Номер 3(16) - март 2011
Александр Зелинский

Александр Зелинский Черный ворон украинской литературы
По впечатлениям от прочтения очередного украинского «бестселлера» и отзывам в СМИ

Черный ворон, черный ворон,

Что ты вьешься надо мной?!

Что ты когти распускаешь

Над моею головой?

Слова из этой старинной народной песни как нельзя более подходят к той ситуации, которая сейчас сложилась в украинской литературе. А там разгорается очередной скандал по поводу присуждения высшей литературной – Шевченковской – премии 2011 года некоему Василю Шкляру за роман «Чорний Ворон» (в другом варианте – «Залишенець. Чорний Ворон»).

Слово «Залишенець» – плод «творчества» Шкляра. Как он сам заявлял в интервью, его, якобы, он нашел у одного из непосредственных участников борьбы Михаила Дорошенко. Больше оно нигде не встречается. По мысли Шкляра «Залишенецi» это те, кто остался в лесу. Все ушли, а они – остались вести войну за идею. Ну, как, к примеру, японские самураи(?). «Этого слова нет в словарях, но оно мне очень понравилось, т. к. имеет некий магнетизм».

Но оставим эти потуги в новациях на ниве многострадального отечественного языка на совести несостоявшегося украинского Даля и перейдем к сути вопроса.

Кто есть кто на украинском литературном олимпе

Владимир Яворивский – председатель Национального союза писателей. В недалеком прошлом завзятый певец коммунистической партии, а ныне ярый национал-патриот, Яворивский член КПСС с 1971 по 1990 год, лауреат Государственной премии Украины им. Т.Г. Шевченко за повесть «Вічні Кортеліси» (1984) о зверствах бандеровцев (ОУН-УПА)

В интервью ряду украинских СМИ Яворивский объяснил выбор тем, что «роман "Черный ворон" не просто реставрирует большой период нашей истории, он фактически "консолидирует(?)" Украину, потому, что послевоенные подвиги воинов УПА за независимость сегодня дополняются тем, что Восточная Украина так же буквально до последнего боролась против советизации украинской жизни».

Иван Драч – украинский политик, поэт, писатель, критик и «почти диссидент» советской эпохи. Член КПСС с 1959 по 1990 год. Герой Украины. После разгрома советским режимом диссидентского движения Драч написал властям покаянное письмо, в котором каялся в своих связях с диссидентами (май 1966). После этого отношения Драча и официальных властей стали гладкими. В 1976 году он даже получил Государственную премию УССР им. Т.Г. Шевченко за свой очередной сборник стихов. В 1983 году Иван Драч был удостоен уже Государственной премии СССР в той же категории. В 1992-2000 гг. Драч был главой Украинского всемирного координационного совета. Кроме того, с 1995 года и до сих пор он возглавляет Конгресс украинской интеллигенции.

Драч, используя все свое влияние в украинских литературных кругах, стал наиболее активным лоббистом В. Шкляра и его «Черного ворона» в Шевченковском комитете по премиям.

Роман Лубкивский – глава Шевченковского комитета, галичанин.

Украинский поэт, литературный деятель и дипломат. Закончил филологический факультет Львовского университета. Работал редактором во львовском издательстве «Каменяр». Возглавлял Львовское областное управление культуры. Опубликовал поэму «Дорогой ангелов», где сравнил В. Ющенко с Иисусом Христом, а бывшего президента Л. Кучму вывел в образе Сатаны. Был послом Украины в Чехии и Словакии. В его бытность в Чехии: покончила с собой главный бухгалтер посольства Наталья Майборода, мать двоих детей. Она выпрыгнула с четвертого этажа после того, как она представила финансовый отчет посольства. Тогда пресса прямо связала эту трагедию с приездом в Прагу комиссии Министерства иностранных дел и решением о замене посла Украины. В своих высказываниях Лубкивский утверждает, что всегда «должны быть четко прописаны национальные приоритеты, защита украинского языка как государственного, защита исторических ценностей, контакт с мировым украинством». Он же добился исключения из списка номинантов на премию спектакля по повести Оксаны Забужко «Полевые исследования украинского секса», якобы за натуралистические сексуальные сцены, чем вызвал немало нареканий в кругах театральной общественности. Но, что не дозволено было для Забужко, на то же, и в гораздо большем объеме Лубкивский закрыл глаза у Шкляра. «Решение Шевченковского комитета по «Черному ворону» считаю правильным», говорит его глава.

