Номер 8(9) - август 2010
Артур Штильман

Артур Штильман Пророк «новой венской школы» и его опера «Моисей и Аарон»

Прошло лишь около двадцати лет после смерти Мастера из Байройта, и несмотря на активное творчество самых разных композиторов – поклонников гения Вагнера – в числе которых были Густав Малер, Рихард Штраус, Макс Регер, Ганс Пфицнер – на мировую сцену музыкального творчества начал выходить человек доселе неизвестный, ставший однако, довольно скоро пророком «Новой венской школы».

Имя его – Арнольд Шёнберг. Рассмотрим коротко его творческий путь для того, чтобы попытаться понять роль одного из самых важных сочинений последнего периода его жизни – оперы-оратории «Моисей и Аарон», послужившей действительно имморальным целям.

Имя Шёнберга ассоциируется с германским художественным направлением в музыке, поэзии и живописи – экспрессионизмом. Родившийся в Вене в 1874 году на территории бывшего еврейского гетто Леопольдштадт, Шёнберг до определённого времени относился к своему еврейскому происхождению вполне индифферентно. Его мать, родившаяся в Праге, была учительницей игры на фортепиано. Отец, родом из Братиславы, содержал небольшой магазин. Арнольд Шёнберг в детстве проявил любовь к музыке и начал заниматься на скрипке, а также рано проявил интерес к композиции. Одновременно посещал реальное училище. После смерти отца (различные источники расходятся во мнении о возрасте будущего композитора – от 10-12 до 15 лет), когда Шёнберг должен был начать работать, чтобы как-то поддержать жизнь семьи. Он работал в банке, а также занимался инструментовками различных пьес и даже оперетт. В юные годы руководил рабочими хорами, которые были исключительно популярны в те времена. В целом в области композиции Шёнберг в основном занимался самообразованием. Встреча с известным венским композитором, пианистом и дирижёром Александром фон Цемлинским сильно повлияла на жизнь начинающего композитора. Шёнберг начал брать уроки полифонии у Цемлинского, а вскоре с ним породнился, женившись на его сестре Матильде.

Шёнберг в своей художественной мастерской. Примерно 1910 год

Знаменитый русский критик И. Соллертинский сравнивал Шёнберга с титанами Возрождения, воплощавших в себе тип «всестороннего человека», создавшего по мнению Соллертинского композиторскую школу «единственную в Европе». Действительно, деятельность Арнольда Шёнберга – композитора, музыковеда, теоретика, педагога, дирижёра, литератора и даже художника была необыкновенно многогранна и плодотворна. Теодор Адорно, известный европейский музыковед, писал в эссе «Арнольд Шёнберг»: «Он был другом художника Оскара Кокошки; его картины появлялись на выставках и печатались в репродукциях в мюнхенском журнале «Голубой всадник», рядом с работами Сезанна, Матисса, Ван Гога, Кандинского и Пикассо».

Современный исследователь творчества Шёнберга Марк Райс пишет в своём эссэ, что главные открытия Шёнберга – атональность и додекафония – не утратили своего значения до наших дней. Изобретение Шёнбергом системы сочинения музыки на основе использования двенадцати тонов фортепианной клавиатуры с помощью ряда «серий» из этих любых звуков, открыл действительно новые пути сочинения музыки и композиторской техники. В каждую серию, к примеру, можно взять четыре звука, которые не должны повторяться. Затем брались другие четыре звука, которые также не должны были повторять друг друга и так до исчерпания всех 12 нот звукоряда. Затем были обращения уже созданных фигур, и различные манипуляции с ними. В целом это значительно усложняло гармонический язык и создавало совершенно иной тип полифонии. Так как в основе всего метода лежал принцип отрицания необходимости, как это было принято в классической музыке, постоянного тяготения разрешения диссонансов в консонансы и их чередования, то признание «равности» каждого звука вне какой бы то ни было связи с тональностью родило систему, несомненно, слишком сложную для привычного восприятия слушателем. Шёнберг был пионером, не боявшимся трудностей на своём пути.

Однако, в своих ранних композициях он не преступал канонов позднего романтизма немецкой музыки. Эти его ранние произведения – «Просветлённая ночь», «Пелеас и Мелисанда» приветствовались Густавом Малером и Рихардом Штраусом. С Малером Шёнберг познакомился в 1903 году. В 1909 году Шёнберг закончил длительную работу над большим вокально-симфоническим циклом «Песни Гурре», требующим почти такого же громадного состава участников хора и оркестра, как и 8-я Симфония Малера – «симфония тысячи». И это сочинение Малер воспринял очень дружественно.

Густав Малер. Работа Шёнберга

Здесь следует немного вернуться назад – в 1898 году Шёнберг принял лютеранство. Это не было чем-то необычным в атмосфере Вены тех лет. Как писала Эмми Бьянколли в своей книге «Радость любви, муки любви», посвящённой жизни величайшего скрипача ХХ века Фрица Крейслера: «Венцы ненавидели евреев. А они, несмотря ни на что, продолжали любить свою Вену». Католиками и лютеранами стали многие знаменитые музыканты тех лет: концертмейстер Венской оперы и знаменитый квартетист Арнольд Розе, женатый на сестре Малера, сам Густав Малер, принявший христианство, без чего не мог бы стать музыкальным директором Венской придворной оперы.

