Номер 10(23) - октябрь 2011
Элиэзер М. Рабинович

Элиэзер М.
РабиновичМои мозаики
Путешествия в Равенну

Автор показывает сделанные им мозаики, а также рассказывает о поездках в «мозаичную столицу» Италии Равенну и о школе мозаики, в которой он учился в течение недели в сентябре 2001 года.

Вступление

Моя специальность – техническое стекло и керамика. Лет через двадцать пять после начала профессиональной карьеры, когда иммигрантская жизнь стабилизировалась и, собственно говоря, перестала быть иммигрантской, мне захотелось сделать что-нибудь красивое из этих материалов. Это не было просто. Если бы у меня не было ни голоса, ни слуха, – а у меня их нет, – мне вряд ли пришло бы в голову попытаться проникнуть на оперную сцену или хотя бы петь на дружеских сборищах. В отношении изобразительного искусства у меня тоже есть два «маленьких» недостатка: я не умею рисовать, и я отношусь к числу тех 8% мужчин, которые, будучи дальтониками, не отличают определённые оттенки красного от зелёного – по счастью, не те, которые на светофоре. Так что вступить на стезю художественного творчества было для меня, возможно, тем, что выражается ёмким ивритским словом «хуцпа», переводимым на русский не менее ёмко как «наглость».

Я посетил кружок витражей, сделал несколько образцов, но почему-то быстро охладел. Не помню, как появилась идея мозаики, но это пошло. Начал самоучкой, потом, 10 лет назад, я неделю проучился в мозаичной «столице» Италии Равенне. Неумение рисовать компенсировалось тем, что я превращал в мозаику чужую живопись, а для цветов «нанял» жену в качестве консультанта. «Мои мозаики» - это и те, что сделаны моими руками, и те работы мастеров Равенны, которые я «присвоил» по праву любви. Об этом рассказ.

Материалы

 

Неправо о вещах те думают, Шувалов,

Которые Стекло чтут ниже Минералов,

Приманчивым лучом блистающих в глаза:

Не меньше польза в нем, не меньше в нем

 краса.

(М.В. Ломоносов)

В древности – до нашей эры и вплоть до византийского средневековья – материалами для тессеры (по-итальянски - tessera, во множественном – tesserae) – тех кусочков, из которых мозаика собирается, - служили разноцветные камни и мраморы, но палитра цветов была ограничена. Королевой мозаики с практически неограниченным выбором цвета стала стеклянная смальта.

Смальта

Стекло – твёрдый материал, полученный из вязкого расплава, который в процессе охлаждения затвердел, не успев закристаллизоваться. Хотя существуют тысячи стёкол и их составов, большинство практических стёкол основано на одном стеклообразователе – двуокиси кремния (кремнезёме), составляющей бóльшую твёрдую часть земной коры и в почти чистом виде известной нам в виде песка. Поскольку температура плавления чистого кремнезёма очень высока (1713C), всё листовое и бутылочное стекло содержит дополнительно окись натрия (вводимую через карбонат натрия – соду) и окись кальция (вводимую через карбонат кальция – мел или известняк).

Происхождение стекла темно и уходит в глубокую древность Месопотамии и Египта за три тысячелетия до нашей эры. Я вообще с трудом понимаю происхождение высокотемпературных технологий металла, керамики и стекла путём обычной изобретательности. Мне нравится идея о Прометее, который прогневил богов тем, что принёс людям огонь, а заодно и научил их ремёслам. Или это сделал наш Б-г. В «Этимологии» Исидора Севильского, пересказана история из Плиния Старшего, согласно которой стекло впервые было изготовлено в устье реки Белус. Ныне эта река носит название Нахаль Неэман (ивр. נחל נעמן), около города Акко в Израиле:

В части Левантийского побережья, называемом Финикия, есть низменный берег, близко к району, проживания иудеев. Место это близ подножия горы Кармель, где течет река Белус... Быстрое течение водного потока в ее устье очищает пески на побережье от загрязнений. Сохранилась история, как на этот берег был выброшен корабль, который вез соду из Египта в Финикию. Когда купцы занялись приготовлением пищи, то не нашли поблизости никаких камней для того, чтобы сложить очаг. Поэтому, чтобы сложить печь, они принесли куски спрессовавшейся соды с корабля. Песок на берегу смешался при высокой температуре с содой, и полупрозрачными потоками новой жидкости стал вытекать из печи, застывая снаружи. Таково происхождение стекла.

История красивая, но невозможная. Жáра костра не могло быть достаточно для получения стекла сколько-нибудь привлекательного вида. К тому же, практическое стекло не может быть двухкомпонентным, без кальция, ибо оно будет растворимо в воде.

Никольсон и Шо описывают составы и технологию стекла в древнем Египте, где оно использовалось для украшений за три тысячелетия до нашей эры. Как и сейчас, основное потребительское стекло делалась из песка, известняка и соды или поташа. Поразительно то, что уже за два тысячелетия до н.э. египтяне перешли на такое соотношение трёх главных компонентов, которое более или менее используется в современном листовом стекле. Они справлялись с варкой стекла при 1400оЦ.

Очень привлекательная особенность стекла – то, что его легко окрасить почти в любой цвет. Многие красители древности применяются и сейчас, например, кобальт, дающий интенсивный синий цвет при его содержании всего лишь около 0.1%. Но больше всего меня, как специалиста, поражает способность египетских мастеров к эмпирическому манипулированию валентным состоянием иона меди для изменения цвета стекла от сине-зелёного (Cu2+) до красно-коричневого (Сu+). Египтяне умели делать как прозрачное, так и опаловое цветное стекло.

Так что к римскому времени технология цветного стекла была уже хорошо разработана, но римляне, а больше всего византийцы в IV-V века н.э. сумели наладить достаточное массовое производство стекла для мозаики, называемого «смальтой» (по-итальянски: “smalto” в единственном и “smalti” во множественном числе). Чтобы цемент под смальтой не был виден, для мозаики годится только опаловое стекло. Впоследствии византийские мастера мигрировали в Венецию, где на острове Мурано они создали стекольные заводы, находящиеся там и по сей день. (В 1976 г. я посетил исследовательский институт стекла в Венеции и после профессиональных бесед мне показали пару заводов Мурано, где стекло варили в больших горшках и вырабатывали вручную. После этого я видел много подобных заводиков, в том числе и в США.)

И сегодня смальта в Венеции делается вручную так, как она делалась веками: 2-4 кг расплава черпаются ковшом и прессуются в круглую лепёшку («пиццу»). Лепёшка медленно охлаждается (отжигается) в специальной печи, потом разбивается на куски и в таком виде продаётся художникам, которые в процессе работы разбивают её на тессеры нужной им формы и размера. Смальта ручной работы недёшева.

Особенно дорога золотая и серебряная смальта. На лепёшку прозрачного бесцветного стекла накладывается очень тонкий лист золота (или серебра), покрываемый тонким слоем того же стекла сверху. Верхний слой делает золото неуязвимым для абразивного действия времени. Высокая цена обусловливается не столько золотом, сколько усложненной технологией.

На фото №1 показана коробка со смальтой и неглазурованной керамикой.

Фото № Тессеры из мексиканской смальты и неглазурованной керамики. В третьем отделении справа - золотая смальта

Другие стёкла и материалы

Большое количество листового художественного стекла производится в США и других странах. Каталог компании “Spectrum Glass” содержит около 200 стёкол разного цвета и фактуры. Стекло стандартной толщины в 2 мм производится прокаткой и может быть гладким или рельефным. Прозрачное стекло используется, главным, образом, для витражей, а опаловое – для мозаики, успешно конкурируя с намного более дорогой смальтой.

Предпосылкой изготовления однородного стекла является тщательное смешение сырьевых компонентов (шихты), особенно малых добавок, вызывающих окраску. Однако можно хорошо смешать основные компоненты, а затем добавить красящие компоненты без тщательного перемешивания. Или даже вбросить эти компоненты прямо в печь в расплавленное стекло, предоставляя перемешивание причудам конвекции. Получается стекло резко неоднородной окраски, где ни один лист не повторяет другой, и такие листы могут найти неожиданное художественное применение.

Помимо листов, продаются стеклянные квадраты одного цвета, наклеенные на бумагу и легко снимаемые водой.

