Номер 12(25) - декабрь 2011
Борис Тененбаум

Борис
Тененбаум Хроники Шекспира с заметками на полях...

I

О, если б муза вознеслась, пылая,

На яркий небосвод воображенья,

Внушив, что эта сцена - королевство.

Актеры - принцы, зрители - монархи!

Тогда бы Генрих принял образ Марса,

Ему присущий, и у ног его.

Как свора псов, война, пожар и голод

На травлю стали б рваться. Но простите,

Почтенные, что грубый, низкий ум

Дерзнул вам показать с подмостков жалких

Такой предмет высокий

Таким вот впечатляющим началом открывается пьеса-хроника Шекспира под названием “Генрих V”, изображающая поход короля Генриха V во Францию в ходе Столетней войны и победу над французами в Битве при Азенкуре[1].

Эта пьеса популярна в Англии и сейчас, ее ставят в театрах, экранизуют - и конечно же, изучают в школах. Цитаты из "Генриха V" вошли в английский язык, и когда Черчилль начал свою "фултонскую" речь перевернутой наизнанку фразой из текста пьесы, он не боялся, что его аллюзии останутся непонятными[2].

Но сейчас мы популярность шекспировских текстов оставим в стороне и поговорим о содержании этой его хроники.

B конце пьесы Генрих обручается с дочерью побежденного им короля Франции, Карла VI, Екатериной. В общем, это театральный прием - битва состоялась в 1415 году, мир же подписали только в 1420, и вот тогда-то королю Генриху V и досталась его невеста. В своем роде - добыча войны.

Вот как король Генрих Пятый, согласно Шекспиру, ухаживает за своей будущей супругой:

“… милая Кет, будь ко мне снисходительна, главным образом потому, что очень уж крепко я тебя люблю, прекрасная моя принцесса. И если ты станешь моей, Кет, - а я верю всей душой, что так будет, - то выйдет, что я возьму тебя с боя, и ты непременно станешь матерью славных солдат …”.

Не правда ли, как-то очень уж по-солдатски? Ну, видимо, публика, что смотрела пьесу, находила этот стиль весьма достойным и подобающим великому герою.

В тексте пьесы, опять-таки, для достижения должного сценического эффекта обыгрывается то, что принцесса Екатерина, будущая английская королева, не говорит по-английски:

Kороль Генрих V:

Екатерина,

Прекрасная, прекраснейшая в мире!

Не откажите научить солдата

Словам, приятным слуху нежной дамы

И в сердце зажигающим любовь.

Екатерина:

“…Ваше величество смеетесь на меня. Я не умею говорить английский…”.

Сцена обучения Екатерины Французской английскому языку и вовсе написана по-французски. Кроме того, обыгрывается несколько диалектов, свойственных уже Англии - в частности, валлийский, на котором говорили в Уэльсе. Запомним эту деталь - у нас будет случай поговорить о ней немного позже. Заметим только, что король твердо намерен действовать наступательно не только на войне, но и в браке:

“…. Не смастерить ли нам между днем святого Дионисия и днем святого Георга мальчишку, полуфранцуза-полуангличанина, который отправится в Константинополь и схватит турецкого султана за бороду? Хочешь? Что ты скажешь мне на это, моя прекрасная белая лилия? …”.

Хроника Шекспира, если говорить об описании семейных событий в жизни короля, кончается на его обручении с принцессой Екатериной из королевского дома Валуа. Генрих и Екатерина поженились в 1420 году. И, верный своему слову, король Генрих Пятый действительно без долгих отлагательств смастерил своей юной супруге мальчишку, которого тоже назвали Генрихом.

А потом вмешалась судьба.

Король Генрих Пятый в августе 1422 года в возрасте 34-х лет неожиданно умер, предположительно от дизентерии. После себя он оставил вдову - королеву Екатерину, плохо говорившую по-английски, с младенцем-сыном на руках и без всякой помощи и поддержки.

Ей тогда шел 22-й год.

II

Понятное дело, молодой и страстной женщине, которой была в 1422 году Екатерина Валуа, долго нести бремя вдовства было нелегко, но вступить в новый брак она не могла. Ее сын был будущим королем Англии - и мать будущего короля Англии, во-первых, должна была оставаться в Англии, во-вторых, не могла выйти замуж ни за кого, кто был бы ниже ее по социальному положению. Таких людей в Англии не было. Даже братья ее покойного мужа, будь они свободны, не могли бы на ней жениться. В конце концов, гипотетический новый муж королевы-матери становился отчимом короля Англии, со всеми вытекающими из этого факта политическими последствиями.

Так что в целях предотвратить даже и всякую попытку любого подданного повести под венец английскую королеву был принят закон, согласно которому всякий дерзнувший на это подлежал суду и опале. Конечно, формально все было обставлено не так грубо - просто в 1427 году герцог Глостер, брат покойного короля Генриха Пятого, инициировал принятие парламентом акта, по которому брак вдовствующей королевы должен был заключаться “…с согласия короля и его совета…”.

Под "...королем..." в данном акте парламента подразумевался шестилетний сын королевы Екатерины, он же - племянник герцога Глостера - а под "...советом..." - высшие сановники королевства. B первую очередь - сам герцог Глостер. В случае актa нарушения все имущество такого вот “… мужа королевы-матери …” подлежало конфискации. Никто из знатных лордов не решился бы рискнуть потерей земли и собственности, так что все вроде бы было предусмотрено.

Но одна ошибка в этом замечательном плане все же была.

Возник человек, у которого не было никакой собственности, кроме его собственной головы - и как выяснилось, он был готов ей рискнуть. Человек этот носил невозможное для английского уха валлийское имя - Овейн ап Мерeдидд aп Тьюдоур (Owain ap Meredydd ap Tewdwr) - ко двору королевы попал непонятно в каком качестве - то ли солдата-стрелка, то ли оруженосца какого-то человека с рыцарским званием - и к 1422 году считался сквайром.

Tо есть лицом недворянского звания - но все же не конюхом.

Сам он говорил про себя, что он - уэльский землевладелец и солдат, потомок валлийского правителя Рис ап Грифида, Овейн, сын некоего Мерeдиддa, внук некоего Тьюдоурa. Уэллс в те времена для англичан считался завоеванной скудной окраиной, населенной чуждым народом с чудным языком, так что к 1427 году Овейн ап Мерeдидд aп Тьюдоур счел нужным получше вписаться в окружающую его действительность и стал называть себя Оуэн Тюдор (Owen Tudor) - на английский манер.

Как раз к этому времени королева дала ему видную должность при своем дворе, назначив смотрителем за ее нарядами и всем ее гардеробом. Должность подразумевала частое общение владелицы нарядов со смотрителем за ними, и в данном случае общение это было весьма тесным. Екатерина Валуа и ее валлийский стрелок стали любовниками уже давно, не позднее 1423 года, а где-то к 1430 и вовсе тайно поженились. По крайней мере, это возможно - документов на этот счет нет никаких.

Однако Оуэн Тюдор всегда утверждал, что брак все-таки был заключен, и в доказательство этого ссылался на бесспорный факт: у него с Екатериной были общие дети, хотя и по сей день неизвестно, сколько их было. Разные источники указывают разные цифры - от четырёх до шести. Якобы первый их ребенок родился еще в 1425. Это была девочка, ее назвали Тасинда Тюдор. Потом родился мальчик, Оуэн (или Томас). Про него известно побольше - он воспитывался при монастыре, стал монахом Вестминстерского аббатства. Потом подряд, в 1430 и в 1431, родились два мальчика, Эдмунд и Джаспер. В 1432 году Оуэн Тюдор получил все права англичанина - видимо, королева сочла, что он заслужил эту честь.

Потом наступает неясность - возможно, родились еще две девочки, Маргарита и Екатерина. Маргарита – якобы - впоследствии стала монахиней, но никаких точных сведений о ней нет. А Екатеринe жить было суждено только два дня, потому что родилась она 1 января 1437 года, роды были неудачные, и ребенок не выжил. Вместе с девочкой умерла и ее мать.

Екатерина Валуа скончалась 3 января 1437 года, оставив своего второго супруга безутешным вдовцом. Если, конечно, они действительно были женаты, что сомнительно, потому что в завещании королевы не упомянуты ни ее второй супруг, ни дети от ее второго брака.

