Номер 10(23) - октябрь 2011
Артур Шоппингауэр

Артур Шоппингауэр Остановка
Стихи, танкетки, палиндромная поэма

                            

 

  ПАРИЖ

                                               Инне

 

Вслед за Владим Владимычем

мы тоже чего-нибудь

вымучим.

Летишь, бывало, паришь.

а под тобою Париж.

На вечных смотринах она,

соперницам вечным –

хана.

Ночи адреналин,

Сены до пят кринолин,

горят её этуали и

белый цветок

у талии.

От Арки до Обелиска

сердце твоё, одалиска.

Графиня, крестьянка,

служанка...

Париж, ты моя парижанка!

Нет, не нашего были

замесу,

кто тебя уступили

за мессу.

2010, Costa Atlantica

                           

 МАНХЕТТЕН

                                          Инне

Чайки над Манхеттеном парят.

Я, вчерашний лох замоскворецкий,

Принимаю фирменный парад

Архитектонических эрекций.

 

Я стою на Бруклинском мосту,

Ладно, не тушуйся, спирохета,

Мир ему воздаст за красоту,

За Свободу, Бруклин, и Манхеттен.

 

Был строитель фрайер и эстет,

(Миру подарили фрайера стиль).

Вулворт, Крайслер и Эмпайер-Стэйт –

Первенцы его высокой страсти.

 

Жили-были братья-близнецы,

Улица гордилась: гуливеры!

Но кромешной темени жрецы

Их живьём сожгли во имя веры.

 

Время дождь живой воды прольёт.

Реквием – начало ораторий,

Станет самолётом самолёт

И торговым центром крематорий.

 

И Свобода, царственная стать,

Шаг неспешный, всем друзьям навстречу.

Ей пред очи ясные предстать

Мир спешит, все сто его наречий.

2010, Нью-Йорк

 

                               Инне

 

Стихи, как перечень

Прав и обязанностей,

Призывов и лозунгов

Против и за.

А если поэту это

Без надобности,

Ему поднесут

Целовать образа.

По мне ни примеры,

Ни меры не скроены.

Я сам свой закройщик,

Портной и модель.

И музу – артель

(От читателя скрою ли?)

Укрою в один

Придорожный

Мотель. 

 2010, Costa Atlantica

 

Ну, что не говори, се бес

Моими говорит устами.

И говорит он только о себе,

А я о времени. Местами.

 2010, Бонита Спрингс

 

 

Проклятая преемственность идей:

Вот мой черёд идти в избу курную.

За сходство, за наследственность дурную

Отцы не любят собственных детей.

1993, Колумбус

 

На комоде не по моде

Вместо слоников троллей.

Мама тоненько выводит

Дочка тоненько за ней.

 

Выпил я и вытер тару:

Здесь хозяйка строгая.

Мама трогает гитару,

Дочка душу трогает.

 

Под грибочки, под грибочки,

Я не пьян и не тверёз.

Ох, уж эти мамы – дочки,

Довели меня до слёз.

1989, Колумбус

 

О, славы вересковый мёд!

Не угадать его секрета

Тому, кто тотчас не поймёт,

Кем нынче истина пригрета.

Кто добрым именем её

Казнит и милует сегодня...

...........................................

А шлюхе свежее бельё

Шлёт на дом опытная сводня.

1986, Колумбус

 

Тонкая бумага,

Лёгкое перо.

Если не отвага,

Значит бес в ребро.

Если не морока,

Значит повезло.

Только без урока

Это ремесло.

А в меду уста ли,

И в соку лоза,

Только б не устали

Слёзы лить глаза.

Только бы улыбки

Стало бы на всех,

Грех ли по ошибке

Или просто грех.

Вот и вся наука,

А поверят, нет,

Я и сам аукал

Десять долгих лет.

Разливай, салага,

Светлое перно.

Тонкая бумага,

Лёгкое перо.

1985, Сиэттл

     

 

Говорил я с белой генеральшей:

- Как живьёте – можете, мамаша?

От меня вот родина всё дальше...

- Ах, сыночек, я была Наташа,

Только это помню, только это.

- Н-да... Однажды обыграли наши...

- А Курагин трогал эполеты.

Граф смеялся. Апотом уехал.

- ...Этих немцев. Мячик был у Нетто,

Он и стукнул. Вот была потеха...

Только, что ж вы улыбаетесь, мамаша?

Мне, поверьте, вовсе не до смеха...

- Ах, сыночек, я была Наташа.

