Номер 10(23) - октябрь 2011
Александр Винокур

Александр Винокур «Отражая направленный свет»
Стихи

***

Сместились времена. Возможны стали встречи

Предтеч и воплощений. Замкнут круг.

Соразмеряя разнобой наречий,

Они начнут знакомство, как игру.

 

Взаимность ритмов празднует природа.

Былых инстинктов снова слышен зов.

...Прекрасен миф. Но точность перевода

Откроет лишь буквальный смысл слов.

 

Небрежен опыт первых впечатлений.

В конспекте дальних и ближайших лет

Пойдут на сноски, так, для развлечений,

Парады разминувшихся планет.

 

***

Интересны детали,

И подробности тоже...

Цвет тончайшей вуали

И морозец по коже.

 

Взгляд скучающий мимо,

Остывающий кофе.

В параллельном режиме -

Беспризорные строфы.

 

Разговор не по делу -

О погоде, о счастье.

Всё вокруг запотело,

Вероятно, к ненастью.

 

И нелепы портреты

И другие пиары

На обрывках газеты

На краю тротуара.

 

"Ну, пока. Созвонимся".

Голос даже не дрогнул.

Мы ещё повинимся,

Но, пожалуй, не долго.

 

Приоткрылись, закрылись.

Как умели, пытались...

Основное забылось,

А детали остались.

 

***

Когда лирический герой

Махнёт приветливо рукой

И, отправляясь на покой,

Отменит встречи,

Как замечательный наряд

Себе кумира сотворят,

Перебирая всё подряд -

Дела и речи.

 

Но затерялся опыт лет.

Не зная, был он или нет,

Готовишь собственный ответ

И ждёшь вопросов.

О главном лучше умолчать,

А если нечего сказать,

Поставь краплёную печать

Других запросов.

 

***

Люблю бразильский карнавал.

Оставив дома предрассудки,

Берёшь и этот перевал -

Грехом наполненные сутки.

 

Здесь все фантазии и сны

Осуществляешь, словно в сказке.

И увлечения ясны

Без дополнительной огласки.

 

Скитаясь принцем на пиру,

Где, веришь, все друг другу рады,

Ты несерьёзную игру

Воспринимаешь, как награду.

 

И, прожигая уик-энд,

Совсем законченный повеса,

Приоткрываешь, декадент,

Ростки другого интереса.

 

...У сумеречного окна,

Былые дни сложив, как вёсла,

Опустошал себя до дна,

Когда мечтал о жизни взрослой.

 

***

Зачем-то вытолкнут из ряда,

Заставят петь и танцевать.

Кому-то, видно, это надо,

Но не тебе об этом знать.

 

Пляши. И думай, что красиво.

Твои страдания - творят...

Под вечер скажут: "Всё. Спасибо".

Короче, поблагодарят.

 

Теперь ты чувствуешь иначе.

Уходит воздух между строк,

И оскорбителен до плача

Буквально понятый намёк.

 

***

Помогает Лидия Гинзбург.

Объясняет: слово - не призрак.

Разговоры не просто трёп,

Это жизнь, да ещё взахлёб.

 

Ну, не жизнь, а её остатки,

Горьковаты. Бывает, сладки.

Пережёвываешь, жуёшь.

Не надеясь, чего-то ждёшь.

 

Вместо писем и разговоров,

И привычных с собою споров

Что-то сделать - создать, сломать,

Чтобы было что понимать...

 

И зачем тебе это надо?

Продолжай свои променады.

Кант, не Кант - продолжай ходить,

Говорить с собой, говорить.

 

***

За поведение хорошее

Награда в жизни полагается.

Доволен новыми галошами,

И телевизор не ломается.

 

Совсем не кающийся праведник,

Живёшь в покое и согласии

С собой, с деревьями и травами,

С людьми, с соседом дядей Васею.

 

Всего-то дел - в страстях не модничать,

Не возжелать, и пыл умеривать.

А надоест - сними намордничек,

И всё устроится. Проверено.

 

***

Сам пишу, сам читаю.

Понимаю не всё.

Иногда отмечаю:

"Автор что-то несёт".

 

Диалог невозможен.

Самый важный вопрос

Пунктуально изложен,

А ответы - вразброс.

