954-64 гг. В 1906-07 гг. продолжались волнения среди крестьян и фабричных рабочих, которые жестко подавлялись властями. Становилось ясным, что революционерам нужно менять тактику борьбы, однако их догматизм этого не позволял. Отсюда у Хрущева гибкость в политике, способность воспринимать идеи реформ.

Р. Рейган (род. 1911), 40-й президент США, 1981-89. Время импрессинга протекает в небольшом городке Среднего Запада. Обстановка почти идиллическая: переоборудование промышленности после войны кончается, до кризиса далеко – Америка пожинает плоды победы, послевоенные революционные волнения в мире тоже угасли. Итак. Pax Americana как будто торжествует: наш путь был и остается самым правильным, и Рейган навсегда сохраняет верность этим идеалам.

Р. Никсон (род. 1913), 37-й президент США, 1969-74, вице-президент 1953-61. Родился в семье квакеров. Его импрессинг – не сдерживаемый ничем финансовый бум и последовавшая за ним катастрофа Уолл-Стрита, которую не смог предотвратить нерешительный Г. Гувер. Он не может полностью одобрять меры последовавшего за Гувером Рузвельта, но всегда остается сторонником решительных, возможно даже рискованных действий.

М. Бегин (род. 1913), премьер-министр Израиля в 1977-83 гг. В Польше, где он жил, первоначально, при восстановлении государства в 1918 г., предпринимались некоторые усилия по пресечению антисемитизма (евреи составляли около 20 % населения). Однако с военным переворотом Пилсудского в 1926 г. эти тенденции изменились, и стало ясно, что Польша будет антисемитской: Бегин вступает в молодежную сионистскую организацию и начинает свой долгий путь борца. Таковы же условия импрессинга и у И. Шамира (род. 1915), премьер-министра Израиля в 1983-92 (с перерывами), эмигрировавшего из Польши в Палестину в 1935 г. Оба они не отрицали возможности вооруженной борьбы, а Шамир активно в ней участвует.

А. Пиночет (род. 1915), глава Республики Чили в 1973-90 г.г. Между 1924 и 1931 годами, в годы его импрессинга, в Чили сменилось 21 правительство, большинство из которых пыталось вводить те или иные социалистические преобразования, все более ухудшавшие положение. Поэтому Пиночет понял, что нужно кардинально, и притом не на социалистическом пути, строить экономику страны: в этом корни так наз. чилийского экономического чуда.

Дж. Ф.Кеннеди (род. 1917), 35-й президент США, 1961-63. Его импрессинг совпадает с крупнейшей национальной трагедией, с биржевым крахом 1929 г. Поэтому его программа требует таких социально-экономических преобразований, которые смогут предотвратить возможность повторения масштабного кризиса: «Let's get this country moving again»«Сделаем так, чтобы страна воспряла». Отсюда и организация Корпуса мира и т. п. для предотвращения кризисных ситуаций во всем мире, решительные меры в дни Карибского кризиса.

Г.А. Насер (род. 1918), президент Египта в 1956-70. Его детство прошло в захудалой деревушке в дельте Нила, но ко времени импрессинга его отправили в Каир, к дяде, только что выпущенному из английской тюрьмы. Там они ютятся в крохотной комнатушке в здании, где жили, в гораздо большем достатке, девять еврейских семейств. (Отсюда и доходящая до патологии ненависть Насера к Англии и к Израилю.) В это же время, в 1930-31 гг. в Египте разгорелась ожесточенная борьба между националистической партией Вафд и премьером Садки-пашей, пытавшимся провести реформы в европейском духе. Все это сформировало его подсознание – арабский национализм, противостоящий Западу и его передовому бастиону, Израилю. В своей «Философии революции», написанной в 1954, Насер пишет о «героических и великолепных ролях, для выполнения которых не находится героев» и показывает свое стремление стать лидером сначала 55 млн. арабов, а затем и всех (тогда) 420 млн. мусульман. Его ровесник, соратник и преемник А. Садат не был обременен такими комплексами и поэтому смог более прагматично руководить Египтом.

Мохаммед Реза Пехлеви (род. 1919), последний шах Ирана в 1941-79. В период импрессинга он воспитывался в Швейцарии и потому полностью отошел от политики отца, армейского офицера (кстати, сторонника Гитлера), совершившего переворот и основавшего династию. Шах воспитан в европейском духе и стремится к скорейшим (слишком поспешным для Востока) реформам, поэтому же он не может, по своей почти европейской ментальности, понять клерикальный настрой своих подданных и его режим терпит крах.

Иоанн Павел II (К. Войтыла) (род. 1920), папа Римский с 1978 г., по происхождению поляк. В 1931-33 годах Польшу поражает страшный экономический кризис: уровень производства составляет 46 % от уровня 1913 г. В 1933 г. в соседней Германии, не оставившей претензий на значительную часть территории Польши, к власти приходит несомненный реваншист Гитлер. И вырабатывается импрессинг будущего понтифика: все надежды на Божье вмешательство, только возвращение к евангельским добродетелям может спасти мир. Отсюда и его проповедь по всему миру, без различия конфессий.

И. Рабин (род. 1922), премьер-министр Израиля в 1974-77 и 1992-95. Уроженец Палестины, он с детства готовится к сельскохозяйственной деятельности, но обстановка в стране ко времени его импрессинга быстро накаляется: после 1933 г. резко возрастает иммиграция евреев (133 тыс. в 1933-35) и одновременно растет национализм в Сирии и Египте. В 1935 г. Англия, как держатель мандата, предлагает учредить Совет Палестины: 14 мест для арабов и 8 для евреев, но обе стороны считают такое распределение несправедливым и начинают втайне готовиться к самообороне и к военному решению конфликта. Это и предопределяет военную карьеру Рабина.

Ш. Перес (род. 1923), премьер-министр Израиля в 1984-86 и 1995-96, президент с 2007. Родился в Польше, семья репатриируется в Израиль в 1934. Поэтому ему в период импрессинга необходимо абсорбироваться в новую среду, согласовывать различающиеся, часто взаимно-противоречивые установки и нормы жизни. Помимо того, годы 1934-36 – это страстные поиски мира, мира во что бы то ни стало, когда бывшие победители проглатывают все новые победы Гитлера: оккупацию Рейнской демилитаризованной области, плебисцит в Сааре и его возвращение в Германию, налаживание военного производства, помощь мятежникам в Испании. И отсюда же характер Переса: стремление согласовать противоположные мнения, даже идти на уступки, которые, он надеется, приведут к миру.

Дж. Буш-старший (род. 1924), 41-й президент США (1989-93), вице-президент 1981-89. В 1935-36 гг. Конгресс один за другим принимает законы о нейтралитете, которые должны воспрепятствовать втягиванию США в явно близящуюся войну. В 1937 г. Рузвельт старательно сводит на нет инцидент с потоплением американского военного корабля в Китае японским самолетом, отказывает в помощи республиканцам в Испании: он сравнивает войну с болезнью, которой надо всячески избегать. Отсюда и импрессинг Буша, храброго военного летчика, его стремление избегать активных военных действий, что и привело к половинчатому окончанию Войны в Заливе в 1991.

Маргарет Тэтчер (род. 1925), премьер-министр Англии в 1979-90. Химик по образованию, начавшая многообещающую исследовательскую карьеру, она не смогла преодолеть влияния впечатления, импрессинга, возникшего тогда, когда в 12 лет она впервые, вместо больного отца, попадает на партийное собрание консерваторов. Можно думать, что этот пример является весьма характерным для показа силы импрессинга.

Ф. Кастро (род. 1926), глава правительства Кубы с 1965 г. Начало мировой войны в 1939 г. показало всю ущербность экономического статуса Кубы, опиравшегося на экспорт сахара и табака и на туризм (доходы от добычи никеля составляли тогда малую часть ВНП). Поэтому естественно было думать об изменении всей системы хозяйствования. Наиболее быстрым и эффективным казался (со стороны) путь, выбранный СССР, тем более что он так ярко противоречил американским устоям. Вот и следствия импрессинга Кастро – желание повторения советского пути.

Х. Мубарак (род. 1928), президент Египта с 1981 г., после убийства А. Садата. Его период импрессинга – это время самых ожесточенных боев в Киренаике, у границ Египта в 1941-42 гг. Симпатии египтян на стороне наступающих германско-итальянских войск, но сражения у Эль-Аламейна и Тобрука показывают, на чьей стороне сила и навсегда прививают Мубараку боязнь конфликтов с Западом.

Э.А. Шеварднадзе (род. 1928), министр иностранных дел СССР в 1985-91 (с перерывом), глава Госсовета, президент Грузии, 1992-2003. В 1941 г., в самом начале войны, в Бресте погибает его старший брат. Война подходит к границам Грузии и в Москве разрабатывается план объявления независимости закавказских республик и их выхода из войны, лавирования между воюющими сторонами, подготовлены даже «правительства», для Грузии во главе с С.И. Кавтарадзе, некогда платным учеником молодого Сталина. Все это заставляет вспоминать извечную политику Грузии, ее лавирование между великими державами: Византией (позже Турцией) и Персией, затем, во время краткого периода независимости в 1918-21, между Советской Россией и ее противниками. И Шеварднадзе, став независимым политиком, продолжает такое лавирование.

А. Шарон (род. 1928), премьер-министр Израиля, 2001-06. Его период импрессинга – самое, наверное, отчаянное время для ишува, 600-тысячного еврейского населения Палестины: на Египет наступают итальянцы и немцы, на севере, в Сирии, приземляются немецкие самолеты, Ирак готовится выступить им на помощь, Советский Союз терпит поражение за поражением. И еврейское население готовится к самообороне, точнее готовится подороже продать свои жизни. Сейчас может помочь только отчаянная, до безрассудства, смелость и ее в полной мере приобретает Шарон.

Я. Арафат (род. 1929), глава Палестинской автономии, 1993-2004. Его общий политический настрой предопределен родством (по матери) с Аманом аль-Хусейни, Великим муфтием Иерусалима и страстным ненавистником евреев, поклонником и сторонником Гитлера. Но к 1942 г. армия Роммеля, ожидаемая освободительница арабов от англичан, разгромлена в Триполитании, в Магрибе высаживаются и быстро продвигаются вперед войска союзников. Становится ясным, что открытая борьба с силами Запада невозможна, и вот тут и происходит становление импрессинга Арафата, его умение маневрировать и следовать одновременно как бы нескольким политическим линиям, оставаясь по сути дела тем же террористом.

Г. Коль (род. 1930), канцлер ФРГ в 1982-1998 гг. Происходил из католической семьи, неприязненно относящейся к власти, с детства проявлял лидерские качества. Его импрессинг – начало разгрома Германии, на фронте погиб старший брат. Поэтому никогда не сомневался в правильности ориентации на Запад и в пагубности реваншизма.

Хафез Асад (род. 1930), президент Сирии в 1971-2000 гг. В 1940 г., после поражения Франции, в Сирии появляются немцы, вытесненные вскоре англичанами и силами де Голля, обещавшими ей независимость. В 1943 г. проходят первые выборы, на которых побеждают националисты, но предоставление независимости затягивается до 1946 г. (в середине этого периода был штурм Дамаска французскими войсками в 1945 и т. д.). Все эти задержки, характерные для французской политики в освобождаемых колониях, укрепили националистический (скорее даже панарабистский) импрессинг Х. Асада.

М.С. Горбачев и Б.Н. Ельцин (оба род. 1931), президент СССР и президент России. Импрессинг обоих можно связать с 1944 г., годом окончательного перелома в войне. Он показал обоим, с одной стороны, шаткость тоталитарного строя, а с другой – какой власти и какого преклонения может добиться Вождь, но различия их ментальности в том, что Горбачев был некоторое время на оккупированной территории и поэтому лучше понял шаткость строя и необходимость осторожных (слишком осторожных) реформ.

Ж. Ширак (род. 1932), президент Франции. Его период импрессинга – это освобождение Парижа дивизией Леклерка, которой Эйзенхауэр любезно предоставил почетное право продефилировать в 1944 по улицам, оставленным противником, и пощечина исконной галльской гордости: Францию не пригласили на Потсдамскую конференцию 1945, где победители делили трофеи. Отсюда его гипертрофированная боязнь уронить в чем-то национальное достоинство, неуемное желание доказывать, что Франция – великая держава и ведет независимую от США политику.

Саддам Хусейн (род. 1937), президент Ирака в 1979-2003 гг. Конец 40-х и начало 50-х годов – это время регентства эмира Абд абд-Ила при юном короле Фейсале II. Страну сотрясают непрерывные народные волнения: «улица» требует замены старой элиты молодыми политиками, эвакуации английских военных баз, помощи арабским братьям в Палестине, большей доли от нефтяных доходов. Особенной силы эти требования достигают к 1950 г., когда началась национализация нефтяных месторождений в соседнем Иране, а Саудовская Аравия добилась выгодных для себя договоров. Правительство вынуждено удовлетворить многие требования толпы, и это предопределило импрессинг Хусейна: правление должно опираться на демагогию, силу полиции и нефть.

С.А. Хаменеи (род. 1939), аятолла, в 1981-89 президент, затем духовный руководитель Ирана. В период его импрессинга, в 1951-52 гг. премьер-министр М. Моссадык проводит национализацию нефтяной промышленности Ирана и вступает, не безуспешно, в борьбу с Англией. «Исламская революция» продолжает линию на экономическую независимость Ирана, но с иной, сугубо клерикальной ориентацией. (Персонологический анализ религиозных деятелей, в частности Р. Хомейни, выходит за пределы наших возможностей).

Э. Барак (род. 1942), премьер-министр Израиля в 1999-2001. В 1952 г. в Египте происходит военный переворот офицеров во главе (формально) с генералом Нагибом, а в 1954 власть полностью переходит в руки Г.А. Насера, харизматического лидера, отнюдь не скрывающего своих панарабистских стремлений. В это время кардинально меняется внешняя политика СССР – от коммунистической пропаганды во всем мире к поддержке так наз. «национально-освободительных движений» и, соответственно, к укреплению своих позиций в третьем мире (линия Д. Шепилова, короткое время министра иностр. дел СССР): СССР финансирует строительство Асуанской плотины и начинает поставлять оружие Египту. С другой стороны, Франция, завязшая в алжирской войне, готова помогать Израилю – неизбежность военного конфликта становится очевидной: тонкая дипломатическая игра ни к чему не приводит, нужно откровенно и открыто показать все свои возможности. Отсюда и импрессинг Барака, его попытки отбросить ухищрения и прямо показать пределы своих возможных уступок – политика абсолютно непрофессиональная, тем паче на Востоке, где неизбежен долгий торг по любой сделке.