Только это помню. Только это.

 1976, Сиэттл

 

Потемнело враз лицо заката,

Нехорошей кровью налилось.

На опушке старенькая хата,

А за хатой леший или лось.

Мне с другого берега не видно,

Бьёт закат слабеющим лучом

По глазам. Видать ему завидно,

Что я с хатой крепко обручён.

Что мне леший там или сохатый?

Под луной на лодочке скольжу.

На сучок в глазу у старой хаты

Намотаю новую вожжу.

Ах, скрипите, двери – не скрипите,

Я на керосинку котелок...

Чай попью, а после чаепитий

Размечтаюсь, глядя в потолок.

Лист бумаги матово струится,

Разбелив невыливайки тень.

Побегут утята за утицей,

Заломив головки набекрень.

1974, Киев

 

                        Инне

Nostalgic

 

Отшумели песни нашего полка,

И полвека тоже отшумело.

В прошлое с надеждой – радость дурака –

Пялюсь исступлённо, очумело.

Души, словно струны трогает Булат,

А сердца на части рвёт Владимир,

Александр лупит в совесть,

Как в набат...

Век они пребудут молодыми.

Отшумели песни нашего полка,

Песни лет, как зебра полосатых,

Но осталась в сердце бывшего совка

Музыка его шестидесятых. 

2010, Бонита Спрингс

  

ГОРОДОК

 

Висят на стене литографии

из истории – географии

Голодовино, Недородовки,

Кунева, Белогородовки.

Мой папа и тётя Этеле

родом из этого штетеле.

Вон мальчик сидит на крыше,

он чёрным на белом, но рыжий.

В руках у мальчика удочка

на курицу или уточку.

А двое, чего б не напортить,

любопытствуют с крыши напротив.

Вон голубь в любовной тоске,

голубки рядком на шестке,

вон мимо штакетника Тевье

своё завершает кочевье.

Лошадка, старушка – кормилица,

лошадью выглядеть силится,

но нет, не для лёгкого бега

Тевье, бидон и телега.

Чёрно-белые козлики скачут,

женщины в белом судачат,

мужчина спешит от порога,

весь в чёрном.

Традиция.

Строго.

А дальше – стреха за стрехой

до самой реки. За рекой

зелёной травы полотно,

хоть чёрным на белом оно.

Пастух наблюдает кнутом

за тощим своим табуном.

Вон солнышко в девять лучей,

как будто бы в девять свечей,

восходит над городком,

над пастбищем и табунком.

И свет этот белый как дым,

но кажется мне золотым.

Вон мельница. Вскинув крыла,

пророка черты обрела.

В трансе или в бреду

сулит, накликает беду.

Нет, это умом не понять!

Мой штетеле...

Родина.

Мать.

 Февраль, 2011,

Бонита Спрингс

 

 ТАНКЕТКА

 

Слово изобретателю жанра Алексею Верницкому.

 

«Я хотел бы ввести в обиход русской поэзии сверхкраткую твёрдую форму, описываемую следующими правилами:

текст состоит из шести слогов;

текст состоит из двух строк;

строки расположены по строкам так: либо 3 в каждой строке, либо 2 в первой строке и 4 во второй строке;

текст содержит не более пяти слов;

текст не содержит знаков препинания. Я буду называть такие стихотворения танкетками, по аналогии с хорошо известной краткой твёрдой формой – танка».

 

 

Например:

 

беркович

пишите

 

Вот несколько моих опытов. Заметьте, что название группы танкеток – тоже танкетка.

 

танкетка

политик

 

к виску

социализм

 

служил

больше нету

 

мотель

дух законов

 

бедность

старше денег

 

бомбист

короновал

 

ус умер

сумерки

 

у тоски

почёта

 

олигарх

пархатый

 

теперь

дети хором

 

сдадим

родителей

 

заложим

учителя

 

заложим

друг друга

 

свобода

есть воля

 

танкетка

суть слова

 

умер

небожитель

 

металл

металлолом

 

мыслей

его драже

 

рожь

это пшеница

 

галифе

давида

 

культя

чувство локтя

 

самовар

танкеток

 

пропаду

пропадом

 

 

мысль тоньше

лезвия

 

прикусил

верхний зуб

 

танкетка

палиндром

 

орбере

серебро

 

саид

или диас

 

пуст суп

я ел млея

 

джугашвил

и в шагу жд

 

а себе

небеса

 

товару

ура вот

 

он жене

денежно

 

на карат

таракан

 

ed under

red nude

 

debates

set a bed

 

ЧЕЛОВЕК ВОЗДУХА

 

Грифель дарит жизнь бумаге,

Как смычок струне,

Как малага вкус Малаге,

Штетеле – стране.

