Номер 10(23) - октябрь 2011
Адольф Гоман

Адольф ГоманИз ивритской поэзии
Переводы
*

Натан Альтерман

Старинный напев

Если ночью всплакнёшь, для тебя,

Как солому, сожгу свою радость,

А продрогнешь, укрою любя,

И на камне рядом улягусь.

 

А захочешь пуститься в пляс,

Струн последних возьми созвучья!

В день рожденья, в счастливый час

Жизнь и смерть мою в дар получишь.

 

Хлеб с вином попросишь, я сам

Дом покину согбен, озабочен;

Оба глаза мои продам –

Будут хлеб и вино, сколько хочешь.

 

Но, коль станешь смеяться одна

Без меня на пиру весёлом,

Молча ревность пройдёт моя

И сожжёт тебя вместе с домом.

1957

 

Перевод 2000 г.

Песня на музыку М. Зеира в исп. Й. Гаона

 

 נתן אלתרמן

 נִגּוּן עַתִּיק

אִם תַּרַדְנָה בַּלֵּיל דִמְעוֹתַיִךְ,
שִׂמְחָתִי לָךְ אַבְעִיר כִּצְרוֹר תֶּבֶן.
אִם תִּרְחַבְנָה מִקֹר עַצְמוֹתַיִךְ,
אֲכַסֵּך וְאֶשְׁכַּב עַל אֶבֶן.

 

אִם תֹּאמְרִי אֶל מָחוֹל לָרֶדֶת,
עַל אַחֲרוֹן מֵיתָרַי אֲנַגֵּן לָךְ.
אִם תֶּחֱסַּר לָךְ מַתְּנַת-הֻלֶּדֶת,
אֶת חַיַי וּמוֹתִי אֶתֵּן לָךְ.

 

וְאִם לֶחֶם תֹּאבִי אוֹ יַיִן,
מִן הַבַּיִת אֵצֶא כְּפוּף שֶׁכֶם
וְאֶמְכֹּר אֶת עֵינַי הַשְׁתַּיִם
וְאָבִיא לָךְ גַּם יַיִן גַּם לֶחֶם.

 

אַךְ אִם פַּעַם תִּהְיִי צוֹחֶקֶת
בִּלְעָדִי בִּמְסִבַּת מֵרַעַיִךְ,
תַּעֲבֹר קִנְאָתִי שׁוֹתֶקֶת
וְתִשְׂרֹף אֶת בֵּיתֵךְ עַלַיִךְ.

Песня о трёх ответах

 

Он сказал: «Коль пойдёшь за мной,

Не бери шёлк и бархат в дорогу:

Сил не хватит от горя порой».

И ответила так: «Силы много.

 

Если надо, пройдусь и в тряпье,

Буду пол, если скажешь, скрести,

Но останусь царицей в душе,

Словно бархатом платье блестит».

 

Припев:

 

«Что бы ты ни просил, ни хотел,

Буду рада я сделать, милый.

Хорошо и легко будет мне,

Никогда не иссякнут силы».

 

«Если стану постылою звать,

Если стану тебе изменять я,

Ночи долгие сможешь ли ждать,

Пока буду в других я объятьях?»

 

« Если выпадет ждать, подожду »,

Так сказала, сияя лицом,

«Если надо не плакать, смолчу.

Лишь бы знать, что вернёшься потом».

 

Припев (повторяется)

 

«Если встать повелю и уйти,

И не сметь появляться снова,

И забыть обо мне, ибо ты

Не достойна любимого крова»?

 

Усмехнулась, замолкнув на миг,

И сказала (лицо будто снег):

«Если мне повелишь уйти,

Я уйду. Если хочешь, навек.

 

Одного лишь молю не просить:

Никогда и никак, мой милый,

Не смогу я тебя позабыть.

Вот на это – не хватит силы».

 

Перевод 2000 г.

Песня на музыку А.Леванона в исп. А.Авидан

 

 

        נתן אלתרמן

 

    זֶמֶר שְׁלוֹשׁ הַתְשׁוּבוֹת

 

הוּא אָמַר : " אִם תֵּלְכִי אַחֲרַי
לֹא קְטִיָפה תִלְבְּשִׁי וְלֹא מֶשִׁי.
יִהְיֶה מַר עַד בְּלִי כֹּחַ, אוּלַי. "
אָז אָמְרָה הִיא לְאַט : " כֹּחַ יֵש לִי.

 

אִם צָריִךְ אֶתְהַלֵּךְ בִּסְחָבוֹת
כְּלוֹבֶשֶׁת קְטִיפָה מַבְרִיָקה;
אִם צָרִיךְ
אֲקַרְצֵף רְצָפוֹת
וְאֶהְיֶה בְּעֵינַי כְּמַלְכָּה. "

 

        פזמון

 

     " כָּל אֲשֶׁר תְּבַקֵשׁ וְתִשְׁאַל
     אֶעֱשֵׂה וְאוֹסִיף לִשְׂמֹחַ.
     יִהְיֶה טוֹב, אֲהוּבִי, יִהְיֶה קַל,
     לְעוֹלָם לֹא יֶחְסַר לִי כֹחַ. "

 

אָז אָמַר : " מַה יִהְיֶה אִם אֶבְגֹּד
וְאוֹתָךְ אֶעֱזֹב מְיֻתֶּרֶת
בְּלֵילוֹת אֲרֻכִּים לְחַכּוֹת
עַד שׁוּבִי מִזְּרוֹעוֹת הָאַחֶרֶת ? "

 

" אִם צָרִיךְ לְחַכּוֹת אֲחַכֶּה, "

כָּךְ אָמְרָה וּפָנֶיהָ בָּאוֹר,
" אִם צָרִיךְ לֹא לִבְכּוֹת
לֹא אֶבְכֶּה,
הָעִקָר שֶׁאֵדַע כִּי תַחְזֹר. "

 

        פזמון חוזר

 

אָז אָמַר : " מַה יִהְיֶה אִם אַגִּיד,
שֶׁעָלַיִךְ לָקוּם וְלָלֶכֶת
וְלִשְׁכֹּחַ אוֹתִי , וְשֵּנִית
לֹא לָשׁוּב, כִּי לָרְחוֹב אַתְּ מֻשְׁלֶכֶת ? "

 

הִיא רַק רֶגַע שָׁתְקָה וַתְּחַיֵךְ.
אָז דִּבְּרָה וּפָנֶיהָ כַּכְּפוֹר :
" אִם תֹּאמַר לִי לָלֶכֶת
אֵלֵך,
אִם תֹּאמַר לֹא לַחְזֹר
לֹא אֶחְזֹר!

 

     " אַךְ דָּבָר רַק אֶחָד אַל תִּשְׁאַל :
       אַל תֹּאמַר לִי אוֹתְךָ לִשְׁכֹּחַ,
       כִּי אֶת זֹאת, אֲהוּבִי, לֹא אוּכַל,
      
בִּשְׁבִיל זֶה לֹא יִהְיֶה לִי כֹּחַ. " 

Вечер, вечер

 

Вечер, вечер и ветер крепчает,

Вечер, вечер… Деревья качает.