М. Кадаффи (род. 1942), с 1969 г. руководитель Ливии. После окончания Второй мировой войны были ликвидированы права Италии на территории Киренаики, Триполитании и Феццана, искусственно объединенные в Ливию, но еще очень долго обсуждались варианты мандатов разных стран (вплоть до СССР) на те или иные ее части. Только к началу 1952 г. было организовано федеративное государство во главе с королем Идрисом. Король придерживался прозападной ориентации и в 1956 г. разрешил базирование английской авиации во время Суэцкой войны с «братским» Египтом. Открытие в начале 50-х богатейших нефтяных залежей и пример соседнего Египта с переворотом 1952 г., национализацией Суэцкого канала в 1956 г. и неудачей, в конечном счете, Суэцкой войны против него, вот та атмосфера, в которой проходил импрессинг Кадаффи. Все это, вместе с бессилием королевского правительства, вселило в него веру в возможности нового, своего пути для Ливии.

Б. Клинтон (р. 1946), 42-й президент США (1993-2001). Его период импрессинга – это второе президентство Д. Эйзенхауэра, больного и усталого, желающего мирно закончить свой срок. В это время разражается Суэцкий кризис – США, как и СССР, резко выступают против Израиля и Англии с Францией, заставляя их уйти с Синая и освободить зону канала, в котором обе супердержавы еще не слишком заинтересованы (вот где корни будущей примиренческой политики Клинтона по отношению к Арафату!). В Арканзасе, родном штате Клинтона, вспыхивают расовые волнения и черных школьников сопровождают на занятия национальные гвардейцы, страну в 1957-58 гг. охватывает рецессия – все это видит будущий президент и именно эти опасности он постарается в будущем устранить. И еще: в 1957 г. США претерпели национальный позор – Советский Союз первым запустил спутник, Хрущев угрожает Америке. США отвечают в 1958 созданием НАСА (по крылатому выражению Дж.Ф. Даллеса: «бумеранг Хрущева»), интенсификацией научно-технических работ, принятием новой программы школьного образования. Президент, прошедший в это время через период импрессинга, более не допустит в чем-то превосходства другой страны.

Дж. Буш-мл. (род. 1946), 43-й президент США (2001-2009). Ровесник Клинтона, он, однако, принадлежит к иной среде, более консервативной и религиозной, традиционно гораздо более политизированной (дед в период его импрессинга продолжал быть сенатором США) и уверенной в миссии Америки. Отсюда его убежденность в том, что только американский путь развития – демократия – должен быть приемлем для всех стран и непонимание специфики стран Востока, к демократии абсолютно не склонных: вторжение в Афганистан не взирая на безуспешность его покорения Британией и СССР, свержение Саддама Хусейна, обострившее смуты в Ираке. И отсюда же его поддержка Израиля как демократии и идеала евангелистов. Поэтому он, не меняя, в основном, внутреннюю политику Клинтона, более решителен во внешней политике: он за консервативные ценности, за всемерную борьбу с террористами.

Б. Нетаниягу (род. 1948), премьер-министр Израиля, 1996-99 и с 2009. Период его импрессинга приходится на время быстрого экономического развития Израиля после Синайской кампании 1957 г. В это время Бен-Гурион пытается вести тайные переговоры с лидерами арабских стран (они, правда, не привели к ощутимым результатам), но в США закончилась эпоха Эйзенхауэра, явно недоброжелательного к Израилю, и можно было надеяться на иное отношение президента Дж. Кеннеди. Так что кончался период некоторой изоляции и во главу угла становились возможности дипломатии.

В.В. Путин (род. 1952), президент России, 2000-08, премьер-министр с 2008. Период его импрессинга падает на свержение Н.С. Хрущева в 1964 и на многообещавшее начало реформ, связываемых с именем А.Н. Косыгина: планы этих реформ, заметим, не отменяли плановой социалистической экономики, но предлагали большую свободу хозяйственников. Вот таковы и были планы Путина – возврат к идеям Косыгина. Это вызвало, в начале правления, определенный энтузиазм общества, которому надоели метания и демагогия Ельцина: казалось, что к власти, впервые с 1917 года, пришли профессионалы, образованные и государственно мыслящие люди… Последствия – известны.

***

К политическим деятелем, оказавшим или оказывающим решающее воздействие на мир, следует добавить и глав террористических организаций. Поэтому, помимо уже вошедших в список Арафата и некоторых других, стоит упомянуть также:

Усама Бен Ладен (род. в 1957 или 1955 в Саудовской Аравии). Его импрессинг – гибель отца в 1967 г., виновным в которой он считал водителя-американца, и унижение арабов в результате разгрома в Шестидневной войне, показавшей полную беспомощность мусульманского мира и доказавшей, что военная победа над Израилем невозможна.

Х. Наср-алла (р. 1960), глава Хизбаллы в Ливане. Его время импрессинга – очередной разгром арабских армий в войне Судного дня 1973 г., показавший безуспешность прямого столкновения с Израилем.

***

Выбранный нами список никак, конечно, не может претендовать на полноту, каждая из приведенных справок может быть развернута, но он показывает возможности концепции импрессинга в персонологическом анализе и его несомненные возможности в исторических и политологических исследованиях. Отметим, что возраст импрессинга, как следует из анализируемого списка, не зависит от особенностей культуры (или даже цивилизации), к которой принадлежит тот или иной человек – этот феномен является общим для всех представителей вида homo sapiens.

Мы надеемся, что проведенный анализ, а он может быть углублен и расширен, поможет более глубокому пониманию истории ушедшего века, а быть может, и некоторым прогнозам на век текущий.

5. Предопределенность некоторых событий мировой истории

В истории большинства народных волнений, восстаний, революций, гражданских войн можно отметить две взаимосвязанные, как постараемся показать, особенности: во-первых, основную роль в них играют молодые люди в возрасте 20÷30 лет (в среднем, около 25 лет), и во-вторых, можно заметить тенденцию их повторяемости через 10-15 лет после некоего инициирующего события.

Концепция импрессинга подсказывает очевидное объяснение этих особенностей. Действительно, если происходит некое существенное для всего общества событие (переворот, восстание, революция, национальная катастрофа), то более всего оно должно повлиять на подростков в возрасте импрессинга, навсегда запечатлевающих в подсознании радикальные идеи, связанные с этим событием. Поэтому через 10-15 лет именно они, вступив в наиболее активную фазу жизни, вызывают второй этап событий, отклик на провоцирующее явление, или, во всяком случае, более легко воспринимают соответствующие идеи.

Приведем ряд таких цепочек событий новой истории, которые можно пытаться увязать с импрессингом, т. е. отличающиеся, в среднем, на 10÷15 лет. При этом постараемся возможно более расширить географию событий, чтобы увязать нашу гипотезу с общечеловеческими особенностями, отнюдь не претендуя на отбор наиболее ярких случаев (более подробный анализ – дело историков и социологов). И, конечно, мы никак не отрицаем наличия и других факторов, споспешествующих отмечаемым событиям, ограничиваясь выявлением лишь одной из возможных причинно-следственных связей.

В 1598 г. Борис Годунов надел на себя царский венец, пресеклась династия Рюрика, в Москве воцарился «пришелец», а воспоследовавший пик восстаний против иноземцев приходится на 1610-12 гг.: промежуток 13-14 лет.

В 1628 г. с «петиции о правах» начинается борьба британского парламента, а затем и более широких масс с Карлом I. В 1642 г. началась гражданская война (интервал 14 лет), в 1653 г. власть полностью переходит к О. Кромвелю (интервал 11 лет).

В 1763-65 гг. в Англии принимаются законы, ущемляющие права Североамериканских колоний, в 1775 г. II континентальный конгресс окончательно решает – под давлением масс – вопрос об отделении штатов от метрополии (интервал 10-12 лет).

1763 г. дворцовый переворот Екатерины II, убийство Петра III: 1773-75 пугачевщина, пик веры в самозванца.

В 1808 г. началось восстание в Испании против французов, в 1820-23 гг. – революция в Испании (интервал 12-15 лет).

Россия: война 1812-14 гг. и восстание декабристов 1825 г.

1812 г., Бухарестский мир между Россией и Турцией, давший некоторую автономию румынам Оттоманской империи: в 1825 г. антирумынские выступления в Турции (сюда можно добавить и восстания в Греции), приведшие к новой войне Турции с Россией.

1813 г., Гюлистанский договор между Россией и Персией, по которому признается вхождение в Россию Грузии и Северного Азербайджана. Реакция народа против русских в Южном (иранском) Азербайджане выливается в 1826 г. в новую русско-персидскую войну.

1815 г., битва при Ватерлоо, означавшая конец эпохи – от взятия Бастилии и Великой Французской революции до окончания наполеоновской эпопеи: в 1830 революции в Бельгии и Франции (интервал в 15 лет). Эхом революций 1830 г. в Европе могут считаться волнения и восстания в Италии в 1844-47 г.г. (интервал 14 лет и далее).

Польша: цепочка восстаний 1830 г., 1848 г., 1863 г.

Более запутана и многовариантна история этих лет в США, но можно, кажется, увязывать создание партии фрисойлеров (программа: освоение свободных земель) в 1848 г. с началом гражданской войны в 1861 г.

Восстания 1848 г. в Италии, и ее объединение в 1859-61 гг.

Германия: революции 1848 г., всеобщее понимание идей объединения в начале 60-х годов.

Австрия: революция 1848 г, волнения и восстания в Венгрии и на славянских территориях с 1860 г. (впрочем, события 1848 г. и начала 60-х годов в разных странах могли инициировать друг друга благодаря относительно развитой уже информационной взаимосвязи).

Корея: восстание 1888 г. и затем в 1893-94 гг.

Россия: революции 1905 г. и февраля 1917 г., Октябрьский переворот 1917 г., фактический переворот 1929 г. (коллективизация и индустриализация с изменением сознания и относительной поддержкой масс).

Китай: здесь можно проследить цепочку почти равноотстоящих стихийно начинающихся событий: боксерское восстание 1898-99 г.г., революция 1911 г, затем начало новых смут в 1925-26 г.г., гражданские войны 1935 г. и 1949 г. Возможно, сюда же относятся «большой скачок», движение хунвейбинов и др.

Версальский договор 1919 г. с блокадой и частичной оккупацией Германии и успехи крайних радикалов (Гитлера и Тельмана) на выборах 1932-33 гг. Почти те же причины ведут к поляризации общества и созданию Народного фронта во Франции и к росту пацифизма в других странах Антанты.

Франция: восстановление государственных структур в 1944-45 гг., возникновение под руководством Ш. де Голля V Республики в 1958 г. (отчасти сюда можно отнести волнения и мятежи 1968 г.).

Ближний Восток: обострение еврейско-арабских противоречий с началом в 1920 г. и ростом эмиграции после 1933 г., скачок эмиграции после 1945 г. и провозглашение Израиля в 1948: Суэцкий конфликт 1957 г. и всеобщее возбуждение в арабском мире, приведшее к Шестидневной войне 1967 г. Затем операция «Мир для Галилеи» 1982 г. и новое «возбуждение», интифада к 1992 г. и с 2000 г. (Впрочем, ход арабо-израильских противоречий и столкновений слишком сложен для предлагаемого анализа и включает много посторонних факторов).

Афганистан: интервенция 1979 г., свержение Наджибулы и война всех против всех с 1991-92 гг.

«Революции», оранжевая на Украине, розовая в Грузии, что-то вроде в Молдавии и Киргизии – ровно через 13 лет после неудачного ГКЧП в Москве.

Представляется, что примеров достаточно – сроки воздействия в 10-15 лет почти универсальны. Думается, что близкие цифры можно получить и по изменениям послевоенной экономической активности в таких странах как Германия, Италия, Испания, Япония, в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии.

Итак, можно утверждать, что наша модель работает, и существует определенный закон длительности формирования и изменений менталитета наиболее активной части общества в 10-15 лет.

Предложенная модель представляет и прогностические возможности, но мы воздержимся от их декларации.

***

Менее драматичные события мировой истории также могут характеризоваться повторяемостью, цикличностью. Согласно А. Шлезингеру-мл (А. Шлезингер. «Циклы американской истории», М. 1992), это явление впервые подметил в истории США Г. Адамс: циклы централизации и распыленности власти сменялись в первые годы республики каждые 12 лет. Такое чередование вполне соответствует нашей концепции: чрезмерная централизация вызывает ностальгию по сепаратизму, который ярче запечатлевался в период импрессинга, и через 10-15 лет молодые избиратели отдают свои голоса иным политикам.

Для более позднего периода А. Шлезингер-старший установил наличие смены циклов усиления демократии и периодов перехода интересов на личную жизнь со средней (!) длительностью циклов в шестнадцать с половиной лет. Удлинение циклов может быть объяснено тем, что если максимум агрессивности приходится на молодые годы, то период жизни, когда люди больше рассчитывают на демократические пути изменения политики, наступает позже, и люди идут не на баррикады, а к избирательным урнам.

Отметим, что существование циклических закономерностей позволило обоим Шлезингерам предсказывать смены внутри- и внешнеполитических приоритетов США. (Не исключено, что длина циклов в 12 или 16 лет характерна именно для США как кратная четырехлетним срокам президентских полномочий).

В книге Шлезингера изложен ряд других гипотез о происхождении и длительностях политических циклов, показывается существование и других циклических процессов. Мы ограничимся здесь лишь замечанием о том, что существуют еще и циклические процессы в экономике (волны или циклы Кондратьева и др.), многие из них, если не все, можно связывать с импрессингом различных поколений.

6. О роли феномена импрессинга в еврейской истории

После того, как мы выявили существование феномена импрессинга, проследили его роль в формировании творческих личностей, показали, что он свойственен и более широким массам, после этого необходимо, если это явление универсально, рассмотреть его возможную роль и воздействие на общество в целом или на отдельные цивилизации в тот или иной период их существования.