 

Штрих к штриху: еврей и воздух,

Пыль на небесах.

То ли слёзы, то ли звёзды

У него в глазах.

 

Лапсердак, косоворотка,

Шея на износ,

Кудри, кепочка, бородка,

Легендарный нос.

 

Ухо... Только присмотритесь,

Здесь же весь цветник:

Хава, Фрейда, тётя Гися,

Ребе и резник!

 

А повыше, в эмпиреях,

Крыши, скрипачи,

На летающих евреях

Платья из парчи.

 

Притяжение к светилу,

От земли пинок.

Под собой уже, вестимо,

Он не чует ног.

 

И остались только гнёзда

Жизни кочевой,

Только свет и только воздух,

Больше ничего.

06.29.2011

 

 Веер вер евреев

 

маленькая палиндромная поэма

 

О

вера марево

а вера царева

казак

и

наган

не даден ум ему

не даден

престолом

массам

молот серп

надежда

ад же дан

копоть топок

ад жажда

а вода адова

 

на боль лобан

тут как тут

плоть толп

ропот и топор

я уж руб у буржуя

чад удач

идолов володи

я да надя

хорош лёва

навёл шорох

 

а сосо колом

молокососа

се бес

абы дыба

и не мер времени

доносы

сон од

а шпал лапша

умыло колыму

лагерь регал

сала пахан нахапал

ас

а щи бурее рубища

махорка крохам

бгто массам от гб

 

сосо вор кровосос

evil alive

а нам бог обмана

сулил ус

манекенам

торт с кофе фокстрот

я и навзничь чин звания

и машу ушами

 

дул блуд

урод лапал дору

уделал леду

и мазал глазами

води жидов

у сука

как усу сдам

ад с

 

тут

цемент

немец

а русь с ура

да мать

там ад

они мрут штурм ино

он

в огонь

но говно

мы

дым

ы ы плаза залпы ы

ад нам манда

а себе небеса

 

сучар

врач ус

зарэжу жэ раз

а в душу два

а спасу то шиш

от уса пса

 

боиз озноб

тут как тут

лавр

рвал

и метал а тем и

ладно он дал

заказ

в резерв

 

гул слуг

а крик как кирка

ус околел

о косу

носом о сон

уд усоп

посуду

а спирт как три пса

лавр лакал плакал рвал

да кивал славик ад

 

тираж ротатор жарит

плоть толп

и лады рыдали

у

давка как в аду

закопан напоказ

ох и тихо

ох и тихо

а на муть тумана

нули лун

 

тут как тут

казак

а

дар конокрада

а

шутка как туша

 

корим тот мирок

и лепет той оттепели

летел летел

в омут умов

а лира царила

и лире верили

а муза раба разума

 

но слетел сон

удавка как в аду

венгр гнев

яиц нет не сентенция

ссал класс

и нет и тени

указа казаку

 

бонз озноб

икру мечем урки

не зело полезен

тут

и

укусили суку

удар конокраду

в резерв

 

и вонь нови

воров

ищи вор

бровищи

ох и тихо

ох и тихо

 

вижу жив

хулой олух

корю рок

беду судеб

конец оценок

лезу в узел

шабаш

 

ищу кущи

рот нем

ментор

его род в дороге

почему

в уме чоп

я еду иудея

виват

т авив

мил

а суре иерусалим

миру пурим

утро во рту

я

липы выпил

а спирт как три пса

обида чад ибо

рим

мир увижу

живу

я

о

о temple help me too

 

ОСТАНОВКА

 

Кочует ли бессмертная душа

из тела в тело, отдыха не зная?

Я слышал от речного голыша,

что есть одна теория квасная,

в которой скорость и наклон броска

существенно важны, но не настолько,

насколько форма камешка плоска,

и отшлифован камешек насколько.

Такой голыш при правильном броске

скачками понесётся над рекою...

- А ты лишь пальцы на одной руке

другой – для счёта – загибай рукою.

Загнул последний, значит свет туши,

теперь душа нуждается в обновке,

а первое движение души

с твоей начнётся полной остановки.

- Ну, галька, говорю тебе, шалишь!

мы будем из другого, галька, теста.

 

Я осмотрел подобранный голыш

и быстро положил его на место.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 272




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer10/Shoppingauer1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//