Вечер, вечер и дождь моросит...

Спи же, спи же, свечу погаси.

 

Вечер, вечер… Пусть веки смежатся.

Вечер, вечер… Три всадника мчатся…

Вечер, вечер… Готовы к борьбе...

Спи же, спи же… Дорогой  к тебе.

 

Вечер, вечер. В бою один сгинул.

Вечер, вечер. Другой льва не минул.

Вечер, вечер. Ещё один был…

Спи же… Он твоё имя забыл.

 

Вечер, вечер и ветер крепчает.

Вечер, вечер…Деревья качает.

Вечер, вечер… Всего лишь мечта...

Спи же, спи же… Дорога пуста.

 

Перевод 2010г.

Песня на музыку М.Зеира в исп. Э.Офарим

 

נתן אלתרמן

       לַיְלָה לַיְלָה

 

לַיְלָה, לַיְלָה, הָרוּחַ גּוֹבֶרֶת

לַיְלָה, לַיְלָה, הוֹמָה הַצַּמֶרֶת

לַיְלָה, לַיְלָה, כּוֹכָב מְזַמֵר

נוּמִי, נוּמִי, כַּבִּי אֶת הַנֵּר.

 

לַיְלָה, לַיְלָה, עִצְמִי אֶת עֵיְנַיִךְ

לַיְלָה, לַיְלָה, בַּדֶרֶךְ אֵלָיִךְ

לַיְלָה, לַיְלָה, רָכְבוּ חֲמוּשִׁים

נוּמִי, נוּמִי, שְׁלֹשָה פָּרָשִׁים.

 

לַיְלָה, לַיְלָה, אֶחָד הָיָה טֶרֶף

לַיְלָה, לַיְלָה, שֵׁנִי מֵת בַּחֶרֶב

לַיְלָה, לַיְלָה, וְזֶה שֶׁנּוֹתַר

נוּמִי, נוּמִי, אֶת שְׁמֵךְ לֹא זָכַר

 

לַיְלָה, לַיְלָה, הָרוּחַ גּוֹבֶרֶת

לַיְלָה, לַיְלָה, הוֹמָה הַצַמֶרֶת

לַיְלָה, לַיְלָה, רַק אַתְּ מְחַכָּה

נוּמִי, נוּמִי, הַדֶּרֶךְ רֵיקָה

Колыбельная[1]

 

Дворец и город стихли разом,

На рынки персы не спешат,

Но где-то скрипка с контрабасом

Кларнету вторят, чуть дыша:

«Не сомневайся, слушай разум

И тихо, тихо, ша!..»

 

Ведро в руках или венец,

Пустяк иль суть нас увлекают –

Главу склонивши, под конец

Все потихоньку засыпают,

И баю-бай, – поёт кларнет, –

И мне, и всем нам баю-баю!

 

Спите, дерево и пруд,

Спите, шах, визúрь и шут,

Спи, подушка, спи, кровать,

Спите, сторожа и рать...

Вот четверть курицы б достать...

Нет, нет, спать...

 

Тревога, злость и гнев ненужный,

И страсть, что днём царили тут,

Прошли, ушли, как путник чуждый...

Я сплю, пускай себе идут...

Вопросы задавать нет нýжды,

Один напрасный труд.

 

Из звуков и мелодий дня

У музыкантов под руками

Лишь колыбельная одна

В полночный час осталась с нами.

Она поёт: Оставь меня

И всех нас. Разберёмся сами.

 

Просит шут: Усни, мой шах!

Смолкни, ветер, в парусах!

Спи, дорога, отдохни!

Спи, вся Персия, усни!

– Но хоть фонарь-то погаси...

Да, да, спи!..

 

Перевод 2010 г.

Песня на музыку С.Аргова в исп. М.Каспи

 

 

   נתן אלתרמן

 

       שיר ערש*

 

היכל ועיר נדמו פתע

ונשתתקו שוקי פרס

ורק אי שמה קלרינטה

וקול כינור וקונטרבס

מלחשים אל תתלבטה

ושקט, שקט הס

 

אומנם רדפנו הבלים

אבל הנה הראש הרכנו

אם כתר הוא נושא או דלי

אין שום הבדל בסוף יישן הוא

והיי לי לו והיי לו לי

והיי לי לנו לכולנו

 

נום תפוח נומה עץ

נומה מלך נומה לץ

נומו נהרות וחוף

נומו חצוצרות ותוף

אולי בכל זאת רבע עוף

לא, לא סוף.

 

כל רוגז וחמות וטורח

ותאוות וחרוק שן

עברו חלפו כעוברי אורח

שיעברו אני ישן

גם שאלות לשאול אין צורך

ואין תועלת אין

 

רוב נגינות יש וצלילים

אך שיר הערש שידענו

ושנחבא אל הכלים

רק הוא בסוף נשאר אתנו

נשאר ושר הניחו לי

הניחו לנו לכולנו

 

נומי דרך בא הקץ

נומה מלך בא הלץ

נומו רוח ומפרש

הירדמו תולדות פרס

שייכבו את הפנס

כן, כן, הס.

 

* שיר ערש להצגה "אסתר המלכה"

Городской вечер

 

На крышах розовый закат,

Внизу асфальт синеет,

И женщин взгляды говорят

Уныло: вот и вечереет!

 

Раскрылись фонарей цветы,

Лучей их аромат прекрасен,

И электрической весны

Пьянящ, печален свет и ясен.

 

Наивным сиротой рождён,

Возник на миг и исчезает.

На грани дня и ночи он

Наш взор сияньем наполняет.

 

На грани дня и ночи мы

Сойдём в долину голубую,

Где души дряхлые до тьмы

Могли б лизать траву живую.

 

Прощай, малышка, будь умней!

Твой смех в такси успел умчаться.

Вся быль и небыль прежних дней

Ещё вернётся, может статься.

 

Слежу я молча из окна,

Как тени воздух наполняют,

Как грудь прекрасную луна,

Взойдя над домом, обнажает.

 

Я телом меньше становлюсь,

Но голова – под облаками,

И, если я сейчас пройдусь,

Бог весть куда ступлю ногами.

 

Синеет улицы тоннель,

Закат в конце тоннеля тает,

И, кто найдёт за краем цель,

В избытке счастья зарыдает.

 

На крышах розовый закат,

Внизу асфальт синеет,

И женщин взгляды говорят

Уныло: вот и вечереет!

 

Перевод 2010г.

Песня на музыку Й.Рехтера в исп. Й.Баная

 

 

Лея Гольдберг

 

Молитвы о прощении

 

«Слихот»[2]

1

Только войдёшь – я глаза открою.

Твоё тело мне – взгляд из зеркал и окон.

К филину ночь так приходит: за тьмою

Ясно видит все вещи сокрытые он.

 

Знаю я, как зовут ноготок и ресничку,

Волосок обнажённого тела любой.

И запах сосны – клейкий,

с детства привычный –

Аромат это тела ночной.