Всё это, однако, в будущем никак не повлияло на судьбы людей после прихода нацистов к власти. Племянница Густава Малера и дочь Арнольда Розе, крещёная вскоре после рождения, закончила свою жизнь в Освенциме. Но пока что факт крещения Шёнберга имел известный внутренний смысл: после создания своей системы он говорил, что «обеспечил существование немецкой музыки на ближайшие сто лет». Немецкой? Посмотрим на интересное замечание музыковеда Иеѓуды Векслера:

«Вот слова композитора Э. Блоха (еврея): "Малер – немецкий (или, по крайней мере, желает выказать себя как насквозь немецкий) мастер – что ему, правда, не удалось, потому что его творчество – истинное Еврейство в музыке, еврейское горе и еврейская страстность". А вот что писал немецкий музыковед Р. Луи в своей книге "Немецкая музыка нового времени": музыка Малера ему противна потому, что она "еврействует", то есть "говорит на музыкальном немецком – если я должен сказать так, – однако с акцентом, с интонацией и, прежде всего, также с жестикуляцией восточного, чересчур восточного еврея"».

Это – почти цитаты из памфлета Вагнера «О еврействе в музыке» и из «Майн кампф» Гитлера. Слова музыковеда Луи относятся к расе, а не к музыке Малера, хотя и невозможно отрицать то, что музыка Малера несёт в себе выражение еврейского менталитета.

Шёнберг. Портрет Альбана Берга, выдающегося ученика и последователя Шёнберга

В 1901 году Шёнберг переехал в Берлин, где преподавал в частной консерватории Штерна. Незадолго до смерти в 1911 году, Малер познакомился с новыми работами Шёнберга, которые уже не в состоянии был понять. Правда, не только Малер.

В 1910 году Шёнберг создаёт свой исторический труд «Учение о гармонии», а в 1912-м своё первое атональное сочинение «Лунный Пьеро» для женского голоса и квинтета (флейта, кларнет, скрипка, виолончель и фортепиано).

В Первую мировую войну Шёнберг мобилизован в армию в возрасте 42 лет. Один из офицеров как-то спросил его: действительно ли он является тем самым известным и уважаемым Шёнбергом? Ответ был, вероятно, характерным для Шёнберга: «Осмелюсь доложить – да. Никто не хочет им быть, кто-то должен им быть, так разрешите мне им быть».

 

После смерти пианиста и композитора Бузони в 1924 году Шёнберг был приглашён заместить его на посту директора мастер-классов композиции Прусской Академии искусств в Берлине. В этой должности он оставался до начала 1933 года. С приходом к власти Гитлера Шёнберг был уволен из состава академии. После этого он демонстративно «вернулся в иудаизм», хотя, насколько это известно, никогда не практиковал в своей жизни ни христианства, ни иудаизма.

Шёнберг ещё с 1921 года понял опасность, исходившую от Гитлера. Он имел очень травмировавший опыт: его выдворили, как еврея, с курорта Маттзее близ Зальцбурга. Вот, что написал Арнольд Шёнберг в письме к своему бывшему коллеге по группе художников в Мюнхене «Голубой всадник» Василию Кандинскому:

«Я наконец получил урок, потрясший меня в этом году, который я никогда не забуду. Оказывается я не немец, не европеец, и возможно вообще не человек (во всяком случае европейцы предпочитают видеть меня худшим их из расы) потому, что я только еврей». Нужно напомнить, что по-видимому, до этого инцидента в Маттзее, Шёнберг евреем себя не чувствовал и не считал, после официального обращения в христианство в 1898 году. Поэтому этот урок был для него особенно болезненным, но всё же заметим, что он обсуждал свою боль именно с Кандинским.

Василий Кандинский

В эссе Марка Райса мы находим продолжение этой темы – но уже в 1932 году:

«…Василий Кандинский, бывший некоторое время единомышленником Шёнберга, позволил себе высказаться отрицательно о евреях и поощрительно о Гитлере, идеи которого, по его мнению, могут оздоровить дух нации. На возмущённый ответ композитора он написал, что Шёнберг «хороший еврей» и к нему всё сказанное не относится. (Разумеется, эта мысль не была чем-то особенным и представляла собой типичную точку зрения русского обывателя. Вы замечали? Русский обыватель никогда не ненавидит всех евреев поголовно. Он всегда находит исключения и ими, как правило, оказываются его личные знакомые). Композитор возразил, что, возможно, Гитлер не разделяет его точку зрения. «Разве вы не знаете, что он готовит новую Варфоломеевскую ночь, и во тьме этой ночи никто не заметит, что Шёнберг хороший еврей?» Кандинский впоследствии признал гитлеровский режим и остался в нацистской Германии».

(Марк Райс здесь ошибается: ряд источников указывают на то, что в середине 30-х Кандинский выехал из Германии во Францию, где в 1939 году даже получил французское гражданство. Кандинский умер в 1944 году в предместье Парижа Нэйи)

***

Биографы Шёнберга указывают, что именно в 1932 году он закончил свою оперу «Моисей и Аарон» на собственное либретто. Последнее обстоятельство очень важно потому, что именно либретто провоцировало будущих постановщиков создавать омерзительный коллективный «портрет» еврейства, как бы опираясь на библейские события.

Даже сегодня неясно, понимал ли сам Шёнберг, как провоцировало его либретто нацистов – его современников и их сегодняшних последователей? Ведь если следовать известной логике, то всегда находятся голоса, которые вещают: «Видите? Даже сами евреи показывают свой народ таким вот образом! Так чего же ожидать от окружающих их народов, если же они рисуют так самих себя?»