Ho, несмотря на это такое ее небрежение по отношению к своей “… валлийской семье …”, отважный сквайр Оуэн Тюдор считается основателем династии Тюдоров.

Его внук, как это ни странно, стал королем Англии.

III

Конечно, в январе 1437 года Оуэнy Тюдорy было не до английского престола. Регентам Англии не было особого дела до нравственности королевы-матери, они знали, конечно, что у нее есть любовник - или любовники. В конце концов, сохранить в полной тайне несколько беременностей подряд было бы мудрено. Но когда Оуэн Тюдор начал говорить о том, что “…скончавшаяся королева Екатерина была его законной супругой…”, у регентов возникли вопросы, и первым делом они засадили беднягу в тюрьму. Ну, на его счастье, дело обошлось - примерно после года заключения Оуэна Тюдора выпустили, а его сыновей, Эдминда и Джаспера, отдали в монастырь на воспитание. Что делать с ними, было непонятно - мальчики носили фамилию отца, они были Тюдоры, но, с другой стороны, они были сыновьями английской королевы и единоутробными братьями короля Англии, Генриха Шестого, которому к 1437 исполнялось уже 16 лет.

В общем, мальчиков решили воспитывать как подобает - не как принцев, конечно, но так, как если бы они принадлежали к знатному семейству. Скорее всего, сейчас, через пять с лишним веков, мы никогда бы о них бы и не услышали, но король совершенно неожиданно проникся к своим сводным братьям большим интересом.

Он осыпал их почестями, подарил значительные земельные владения, и даже дал им, валлийцам, титулы английского реестра высшего дворянства, что было событием беспрецедентным. Так вот старший из братьев, Эдмунд Тюдор, стал графом Ричмондом, а младший, Джаспер - графом Пембрyком. Теперь они считались членами королевской семьи, хотя и боковой ее ветви. В этом качестве братья получили еще одно крупное одолжение - им обоим было даровано опекунство над Маргарет Бофорт.

Она была кузиной короля по боковой линии - у них был общий прадед. Юная Маргарет, кстати, была как бы замужем. В шестилетнем возрасте ее выдали замуж графа Саффолка. Брак носил чисто политический характер и по понятным причинам остался фиктивным - все-таки мудрено маленькой девочке и впрямь выполнять обязанности жены и супруги. В девять лет ее развели, аннулировав брачный договор, и она осталась сиротой на королевском попечении.

У королевской власти в Англии имелась важная привилегия - право на опекунство несовершеннолетних сирот, которые располагали наследством, на которое могли бы покуситься посторонние. Опекунство могло осуществляться как самим королем, так и передаваться им другому лицу, по его выбору. Иметь дело с управлением состоянием Маргарет Бофорт было необыкновенно выгодным - она была богатейшей наследницей страны.

Эдмунд Тюдор мало что получил от отца в наследство - но его дерзкий дух он унаследовал вполне. И он решил, что глупо ограничиваться управлением того, чем можно завладеть. Эдмунд женился на своей подопечной, и тот факт, что ей было всего 12 лет, его не остановил. А чтобы в дальнейшем не было никаких недоразумений с аннулированием брака, оставшегося формальным, он свои супружеские права немедленно и осуществил. Поступок, что и говорить, был предусмотрительным - девочка забеременела, и родила ему сына и наследника.

Теперь уж законность брака - и следовательно, права Эдмунда на обладание состоянием жены - оспорить не смог бы никто. Но предусмотрительный Эдмунд до этого радостного события не дожил - он в 1456 году, в возрасте 26 лет, умер от чумы.

А его сын, Генрих, родился 28 января 1457 года. Вдова Эдмунда, 13-летняя леди Маргарет, графиня Ричмонд, перебралась в замок Пембрук, под защиту брата ее покойного мужа.

Главой семьи и опекуном племянника стал Джаспер Тюдор, граф Пембрук.

IV

В целом мире совершенно живых и реальных образов, который, соперничая с Господом, создал Уильям Шекспир, вряд ли сыщется более яркий персонаж злодея, чем Ричард Третий. Даже Макбет - и то лучше. Он все-таки знает колебания, угрызения совести...

Пьеса Шекспира "Ричард Третий" (содержание ee в кратком пересказе есть в Приложениях) начинается с того, что некий герцог Глостер, который еще только намерен побороться за то, чтобы стать королем Англии, Ричардом Третьим, говорит о великой победе дома Йорка, к которому он принадлежит:

Глостер:

Итак, преобразило солнце Йорка

В благое лето зиму наших смут.

И тучи, тяготевшие над нами,

Погребены в пучине океана.

Победный лавр венчает нам чело,

Мы сбросили помятые доспехи,

Мы гул боев сменили шумом пиршеств

И клики труб музыкой сладкогласной.

В общем - все как бы хорошо. Одно плохо - нет у герцога Глостера места в этом мире. Уж больно он нехорош собой - до того, что собаки лают ему вслед. Вот что он говорит о себе сам:

 

Но я, чей облик не подходит к играм,

К умильному гляденью в зеркала;

Я, слепленный так грубо, что уж где мне

Пленять распутных и жеманных нимф;

Я, у кого ни роста, ни осанки,

Кому взамен мошенница природа

Всучила хромоту и кривобокость;

Я, сделанный небрежно, кое-как

И в мир живых отправленный до срока

Таким уродливым, таким увечным,

Что лают псы, когда я прохожу, -

Чем я займусь в столь сладостное время,

На что досуг свой мирный буду тратить?

Стоять на солнце, любоваться тенью,

Да о своем уродстве рассуждать?

Ну уж нет, он не будет рассуждать о своем уродстве. Он просто завоюет себе господство в том мире, который отвергает его уродство. Герцог Глостер, будущий король Ричард Третий - чистое персонифицированное зло. Единственное человеческое качество - храбрость. Он идет в бой, готовый сразиться насмерть, но не отступить ... А во всех прочих отношениях - злодей хуже некуда. Лжец, и предатель, oн захватит власть своей силой, умом, коварством - и таким умением манипулировать людьми, что, несмотря на свое уродство, добьется даже расположения женщины, отца и мужа которой он убил. Зовут эту женщину леди Анна, и она была женой Эдуарда, сына Генриха Шестого. Кстати - и король Генрих Шестой тоже убит. Вот как в пьесе описаны его похороны:

Входит погребальная процессия. Гроб с телом короля Генриха VI сопровождает эскорт, вооруженный алебардами, дворяне и леди Анна в трауре.

Леди Анна:

Поставьте здесь свою честную ношу, -

Уж если честь покоится в гробу, -

Оплакать дайте мне, как подобает,

Ланкастера безвременную гибель.

Застывший лик святого короля!

Холодный прах Ланкастерского дома!

Прости, что твой я призываю дух,

Чтоб он услышал плач несчастной Анны,

Вдовы Эдуарда, сына твоего,

Заколотого тою же рукой,

Рукой, тебе нанесшей эти раны.

Убийца же и короля Генриха Шестого, и его наследника, принца Эдуарда, и отца несчастной леди Анны - Ричард, герцог Глостер. И думает она о нем как о воплощении чудовищного, абсолютного зла:

 

Жизнь улетела прочь сквозь эти окна, -

В них тщетно лью я слез моих бальзам.

Будь проклята злодейская рука!

И сердце бессердечного убийцы!

И кровь того, кто пролил эту кровь!

Да будет он, виновник наших бед,

Сам жертвою таких ужасных бедствий,

Каких я пожелать бы не могла

Ни паукам, ни аспидам, ни жабам,

Ни самым мерзким гадам на земле!

И если будет у него ребенок,

Пусть он родится жалким недоноском,

Пусть ужаснет он собственную мать

Своим нечеловеческим уродством,

А злобным нравом пусть пойдет в отца!

Но вот Глостер подходит к ней, заводит с ней беседу - и, о чудо, он умудряется убедить ее, что все сделанное им было сделано только во имя его любви к ней. И они расстаются так, что она чуть ли не обещает ему свою руку:

Глостер:

Ха!

Нет, каково! Пред ней явился я,

Убийца мужа и убийца свекра;

Текли потоком ненависть из сердца,

Из уст проклятья, слезы из очей, -

И тут, в гробу, кровавая улика;

Против меня - бог, совесть, этот труп,

Со мною - ни ходатая, ни друга,

Один лишь дьявол разве да притворство;

И вопреки всему - она моя!