Василь Шкляр автор скандального романа «Черный Ворон». Родом из Черкащины. Закончил почему-то Ереванский университет. Работал журналистом, редактором. За долгие годы тусовки в замкнутом мирке киевского литературного бомонда приобрел немалые связи, даже стал заместителем председателя Национального союза писателей. Связи же с успехом использовал для проталкивания написанных им книг прозы, что, впрочем, так и не помогло ему приобрести широкую известность в среде читающей публики. С приходом в президентство В. Ющенко и с началом взятого им курса на украинизацию и русофобию, Шкляр решил, что должен наступить его «звездный час», результатом чего и явилось появление «Черного Ворона» откровенного бульварного ширпотреба, густо замешанного на сексе, антисемитизме и ксенофобии.

Но Шкляр со своим творением слегка не успел. Ориентиры новой власти сменились, хотя на литературном олимпе пока остались все те же одиозные личности. И они своим решением по «Черному ворону» добавили головной боли и новому президенту и его команде, у которых хватало проблем с другими, более важными аспектами жизни в Украине.

Член комитета писатель Александр Сизоненко: «Я не знаю, что же тогда является русофобией и антисемитизмом, если не этот роман. Мы пытались остановить это безумие, но проиграли сражение». Увы, пересилили уже вышеописанные «столпы» украинской элиты и необходимые 17 из 25 голосов в Шевченковском комитете «Черный ворон» собрал. Позор, но он обошел трилогию детского писателя Владимира Рутковского «Джури» первую и широко популярную детскую книгу о казаках. Видимо клясть последними словами «жидов и москалей» по мнению национал-просвещенных членов Шевченковского комитета сегодня важнее, чем какие-то там детские книги о казаках.

Вот так и получилось, что престижную премию получил человек, считающий Крым и Донбасс «раковыми опухолями» Украины: «Да, давайте согласимся, Донбасс и Крым никогда исторически не были украинской территорией, и если нация больна и не может переварить, освоить эту территорию, то от нее лучше избавиться… Если провести границу по результатам президентских выборов, мы станем меньше территориально, но превратимся в полноценное государство» вещает этот новоявленный оракул, лауреат Шевченковской премии-2011. Впрочем, чему удивляться после того, как ознакомишься с фактами из карьер деятелей, которые дали автору этого вот излияния высшую премию Украины.

Этим украинские национал-творцы, которые продолжают быть в большинстве в Шевченковском комитете (а он является государственной организацией структурным подразделением «Государственного управления делами»!) решили популярно объяснить всей русскоязычной Украине: «вы можете сколько угодно выплавлять сталь, добывать уголь, строить турбины и запускать ракеты, но вопросы идеологии все равно будем решать мы, националисты. Мы в этой области хозяева, а не вы. Утритесь, когда Президент будет вручать нам эту премию»!

Основная фабула романа «Черный Ворон»

В романе речь идет о малоизвестных событиях 1920 годов по причине их незначительности в сравнении с гигантским катаклизмом, повергшим в хаос гражданской войны останки Российской империи. Тогда «украинские повстанцы» боролись против советской власти, которую по сюжету книги в основном представляют «москали» и «жиды». Фактически же это были жалкие остатки новоявленной казацкой вольницы, так называемой «Холодноярской республики» – кратковременного образования из нескольких сел в районе Митронинского монастыря, существовавшего в 1920-1922 гг. на Черкасщине и переродившегося потом в откровенный бандитизм и мародерство.

Воспетый в романе атаман Черный Ворон – темная личность, вынырнувшая из небытия в мутные годы конца гражданской войны. Судя по историческим документам, да и по признанию самого Шкляра, главарей банд, действовавших на территории Украины, с такой кличкой было не менее пяти. Из них он намеренно выбрал наименее известную личность, сведений о которой почти не сохранилось. Это – некий Иван Черноус (Черноусов, Белоусов) из-под Толмача, что в нынешнем Шполянском районе Черкасщины. Он, якобы, мнил себя поэтом, и даже свои воззвания к крестьянам на борьбу с советами писал в стихах. Так ли это – история умалчивает, но бесспорно, что выбор Шкляра был обусловлен тем, что это давало ему простор для необузданной «творческой» фантазии в его опусе. Ведь опровергнуть то, что он там наваял, при скудости исторических свидетельств невозможно.