 

Но признать неохота,

Что разорвана связь.

Исполняешь там что-то,

Сам себя сторонясь.

 

P.S.

Кстати, в самом начале

Попросился Басё.

Но ему отказали.

Вот, пожалуй, и всё.

 

***

"Паныч пришли" - молочница в прихожей

Встречала полусонного меня.

Я прятался за бабушкой. Похоже,

Начало рядового трудодня.

 

…А дальше путь подъёмов и падений.

Пусть иногда звучал победы клич,

Не пан, конечно. Инок без владений.

Но всё-таки - смешно сказать - паныч.

 

***

Переписанный начисто

Жизни чьей-то дневник.

Невысокого качества

Бытовой боевик.

 

Без погони и выстрелов

Изнурительный бой.

Не сломаться, а выстоять

В поединке с судьбой.

 

Стать звездою падучею

Не пришлось. Повезло.

Но от случая к случаю

Воспарялось зело.

 

Так, в побеге из бренности

Сотворялся отчёт.

Словно что-то изменится,

Если кто-то прочтёт.

 

***

Два корабля возникли из тумана,

И стало ясно - им не разойтись.

Идёт на слом каюта капитана

И всё, что здесь могло произнестись.

 

Но собираться некуда. Привычка

Спасает, словно строчка из строфы.

Снимаются картины и таблички,

Зачем-то запираются шкафы.

 

Инерция обманчива немного.

Рассвет прекрасен. Близится земля.

Совсем обыкновенная дорога

Идущего на гибель корабля.

 

***

Состариться - не значит поумнеть.

Вчерашний опыт чаще бесполезен,

Предпочитаешь знать, а не уметь,

Но забывать, что путь назад отрезан.

 

Всё так же тянет, пусть не по летам,

Растратить пыл на всякие обшивки,

Предаться всевозможным суетам

И получить награду за ошибки.

 

***

Ещё по-детски, но всерьёз

Мне открывался в чувстве раннем

Мир пробуждающихся грёз,

Источник истинных страданий.

 

Страшась внимание привлечь,

Я нёс как тягостную милость

Возможность каждодневных встреч

И их же неосуществимость.

 

С ней разговаривать? Про что?

Не перемолвились ни разу.

Потом, конечно, всё прошло,

Как и возникло. Резко, сразу.

 

...Я вспоминаю вновь, и вновь.

Была история такая,

Случилась первая любовь,

Но перед нею - нулевая.

 

***

Оглянешься нечаянно назад -

Былое маскируется, как думы,

При том, что абсолютно невдогад

Причины вспоминательного бума.

 

Не всё былое, только попурри.

Сканируя любимые мотивы,

Себя, того, попробуй повтори

И не ищи иной альтернативы.

 

На площади, где, словно рудимент,

Просторна и проста архитектура,

Звучит, эпохи аккомпанемент,

Шуршащий голос Шарля Азнавура.

 

Я, помню, бросил несколько монет...

Сойдя с миниатюрного экрана,

Как вспышка, возвращаются ко мне

Поющие фонтаны Еревана.

 

***

Затерялся в просторах вселенной

Звёзд остывших оставленный след,

Предназначенный вечности тленной

И кому-то, кого ещё нет.

 

Дар небес, не нашедший пророка,

Дух без тела, блуждающий дух

В ожидании крайнего срока

Репетирует сцены разрух.

 

И когда в предвкушении пира

На итоговой встрече миров

Отрекутся былые кумиры,

Согреваясь у новых костров,

 

Приоткроются жизни архивы,

И в любой подходящий момент

Он исчезнет бесшумно, красиво,

Исчерпавший себя джентльмен.

 

***

Герои старых фильмов молодеют...

Спеша на дополнительный сеанс,

Я знал - меня научит и согреет

Душевного движения нюанс.

 

Они, как настоящие герои,

Владели ситуацией. И я,

Осмелившись, разгадывал порою

Обыденные тайны бытия.

 

Сегодня, поотставшие от жизни,

В своей приостановленной судьбе

Они, как дети малые, наивны.

Честны. И неуверены в себе.

 

***

На выставке картин художников забытых

Купи любой шедевр за несколько монет.

Прекрасные цветы неведомого быта

Повесь как талисман в рабочий кабинет.