Воистину, выражение "шекспировские страсти" имеет под собой почву.

Господи, но как же это все могло случиться?

V

Генрих Шестой был неудачливым королем. Английские войска потерпели во Франции целую цепь поражений, все, что завоевал его отец, Генрих Пятый, было потеряно. В итоге он возбудил такое недовольство в самой Англии, что против него с оружием в руках поднялись недовольные. Началась гражданская война, получившая впоследствии название Войны Алой и Белой розы, борьба за власть между сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов – Ланкастеров и Йорков. Название, прямо скажем, не вполне корректное - гербом Йорков служил белый вепрь, белая роза появилась позднее. А красной розы как герба Ланкастеров и вовсе не было - утверждается, что он возникла как зеркальная реакция на символ йоркистов, то есть розу взяли у Йорка, а красной сделали потому, что красный был цветом Ланкастеров. Название же - Война Роз - было придумано много позднее, скорее всего автором исторических романов Уолтером Скоттом, известным в России как Вальтер Скотт.

Незадачливый Генрих Шестой относился в ветви Ланкастеров, и был по счету третьим королем этой генеалогической линии Плантагенетов.

Война Роз началась в 1455, шла долго, но не шибко рьяно, и без особых жертв и разрушений. Население Англии в то время составляло около 2-х миллионов человек, из них - от шести до девяти тысяч "джентльменов" - рыцарей и сквайров, служившим, как правило, не непосредственно королю, а одной из пяти дюжин знатных семейств магнатов, вроде Перси, или Ховардов, или Стенли. Вот среди этих семей Война Роз вызвала истинное опустошение. Одной из жертв стал Оуэн Тюдор. Он на старости лет решил повоевать за короля, в 1461 году был взят в плен йоркистами и казнен - не за какие-то собственные грехи, и не потому, что был такой уж видной персоной, а просто так, мимоходом. Ну, и еще потому, что был отцом видного сторонника короля Генриха Шестого, графа Пембрука, уже знакомого нам Джаспера Тюдора.

Война Роз шла с переменным успехом буквально по принципу маятника: верх брала то одна, то другая сторона, побежденные скрывались на континенте Европы, где искали - и обычно находили - себе покровителей, возвращались с их помощью в Англию, и все начиналось сначала. Но наконец, 4 мая 1471 года под Тьюксбери Йорки, сторонники Белой Розы, одержали вроде бы окончательную победу. Королем Англии стал Эдуард IV Йорк. Как говорит нам энциклопедия:

На поле сражения, названного Кровавый луг (Bloody Meadow), погибла половина войска Ланкастеров. Среди павших был и наследник короля Генриха VI Эдуард Вестминстерский. Эдуард Вестминстерский является единственным в истории Англии принцем Уэльским, павшим в сражении. Впоследствии все полководцы ланкастерцев, участвовавшие в битве при Тьюксбери, были арестованы и казнены. Королева Маргарита Анжуйская и её невестка Анна Невилл, дочь Уорика и вдова Эдуарда Вестминстерского, попали в плен к Эдуарду IV Йорку

Генрих Шестой попал в плен и был без особого шума зарезан в Тауэре - публике было просто обьявлено, что король скоропостижно скончался. То, что его убил лично младший брат нового короля, Эдуарда IV , герцог Глостер[3] - художественное допущение Шекспира. Он вообще, так сказать, “… сгустил …” события. Как-никак, мир длился 14 лет, вплоть до 1485. Но герцог Глостер действительно стал королем Ричардом Третьим.

Hа пути к трону он натворил немало.

VI

Хотя, положим, все-таки не все, что ему впоследствии приписали. Он действительно женился на леди Анне, вдове сына и наследника несчастного короля Генриха Шестого, но ее первого мужа он совершенно определенно не убивал, тот погиб в бою. И детально описанный Шекспиром в его пьесе план, по которому герцог Глостер погубил своего брата, герцога Кларенса, оклеветав его перед королем Эдуардом Четвертым, попросту вымышлен.

У Кларенса, право же, хватало грехов - он одно время бился против своих родных братьев на стороне свергнутого Йорками короля Генриха Шестого.

Но в 1478 его действительно обвинили в измене и казнили - не публично, а так сказать, частным образом. Утверждалось, что беднягу утопили в бочке с мальвазией - сладким итальянским вином. Во всяком случае, его труп не был обезглавлен, и действительно, был отправлен в аббатство к месту его вечного успокоения в бочке вина.

Глостер никакого рывка к трону тогда, в 1478, безусловно не замышлял. Шанс у него появился позднее, в 1483, когда внезапно умер его старший брат, Эдуард Четвертый. Вот тут он действовал быстро и беспощадно. Он присягнул своему 12-летнему племяннику как новому королю, Эдуарду Пятому, но дальше провел сложную интригу:

“… После того, как Роберт Стиллингтон, епископ Батский, сообщил Тайному совету о том, что он лично венчал Эдуарда IV с леди Элеонорой Батлер, и этот брак не был расторгнут к моменту венчания Эдуарда c его женой Елизаветой, парламент издал «Акт о престолонаследии», согласно которому оба их сына признавались незаконнорожденными.

Сын герцога Кларенса, среднего брата Эдуарда и Ричарда, тоже был исключен из линии престолонаследия из-за преступлений отца …”.

Поэтому престол переходил к Ричарду, герцогу Глостеру, как единственному законному наследнику. И Ричард, так уж и быть, 26 июня 1483 согласился стать королем.

Сыновей своего брата, Эдуарда IV он запер в Тауэре - и больше их не видели.

Ричард, герцог Глостер был коронован 6 июля 1485 года как Ричард Третий, король Англии, Франции и Ирландии и государь Уэллса.

Примерно через два года после коронации, где-то в июле-августе 1485 года, он узнал, что в споре за престол Англии ему бросает вызов некий граф Ричмонд. Этим “графом Ричмондом” был племянник Джаспера Тюдора, сын леди Маргарет, урожденной Бофорт.

Он же - Генрих Тюдор.

VII

Если бы вопрос рассматривался в суде, то никакого разбирательства даже и не было бы, ибо истец не имел ни малейших прав на английский престол. По отцовской линии он был внуком валлийского сквайра и французской принцессы. Какие тут могут быть притязания ? Поэтому “иск” Генриха был основан на правах его матери, леди Маргарет. Она была правнучкой славного короля Эдуарда III, внучкой Джона Гонта, его сына, 1-го герцога Ланкастерского, от незаконной связи с леди Екатериной Суинфорд.

Он впоследствии женился на ней, но дело это не меняло - незаконные дети исключались из наследования, а уж из престолонаследия - тем более.

Но в роду Ланкастеров отпрысков законных браков уже не осталось, и ставка была сделана на Генриха Тюдора - не потому, что его права чего-то стоили, а потому, что такие дела решаются все-таки не в суде, а на поле боя. Сил у него было немного - из-за нехватки денег он сумел собрать во Франции не более трех тысяч человек, с которыми и отплыл в Англию. Это была его вторая попытка - он уже пробовал нечто подобное в 1484, но тогда шторм заставил его отступить.

Однако 7 августа 1485 года высадка удалась - разумеется, в Уэллсе. К нему примкнули кое-какие силы на месте, и он сумел удвоить число своих солдат, доведя его до шести тысяч. Теоретически королевское войско должно было стереть его в порошок - расстояния в Англии были невелики, долгих переходов не требовалось, и английским королям удавалось собирать под свои знамена и 30, и 40 тысяч человек в составе ополчений своих вассалов.

Но летом 1485 года лорды что-то долго собирались в поход. Король Ричард Третий внушал им настолько противоречивые чувства, что торопиться идти к нему на помощь им никак не хотелось.

Мало того, что принцы, сыновья его старшего брата и предшественника на троне Англии, исчезли без следа, но и неожиданная смерть его жены, леди Анны, вызвала совершенно нежелательные толки. Лорды явно считали своего государя способным на все.

В общем, когда враждующие стороны сошлись на Босвортском поле в Лестершире, у Ричарда Третьего было не больше 10-11 тысяч человек. Но и этого должно было хватить с головой. Ричард разделил свои войска на три части и начал охват мятежников - его целью было истребить их всех до одного. Генрих держал свои силы вместе и поместил их под команду опытного Джона Де Вера, графа Оксфорда. О его потомстве мы еще услышим, а пока отметим только, что сражался граф Оксфорд храбро и умело, в отличие от многих сторонников короля Ричарда - они явно колебались.