На этом пути, можно, в частности, искать подходы к прояснению, а может и разрешению, одной из самых загадочных проблем мировой истории – причине выживания и сохранения еврейского народа, единственного сохраняющего свою самоидентификацию на протяжении трех тысячелетий почти непрестанных гонений, притеснений и казней. А ведь по мнению многих авторитетнейших историков и философов, от Дж. Дрэпера или А. Гобино до Л.Н. Гумилева, исторический процесс носит как бы биологический характер: цивилизации рождаются, расцветают и затем обязательно гибнут, сменяя друг друга; впрочем, иногда, по А. Тойнби, они не успевают пройти свой жизненный цикл, застывают и веками прозябают.

Против всеобщности этих детально разработанных схем существует одно (и этого вполне достаточно!) возражение: еврейский народ существует и его жизненный порыв отнюдь не угас.

Попробуем проанализировать. Гонения на евреев – не на государство и не расовые – начались со II века до н. э., со времен сирийского царя Антиоха IV Эпифана, и носили они вначале религиозный характер: требовалось лишь отказаться от иудейского монотеизма и исполнения предписанных им заповедей. И в дальнейшем они, со стороны уже монотеистических религий, христианства и ислама, взросших, все-таки, на основе иудаизма, носили, во всяком случае внешне, именно религиозный характер (основными исключениями являются стеснения, накладываемые временами на так называемых «новых христиан» в Испании в XIV-XVIII вв. и, конечно, нацизм, приведший к Катастрофе европейского еврейства в XX веке). Т. е. вопрос зачастую стоял так: вы отказываетесь от своей особости, принимаете господствующую религию (или, во всяком случае для начала, делаете вид, что принимаете), жертвуете частью имущества, как правило, не слишком великого, и становитесь полноправными гражданами, спасаете жизнь и будущее своих детей, получаете доступ к образованию, к запретным ранее видам деятельности.

Но во времена Антиоха и Адриана, Иоанна Златоуста и Торквемады, крестовых походов, погромов и казацких мятежей на Украине и в Польше тысячи и десятки тысяч людей, значимая часть народа предпочитает смерть и мучения вероотступничеству.

Что их удерживало? Что может противостоять инстинктам сохранения жизни и родительской любви?

С позиций рационализма вывод однозначен: это «что-то» должно быть запрятано где-то в далеких глубинах подсознания, стать категорическим императивом поведения. И вот здесь можно и должно предположить, что основную роль в «упрямстве жестоковыйных иудеев» играют традиции и практика учения, точнее обучения в строго определенном возрасте.

Широкая и длительная дискуссия по проблеме того, кого нужно учить, прошла среди еврейских законоучителей еще в I веке новой эры. Высказывались и отстаивались разные точки зрения: обучать только послушных и искренних или только скромных и знатного происхождения, но победила концепция великого Гиллеля – необходимо обучать всех, чтобы каждый мог стать праведником и благочестивым (комментарий к трактату Авот, 1:1); ну а кто на какую ступень познания поднимется – это уже зависит от него самого, учиться же надо всегда, всю жизнь (Авот, 2:4; 2:7).

Обсуждались в этих дискуссиях и проблемы возрастных порогов для различных стадий обучения (Авот, 5:21). Так, решено в частности, что дети идут в школу с пяти лет, а вот в тринадцать лет – и это судьбоносное по нашей теории решение! – они должны полностью усвоить заповеди, центральную часть иудаистской традиции. (По мнению некоторых комментаторов именно этот возрастной рубеж был заповедан Моисею на горе Синай!).

И вот на протяжении, по крайней мере, двадцати веков, из поколения в поколение, мальчик-еврей в 13 лет и один день начинает именоваться Бар-Мицва, сын заповеди: в торжественной обстановке он выступает в синагоге и читает Тору. Он как бы поучает всю общину, все его поздравляют: он полноправный член общества, его импрессинг завершен! (Девочка именуется Бат-Мицва, дочь заповеди, в двенадцать лет и в менее торжественной церемонии – обычай возникает много позже).

Такое событие, единственное в жизни, многолетняя подготовка к нему, его обсуждение – все это и должно привести к той необычайной стойкости убеждений, преданности идеалам своей религии, которые сохранили самобытность евреев. Возник конфессиональный императив, ставший по причине исторического отождествления понятий еврей и иудей чертою национального характера. (Заметим, что такой обычай отсутствует у самаритян, что возможно и привело к их почти полному исчезновению).

Отметим некоторое сходство и различия такой трактовки национального императива, вырабатываемого импрессингом многих поколений, с понятием архетипа в аналитической психологии К.Г. Юнга, врожденной структуры коллективного бессознательного. Национальный или конфессиональный императив также является структурой коллективного подсознания, но не врожденной, а выработанной, созданной под воздействием обучения и внешних условий в строго определенный период развития каждого индивида.

Подтверждением выдвигаемой версии может послужить обсуждение и сравнение аналогичных процессов в других конфессиях. Так, в последние десятилетия во всем мире ощущается острая политическая проблема – рост агрессивного мусульманского фундаментализма. В чем причины его жизнестойкости? Они очевидны в рамках нашей концепции: вспомним, что в исламе совершеннолетие чаще всего отмечается в тринадцать лет, чему предшествует, обычно, интенсивное религиозное обучение. Следовательно, исламу должен соответствовать свой конфессиональный императив: вот он и проявляется с приобретением независимости и появлением современных технических и информационных возможностей, подкрепленных богатствами нефтеносных полей, как бы дарованных Аллахом правоверным и почти только им.

А как обстоит дело в христианских конфессиях? У католиков конфирмация проводится в 7-12 лет, в различных протестантских номинациях много позже – зачастую в 18-20 лет, в православии такая процедура вообще отсутствует: с момента крещения ребенок считается принадлежащим к церкви. Поэтому создаваемые здесь конфессиональные императивы должны быть слабее. И действительно, происходило немало случаев перехода целых народов (не говоря уж об отдельных индивидах) из христианства в ислам, а вот к обратным переходам можно отнести разве что крещения в Испании во времена Реконкисты и на Сицилии, да успехи миссионеров на Филиппинах и отчасти в Юго-Восточной Азии, где позиции ислама не были сильны.

Яркий пример существования и роли религиозных императивов (подтверждающих концепцию порождающих их импрессингов) дает религиозная жизнь в бывшем Советском Союзе, атеистическом, по определению, государстве. Несмотря на постоянную помощь, пропаганду и даже давление правительств православие в России, на Украине, в Грузии никак не становится массовым и не приобретает заметного влияния, а ислам во всех частях бывшего СССР восстал мгновенно и сразу стал весьма влиятельным фактором жизни общества.

Все это очевидным образом показывает роль импрессинга в формировании императивов.

Концепция импрессинга ведет к очевидному объяснению причин сорокалетних блужданий евреев по Синаю. Сейчас, конечно, трудно определить среднюю продолжительность жизни в те времена и в тех условиях, но вряд ли она могла превышать 50-55 лет. Поэтому через 40 лет в племени практически не осталось людей, чей период импрессинга происходил бы в рабстве, кто не воспринял заповедей и кто наглядно помнил молоко и мед Египта. Моисей, как и всякий харизматический вождь и как пророк, должен был интуитивно понимать и учитывать ментальность своего народа, иерархию ценностей его коллективного подсознания и допустимые темпы его изменения.

***

А можно ли с рассматриваемых позиций осветить такую проблему как стойкий бытовой антисемитизм так наз. культурных народов Европы и Северной Америки?

Антисемитизм, конечно, всегда питался тремя корнями: алчностью власть предержащих, необходимостью найти козлов отпущения своих же прегрешений и особостью, инакостью евреев среди остального населения.

Но такие же причины вызывали резню армян в Турции, ассирийцев в Ираке, китайцев и тиморцев в Индонезии (а в XIX веке – тасманийцев и бушменов, еще ранее гугенотов и альбигойцев во Франции и т. д. и т. п.). Есть, однако, и разница: если кто-то из этих гонимых выживал, периоды геноцида сменялись длительными эпохами мирного сосуществования. А тихий, если можно так выразиться, антисемитизм продолжал и продолжает существовать и в его адептах были даже такие интеллектуалы как Эразм Роттердамский, Б. Паскаль, ряд блестящих деятелей французского просвещения, Гоголь и Достоевский, Барбюс и Бернанос.

Видный шотландский католический историк М. Хей в первые послевоенные годы подробно анализирует это явление, которое в какой-то мере представляется ему парадоксальным («Кровь брата твоего», Иерусалим, 1991 г.) Так, он приводит сарказм виднейшего французского политика и журналиста Ж. Клемансо: «В нишах наших церквей я вижу статуи евреев, перед которыми люди молитвенно преклоняют колени. <...> Все основные места в христианском раю заняты евреями». Так как же совместить это почтение с антисемитизмом? Для этого нужно видеть в иудаизме либо богоотступничество, даже предательство, и тогда его ненавидеть, либо рудимент давно преодоленного прошлого и тогда его презирать. Хей считает, что изначальная причина в искаженной трактовке евангельских рассказов об осуждении и казни Иисуса: в традиционной подмене слов о группе судей на весь народ и в подмене римских солдат, как исполнителей казни, на евреев. Поэтому он возлагает основную вину на католическую церковь, начиная с отцов церкви, с проповедей Иоанна Златоуста (но почему-то не приводит пропагандистских в тот момент, но игравших затем провокационную роль посланий апостола Павла). Винит он также М. Лютера, который в начале надеялся на поддержку раввинов в пропаганде своего перевода Библии, а затем, не получив ее, резко обрушился на евреев и т. д.

В итоге возникло столь стойкое предубеждение, что подавляющее большинство цивилизованного человечества со скрытым удовлетворением встретило известие об «окончательном решении» еврейского вопроса Гитлером.

«Еврейская кровь, пролитая нацистами, запятнала всех нас», писал Ж.П. Сартр. Можно предположить, что традиции антисемитизма также являются (может быть, более слабым, чем рассмотренные выше) примером христианского конфессионального императива. Создается он выслушиванием и запоминанием в детстве и отрочестве искаженных, как отмечалось, евангельских историй, а также практически полным, даже в интеллигентских кругах, незнанием постбиблейской истории еврейского народа, да отдельными, весьма юдофобскими высказываниями великих писателей в произведениях, входящих в школьные программы. (Попробуйте перечитать «Тараса Бульбу» Гоголя, изучаемого в русскоязычных школах как раз к периоду импрессинга...) Итак, снова импрессинг, только как бы спонтанный и растянутый во времени.

***

Теперь можно попытаться объяснить еще один феномен истории еврейского народа (мы не учитываем возможности генетического наследования, оно пока что недостаточно исследовано).

В середине XVIII века Вольтер с презрением писал, что никогда ни один еврей не станет геометром или механиком, этому народу науки, мол, противопоказаны. Ну, а сейчас мы видим, что евреи, составляющие много менее 1 % населения стран с развитой научной деятельностью, получают около 20 % всех нобелевских премий. (Можно думать, что и в других областях науки, не отмечаемых нобелевскими комитетами, в искусстве, в технологии и экономике, в политической жизни, т. е. всюду, где требуется сочетание обоснованного критицизма и конструктивизма, отход от тривиального мышления и необходима интеллектуальная смелость, вклад евреев во много раз превышает среднестатистический...)

Представляется, что при исследовании коллективного подсознания анализ анекдотов может играть того же типа роль, что и анализ обмолвок и шуток в индивидуальном психоанализе. Вот два анекдота, характерных для обсуждаемой темы.

Первый, с подтекстом, таков:

Вопрос: «Допустим, существует антимир. Кто тогда там движет антинауку?». Ответ: «Конечно антисемиты!»

Второй анекдот прямой и откровенный:

Главное в нашем мире определили шесть еврейских мудрецов. Первым был Моисей – он провозгласил, что истина одна, она там, на небе, и эта истина Бог. Вторым был царь Соломон: «Главное, – сказал он, – мудрость, все остальное суета сует». Третьим был Иисус: «Истина в сердце, в любви ко всем». Четвертым был Маркс: «Нет, – сказал он, – истина в желудке!». Пятым был Фрейд: он провозгласил, что истина еще ниже. Но шестым пришел Эйнштейн и доказал, что все относительно...

А вот еще поговорка, насмешливо-завистливая: «У каждого иудея своя идея!»

Конечно, все остроты, включая и такие апологии, нужно воспринимать с достодолжной долей иронии, но не стоит и полностью их игнорировать. Какая-то доля правды, далеко не всеми сознательно приемлемая, прорывается из подсознания и в подобные анекдоты.

Причин тяги к интеллектуальной деятельности и причин таких успехов в ней может быть несколько. Очевидна роль скрытного, но ощущаемого антисемитизма: он заставляет ревностней относиться к занятиям, к учебе, создает стимулы соревновательности, стремление в чем-то, всеми ценимом, превзойти окружающих. Все это приводит к отмечаемому и при количественных социологических исследованиях стремлению к получению лучшего образования, к интеллектуальным занятиям.

Но эти причины не единственные (они, кстати, не должны действовать и, увы, не действуют в Израиле). Есть и еще одна причина, возможно, основная, глубоко отразившаяся в национальном характере и даже в так называемых еврейских анекдотах, в привычке отвечать вопросом на вопрос и обсуждать ясные, казалось бы, проблемы с разных сторон. И причина эта коренится в глубоком, принципиальном различии между построениями учебных курсов современных наук и так называемых наук иудаизма.

Учебники физики, химии, биологии и уж тем более математики – школьные и университетские – строятся так, словно развитие каждой науки идет прямым путем от победы к победе, от очевидного доказательства одного положения к естественному поиску следующего. Во всех них лишь кратко упоминается, часто насмешливо, о спорах вокруг теорий Птолемея и Коперника или вокруг теории относительности и квантовой механики, флогистона, теорий эволюции и химической связи. При этом совершенно не ясны мотивы этих дискуссий, сложности смены мировоззрений, возможностей альтернативных или конкурирующих подходов, степень разработанности старых теорий. Такой педагогический прием является, конечно, наиболее успешным для быстрейшего усвоения современного уровня науки, но одновременно он отучает обучаемого от глубокого критического анализа основ будущей специальности.