Уже цитированный здесь знаменитый Теодор Адорно весьма деликатно писал, как бы, не замечая сути столь, мягко выражаясь, спорного и спекулятивного либретто:

«Основной мотив этой «драмы идей» личность и народ, идея и её восприятие массой…Непрерывный словесный поединок Моисея и Аарона это извечный конфликт между «мыслителем» и «деятелем», между пророком-правдоискателем, пытающимся вывести свой народ из рабства, и оратором-демагогом, который в своей попытке сделать идею образно зримой и доступной по сути дела предаёт её(крах идеи сопровождается разгулом стихийных сил, с удивительной яркостью воплощённым автором в оргиастическом «Танце золотого тельца»).

Снова спросим себя – в каком году, в какое время пришла автору либретто идея показа своего народа сборищем алчущих золота и плотских утех в оргии, представленной на сцене? Работа над ораториальной версией 1928 года вылилась в оперную версию в 1932 году. В том году были закончены два акта этого сочинения. Не хочется даже предполагать – сделал ли это автор по своей воле в надежде на некоторое «понимание» рвущихся к власти наци? Но если мы ответим «нет», то тогда зачем и почему именно в то страшное время, когда нацисты с первых же шагов стали демонстрировать всю свою программу прямо на практике, столь уважаемому автору пришла подобная идея? Ответа на это вопрос у нас нет.

Марк Райс писал далее в своём эссэ:

«Эту оперу Шёнберг задумал, как антипод произведениям некогда обожаемого им Вагнера. В зрелых операх Вагнера все положительные герои выделяются прежде всего силой, и тот, кто побеждает, будь то положительный или отрицательный персонаж, побеждает только с помощью силы. Власть – альфа и омега вагнеровского мира. Вся борьба между героями, все интриги совершаются только во имя силы и власти. В "Нибелунгах" для них есть даже специальный символ – злополучное кольцо. С моральной точки зрения герои не подпадают ни под какие нормы – они воруют, убивают, прелюбодействуют – «арийским» героям не только всё позволено, как высшей расе, но даже и поощряется…»

С оценкой Райсом героев Вагнера нельзя не согласиться, но от этого никак не улучшается образ народа, к которому принадлежал сам Шёнберг, преступивший в своём либретто, как это видится сегодня, некоторые моральные нормы нельзя в тяжелейшие времена для своего народа с помощью музыкальных и сценических средств, даже глядя в древнее прошлое поощрять желаемое для врагов своего народа столь отвратительное представление о нём.

Взглянем теперь на постановки оперы «Моисей и Аарон» в послевоенные годы. До войны это произведение не было поставлено. Первое представление состоялось только в 1950-х годах: в 1954 году в концертном исполнении в Гамбурге и в 1957-м первое исполнение на оперной сцене в Цюрихе.

В книге Нормана Лебрехта «Мaestro myth» рассказана история постановки в Зальцбурге в 1988 году. Он приводит слова непоименованного английского критика:

«Показывая еврейскую расу в шёнберговской опере "Моисей и Аарон" в таком примитивном виде, близком к нацистским карикатурам, что имело особый привкус в вальдхаймовской Австрии, стало "незафиксированным погромом". Действие на сцене происходило на осквернённом еврейском кладбище. Евреи с филактериями и в молитвенных покрывалах носили требуемые нацистами жёлтые звёзды, изображали сексуальные оргии, преклоняясь перед Золотым тельцом. Это ещё более усиливало расистскую пачкотню…»

Далее, критик, как бы убоявшись своих собственных мыслей, пишет:

«Такое толкование партитуры, не могло быть, очевидно, намеренно антисемитским, поскольку постановка была горячо поддержана дирижёром евреем Джеймсом Левайном. Левайн уже много лет является "любимым сыном Зальцбурга".

Постановка была воспринята негативно, многие просто уходили из зала театра.

Левайн, как обычно загадочный, никак не прояснял своей вовлечённости. Или он искал случая надсмеяться над прошлыми нацистами и их преступлениями? Или просто показал свой плохой вкус? Или, лучше сказать, помогал очистить историю на сцене от разрастания того зла, которое больше полувека назад разрушало синагоги и евреев убивало на улицах?

Всё это могло быть убедительным из-за музыкальной интерпретации Левайна, когда он избавил шёнберговскую партитуру от острых углов и представил её как ценное сочинение позднего романтизма».

Сам автор книги Норман Лебрехт никак не выражает своего личного отношения к этой постановке. Кстати, вообще совершенно необязательно «избавлять» партитуру композитора от острых углов, лучше было бы вообще не участвовать в подобной позорной и скандальной постановке. Что бы ни писали критики, как ни «истолковывать» эту оперу, она всё равно несёт в себе зёрна антисемитизма, и потому служит имморальным целям. А теперь время рассказать о постановке «Моисея и Аарона» на сцене Метрополитен оперы в 1999 году, в которой мне самому довелось принимать участие.

***

Как-то во время репетиции, в кафетерии МЕТ оперы я увидел бруклинского хасида. Его появление, как ни странно, никого не удивило, кроме меня. Как и зачем пришёл этот хасид в явно некошерный кафетерий театра?

Всё оказалось проще: это был вовсе не хасид, а переодетый в хасида артист хора. Готовилась новая постановка оперы Шёнберга «Моисей и Аарон». Постановщики решили одеть хор, изображавший на сцене евреев, в современные костюмы, какие носят бруклинские хасиды. В такой же одежде появились ещё несколько артистов хора. После чего, эти костюмы исчезли. Когда начались репетиции, новая сценическая одежда стала абстрактной и ничего не выражавшей, но с некоторой претензией на библейскую эпоху.