Лорд Томас Стэнли и сэр Уильям Стэнли также подвели свои силы к полю битвы, но сдерживались, решая, какую сторону будет выгодное поддержать. Тогда Ричард III решился на прямой удар - со своей свитой он напал на ставку Генриха Тюдора. Eе было нетрудно опознать по знамени с красным драконом, символом Уэллса. Генрих был на грани гибели.

Но исход сражения неожиданно оказался решен совершенно по-другому.

Лорд Томас Стэнли, номинально сторонник Йорка, сменил стороны и пришел на помощь Генриху. Вообще-то у него были для этого хорошие основания - он был третьим по счету мужем леди Маргарет, матери Генриха Тюдора.

Охрана Ричарда III была перебита, а он сам сбит с лошади и убит на земле. После сражения, не теряя времени, победитель короновался на Эмбион Хилл, рядом с полем битвы.

Теперь он именовался Генрихом VII, первым королем из династии Тюдоров.

***

Примечания:

 

1. Битва при Азенкуре (фр. Bataille d'Azincourt, англ. Battle of Agincourt) — сражение, состоявшееся 25 октября 1415 года между французскими и английскими войсками близ местечка Азенкур в Северной Франции во время Столетней войны.

2. Черчилль для названия своей речи в Фултоне взял цитату из "Генри V" Шекспира, в которой молодой монарх перед битвой призывает своих солдат - " ... stiffen the sinews, summon up the blood" – что означает в плохом дословном переводе: “напрягите ваши сухожилия и соберите кровь”, а в переводе получше, передающем смысл сказанного: “… Врастите в землю, стойте насмерть, соберите волю в кулак …”. Отсюда, по-видимому, и пошла английская идиома “sinew of war” -"сухожилия войны" - которую Черчилль в своей излюбленной манере перевернул, сделав из нее название своей лекции: “sinews of peace" - “сухожилия мира". По-русски более естественно было бы сказать "мускулы мира".

3. Герцогские и графские титулы в Англии того времени носили характер не родового имени, а как бы должности. Скажем, Ричард Йорк, из рода Плантагенетов, герцог Глостер, был младшим братом короля Эдуарда Четвертого. А Хамфри, герцог Глостер, младший брат короля Генриха Пятого, провозглашенный «Поддержкой и Опорой королевства», был одним из двух регентов при несовершеннолетнем тогда Генрихе Шестом.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 298




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer12/Tenenbaum1.php - to PDF file

Комментарии:

Мина Полянская
- at 2014-12-21 17:44:55 EDT
Уважаемый Борис!
Вашу хронику королей прочла не только с интересом, но и с удовольствием!
Теперь мой муж сидит - и читает!
Спасибо!

Б.Тененбаум-Буквоеду :)
- at 2012-01-06 18:28:52 EDT
Да и язык его - язык русского человека. Давайте найдем того, кто творил под именем Тененбаума Бориса Марковича".

Тайна разгадана - такой человек есть ! Он, поистине русский человек, потомок знатного казацкого рода, тоже жил в Бостоне, скрываясь под псевдонимом V-A, a звали его Виктором Кукиным. Он, как и его знаменитый предок, Степан Разин де Кагальник, свободно знал иврит, никогда не состоял в КПСС, и в его доме были обнаружены редкие, существовашие только в количестве пары сотен копий, издания трудов якобы существовашего Б.М.Тененбаума, с надписью: "Моему соседу по под-бостонью". Это ли не доказательство ? Загадка, таким образом, решена ...

А вот в отношениие Шекспира все по-прежнему неясно. Гамлет говорит про Полония, что тот пошел познакомиться с червями. Полоний, как установлено довольно твердо - лорд Берли.
Черви - WORMS. Пунктом гордости лорда Берли было то, что он родился на свет в год WORMS´кого собора, который осудил Лютера, но покарать не смог.

В книгах об этом, по понятной причине, не писали - но домашние лорда Берли об этом пунктике, конечнп, знали. Граф Оксфорд вырос в доме лорда Берли и был его зятем.

Откуда об этом узнал актер Шекспир ? Граф рассказал по дружбе ? Или никакой игры слов тут нет, а есть лишь совпадение ?

Элиэзер М. Рабинович - Б. Тененбауму
- at 2012-01-06 18:20:54 EDT
Уважаемый коллега, примеры самоучек действительно есть. Был такой человек, Томас Кромвель, живший при Генрихе Восьмом.

Вы этот пример уже приводили несколько раз - он так и остаётся единственным? Думаю, что нет, и в политике таких людей много. А Рональд Рейган? Да и два величайших, но успешных бандита нашего времени - Сталин и Гитлер? Но я не знаю примеров людей гуманитарного знания высшего класса, биография которых вызывала бы вопросы. Кроме Шекспира и Шолохова.

Элиэзер М. Рабинович - Буквоеду
- at 2012-01-06 18:14:32 EDT
Выписка из Литературной Википедии издания 2162 года:

"Тененбаум, Борис Маркович, родился в 1948 г. в интеллигентной еврейской семье. Получил прекрасное техническое образование, закончив один из лучших московских вузов. В соответствии с традициями русской технической интеллигенции того времени, особенно её еврейской части, был широко образован в гуманитарных наук и после эмиграции в США начал писать широко популярные статьи и книги на исторические темы. До его смерти в 2068 г. 68 раз получал премии знаменитого еврейского портала, руководимого доктором Е. Берковичем, за лучшие статьи в области исторической прозы. Член Союза писателей России, г-н Тененбаум был в 2022 г избран в Академию наук США и в Литературную академию Франции."

Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-06 18:13:50 EDT
Есть примеры самоучек. Что мешает предположить, что Шекспир приобрёл свои знания сам из книг, а не на лекциях университетов?

Уважаемый коллега, примеры самоучек действительно есть. Был такой человек, Томас Кромвель, живший при Генрихе Восьмом. Сын кузнеца, в школе никогда не учился, бежал из дома в 15 лет, стал солдатом-наемником во Франции. Без всякой школы научился читать и писать, изучил латынь (евангелие знал наизусть), свободно знал итальянский, французский, фламандский, немецкий, по-видимому - не точно, но очень вероятно - и испанский. Изучал польский. Получил парво на ведение юридической практики без диплома и даже без экзамена - просто на основе выдающихся достижений. Был первым министром короля Генриха, стал пэром, графом Эссексом - и был казнен по непонятной причине, буквально - по прихоти короля ... Про него мы знаем, и очень много.
А про Шекспира - ничего. Человек он был похожих дарований, только что не в делах государства, а в делах литературы - и никакого следа ... Почему ? Из книг, кстати, он узнать то, что знал, он не мог - книги были на иностранных языках, на английский не переводились, стоили безумно дорого и в публичных библиотеках их не было, потому что не было библиотек.


Буквоед - Б. Тененбауму, Элиэзеру М. Рабиновичу, Л
- at 2012-01-06 17:33:08 EDT
Вот вам, дорогие коллеги, гипотеза. Через, скажем, лет 150 кто-то говорит: "Не может быть, чтобы человек с инженерным образование, всю жизнь проработавший вне гуманитарных профессий, имел такие знания и талант, чтобы писать о Бисмарке и Ямамото, Черчилле и Маккиавели, Шекспире и Эбане, Даяне и Маннергейме. Да и язык его - язык русского человека. Давайте найдем того, кто творил под именем Тененбаума Бориса Марковича".
Я это к тому, что очень многое из аргументов "антистратфордианцев" напоминает вышеизложенную гипотезу. Да и зачем было скрывать авторство тем, кого полагают "Шекспиром"?

Либерал - Э. М. Рабиновичу
- at 2012-01-06 16:46:37 EDT
Элиэзер М. Рабинович
- Fri, 06 Jan 2012 16:17:14(CET)

За всю историю человечества мы не найдём много великих произведений духа, созданных людьми низшего класса, как впрочем, и людьми высшей аристократии.

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

Г-н Рабинович!