 

Скитаясь за столом, круги считать устанешь.

Картину дорисуй, реальность сочини.

Коснись других миров. Расслабишься, оттаешь,

И снова напрогон, навылет ночи, дни.

 

Пусть, глядя на фасад заброшенного дома,

Подумает иной, забредший между дел,

Что дальше жизни нет. Ему ведь незнакомо

Предчувствие себя, берущего предел.

 

***

Выставляешь всё, что пережил,

До поры, до времени сокрытое.

Видно, кто-то голову вскружил,

Вот и ждёшь поклонников со свитою.

 

Сам-один стоишь перед холстом,

Ни смешка, ни эха еле слышного...

Наверстаем как-нибудь потом,

Во второй каденции Всевышнего.

 

***

Разнообразно одиночество

Самодостаточных систем.

Свободный выбор - это творчество,

Но соразмерь свой вкус и темп.

 

И в жизни, как в стихотворении,

Два лика должно совместить -

Знать, где поставить ударение,

И понимать, где пропустить.

 

***

Примеряю чужие наряды,

Словно жизнь - это бал-маскарад.

Сам не рад, и другие не рады,

Но хотелось любви и наград.

 

Привыкал, приспосабливал тело,

И разглаживал мышцы лица.

Напускное - ушло, отлетело,

Как стеснительность после венца.

 

И уже незнакомых наречий

Стал привычен и радостен звук.

Как ты милостив, род человечий.

Был я нищ, и раздет, и разут,

 

А теперь, неофит осторожный,

Греюсь в сонме возвышенных лиц.

Хорошо мне, совсем не тревожно,

Потому-то и падаю ниц.

 

***

А в Талалаевку я так и не попал.

Но не сужу себя излишне строго.

Я вспоминать о ней не уставал,

Да, видно, так уж выпала дорога.

 

Взахлёб о ней рассказывал сосед -

Там телефон и низкие наценки.

В огромном мире затерялся след

Гостиницы далёкого райцентра.

 

***

На генеральной репетиции

Ещё возможны варианты.

Плебей оденется патрицием,

Раскрыв возможности таланта.

 

Сменить свою ориентацию

Нетрудно. Это дело фарта.

Пусть для начала поартачится

Реальность в приступе азарта.

 

Но, усмиряемая мнением,

Вот-вот пойдёт парадным строем.

И молча так, с остервенением,

Но покоряется герою.

 

А тот, скрывая суть кондовую

И пробуждая чувство меры,

Играет роль свою как новую

В последний раз. Перед премьерой.

 

***

Дипломантка с мольбертом и мэтром -

Круг за кругом, черта за чертой.

Гонит листья сорвавшимся ветром,

Словно мысли свободной мечтой.

 

Разлетятся до крайнего срока

Как ты их ни зови, ни лови.

Что запомнится ей из урока

Живописной осенней любви?

 

Каждый день наступающий вечер,

В ожиданьи - наброски анфас,

Долгожданно случайные встречи,

Близкий рядом. И счастье подчас.

 

Этот парк, до небес акварельный.

Этот праздник в предчувствии льда,

Состоявшийся так безраздельно,

Так красиво, и так навсегда.

 

***

Документальное кино

Нисколько не документально.

Правдоподобно. Но оно -

Как всем разболтанная тайна.

 

В чём заключается секрет? -

Зачистить найденное место,

Из жизни выхватить сюжет,

Отснять. И вырвать из контекста.

 

***

Дождь за окном. Мне четырнадцать лет.

Школа. Вечерняя смена.

Тусклый, тоскливый, мигающий свет

С молнией попеременно.

 

Здание австро-венгерских времён,

До потолка, как до неба.

Холодно. Я безнадежно влюблён.

Очередь. Это за хлебом.

 

День бесконечен, и дни без конца,

И никакого просвета.

Хочется скрыть выраженье лица.

...Многое было. И это.

 

***

Малоизвестный поэт

Канувшей в Лету эпохи.

По истечении лет

Выглядит, впрочем, неплохо.

 

Вечером поздним не спит,

Что-то негромко читает.

Женщина рядом сидит,

Слушает, чай наливает.

 

Непритязательный быт,

И далёко до харизмы.

Но привлекают судьбы

Разные анахронизмы.