 

Мои муки, как лодка, несутся в стремнине,

Белый парус влечёт в твою тёмную власть.

Дай же уйти мне, дай же уйти мне,

На берег прощенья упасть.

1938

 

Перевод 1999

Песня на музыку О.Лерера в исп. Й.Равиц

 לאה גולדברג

 מן הספר " שיבולת ירוקת העין "

 סְלִיחֹות

א

בָּאָת אֵלַי אֶת עֵינַי לִפְקוֹחַ,
וְגוּפְךָ לִי מַבָּט וְחַלּוֹן וּרְאִי,
בָּאָת כְּלַילָה הַבָא אֶל הָאֹחַ
לְהַרְאוֹת לוֹ בַּחֹשֶׁךְ אֶת כָּל הַדְּבָרִים.

 

וְלָמַדְתִּי : שֵׁם לְכָל רִיס וְצִפֹּרֶן
וּלְכָל שַׂעֲרָה בַּבָּשָׂר הֶחָשׂוּף,
וְרֵיחַ יַלְדוּת
רֵיחַ דֶּבֶק וָאֹרֶן
הוּא נִיחוֹחַ לֵילוֹ שֶׁל הַגּוּף.

 

אִם הָיו עִנּוּיִים הֵם הִפְלִיגוּ אֵלֶיךָ.
מִפְרָשִׂי הַלָּבָן אֶל הָאֹפֶל שֶׁלְּךָ.
תְּנֵנִי לָלֶכֶת, תְּנֵנִי לָלֶכֶת
לִכְרוֹעַ עַל חוֹף הַסְּלִיחָה.

Из песен моей любимой страны

1

Как красива ты, страна, и бедна:

Нет венца царю, царице нет дома,

И в году всего лишь семь дней весна,

Остальное – ненастье и громы.

 

Но семь дней в году сад в цвету стоит,

И семь дней в году луг росой блестит,

И семь дней в году настежь дом открыт.

На улицах нищие все по утрам,

Их невидящий взор устремлён к лучам,

И каждый из них рад и сыт.

 

Как красива ты, страна, и бедна:

Нет царю венца, царице нет дома,

И всего семь дней в году торжества,

Остальное – работа и голод.

 

Но семь дней в году мир свеча святит,

И семь дней в году стол для всех накрыт,

И семь дней в году путь к сердцам открыт.

Молитва собрала всех нищих твоих,

 Дочь и сын твои – невеста-жених,

И нищих их братство роднит.

 

Как печальна ты, горька и бедна:

Царю нет дома, венца нет царице.

Во всём мире хвалила тебя лишь одна,

От всех прочих – проклятья сторицей.

 

Потому пройду все углы подряд,

Каждый рынок, двор, переулок, сад.

Каждый камешек стен, что в руинах стоят,

Подберу, для себя сохраняя.

 

Города обойду, страну за страной,

Только песнь с шарманкою взявши с собой,

Нищету твою прославляя.

 

Песня на музыку Д.Эйлат в исп. Х.Альберштейн и Р.Вайс

 

 

2

В любимой моей стране цвет миндальный тает,

В любимой моей стране гостя ожидают.

Сели семь девушек в ряд,

Сели под мамушек взгляд,

Семь их, невест, у входа.

 

В любимой моей стране башня машет флагом,

Паломник к моей стране ближе с каждым шагом.

В добрый придёт к нам час,

Благословенный час –

Вмиг стихнут все невзгоды.

Но кто взглядом орлиным найдёт нас,

Кто же сердцем так мудр и поймёт нас,

Кто мимо нас не пройдёт,

В дороге не пропадёт,

Кто, кто же придёт к нам с воли?

 

Дремлю я, но сердце не спит.

Вот мимо прохожий спешит.

И утро светло,

И лежит

Камень один среди поля.

1955

 

Перевод 2000 г.

Песня на музыку М.Амарильо в исп. Р.Раз и Военного ансамбля парашютистов

 

 

 מן הספר " ברק בבוקר "

 

 מִשִּׁירֵי אֶרֶץ אַהֲבָתִי

 

א

מְכוֹרָה שֶׁלִּי, אֶֶרץ-נוֹי אֶבְיוֹנָה
לַמַּלְכָּה אֵין בַּיִת, לַמֶּלֶך אֵין כֶּתֶר.
וְשִׁבְעָה יָמִים אָבִיב בַּשָּׁנָה
וְסַגְרִיר וּגְשָׁמִים כָּל הַיֶּתֶר.

אַךְ שִׁבְעָה יָמִים הַוְּרָדִים פּוֹרְחִים,
וְשִֹבְעָה יָמִים הַטְּלָלִים זוֹרְחִים,

וְשִׁבְעָה יָמִים חַלּוֹנוֹת פְּתוּחִים,

וְכָל קַבְּצָנַיִךְ עוֹמְדִים בָּרְחוֹב

וְנוֹשְׂאִים חִוְרוֹנָם אֶל הָאוֹר הַטּוֹב,

וְכָל קַבְּצָנַיִךְ שְׂמֵחִים.

 

מְכוֹרָה שֶׁלִּי, אֶרֶץ-נוֹי אֶבְיוֹנָה,
לַמַּלְכָּה אֵין בַּיִת, לַמֶּלֶךְ אֵין כֶּתֶר,
רַק שִׁעְבָה יָמִים חַגִּים בַּשָּׁנָה
וְעָמָל וְרָעָב כָּל הַיֶּתֶר.

 

אַךְ שִׁבְעָה יָמִים הַנֵּרוֹת בְּרוּכִים,

וְשִׁבְעָה יָמִים שֻׁלְחָנוֹת עֲרוּכִים,

וְשִׁבְעָה יָמִים הַלְּבָבוֹת פְּתוּחִים,

וְכָל קַבְּצָנַיִךְ עוֹמְדִים בִּתְפִלָּה,
וּבָנַיִךְ-בְּנוֹתַיִךְ חָתָן-כַּלָּה,
וְכָל קַבְּצָנַיִךְ אַחִים.

 

עֲלוּבָה שֶׁלִּי, אֶבְיוֹנָה וּמָרָה,
לַמֶּלֶךְ אֵין בַּיִת, לַמַּלְכָּה אֵין כֶּתֶר

רַק אַחַת בָּעוֹלָם אֶת שִׁבְחֵךְ אָמְרָה
וּגְנוּתֵךְ-חֶרְפָּתֵךְ כָּל הַיֶּתֶר.

 

וְעַל-כֵּן אֵלֵךְ לְכָל רְחוֹב וּפִּנָּּה,

לְכָל שׁוּק וְחָצֵר וְסִמְטָה וְגִנָּה,

מֵחֻרְבַּן חוֹמוֹתַיִךְ כָּל אֶבֶן קְטַנָּה
אֲלַקֵּט וְאֶשְׁמֹר לְמַזְכֶּרֶת.