Следовательно, изначально постановщики хотели одеть участников спектакля в современные костюмы, которые сегодня носят в Нью-Йорке религиозные евреи. То есть полностью отождествить евреев сегодняшнего дня с мерзкой толпой, по изящному выражению Адорно в яркой оргиастической сцене танца вокруг золотого тельца!

Стало ясным, что устроители спектакля показали, во избежание скандала, эскизы костюмов представителям антидиффамационной лиги Бней Брит. Хотя у меня нет никаких доказательств этому, но по итогам происшедших изменений в том нет ни малейших сомнений. Эта организация считает выражением антисемитизма показ религиозной атрибутики в сценах, подобных этой опере, и следовательно нежелательным и неприемлемым, с граничащим или полностью выраженным антисемитизмом. Но так как одежда сегодняшних религиозных евреев по существу уже является знаком принадлежности к еврейству, то во избежание осложнений, эта идея не получила реального воплощения на сцене.

Однако желание постановщиков было! Было потому, что как ни поворачивать эту оперу, в какие костюмы ни одевать актёров на сцене, всё равно из либретто выпирают гнусные уши антисемитизма! В Америке это было бы несколько чересчур. Всё-таки это не Франция, Бельгия или Австрия. В Германии, конечно, того, что произошло в вышеописанной постановке в Зальцбурге, быть бы никак не могло. В Америке, к счастью, пока ещё есть пределы подобным опытам.

Кандинский. «Москва» Приблизительно 1910 год

В итоге костюмы, как уже говорилось, были сделаны более абстрактными. Весь хор и балет в «оргиастической сцене» раздевался до минимума «бикини», возможного для показа на сцене оперы, и «яркая оргиастическая сцена» стала центральной, как это и предусмотрено либретто. Всё остальное как-то отходило на задний план. В опере есть потрясающие хоровые эпизоды, но дискуссии Моисея с Аароном носят характер скучный и статичный, да ещё в полностью атональной музыке (надо отдать должное героизму певцов). Всё это имело в той постановке второ- и третьестепенное значение. Не знаю, что писали критики, но лично у меня было тяжёлое чувство соучастия в каком-то исключительно отвратительном деле…

Конечно не всем моим коллегам приходили в голову подобные мысли. Хотя никто из нас ничего не мог изменить, и артистическая дисциплина и просто долг работающих в театре требовал исполнения своих профессиональных обязанностей, но то чувство горечи, которое я испытал тогда, могло быть сравнимым только с подобным же чувством от другого спектакля, в котором мне довелось участвовать за 24 года до того в Большом театре в Москве.

 

 Переводчик английского языка на русский здесь


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 364




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer8/Shtilman1.php - to PDF file

Комментарии:

Arthur SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2010-10-08 22:20:21 EDT
Господин учёный профессор доктор Райс совершенно ошеломил открытием того факта, что на фортепиано гораздо больше клавиш, чем 12 !
А ведь казалось, что только двенадцать, если считать от «до» до «до» и первое «до» дважды. Ну, вообще-то на клавиатуре звуков уйма, и жаль, что так и не ясно точно - сколько? Ведь рояли и пианино разных фирм имеют не всегда одинаковое количество клавиш.
И всё же в каждой октаве количество звуков тоже самое. Вот из них, этой уймы клавиатурных звуков и создавали свои произведения композиторы, руководствуясь, или не руководствуясь системой Шёнберга.
Шёнберг не игнорировал иудаизм? И когда же он к нему повернулся лицом снова? А, оказывается в 1934 году! Но обработка «Кол-Нидрей» делалась не одним Шёнбергом, а целым рядом композиторов. Равель не признаётся евреем, но и он издал свою версию «Кол Нидрей». Так что этот факт ровно ничего не доказывает.
Что касается статьи, то пусть она будет трижды дилетантская - дважды учёный профессор уже это высказал - но всё дело в том, что доктор Райс не понял главного. Это статья не о додекафонном письме. Эта статья - не биография Шёнберга. Это статья об ответственности автора либретто за свою работу. Об ответственности перед Богом и людьми за гнуснейший образ евреев в его произведении. Именно поэтому и по сей день эта опера-оратория столь привлекательна и желанна для всех открытых или скрытых наци. Эта статья об этом. Профессор доктор Райс безусловно знает всё о тонкостях Шёнберговского письма, даже о том, что это опера не столько о евреях, сколько о самом Всевышнем. Воля профессора трактовать это как ему угодно. Но, досточтимый доктор не участвовал в исполнении этого опуса, и не знает ничего о реакции людей на эти постановки - как их не ставь, а уши антисемитизма всегда видны! Вот о чём эта статья! Впрочем, если бы замысел противоречил воплощению, то это было бы видно, но, увы - он полностью соответствует воплощению этого опуса на сцене. И всё же ещё раз - безмерно горд любым вниманием учёного профессора.