Я немного использовал неглазурованную керамику, в основном, для фона, поскольку она бедна разнообразием цветов. Совсем другое дело – керамика глазурованная, т.е. покрытая слоем стекла. В магазине керамических плиток мне попались готовые тессеры из глазурованной керамики разных цветов размером 3,5х2,5 см, и эти прочные яркие тессеры стали одним из моих основных материалов. Разнообразие их цветов, однако, несопоставимо с палитрой для чистого стекла.

Нередко я смешиваю разные материалы в одной работе.

Инструменты и методы

Под нашим домом идёт подвал – прекрасное место для мастерской. Инструменты: японский резец стекла, различные щипцы для разлома керамических плиток, кусачки, профессиональный молоток и наковальня, привезённые из Равенны. Кроме того, у меня есть небольшой шлифовальный станок со сменными алмазными цилиндрами. В качестве подложек я беру толстую фанеру или доску (2 см толщиной), а для связки – цементную пасту, которую строители используют для установки керамических плиток в ванных комнатах и кухнях.

Большинство моих мозаик сделаны прямым методом, когда тессеры крепятся непосредственно на доску, на которую нанесен рисунок. Можно накладывать цемент на небольшую площадь подложки и потом прикладывать керамику или смазывать цементом обратную сторону каждого камешка перед укладыванием. Преимущество прямого метода – простота. Недостатков два: во-первых, его удобно применять только к панели, которая потом будет выставлена или вывешена без монтирования в другом месте; во-вторых, эта методика довольна нетерпима к ошибкам. Профессиональный цемент прочен, и когда однажды я захотел что-то поправить в уже законченной работе, выбивание небольшого куска заняло несколько часов. О двойном методе – позже.

Grout. В словарях это слово переводится строительным термином «жидкий раствор», но это не вполне правильное определение для мозаик, поэтому я буду пользоваться словом «граут», объяснив его значение. Граут – это цемент (обычно портландцемент с добавками для цвета), который разводится в воде с примесью латекса и втирается в промежутки между тессерами на последней стадии. В Равенне художница Лучиана Ноттюрни предостерегала своих студентов против граута, повторяя как священную фразу: “Gaps are mosaics” – «Промежутки – тоже мозаика». Когда мы дойдём до курса и до мозаик равеннского типа, вы увидите, почему иногда она права. Однако в случае мозаик, сделанных на подложке прямым методом, нецементированные узкие промежутки будут собирать грязь, и, кроме того, граут имеет явное художественное значение. Если для всей мозаики использовать один нейтральный цвет, втирание граута занимает меньше четверти часа, и он подчёркивает мозаичный эффект. В некоторых случаях я, однако, подбирал граут отдельно к цвету каждой части картины. Тогда процесс занимает значительно больше времени. Сначала втирается светлый граут и убирается излишек там, где этого цвета быть не должно. Затем надо подождать пару дней, пока первый граут не затвердеет и станет непроницаемым к влажной протирке. Тогда наносится другой цвет и т.д. После граута мозаика завершена.

Мозаики, сделанные прямым методом (до и после Равенны)

По аппликациям Матисса

Начал я с аппликаций Матисса, поскольку аппликации – тоже своего рода мозаика, и сначала выбрал «Двух танцоров» (1937-38, 80,5х64,5 см, фото №2, слева)[1]. В первом варианте, сделанном для себя с тессерами из глазурованной керамики, размер был слегка меньше оригинального: 71х56 см (Фото №2, центр). Я попытался подобрать цвета как можно ближе к матиссовской бумаге, и открыл, что это не всегда правильно для другого жанра. Оказалось, что на стене глянцевая мозаика отражает свет таким образом, что синий фон порой сливается с черным костюмом танцора. Через несколько лет я повторил мозаику для подарка. Размер был меньше (38,8х31 см) – работа предназначалась для небольшой квартиры, - материалом послужило стекло, и для фона был выбран голубой цвет (Фото №2, справа). Контраст оказался значительно лучше.

Фото №2. Слева - репродукция аппликации Матисса "Два Танцора", в центре – большая мозаика из глазурованной керамики, справа – меньшая работа из стекла

Почти все мои мозаики – без рамок, вместо этого торцы подложек закрываются тессерами цвета, продолжающего мотив передней плоскости.

Недавно была сделана мозаика из стекла по другой аппликации - «Икар» из цикла «Джаз» (34,3х24 см, фото №3).

Фото №3. Икар (по Матиссу)

У ворот обетованной земли

Попался на глаза израильский русскоязычный журнал «Ариэль» (№ 18, 1994) с интересной акварелью на обложке. (Фото №4, слева).

  

Фото №4. Слева - репродукция акварели Нахума Гутмана "У ворот", в центре - мозаика из стекла, справа - деталь: рыбка из прозрачного стекла на жёлтом цементе

Внутри оказалась статья Айялы Гордон о художнике Нахуме Гутмане (1898-1980). В ответ на мой запрос г-жа Гордон сообщила, что это была иллюстрация 1934 г. к детскому стихотворению Бялика «У ворот», которое она прислала на иврите, а я сделал подстрочный перевод:

 

Трепещущая голубка,

Светлая голубка

Вела меня по морю

На крыльях ладьи

И привела меня

К избранной земле.

 

Ой, скажите, волны

И рыбы в глубине:

Как мне войти в ворота

Замечательной страны?

И ключ мой сломан,

И дверь заперта.

 

Ни звука, ни ответа,

И голубь с юношей

Всё ещё стучатся

В дверь ворот.

Мне захотелось сделать мозаику по картине, хотя дочь сказала, что это «хуцпа» пытаться «омозаичить» акварель. Я рискнул, и как будто не без успеха (Фото в центре). Был выбран примерно тот же размер (70,5х57,5 см), что и для первого Матисса, чтобы две картины могли висеть симметрично по обе стороны от камина. Куски стекла не всегда были маленькими, потому что нашлись крупные фрагменты неоднородной окраски, которые давали иллюзию волн. Хотя обычно для мозаики берут опаловое стекло, чтобы цемент не был виден сквозь него, в некоторых случаях и прозрачные куски не портят впечатления. Вот рыбка из прозрачного рельефного стекла (Фото справа), смонтированная на жёлтом цементе, – она смотрится интереснее, чем если бы было просто взято жёлтое стекло.

Скрипачи

«Еврей-скрипач» из стекла - по картине петербургского художника Анатолия Каплана (Фото №5, слева), а «парная» к нему женщина – по рекламе в одном из журналов (Фото №5, центр). Здесь я особенно горжусь находкой - скульптурными волосами из рельефного стекла, как бы развевающимися на ветру (Фото №5, справа). Для того чтобы стекло «выпадало» из плоскости под него подложен керамический клин.

  

Фото №5. Скрипачи. Справа - деталь: скульптурные волосы скрипачки

Столик

Как-то по телевизору показали небольшой фильм, как отец с мальчиком неожиданно обнаружили в своём районе магазин фокусника. Они зашли, мальчик накупил массу интересных вещей, денег у них не взяли, они вышли из магазина и... больше никогда его не видели.

Так и я, лет двадцать назад, возвращаясь на машине по торговому шоссе из командировки в соседнюю Пенсильванию, увидел справа непонятно откуда появившийся букинистический магазин. Зашёл - и вышел с купленной задёшево роскошной (высотой в 48 см) книгой “Israel – Ancient Mosaics”[2] («Израиль – Древние мозаики»), изданной в 1960 г. при содействии Юнеско. Продавщица сказала:

- Я рада, что книга попала в хорошие руки.

Я:

- Откуда вы знаете?

- Я видела, как вы её брали с полки.

Магазин, однако, быстро исчез – это не то место, где у него могло быть много покупателей. Я считаю, что вся цель его существования была – продать мне книгу. Надо сказать, что после 1960 г. количество раскопанных в Израиле мозаик возросло в несколько раз, например, в Циппори открыт национальный парк мозаик[3].

Я воспроизвёл мозаику «Мужчина играет на флейте для своей собаки» из Монастыря г-жи Мэри – донорши монастыря - в Бейт-Шеане (567 г. н.э.) (Фото №6, слева). Эту мозаику я не видел в натуре, хотя бывал в Бейт-Шеане не раз, но монастырь закрыт для посетителей. Подложкой была шестигранная доска, материалом - глазурованная керамика, для ножек был куплен металлический каркас, и так появился столик. Левую часть я додумал (нигде не смог найти изображение, полнее, чем в книге), внёс и другие небольшие изменения, например, решил, что это невежливо для пса не слушать музыку, исполняемую для него, и повернул его голову в сторону хозяина. Столик служит для сервировки напитков (Фото №6, центр и справа).