Частичным противоядием может служить лишь доступность основных произведений классиков науки. (Интересно было бы проанализировать в этом плане роль знаменитой серии первоисточников В. Оствальда в Германии и основанной С.И. Вавиловым серии «Классики науки» в СССР).

Совершенно иной характер носят трактаты Талмуда, изучаемые в иешивах уже много веков, да и сборники респонсов и других раввинистических сочинений: в них, как правило, излагаются и комментируются часто противоречивые мнения авторитетов, а учащимся и их наставникам предлагается самим разбираться в этих спорах и самим делать выводы. Дискуссии, таким образом, продолжаются, а затрагивают они, зачастую, принципиальные проблемы вероучения, и таким образом открывается широкая возможность обоснованного, подчеркнем, критицизма.

До конца XVIII века, до эпохи эмансипации и начала вовлечения европейского еврейства в общественную жизнь, эти дискуссии были единственным источником выработки критического духа и логики исследований: характерно, что назывались они «пилпул», производное от ивритского слова «перец = пилпел». Непредвзятая история диспутов между христианскими и иудейскими богословами в XIII-XVIII веках, а так же в 1933 году между К.Л. Шмидтом и М. Бубером показывает преимущества воспитания критического духа. (Описание одного такого состязания дал в свойственном ему ключе Г. Гейне в поэме «Диспут»).

Характерная для Талмуда возможность сосуществования противоположных мнений, отсутствие строгих догм и, в частности, символа веры, обязательного для христианства и ислама, все это и привело к превращению критической способности в одну из черт национального характера и, в свою очередь, к предрасположенности к успешной интеллектуальной деятельности. (Известный математик, знаток библейской истории М.М. Агрест рассказывал, что когда после советизации Литвы был закрыт теологический факультет и он перешел на мехмат, то изучение математики показалось после штудий Талмуда чрезвычайно простым и легким. В Израиле порой отмечается относительная легкость обучения выпускников йешив программированию).

И еще одно. Все религиозное воспитание в иешивах не несло никакой прагматической нагрузки, а до эпохи эмансипации, т. е. до конца XVIII – начала XIX веков часто не включало в себя даже элементов математики. Это было чистое «знание для познания» и оно не могло принести никаких жизненных благ, кроме самоудовлетворения и уважения окружающих. А ведь таковы должны быть и стимулы работы в науке!

Здесь важно отметить следующее. Экономисты и социологи Д. Рикардо, К. Маркс, Э. Дюркгейм, математики Л. Кронекер, Г. Кантор, Н. Винер, Дж. фон Нейман, физики А. Майкельсон, А. Эйнштейн, Р. Фейнман и Дж. Швингер, химики А. Байер, Ф. Габер, биологи П. Эрлих, В.А. Хавкин, психологи З. Фрейд, Э. Фромм, философы А. Бергсон, Т. Адорно, Ж. Деррида и многие, многие другие – все они воспитывались в почти ассимилированных семьях, и никто из них не изучал специально талмудическую литературу. Однако, критический дух, усвоенный отцами и дедами, ставший национальным императивом, все еще сохранился в их окружении, и именно эти тенденции были названы выше примечательной чертою национального характера.

И, конечно, дух критицизма проявляется не только в фундаментальных науках: антисемитски настроенные авторы всегда упрекали евреев в разрушательской критике всех истинных ценностей. Он явно сказывается и в участии евреев в революционных партиях (в России они составляли существенную долю в руководстве не только большевиков, но и эсеров, и меньшевиков, и кадетов) и на начальных этапах движения «новых левых» в 50-60 годах ХХ века, идеологами которого были Т. Адорно, Э. Фромм, Г. Маркузе.

Итак, остается лишь признать, что в колоссальном вкладе евреев в науку, искусство, политическую жизнь последних двух веков основную роль играли традиции образования и культуры европейского еврейства, определявшие стиль мышления.

Роль различий культур в различиях когнитивного развития активно обсуждается психологами. Было бы любопытно проанализировать и роль импрессинга в возникновении и сохранении этих различий, как и в том, почему, например, именно с эпохи Возрождения получило широкое распространение и перестало вызывать осуждение стремление людей к славе и с этого же времени возникло и начало культивироваться понимание красоты природы.

Более понятны и легко объяснимы на основе нашей концепции такие явления социальной психологии, как культ труда и порядочности в протестантской Европе (он привел, по М. Веберу, к развитию капитализма), в современной Японии и т. д. Все это, однако, должно составлять предмет отдельных исследований.

7. Заключение: выводы и некоторые перспективы

Подытожим результаты проведенных обсуждений:

1. Показано (и доказано), что у подростков-мальчиков к тринадцати годам конституируются в подсознании (бессознательном) такие системы психики, как стиль мышления и иерархия ценностных представлений. Структуры эти устанавливаются под воздействием и в некотором соответствии с наиболее яркими, неожиданными впечатлениями, интеллектуальными и духовными, переживаемыми в узком интервале возрастов – это феномен импрессинга.

2. Системы, созданные импрессингом, стабильны и могут сохраняться на протяжении всей последующей жизни, определяя стиль поведения, интеллектуальные, политические, художественные пристрастия, конфессиональные устремления.

3. Анализ ярких по своим проявлениям общественно значимых событий помогает восстановить особенности ментальности поколений, находящихся во время этих событий в периоде импрессинга, и тем самым прогнозировать или объяснять их последующее поведение. Поскольку каждое поколение является в социальном и политическом плане наиболее инициативным в возрасте около 25 лет, то отсюда следует закономерность всплеска стихийных, казалось бы, социально- политических возбуждений через 10÷15 лет после инициирующих событий.

4. Характерные для иудаизма и ислама особенности религиозного воспитания – празднование совершеннолетия именно в 13 лет и тщательная подготовка к этому торжеству, проводимые на протяжении многих веков, приводят к возникновению национального (у евреев) и конфессионального (у мусульман) императива: стойкости в сохранении впитанных в период импрессинга идеалов, непоколебимой вере в свои религиозные доктрины. Характерные для ряда протестантских номинаций трудолюбие и серьезное отношение к своим обязанностям, особо подчеркиваемые М. Вебером, могут быть в значительной степени связаны с так наз. воскресными школами, где подростки, в том числе и находящиеся в периоде импрессинга, видят и слушают наиболее преуспевших членов общины.

5. Особенности обучения в еврейских религиозных школах, предписанные трактатами Талмуда и состоящие в критическом и всестороннем анализе текста библейских книг, собраний противоречащих, нередко, друг другу мнений мудрецов, а также обязанность учения с самого раннего возраста, причем учения ради самого учения, все это привело к возникновению критического духа исследования как черты национального характера и вылилось в исключительные интеллектуальные успехи евреев после их эмансипации в XIX-XX веках.

6. Анализ особенностей окружения и влияний, испытанных выдающимися людьми в период импрессинга, позволяет понять истоки и устремления их последующей деятельности и творчества, притягательности различных наук в разные периоды для талантливых подростков и т. д.

7. Можно думать, что «коллективное бессознательное» К. Юнга имеет под собою вполне реальную почву: близость воздействий в период импрессинга вследствие традиций определенной культуры.

Таким образом, мы утверждаем, что формирование психики человека, его личности проходит через два, по крайней мере, критических периода – через период особой восприимчивости в раннем детстве, наиболее подробно исследованный З. Фрейдом, а затем Пиаже и их последователями, и через период импрессинга. (Любопытным было бы сравнительное сопоставление психоаналитическими методами переживаний в эти два периода: оно могло бы подтвердить или опровергнуть наш исходный тезис о развитии в эти периоды различных систем подсознания).

В концепции (или теории) импрессинга остается много неясного. Так, очевидно, что этот период как-то коррелирован с периодом физиологической перестройки организма, однако, по-видимому, и здесь возможны индивидуальные вариации (а могут, в принципе, быть различия расовые, климатические и т. д.). Возможно, также, существование какой-то более тонкой структуры периода импрессинга и уж совсем пока невыясненной остается закономерность его протекания у подростков-девочек. Интересно было бы сравнить особенности этого процесса в этнически однородных или близких, но конфессионально различающихся общинах (Ольстер, бывшая Югославия, Ливан, Индия), что выводит нас на проблемы школьного воспитания.

Признание концепции импрессинга должно сопровождаться серьезным исследованием возможности и необходимости реформирования школьного образования.

Во-первых, к 13 годам подростки должны усваивать те принципы («заповеди»), без которых невозможно существование нашего мира. И сюда помимо традиционных конфессиональных требований или секуляризованных принципов должны войти и те новые положения, соблюдения которых требует наш меняющийся мир.

Отметим в этой связи, что в Талмуде и в раввинистической литературе существуют списки так наз. «Законов сыновей Ноя», соответствующих завету, заключенному Богом еще с Ноем (Бытие 9:9), которые обязан выполнять каждый человек вне зависимости от своей религиозной принадлежности. В наиболее распространенном варианте этих законов семь: запреты идолопоклонства, богохульства, кровопролития, воровства, некоторых видов кровосмесительной связи, излишнего мучения животных, а также повеление основывать жизнь на законодательных началах. (Некоторые философы подчеркивали, что эти законы могут служить общим основанием морали для всего человечества).

Во-вторых, к этому возрасту желательно представить подростку те идеи и идеалы, которым он может следовать в дальнейшем и к которым может стремиться. Обзор ряда биографий, который мы провели выше (он очень краток, а мы не включали в него изобретателей, финансистов, врачей и т. д. и т. д.) показывает сколь важно именно в этом возрасте пробудить творческий порыв. А ведь нужно еще, хотя бы по примеру талмудических училищ, развить навыки критического восприятия чужих мнений, уберечь от привычки к «псевдомышлению» (выражение Э. Фромма). Отметим в этой связи, что предлагаемые установки противоположны современным тенденциям школьного обучения, стремящимся за наименьшее время влить наибольший массив позитивной информации в голову школьникам, не привыкшим к критическому восприятию представляемой им информации.

Принятие концепции импрессинга ведет к определенному пессимизму в плане скорости возможных социальных реформ, проектов «плавильного котла» в Израиле, а сейчас и в США, ассимиляции иммигрантов с Востока и Юга в Европе и т. п. Если изменить систему оценок ценностей политических, социально-экономических, религиозных, да и научных после 13 лет невозможно или, во всяком случае, очень трудно, то любая социальная революция невозможна, точнее, она должна тянуться поколениями (и в этом мы в ХХ веке убедились на собственном опыте!). Так что побивайте камнями (лучше, фигурально) всех, кто обещает вам быстрый переход в счастливое будущее – социалистическое или рыночное в СССР или общенациональное единство в Израиле, а уж тем более – в искреннее примирение с нашими «двоюродными братьями». И воспитывайте детей в духе грядущего: они-то его и осуществят.

***

В заключение автор выражает самую глубокую благодарность Г.М. Рубинштейн, без поддержки и критических замечаний которой эта статья никогда не была бы написана. Я глубоко признателен М.Я. Амусья, А.Х. Георгадзе, А.А. Катаевой-Венгер, Б.Г. Коган-Махарадзе, Е.С. Людмир-Рогов, И.М. Фейгенбергу, М.В. Чавчанидзе, И. Элишакову за полезные обсуждения.



[1] № 1, стр. 10-16 за 1991 г.: «Феномен интеллекта. Почему физики становятся физиками, а политики – политиками. Памяти А.Д. Сахарова». Английский перевод: Mark Perel'man. Science in the USSR, 1991, № 2, 10-16 (ошибочно: Michael Perelman). Сам феномен был назван (неудачно) интеллектуальным импринтингом. В статье в еженедельнике «7 дней» (Тель-Авив) от 27 мая 1999 этот феномен уже назван импрессингом. Приложение этой теории к проблемам исламского террора проведено в статье: М.Е. Перельман и М.Я. Амусья в интернет-журнале «Заметки по еврейской истории», № 23-24, 2003. Были и другие публикации, доклады на конференциях.

 

 Фотографии межкомнатных арок

 

***

 А теперь несколько слов о новостях экономики и бизнеса.

Мало кто задумывается сейчас над смыслом слова «дача». Всем понятно, что речь идет о домике с участком за городом, где можно отдохнуть от городских забот и хлопот. Дачей называют и домишко на шести сотках без каких-то удобств, и шикарный каменный дом-дворец на участке, поросшем лесом, площадью гектар и более. Дача – заветная мечта горожан. А слово имеет общий корень со словами «давать», «дар», «дань» и «подарок». Раньше царь мог подарить поместье с домом, дать «дачу» своему подданному. Сейчас «дачи» не дают, а покупают. Цены, конечно, разные, многое зависит от того, вблизи какого города стоит дача. Самые дорогие, естественно, в Подмосковье. Прежде всего, потому, что дороги земельные участки в Подмосковье. Ведь многие из многомиллионного мегаполиса хотели бы иметь такой участок – поближе к городу, но и в местах, не загаженных цивилизацией. Хорошо бы вблизи воды, реки, озера, водохранилища... А если еще и лес рядом, и сообщение с Москвой удобное – то тут высокие цены себя оправдывают. Именно такие условия в районе Дубны. Загляните на сайт http://irr.ru/ и убедитесь сами.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 27




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer7/Perelman1.php - to PDF file

Комментарии:

Ontario14
- at 2010-08-14 21:48:21 EDT
יהי זכרו ברוך
R.I.P. Марк Перельман
- at 2010-08-14 05:00:02 EDT
Все наши споры ... Время помолчать и подумать. Мои соболезнования близким и друзьям.
Редактор
- at 2010-08-14 03:25:05 EDT
К великому сожалению, автор не сможет ответить на комментарии к его статье - сегодня в три часа ночи скончался Марк Ефимович Перельман.
Светлая ему память!

Валерий
Германия - at 2010-08-12 07:40:01 EDT
Александр Гордон
Хайфа, Израиль - at 2010-08-12 07:25:52 EDT


Уважаемый Александр!
Спасибо за ответ и за то,что избавили от душевных мук,которые бы сопровождали бы меня,как гипотетического "соавтора"
Вашего ухода,мне искренне жаль,что такой достойный Автор и Человек покидает этот форум.
Буду рад узнать о том,где смогу прочитать Ваши публикации.
А если все же передумаете,то будет всем хорошо.
Передайте мои сожаления г-же Кертман,это было недоразумение.
Искренне Ваш,Валерий.