Z.Ritel
- at 2010-09-21 13:13:54 EDT
Внимательно прочел обе статьи - Артура Штильмана и Марка Райса; хочу выразить свою поддержку А.Штильману, чей текст и манера полемики понравились мне намного больше.
Марк Райс
Рамат-Ган, Израиль - at 2010-09-21 11:52:02 EDT
Дилетантская статья. Во-первых, неточные факты. Например, Шёнберг окончил инструментовку "Песен Гурре" в 1911 г., так что Малер никак не мог их слышать; "Учение о гармонии" вышло из печати в 1912 г. (с посвящением памяти Малера"); Малер отрицательно относился уже к "Камерной симфонии" Шёнберга (1906); первое атональное произведение Шёнберг создал не в 1912, а в 1909 г., и это был не "Лунный Пьеро", а "Три фортепианные пьесы" ор. 11; он не только не игнорировал иудаизм, но и писал духовные произведения на ивритские тексты (первое из них - "Кол нидрей" - создано ещё в 1934 г.). И т.д.
Второе. Все музыковедческие формулировки неточны. Например, на фортепиано гораздо больше клавиш, чем 12, а 12 звуков хроматической гаммы должны не повторяться не по четвёркам, а пока не будет взят последний из них.
И самое главное. Не понята абсолютно идея оперы. Это не опера о еврейском народе. Это опера о БОГЕ и еврейском народе, причём в последнем важны не столько положительные и отрицательные характеристики отдельных персонажей, сколько их разнообразие; причём весь негатив ещё больше оттеняет идеальный образ Бога. Понятно, что нацисты, относящиеся не только к иудаизму, но и к христианству резко отрицательно, не могли поэтому одобрить это произведение, если бы они его услышали.
В статье много цитат из моей статьи о Шёнберге, причём чаще всего они вырваны из контекста или неверно истолкованы (впрочем, наверное, с другими цитируемыми авторами происходит то же). Для того, чтобы читатели поняли, что я писал на самом деле, привожу ссылку на мой материал: http://www.21israel-music.com/Schoenberg.htm

A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2010-09-20 17:01:35 EDT
МАРКУ РАЙСУ.
Благодарю известного музыковеда за присланный отзыв. Статья, как правильно заметил автор отзыва, написана не музыковедом, а исполнителем, участником исполнения "Моисея и Аарона". Мистеру Райсу известно, что опера эта о Боге, а не о Моисее и Аароне. Конечно, вероятно на то у него есть серьёзные основания и соответствующая информация. Кроме одного - впечатление от этого сочинения вполне адекватно, по крайней мере как это было в Нью - Иорке, описанному в этой статье. Именно это и привлекает современных режиссёров. Ощущение исполнителей, ощущения публики, которые хотя и нигде не записаны, но многое было НАПИСАНО на лицах слушателей - право это быть может иногда важнее сносок и точных указаний страниц.И всё же - внимание столь почтенного музыковеда мне в высшей степени приятно. Спасибо.
P.S.АВТОР ПРОСИТ У ПОЧТЕННОГО МАРКА РАЙСА ИЗВИНЕНИЯ ЗА УКАЗАНИЕ НА НЕТОЧНОСТИ В БИОГРАФИЧЕСКИХ ФАКТАХ О КАНДИНСКОМ.

Марк Райс
Рамат-Ган, Израиль - at 2010-09-20 10:15:09 EDT
Статья дилетантская. Во-первых, неточности в фактах. Шёнберг окончил инструментовку "Песен Гурре" в 1911 г., так что Малер их слышать не мог, а "Учение о гармонии" вышло в 1911 г. и было посвящено памяти Малера. Малер не понимал музыку Шёнберга ещё с "Просветлённой ночи" (1899), а о "Камерной симфонии" (1906) прямо отозвался отрицательно (см. его письма, с. 274). Первое атональное произведение ("3 пьесы для ф-п" ор. 11) создано в 1909 г. Обратился в лютеранство Ш. сознательно, в пику гораздо менее гуманному католицизму, который в Австрии господствовал. Обращение в иудаизм у Шёнберга было вполне искренним. Многие его произведения (первое - "Кол нидрей", 1934) написаны на ивритские тексты, он приветствовал создание Израиля и даже был первым ректором Иерусалимской муз. академии.
Далее. Неправильные формулировки. На фортепианной клавиатуре гораздо больше чем 12 клавиш. 12 звуков хроматической гаммы должны повторяться не внутри четвёрок, а пока не будут исчерпаны все. И т.д.
И главное. Неверное определение идеи оперы. Это опера не о еврейском народе. Это опера о БОГЕ и еврейском народе, в чём и заключается её основной конфликт. "Отрицательность" показа народа весьма относительна (главное здесь - разнообразие личностей), но чем она сильнее, тем сильнее выделяется идеальность Бога (для которого создана великолепная тембровая характеристика - унисон мужского, женского и детского хора).
Что об этом думали нацисты, достаточно неважно (Шёнберг, в отличие от автора, не боялся мнения "княгини Марьи Алексевны"), равно как и посмертная постановка его оперы.
И ещё. В статье без ссылок часто упоминается моё имя, причём мои мысли часто вырваны из контекста или неправильно пересказаны (очевидно, с Адорно, Векслером и др. та же история). Для тех, кто желает знать, что я писал на самом деле, привожу ссылку на свой материал: http://www.21israel-music.com/Schoenberg.htm

Дима Цаль - Хаиму Соколину
Anaheim, CA, USA - at 2010-09-02 01:54:17 EDT
Уважаемый Хаим.

Вы безусловно правы. Но беда еще и в том, что, как я заметил, в большинстве своем евреи в упор этого не видят. Это какой-то огромный психологический блок, когда человек не способен видеть, что его за человека не считают, сколько бы ему ни говорили, ни демонстрировали, ни тыкали в нос.

Наверняка это инстинктивная защитная реакция. Но практический результат – не защитный, а наоборот, беспомощный – бесконечная неподготовленность к бесконечным унижениям.

Наверное так было и с Шенбергом. Почему бы и нет.