  

Фото №6. "Мужчина играет на флейте для своей собаки"

Могила ныряльщика (The Tomb of the Diver)

Эта могила с пятью фресками, относящаяся примерно к 470 г. до н.э.[4], – наверно, самый значительный экспонат Археологического музея в Паэстуме (Paestum, древнегреческое название города - Посейдония)[5], недалеко от Салерно и примерно в ста километрах на юг от Неаполя. Могила была раскопана Марио Наполи в 1968 г. Все фрески – внутренние, на четыре стенах и на крышке (Фото №7). Это, возможно, единственный пример древнегреческой живописи, которая дошла целиком до наших дней, и единственный могила, расписанная человеческими фигурами. Боковые сцены изображают мужской пир и игру. На крышке размером 220х110 см показан человек, только что прыгнувший с вышки. Вышка, символизирующая жизнь как вершину человеческого существования, состоит из 24 камней (не считая верхней плиты), соответствующих 24 часам[6]. Человек прыгает с неё, покидает сферу времени и отправляется в бесформенное дальнейшее существование. Каждое из деревьев имеет по семи ветвей по числу дней недели. Художник «схулиганил» или пошутил, намекая, что его умерший прыгун вполне готов для участия в загробном любовном кутеже, и показал, в напряжении, некий орган его тела.

Мы купили в музее открытку с изображением фрески крышки, чтобы по ней сделать мозаику. Доска была много меньшего размера: 53,3х29,2 см. Все фигуры сделаны из глазурованной, а фон – из неглазурованной керамики (Фото №8). Наиболее трудно было сделать орнамент – я не стал повторять искажение рамки и сделал её симметричной. Чтобы изобразить тонкие «листья», я сделал многочисленные прорези в керамике фона алмазной пилой, куда потом был втёрт светло-коричневый цемент (граут). Не зная в то время символизма фрески, я сделал лишнюю, 8-ю, ветвь на левом дереве.

Здесь я, было, сделал и другую ошибку. Я читал, что фон должен следовать фигурам, и так это более или менее было получилось для деревьев. Ток же в начале было сделано и для ныряльщика, который получился как бы в капсуле. Готовая вещь повисела несколько дней на стене, и «капсула» раздражала. Я снял её и несколько часов выбивал дефект, чтобы заменить его прямым фоном.

Фото №7. "Могила ныряльщика" в Паэстуме. Вверху - верхняя плита изнутри, внизу - "Пир", северная стена

 

Фото №8. Мозаика по фреске верхней плиты "Могилы ныряльщика"

Иллюстрация к «Буре» Шекспира и Сибелиуса

Это, собственно говоря, не мозаика, а удачно найденный уникальный кусок неоднородного стекла, напомнивший мне сцену из только перед этим прочитанной «Бури». Я обрезал стекло, сохраняя его неправильную форму, и смонтировал на отлакированную доску с выжженным пояснением (Фото №9), что это относится и к началу музыкальной пьесы Сибелиуса, иллюстрирующей бурю, вызванную Просперо для разрушения корабля, как рассказано его дочерью Мирандой (Шекспир, Акт I, сцена 2-я):

 

О, если это вы, отец мой милый,

Своею властью взбунтовали море,

То я молю вас усмирить его.

Казалось, что горящая смола

Потоками струится с небосвода;

Но волны, достигавшие небес,

Сбивали пламя. О, как я страдала,

Страданья погибавших разделяя!

Фото №9. Иллюстрация к "Буре" Шекспира-Сибелиуса.

Равенна

Город. Школа мозаики в первый день

14 июля 2001 г., в годовщину освобождения узников Бастилии, свободу получил и я, выйдя на пенсию после 42 лет работы в трёх странах и трёх учреждениях. Незадолго до этого одному из моих друзей попалось на интернете объявление об англоязычном курсе в итальянской столице мозаики – Равенне, я списался с художницей Лучианой Ноттюрни, и мы покинули Америку на 3 месяца: два месяца работы в университете Саарбрюккена (Германия), Россия, Израиль и 5-дневный (40 часов, с 10 по 14 сентября) курс в Равенне.

Равенна в 402 г. стала столицей Западной Римской империи, отделившейся от Восточной на 7 лет раньше. Императором был Гонорий, который жил в городе вместе с сестрой Галлой Плацидией. В Равенне возводятся первые христианские постройки, и она становится экономическим, политическим и культурным центром. Империя перестала существовать в 476 г., когда последний из императоров Ромул Августул был свергнут Одоакром, которого в свою очередь сверг вождь остготов Теодорих в 493 г., ставший правителем всей Италии со столицей в Равенне. Остготских правителей в 540 г. свергает император Византии Юстиниан, и до середины VIII века Равенна становится столицей византийской провинции, называемой Равеннским экзархатом.

По всей Италии - и в Риме, и, особенно, в Сицилии - можно увидеть замечательные мозаики, но ни в каком другом городе нет такой концентрации артистического новаторства и вкуса, как в Равенне, и весь этот расцвет мозаичного искусства пришелся на 100-150 лет перед завоеванием города Юстинианом и на первые годы правления Юстиниана, хотя некоторые мозаики меньшей художественной ценности были сделаны в VII веке. Уже более тысячи лет город – политическая провинция, но он остаётся мозаичной столицей Италии из-за того, что было создано в те полтора столетия. Сейчас только ранним утром Равенну можно увидеть такой, как её увидел Александр Блок более ста лет назад[7]:

 

Всё, что минутно, всё, что бренно,

Похоронила ты в веках.

Ты, как младенец, спишь, Равенна,

У сонной вечности в руках.

В другое время дня – это очень живой, полный туристов, город.

Мы уже были в Равенне в 1999 г., но тогда я не думал, что вернусь для учёбы. Я сделал фильм (41 мин.) об обеих поездках на английском, и выставил его на YouTube:

http://www.youtube.com/user/emrabin41#p/u/2/CCh8aaoEWyE

http://www.youtube.com/user/emrabin41#p/u/1/owxl20Awnwo

http://www.youtube.com/user/emrabin41#p/u/0/Q6Tu1zc2viE

Встал вопрос: а что будет делать жена во время моего курса? Всесильный интернет принёс ответ: записаться на недельный курс итальянского. Школа мозаики могла нам только рекомендовать гостиницу, но школа языка поместила нас для практики в частный дом синьора и синьоры Донатти (Фото №10). Они не знали ни слова по-английски, но мы как-то умудрялись обсуждать с ними серьёзные политические проблемы!

Фото №10. Наша квартирная хозяйка синьора Донатти.

Чтобы найти студию Лучианы Ноттюрни надо выйти из дома Донатти, у собора повернуть направо на пл. Гарибальди, где на здании почты висит мемориальная доска в память евреев Равенны, погибших в войне (Фото №11), затем повернуть налево и дойти до виа Рубикон (Фото №12). Здесь надо приостановиться и, чтобы не принять себя за Юлия Цезаря, Рубикон не пересекать – это никуда меня не привело бы. Вместо этого, надо на той же стороне повернуть направо и ещё раз направо на виа Арно, где семья Лучианы владеет двумя домами. В правом доме, принадлежащем её отцу, Лучиана держит студию и школу, в левом живёт она сама с семьёй.

Фото №11. Доска памяти равеннских евреев, погибших в войнах

Фото №12. Переходить ли Рубикон?

Что представляла собой школа? Штат состоял из самой Лучианы, женщины лет сорока, неплохо говорившей по-английски, ей помогала художница Брюнетта Заватти, очень красивая женщина, которой невозможно было дать её 60; она почти не знала английского. Третьим «профессором» была Мануэла Фарнети – гид, переводчица, историк и автор книг по мозаике, одну из которых – справочник по изготовлению мозаик[8] - я случайно купил в предыдущий приезд. Мануэла была основным рупором на английском, но чтобы все студенты могли удостаиваться интенсивного внимания, Лучиана держала ещё одну переводчицу, которая тоже могла давать ограниченные советы по мозаике. Пятым был техник Матео, лет 17, студент мозаичного колледжа. Фотографии «профессоров» даны на фото №13.