 

וּמֵעִיר לְעִיר, מִמְּדִינָה לִמְדִינָה

אָנוּדָה עִם שִׁיר וְתֵבַת-נְגִינָה
לְתַנּוֹת דַּלוּתֵךְ הַזּוֹהֶרֶת.

 

ב

בְּאֶרֶץ אַהֲבָתִי הַשָּׁקֵד פּוֹרֵחַ,

בְּאֶרֶץ אַהֲבָתִי מְחַכִּים לְאוֹרֵחַ,
שֶׁבַע עֲלָמוֹת,
שֶׁבַע אִמָּהוֹת,
שֶׁבַע כַּלּוֹת בַּשַּׁעַר.

 

בְּאֶרֶץ אַהֲבָתִי עַל הַצְּרִיחַ דֶּגֶל,
אֶל אֶרֶץ-אַהֲבָתִי יָבוֹא עוֹלֵה-רֶגֶל
בְּשָׁעָה טוֹבָה,
בְּשָׁעָה בְּרוּכָה,

בְּשָׁעָה מַשְׁכִּיחָה כָּל צַעַר.

 

אַךְ מִי אֵינֵי-נֶשֶׁר לוֹ וְיִרְאֶנּוּ,
מִי לֵב-חָכָם לוֹ וְיַכִּירֶנּוּ,
מִי לֹא יִטְעֶה,
מִי לֹא יִשׁגֶּה,
מִי וָמִי יִפְתַּח לוֹ הַדֶּלֶת ?

 

אֲנִי יְשֵׁנָה וְלִבִּי עֵר,

עַל פְּנֵי בֵיתִי הָאוֹרֵחַ עוֹבֵר.

וְהַבֹּקֶר אוֹר
וּבֶחָצֵר
אֶבֶן בּוֹדְדָה מִתְּגּוֹלֶלֶת.

Назавтра

 

Как зелёное зелено опять

И как серое всё серо опять.

Чуть черно. И ничто не бело.

И всё бурное бурно опять,

И всё прошлое в прошлом опять.

Видно, вновь придет,

Но сейчас что делать?

 

Так непросто дышать и непросто

Думу думать под ветер несносный.

И очень непросто ждать.

Буря крепнет, гудит в висках,

И мгновенья дробятся в прах.

Но как зелёное зелено опять…

1959

 

Перевод 2000г.

Песня на музыку Й.Равиц в её исполнении

 

 

לאה גולדברג

 

לַמָּחֳרָת

 

הַּיָרֹק הַיּוֹם יָרֹק מְאֹד.

וְהָאָפֹר הַיּוֹם אָפֹר מְאֹד.
וּקְצָת שְׁחוֹר וְאֵין לֹבֶן בָּעִיר.

וְהַנִּסְעָר הַיּוֹם נִסְעָר מְאֹד.
וְהֶעָבָר הַיּוֹם
עָבָר מְאֹד.
וּקְצָת עָתִיד. וְאֵין הוֹוֶה בָּאֲוִיר.

 

וְעוֹד לֹא קַל לִנְשׁוֹם, וְעוַד לֹא קַל
לַחְשׁוֹב מוּל זֶה הָרוּחַ הַנִּפְתָּל.
וּמְאֹד לֹא פָּשׁוּט לְחַכּוֹת.
הַסְּעָרָה נוֹגַעַת בָּרִיסִים,
וּמִשְׁתַּבֵּר כָּל רֶגַע לִרְסִיסִים.
אַךְ הַיָּרֹק הַיּוֹם יָרֹק מְאֹד.

Рахель

 

***

Миг встречи, полумиг, один лишь быстрый взгляд,

Обрывки смутных фраз и вдруг…

Вновь смыто всё, потрясено опять

Волною счастия и мук.

 

Ограду возвела! Ищу напрасно я:

Где след? – плотина снесена.

Пред шумным озером колени преклоня,

Напьюся из него сполна.

1925

 

Перевод 1999 г.

Песня на музыку Х.Йовеля в его исп.

 

 ר ח ל

***

פְּגִישָׁה, חֲצִי פְּגִישָׁה, מַבָּט אֶחָד מָהִיר,

קִטְעֵי נִיבִים סְתוּמִים זֶה דַי
וְשׁוּב הֵצִיף הַכֹּל, וְשׁוּב הַכֹּל הִסְעִיר

מִשְׁבַּר הַאֹשֶר וְהַדְוָי.

אַף סֶכֶר שִׁכְחָה בָּנִיתִי לִי מָגֵן
הִנֵה הָיָה כְּלֹא הָיָה.
וְעַל בִּרְכַּי אֶכְרַע עַל שְׂפַת אֲגַם סוֹאֵן
לִשְׁתּוֹת מִמֶנוּ לִרְוָיָה!

Может, этого не было вовсе

 

Может, этого не было вовсе со мною,

И я

Никогда не лелеяла в поте лица

Сада, с ранней зарёю придя?

 

Никогда среди долгих пылающих дней

На жнивье

С высоты нагружённой снопами арбы

Песней голос мой не звенел,

 

Никогда не очистилась я, глядя в вод

Синеву

В непорочной тиши?.. Мой Кинерет , скажи ,

Был ты явью иль сном наяву?

1927

 

Перевод 1999 г.

Песня на музыку Й.Шарета в исп. Э. и А. Офарим

 ר ח ל

 וְאוּלַי לֹא הָיוּ הַדְּבָרִים

וְאוּלַי לֹא הָיּו הַדְּבָרִים מֵעוֹלָם,
אוּלַי
מֵעוֹלָם לֹא הִשְׁכַּמְתִּי עִם שַׁחַר לַגָן,

לְעָבְדוֹ בְּזֵעַת-אַפָּי ?

 

מֵעוֹלָם, בְּיָמִים אֲרֻכִּים וְיוֹקְדִים
שֶׁל קָצִיר,

בִּמְרוֹמֵי עֲגָלָה עֲמוּסַת אֲלֻמוֹת

לֹא נָתַתִּי קוֹלִי בְּשִׁיר ?

 

מֵעוֹלָם לָא טָהַרְתִּי בִּתְכֵלֶת שׁוֹקְטָה
וּבְתֹם
שֶׁל כִּנֶרֶת שֶׁלִי
הוֹי, כִּנֶרֶת שֶׁלִי,

הֶהָיִית, אוֹ חָלַמְתִּי חֲלוֹם?

*

Памяти С.П.

Бывало не раз, после летнего дня

Приду и стою у ворот,

Внимая при гаснущем свете зари,

Как тихо твой голос поёт:

« Мой дом не богат, не высок,

И я в нём совсем одинок ».

 

Живут во мне свет тех минут, их покой,

Их нежность, и мне не забыть

Ту сладость печали, что песней своей

Умела ты в душу пролить:

«Мой дом не богат, не высок,

И я в нём совсем одинок».

 

И кажется мне после долгого дня,

Что в сумерках, скован тоской,

Я ухом, как прежде, обрывки ловлю

Наивной мелодии той:

«Мой дом не богат, не высок,

И я в нём совсем одинок».

1928

 

Перевод 1999г.