О масштабе личности и деяниях его героя можно судить лишь по документам архивов ЧК, а они свидетельствуют следующее.

В 1921 году в его банде было 150 пехотинцев, 25 конников и один (!) пулемет. Банда зверствовала в Звенигородском, Черкасском, Чигиринском повитах, Холодном Яре, в Лебединском и Шполянском лесах, в районах сел Толмач, Водяное, Шестаковка, местечек Белозерье и Златополь, у Виноградского монастыря и др.

Из документа ЧК: «Черный Ворон – непримиримо хитрый и тупой враг. Будучи уже амнистированным, он, по донесениям агентуры, тайно продолжает убивать других амнистированных, выдавая это за деяния Советской власти, изменяющей своим обещаниям...»

И еще: «26 июня между селами Толмач и Водяное… был бой с означенным батальоном, в результате которого батальон потерял 3 лошадей убитыми, тачанку, пулемет, кроме того, убито два красноармейца, первый – помощник комиссара, второй – разведчик, и ранен командир батальона... Черный Ворон тяжело ранен... Бой продолжался четыре часа. Количество бандитов доходило до 100 человек, из них 30 сабель».

29 октября 1922 г. возле села Москаленки, что в 25 верстах от Смелы, произошел бой объединенного отряда милиции и самообороны села Ротмистровка с остатками банды Черного Ворона численностью в 6 человек. Во время боя были убиты сам Черный Ворон и еще один бандит. «Труп Черного Ворона опознан местным населением и в Черкассах сфотографирован». На этом, как свидетельствуют документы, эпопея холодноярского Робин Гуда бесславно завершилась.

По мысли Шкляра повстанцы Холодного Яра действительно «убивали, вешали, сжигали, но кого? Видите ли – врагов украинской независимости. И они продолжали борьбу даже тогда, когда уже не оставалось ни единой надежды на "освобождение"». Именно таким в интерпретации Шкляра был отряд атамана Черного Ворона. Его банда и «залишенци» по мысли автора боролись за свободу Украины против всех вокруг – большевиков, ЧК, ГПУ, других банд, литовцев, башкир, а также, конкретно, против москалей и жидов. В конце все «герои» умирают за правое, по их мнению, дело – свободу Украины, а их родственники погибают от голода в 1933 году и в лагерях. В контексте всего этого русский или еврей как слова в романе вообще не употребляются. Сплошные москали, жиды и «ходи» (китайцы). Эти, что ли, свободе Украины тоже угрожали? И, как всегда, москали – самые жестокие, женщин насилуют, детей убивают и свободе угрожают. Жиды, так те вообще антихристы! Шкляр именно так и пишет «жиди-антихристи» через дефис.

Вердикт всему этому: тупая графомания, помноженная на антисемитизм и русофобию. Притом, по сути своей, антиисторическая. Судя по всему, речь идет о борьбе с советской властью крестьянских повстанцев. Но в 1920 годы она шла на территории всей бывшей Российской империи, а не только в Украине. Это была война крестьян против большевиков, война классовая, но, никоим образом, не национальная. Если повстанцы «Черного ворона» воевали против «кацапских» оккупантов, то с оккупантами какой национальности воевали в тоже время русские повстанцы-крестьяне в Тамбовской губернии во время Антоновского мятежа?

«Перлы» из романа

О китайцах

...Так вот, подвели раскосых к бревну и я приказал им, чтобы положили на него головы. Даже не знаю, что это за придурки такие были: китайцы, которые попадали к нам в руки, словно завороженные, подставляли шеи под наши сабли. Никаких тебе мольб о пощаде, ни писка, полное согласие с тем, чего не миновать. И вот, когда уже несколько голов покатилось в красную от крови траву, к бревну подошел последний. Худой, небольшого роста, ноги колесом, мне показалось, что если бы я схватил его за колено и швырнул подальше, то он и катился бы, как колесо, неизвестно куда, ну, несчастье и все. Но вот что интересного было в этом несчастье: лоб спереди выбрит, а волосы на затылке заплетены в косичку, и когда он опустился на колени и положил голову на колоду, то вдруг взял эту косичку и задрал ее на темя. Это меня рассмешило.