  

Фото №13. Наши «профессора»: Лучиана Ноттюрни (слева), Брюнетта Заватти (центр) и Мануэла Фарнети (справа)

В группе было 10 американцев. День начинался в восемь и заканчивался в пять с часовым перерывом на обед. Трудно себе представить, как много дала нам школа всего за 40 часов. Для каждого ещё до начала было приготовлено именное место, мольберт, передник, инструменты, неограниченное количество венецианской смальты всех видов и известковое ложе на деревянной доске. Каждый сделал копию одной из древних мозаик двойным методом, которым работали в те времена, и несложную мозаику прямым методом. Нас водили по городу на две профессиональные экскурсии, и мы прослушали две лекции: на одной Лучиана показывала пол в своём доме, а на другой Мануэла рассказывала со слайдами о современной мозаике.

Единственной парой инструментов, которыми пользуется Лучиана, является специальный молоток с двумя острыми краями и наковальня с всаженным в отверстие в бревне пирамидальным концом.

Фото №14. Покупка инструментов в Равенне

Мы купили эти инструменты в Равенне (Фото №14), и Матео показал, как всаживать наковальню в дерево и вынимать её для транспортировки и периодической заточки. Дома в Нью-Джерси мой бывший коллега, хобби которого – резьба по дереву, подарил мне бревно и выточил стамеской пирамидальное отверстие.

В первый день Лучиана рассказывала и демонстрировала «двойной метод». Что это такое? Сразу делать высокохудожественную мозаику на стенах и куполах церквей очень трудно. Поэтому планирование и первоначальная сборка осуществляются на полу или в мастерской на временном мягком ложе из извести, которая остаётся влажной несколько дней и из которой кусочки могут быть вынуты с такой же лёгкостью, как из пластилина. Толстый слой извести (а впоследствии цемента) также компенсирует неравномерность толщины смальты. Законченная мозаика переносится и монтируется на постоянном месте.

  

Фото №15. Слева - калька с клеточками, сделанными по картинке птицы. В центре - картинка и известковое ложе с первыми тессерами. Справа - продвинутая стадия через день

Из предложенных репродукций я выбрал птицу из церкви Сан-Витале (Фото №15). Сначала надо было наложить на фото кальку и прорисовать специальными чернилами клеточку для каждой тессеры. Кальку приложил к влажному известковому ложу, чтобы чернила отпечатались на извести. После этого доска с известью была поставлена на мольберт, и я начал делать сборку. Так кончился день 10 сентября. А за десятым последовало, как известно,

Одиннадцатое сентября 2001 года

А что изменилось в мире? Всё.

И... ничего.

 (Из лекции Ю.С. Пивоварова, 2011[9])

Странно, что, пережив этот день, мы продолжаем жить, как ни в чём не бывало. Странно, что наш мозаичный курс мог потом продолжаться, как ни в чём не бывало.

День начался без событий. Я продолжаю колоть смальту и собирать мозаику (Фото №15). Около четырёх (десять утра в Нью-Йорке) вбегает вторая переводчица и говорит: «Мы думаем, что мы должны сказать вам. Что-то страшное происходит в Нью-Йорке. Скорее идите к телевизору у Лучианы в доме». Бежим, видим (Фото №16), слушаем, цепенеем. Они нам переводят с итальянского... Понятно, что никакой работы в тот день уже не было. Пытаемся пробиться в Америку по телефону.

По городу развешены плакаты (Фото №16, справа): «Трагедия в США. Все на площадь. Митинг солидарности». Назавтра – служба в соборе в память погибших.

  

Фото №16. Одиннадцатое сентября. «Мы думаем, что мы должны сказать вам...»

Потом

А в среду 12-го мы продолжаем и заканчиваем. Обе художницы и переводчицы постоянно курсируют между нами, смотрят, помогают. Вот на фото №17, слева, палец Лучианы кладёт последний камушек моей птицы, а справа - законченная работа в известковом ложе.

 

Фото №17. Лучиана кладёт последний камушек в мою мозаику. Справа – готова работа в мягком известковом ложе

Дальше – перенос на цементное ложе. Это для всех делает Матео; Мануэла и Лучиана объясняют каждый шаг, а мы стоим вокруг, смотрим, записываем, фотографируем. Сначала промежутки между тессерами засыпаются мраморной пудрой, чтобы туда не попал клей. Накладывается вырезанный по размеру кусок марли, на который наносится толстый слой густого клея (Фото №18, слева). После сушки клея на солнце мозаика с известью лопаткой отделяется от доски, известь ломается и выбрасывается – мозаика держится только на приклеенной марле (обратная сторона с остатками извести показана наверху в центре фото №18). Слой постоянной связки – портландцемента – накладывается и равномерно размазывается по обратной стороне (Фото №18, справа). Теперь мозаика готова быть смонтированной в постоянном месте – в данном случае, в деревянной рамке, в которой мы увезём её домой. По бокам заливается цементный раствор с мраморной пудрой (Фото №18 внизу), и мозаика отставляется в сторону на время схватывания цемента. Хотя Лучиана использует быстротвердеющий цемент, всё равно мы должны ждать сутки.

  

 

Фото №18. Перенос в постоянное ложе. Наверху слева - накладывание марли и клея. Наверху справа - обратная сторона после снятия с доски, видны остатки извести. Внизу – Матео распределил цемент по обратной стороне, наложил рамку, и теперь заливает цементный раствор вокруг лицевой стороны, покрытой приклеенной марлей

Назавтра в конце дня цемент твёрд и, как и смальта, водонепроницаем. Мы вымачиваем мозаику в тёплой воде с мылом, снимаем марлю (Фото № 19, слева), тщательно щётками и струёй воды моем, сушим, красим край рамки. И вот результат висит дома вместе с другими моими работами (Фото №19).

 

Фото №19. Слева - снятие марли и мытьё. В центре и справа – мозаика висит дома на стене

Пока цемент «главной» мозаики схватывался, мы сделали простую мозаику прямым методом, но иначе, чем я это делаю дома. Я выбираю рисунок звезды. Деревянная рамка наполняется цементом только наполовину, потому что предполагается, что не успеть выложить весь рисунок, прежде чем цемент за час-полтора затвердеет так, что перестанет принимать тессеры.

Фото №20. Мозаики нашей группы, сделанные прямым методом в студии Лучианы

Наношу полрисунка на цемент, выкладываю мозаику, заполняю и выкладываю вторую половину. Фото №20 показывает работы нашей группы.

Когда техника такова, что тессеры вкладываются в глубокий слой цемента, этот слой остаётся в промежутках, хотя и ниже плоскости смальты. Таким образом он служит вместо граута, так что понятно нежелание Лучианы добавлять граут. Когда цемент находится только под камешками и немного выдавливается в промежутки, граут необходим для прочности, сохранения чистоты и лучшего внешнего вида.

Прогулка по Равенне с Мануэлой Фарнети

Времени до схватывания цемента было достаточно, чтобы Мануэла могла повести нас на пешую экскурсию по городу на полдня. Описывать прогулку подробно равносильно написанию книги о Равенне, так как почти каждый объект заслуживает большой главы. Здесь – только краткий конспект виденного.

Базилика Сан-Витале

Эта базилика в форме восьмиугольника (Фото №21)[10] была начата в 527 г. при Теодорихе и освящена в 548 г. при Юстиниане[11].

Фото №21. Базилика Сан-Витале

Основное пространство базилики украшено мраморной инкрустацией, а вогнутые поверхности покрыты византийской мозаикой, сделанной в 546-547 гг. Мозаики изображают сцены как Ветхого, так и Нового заветов[12]. В центре базилики Сан-Витале мы видим молодого безбородого Иисуса (фото №22), а по бокам – две самые известные мозаичные картины собора (Фото №23): император Юстиниан слева и императрица Феодора – в прошлом, куртизанка и танцовщица, - справа, оба со свитой и дарами. (Метрополитен музей в Нью-Йорке владеет полноразмерными копиями, сделанными в Равенне, но они не выставлены). Эти мозаики символизируют триумф Юстиниана, завоевавшего Равенну для Византии. Как и Иисус, Юстиниан изображён молодым, хотя в то время ему было около шестидесяти.

Фото №22. Центральная часть базилики - Иисус с ангелами

 

Фото №23. Слева - император Юстиниан со свитой, справа - императрица Феодора со свитой

Фото №24 показывает важнейшие эпизоды жизни Авраама. Вот к нему пришли три ангела, и гостеприимный хозяин несёт гостям зажаренного телёнка (Бытие, гл. 18). В этот визит Б-г обещает сына стареющей паре. Сын родился, но затем - это мы видим справа - Б-г потребовал принести Исаака в жертву. В последний момент властная рука из небес останавливает нож, и Авраам видит овцу для жертвы. Это как бы круг: от щедрого угощения до возвращения Аврааму животного для жертвы.