 

Годы текли-утекли,

Всё остальное в ажуре.

Вечную жизнь мотыльки

Празднуют под абажуром.

 

***

Брожу по городу продрогшему,

Ломая выбранный маршрут.

Воспоминания подросшие

Теперь уже не подведут.

 

Когда-то, в молодости-юности,

Послушный правилам игры,

Я обходил и эти улицы,

И близлежащие дворы.

 

Потом, случалось, и обласканный,

Другими тропами ходил.

Искал обещанное сказками,

Себя терял, и находил.

 

Науку самоотречения

Постиг в начале всех начал.

Плыл, как обычно, по течению,

Мечтая выйти на причал.

 

И вот, вернувшийся из прошлого,

Как кем-то брошенный пятак,

Кружу, блуждаю, гость непрошенный,

Без ясной цели. Просто так.

 

***

Отметился в городе детской мечты,

С которым сегодня болтаешь "на ты".

Теперь у тебя замечательный друг.

Случается это не сразу, не вдруг.

 

Придумай себе сумасбродную цель,

Потом закрути баловства карусель.

Примерь на себя ожерелье из грёз,

Присесть не успеешь - а это всерьёз.

 

Нельзя оступиться, грешно отступить,

Осталось собраться и всё изменить.

Плоды достижений вкушай не спеша,

Зачем тебе сказка? И быль хороша.

 

***

Постфактум - какое имеют значение

Все наши любви, интересы, влечения?

Важнее сегодняшний день.

Касаться того, что находится рядом,

О чём-то молчать, разговаривать взглядом,

Ценить ерунду, дребедень.

 

Но сколько иллюзия может продлиться?

Себя не обманешь, покой и не снится,

Витаешь, а время течёт.

И вот, остаются - хореи да ямбы,

Мечты, где тактично поют дифирамбы,

Да собственный гамбургский счёт.

 

***

Матка Боска над брамой.

Львов. Конечно, дождит.

Распрекрасная дама

По ступенькам бежит.

 

Вот ко мне вылетает,

Вот целует меня.

Все сомнения тают -

Эфемерна броня.

 

Где былая граница?

Неосторожен взгляд.

Наши глупые лица

Целый мир веселят.

 

***

Отражая направленный свет

И штудируя жизни уроки,

В кулуарах столпившихся лет

Эту тайну открыть ненароком.

 

Посреди задушевных бесед

Осознать мимоходом, экспромтом:

Говорю и молчу - о себе.

О себе. Даже если о ком-то.

 

***

Какие могут быть сомнения

В том, что душевные метания

И индивида поведение -

Продукт среды и воспитания?

 

Смоги же - в меру фантазировать,

Бродить, ходить, местами шествовать.

Себя любить, но и дозировать,

Ценить и самосовершенствовать.

 

Жить - с интересом, выразительно,

И кайф ловить с друзьями-френдами,

Опровергая умозрительно

Эксперимент тюремный в Стэнфорде.

 

***

Цивилизация уходит,

На произвол судьбы бросая

И поредевшие народы,

И долгострой земного рая.

 

Парад планет не повторится.

И, став персонами нон грата,

Мы обезличиваем лица,

Блуждая в сумерках заката.

 

***

Снижается планка запросов,

Приходит боязнь высоты.

А радости жизненной прозы

Доступны, понятны, просты.

 

Спокоен. Живёшь не экстерном,

В долине начал и концов.

Обходишь, почти суеверно,

Руины воздушных дворцов.

 

Когда-то мечталось о высшем,

Творилась не книга - скрижаль.

Но что-то сломалось, не вышло...

Себя, не сумевшего, жаль.

 

***

Когда извилиста дорога,

Границы этики тесны.

Есть повеления от Б-га,

И есть дела от Сатаны.

 

Спешат неопытные души,

Века считая, не года.

И радостна, как змей воздушный,

Благих намерений чреда.

 

Прекрасны звёзды небосклона,

Но ты давно не вундеркинд.

Скулит и мечется в загоне

Тобой обузданный инстинкт.

 

***

В районе Эйфелевой башни

Беспечно дремлет день вчерашний.

В кафе за столиком сидит,

Читает, смотрит, говорит.

 

А подрастающая смена

Во всех местах одновременно.