Александр Гордон
Хайфа, Израиль - at 2010-08-12 07:25:52 EDT
Валерию.
Спасибо большое за сердечное письмо. Честно говоря, я не помню ссоры между нами. Я только помню, что Вы задели г-жу Лину Кертман. Если бы Вы знали, какой она большой специалист по творчеству Цветаевой и какой она добрый и доброжелательный человек, Вам, как я теперь понимаю, было бы неловко. Я ухожу вовсе не из-за Вас. Я, мне кажется, ясно объяснил Редактору и ещё одному читателю свою позицию в личной переписке. Не знаю, что они думают, да это и не важно, ибо никакого публичного отклика не последовало. Я вёл на сайте публичную дискуссию и сказал всё, что хотел. Здесь не нашлось ни одного доктора или профессора или просто человека, занимающегося или занимавшегося наукой, который бы понял или захотел понять, что неэтично в нерецензируемом профессионалами журнале критиковать коллег или комментировать их результаты, занимаясь самовосхвалением, как сделал д-р А. Клёсов. Ряд местных учёных мужей спорил со мной, вызвав тем самым хулиганские нападки на меня. Особенно запомнились "выступления" читателей Самуила и Б. Тененбаума. А один читатель даже предостерёг меня, что отныне я буду на этом сайте находиться под подозрением. Я занимаюсь наукой и уважаю профессионалов, тяжко работающих в своей области, в том числе той, которой не занимаюсь. Поэтому я и выразил протест против неэтичного к ним отношения, даже если ко мне лично сделанное не относилось и если на тот момент я этих людей не знал. Теперь, когда я уже лично познакомился с учёными, в отношении которых был совершён неэтичный поступок и лучше знаю историю вопроса, я лучше понимаю, как были не правы те, кто меня обвинил или читал мне нотации или просто промолчал, ибо его лично это не затрагивало. Хочу Вас заверить, что никто не будет перед мной извиняться, ибо ни у кого не хватит мужества иметь дело с д-ром А. Клёсовым, который стал на этом сайте властителем дум и учителем жизни, высказывающимся по всем вопросам. Ещё раз спасибо.

Валерий
Германия - at 2010-08-12 02:08:02 EDT
В.Каган
- at 2010-08-11 19:18:17 EDT

Я давно ждал Вашего выпада,хотя мои последние сообщения Вас персонально
не касались,возможно опосредственно,но Вы классически «прокололись»,почти
по Фрейду,неожиданно,сам того не хотя,я нащупал Вашу слабинку,ибо Ваша
«слава» форумного тиранчика,которого все бояться и якобы уважают на
самом деле форма прикрытия собственных слабостей и несовершенств,своей
ничем не спровоцированной агрессией вы пугаете и отгоняете собственных
демонов и некоторых посетителей и авторов,которых Вы терроризируете.
Но я другого» разлива»,со мной не получиться…

В.Каган
- at 2010-08-11 19:18:17 EDT
Bалерий
Германия - at 2010-08-11 06:30:42 EDT
... та «профэссура»,»красная»,вместо извинений хитрожо.ые пируэты ...признай,что нанес обиду пожилому человекуДумаю,что профессор-психиатр Мирельзон нашел бы себе здесь многих пациентов,явных и латентных…

Во-первых, напомню замечательного Николая Глазкова: "Понятье «молодой поэт» Ругательству сродни. Мол, если молодой, то он Валяет дурака, И как поэт не завершён, И не поэт пока".
С "пожилым автором" - то же самое, только вместо "пока" надо подставить "уже". Публикуя статью, проф. Перельман представил себя читающей публике в качестве автора, а не пожилого человека. Не думаю, что ему Ваша защита придётся по душе ...

Во-вторых, - обратите внимание на выделенное в Вашем заявлении - Вы нашли очень оригинальный способ возразить против употребления слово "бред" в обсуждении текста, ударив из всех бортовых Вашего хамства по личностям. Правда, этим оригинальным способом дискутировать давно пользуются на базарах и в подворотнях, но это не в упрёк Вам - Вы ведь честно изобрели этот кривой велосипед сами, не так ли? С чем Вас и поздравляю.

В-третьих, nothing personal - так ... вообще: умный человек, если ему нечего сказать по существу дискуссии, молчит. Извините, nothing personal - к Вам это не относится.

В-четвёртых, я Вам всё-таки признателен: Вы довели до логического конца не Вами начатую подмену предмета дискуссии разглагольствованиями о правилах хорошего тона.

А закончу старым добрым пожеланием: говорите, что думаете, но думайте, что говорите. Если, конечно, у Вас это получится ...

Bалерий
Германия - at 2010-08-11 09:55:07 EDT
Для Александра Гордона.
Пожалуйста,не уходите.Вы один из лучших Авторов и если я,невольно,в полемическом запале,Вас обидел,
то не сердитесь,не со зла.
А если другие,то пусть и они просят Вас остаться.
С уважением.

Валерий
Германия - at 2010-08-11 09:49:29 EDT
Для Хаима.
Если Вы считаете себя остроумным,то вынужден Вас разочаровать,это не так,не смешно,плоско.
Место проживания меня и других участников спора к делу не относиться.
Ваше ерничанье по поводу самолетов встречаю с горькой усмешкой,ибо это коснеться Вас,в первую очередь,и скоро...
На лекции видного психиатора и великолепного лектора профессора Мирельзона приходили сотни людей,не медиков,было
великолепное действие замечательного Врача и Гуманиста,его давно уже нет...
Ученая степень не свидетельствует ни о Культуре,ни об Уме...
Никола Тесла величайший Гений не имел званий...а Вы имеете...

Александр Гордон
Хайфа, Израиль - at 2010-08-11 09:17:20 EDT
Мне тоже не понравилась обсуждаемая статья, но мне также не понравилось обидное, неуважительное отношение к её автору. Марк Перельман - достойный человек и замечательный учёный. Мне кажется, что не надо было его задевать даже в том случае, если он написал неудачную, по мнению одних читателей (но, может быть, очень хорошую, по мнению других читателей), статью. Ясно, что д-р Х. Соколин - крупный и уважаемый специалист по проблеме, о которой автор писал раньше, видимо, не будучи в ней специалистом. Однако в тематике обсуждаемой статьи Хаим Соколин - такой же дилетант, как и автор статьи, и все участники дискуссии, включая автора этих строк. Единственный специалист среди нас - д-р Виктор Каган.
Я привык к грубости на этом сайте. Меня, однако, удивило другое - демонстрация дипломов и званий, не имеющих никакого отношения к содержанию статьи. Правда, следует отметить, что сам автор опубликовал немало статей с указанием, что он профессор физики или теоретической физики, хотя большая часть этих статей никакого отношения к области его экспертизы не имеет. Некоторые участники дискуссии вдруг начали "размахивать" своими дипломами, которые никак делают их экспертами и не дают им никакого преимущества перед "неостепенёнными" читателями в области, где они являются дилетантами. У меня тоже есть степень и звание, но они ни в чём не приносят мне каких-либо привилегий в понимании вопросов, к моей специальности не относящихся.
Единственный раз имело смысл именовать меня профессором, когда я совсем недавно на этом сайте выразил протест против грубого нарушения научной этики в одной публикации. В этом случае, однако, ни один читатель, в том числе ни один обладатель докторской степени или профессорского диплома, меня не понял и не поддержал. Это, однако, уже не важно, ибо я нашёл понимание, поддержку, уважение и благодарность у специалистов мирового класса, в отношении которых нарушение было допущено. Вместо научной солидарности я наткнулся на непонимание и на грубые оскорбления, в результате которых автором на этом сайте я больше не буду.
Я не знаком с Хаимом Соколиным, но я слышал о нём так много хорошего, что я уверен, что он не нуждается в моих советах по поводу того, как себя вести в данном случае.

Хаим Соколин - Валерию из Германии
Израиль - at 2010-08-11 09:00:29 EDT
Глубокоуважаемый Валерий!

Учитывая страну проживания, с пониманием отношусь к критическим замечаниям и внимательно слежу за Вашим активным участием в дискуссии. Даже хотел спросить - почему боевые самолёты, которые кружили над Вашим домом, так и не долетели до Ирана? Кто помешал? Но после упоминания профессора Мирельзона вопрос отпал сам собой...

А пожилые люди такие же, что и молодые. Поверьте на слово. Сам был и молодым, и пожилым. Их только физически бить нельзя, а спорить и дискутировать можно. В этом они умеют за себя постоять без посторонней помощи. Не унижайте их жалостью и заступничеством.

Откуда у Вас такая волнующая информация о мамонтах? От профессора Мирельзона?

Bалерий
Германия - at 2010-08-11 06:30:42 EDT
Дааа,еще та «профэссура»,»красная»,вместо извинений хитрожо.ые пируэты с «Википедией»,признай,что нанес обиду пожилому человеку,так нет…
Во имя своих умопостроений этот «актив» готов пройтись по человеку
как стадо мамонтов,чтобы унизить другого даже легитимировали слово
«жид» …так преодолевают свои комплексы…
Думаю,что профессор-психиатр Мирельзон нашел бы себе здесь многих пациентов,
явных и латентных…

Хаим Соколин
Израиль - at 2010-08-11 02:32:49 EDT
Случайное нажатие кнопки оборвало последнюю фразу, которая читается следующим образом: "Бойтесь невежества, укрытого тогой науки, и профанации её".

Спасибо за внимание.

Хаим Соколин
Израиль - at 2010-08-11 02:21:09 EDT
Употреблённое мною слово "бред" вызвало единодушное осуждение участников дискуссии. Правда, В. Каган сначала вроде бы признал допустимость применения его и даже "куда более жёстких вариаций этого выражения" в научных дискуссиях, но потом и он отступил. Замечание насчёт "вариаций" мне представляется любопытным. Единственная "более жёсткая вариация", которая приходит на ум, это "бред сивой кобылы". Но не будем углубляться в семантику. Вернёмся к бреду как таковому.

Этот термин (я не оговорился) несёт в себе неоправданно резкую, даже оскорбительную "слуховую" коннотацию. Между тем, с понятием, которое он выражает, мы постоянно сталкиваемся в жизни, а научные дискуссии без него просто не мыслимы. И это понятие действительно адекватно достаточно мягкой критике (опять не оговорился). Убеждён, что мои уважаемые оппоненты согласятся с этой парадигмой (люблю красивые слова), ознакомившись с определением Википедии: "Бред - совокупность идей и представлений, умозаключение, возникшее не посредством обработки поступающих сведений и не корректируемое поступающими сведениями". Всего навсего... Мягко, изысканно, научно. Из-за чего сыр-бор, господа?

Поэтому, прочитав в статье профессора Перельмана пассаж о его поразительном открытии, разрешившим самую сложную проблему нефтяной геологии: "Я ДОКАЗАЛ, что регулярные толчки тектонических плит на Земле продвигают с Востока на Запад на доли микрона флюиды и микрокапли (газа и нефти)", я не стал выражать своё скромное мнение в стиле Википедии: "Позвольте, профессор, но Ваше умозаключение возникло не посредством обработки поступающих сведений", а предпочёл, ради экономии места и времени, одно краткое и ёмкое слово, которое почему-то вызвало у вас негативную реакцию. Будто я произвёл известный звук в приличном обществе. Здесь было бы уместно вспомнить мальчика, воскликнувшего, что король голый. Но, во избежание новых осложнений, я не буду вспоминать его.

Не бойтесь называть вещи своими именами, господа. Бойтесь невежества, укрытого тогой

Александр Кац - Игорю Манделю
Хайфа , Израиль - at 2010-08-11 01:08:59 EDT
Уважаемый Др. Мандель!
Спасибо Вам за Ваши замечания на тему статистики измерений в области психологии и свободы выбора. Они дают глубокую пищу для размышлений в областях, далеко выходящих за рамки данной дискуссии, поэтому я, к сожалению, не могу продолжать здесь этот разговор. Возможно, кто-нибудь (возможно, Вы) решит написать статью, которая позволит мне задать вопросы релевантные Вашей специализации.
С уважением, Александр

Игорь Мандель
Fair Lawn, NJ, USA - at 2010-08-10 23:30:36 EDT
Уважаемый Др. Кац,

Простите за "предъявление документов" - сделано это только по Вашему запросу насчет специалистов. Ну и все-таки статистика как-то лежит ближе к измерению всяких эффектов типа импрессинга чем многое другое - вот я и засветился (собственно, вся психометрика - сплошная статистика, прикладываемая к психологическим гипотезам). Насчет свободы воли я тоже особо спорить не буду, я ее у себя несколько раз наблюдал - но все же, поверьте, это бесконечно далеко от того чудного спора про физиков и лириков. Если, скажем, 80% людей из нескольких сотен (или тысяч) опрошенных нарушают правила рационального выбора (то есть поступают просто иррационально) - это некий психологический факт, хотя свободу воли у них никто не отнимал. Или почитайте про очень поучительные эксперименты Мильграма - увы, работают точно как в физике, до сих пор. Насчет "бреда" вроде я с Вами совершенно солидарен, так что тут нет предмета для спора.
С уважением - Игорь

В.Каган
- at 2010-08-10 18:05:48 EDT
Александр Кац
Хайфа , Израиль - at 2010-08-10 15:58:49 EDT

Очень рад, что мы, наконец, с этим покончили, не заступив в дурную бесконечность. Всего доброго.

Александр Кац
Хайфа , Израиль - at 2010-08-10 15:58:49 EDT

Уважаемый Виктор Ефимович!
Спасибо за Ваши комментарии в "части 1". С моей точки зрения, они вполне подтверждают сложность и неоднозначность затронутой Проф. Перельманом темы и открывают новые (для неспециалиста) мотивы для размышления.
В отношении же Вашей "части 2", с моей точки зрения, консенсус уже достигнут и тема оценки полезности Портала исчерпана.

В.Каган
- at 2010-08-10 14:43:56 EDT
Игорь Мандель
Fair Lawn, NJ, USA - at 2010-08-10 10:57:53 EDT
Я совершенно согласен, что "мягкое замечание" Др. Соколина (почему-то поддержанное Др. Каганом) насчет "бреда" является абсолютно неприемлемым.
***
Если честно, то я бы обошёлся без "бреда". Не всегда удаётся достичь этого идеала, но стремиться надо. Однако уход от сути комментария в обсуждение формы не кажется мне удачным и продуктивным. Вот и всё, что имел в виду.
Всё остальное Вами сказанное разделяю и поддерживаю.