 

Фото №24. История Авраама, Сарры и Исаака в Базилике Сан-Витале в Равенне (вверху) и в Соборе в Монреале, Сицилия (внизу).

Через несколько лет мы были в Сицилии, и там в соборе в Монреале (пригород Палермо) почти вся Тора изображена в гораздо более поздних мозаиках XIII века. Давайте сравним две сцены жертвоприношения (монреальская мозаика – внизу фото №24). Здесь Исаак – безвольная жертва, как овца, тогда как в Равенне – он сознательный участник священодейства. В Монреале ангел останавливает нож Авраама – в равеннской мозаике мы видим руку самого Б-га.

Фото №25. Моисей перед горящим кустом (Сан-Витале).

Интересно, что хотя все мозаики были сделаны всего за два года, они демонстрируют две школы, две философии. Мозаика Авраама, как и другие ветхозаветные темы, выполнены в греко-римском объёмном стиле, с перспективой, где каждый элемент фона живёт, а мозаики Иисуса, императора и императрицы – плоские, с золотым фоном. Посмотрите, как в мозаике Юстиниана все наступают друг другу на ноги – из-за необходимости «плоского» изображения (Фото №23). Византийское искусство ушло от реализма в сторону более символического и, как тогда казалось, более духовного представления жизни. Темы византийского искусства – религиозные и имперские. Русский искусствовед начала XX века П.П. Муратов[13] писал:

Когда мы пробуем проникнуть в красоту Византии, нас поражает её крайняя сложность. В ней нет ничего простого, природного и свободного, ничего, что далось бы человеку легко, вместе с воздухом полей, светом солнца и шумом горных рек. Это самое компактное, самое «искусственное» из всех искусств. Оно представляет полную противоположность итальянскому искусству... Под тяжким давлением византийской государственности человеческие способности бесконечно изощрялись...

Это подарок для посетителя собора Сан-Витале, что оба, казалось бы, противоположных стиля соседствуют и не создают чувства дисгармонии. Википедия сообщаетviii, с ссылкой на акад. В.Н. Лазарева, что в работе принимали участие разные мастера. Мануэла сказала, что это были одни и те же мастера, владевшие обоими стилями, а, точнее, обоими Заветами и историями. Я присоединяюсь к мнению Мануэлы: возможно, что мастера были свободнее в описании сцен Торы (Пятикнижия), тогда как для описания современных им правителей и религии они должны были следовать официальному канону. Впоследствии итальянское Возрождение взяло за образец именно греко-римский, а не византийский подход к искусству.

Мы выходим из базилики и направляемся к стоящему неподалёку приземистому зданию (Фото №26). Это Мавзолей Галлы Плацидии

Здание датируется второй четвертью V века – почти на столетие старше базилики Сан-Витале. Кем была Галла Плацидия[14], жившая с 388 до 450г.? Дочь римского императора Феодосия Великого и сестра Гонория, потом королева вестготов, затем правительница Западной Римской империи. Трудно сказать, какое личное отношение она имеет к строительству и предназначалось ли здание в качестве места её погребения. Здание могло быть и часовней, посвящённой Св. Лаврентию, изображённому на одной из мозаик. В здании – три саркофага, в которых были обнаружены реальные останки, но Галлы среди них быть не могло, поскольку она умерла в Риме и была похоронена там.

Фото №26. Мавзолей Галлы Плацидии

Скромный внешний облик здания совершенно не подготавливает к ошеломляющему впечатлению - сразу, в момент входа. Цельность этого впечатления, трепет от виденного и в то же время какой-то покой возвышают ещё до того, как вы начнёте рассматривать в подробностях, передать которые фотографии не могут[15]. Приглушённый свет из небольших оконец, играющий на смальте синей мозаики с добавлением золота. Цвет может меняться в зависимости от силы скупо проникающего света, создавая «волшебное мерцание»[16]. Итальянский искусствовед Джулио Карло Арган (1909-1992) писал[17], что сам контраст между крайней скромностью внешнего облика и ночным, но интенсивным свечением внутреннего убранства мавзолея полон, по-видимому, многозначительного символического смысла. Художник, похоже, хотел сказать, что душа тем больше блещет, чем невзрачней её телесная оболочка, что материя конечна, но бесконечен наполняющий её божественный свет.

 

 

Фото №27. Мавзолей Галлы Плацидии внутри: общая архитектура, потолки, птицы

Это один из тех случаев, когда не веришь, что сотворено руками человека. Муратов писал, что при виде этого «великолепия невольно думается, что человечество никогда не создавало лучшего художественного средства для убранства церковных стен». Я полностью согласен.

Великолепие потолков со звёздами на синем небе, золотым крестом, птицами и растительными орнаментами (Фото №27) дополняется мозаиками Доброго Пастыря и Св. Лаврентия (Фото №28). Пастырь – молодой Иисус – мирно пасёт белых овец. Стиль фигуративных мозаик – греко-римский, с глубокой перспективой и заполнением пространства.

    

Фото №28. Вверху: "Добрый пастырь" (северный люнет), внизу: "Св. Лаврентий" (южный люнет).

Зал полон посетителями, но все молчат. В этой тишине, неведомо для окружающих и ненавязчиво, музыка из «Лета» Вивальди[18], мысленно начинает сопровождать мои глаза, а потом и глаза зрителей моего фильма:

Наверно, у каждого бывают моменты, когда в присутствии Б-жества остро чувствуешь нехватку слов и мысль сверлит голову: «Ах, если бы я был поэтом!»

Но, может быть, для этого комплекса неполноценности нет причины. Большой поэт однажды стоял на моём месте и, кажется, тоже был в затруднении. Александр Блок написал:

 

Безмолвны гробовые залы,

Тенист и хладен их порог, Чтоб чёрный взор блаженной Галлы,

Проснувшись, камня не прожёг.

 

Военной брани и обиды

Забыт и стёрт кровавый след,

Чтобы воскресший глас Плакиды

Не пел страстей протекших лет.

..........................................................

Здесь голос страсти невозможен,

Ответа нет моей мольбе!

О, как я пред тобой ничтожен!

Завидую твоей судьбе,

О, Галла! - страстию к тебе

Всегда взволнован и встревожен!

                        (Цикл «Равенна», май-июнь 1909 г.)

Почему вдруг такое поклонение перед пусть яркой, но далёкой от нас императрицей? Блок знал, что тела Галлы здесь нет. Почему никогда не стремившийся к власти, слабый здоровьем, русский интеллигент вдруг почувствовал себя неадекватным и «ничтожным» для роли правителя Римской империи? Я осмелюсь спекулировать, что дело не в Галле, и эти строки – сублимация: Блок вдруг почувствовал свою неадекватность в сфере, к которой он был призван, – в поэзии. Возможно, он хотел бы сказать:

 

О, как я пред тобой ничтожен!

Завидую твоей судьбе,

О, Мастер!

Проф. Арган подробно обсуждает технику этого волшебства:

Куски смальты укрепляются в связующей массе на различной глубине и с неодинаковым наклоном, в зависимости от прилежания и опытности мозаичиста. Полученная таким образом шероховатая поверхность не просто отражает свет, но и рассеивает его во множестве направлений, так что зрителю они представляются полной блеска, живого трепета и почти молекулярного движения.

Мозаичист добивается этого путём творческого подхода к выкладыванию рисунка и тщательной проверки световых качеств мозаики. А поскольку применяемый материал не позволяет ему смешивать краски, то он прибегает к вкраплению в слишком холодные (например, зелёный или синий) тёплых тонов (жёлтых, красных) или, наоборот, к приглушению слишком тёплых тонов за счёт вкрапления в них более холодных... Свет и пространство выступают в качестве идеальных выразителей образов...

Арган полагает, что философия этого мавзолея была основана на учении Плотина, на идее освобождения материи из состояния тьмы и возвращения её к состоянию духовности и света... Пространственность мавзолея Галлы Плацидии, построенная на тёмно-синей доминанте, является... пространственностью ночного света...

Если бы ко мне вдруг на вертолёте спустился иноземец или инопланетянин и сказал, что у него есть только полчаса для Равенны – куда бы я ему посоветовал броситься, ответ был бы: только сюда.