Песня на музыку Ш.Лифшиц в исп. Эстер Офарим

 

 ר ח ל

 *

 לזכר ש. פ.

לֹא פַּעַם, בַּקַיִץ, עִם רֶדֶת הַיוֹם,
לְאוֹר הַשְׁקִיעָה הַדוֹעֵךְ,

הָלַכְתִּי אֵלַיִךְ וְעֵת אֲרֻכָּה
הִקְשַׁבְתִּי לְקוֹל זִמְרָתֵךְ :
" קָטָן הוּא וְדַל הוּא חַדְרִי,
וַאֲנִי בּוֹ שָׁרוּי עֲרִירִי
"

 

וְחַי בִּי הַזֵכֶר הַזֶה הַנוֹהֵר,

הַשֶׁקֶט הַזֶה וְהָרֹךְ,
וּמֶתֶק הָעֶצֶב אֲשֶׁר זִמְרָתֵךְ
יָדְעָה עַל הַנֶפֶשׁ לִנְסֹךְ.

" קָטָן הוּא וְדַל הוּא חַדְרִי,
וַאֲנִי בּוֹ שָׁרוּי עֲרִירִי
"

 

וְיֵשׁ כִּי נִדְמֶֶה לִי, עִם רֶדֶת הַיוֹם,
בִּשְׁלֹט בִּי תוּגַת-דִמְדוּמִים,

עֲדַיִן כְּקֶדֶם קוֹלֶטֶת אָזְנִי
הַלַחַן הַהוּא הַתָּמִים :

" קָטָן הוּא וְדַל הוּא חַדְרִי,
וַאֲנִי בּוֹ שָׁרוּי עֲרִירִי
"

Хаим Нахман Бялик

 

Дай твоим укрыться крылом[3]

 

Будь мне как мать и будь сестрой мне,

Укрой меня своим крылом,

Приютом будь главе укромным,

Молитвам тщетным – родным гнездом.

 

Склонись ко мне с зарёй вечерней.

В час милосердья откроюсь я:

Должна быть юность у всех, наверно,

Но где же юность, скажи, моя?

 

Ещё мне тайна сердце мучит,

Душа готова в огне сгореть:

Твердят, любви нет в мире лучше.

Но что такое любовь, ответь!

 

Мне даже звёзды – и те солгали,

Виденье счастья суля с небес.

Всего лишился, чем жил вначале,

Был сон, и тот навсегда исчез.

 

Будь мне как мать и будь сестрой мне,

Укрой меня своим крылом,

Приютом будь главе укромным,

Молитвам тщетным – родным гнездом.

 

Перевод 2010 г.

Песня на народную музыку в исп. З.Паси

 

 

חיים נחמן ביאליק

הַכְנִיסִינִי תַּחַת כְּנָפֵך

ְ

הַכְנִיסִינִי תַּחַת כְּנָפֵךְ,
וַהֲיִי לִי אֵם וְאָחוֹת,
וִיהִי חֵיקֵךְ מִקְלַט רֹאשִׁי,
קַן-תְּפִילוֹתַי הַנִּדָּחוֹת.

 

וּבְעֵת רַחֲמִים, בֵּין-הַשְׁמָשׁוֹת,
שְׁחִי וַאֲגַל לָךְ סוֹד יִסּוּרָי :
אוֹמְרִים יֵשׁ בָּעוֹלָם נְ ע וּ רִ י ם

הֵיכָן נְעוּרָי ?

 

וְעוֹד רָז אֶחָד לָךְ אֶתְוַדֶּה :
נַפְשִׁי נִשְׂרְפָה בְלַהֲבָהּ ;
אוֹמְרִים, אַ הֲ בָ ה יֵשׁ
בָּעוֹלָם
מַה-זֹֹּּאת אַהֲבָה ?

 

הַכּוֹכָבִים רִמוּ אוֹתִי,
הָיָה חֲלוֹם
אַךְ גַּם הוּא עָבָר ;
עַתָּה אֵין לִי כְלוּם בָעוֹלָם

אֵין לִי דָבָר.

 

הַכְנִיסִינִי תַּחַת כְּנָפֵךְ,
וַהֲיִי לִי אֵם וְאָחוֹת,
וִיהִי חֵיקֵךְ מִקְלַט רֹאשִׁי,
קַן-תְּפִילוֹתַי הַנִּדָּחוֹת.

Меж зелёненькими деревцами[4]

 

Между зелёными липами

В длинных пальтишках, с талитами[5]

Гам недотёпы устроили,

То нежные детки Исроэла.

 

Их тонки тельца и легче пера,

Сейчас вот вспорхнут: улетать пора.

Примчит ветерок, замрёт над гурьбой

И, словно пушинки, возьмёт с собой.

 

Только в глазах озорных ребят

Две яркие точки огнём горят,

Шепчут и тают в сиянье дня,

И людям пророчат видения.

 

О завтра они узнать всё хотят

И помнят вчера, и на птиц глядят.

Даст Бог, и увижу я дальше вас,

Что, дети мои, жизнь вам завтра даст.

 

Перевод 2011 г.

Песня на народную мелодию в исп. хора учителей

музыки Северного округа Израиля на сайте

 

 

חיים נחמן ביאליק

 

בֵּין הָעֵצִים הַיְּרַקְרַקִּים

 

בֵּין הָעֵצִים הַיְרַקְרַקִּים

מוֹישֶׁלִים שְׁלוּמִיֵלִים מְשַׂחֲקִים

כְּנָף מְעִילוֹן וְטַלִּית קְטַנָה

יַלְדֵי יִשְׂרָאֵל הָרַכִּים הֵמָה.

 

קַלִים מִנוֹצָה, דַּקִּיק הוּא הַגּוּף

עוֹד רֶגַע פָּרְחוּ וְיוּכְלוּ לָעוּף.

חִישׁ יִחַטְפוּם רוּחוּת קְלִּילִים

כְּאִלּוּ הָיוּ רַק גּוֹזֲלִּילִים.

 

רַק עֵינֵיהֶם בּוֹעֵרוֹת כָּאֵשׁ

וּשׁתֵּי נְקוּדּוֹת מַבְרִיקוֹת בָּן יֵשׁ

יוֹקְדוֹת לוֹחֲשׁוֹת וְטוֹבְלוֹת בְּזִיו

מִבְּרַק נְבוּאָה גַּם בְּפֶלֶא שְׁבִיב.

 

חוֹלְמוֹת עַל מָחָר, תוֹהֶה מַבָּטָן

עַל תְּמוֹל כִּי עָבַר, עַל צִּפֹור בַּגָּן.

יַלְדֵי יִשְׂרָאֵל, מִי יִתֵן עֵינַי

יִהְיוּ כַּפָרַת עֵינֵיכֶם בַּנַי.

Встань, сестра моя, невеста

 

Встань, сестра моя, невеста,

Встань, приди! Встань, приди!

Весть весны тебе принёс я.

У меня в саду сегодня

Куст зацвёл, куст зацвёл,

Щебет ласточки разнёсся.