Павел Иоффе
Хайфа, - at 2010-08-31 12:47:18 EDT
..сдаётся мне, что Шёнберг "раз-" или "вы-" -евривался: я знал многих, особенно живших в России и в Польше, особенно причастных - так или иначе к "мировой культуре", кто пытался найти корень jüdenhaß в "чём-то еврейском". Далеко не всегда это оборачивалось "самоненавистью" или пароксизмом интернационализма. Но многих "просто культурных" - не говоря о гениях - действительно терзает вопрос "НУ-ПО-ЧЕ-МУ", или "Я-ТО здесь причём". Гадливость Б.Л. Пастернака к "еврейскому вопросу" - сильный тому пример. Иное дело, что Шёнберг, как и многие, вряд ли представлял себе, что может происходить то, что происходило...За последние предложения, о неизбежной исполнительской дисциплине, особое спасибо - редко вспоминают об этом.
И - если не секрет - "в Большом Театре" - "Нос"?

Йегуда Векслер
Израиль - at 2010-08-30 17:46:48 EDT
Но ведь оргия вокруг золотого тельца - это не вся опера! Есть там еще кое что, так что судить следует, принимая во внимание целое. Ведь и в Торе история с соорущением золотого тельца - не единственная характеристика еврейского народа (вопреки мнению антисемитов).
К сожалению моему, партитуры ее я не видал, а слышал не полностью. Но впечатление совершенно определенное, что музыка - чрезвычайно сложная. А уж про вокальные парптии и говорить нечего: крайне редко удается Sprechstimme так, как его представлял себе Шенберг. Даже в "Лунном Пьеро" под управлением Булеза певица слишком часто сбивается на просто пение, а в "Моисее и Аароне" требуется именно различать обе эти техники.

A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2010-08-29 20:47:19 EDT
А.ШТИЛЬМАН - ИЕГУДЕ ВЕКСЛЕРУ
New York, NY USA - Sunday, August 29, 2010 at 18:29:29 (EDT)
Дорогой Иегуда Векслер!
Спасибо за Ваше письмо. Безмерно уважая Ваш литературный талант и Ваше высокопросвещённое мнение, позволю себе в одном пункте не согласиться с Вами. Ответственен ли автор-либреттист за своё сочинение? Перед критиками? Перед зрителями? Просто перед людьми? Скорее всего да, ответственен. Прокофьев не писал либретто к фильму "Иван Грозный". И,понятно, не писал никакого либретто к балету, именуемому "Иван Грозный", на "музыку Прокофьева".
Шёнберг, как и Вагнер - был либреттистом собственного сочинения, обдуманно сделав то, что сделал - создал "идеальную" картину отвратительного народа. Можно, конечно фантазировать, что-де история библейская, а потому вообще универсальна, и, стало быть, не только соотносится к евреям. Многое можно. Но всё же не случайна любовь к этому опусу во всём сегодняшнем Европейском Юнионе - он даёт то, что так любо странам без"исламофобии", "объективным и корректным" в отношении потомков народа, изображённого профессором Шёнбергом.
Ничего, конечно, сверъестественно сложного и непонятного в партитуре нет - во всяком случае для исполнителей и профессионалов. Понимать там и расшифровывать можно только с точки зрения анализа додекафонного письма. Адорно в принципе говорил о другом - о направленности музыки и её центральном моменте.Возможно, что в спорах рождается истина, возможно, что все остаются при своём мнении. Спасибо ещё раз за Ваше внимание. Искренне Ваш Артур ШТИЛЬМАН.

Йегуда Векслер
Бейтар Илит, Израиль - at 2010-08-29 16:44:48 EDT
Дорогой Артур!
Осмелюсь публично повторить то, что уже писал Вам в личном письме.
Шенберг ответственен за выкрутасы постановщиков (спустя много лет после его смерти) нисколько не больше, чем Прокофьев - за балет "Иван Грозный" (состряпанный тоже спустя много лет после его смерти). "Моисей и Аарон" - произведение чрезвычайно сложное по языку, а идею его, я полагаю, никто еще не понял и не раскрыл (включая и Адорно).
Шенберг выражал свои идеи музыкой. Если бы он был писатель - то написал бы роман; будь он поэт - написал бы поэму. В данном случае формой, наиболее подходящей для воплощения его идей, Шенберг счел оперу. Однако я твердо стою на точке зрения, что она - лишь для чтения или для слушания, но никак не для постановки в театре. Так же, как его "Кол нидрей" невозможно исполнить ни в синагоге, ни в театре, а вот идея этого произведения - выражена очень ясно и вполне доступна любому непредвзятому уму. Ведь есть и пьесы лишь для чтения - почему не быть бы таким же и в музыке?
Кстати: принятие лютеранства в католической Вене было смелым шагом, но типичным для Шенберга, который (по его выражению) "всю жизнь только и умел, что плыть против течения". Написание "Моисея и Аарона", растянувшееся на много лет и так и не пришедшее к завершению, - это тоже отчаянная попытка плыть против течения. Но для того, чтобы понять ее и объяснить, нужен музыковед, хорошо разбирающийся в иудаизме и его интерпретации Шенберга равно как и в его музыке. Лишь он может объяснить, против какого течения (вернее, течений - во мн. ч.) пробивался Шенберг и что он хотел выразить. А выпендреж постановщиков не имеет ничего общего не только с замыслами Шенберга, но и с искусством вообще, и поэтому они не стоят того, чтобы о них говорить.
Всего Вам наилучшего!