Дальше по городу с Мануэлой

Я недаром изменил хронологической логике мозаик и повёл вас сначала в более поздний Сан-Витале – после созерцания мавзолея Галлы трудно продолжать описание других древних мозаик, а их много в остальных церквах, и многие хороши. Да и объём статьи не позволяет бóльшей подробности. (В фильме – подробнее.) Но Мануэла ведёт нас ещё в одно место, и это

Могила Данте

Во внутрифлорентийской борьбе Данте (1265-1321) оказался на стороне проигравших и должен был бежать из родного города, в который его обратно никогда не пустили. Он скитался, пока не осел в Равенне, закончил здесь «Божественную комедию» печальными словами:

 

Здесь изнемог высокий духа взлёт;

Но страсть и волю мне уже стремила,

Как если колесу дан ровный ход,

Любовь, что движет солнце и светила.

(Данте, Рай, Песнь 33, 142-145.)

Здесь он умер и был похоронен (Фото №29). Вскоре флорентинцы, обожающие «дорогие могилки» своих соплеменников, которых они гнали при жизни (как, скажем, Галилея), стали требовать от равенцев прах Данте для захоронения в некрополе знаменитых флорентинцев - церкви Санта-Кроче. Равенна отказала. Когда член могущественной флорентийской семьи Джованни Медичи стал папой Львом Х (правил в 1513-1521), а Равенна входила в состав Папского государства, папа разрешил флорентинцам забрать прах[19]. Они приехали, но нашли могилу пустой: монахи соседнего францисканского монастыря, стену которого мы видим на фотографии, просверлили дыру, выкрали и спрятали тело. Ящик с останками был случайно найден только 27 мая 1865 г. в небольшом саду рядом с могилой (садик тоже виден на фото) и перемещён обратно в первоначальное место. Хотя Флоренция в XIX веке построила символическую могилу для Данте в Санта-Кроче, она больше не претендует на возвращение останков. По словам Мануэлы, каждый год делегация флорентинцев, одетых в одежды того времени, приходит на поклонение и приносит оливковое масло для вечного огня.

  

Фото №29. Могила Данте. Внизу - профиль и лампа с вечном огнём внутри здания

Современная мозаика

Мануэла показала памятник покойному мэру города Пьеру Паоло Д’Атторе - другу Мануэлы и Лучианы, - умершему в 1997 г. от рака в возрасте 46 лет (Фото №30). Это белая скамья, на которую брошены мозаичное пальто и книга. Пальто было настоящим, вымоченным в эпоксидной смоле, после чего к нему были приклеены тессеры.

Фото №30. Памятник мэру Равенны Пьеру Паоло Д’Атторе

Мануэла прочитала лекцию со слайдами о современной мозаике. Наиболее интересной была могила Рудольфа Нуреева на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, которое нам удалось посетить через несколько лет, так что приведенные фото №31 были сделаны нами самими. Автор – художник из Равенны. Мозаика была сделана прямым методом. Моделью послужил персидский ковёр, которым владел Нуреев. В памятнике использовано много золотой смальты.

 

Фото №31. Могила Рудольфа Нуреева на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа

Наконец, в последний день Лучиана повела нас в Парк мира, построенный в 1980 годах. Для его создания были приглашены мозаичисты всех стран, кроме Италии, город предоставил материалы, студентов в помощь, наверно, жильё и питание, но они не получали гонорара. В парке есть замечательные работы. Мозаика на Фото №32 была сделана из гранита. Фото №33 показывает огромную мозаику на земле, называемую «Древо мира». К сожалению, из-за её размера и инженерных ошибок она была вся в трещинах.

 

Фото №32. Мозаика в Парке Мира, сделанная из гранита (деталь - справа)

Фото №33. "Древо мира"

Очень интересна большая и сложная работа венской художницы Эдны Мэлли «Крылья мира» (Фото №34). Некоторые части этой работы сделаны просто из бетона, на который не нанесены тессеры.

 

Фото №34. «Крылья мира» Эдны Мэлли (Вена, Австрия), 1985

Работа московского художника Александра Корнюхова «Человек и природа» (1987) показана на фото №35.

 

Фото №35. "Человек и природа" Александра Корнюхова (Москва), 1987.

Прощание

Это было всё. Группа и Лучиана сфотографировались в парке (фото №36), обнялись и расцеловались. Лучиана обещала по электронной почте отвечать на любые вопросы, мне она потом прислала ручку для рисования на кальке. Предыдущим вечером мы вместе обедали в ресторане, но Мануэла не смогла быть, так что этим вечером группа пригласила её на обед. Очень яркая неделя жизни кончилась, и назавтра мы покинули Равенну.

 

Фото №36. Групповое фото и прощание в Парке мира

Двойной метод после Равенны

Четыре вещи были сделаны двойным методом после возвращения из Равенны.

Рыбы

Эта была попытка сделать дома мозаику точно так, как учила Лучиана. Модель была взята из рамы мозаики Дионисия в Циппори (начало 3-го века н.э)[20]. То, что было сделано в Равенне за 5 дней с помощью штата школы, дома заняло три месяца. Надо было найти подходящие материалы, хотя бы ту же известь. Смальты у меня не было – были глазурованная и неглазурованная керамика и стекло. Результат показан на фото №37, и, в общем, он довольно адекватен модели. Как и в случае равеннской птицы, я не пользовался граутом. Больше я в точности тем методом не работал, так как использовал, тессеры, более или менее одинаковые по толщине. Поскольку мне было не нужно, чтобы известковое ложе компенсировало разную толщину, я мог пользоваться бумагой вместо извести.

Фото №37. Рыбы (мозаика Дионисия, Циппори, Израиль)

Кухня

При переделке кухни я уговорил жену оставить две прямоугольные ниши в новой керамической облицовке стен, которые обещал заполнить. Делать мозаику в кухне на вертикальной плоскости было бы так же неудобно, как неудобно было мастерам работать под куполом собора. Так что я работал на обычном месте в подвале с керамическими тессерами. На плотную бумагу был нанесён рисунок, и тессеры крепились разбавленным клеем. Перемещение тессер для правки было почти так же легко, как и в случае известкового ложа. Когда сборка была окончена, мелкий песок был засыпан в промежутки, лицевая поверхность намазана клеем, и другой слой бумаги прижат сверху – бумага казалась надёжнее марли для переноса. После того, как вся сборка полежала под пачкой книг и бумага высохла, оба листа были обрезаны по контуру и смоченная тампонами бумага обратной стороны была удалена. Затем паз в кухне был намазан цементом, и мозаика вмонтирована в него. Через день цемент затвердел, я отмочил верхнюю бумагу, отмыл мозаику от песка и клея и приложил граут. В мозаике на южной стене были специально оставлены большие пазы (до нескольких сантиметров) для граута, который служил частью картины. Если бы граутом был чистый цемент, то его усадка при высыхании и схватывании неизбежно привела бы к трещинам. Поэтому здесь была использована смесь цемента с песком. Обе мозаики показаны на фото №38.

 

Фото №38. Мозаики в кухне на южной (слева) и северной (справа) стенах.

Портрет жены

Года три назад жена сказала, вскользь: «А почему бы тебе не сделать мой портрет?» Мне пришлось расколоться и показать уже год назад купленную овальную доску и нанесённый контур по фотографии 1981-82 г. (Фото №39, слева). Лежала же доска без дела целый год потому, что карандашный контур был непохож, и я не знал, как начать. Было ясно только, что прямой метод не годится хотя бы потому, что многое придётся переделывать.

Два с половиной года назад: «Ты бы хоть начал в мой день рождения». Начал. Знакомый программист сделал мозаичный фотопортрет с разными размерами ячеек (пример – на Фото №39, справа). Было сделано много копий фотографий в натуральную величину, и я мог экспериментировать, приклеивая тессеры прямо на фото то для одной, то для другой части лица, надеясь, что потом всё можно будет скомбинировать. Глаза клеились на «мозаичную» фотографию, остальные детали – на оригинальную или на фото с упрощенными компьютерным фильтром цветами. Основным материалом была глазурованная керамика, хотя часть волос и золотая серьга были сделаны из мексиканской смальты.

 

Фото №39. Слева - оригинальная фотография, справа - "мозаичный" эффект на компьютере

Я спрашивал друзей, какую часть лица они считали бы самой трудной? Все отвечали так, как вначале думал я сам: глаза. Ничего подобного – три варианта глаз и носа были сделаны, и все годились. Непреодолимой трудностью оказался рот с улыбкой. Всё, что получалось, не было похоже. Повозившись со ртом месяц в 2009 г., я забросил работу почти на два года.