В.Каган
- at 2010-08-10 14:06:40 EDT
Часть 2-я

5)... побудили меня к размышлениям о некоей противоречивости статуса Портала. В самом деле: если специалист настолько не согласен, то где были эксперты Редакции? Но специалист НИЧЕГО сказал: на "популярный" материал он поставил свою печать "не выдерживает критики" и ушел! Как должен реагировать читатель? В данном случае, по-моему, если Вы - эксперт, то было бы логично Ваше обращение в Редакцию с протестом публикации антинаучной ерунды.
***
Давайте не входить в обсуждения статуса Портала, тем более, что у меня он не вызывает ни претензий, ни сомнений. На вопрос о том, где были эксперты редакции, Вам достаточно убедительно уже ответил Редактор. Популярность материала не освобождает его от необходимости быть обоснованным доказательствами из той области, которой он посвящён, не так ли? Развития истории и специфики иудаистского воспитания я в своей оценке не касался, сказав лишь, извините за напоминание: «Ни в один нормальный психологический журнал статья не пройдёт, так как критики с позиций психологии она не выдерживает», с чем Вы, ещё раз извините за напоминание, недвусмысленно согласились: «Данная статья, как и многие подобные ей, действительно не может быть принята в строго научный журнал в силу своего популярного (т.е. не претендующего на научный) характера и неоднозначности подборки фактов и - как следствие - выводов.» «Антинаучной ерунды» - thou said :) И наконец, выступать в роли эксперта или нет, что мне делать при этом и чего не делать, как делать – моё и только моё дело. Никаких протестов в редакцию и публичного «разбора» статьи, как Вы меня на это не подбиваете, не будет. Разве что, как уже говорил, позже, по желанию самого Автора и в личной переписке, а буде он этого захочет, переписка эта могла бы быть оформлена в виде статьи-дискуссии. Почтеннейший учёный в своей области может быть форменным младенцем в другой. Имеет право. А публичное избиение младенцев – не моё хобби.



В.Каган
- at 2010-08-10 14:05:23 EDT
Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-10 02:26:30 EDT

Часть 1-я

1)В отношении данной статьи: мне показалось исключительно важным обращение внимания Автором на следующие моменты:
Импрессинг работает в СПЕЦИФИЧЕСКИЕ моменты развития личности.
***
Эта фраза была бы верна при одном маленьком дополнении: «Импрессинг работает и в СПЕЦИФИЧЕСКИЕ моменты развития личности». Дело в том, что импрессинг работает, начиная с рождения, а точнее – с 7 месячного возраста плода. Эфроимсон, введший термин «импрессинг», пишет: «Для разных людей импрессингами могут служить разные явления, избирательность же событий, могущих быть наиболее яркими импрессингами, определяется конкретным содержанием врожденных свойств человека. ... для Софьи Ковалевской таким потрясшим (выделение моё – В.К.) ее впечатлением оказались увиденные ею в три года ряды огромных цифр на стенах, оклеенных какой-то бумагой (в доме готовились к ремонту)». А огромное количество вальсов у Оффенбаха восходит к слышанной им в раннем детстве музыке. «Специфические моменты» определяются не возрастной динамикой развития психики и личности, а совпадением впечатления с какой-то сильной эмоцией. Так, справедливо допустить, что для маленькой Софы потрясением, с которым сплавился или, скажем, на которые «налип» вид неожиданно появившихся на стене цифр, были удивительные и незнакомые перемены облика жилья. Импрессинг работает не только в положительном, но и в отрицательном смысле. Таково, например, происхождение неврозов. Тут мог бы привести множество примеров того, как импрессинг в младенчестве, отливается потом в неврозы.

2) Развитие личности во "временной развертке" (не знаю - в биологической ли, но в возрастной - точно) имеет некий периодичекий характер. Периодичность эта оригинально приписывается Автором механизму импрессинга. На мой взгляд - это требует оценки специалиста.
***
Не один и не два психолога пытались ввести периодизацию развития личности. Но «временнáя периодика», во-первых, в разных системах взглядов имеет в виду разные отрезки времени, а во-вторых, чаще всего оказывается метафорой, не имеющей научных доказательств. Так или иначе, Вы правы: «периодичность приписывается (выделение моё – В.К.) Автором механизму импрессинга». Это «оригинальное приписывание» требует доказательств, которые сможет оценивать специалист. Мне такие доказательства не известны, так что буду признателен, если приведёте их.

3) Развитие истории видится Автору периодическим, и "созревание" реакции на внешние раздражители в психике групп людей (сознание? подсознание?) Автор приписывает периодичности в развитии отдельной личности (см. п.2 выше). Оценка - за специалистами.
***
Периодизация истории – дело историков. Созревание реакции на внешние раздражители – предмет для психофизиологов. Созревание подсознания – уж извините – нонсенс. Формирование сознания – многое зависит от того, какой его аспект, какой подход имеется в виду – психофизиология, психоанализ, психосинтез ... Что касается приписывания – см. п.2 выше.

4) Масса примеров достойна внимания и вызывает размышления. Именно их я и называю фактически работающими. Если с Вашей точки зрения - нет, буду рад слышать Ваше мнение.
***
Спорить с тем, что масса примеров фактически работает на привлечение Вашего внимания и стимуляцию Ваших размышлений, у меня нет оснований. Если же Вы хотите сказать, что они фактически работают в отмеченных Автором смыслах, жду от Вас доказательств (см. п.2 выше).


Валерий
Германия - at 2010-08-10 14:05:23 EDT
Уважаемый Александр!
Я не доктор наук и даже не приват доцент чем многие здесь,вполне законно,гордяться,но все же хотел бы заметить,что
требования к интернет изданию,литературно-художественного профиля,с научно-популярными вкраплениями,мне кажуться
чрезмерными,для этого имеються другие площадки и возможности.
И если вы хотите "убить" это интересное издание,превратить его в полное занудство для иллюстрации копеечных амбиций,
то вы этого добьетесь.
Разумееться это обращение ко всем,а не персональное.
В этом мире достаточно серъезных проблем,сегодня над моим домом была необычная активность боевых самолетов,целый день
шли полеты,такое было в последний раз в войне с Югославией.
Может учения,а может что-то с Ираном,а вы все спорите,как на картине Брюллова "Последний день Помпеи"...





Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-10 13:08:41 EDT

Уважаемый д-р Мандель!
Раз уж пошло такое предъявление документов, то я вынужден сказать, что я тоже доктор наук - в области материаловедения, чем и занимаюсь в последние два десятка лет в Хайфском Технионе. Так что не совсем уж настолько я наивен, как Вам кажется.
Что же касается экспериментов с субъектами (т.е. с КЕМ-ТО имеющим СВОБОДУ ВОЛИ), то их объективность несравнимо меньше, чем с объектами (т.е. с ЧЕМ-ТО лишенным свободы воли). Но по-моему, это глубокая философская проблема, вылившаяся в свое время в противостояние между "физиками" и "лириками", и мое личная позиция в этом противостоянии необъективна.
Ваше же замечание об односторонней (и поэтому недостаточно качественной) презентативности фактов в статье Проф. Перельмана мною принимается. Это убедительно, но все равно недотягивает до "бреда", причем не только на словах, но и в размышлениях.
С уважением.

Игорь Мандель
Fair Lawn, NJ, USA - at 2010-08-10 10:57:53 EDT
Дискуссия становится интересной; "импрессинг" нарастает, но и депрессинг тоже. Г-н Кац хочет мнения экспертов. ОК, я не эксперт в области психологии, но вроде как-бы таковой в статистике - доктор наук, член редколлегии одного журнала в Америке, постоянно публикуюсь и т.д. Мои замечания изначально были именно о том, что со статистической точки зрения статья не выдерживает критики - она следует известному заблуждению "описывать только то, что подтверждает теорию". А ведь еще Поппер учил, что фальсифицировать надо - но вот Др. Перельман явно не фальсифицировал дистаточно. А последующая дискуссия ушла несколько в сторону, хотя и не далеко.

Наивность некоторых дискуссантов просто поражает. "Конечно, психология - не физика, и эксперимента не поставишь (да и объекта нет, есть субъект со своей свободой воли)...". Чтобы написать такое, надо просто абсолютно не знать современную психологию. Как минимум сто с лишним лет (вообще-то 150, с первых работ Фехнера) она базируется именно на экспериментах. Всемирные конгрессы по "психометрике" (то есть науки как раз о том, как чего измерять в психологии и как ставить эксперименты) проходят десятки лет. Именно в этом смысле я писал, что гипотеза Перельмана (даже, может быть, и верная) не пройдет - она просто выдвинута не в том стиле, который предполагает обоснование и возможное опровержение. Импрессинг может быть равно как и его может не быть. Миллионы людей, которые были "впечатлены" одними и теми же политическими событиями в детстве развиваются впоследствии в совершенно разные личности - не буду приводить примеры. Поэтому примеры Др. Перельмана не убедительны. А эксперимент - если бы он был корректно поставлен - или, напротив, серьезное наблюдение "в натуральных условиях" над людьми (как, скажем, многолетние наблюдения над однояйцовыми близнецами с целью понять, где же между ними не генетическая разница) помогли бы понять есть это явление или нет. Еще раз - на мой взгляд, оно не существует в том виде как описано у автора, просто не встречал в психологических книжках (а там есть буквально все) но поручится не могу, так как читал их недостаточно.

Я совершенно согласен, что "мягкое замечание" Др. Соколина (почему-то поддержанное Др. Каганом) насчет "бреда" является абсолютно неприемлемым. То ли Америка учит сдержанности :), то ли сам такой нежный :) - но подобные выражения мне кажутся недопустимыми хотя бы потому, что ничего к спору не добавляют. И насчет пользы интрудеров в чуждую им область - тоже совершенно согласен. Но внедряться можно очень по-разному. Поятому я рассматриваю работу Др. Перельмана не как научную (каковой она и не является), а как некое интересное наблюдение в рамках вполне гуманитарной дискуссии. А в этих рамках все можно, качество от этого не убудет (там другие критерии качества - их анализ подробно проведен мной на примере литературы в стихах тут http://lebed.com/2008/art5355.htm и в прозе тут http://lebed.com/2010/art5677.htm). Просто завышенная универсальность подхода и породила столь бурные турбуленции.

Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-10 05:29:10 EDT

Уважаемый д-р Соколин!

Позвольте ответить не по порядку изложенного Вами.
1. Моя претензия по отношению к отказу публичного разговора относилась не к Вам. Если Вы просмотрите всю дискуссию с начала, то увидите, что это так.
2. Ваша "модель 13-го удара" принимается. Я придерживаюсь такого же, как и Вы, мнения; вернее - ПОЧТИ такого. Дело в том, что репутация специалиста позволяет человеку делать смелые предположения, которые - в наилучшем случае - сначала воспринимаются как 13-й удар, но затем "перевариваются", и становится ясно что "часы" (т.е. старая модель) перестала должным образом работать, и пришло время строить новые часы (т.е. модель/теорию/парадигму). Чисто диалектически можно легко прийти к выводу, что новое ВСЕДГА будет восприниматься в штыки (см. "отрицание отрицания" у Гегеля). В худшем же случае, о котором Вы и пишете, автор идеи действительно не специалист (или еще хуже - шарлатан), и Ваше описание совершенно точно.
3. Не надо забывать, что для прояснения истины мало Вашего НЕОХОДИМОГО условия (т.е. 13-го удара), нужно еще ДОСТАТОЧНОЕ условие - конкретные аргументы специалистов (желательно нескольких, независимых друг от друга), опровергающие посылки нового подхода. В этом случае, как я понимаю, на дискуссии ставится точка. Именно поэтому я так активно побуждал специалистов выступить и вместе с этим "искал" эксперта от Редакции.

С уважением

Хаим Соколин - Александру Кацу
Израиль - at 2010-08-10 04:45:57 EDT
А. Кац: "Критика д-ра Соколина на другую тему, СОВЕРШЕННО не относящуюся к обсуждаемому материалу... Ситуация просто вопиющая: НИКАКОЙ конкретной аргументации... Отклик на совершенно другую статью и недовольное бурчание специалиста, отказавшегося разговаривать публично".

Дело в том, уважаемый господин Кац, что в науке существует правило 13-го удара часов. Заключается оно в следующем: если вы услышали 13-ый удар, то имеете все основания усомниться в истинности двенадцати предыдущих ударов (часы, как известно, бьют 12 раз). Это притча и, по закону жанра, не подлежит логическому анализу ("а считали ли вы правильно, может вы сбились со счёта? и т.п."). Каков смысл этого правила (притчи) применительно к научным исследованиям? Допустим, вы читаете научную работу или присутствуете на докладе, где автор убедительно и безупречно излагает свои аргументы. И вдруг вы прочитали (услышали) нечто такое, что является явным абсурдом, нелепостью, бредом. Или более мягкий вариант: автор обнаружил полное незнание общеизвестных фактов, на которых базируется его исследование. Это 13-ый удар часов! Всё. Точка. Сигнал, требующий заново проанализировать всю предыдущую аргументацию.

Иногда 13-ый удар очевиден в одной работе автора, но менее заметен в другой. В таком случае ознакомление с несколькими работами позволяет выявить некий общий стиль, подход, степень достоверности приводимых им фактов. Если обнаруживается, как это происходит с проф. Перельманом, что в одной статье он сообщает абсолютно неверные сведения (например, получение "сланцевого газа" в Кохтла-Ярве или синтетического бензина в Германии "из сланцевого газа") или утверждает, что сделал открытие (доказал!) что-то в нефтяной геологии, единственной науке, построенной, за немногими базисными исключениями, на гипотезах, предположениях, вероятностных оценках и допущениях, то для меня это безошибочный 13-удар часов, который правомерно распространить на другие работы и обратить на него внимание читателей. Не говоря уже о том, что нефтяная геология - не его область. Это тот самый стиль, который служит визитной карточкой каждого исследователя и который не меняется от статьи к статье. Или автор заслуживает доверия или нет. Как и деньги - или они есть, или их нет.