Не могу согласиться. Не хочу называть имя страшного злодея, вышедшего из низов, убийцы миллионов, который в молодости буквально заглотом проглотил библиотеки книг и, не получив формального образования, создал произведение страшного злобного духа, вдохновившего миллионы его соотечественников на злодеяния.

Имя другого манипулятора, тоже без формального образования, написавшего уйму книг и снискавшего себе в своё время славу великого, Вам, как выходцу из бывшего СССР, должно быть хорошо известно.

Есть примеры самоучек. Что мешает предположить, что Шекспир приобрёл свои знания сам из книг, а не на лекциях университетов?

Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу
- at 2012-01-06 16:41:07 EDT
Позвольте сказать вам дорогой друг, что я с вами совершенно согласен. Согласно Морозову, идет в доме графа Саутгемтона удалая попойка с литературным уклоном. А в уголке, лукаво улыбаясь, сидит Шекспир, и делает заметки об аристократической среде. Почему в уголке ? А потому что ни малейших сведений о присутствии хоть какого-то актера в этом обществе не имеется. А почему же настаивается на том, что он там все-таки сидит ? А потому, что в 1609 вышли в свет сонеты, подписанные именем Шекспира, и как твердо установлено, посвящены они Саутгемптону, и там молодой в ту пору "автор" называет себя "стариком" и похлопывает по плечу пэра Англии, убеждая его жениться ... А пэров в ту пору - 57 человек на 3 миллиона англичан. А какое собачье дело актеру Шекспиру до матримониальных планов графа Саутгемптона ? А вот графу Оксфорду до этого дело как раз есть - он в это время сватает изо всех сил свою дочку - как раз за графа Саутгемптона ...

Дальше, конечно, вступает в силу гипотеза Евгения Михайлович, изложенная им в стихах - о графе Оксфорде, говорящим Шекспиру: "Эх, парень, ну скажи за меня то, что сказал бы я, если б обладал талантом ..." :)

Такие случаи были - Эдмунд Спенсер служил секретарем своим богатым и знатным патронам ... Но вот как раз про него многое известно - человек таких дарований был заметен, и в уголке не сидел ...

Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-06 16:19:47 EDT
Насчет заговора я ничего сказать не могу. Шекспиром начали интересоваться уже значительно после того, как в 1616 (?) он умер. А поначалу все было тихо. Смерть его прошла незаметно - никто и не вспомнил. Коллеги-литераторы не отреагировали совершенно - до тех пор, пока в 1623 не вышло Большое Фолио, к изданию которого приложил руку Бен Джонсон. Стоило оно больших денег - по-моему, одна копия шла по 100 фунтов стерлингов. Умножьте на 250 - получите примерную сумму в теперешних фунтах. Бену Джонсону за работу заплатили, и очень много. Платили родственники людей, которым хотелось, что называется, "... отвести след ..." от того Шекспира, чьим именем помечены изданные в 1609 "Сонеты". В Фолио сонетов нет, есть только пьесы. Поэм тоже нет - поэмы же считаются первыми произведениями молодого Шекспира, они оказались совершенно в стороне, и это отдельная истроия, на тему которой надо писать отдельную статью. Никаких серьезных сомнений в личности Шекспира не возникало вплоть до относительно недавнего времени - интерес пробудили "бэконианцы". А вот когда в ходе дискуссии с ними ортодоксальную версию стали пробовать на зуб, обнаружились даже не дыры, а пустота. Так сказать - фальшивый гроб. Почему - не знаю. По-моему, это была попытка родни подавить наносящие ущерб их репутации сведения, и попытка эта удалась сверх ожиданий.

Посмотрим. Что-нибудь, возможно, выяснится в будущем - а пока имеется один твердо установленный факт: огромная, дикая неувязка между личностью автора и личностью пайщика театра "Глобус". Ну, и полная пустота в попытке обьяснить, чем же они связаны, кроме имени и очень лукавой и двусмысленной работы Бена Джонсона с изданием Фолио.

Кроме того, уважаемый коллега - почему бы вам не взять две книжки - Аникста и Гилилова - и не прочесть их ? У вас будет полная картина, потому что эти два автора придерживаются противоположных точек зрения на проблему авторства Шекспира, и оба они ученые, а не дилетанты, в отличие от нас с вами.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-01-06 16:17:14 EDT
Дело не в классовом обществе, конечно. За всю историю человечества мы не найдём много великих произведений духа, созданных людьми низшего класса, как впрочем, и людьми высшей аристократии. Обычно это люди среднего класса и средней руки дворянства, образ жизни и достаток которых позволяли им получить хорошее образование и заниматься свободными профессиями, не заботясь о куске хлеба. Но я не знаю, есть ли ещё один пример в истории, кроме Шекспира и в наше время Шолохова, когда известная биография так бы не соответствовала достижениям. В частности, невиданный успех Шекспира в реформации языка - трудно себе представить, чтобы его мог достичь человек, не получивший лучшего доступного в то время формального образования. Ведь образование - это не только комплекс знаний, но и вращение и оттачивание себя в кругу высших и наиболее образованных умов времени.
Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-06 15:40:12 EDT
Г-н Тененбаум!

Мою гипотезу об интересе английской аристократии найти аристократа с псевдонимом Шекспир вместо простолюдина из Стратфорда можно, как любую гипотезу, раскритиковать. Но значительно легче раскритиковать предположение о том, что, я повторяю, автор или авторы-аристократы, писавшие под псевдонимом Шекспир, были в состоянии скрыть в течении длительного времени от издателей, печатников, переписчиков, от широких литературных и театральных кругов, от родственников и коллег простолюдина Шакспера имена истинных авторов огромного количества произведений, имевших широкую известность как при жизни Шакспера так и после его смерти.

Если можно поверить в это последнее предположение, то нужно поверить и в существование некого заговора молчания многих совершенно не связанных друг с другом людей в целях сокрытия имён истинных авторов. Но чем это лучше предположения о классовом интересе аристократов найти аристократа, писавшего под псевдонимом Шекспир?

Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-06 14:49:31 EDT
Простолюдин и вдруг великий поэт — это плохо вписывается в имидж представителей английской аристократии, видящих себя законодателями культуры.

Отсюда, возможно, и берёт начало нестратфордианство: попытки отыскать аристократа, который писал под псевдонимом Шекспир, и, таким способом восстановить классовый образ главенства аристократии в английском искусстве. В этом смысле, нестратфордианцы выполняют вольно или невольно, а возможно и как увлечение литературной сенсационной экзотикой, социальный заказ аристократии, имеющий мало общего с литературоведением.


Уважаемый коллега,

Скажу вам с полной и возможно обидной для вас откровенностью - более простодушного заявления на затронутую тему мне еще не попадалось - ну, исключая клинические случаи. Начну по порядку:

1. О каком главенстве аристократии в английской литературе вы говорите ? Насколько я знаю, в числе крупных имен есть только один лорд - Байрон - и тот из бедного и разоренного гнезда, с батюшкой крайне сомнительной репутации, да и сам далеко не ангел. А все остальные сплошь "commoners".
2. Шекспироведение существует уже лет эдак 250, если не больше, творчеством Великого Барда занимались филологи Оксфорда/Кэмбриджа, и в социальном смысле они его никак не выделяли: он был одним из блестящей плеяды простолюдинов вроде Марло, или Бена Джонсона. Про завещание его, в котором он скрупулезно перечисляет свои далеко не аристократические пожитки, известно лет так 300, и это, по-моему, единственный документ, неопровержимо с ним связанный.
3. Сомнения появились не в Англии, а в США, примерно в 1850. В качестве "шекспира" предлагался Фрэнсис Бэкон, величайший ум эпохи. ну, или один из величайших. Предположение это отвергнуто - можно сказать, в очень доказательной форме - но произвело важное воздействие в том смысле, что в процессе опровержения начали приглядываться к официальной каноничэской версии - и обнаружили массу неувязок.
4. Первые обоснованные предположения, связанные с авторством, возникли в 20-е годы, в США и в Англии. Носили характер чистой ереси, поддерживались в основном любителями/дилетантами. Заметим, что в Англии в это время набирали вес лейбористы - вот уже не защитники аристократических привилегий. Про США, где есть прямо-таки культ "человека, сделавшего себя самому" мне не надо вам говорить, правда ?
5. Единственным известным мне ученым с именем, решившимся поддержать версию об "аристократе в маске", является И.М.Гилилов, близкий сотрудник А.Аникста и ученый секретарь шекспировского общества при РАН. Уж если кому и мог придтись по душе образ "гениального простолюдина", то именно ему - сам он начинал с низов.