Вернулся к ней в январе 2011 г., желая сделать портрет к юбилею жены. Было сделано около 15 вариантов рта пока, наверно, в какой-то момент надо мной не сжалился Б-г. Я чуть не споткнулся о полиэтиленовый мешок на полу и открыл его, чтобы посмотреть, что там. А была там морская галька – когда-то притащил на всякий случай. «Дай, - думаю, - поставлю зубы из гальки, это займёт минут десять, каков будет эффект?» Получилось! Рот сразу ожил и оказался терпим к некоторым изменениям геометрии без потери улыбки.

 

Фото №40. Вверху слева - законченное лицо на картоне до переноса. Справа – обратная сторона, уже очищенная от фотобумаги. Здесь хорошо видно, где я использовал смальту, так как она, в отличие от керамики, одинакова по цвету с обеих сторон. Внизу – деталь лицевой стороны: ухо и "золотая" серьга.

Теперь пришло время сборки, когда мозаичные нос, глаза и рот вырезались из разных фотографий-черновиков, где они были наилучшими, и собирались на новой «чистовой» фотоподложке по гоголевскому принципу: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича...»; затем началось заполнение остальной части лица. Наконец, голова была готова (Фото №40). Я начал перенос на доску, предварительно покрытую лаком. Перенос состоял из многих этапов, но оказался, в общем, довольно простым. Последним было приложение граута сверху. Законченная работа показана на Фото №41.

Фото №41. Законченная работа на стене

Постскриптум

Два духовных начала объединились в мозаике – Израиль и Италия, иудаизм и христианство, Авраам и Юстиниан. Италия дана человеку как прощение, как выполнение обещания больше не устраивать потоп. Это беспрерывный праздник искусства – нигде нет такого погружения в самое высокое, что создали человеческие руки. Конечно, в Италии замечательная природа, но красивые ландшафты есть повсюду. Выросшие в северном московско-петербургском холоде, мы с подозрительностью и не сразу раскрываемся ласке итальянской природы, но Италия быстро обезоруживает. Потому, что она населена итальянцами. Однако об этом надо писать отдельно.

Примечания



[1] John Elderfield, The Cut-Outs of Henri Matisse, George Braziller, NY, 1978, стр. 49 и 51.

[2] By NY Graphic Society by Arrangement with Unesco, 1960.

[4] Wikipedia на английском, статья “Tomb of the Diver”, http://en.wikipedia.org/wiki/Tomb_of_the_Diver

[6] R. Ross Holloway, The Tomb of the Diver, Amer. J. of Archeology, 110 (2006), pp. 365-88.

[7] Александр Блок, Отрывки из двух стихотворений о Равенне - №146 и 147, Собр. сочинений в 6 томах, т. 2, стр. 117-118, Л-д, «Худ. лит.», 1980.

[8] Manuela Farneti, Technical-Historical Glossary of Mosaic Art, Ravenna, 1993.

[9] http://abpopa1917.livejournal.com/1133796.html,  между 20-й и 21-й минутами.

[10] http://www.sacred-destinations.com/italy/ravenna-san-vitale-photos/slides/IMG_1446c.

[11] Википедия, Сан-Витале,

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%BD-%D0%92%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B5.

[12] Я использовал как свои фотографии, так и взятые с интернета на:

http://images.search.yahoo.com/search/images?_adv_prop=image&fr=my-myy&sz=all&va=mosaics+san+vitale.

[13] П.П. Муратов, Образы Италии, Москва, изд. «Рееспублика», 1994б о Равенне – стр. 91-99.

[14] Википедия, Галла Плацидия.

[15] Я воспользовался фотографиями P. Cash:

http://images.search.yahoo.com/search/images;_ylt=A0PDoS3fk3ZOFRcAWbWJzbkF?p=mosaics+galla+placida&fr=my-myy&ei=utf-8&n=30&x=wrt&y=Search.

[16] http://www.smalta.ru/istoriya-smalty/vizantiya/mavzolei-gally-placidii-ravenna/.

[17] Дж.К. Арган, История итальянского искусства, т. 1, стр. 97-99, Москва, Радуга, 1990.

[18] http://scores.ccarh.org/vivaldi/op8/02/02allparts.pdf.

[19] Gianfranco Bustacchini, Ravenna- Capital of Mosaic, Cartolibreria Salbaroli, Ravenna, cтр. 71-72.

[20] Ehud Nesher & Zeev Weiss, Zippori, Israel Exploration Soc., Jerusalem, 1994.

Ищете информацию про lpg массаж? Узнайте подробности!


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 795




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer10/ERabinovich1.php - to PDF file

Комментарии:

татьяна
харьков, украина - at 2017-10-07 23:14:18 EDT
я восхищаюсь вашей смелостью в познании нового и желаю дальнейших открытий на пути к прекрасному
Алсу Костюк
Казань, Россия - at 2015-01-17 20:00:46 EDT
Все зораживает, скажите, пожалуйса, как можно запистьсу в школу мозаики в Равенне, не могли бы подсказать. Заранее благодарна.
Ирина
россия - at 2014-03-18 17:31:43 EDT
Потрясающе!
Саша
Ростов-на-Дону, Россия - at 2014-03-17 17:32:35 EDT
Я не видела ничего более одухотворенного. Вы совершенно переполнены чувством красоты. И дело даже не в самих работах, но в том какие именно произведения вы выбираете. Я поражена. Вы почему-то гений. Мне 20 лет. И я хочу быть вашей ученицей.
Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-11-23 17:43:18 EDT
Я благодарю коллегу и друга д-ра Инну Тальми за указание на ошибку, уже исправленную, в отношении "температуры плавления чистого кремнезёма...(1713C)" - у меня стояло 2000С - температура, при которой можно практически сварить чистое кварцевое стекло, но это не температура плавления двуокиси кремния.
Элиэзер М. Рабинович - Б.Э. Альтшулеру
- at 2011-11-23 17:37:49 EDT
С Вашей подачи, уважаемый г-н Альтшулер, я заказал и получил в библиотеке своего городка книгу Самуэля Куринского по истории стекла. (У нас прекрасное межбиблиотечное обслуживание.) Это интересная книга, написанная большим энтузиастом к двум предметам: истории стекла и истории евреев. Нельзя сказать, что он совсем непрофессионал – он много лет консультировал заводы Мурано по продаже изделий в Америке. Он поднял огромное количество литературы, много путешествовал.

К сожалению, его книга грешит тем недостатком, который и отличает профессионала от любителя: он начинает с концепции, а не с факта. Из предисловия: «Эта книга откровенно и сознательно написана с утвердительной (protagonistic) позиции человека, который намерен заполнить пробелы в существенном и значительном вкладе евреев в Западную цивилизацию и культуру мира. Она не претендует на уравновешенное изложение истории, но намеревается заполнить те пробелы, которые связывают евреев с искусством стеклоделия». И это жаль, потому что сбалансированная история стелоделия была бы куда полезнее. Эта заранее установленная цель ведёт автора к ошибкам, и когда их находишь, теряешь доверие к остальному тексту, о верности которого я сам судить не могу.

Например, он убедительно рассказывает, как историки стеклоделия постепенно, под давлением археологического свидетельства, отказались от идеи примата Египта в развитии производства и перешли на Мессопотамию. Я был удивлён, и немедленно согласился с предположением, что ивритское «zhuhit» для стекла, наверно, произошло от аккадского «zaku», прочитанного на клинописных таблетках и означающего «прозрачный». Но затем автор пишет, что «разумно заключить,... что эти ассирийские таблетки, записанные 3600 лет назад и описывающие первую известную формулу, относящуюся к производству стекла, были написаны писцом из культуры племени Терры (отца Авраама – Э.Р.), и что эти люди были первыми изготовителями и продавцами изделий из стекла». Это его способ ввести здесь еврейскую нотку.

Ну, прямо уши вянут! Никаких оснований для этого утверждения нет. И что это такое «культура племени Терра» - из его племени или из соседского? И если из его, то Терра же ещё не был евреем, первым евреем был всё-таки Авраам? Для этого периода Куринский использует слово «семиты», имея в виду евреев и не замечая того, что и арабы подпадают под это определение. Вообще все семиты – скажем, ханаанейцы известные нам после греков как финикияне – также становятся евреями, хотя евреи отвоевывали Ханаан у тех, кто там уже жил. И такого много. Любое «возможно» у Куринского превращается в факт. И то, что могло бы быть действительно интересной историей, просто перестаёт быть историей.