 

Всплески радости на страже

У дверей, у дверей,

У мезуз[6] твоих толпятся.

Выйди к ним – чиста, наивна, –

Обновят, освежат.

Сразу очи заискрятся.

 

В крыльях света милость Божья

Над землёй, над землёй,

И вода в ручьях запела.

На ветвях листы раскрылись:

Вновь весна! Вновь весна!

Вишня вся в наряде белом.

 

В сердце вновь благоухает

Ласк цветок, ласк цветок.

В час весны его приветствуй.

Я весну свою с твоею

Здесь солью, здесь солью

И благословлю наследством.

 

Мне явись, как мечта,

Плавной лёгкою походкой

В платье тонком белоснежном –

Звонок смех, весел взгляд –

С голубою лентой в косах,

С ароматом яблок нежным.

 

Мы пойдём с тобою в поле

И на холм и в овраг,

Незабудок раздобудем.

Словно жемчуг в ожерелье,

Перл росы, перл росы

Собирать с травинок будем.

 

Между лилиями в поле

Света сноп, света сноп

Наберём в траве зелёной.

Из златых цветов одену

Я на лоб твой диадему

И на голову корону.

 

К роднику пойдём с тобою,

Чтоб нежна, как и ты,

На весь мир Господний целый

Под плеск волн, щебет птиц

Весела, ясна, воздушна

Песнь моя, искрясь, звенела.

 

Песня на слова Н.Шемер в исполнении Й.Гаона на сайте

 

 

חיים נחמן ביאליק

 

קוּמִי צְאִי

 

קוּמִי צְאִי, אֲחוֹתִי כַלָּה,

קוּמִי צְאִי, קוּמִי צְאִי

בְּשׂוֹרַת אָבִיב לָךְ הֵבֵאתִי:

מֵאֲחוֹרֵי גֶדֶר גַּנִּי

נִרְאָה צִיץ, נִרְאָה צִיץ,

נִשְׁמַע קוֹל הַדְּרוֹר עַל-בֵּיתִי.

 

מִן הַבֹּקֶר שׁוֹמְרִים סִפֵּךְ

זָהֳרֵי גִיל, זָהֳרֵי גִיל,

נוֹשְׁקִים מְזוּזוֹת פְּתָחָיִךְ;

צְאִי אֲלֵיהֶם, תַּמָּה, בָּרָה,

וּשְׁטָפוּךְ וְחִדְּשׁוּךְ,

וְהִקְרִינוּ אֶת-עֵינָיִךְ.

 

עָבַר חֶסֶד-אֵל בָּאָרֶץ

עַל כְּנַף-אוֹר, עַל כְּנַף-אוֹר –

וּבַפְּלָגִים נָפְלָה רִנָּה:

אָבִיב בָּא! אָבִיב בָּא!

לִבְלְבוּ בַגָּן הָעֵצִים,

הַדֻּבְדִּבְנִיָּה הִלְבִּינָה.

 

גַּם-בַּלֵּב שָׁב וַיְחִי

פֶּרַח דּוֹדַי, נָתַן רֵיחוֹ –

צְאִי בָרְכִיהוּ בַּאֲבִיבֵךְ;

אַף אֲנִי, אַף אֲנִי

אֶת-אֲבִיבִי בָּךְ אַשְׁכִּינָה

וַאֲבָרְכֵךְ וַאֲנִיבֵךְ.

 

עוֹטָה אוֹר, שִׂמְלַת צְחוֹר,

וּבְצַמָּתֵךְ קִשּׁוּר תְּכֵלֶת,

צְאִי אֵלַי כְּחֶזְיוֹן רוּחַ!

וְנָהַרְתְּ, וְשָׂחַקְתְּ,

וִיהִי שְׂחוֹקֵךְ מָלֵא חֵן,

וִיהִי רֵיחֵךְ כַּתַּפּוּחַ.

 

יַחְדָּו נַפְלִיג אֶל הַשָּׂדֶה

וְאֶל הָהָר וְאֶל הַגָּיְא,

וַאֲלַקְּטָה שָׁם זִכְרִיּוֹת;

אָסֹף אֶאֱסֹף פְּנִינֵי-טָל,

פְּנִינֵי-טָל –

אֶל צַוָּארֵךְ מַרְגָּלִיּוֹת.

 

אָסֹף אֶאֱסֹף קַרְנֵי אוֹר,

קַרְנֵי אוֹר,

וַאֲלַקְּטָה בֵּין שׁוֹשַׁנִּים;

אֶעֱנֹד מִצְחֵךְ צִיצֵי זִיו,

צְפִירוֹת זָהָב, זֵרֵי פָז,

וְאֶקְשֹׁר לְרֹאשֵׁךְ כְּתָרִים קְטַנִּים.

 

יַחְדָּו נֵרֵד אֶל הַמַּעְיָן,

וְכָמוֹךְ, מָלֵא רֹךְ,

עַלִּיז, בָּהִיר וְאַוְרִירִי,

תַּחַת שְׁמֵי אֲדֹנָי

עִם הַגָּל וְעִם הַדְּרוֹר

יַזְהִיר אַף יְצַלְצֵל שִׁירִי

Авигдор Амейри

 

Смотрю с вершины Ар-ацофим[7]

 

Смотрю с вершины Ар-ацофим,

В земном поклоне склоняясь,

Шепчу с вершины Ар-ацофим:

Привет, о Йерушалаим!

Века веков мечтал о тебе,

О счастье видеть свет на челе.

 

Йерушалаим, Йерушалаим,

Взгляни же на сына любя!

Йерушалаим, Йерушалаим,

Из праха отстрою тебя!

 

Прими с вершины Ар-ацофим

Привет, о Йерушалаим.

В изгнанье в дальних странах скорбим,

К тебе свой взор обращая.

Благословен будь тысячекрат,

Храм Владыки, царский град!

 

Йерушалаим, Йерушалаим,

Не двинусь я с этих высот.

Йерушалаим, Йерушалаим,

Придёт к нам Машиах, придёт!

1928

 

Перевод 1991

В исполнении Йорама Гаона народную песню на слова А.Амейри

можно прослушать на сайте

 

אביגדור המאירי

מעל פסגת הר הצופים

מעל פסגת הר הצופים
אשתחווה לך אפיים
מעל פסגת הר הצופים
שלום לך ירושלים!
אלפי דורות חלמתי עלייך,
לראות, לזכות, באור פנייך!

ירושלים, ירושלים,
האירי פנייך לבנך!
ירושלים, ירושלים,
מחרבותייך אבנך!

מעל פסגת הר הצופים
אשתחווה לך אפיים
מעל פסגת הר הצופים
שלום לך ירושלים!
באלפי ברכות היי ברוכה!
מקדש, מלך, עיר מלוכה!

ירושלים, ירושלים,
אני לא אזוז מפה!
ירושלים, ירושלים,
יבוא המשיח, יבוא!

 

Шломо Йидов / Меир Ариэль (иврит)[8]

 

Вечер сгустился синий

 

Вечер сгустился синий,

Серьгой украсился красноватой.