Он что боялся, чтобы такую «красоту» не отсоединили от головы? Или убрал ее с затылка, чтобы не заляпать кровью?

Рука моя опустилась. Я не знал, смеяться, что ли, но хорошо видел, что у этого косого нет ни капли страха, будто он отправлялся прямиком в рай и, сукин сын, боялся только одного чтобы в том раю его косичка была целой, красивой и не забрызгана кровью. Тогда я схватил его за этот хвост, резко поднял с колен и повернул к себе лицом. Нет, никакой тени страха не было в черных щелях его глаз, он смотрел на меня с каким-то тихим интересом и пониманием. А потом сказал:

Чань воюет за тот, кто даот кусять. Ты даоть кусять Чань будет воевать за твоя.

Я отпустил его косичку и вместо того, чтобы вновь бросить косоглазого на бревно, обернулся к ребятам:

А что, заберем этого придурка с собой? Может быть, обтешем и вымуштруем, как собаку.

(Стр. 10-11. Часть 1. Раздел 1. Глава 1).

О русских

1. Его орда восприняла эту ярость как приказ, кацапюги толпой налетели на мертвого мелкие, кривоногие, но очень мордатые, с плоскими, налитыми кровью рожами, они с дикарским гоготаньем и матючнею также начали дубасить атамана Кольбу, и так дубасили, что приблуда с недалекого Жаботина Федя Песков, который показал им дорогу на хутор Кресельцы, наложил в брюки, и долго не мог сообразить, что это такое там горячее (не кровь ли?) стекает по его икрам. Испугался насмерть, выродок, хотя и не знал, что через неделю сам будет болтаться в петле на сухой ветке.

2. Кацападлы никак не могли угомониться, и кто знает, сколько бы они еще нагоняли злость

(Стр. 18. Часть 1. Раздел 1. Глава 4).

3. Это были небольшого роста, кривоногие, надменные и нахрапистые москали, долговязые, толстокожие латыши с ледяными глазами, угрюмые и вечно голодные китайцы, которых наши крестьяне называли «слепыми», юродивые с лица чуваши и башкиры, и у всех на языке крутилось одно загадочно-ужасающее слово «Хальоднияр».

(Стр. 25. Часть 1. Раздел 2. Глава 2).

4 ...на них двинулась орда пьяных москалей-дезертиров, что вывалилась из вагонов в поисках легкой добычи <...> В этой потасовке с вшивой кацапнею...

5. Выхватил саблю, взмахнул со всего плеча, и чужая рука, отсеченная по локоть, упала на землю.

Толпа вмиг притихла, ошалевшие москали, потупив головы, смотрели на отрубленную руку, которая еще жила и шевелила растопыренными пальцами.

6. В этой потасовке с вшивой кацапнею настигла беда и Черноуса

(Стр. 35-36. Часть 1. Раздел 2. Глава 3).

7. Мы должны показать кацапам и нашим крестьянам, кто здесь хозяин

(Стр. 38. Часть 1. Раздел 2. Глава 3).

8. Операцию начали в четыре ночи, когда пьяная москальня захрапела крепким сном

9. Москали выскакивали из дверей и окон в одном белье, спросонья бежали напрямую кто куда, через заборы, перелазы, огороды, сады, мелькая своими кальсонами. Но какой хорошей мишенью были эти кальсоны ночью!

10. Когда понемногу рассвело, они увидели, какой урон они нанесли москалям. Поселок был усеян трупами, распластанные и скрюченные они валялись в пыли, в сорняках, под заборами, в огородах, пустошах. Один бедняга свисал с плота в таких загаженных кальсонах, что противно было смотреть, другой где-то по дороге потерял голову (видно, наткнулся на саблю) и застыл в луже смолистой крови, еще один лежал на куче навоза с выпущенными кишками.