Ваше утверждение:

Поэтому „византийцами IV-V века н.э., которые сумели наладить достаточно массовое производство (цветного!) стекла для мозаик“, были евреи, которые в период высокого и позднего средневековья массово эмигрировали в Венецию из-за антисемитизма и погромов, где наладили своё специальное производство на островах.

не может быть верным, потому что речь идёт о гораздо более позднем времени. В 1204 г. Константинополь был захвачен в результате 4-го крестового похода при активном участии Венецианской республики, которая получила большую часть территории и могла экспортровать тамошнее стекольное производство.



Элиэзер М. Рабинович - Яне Кане
- at 2011-11-08 02:35:53 EDT
Яна, спасибо. Музей в Корнинге - лучший в Америке (есть ещё очень неплохой музей в Толедо, Огайо) и один из лучших музеев стекла в мире. Я там был впервые в 1975 г. и видел полноразмерные, сделанные в Равенне, копии двух главных мозаик из Сан Витале. Мне сказали, что это - длительный заём из Метрополитэн музея. Когда я там был опять лет 12 назад, их уже не было - они были возвращены в Нью-Йорк. Но и здесь они не выставлены.

Ваш Элиэзер

Яна Кане
NJ, USA - at 2011-11-08 02:17:32 EDT
Элиэзер,
Я получила истинное удовольствие от Вашей статьи. Мне всегда любопытно узнавать, как происходит физический процесс создания того или иного вида произведений искусства, так что было интересно прочесть о деталях создания мозаик, в особенности поскольку многие из этих мозаик мне знакомы.


Этим летом я побывала в музее стекольного искусства Корнинг (Corning Museum of Glass), на севере Штата Нью Йорк. Вы там наверное уже бывали. Но если нет, то я рекомендую этот музей.

Ваша,
Яна Кане

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-11-01 20:48:53 EDT
Уважаемый д-р Э.М. Рабинович,

я нисколько не собирался умалить интересные аспекты Вашей статьи, вызвавшей большой интерес читателей.

Просто я решил, что вам, профессионалу, будет интересно познакомиться со стандартной, хотя и не такой новой работой американца Куринского по истокам и началам древнего стеклодувного мастерства (Kurinsky, Samuel: The Glasmakers, NY 1991). В книге имеется обширная библиография несмотря на то, что Куринский оригинально решал проблемы истории Колен Израилевых через историю стекла. Та информация, которую я предоставил в овоём отклике, она из этой книги. Если имеется интерес, то стоит, IMHO, связаться с университетом Тель-Авив, где имеется внушительная коллекция античного стекла и солидная библиотека.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-11-01 20:24:51 EDT
Я благодарю всех читателей за доброжелательное чтение и теплые отзывы. Доктору Б.Э. Альтшулеру я был бы признателен за конкретные ссылки, поскольку мне неизвестна столь фундаметальная роль еврейских мозгов в рождении стеклоделия.
Эмануэль Глускин
Kфар Саба, Израиль - at 2011-10-31 18:20:14 EDT
Дорогой Элиэзер,

Очень интересно и, как всегда, основательно. Просто молодец, и Геся тоже!
Конечно такой технологией легче скопировать Пикассо чем Рембранта, но идею (так) сделать автопортрет можно было бы взять и у Рембранта ...

Arnold
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-10-28 18:47:21 EDT
Как специалист и автор составов стёкол и материалов на основе стекла и как автор художественных изделий, снимаю шляпу перед Э. Рабиновичем.
Прекрасный исторический экскурс в глубь веков, популярный рассказ о технологии изготовления мозаики и гимн,гимн стекломатериалам, мастерам Раввены, работам Израильского мастера.

Коллeкционирую "скрипачей" и тех из них, кто на крыше, а вот из стекла скрипачей не видел. Не знал о работах Мэлли и Корнилова, вообще много нового узнал из статьи.

И потрясающий успех семьи Рабиновичей в творчестве. Приветствую Вас и радуюсь Вашим семейным достижениям.
Успехов Вам

Арнольд

Виктор Каган
- at 2011-10-28 05:57:13 EDT
Наконец отошёл от джета и смог спокойно прочитать. Огромное удовольствие. Спасибо.
Arnold
Fair Lawn, NJ, USA - at 2011-10-28 05:03:51 EDT
Как специалист и автор составов стёкол и материалов на основе стекла и как автор художественных изделий, снимаю шляпу перед Э. Рабиновичем.
Прекрасный исторический экскурс в глубь веков, популярный рассказ о технологии изготовления мозаики и гимн,гимн стекломатериалам, мастерам Раввены, работам Израильского мастера.

Коллккционирую "скрипачей" и тех из них, что на крыше, а вот из стекла скрипачей не видел. Не знал о работах Мэлли и Корнилова, вообще много нового узнал из статьи.

И потрясающий успех семьи Рабиновичей в творчестве. Приветствую Вас и радуюсь Вашим семейным достижениям.
Успехов Вам

Арнольд

Буквоед
- at 2011-10-26 00:09:17 EDT
Я Вам, реб Элиэзер, по-хорошему завидую.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2011-10-25 22:20:19 EDT
Интересный очерк о Равенне, об истоках античного еврейского, стеклодувного мастерства и мозаиках.

Металлург, д-р Леонид Ейльман в своё время реконструировал, а Ефим Макаровский в своей книге привёл эту реконструкцию метода древней пиротехники и создания высоких температур для выплавки стекла и металлов в Древнем Израиле и в еврейской диаспоре. Там не было „жары костра“, а уже была высокая технология древности. Изделия из стекла были хитом еврейской торговли в Древнем мире. В своё время я также писал об этом в книге Die Aschkenasim (2008). Надо отметить, что древнее еврейское стеклодувное мастерство и техники особо изучаются в университете Тель-Авива, где даже был (есть?) в своё время музей стекла. Американский автор Шмуэль Куринский, происходящий из семьи потомственных еврейско-польских стеклодувов, написал об этом интересную книгу (Kurinsky, Samuel: The Glasmakers, New York 1991), в которой много информации для специалистов и энтузиастов еврейской истории.

Поэтому „византийцами IV-V века н.э., которые сумели наладить достаточно массовое производство (цветного!) стекла для мозаик“, были евреи, которые в период высокого и позднего средневековья массово эмигрировали в Венецию из-за антисемитизма и погромов, где наладили своё специальное производство на островах. Несмотря на все старания, очень долго секреты они удержать в тайне не смогли, а на местах их мануфактур, например, на о. Мурано, выросли традиционные итальянские стеклодувы, которые всё ещё спекулируют на копиях старых изделий из „еврейского стекла“. Время от времени богатые евреи из США заказывают сувениры по примеру античных оригиналов. Интересно, что „глазная„ техника - Millefiore-Glas, - разноцветного вместе сплавленного стекла, представляющая типичную продукцию Венеции, основана на технологиях древних еврейских мануфактур.

Марк Фукс
Израиль - at 2011-10-25 19:41:14 EDT
Прежде всего, хочу поблагодарить автора за предоставленную мне в свое время возможность ознакомиться с фрагментами опубликованного.
Присоединяюсь к высокой оценке моих коллег.
Я уже писал автору, что своей увлеченностью и успехами он «заразил» меня и при первой возможности я попробую себя в подобном качестве.
При повторном прочтении очерка, пришел к выводу, что смогу использовать его также в качестве пособия.
Спасибо.
М.Ф.

Random
- at 2011-10-25 01:16:48 EDT
Великолепно! Завидую автору, так сказать, белой завистью.
Борис Дынин
- at 2011-10-25 01:13:02 EDT
Присоединяюсь к нижеподписавшимся!
Игрек
- at 2011-10-25 00:15:16 EDT
Восхищен и очерком, и творческой жилкой, и результатами.
Юлий Герцман
- at 2011-10-24 23:33:03 EDT
Опять я вынужден начать отзыв: "Эту вещь я уже читал - автор прилал ее мне лично, надеясь в своей скромности, очевидно, что я заблаговременно перегорю и не буду отзываться на уже опубликованную статью".
Предположение оказалось ложным.
Я как выразил восхищение соединением владения технологии с восторгом творчества, так и повторю это, нисколько не стесняясь. И увлечение прекрасно, и описание его - не хуже.

Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу :)
- at 2011-10-24 13:04:21 EDT
И после этого у вас, Элиеэзер Меерович, хватает духа обижаться на меня за то, что я назвываю вас "гуманистом" ?

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//