А если вы все-таки думаете, что он выполнял социальный заказ английской аристократии, то я уж и не знаю, что мне думать ...

Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-06 13:11:08 EDT
Г-н Тененбаум!

Возвращаясь к вопросу об авторстве Шекспира хочу предложить следующее предположение.
Англия во времена Шекспира была выражено классовым обществом. Классовым обществом она осталась и до наших дней. В выражено классовое самосознание некоторых высших кругов Англии, возможно, не вписывалось и до сих пор не вписывается, что какой-то там простолюдин, некий Шекспир, признан великим поэтом и драматургом, оказавшим огромное влияние на мировую культуру. Такого величия мог достичь и заслуживает, по высокомерным представлениям этих кругов, только один из них, аристократ. Простолюдин и вдруг великий поэт — это плохо вписывается в имидж представителей английской аристократии, видящих себя законодателями культуры.

Отсюда, возможно, и берёт начало нестратфордианство: попытки отыскать аристократа, который писал под псевдонимом Шекспир, и, таким способом восстановить классовый образ главенства аристократии в английском искусстве. В этом смысле, нестратфордианцы выполняют вольно или невольно, а возможно и как увлечение литературной сенсационной экзотикой, социальный заказ аристократии, имеющий мало общего с литературоведением.

Элиэзер М. Рабинович - Б. Тененбауму
- at 2012-01-04 22:53:16 EDT
Кстати, весьма хамское поведение Гамлета по отношению к Офелии во время представления, когда он публично просит разрешения лечь между её ног (а она не может же дать пощёчину Принцу Датскому), в пуританском советском фильме заменено на "у ног".
Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу :)
- at 2012-01-04 22:09:57 EDT
Позвольте мне - на всякий случай, пока не выскочил дурак с бубенчиком - привести вам пример из статьи об этой пьесе из английской Wiki:
"... Nothing is a double entendre, "an O-thing" (or "n othing" or "no thing") was Elizabethan slang for "vagina", evidently derived from the pun of a woman having "nothing" between her legs ...".

Но это не все, потому что слово могло означать еще и пустые слухи, сплетни - тоже мотив, использованный в фабуле ...

Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу
- at 2012-01-04 21:58:59 EDT
Что сказать, дорогой друг ? В принципе Левенгука: "... берем микроскоп и смотрим, что получится при увеличении ..." есть немалая польза. Я, скажем, совсем недавно выяснил, что в названии пьесы "Много Шума из Ничего" была скрытая для нас скабрезность - на тогдашнем лондонском сленге словечко "nothing" могло означать женские гениталии. Если вы припомните содержание "Much ado about notning", то шуточка получается очень даже озорная ...
Элиэзер М. Рабинович - Б. Тененбауму
- at 2012-01-04 21:11:25 EDT
Ой ну что Вы, Борис, уж совсем нашего друга ниже пояса бьёте, обвиняя его величайшую вещь нецельной и неорганичной, тогда как она как раз одна из наиболее цельных его работ. Из чего, конечно, не следует, что её не сокращали, особенно для кино. Скажем, Козинцев, среди прочего, выбросил монолог Офелии после встречи с Гамлетом (Какой ум погиб!), что позволило ему использовать Вертинскую, игравшую полную дурочку. Офелия - не такова у Шекспира.
Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-04 19:19:47 EDT
Как было совершенно справедливо сказано, пьесы редко печатались. Насчет мнения Аникста о том, что Шекспир хорошо знал театр - кто бы спорил ? Но и здесь есть непонятность. "Гамлет" (если брать полный текст) идет что-то около 4-х часов - сам я не считал, но такая цифра есть у Бертрама Филдса, "Players". Представление такого рода при дворе шло без проблем - там делали перерывы. Представление в "Глобусе" шло непрерывно, туалетов в ту пору в театрах не было, пиво же пили - будь здоров как. Театры не входили в юрисдикцию городских властей, потому что их часто устраивали на участках земли, конфискованных Короной у монастырей и аббатств при разгроме Церкви при короле Генрихе. Так что в театрах можно было и в кости поиграть, и девицу подцепить, и вообще - вести себя вольно. Четырехчасовое представление там не годилось, и текст урезали. И вот обращается внимание на следующий факт: "Гамлет" как бы состоит из двух частей - сначала идут бесконечные разговоры, все больше о высоком. А потом вдруг начинается бурное действие, с поединками, убийствами и отравлениями. Похоже на добавку, сделанную уже в расчете на "оживляж". Не знаю. Рукописи все время правились под сцену, что-то в них делалось политически непроходимым,что-то, наоборот, добавлялось "под злободневность". Сейчас, собственно, тоже так делают. А каноническим текстом считается Фолио, изданное, по-моему, в 1623 году, при том, что Шекспир-актер умер лет за 5-6 до этой даты.

Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-04 18:40:45 EDT
Г-н Тененбаум!

Согласен, неясностей, связанных с личностью Шекспира, и кажущихся противоречий в его биографии предостаточно. Но меня интересует следующее, вынужден повторить. Можно ли предположить, что издателям и печатникам удалось во время всей жизни Шекспира-актёра держать в тайне имя или имена истинных авторов? Можно ли было технически, - при таком огромном объёме трудов, подписанных Шекспиром, - в течении десятилетий утаить имена истинных авторов от широких литературных и театральных кругов того времени? Каково Ваше мнение?

У Шекспира-актёра было немало коллег, - актёров, литераторов и драматургов, - были друзья и родственники, да и просто знакомые, люди разных социальных прослоек. Неужели все эти люди не заметили фальсификации, связанной с авторством? Или занали о фальсификации, но по какой-то причине, как по уговору, все как один молчали? Молчали как при жизни Шекспира-актёра так и годы после его смерти. У Вас есть рациональное предположение по поводу этого для меня необъяснимого молчания?

Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-04 18:08:23 EDT
не задавались ли сторонники антистратфордианства следующим техническим вопросом?

Если под псевдонимом Шекспир выступал не Шакспер, а другой автор или группа авторов, то с их рукописей было отпечатано в течение довольно продолжительного периода времени огромное количество литературных сочинений, драм и трагедий. Можно ли предположить, что издателям и печатникам удалось всё это время держать в тайне имя или имена истинных авторов? Можно ли было технически, - при таком огромном объёме трудов, - в течении десятилетий утаить имена истинных авторов от широких литературных и театральных кругов того времени?


Вопросы, конечно же, задавались. И картина получалась, должен вам сказать, предельно нелогичной. Шекспир-автор начал с того, что опубликовал поэму, "Венера и Адонис", написанную по мотивам Овидия. Она была посвящена юному графу Саутгэмтону, имела огромный успех, и как нам говорит твердый "стрэтфордианец" Н.Морозов, Шекспир якобы получил за нее от графа огромную сумму в 1000 фунтов. Это как раз в то время, когда он якобы скромно сидел в уголке в кругу удалых аристократов и записывал себе на коленке накопленные сведения и впечатления.

Морозов оговаривается, что сумма, скорее всего, была много меньше, и что насчет "сидения в уголке" - это предположительно. Никакой актер в кругу друзей графа Саутгэмптона никем никогда не был замечен. А дальше актер-Шекспир решил, что его место с народом, и стал писать пьесы для народного театра. По тем временам оплата такого рода деятельности сильно разнилась в зависомости от того, ставилась ли пьеса при дворе (или у кого-то из знати для частного развлечения), или она ставилась в одном из публичных театров Лондона. За придворную "маску", как называлось представление, автору платили 40 фунтов. За городскую постановку - от 5 до 7 фунтов.

Откуда мы знаем про такие расценки ? От Морозова. Более того, они подтверждаются и из английских источников.

Так почему же автор/актер Шекспир ушел с таких богатых хлебов, как круг друзей-придворных, в театр вроде "Глобуса" ? Морозов твердо говорит - хотел быть ближе к народу ...

Странно, правда ?