Дышит он фимиамом

Нежных цветов жасмина

И шепчет еле слышно:

А вдруг – сегодня?

А вдруг – сегодня?

 

Как его синь глубóка,

Бог лишь один в целом свете знает.

Может быть, ты внезапно

Явишься мне у входа,

Чтоб насладиться снова

Своей добычей,

Своей добычей.

 

Сколько печали синей,

Сколько тоски бездонной!

Рад бы на меч упасть я

За то, чтоб снова тебя увидеть.

Всю жизнь, всю жизнь отдал бы

За этот вечер, что не вернуть.

 

Вечер сгустился синий,

И, как серьга, на нём блещет месяц.

Ты появись внезапно,

Даже без всякой вести,

Чтоб насладиться снова

Своей добычей,

Своей добычей.

Сколько печали синей...

 

Перевод 2010

В исполнении Ш.Йидова песню можно прослушать

 

 

שלמה יידוב / מאיר אריאל (עברית)

 

ערב כחול עמוק

 

ערב כחול עמוק

תולה עגיל אדמדם לרושם

ומעשן תפרחת

קטורת של אִזדרכת

ומרחש בלחש

אולי הפעם,

אולי הפעם.

 

כמה כחול הערב,

כמה עמוק – אלוקים יודע.

למה שלא תפתיעי

חד וחלק בפתח

כמשחרת טרף

לרוות עוד פעם,

לרוות עוד פעם.

 

 כל הכחול העצב,

 כל העמוק אין קצה...

 בא לי בזאת הפעם

 ליפול על חרב, למות עלייך,

 למות, למות עלייך

 לזכר ערב שלא יחזור.

 

ערב כחול עמוק

תולה עגיל בצורת ירח.

את תעמדי בפתח

בלי הודעה מוקדמת

כמשחרת טרף

לרוות עוד פעם,

לרוות עוד פעם.

כל הכחול העצב...

Шломо Йидов

 

Мне снятся сны на испанском

 

По утрам я встаю с ивритом

И с ивритом я кофе пью,

И на нём оплачу с рибитом[9]

Любую вещь, если захочу.

 

Я, подобно царю Давиду,

На иврите петь лишь могу

И читаю рассказы сыну,

Всегда справа начав строку.

 

Слов в иврите есть много очень –

Для компьютера, для планет.

Можно выразить всё, что хочешь...

Но вот для такта в нём слова нет.

 

Я цветком на нём восхищаюсь

И молитву ввысь возношу,

На иврите я вмиг взрываюсь

И обидчика поношу.

 

Мне на иврите писать и думать совсем не трудно,

И, к тому же, любить тебя – лучше нет языка.

Нет иврита чудесней для беседы и песни,

Но ночами, ночами сны на испанском снятся пока.

 

Шторы я на нём открываю,

Клянусь в верности вечной днём,

Доброй ночи тебе желаю

И считаю овец на нём.

 

Со Скрижалей начав Завета,

Изменяется без конца.

С ним живу и, по всем приметам,

С ним отправлюсь я к праотцам.

 

Мне на иврите писать и думать...

 

Перевод 2010

В исполнении Шломо Йидова песню на его музыку можно прослушать на сайте

 שלמה יידוב

 

ש.יידוב עלה ארצה מארגנטינה בגיל 13

 

חולם בספרדית

 

אני קם בעברית בבוקר
ושותה בעברית קפה,
משלם בעברית ביוקר
על כל דבר שאני קונה.

בשפתו של דוד המלך
אני חי ומשמיע קול
וקורא סיפורים לילד -
כן, תמיד מימין לשמאל.

בעברית יש מילים בשפע
להגיד את הכל, כמעט -
יש בה תקע ויש בה שקע
אך אין מילה בעברית לטאקט.

מתרגש בעברית מפרח
ונושא בעברית תפילה,
מתרגז בעברית בן-רגע
ומרביץ בעברית קללה.

 אני חושב ואני כותב בעברית בלי קושי
 ואוהב לאהוב אותך בעברית בלעדית.
 זאת שפה נהדרת, לא תהיה לי אחרת
 אך בלילה, בלילה אני חולם עוד בספרדית.

אמונים בעברית שומר לך
וסוגר בעברית תריסים.
"לילה טוב" בעברית אומר לך
וגם סופר בעברית כבשים.

העברית משתנית בלי הרף -
זה התחיל בלוחות הברית.
אני חי בשפה דוהרת
ואמות, כנראה, בעברית.

 אני חושב...

Наоми Шемер

 

Иерусалим златой

 

Здесь воздух с гор перед закатом

Прозрачен, как вино.

Слилися в ветре сосен запах

И звон колоколов.

 

В дремоте камень и олива,

И, весь во власти сна,

Как будто замер город дивный,

А посреди – стена.

 

Йерушалáим, город мой,

В тебе всё злато, свет и медь.

Твои все песни я, как лира,

Готов пропеть...

 

Колодцы сухи, площадь в пыли,

Базар шумевший стих.

На Храмовой горе забыли

Слова молитв святых.

 

В пещерах скал осиротелых

Звучал лишь ветра стон,

И не спускались к Ям а-Мелах[10]

Дорогой в Йерихон.

 

Йерушалáим, город мой,

В тебе всё злато, свет и медь.

Твои все песни я, как лира,

Готов пропеть...

 

Я прихожу из песен этих

Сплести тебе венок –

Слабейший из твоих поэтов

И самый меньший из твоих сынов.

 

Святое имя жжёт мне губы,

Как поцелуя зной.

О, если я тебя забуду,

Йерусалим златой!

 

Йерушалáим, город мой,

В тебе всё злато, свет и медь.

Твои все песни я, как лира,

Готов пропеть...

 

Но видим вновь колодец старый

И площадь, и базар.

И на горе в руинах Храма

Опять трубит шофар.

 

В скале, как сотни солнц, пещеры

Горят со всех сторон,

И мы нисходим к Ям а-Мелах

Дорóгой в Йерихон.

 

Йерушалáим, город мой,

В тебе всё злато, свет и медь.

Твои все песни я, как лира,

Готов пропеть...

 

Перевод 1991

В исполнении Офры Хаза песню (музыка Номи Шемер) можно прослушать на сайте

 

נועמי שמר

 

ירושלים של זהב

 

אויר הרים צלול כיין
וריח אורנים
נישא ברוח הערביים
עם קול פעמונים.

ובתרדמת אילן ואבן
שבויה בחלומה
העיר אשר בדד יושבת
ובליבה חומה

ירושלים של זהב
ושל נחושת ושל אור
הלא לכל שירייך
אני כינור...

איכה יבשו בורות המים
כיכר השוק ריקה
ואין פוקד את הר הבית
בעיר העתיקה.

ובמערות אשר בסלע
מייללות רוחות
ואין יורד אל ים המלח
בדרך יריחו.

ירושלים של זהב
ושל נחושת ושל אור
הלא לכל שירייך
אני כינור...