Борис Э. Альтшулер
- at 2010-08-28 20:21:20 EDT
Очередная ясная и блестящая статья маэстро Штильмана на примере разбора творчества великого композитора.

Надо отметить, что немецко-еврейская интеллигенция была неразрывной частью той великой немецкой цивилизации второй половины 19 - начала 20 веков, давшей миру огромное количество гениев. Всё началось в начале 19 века с Мозеса Мендeльсона и его идей эмансипации. Для этой эмансипации необходимо было отказаться от "дремучего" ортодоксального прошлого, как это сделал, например, Фрейд и многие его современники. Поэтому для достижения светлой мечты о признании в семье народов мира необходимо было "вытравить" в себе самого еврея. Нам подобное явление довольно хорошо знакомо по СССР. Оно хорошо знакомо и в сегодняшнем Израиле, где слабонервная часть элиты позволяет себе в различных артикуляциях настоящую юдофобию, граничущую с откровенным предательством.
В плане такого приобщения к великой немецкой цивилизации и была высказана "критика" иудаизма рядом выдающихся евреев Германии. Среди них был Генрих Гейне, до своего крещения ещё подписывавший статьи и стихотворения магендовидом, а после оного критиковавший конвертитов. Зигмунд Фрейд подложил еврейскому народу свинью, написав в 1938 году свою последнюю работу о Моисее, в которой он, восторженный египтолог-любитель, наряду с критикой "неоригинальности" иудаизма совершенно необоснованно утверждал идеи об египетских истоках монотеизма и об имени основателя еврейской религии, тиражирующиеся сегодня во многих работах по иудаике. Да и Ханна Аренд, ставшая в последние десятилетия пророчицей феминистской и моральной философии, позволяла себе странную критику иудаизма и Израиля после Холокоста. В этом ключе и Шёнберг, чью атональность и додекафонию мне уже не полюбить, был, IMHO, частично ренегатом, частично просто наивным художником, допускавшим что подобная "самокритика" в состоянии если уж не остановить, то хотя бы ослабить шквал антисемитизма, вылившегося на еврейский народ.
Исторический опыт показал порочность такого согбенного, запутанного и пагубного подхода к проблемам своей идентификации. Задабривание антисемитов акцентуированием "еврейских пороков" самими талантливыми евреями никогда не приносили нам ничего хорошего.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2010-08-28 16:55:58 EDT
Статья бесконечно интересна.

Тем не менее, я не уверен, что это правильно интерпретировать, в общем-то, аутентичную инсценировку еврейской Торы как потакание антисемитам. Я не знаю, как заканчивается опера (венгерский композитор Золтан Косич ее недавно закончил с разрешения семьи Шенберга), но история-то кончается победой монотеизма, который является основой современно западной цивилизации. А ставить можно по-разному. Меня вообще раздражает сегодняшняя тенденция Метрополитэн Опера ставить спектакли в современых костюмах, как раздражает и подобная тенденция при экранизации классики. В этом смысле одевать "грешных" евреев в хасидские костюмы, т.е. показыватьь именно их как отступников, в высшей степени бестактно, но какое отношение к этому имеет Шенберг?

Финкин
- at 2010-08-28 13:20:00 EDT
О Манне и Шёнберге (и Кандинском тоже) уже писали на портале.
http://7iskusstv.com/2010/Nomer2/Chernoguz1.php
Но всё равно интересно! Спасибо автору и редакции!


Хаим Соколин
Израиль - at 2010-08-28 07:40:12 EDT
Уважаемый Артур, с большим интересом прочитал Вашу статью. Вы приводите слова Эмми Бьянколли: "Венцы ненавидели евреев. А они, несмотря ни на что, продолжали любить свою Вену". Я некоторое время жил и работал в Вене. Мне знакомо это явление. А недавно известный израильский адвокат, родители которого бежали из Германии в Палестину накануне войны и умерли через много лет после неё, рассказал мне, что до конца жизни они считали Германию самой цивилизованной страной мира, говорили только по-немецки, жили в атмосфере немецкой культуры и считали Израиль лишь страной проживания. И такова, по его словам, была общая атмосфера в среде палестинского еврейско-немецкого сообщества. Необъяснимый феномен!

Вы пишете: "Даже сегодня неясно, понимал ли сам Шёнберг, как провоцировало его либретто нацистов?" Думаю, не мог не понимать... Евреи - единственный народ, ненависть к которому основана не только на мифах о его нынешних преступлениях против человечества (добавление в мацу крови христианских младенцев, всемирный заговор с целью захвата власти, развязывание Мировой войны, врачи-убийцы, геноцид палестинцев и т.п.), но и на преданиях глубокой древности (распятие Христа). Ни одному другому народу, имеющему древние корни, не вменяются в вину жестокость, вероломство и коварство далёких предков, что было нормальным явлением в эпоху древнего Рима, Греции, Парфянского царства, древних египтян, галлов, кельтов, германцев и пр. варварской публики. Добавим сюда бесчеловечное рабство в современной американской истории. Только на евреях лежит клеймо врагов человечества с момента их появления в истории. В этом контексте "Танец золотого тельца" не мог не наполнить тихой радостью сердца современных антисемитов (не только нацистов). Если такое сценическое действие относилось бы, допустим, к древнему Риму или Греции, оно воспринималось бы как акт искусства. Как, например, бой гладиаторов на потеху римлян. Но с евреями всё иначе! И Шёнберг, конечно, знал это, понимал и учитывал...