Поэма была подписана "Sheake-Speare", Потрясающий Копьем. Морозов говорит нам, что это все фигня, потому что Кристофер Марло подписывался на дюжину разных ладов - правописание не устоялось. Он прав. Но вот о том, что псевдонимы того времени, как правило, писались через дефис, он нам не сообщает. Пойдем далее ? Первое полное Фолио сочинений Шекспира вышло в свет лет через 5-6 после смерти актера-Шекспира, с потрясающей по силе эпитафией Бена Джонсона. При этом при жизни Шекспира они не больно-то дружили, смерть поэта прошла незамеченной ровно никем - а вот Джонсону потом, после издания Фолио, заплатили очень даже хорошо, целую 1000 фунтов. Платил граф Пембрук, родственник Саугэмптона ... Почему ? Непонятно, неясно, загадочно и так далее ... Рукописей нет. Вообще никаких. Есть пиратские издания, записанные стенографами, есть актерские копии, с пометками режиссуры - и ни единого автографа. Почему ? Ну, и так далее - таких недоуменных "почему" можно поставить добрую дюжину ...

Например, такой вопрос - в завещании актера-Шекспира расписано с подробностями, кому должна достаться его вторая по качеству кровать. Другу - Бену Джонсону - отписана некая малая сумма на то, чтобы заказать себе кольцо в память покойного. О рукописях нет ни слова, хотя их издание принесло бы сумму, раз так в 5-6 большую, чем все движимое имущество завещателя. Почему они не упомянуты ? В опись имущества не внесена ни единая книга - почему ? Актер целиком полагался на память, на библиотеки своих друзей-аристократов, на рассказы моряков в пабе, куда он ходил ? Неясно, непонятно, таинственно и так далее ...


Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-04 13:40:52 EDT
Г-н Тененбаум!

А не задавались ли сторонники антистратфордианства следующим техническим вопросом?

Если под псевдонимом Шекспир выступал не Шакспер, а другой автор или группа авторов, то с их рукописей было отпечатано в течение довольно продолжительного периода времени огромное количество литературных сочинений, драм и трагедий. Можно ли предположить, что издателям и печатникам удалось всё это время держать в тайне имя или имена истинных авторов? Можно ли было технически, - при таком огромном объёме трудов, - в течении десятилетий утаить имена истинных авторов от широких литературных и театральных кругов того времени?

Разумеется, сторонники антистратфордианства могут привести аргумент огромной власти аристократов, писавших, якобы, под псевдонимом Шекспир. Они, дескать, навязали хранение тайны во время их жизни, а также годы и десятилетия после их кончины. Вопрос: в какой мере подобный аргумент заслуживает внимания?

Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу
- at 2012-01-03 20:30:53 EDT
Глубокоуважаемый Элиэзер Меерович, глава о Шекспире в книжке будет непременно - у меня есть на то ряд причин. Одна из них состоит в том, что "Хроники Шекспира с заметками на полях" не случайно поставлены первой главой "Тюдоров", потому что победная сага о Генрихе Пятом ставилась как сознательная агитка перед славным походом графа Эссекса в Ирландию. Поход окончился неудачей, оплаой графа, его мятежом и казнью. А перед мятежом труппа Шекспира получила заказ - срочно поставить "Ричарда Второго", где законный, но неспособный монарх свергается во имя справедливости и общественной пользы. Интересно ?
Графу Эссексу отрубили голову, графа Ретленда, его друга и сообщника, оштрафовали на 30 тысяч фунтов. А актера Шекспира даже к делу не привлекли. Мы на все это дело поглядим в увеличительное стекло, и по возможности попытаемся выяснить сопутствующие делу обстоятельства. Врать, разумеется, не будем :)

V-A
- at 2012-01-03 19:30:43 EDT
Совет сударя Рабиновича разумен.

По Шекспиру же хочу сказать - а откуда известно, что он
ТОЧНО передает

подлинный дух, неповторимая атмосфера итальянской жизни,
яркие краски и солнце этой обетованной страны Ренессанса, явно воочию
увиденные и впитанные


или как занимаются студенты университетов

или язык и нравы высокородной знати?

У нас ведь представления о них все от того же Шекспира. Он
сформировал наше представление о том времени, хотя само оно
могло совсем не походить на зеркало от Великого Барда.

А теперь м удивляемся - как точно, как метко. Гений не
только описывает действительность, он ее меняет.


Элиэзер М. Рабинович - Либералу
- at 2012-01-03 19:00:55 EDT
Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-03 16:41:06 EDT
Г-н Тененбаум!

...Какие практические шаги будут предприняты в литературоведении, в библиографии и в смежных областях?


Если мне будет позволено вмешаться в ваш просвещённый спор, то я бы сказал, что естественный логический ответ г-ну Либералу: никакие, никакого практического значения. Но... мы жить не можем, не возвращаясь к этому вопросу опять и опять. Дело в том, что великий драматург дал нам столь великие образы, что с каждым из них мы немного отождествляем себя. Каждый из нас - немного Гамлет и немного Лир, надеюсь, не немного Макбкет или Ричард 3-й, но кто знает... А так как все эти образы не из воздуха появились, а автором были придуманы, то каждый из нас - и немного Шекспир. Вопрос, кем он был, - это вопрос нашего самосознания и самооткрытия...

Если я осмелюсь дать совет уважаемому Борису, до я бы не включал обсуждение авторства Шексрпира в чуждую по теме, хотя и не по времени, книгу о Тюдорах. Дело в том, что читатель привык Вам доверять в фактах, и Ваше прямое вмешательство в деликатную область, о которой, к тому же, написаны дюжины книг, может подорвать доверие читателя.

Б.Тененбаум-Либералу
- at 2012-01-03 19:00:38 EDT
Уважаемый коллега,

Во-первых, спасибо вам за ссылку на труд Морозова - прочитал с большим вниманием. У меня его книжка была когда-то, но это было давно, и я тогда, 30 с хвостиком лет тому назад, о вопросах такого рода не думал - хотя бы по той причине, что английский у меня был на очень уж низком уровне.

Во-вторых, отвечая на ваш вопрос - я, честное слово, не знаю, преследую ли я умозрительные цели или какие другие. Мне интересно, я пытаюсь с этом как-то разобраться, и если мне удалось вас заинтересовать вопросом, то моя цель достигнута. Решить его мы с вами не сумеем - мы не филологи, мы не специалисты по английскому Возрождению - так послушаем специалистов и попытаемся использовать здравый смысл, ничем большим мы не располгаем.

И вот что у нас получается:
Есть, грубо говоря, два мнения, традиционное и нетрадиционное.

1. Традиционное состоит в том, что Шекспир-автор и Шекспир-актер - одно и то же лицо. Так сказать - гений из народа. Прекрасным образцом такого мнения служит как раз тото материал, линк на который вы и привели.
2. Нетрадиционное состоит в том, что Шекспир-актер был маской, под которой скрыт Шекспир-автор. B этом согласны все не-традионалисты, но вот дальше их мнения расходятся. Кто говорит о графе Оксфорде, кто - о графе Ретленде, кто - о целом коллективе авторов.

Надо сказать, что первая часть уравнения - Шекспир-актер не тождествен Шекспиру-автору - мне лично представляется довольно убедительной. То очень малое, что достоверно известно об актере, приходит в разительное несоответствие тому, что мы знаем об Авторе. Это, конечно, не доказательство - но это дает почву для очень сильных сомнений. Все традиционалисты грешат одним неизбывным пороком - они все время говорят "по-видимому". По-видимому - учился языкам, закону, манерам, соколиной охоте, военному делу, обычаям Италии, и так далее. По-видимому - знал содержание "Беовульфа", который был известен паре дюжин очень ученых людей в Оксфорде/Кэмбридже. По-видимому - каким-то мистическим образом узнал содержание частных писем тогдашнего премьер-министра, лорда Берли, к своему непутевому сыну, Томасу. В силу неведомых причин позволял себе ставить шпильки лорду-канцлеру, Кристоферу Хаттону. Ну, и так далее ...

Для аристократа, вроде де Вера или графа Ретленда, это более или менее нормально. Для актера - ох, не очень ...

Не знаю, коллега. Я постараюсь собрать все, до чего смогу дотянуться, и изложить это на бумаге. Но могу сказать вам что в этом направлении делаются усилия посильнее тех, на которые способен дилетант вроде меня.

Есть книжка специалиста:
Илья Менделевич Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого феникса:

http://lib.ru/SHAKESPEARE/a_gililov2.txt

Почитайте. Мне показалось интересным.


Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-03 18:01:57 EDT
Г-н Тененбаум!

Что Вы об этом думаете?

http://svr-lit.niv.ru/svr-lit/morozov-shekspir/vopros-ob-avtorstve.htm

Либерал - Тененбауму
- at 2012-01-03 16:41:06 EDT
Г-н Тененбаум!

Не преследуют ли Ваши рассмотрения авторства Шекспира чисто умозрительную цель? Предположим, что Вашими усилиями, совместно с усилиями других сомневающихся в авторстве Шекспира, удастся убедить весь без исключения литературный мир beyond any doubt, что Шекспир не был автором приписываемых ему произведений, и выявить истинного автора или истинных авторов. Как Вы думаете, что последует за этим? Какие практические шаги будут предприняты в литературоведении, в библиографии и в смежных областях?

Б.Тененбаум-Буквоеду :)
- at 2012-01-03 14:48:51 EDT
как это (воцарение Тюдора) для евреев?":)

По-моему - никак. Единственное (сомнительное) достижение - Шекспир своего Шейлока написал ...

Буквоед - Б. Тененбауму
- at 2012-01-03 13:11:46 EDT
Как всегда интересно, живо написано, но, дорогой Борис Маркович, но есть серьезный недостаток - нет ответа на вопрос: "А как это (воцарение Тюдора) для евреев?":)

Б.Тененбаум-Т.Разумовской
- at 2012-01-03 11:59:46 EDT
Спасибо, Таня. С Новым Годом :)
Татьяна Разумовская
Иерусалим, - at 2012-01-03 10:05:43 EDT
Борис, прочла с удовольствием. Как всегда, кроме знания исторических реалий, ваше оружие - обаяние! :)
errata
- at 2012-01-01 22:22:45 EDT
Ш
+
утка = Шутка

Б.Тененбаум-Ю.Герцману
- at 2012-01-01 22:20:25 EDT
Насчет "... занимательности ..." - так и есть, автор воспринял это как комплимент. В конце концов, книжку о Тюдорах можно написать как сериал, вроде "Далласа". Я уж не говорю о том, что при этом Шекспир оказывается не "... старым мертвым белым человеком ...", а интереснейшим автором.

Обе разбираемые хроники, помимо всего прочего - это еще и агитка, потому что прекрасный принц Генрих, "... подобный Марсу ...", и так далее, в реальной жизни был скупердяем и скрягой, а Ричард Третий, по-видимому, вовсе не был горбат - таким его сделала враждебная ему пропаганда. Его посмертные портреты приделывали ему гроб то на то плечо, то на это.
Но самое интересное - шекспировские штучки с французским языком. Как оказалось, французская принцесса не только нечаянно несет вздор, пытаясь говорить по-английски, но еще к тому же, в попытке произнести английские слова, делает это на французский лад. В результате у нее выходит дикая похабель, которой она страшно смущается. Ш

утка эта лондонской толпе была совершенно непонятна, она доходила только до людей, знающих французский вплоть до уровня арго - и это наводит на разные мысли по поводу того, кем же на самом деле был сам "Шекспир". Но - вы читаете первую главу книги, а это все оставлено на конец ...

Юлий Герцман
- at 2012-01-01 19:39:20 EDT
Я думаю, что "занимательное историческое чтение на сон грядущий" - лучший комплимент автору, поскольку - неведомо каким способом - он умудряется соединить плотность изложения строгих фактов с легкостью этого изложения. Те из нас, кто не профессиональные историки, не только "диалектику учили не по Гегелю", но и историю - по Сенкевичу, Дюма и Шекспиру. Конечно, это подразумевает значительные перекосы в знаниях, и то, что Б.М. умудряется исправлять эти перекосы, да еще добавляя краски, да еще самым живейшим образом - формирует уникальную привлекательность для читателя. И тут я соглашусь с еще одним читателем - г-ном Суходольским: да, это литература, это очень хорошая проза. Редко бывает, что человек так органически объединяет в себе скрупулезность исследователя с вольным литературным даром. Поэтому, хотя я выдвинул БМ по разряду истории, но и выдвижение г-ном Суходольским тоже представлется вполне справедливым.
Валерий
Германия - at 2012-01-01 16:26:08 EDT
"Now is the winter of our discontent
Made glorious summer by this son of York;
And all the clouds that low´r´d upon our house
In the deep bosom of the ocean buried".

Я бы назвал этот жанр-Занимательное историческое чтение
на сон грядущий.
Спасибо!

Б.Тененбаум-Л.Дымовой :)
- at 2012-01-01 15:12:39 EDT
Лорина, целью автора как раз и было написать авантюрный роман на тему "... история одной семьи ...". В данном случае - Тюдоров.
Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2012-01-01 11:56:16 EDT
Собиралась прочитать статью, а прочитала увлекательнейший рассказ - на одном дыхании, не отрываясь. Спасибо за удовольствие.
Б.Тененбаум-М.Фуксу,Е.Майбурду
- at 2012-01-01 08:26:07 EDT
Спасибо на добром слове, коллеги :) Евгений Михайлович, вы совершенно правы - это как бы зачин. Книжка, которую заказали вслед за "Маккиавелли", будет называться "Тюдоры", и она выйдет, по всей видимости, в мае - а за ней с некоей долей вероятности последуют "Борджиа". И тогда получится три книжки подряд, и все примерно об одном и том же отрезке времени, с персонажами, кочующими из книжки в книжку. Оказывается, в английском языке где-то к середине 16-го века, буквально лет через 12-15 после смерти Маккиавелли, возникло бранное слово "маккиавел". Так называли человека коварного, жестокого и лишенного всех и всяческих принципов морали. Английские протестанты и английские католики использовали новое слово для описания друг друга ...
Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-01-01 07:15:02 EDT
Очень интересно и познавательно для меня.
Спасибо.
Успехов в новом году!
Марк Фукс

Е. Майбурд
- at 2012-01-01 04:43:03 EDT
С почином! Хорошее введение.
Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-12-31 05:32:33 EDT
Ну, значит, Игорь так выглядела "естественная" смерть в верхах в те времена. А сколько из 12 цезарей Светония умерли естественной смертью? Только трое или четверо: Август; вероятно, Тиберий; Веспасиан да Тит.

Что касается "Человека на Все Времена", то такие существуют только и именно в пьесах и фильмах - среди высших эшелонов власти. Черчилль - исключение к этому моему высказыванию?


Б.Тененбаум-Э.Рабиновичу, Игреку
Basalt/Aspen, CO, USA - at 2011-12-31 04:13:57 EDT
Уважаемые коллеги и дорогие друзья, в настоящий момент я в Колорадо, в Эспене, и домой вернусь
только завтра поздней ночью. Так что позвольте мне авансом поздравить вас с наступающим Новым Годом, и пожелать вам и вашим семьям всего наилучшего.

Вы прочитали самую первую главу из книжки "Тюдоры", и по времени она покрывает все 117 лет их правления - так что, Элиэзер, с Томасом Мором все в порядке, он еще появится в повествовании, только позднее. Он оказался не таким прекрасным образцом человечности, как я было подумал, поглядев "Человека на Все Времена". Как выяснилось, у него была неприятная черта - искоренять ересь костром.

Насчет достоверности и "... поди проверь ..." - Игорь, честное слово: все что было можно проверить любительскими средствами, я проверил.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2011-12-31 03:11:37 EDT
Замечательная, в обычной и уже для нас привычной манере, новая "тененбиата". Проглатывается мгновенно. Почему-то ув. Борис не упомянул Томаса Мора - основного для Шекспира источника биографии Ричарда Ш. Принято считать, что Томас Мор сильно сгустил краски, но наиболее вероятно, что убийство детей Эдуарда 4-го было совершенно Ричардом, и этого одного достаточно для того, чтобы считать его злодеем par excellence.
Игрек
- at 2011-12-31 02:52:56 EDT
А мы сейчас за страсти принимаем борьбу Гингрича с Ромни и найдут свидетельство о рождении Обамы или нет. Интересно было бы в компьютер вложить имена всех (а не только главных) героев трагедий Шекспира и получить ответ, сколько из них умерло своей смертью. Набралось бы штук пять, или нет?
Как всегда написано очень живо и достоверно (поди проверь!), как всегда читал не отрываясь, но жаль, что "детектив" обрывается на самом интересном месте.


_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//