אך בבואי היום לשיר לך
ולך לקשור כתרים
קטונתי מצעיר בנייך
ומאחרון המשוררים.

כי שמך צורב את השפתיים
כנשיקת שרף
אם אשכחך ירושלים
אשר כולה זהב

ירושלים של זהב
ושל נחושת ושל אור
הלא לכל שירייך
אני כינור...


חזרנו אל בורות המים
לשוק ולכיכר
שופר קורא בהר הבית
בעיר העתיקה.

ובמערות אשר בסלע
אלפי שמשות זורחות
נשוב נרד אל ים המלח
בדרך יריחו.

ירושלים של זהב
ושל נחושת ושל אור
הלא לכל שירייך
אני כינור...

Примечания



* Другие работы переводчика на его личном сайте http://stihisivrita.ucoz.com/load

[1]  Колыбельная к пьесе «Царица Эсфирь».

[2] Слихóт – молитвы о прощении грехов, произносимые в дни перед началом нового года – праздником Рош-а-шана. – Примечание переводчика.

[3] По мнению ряда специалистов автор обращается к Божественному Присутствию, Шхине. На иврите это слово – женского рода. – Прим. перев.

[4] Стихотворение Бялика – ответ на жалобу писателя Менделе Мойхер-Сфорима, что неугомонные дети ему докучают.

[5] Талит – молитвенное покрывало.

[6]  Мезуза – небольшой футляр с отрывком из священных текстов, прикрепляемый к двери как амулет.

[7]  Ар-ацофим – гора в Иерусалиме.

[8]  Оригинальные слова на испанском и музыка написаны Шломо Йидовом (р. 1951 г.) в 13 (15?) лет, вскоре после его репатриации из Аргентины в Израиль. Меир Ариэль по просьбе автора перевёл текст на иврит, но затем написал приведенный выше свой вариант, который и получил широкое распространение.

[9]  Рибит проценты.

[10] Ям а-Мелах – Мёртвое море.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 209




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer10/Goman1.php - to PDF file

Комментарии:

Адольф Гоман
Кармиэль, Израиль - at 2016-05-15 10:55:16 EDT
Господин Фриденталь! Простите, опять по рассеянности написал не то. Проверил по своему сайту: должно быть "как яд змеи, как зной"
А.

Адольф Гоман
Кармиэль, Израиль - at 2016-05-15 10:44:38 EDT
Уважаемый господин Фриденталь! Спасибо за отзыв и за внимание к моим переводам.
Что касается "поцелуя змеи", то Вы, конечно, правы. Но причина, увы, глубже, чем слабое владение языком (вообще, если бы специалисты выполняли свою миссию, мне бы в голову не пришло вдруг заняться стихами). Причина в невнимательности, в рассеянности: читаю "сараф". а вижу "шарав". Я давно увидел эту ошибку. Меня очень угнетает, что нельзя исправить ошибки и просто улучшить со временем перевод, если он уже опубликован. Следовало бы перевести "как поцелуй змеи, как зной". Честно сказать, мне этот образ у Шемер очень не по душе.
Что касается Вашего перевода , то у меня только одна претензия: его нельзя спеть, а в переводе песни это главное.
С искренним уважением, Адольф

Анатолий Фриденталь
Ришон лецион, Израиль - at 2016-05-13 23:30:57 EDT
Я с большим уважением отношусь к той работе , которую Адольф Гоман делает по переводу ивритской поэзии на русский язык.
Не могу высказываться по прочим , представленным здесь переводам, но я сам делал перевод знаменитой песни Наоми Шемер.
Настоящий перевод стихотворения Наоми Шемер Золотой Иерусалим читал впервые. Для сравнения приведу свой вариант

http://www.stihi.ru/2016/03/20/156

Перевод этой песни я начинал делать в 1989 году. Перевел первую строфу и процесс остановился на 27 лет. Сегодня, наконец, я представляю свой вариант . Для меня главным был именно поэтический контекст , поэтому относиться к этому варианту перевода следует как к поэтическому.

Сосновый ветер с гор подул.
И чист он как вино.
И колокола дальний гул
Был с ветром заодно.
Спит камень и уснул росток,
Застыв под властью сна.
Здесь город одиноко лег
И в сердце с ним Стена.

Иерусалим, мой светлый град,
Ты - золото и медь.
Все твои гимны для тебя
Как скрипка буду петь.

Родник иссох - стеной закрыт,
И рынок омертвел.
И не читают шахарит*
На Храмовой горе.
Среди ущелий - ветра вой,
Как было испокон.
И к морю не пройти тропой
Через Иерихон.

Иерусалим, мой светлый град..

Когда пришёл тебя воспеть,
Короновать твой свет -
Я младший из твоих детей,
Последний твой поэт.
И жжет ,как поцелуй змеи,
Рот именем святым,
Если забуду я твои
Врата ,Иерусалим.

Иерусалим, мой светлый град..

И мы пришли, вернули дар.
Ожил источник вод.
И с Храмовой горы шофар
На шахарит зовёт.
В ущельях тысяч солнц восход
Сияет тьме вдогон.
И к морю вновь открыт проход
Через Иерихон.

Иерусалим, мой светлый град..

С иврита


• Шахарит – утренняя молитва. Молитва шахарит соответствует утреннему жертвоприношению в Иерусалимском храме

Хотел бы отметить одну погрешность перевода Гомана , которая, возможно, объясняется небольшим стажем пребывания в Израиле на момент работы над переводом : сараф - на иврите -серафим или устаревшее значение - ядовитая змея, зной - шарав. Поэтому -поцелуй змеи, а не зноя поцелуй.

Дополнение
- at 2011-10-30 23:08:17 EDT
Другие работы переводчика на его личном сайте
http://stihisivrita.ucoz.com/load

Адольф Гоман
Кармиэль, Израиль - at 2011-10-28 11:07:11 EDT
Спасибо,господин Ниренберг за отзыв. Что касается упомянутого Вами стихотворения,то мне казалось, в нём есть доля самоиронии, которую я и пытался передать высоким штилем
Сергей Ниренбург
Балтимор, - at 2011-10-28 07:42:24 EDT
Фундаментальнейшая работа, г-н Гоман. Спасибо. Песни многие из Вами переведенных слушаю и пою 35 лет с гаком. Альтерман же - вообще поражал и поражает. Вот, например, "Тейват а-зимра нифредет" я запомнил в исполнении Хавы Альберштейн дуэтом c Дани Гранотом - я старомоден, так что новая мелодия, слышанная мною в исполнении Нурит Гальрон ну совсем мне не понравилась...

Я пытался перевести этот текст, но не смог, застрял. Короткая строка, четырехстопный хорей... У Вас много хороших находок в переводе. Ведь трудно передать всю силу - мне кажется, непоказной - тоски, самопризыва к упрощению желаний (и это у 28-летнего молодого человека!). Если у Вас будет желание вернуться еще к этому переводу, может, подумаете, как обойтись без возвышенного слога? Ну, вроде, "други", "пред", "пал"? Я понимаю, впрочем, что это очень и очень нелегко.


_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//