Дима Цаль
Анахайм, СА, США - at 2010-08-28 05:25:29 EDT
Спасибо за очень интересную статью, здесь почти все для меня – новое. Я люблю раннего Шенберга, но атональности и додекафонии не понимаю.

Мой вопрос, может, не совсем по сути статьи. Но он очень важен для меня.

«именно либретто провоцировало будущих постановщиков создавать омерзительный коллективный «портрет» еврейства, как бы опираясь на библейские события.»

Мой вопрос: А может ли вообще еврей создать что бы то ни было, в чем антисемиты не увидели бы чего-то чудовищного?

Вот такой вопрос.


Размышления: Может, Шенбергу и в голову не пришло, как будет истолкована его опера. Ведь все темы - конфликт между «мыслителем» и «деятелем», между правдоискателем, пытающимся вывести свой народ из рабства, и оратором-демагогом, и даже оргия-вакханалия – темы общечеловеческие. Более того, может быть вопрос демагога, принятого за правдоискателя – как раз то, что происходит в Германии в то время. И оргия тоже своевременна в стране, где книги сжигают на огромных кострах, и маршируют свастики из людей.

Может быть, беда в том, что до Шенберга не дошло, что его за человека уже не считают, и в лучшем случае придут посмотреть на оперу как в зоопарк на обезьян. Что намек на немцев через евреев вообще не будет замечен.

Если это так, то он далеко не один. Я все время на Интернете сталкиваюсь с теми, кто меня за человека не считает. По той же самой причине. Сначала я был как Шенберг, сейчас уже привык, именно этого и ожидаю.

Что касается намеков – какие там намеки. По голове нужно бить этих красавцев.

Я ни на чем не настаиваю. Просто думаю: может это так. А может и нет. Может, Шенберг впитал то, чем был так густо пропитан воздух. Как сказал Горький: «Если человека долго называть свиньей, то он начнет хрюкать.» Вот он и хрюкнул.

Регина Кон
Вюрцбург, Германия - at 2010-08-27 19:24:45 EDT
Уважаемый Артур,большое спасибо! Я давно и с интересом читаю Ваши статьи. Удивительное совпадение: завтра, 28 августа, канал 3sat немецкого телевидения как раз показывает оперу "Моисей и Арон" в записи с Ruhrtriennale 2009. Какова же будет эта постановка?...
Б.Тененбаум-А.Штильману
- at 2010-08-27 15:29:01 EDT
Эх, глубокоуважаемый маэстро, хотелось бы мне понимать в музыке на таком уровне, чтобы суметь "услышать" Шенберга. Однако - не дано. Позвольте мне добавить немного к вашей замечательной статье - возможно, вам будет интересно ? Шенберг смертельно обиделся на Томаса Манна после того, как тот опубликовал свой знаменитый роман "Докор Фаустус". Композитор Адриан Леверкюн, который является главным героем романа, вообще говоря, списан с Ницше, но какие-то элементы его музыкальной системы оказались позаимствованы из трудов Шенберга. В итоге у них вышла ссора, к роману было приложено соответсвующее разьяснение, и Манн даже где-то отметил, что еще неизвстно, кто чьим современником является - он Шенберга или Шенберг - его ? Но все это, конечно, не важно, а важно то, что вы написали интереснейшую статью ...
Буквоед
- at 2010-08-27 14:04:06 EDT
Прекрасная статья.
Единственное, что меня удивляет, как эти поганцы определили еврейство Шёнберга, когда "его выдворили, как еврея, с курорта Маттзее близ Зальцбурга", если Шёнберг был крещен еще в 1898. Кстати, о Кандинском: он уехал из Германии после разгрома нацистами "Баухауз" в 1933 во Францию, где и умер в Нёйи-сюр-Сен, там же, в Нёйи-сюр-Сен, он и похоронен, так что это совершенно доказано, что в нацистской Германии он практически не жил

Юлий Герцман
- at 2010-08-27 13:38:05 EDT
Замечательная статья.
Может быть, автору будет интересно: внук Шенберга - процветающий адвокат в Беверли-Хиллс. То есть сперва он был не очень процветающим, но когда отсудил у Австрии пять картин Климта (в ключая 2 знаменитых портрета Адели Блох-Бауэр, они сейчас находятся в нью-йоркской "Neue Galerie" ) в пользу племянницы мужа Адели, то стал богат и знаменит. А и то - никто не хотел браться за это дело, а он взялся.

A.SHTILMAN
New York, NY, USA - at 2010-08-27 11:45:11 EDT
Уважаемый Валерий!
Спсибо за отзыв. Много легенд относительно "любимых музыкантов" Гитлера. Эрнст Ханфштенгль в своей книге писал, что Гитлер был поклонником игры великого скрипача Фрица Крейслера, но где Гитлер слышал Крейслера? Его появление на концертах с середины-конца 20-х годов было бы отмечено многими свмдетелями.Среди коллекции пластинок Гитлера, недавно обнаруженных, записей Крейслера, а равно Губермана или Шнабеля обнаружено не было. Так что всё же скорее всего это относится к легендам.С лучшими пожеланиями - А.Ш.

Валерий
Германия - at 2010-08-27 08:17:41 EDT
Очень интересная,познавательная публикация,спасибо!
Уважаемый Артур!
Я где-то читал,очень давно,что среди самых любимых исполнителей Гитлера
были Бронислав Губерман и Артур Шнабель,так ли это?
Факт интересный.

William Postoronnim
- at 2010-08-26 22:33:23 EDT
Огромное спасибо!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//