Приведу ещё один эпизод. Около двух лет назад проф. Перельман прислал мне свою статью о снабжении Ю.Европы газом через Кавказ. Я с удивлением обнаружил, что автор совершенно не знаком с новыми магистральными газопроводами, проложенными через Азербайджан и Грузию к средиземноморскому побережью Турции, и основывает свои выводы на той слаборазвитой газопроводной сети, которая существовала в этом регионе тогда, когда он ещё жил в Тбилиси. После моих замечаний он внёс некоторые исправления, но они, конечно, не заглушили мощный 13-ый удар. Этот эпизод показывает с одной стороны широту интересов проф. Перельмана, а с другой - его отношение к фактам.

И, наконец, по поводу упрёка уважаемого г-на Каца об "отказе разговаривать публично". Если выступление в нашем уважаемом и читаемом во всём мире интернет-журнале - это "не публичный разговор", тогда что, по Вашему мнению, публично. Если же Вы имеет в виду мой отказ от комментария на ЭНС, то могу только повторить: профессиональная дискуссия с проф. Перельманом по проблемам нефтяной геологии невозможна. Точно также, как и он не стал бы дискутировать со мной, вздумай я написать статью "О столкновениях нейтронов и позитронов и их значении для Израиля". Но, к счастью, мои научные интересы не распространяются столь далеко за пределы нефтяной геологии.


Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-10 02:26:30 EDT
Уважаемый Виктор Ефимович!
Спасибо Вам за обращение ко мне. Думаю, публичное обсуждение методологии дискуссии полезно для Портала, и не грех, что происходит это "на поле" статьи Проф. Перельмана. В любом случае, я прошу прощения у уважаемого Автора за некоторое отвлечение от темы.
Именно Ваше, Виктор Ефимович, жесткое отрицание ценности данной статьи ("Ни в один нормальный психологический журнал статья не пройдёт, так как критики с позиций психологии она не выдерживает, как не выдержала бы критики с позиций физики моя статья о физических аспектах теории относительности, вздумай я таковую написать.") вместе с малорелевантным отзывом д-ра Соколина, побудили меня к размышлениям о некоей противоречивости статуса Портала. В самом деле: если специалист настолько не согласен, то где были эксперты Редакции? Но специалист НИЧЕГО сказал: на "популярный" материал он поставил свою печать "не выдерживает критики" и ушел! Как должен реагировать читатель? В данном случае, по-моему, если Вы - эксперт, то было бы логично Ваше обращение в Редакцию с протестом публикации антинаучной ерунды. На этом основании я "императивно" потребовал мнения специалистов. Кстати, именно поэтому (а не потому что я знаю) я заключил о противоречии статьи некоей "довлеющей парадигме". Но я - не специалист в данной области и не обязан ее знать!
Что же касается высказывания открытых претензий специалистов с учетом неточности терминологии, то я имел в виду следующее. Термин не понимается любителем должным образом, но ЯВЛЕНИЕ он "схватывает" верно и обсуждает его, пытаясь объяснить "своими словами". Такое вполне возможно. И за это на человека не набрасываются с кулаками.
Если некто, к примеру, напишет, что для закалки стали надо сначала привести ее атомы в состояние беспорядка, а затем заморозить, бросив в воду, я не стану прыгать до потолка оттого что автор не упомянул нагрев в однофазную аустенитную область и гомогенизацию с последующим осуществлением мартенситного превращения посредством охлаждения сo скоростью выше критической. И непонимание автором механизма полиморфного превращения в железе и мартенситного преращения гранецентрированной кубической решетки в в гранецентрированную тетрагонально-призматическую - не повод отрицать принципиальную правоту его базисного заявления о необходимости нагрева с последующим быстрым охлаждением. Потому что он писал статью не с целью соревноваться со мной в знании механизма, а чтобы привлечь мое внимание к чему-то необычному, с его точки зрения, например - к возможности получать аморфные материалы пользуясь тем же принципом (который я называю "подавление диффузии", а он не знает как назвать кроме как "нагрев-резкое охлаждение").
В отношении данной статьи: мне показалось исключительно важным обращение внимания Автором на следующие моменты:
1. Импрессинг работает в СПЕЦИФИЧЕСКИЕ моменты развития личности.
2. Развитие личности во "временной развертке" (не знаю - в биологической ли, но в возрастной - точно) имеет некий периодичекий характер. Периодичность эта оригинально приписывается Автором механизму импрессинга. На мой взгляд - это требует оценки специалиста.
3. Развитие истории видится Автору периодическим, и "созревание" реакции на внешние раздражители в психике групп людей (сознание? подсознание?) Автор приписывает периодичности в развитии отдельной личности (см. п.2 выше). Оценка - за специалистами.
4. Масса примеров достойна внимания и вызывает размышления. Именно их я и называю фактически работающими. Если с Вашей точки зрения - нет, буду рад слышать Ваше мнение.

С уважением,
Александр

Виктор Каган
- at 2010-08-09 23:24:23 EDT
Александр Кац
Хайфа , Израиль - at 2010-08-09 03:54:24 EDT

Уважаемый Александр!

Такой подход к дискуссии представляется мне приемлемым и потому вселяет оптимизм в отношении пользы данного портала.
За много лет пребывания на Портале у меня не было оснований сомневаться в его пользе. Но это так, к слову. По существу же, в последних комментариях Вы говорите о методологии дискуссии, на которой и остановлюсь, попросив прощения у проф.Перельмана за "посторонние разговорчики"


... мне представляется употребление выражений типа "бред, густо замешанный на элементарном невежестве", неуместным, даже если учесть что Автор вступил в профессиональное поле Kомментатора. Некорректность лексики как ничто другое снижает эффективность дискуссии.
Мой дискуссионный опыт, в том числе и с участием физиков и математиков, не позволяет быть столь строгим - вариации этого выражения, как и многих куда как более жёстких, звучали из уст почтеннейших аксакалов самых разных наук, ничуть не снижая эффективности дискуссий. А Вам не доводилось?

В отношении же идей Проф. Перельмана, высказанных в данной статье, мне кажется, что специалисты должны ОТКРЫТО высказать свои претензии, беря тем не менее в расчет возможную неточность терминологии Автора.
Во-первых, мне кажется, что специалисты никому ничего не должны: хотят - хранят молчание, хотят - высказываются, регулируя при этом степень открытости по своему собственному разумению. Автор в начале статьи упоминает специалистов, которые были не слишком открыты и не очень-то высказывались, - и ничего, не обижается на них.
Во-вторых, как Вы видите ОТКРЫТОЕ высказывание ПРЕТЕНЗИЙ, если высказывающиеся "берут в расчёт возможную неточность терминологии Автора"?

Не надо забывать, что неспециалист зачастую "свежее" видит проблему и может "незашоренно" оценить ситуацию.
"Зачастую" или "иногда" - большой вопрос. Но как ни скажи, это всего-навсего общая фраза, ровным счётом ничего не говорящая о том, удалось ли это Автору в данной статье. Вы готовы применить её к тексту, например, доктора географических наук "Значение правила буравчика в создании вечного двигателя"?

СЛИШКОМ многое в подходе "импрессинга", высказанном в обсуждаемой статье ФАКТИЧЕСКИ работает.
Простите, начну со смайлика :) - если ФАКТИЧЕСКИ работает СЛИШКОМ многое, то тут что-то не так.
Что именно ФАКТИЧЕСКИ работающее Вы имеете в виду?

Конечно, психология - не физика, и эксперимента не поставишь (да и объекта нет, есть субъект со своей свободой воли)...
При всей свободе воли субъекта, психология, хотя она и не физика, имеет свои объекты и своим методы экспериментального исследования (тот же лонгитюд, например), в том числе и феномена импрессинга.

но тем не менее: отрицать ВЛИЯНИЕ специфических событий, происходящих в определенные "возрастные точки", на формирование личности, значит грешить против ФАКТОВ.
Бог мой, кто же замахивается? Отрицать это - всё равно, что отрицать факт впадения Волги в Каспийское море. Опять общая фраза, приложением которой к статье Вы себя не утруждаете.

Не станем же мы выбрасывать факты на помойку, чтобы они не мешали довлеющей парадигме!
Что Вы имеете в виду под "довлеющей парадигмой"? Не затруднит ли Вас привести её?

Вы оценили статью очень высоко, не приведя никаких обоснований и мотиваций Вашей оценки. При этом довольно императивно требуете к ответу специалистов. Не кажется ли это Вам несколько непоследовательным? Дискуссия - это соревнование обоснованных мнений дискутантов, не так ли? Не могли бы Вы для начала конкретизировать Вашу оценку и обосновать её? Думаю, что и уважаемый проф. Перельман был бы благодарен Вам за неё куда как больше, чем за ничем не подтверждаемые утверждения.

Всего доброго.

Суходольский
- at 2010-08-09 07:46:24 EDT
До недавнего времени и на защиты докторских диссертаций мог придти любой человек и задать любой вопрос, даже не относящийся к тебе работы.

Было время, когда защиту диссертации, будь то докторская или кандидатская, не ставили на Ученый Совет, если не было о ней объявления в городской газете, в Москве это были две: "Московская правда" и "Вечерняя Москва". Это и делалось, чтобы все знали, что там-то и тогда-то такой-то имярек защищается и ему можно задать вопрос "на засыпку".

Александр Кац
Хайфа , Израиль - at 2010-08-09 03:54:24 EDT

Уважаемый г-н Редактор!
Спасибо Вам за ответ. Такой подход к дискуссии представляется мне приемлемым и потому вселяет оптимизм в отношении пользы данного портала.
В любом случае, мне представляется употребление выражений типа "бред, густо замешанный на элементарном невежестве", неуместным, даже если учесть что Автор вступил в профессиональное поле Kомментатора. Некорректность лексики как ничто другое снижает эффективность дискуссии.
В отношении же идей Проф. Перельмана, высказанных в данной статье, мне кажется, что специалисты должны ОТКРЫТО высказать свои претензии, беря тем не менее в расчет возможную неточность терминологии Автора. Не надо забывать, что неспециалист зачастую "свежее" видит проблему и может "незашоренно" оценить ситуацию. СЛИШКОМ многое в подходе "импрессинга", высказанном в обсуждаемой статье ФАКТИЧЕСКИ работает. Конечно, психология - не физика, и эксперимента не поставишь (да и объекта нет, есть субъект со своей свободой воли), но тем не менее: отрицать ВЛИЯНИЕ специфических событий, происходящих в определенные "возрастные точки", на формирование личности, значит грешить против ФАКТОВ. Не станем же мы выбрасывать факты на помойку, чтобы они не мешали довлеющей парадигме!

Редактор
- at 2010-08-09 03:38:15 EDT
Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-09 01:57:15 EDT
Уважаемый г-н Редактор!
В свете прозвучавшей здесь критики от лица уважаемого д-ра Соколина (на другую тему, СОВЕРШЕННО не относящуюся к обсуждаемому материалу), позвольте задать Вам вопрос методического плана: проходят ли публикуемые на Портале материалы профессиональную экспертизу?


Уважаемый Александр, редакция, как правило, консультируется со специалистами, решая вопрос публикации той или иной статьи. Более того, «внутренних экспертов» обычно бывает несколько, и мы учитываем не одно мнение.

Но дискуссии у нас открытые, и выступить оппонентом может каждый. Кстати, такая практика имеет давнюю историю. В древности и в средние века вообще утверждение новых результатов проходило в виде диспутов на заявленную тему, а зрителями и судьями были все желающие. До недавнего времени и на защиты докторских диссертаций мог придти любой человек и задать любой вопрос, даже не относящийся к тебе работы. Логика была понятна – любой доктор должен быть образованным человеком во всех областях.
В какой-то степени у нас реализуется этот подход, когда в обсуждении любой работы может выступить любой желающий и высказать свое мнение. Автору и другим участникам предоставляется право судить, достойно ли то или иное выступление внимания и ответа.
То, что уважаемый Хаим Солонин посчитал необходимым прокомментировать другие работы автора – его право. В какой-то степени его замечания могут иметь отношение и к представленному подходу проф. Перельмана, поэтому криминала я тут не вижу.
Захочет проф. Перельман ответить – мы всегда предоставим ему трибуну.
Форма «открытого диспута» имеет по сравнению с традиционными публикациями в научных журналах свои преимущества и недостатки. Можно привести много примеров и из истории наших журналов, когда обсуждение той или иной статьи неспециалистами обогащает новыми подходами, взглядами и оценками. К сожалению, бывает и «информационный шум» вместо полезной информации, но рая на земле нет.

Редакция считает форму «открытого диспута» перспективной и будет и дальше эту форму развивать. Окажется тот или иной диспут полезным и интересным, зависит не только от автора и редакции, но и во многом от слушателей и участников дискуссий. Ваше критическое выступление – одно из тех, которые помогают лучше ориентироваться в обсуждении проблемы. Спасибо Вам.
Удачи!

Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-09 01:57:15 EDT

Уважаемый г-н Редактор!
В свете прозвучавшей здесь критики от лица уважаемого д-ра Соколина (на другую тему, СОВЕРШЕННО не относящуюся к обсуждаемому материалу), позвольте задать Вам вопрос методического плана: проходят ли публикуемые на Портале материалы профессиональную экспертизу?
Если нет, то мы все регулярно становимся заложниками буйной фантазии весьма почтенных и уважаемых людей - специалистов в своей области, но абсолютных профанов в конкретных публикуемых материалах. В таком случае, я вынужден заключить к своему глубокому сожалению, что ценность данного Портала равна нулю.
Если же решение о публикации все-таки принимается на основании профессиональной экспертизы, то почему в таком случае редакция не защищает честь и достоинство авторов от совершенно необоснованных претензий читателей, обвиняющих автора в элементарном непрофессионализме и дешевой манипуляцией фактами?
В данном случае, ситуация просто вопиющая: НИКАКОЙ конкретной аргументации по поводу настоящей публикации Проф. Перельмана мы не услышали, зато получили отклик на совершенно другую статью и недовольное бурчание настоящего специалиста, отказавшегося разговаривать публично.
Как расценить все это?