Футбол гоняет на асфальте -

Финал. Ничья. Теперь пенальти.

 

Играют ярко, филигранно

На радость юным парижанам.

Здесь нет Мари, и нету Жана,

Но это из другого жанра.

 

***

Не привыкаем - забываем,

Предпочитаем фотошоп.

Глаза руками закрываем,

Как малолетний остолоп.

 

И помогает. Как известно,

Любые средства хороши

Для смены времени и места

И для спокойствия души.

 

***

Когда сольются чёт и нечет,

Плотину старую снесёт.

И наконец-то станет легче...

Да, время лечит. Но не всё.

 

Невыводимо впечатленье

От встречи давней роковой.

Решает первое мгновенье,

И нет возможности второй.

 

 

***

Благодари обычный день,

Где пробуждают наши чувства

Предпочитающие тень

Произведения искусства.

 

Гадаешь, без душевных трат,

Над этой вышивкой кустарной.

И проступает результат -

Простой, но не элементарный.

 

***

Страдать и мучиться словами,

Искать вопрос, а не ответ.

Найти. Украсить кружевами,

И осчастливить белый свет.

 

И стать в сторонке, словно лишний, -

Инстинкт, скорее чем расчёт.

И, избегая встречи личной,

Мечтать, что кто-нибудь прочтёт...

 

Мир на угольях. Небо красно.

Осанна медному грошу.

А ты - о вечном, о прекрасном.

Не страшно? - Страшно. Но пишу.

 

***

Ничейный двор, где мы бесились,

Футбол гоняли в летний зной.

А во дворе - разбитый "Виллис",

Полузасыпанный землёй.

 

Неопалимая крапива

Цвела на нём из года в год,

Перебегая торопливо

И на соседский огород.

 

По вечерам костры палили,

Огонь держали под золой.

Пекли картошку. Говорили.

И рядом пёс. Совсем не злой.

 

Потом фашиста раскопали,

Сгребли, свезли в металлолом.

Мы игры новые играли,

Теряясь в теле молодом.

 

А двор шагреневый сжимался...

Томимый жаждою чудес,

Я, повзрослевший, возвращался,

Искал его. Но он исчез.

 

***

Шли, веселились и пели,

Обозревали красу.

Засветло и не успели,

Заночевали в лесу.

 

Словно в ином мирозданьи.

Холодно. Темень окрест.

Чьё-то сопенье, блужданье.

Шорох, шуршание, треск.

 

- Что это? Кто-нибудь знает?

Старшему под пятьдесят.

Буркнул, уже засыпая:

- Листья сухие хрустят.

 

Вместо подушки газета.

Сердце всё в пятках. Точь-в-точь.

Длилась, как вечность аскета,

Эта бессонная ночь.

 

Страха набрался немало.

Помнится мне и теперь,

Что-то скрипело, стонало.

Листья. А может быть, зверь.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 10




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer10/AlVinokur1.php - to PDF file

Комментарии:

miron
- at 2016-09-18 01:38:38 EDT
По вечерам костры палили,
Огонь держали под золой.
Пекли картошку. Говорили.
И рядом пёс. Совсем не злой.

Потом фашиста раскопали,
Сгребли, свезли в металлолом.
Мы игры новые играли,
Теряясь в теле молодом.
++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Надо же.Стихи въявь.Даже фашист в машине из раскопаного котлована под ДК.
Спасибо Автору за искренние чувства.

Б.Тененбаум
- at 2016-09-18 00:45:52 EDT
Хорошие стихи. Надо же, пропустил в свое время ...
Алекс Б.
- at 2016-09-18 00:05:29 EDT
* * *
"Страдать и мучиться словами,
Искать вопрос, а не ответ.
Найти. Украсить кружевами,
И осчастливить белый свет..."
::::::
Очень жаль, не нашёл ошеломляющие
прекрасные стихи А.Винокура раньше.

В.Ф.
- at 2011-10-25 22:36:22 EDT
Не согласен с Косоротовым (это ник?)
Стихи, по-моему, настоящие, поэт незаурядный.

Павел Косоротов
Россия - at 2011-10-25 18:56:16 EDT
Спасибо автору за то, что напомнил, как прекрасен белый , чистый, неоскверненный лист бумаги...

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//