Хаим Соколин
Израиль - at 2010-08-08 12:40:42 EDT
Я не психолог и не специалист в выборе профессии. Поэтому не считаю себя вправе оценивать очередную гипотезу известного физика-теоретика профессора М. Перельмана. Мне остаётся только полагаться на комментарии таких читателей как Инна, Б. Тененбаум, Igor Mondel и Виктор Каган. Выбор именно этих имён не случаен. Дело в том, что недавно М.Перельман совершил такой же лихой кавалерийский налёт на нефтяную геологию. Его статья "Сланцевая революция в мировой экономике и политике и её возможное значение для Израиля" активно циркулировала в Интернете, сопровождаемая восторженными откликами пересыльщиков-энтузиастов, и наконец нашла свой постоянный адрес на сайте Электронного Научного Семинара. Я отклонил настойчивую просьбу редактора сайта прокомментировать её, ибо дискутировать с автором на профессиональном уровне было невозможно. Но сейчас в творчестве профессора Перельмана наметилась некая устойчивая тенденция: бесцеремонно вторгаться в любую другую науку и выдвигать новые гипотезы, теории, находить неожиданные закономерности, указывать перспективные направления и т.д. Делается это без предварительного ознакомления с существующей в каждой науке терминологии, а также без понимания базовых явлений, процессов и фактов. Это приводит к тому, что специалисты не могут читать тексты Перельмана без удивления (мягко говоря), а читатели далёкие от данной области знаний воспринимают открываемые им новые горизонты с восторгом и благодарностью. Пора, однако, перейти от общих слов к конкретным заявлениям профессора. Вот характерный пассаж:

"Профессор-геофизик Гурам Гугунава в Тбилиси, мой школьный друг, показал, что нефтегазовые поля расположены на западных границах тектонических плит, десятки которых образуют поверхность Земли. А затем мы уже вместе доказали, что это явление вызвано регулярными толчками плит на Земле. Каждый такой толчок продвигает вперёд, т.е. с Востока на Запад, на доли микрона флюиды и микрокапли, которые могут двигаться внутри проницаемых пород тектонических плит. Ну, а те из них, что попали в ловушки, например, в глинистые сланцы, остаются на месте. Поэтому в итоге почти в любом месте Земли имеется газ в нижележащих слоях, но распределён он дисперсно, и поэтому нужно искать относительно более богатые участки".

Сначала чисто формальное замечание. Фундаментальными работами по проблеме плитной тектоники и нефтегазоносности являются исследования W.Dickinson и A.Bally. В их публикациях нет ссылок на Гугунаву и Перельмана. Более того, работы последних не известны за пределами Грузии, которая не относится к странам, заметным в области исследований по нефтяной геологии и геофизики. Но, повторяю, это чисто формальное замечание, которое само по себе не может умалить значение научного открытия Гугунвы и Перельмана. Поэтому дам ему собственную профессиональную оценку. В поисках наиболее мягкого интегрального слова для неё я не смог найти ничего лучшего, как бред, густо замешанный на элементарном невежестве.

Но этим ляпы физика-теоретика не ограничиваются. Вопреки его утверждению, в Кохтла-Ярве сланцевый газ никогда не добывался и не "служил основным источником топлива для Ленинграда и самой Эстонии". Сланец просто сжигался в ТЭС как уголь, отравляя окружающую среду. Столь же неверно утверждение, что в "Германии во время войны сланцевый газ использовали для получения синтетического бензина". Немцы получали бензин из низкосортного бурого угля. Абсурдно и лишено смысла выражение "Свободно фонтанирующий газ нефтяных месторождений". Такого просто нет в природе. Есть и другие перлы. Но думаю и этих достаточно, чтобы предупредить доверчивых читателей: будьте осторожны, читая статьи профессора Перельмана, выходящие за пределы теоретической физики.

Хаим Соколин, доктор геолого-минералогических наук, международный консультант по разведки нефти

Виктор Каган
- at 2010-08-04 21:05:34 EDT
Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-04 16:55:15 EDT

Позвольте мне повторить, что недавний опыт обсуждения статей с изложением, по Вашему выражению, "более чем обычно смелых и неоднозначных идей" ни в малейшей степени не располагает меня к его продолжению. По крайней мере пока это так. Если какой-то автор полагает, что я могу как-то быть ему полезен для обсуждения его идей, я открыт. Не полагает - спасибо, ей-богу, я найду чем заняться.

Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-04 16:55:15 EDT

Уважаемый Виктор Ефимович!
С моей точки зрения, Ваши разъяснения совершенно приемлемы, кроме "воздержусь". Именно со стороны иногда бывает легче нащупать как проблему, так и ее решение.
Что же касается разъяснений в личной переписке с Автором, то это, конечно Ваше дело, но по-моему, читателю было бы полезно понять в чем именно Автор ошибается. А для этого надо хоть что-то дать и "на потеху публике". Лично я был бы рад услышать профессиональные возражения.

Виктор Каган
- at 2010-08-04 10:52:27 EDT
Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-04 02:42:30 EDT
... свободно размышлять без опасения получить "камень в голову" как на серьезном научном семинаре. У всех нас, включая уважаемого Проф. Перельмана, есть свои научные семинары по специальности и свои публикации в серьезных журналах. Портал же "Семь искусств" нам нужен для более свободной дискуссии и отрабатывания более чем обычно смелых и неоднозначных идей.

Разве я спорил в своих нескольких строках с наличием у авторов своих научных семинаров и профессиональных публикаций или их правом на свободную дискуссию, в том числе и в этом журнале? Согласен и с тем, что "отрабатывание более чем обычно смелых и неоднозначных идей" возможно лишь в свободной дискуссии - только на мой взгляд совершенно не важно, происходит это на серьезном научном семинаре или здесь. Или, если таковые психологические идеи выдвигает физик, на двери зала дискуссий должна висеть табличка "Психологам вход воспрещён"? Нет-нет, я же сказал - сейчас не войду, хотя такой таблички нет (извините, некогда). А потом готов найти время, чтобы посидеть со статьёй и дать отзыв проф. Перельману - 1) если он сам этого захочет и 2) в личной переписке, где обсуждение имеет возможность не превращаться в кидание камней в голову или корриду на потеху почтеннейшей публики. Если же Вы своим замечанием защищаете моё право на написание статьи "О роли величины m в формуле Эйнштейна в психологической подготовке прыгунов с шестом", то спасибо, конечно, но я воздержусь. :)

Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-04 02:42:30 EDT

Уважаемый Виктор Ефимович!
Ваше профессиональное мнение чрезвычайно ценно и авторитетно, и по сути Вашей оценки статьи я с Вами спорить не собираюсь.
Тем не менее, позвольте высказать пару полезных, как мне представляется, мыслей организационного плана.
1. Данная статья, как и многие подобные ей, действительно не может быть принята в строго научный журнал в силу своего популярного (т.е. не претендующего на научный) характера и неоднозначности подборки фактов и - как следствие - выводов.
2. Именно в силу этого, такая статья публикуется на данном портале. В этом, на мой взгляд, и состоит смысл Интернет-публикаций: свободно размышлять без опасения получить "камень в голову" как на серьезном научном семинаре. У всех нас, включая уважаемого Проф. Перельмана, есть свои научные семинары по специальности и свои публикации в серьезных журналах. Портал же "Семь искусств" нам нужен для более свободной дискуссии и отрабатывания более чем обычно смелых и неоднозначных идей.
3. Еще одна цель подобных публикаций, как мне видится, заключается в привлечении внимания специалистов к некоторым не совсем тривиальным фактам. Оценка же презентативности подборки, разумеется, за специалистами.

Виктор Каган
- at 2010-08-03 19:59:06 EDT
Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2010-08-03 14:25:42 EDT
Самый простой способ оценить качество этой работы - ее публикация в каком-нибудь нормальном психологическом журнале, ибо концепция эта либо верна, но тривиальна, либо нетривиальна но неверна - вот пусть психологи и скажут. ... Но сомневаюсь, что статья пройдет ...

Не хотел вмешиваться в дискуссию - предыдущий опыт общения с другими авторами подобных статей не располагает. Ни в один нормальный психологический журнал статья не пройдёт, так как критики с позиций психологии она не выдерживает, как не выдержала бы критики с позиций физики моя статья о физических аспектах теории относительности, вздумай я таковую написать. В ближайшие три месяца просто физически не смогу, но потом, если Автор захочет, мог бы в личной переписке обосновать своё мнение.

Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2010-08-03 14:25:42 EDT
Интересный материал, хотя, кажется, что-то подобное уже не раз где-то читал (психологи давно говорят о важности детских впечатлений и пр.). Самый простой способ оценить качество этой работы - ее публикация в каком-нибудь нормальном психологическом журнале, ибо концепция эта либо верна, но тривиальна, либо нетривиальна но неверна - вот пусть психологи и скажут. А вдруг она и верна и нетривиальна? Тогда нам повезло и мы стали первыми читателями.

Но сомневаюсь, что статья пройдет - в первую очередь из-за неверной аргументации автора. Он приводит множество примеров ОДНОГО И ТОГО ЖЕ (по его мнению) явления, и совсем не приводит примеров ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ, когда никакие впечатления в таком-то возрасте ни на что не повлияли. Чтобы статистически доказать то что Др. Перельман постулирует - надо взять, скажем, 1000 выдающихся людей, строго задать критерии процесса (что считать "ярким впечатлением", как его измерить, как установить связь между характером впечатления и харaктером достижений в зрелом возрасте и т.д.), потом произвести измерения, установить, что, скажем в 90% случаев связь налицо - тогда да, это будет убедительно. Кстати, люди не обязаны быть выдающимися - лишь бы была случайная выборка и правильное измерение ЛЮБЫХ результатов, а не только ЖЕЛАТЕЛЬНЫХ, то есть то что ученые обычно и делают.

Б.Тененбаум
- at 2010-08-03 06:55:43 EDT
К сожалению, я должен согласиться с Инной. В статье огромное количество совершенно произвольных построений. Можно привести пару дюжин примеров, но краткости ради возьмем только один: германский император Вильгельм Второй со всеми своими экстравагантными выходками, оказывается, имитирует деда, первого императора Германии Вильгельма Первого. Это, конечно, фактор, но давайте добавим к нему еще полдюжины, ну, например: мальчик родился калекой, у него были крайне неприязненные отношения с его родителями, для которых его физические недостатки выглядели уродством, и которые настаивали на "преодолении" проблемы и полном ее игнорировании. Почему дед - это "решающее влияние", а отец, мать, и неизлечимый физический недостаток - нет, не решающее ? Эдак можно доказать связь чего угодно с чем угодно ... Кроме того - крайне спорным выглядит "дробность" "... оказания решающего воздействия", определяемая с точностью до одного года. То, что каждые 15-20 лет возникает некая "новая волна", связанная с обновлением взглядов приходящего нового поколения, по-видимому, не новость ? Но положение, при котором рождение в 1910 году решающим образом отлично от рождения в 1911 году (или в 1909) - это новость, и, по-моему, чрезвычайно спорная.
Александр Кац
Хайфа, Израиль - at 2010-08-02 13:58:52 EDT

Уважаемый Проф. Перельман!
Спасибо за великолепную работу, в которой все на месте и всего в меру: тщательно проработанный обширнейший материал, грамотный анализ и исключительно точно выверенные выводы. Лично мне Ваша работа представляется в высшей степени полезной, и даже не столько с точки зрения общей эрудиции, сколько как "запасник фактов" для собственных раздумий.
Спасибо Вам!

Эдмонд Сарно
- at 2010-08-02 02:57:14 EDT
Материал профессора Перельмана даёт дополнительный взгляд на причины исторической, психологической и интеллектуальной устойчивости уникального, что отмечалось большим количеством мыслителей, от Юлиана Отступника, до Джона Адамса, Вико Канта и Тойнби, в человеческой истории народа - евреев.
Надеюсь, что этот материал, раскрывющий в нормальных (светских) категориях исключительную роль Иудаизма в сохранении народа Израиль, несколько понизит уровень неприятия и насмешек над Иудаизмом со стороны совсем секулярных евреев.
Правда есть и другая опасность - что евреи всех интеллектуальных "диапазонов", начиная от уровня Пастернака "вчера", или "Занда" сегодня, стремящиеся к ассимиляции, ещё более осознав значение Иудаизма в сохранении еврейской ментальности (и коллективного гения), будут предпринимать ещё больше усилий к попыткам его уничтожить!
Хотелось бы отметить и другое обстоятельство - лично я, уже очень давно, считал Иудаизм наиболее успешнлй в мире СИСТЕМОЙ мнемотехники (в том числе), не поднимая в данном контексте вопроса его интеллектуальной и моральной уникальности, получил новый взгляд на этот вопрос. За что очень признателен автору!
Добавив немного юмора (ИМХО), хотелось бы напомнить многим читателям, что до сих пор астречаются настолько секулярные евреи, что они способны "юморить" по поводу того, что "система завязывать по особому шнурки", годится только в качестве "тайного пароля" для "истинных" иудеев, не понимая того обстоятельства, что всё это тщательно продуманные методики уникальной системы мнемотехники.

Элла
- at 2010-08-01 05:02:01 EDT
С утверждением о роли впечатлений определенного возраста в дальнейшей жизни согласна. Не согласна, что отмечено и использовано это только в еврейской культуре. Достаточно вспомнить, что у очень многих народов земли 12-13 лет - возраст замужества. Девушке обеспечиваются оптимальные условия для вхождения в семью мужа, где ей отныне предстоит жить.
Юрий Красный
Иерусалим, - at 2010-07-31 07:44:03 EDT
Интересно, знаком ли автор с книгами В.П.Эфроимсона "Педагогическая генетика", "Генетика гениальности" и его же статьями на эти темы? Дело в том, что Владимир Павлович вводит понятие "импрессинг" в очень схожих значениях, разве что возрастные границы не сводит к 13-ти годам. Ссылки найти легко, например, здесь:
http://www.e-reading.org.ua/bookbyauthor.php?author=30586

Инна
- at 2010-07-30 13:24:08 EDT
Уважаемый автор часто утверждает, что то или иное историческое событие "должно было" тем или иным образом повлиять на будущего известного деятеля. Это странный и вряд ли научный подход. Мы знаем, что многое из того, что позже рассматривалось как "историческое", в свое время не привлекало особого внимания. Я уж не говорю о подростках, которые живут в своем мире.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//