(Стр. 41. Часть 1. Раздел 2. Глава 3).

11. Грызло вытащил из кустов сжавшегося москаля и так навзмашь рубанул его, что голова отлетела вместе с плечом и рукой.

12. Черноус сразу узнал ушастого москаля.

(Стр. 42. Часть 1. Раздел 2. Глава 3).

13. Удивительно трогательный вид имели бритоголовые солдатики странные такие, мелкие, ушастые, наивные, сопливые, ну совсем как дети, они гудели, как жуки, но так вдохновенно, что можно было зарыдать от этого зрелища. Все их роты стояли буквой «о», и из этих о-подобных дырочек, как из дупел или нор, раздавалось какое удивительно жалкое гудение жуков.

(Стр. 62. Часть 1. Раздел 3. Глава 3).

14 ...подошел к задним рядам и так замахнулся гранатой, что солдатики в один миг понагиналы головы, закрыв руками уши, словно боялись не столько «кукурузных» осколков, сколько оглушительного взрыва.

15. Братья крестьяне! Не спите, убивайте, где только можно московскую нечисть. Кто еще способен взять в руки оружие идите в лес. Не верьте обещаниям москалей и христопродавцев. Не суйте голову в ярмо кацапщины!

(Стр. 90. Часть 1. Раздел 4. Глава 4).

16. Варфоломей упал навзничь, и москальня проскакала по нему, наступая копытами на голову, грудь, живот, будто бы хотела сравнять его с землей.

(Стр. 82. Часть 1. Раздел 4. Глава 3).

17. Кацапчуки нам попались покладистые, не упирались, сразу отдали оружие и разделись так быстро, словно мы им растопили баню.

(Стр. 203. Часть 2. Раздел 4. Глава 2).

18. И тут появляется Болбочан, который без их помощи очищает от москальни пол-Украины, Крым.

(Стр. 255. Часть 3. Раздел 1. Глава 3).

О евреях

1 ...разгоряченные от хорошей работы казаки подвели к атаману испуганного в смерть человечка, который не имел никакого вида.

Подвели и спрашивают, что с этим жидом делать повесить сразу или пощекотать, чтобы признался, кто он такой? «А ну дайте сала, будет есть? велел атаман. Дали бедняге целую четверть, он впился в нее зубами, отрывал большие куски и глотал, не прожевывая. «Э, видно, что еврей, но еврей хороший, засмеялся атаман. Отпустите его».

(Стр. 66. Часть 1. Раздел 4. Глава 1).

2. Циля была интересна жидовочка.

(Стр. 94. Часть 1. Раздел 4. Глава 4).

3. Быстро появились листовки с призывами не верить московским палачам, бить на каждом шагу жидо-кацапскую коммуну.

4. Должны дождаться того часа, когда весь мир убедится, что такое жидо-московская коммуна, и наш народ, протрезвев, снова возьмется за оружие.

(Стр. 142. Часть 2. Раздел 1. Глава 2).

5. От села через поле сюда подтягивалась воинственная толпа это двигалась жидовская самооборона.

6. Жиды не полезут это точно.

(Стр. 231. Часть 3. Раздел 1. Глава 3).

7. Братья ордена создали для себя слишком строгие правила: не спать в еврейских домах, не заниматься любовью с женщинами, не курить и не пить.

(Стр. 247. Часть 3. Раздел 2. Глава 1).

***

А такие, к примеру, сексуальные перлы этого, с позволения сказать, «произведения»:

...«Когда Циля, задрав руки, сладко потянулась и жакетка тоже подскочила вверх, ему показалось, что те панталончики соскочили с нее. Но нет, в следующее мгновение она сама стащила их едва ли не до колен, ...потом присела, и упругая струя зашелестела в траву».

Нельзя без содрогания читать в этом опусе и об изобретателе украинской паровой гильотины. По замыслу народного инженера, молодое украинское государство нуждалось в машине для рубки голов «москалям». Поэтому он создал чудо техники гибрид гильотины и паровой машины, которая должна была работать без остановки. Во время испытаний машина взрывается. Сам горе-изобретатель улетает в небо и, проломив крышу коровника, падает в навозную яму. Спустя три главы в ту же яму прилетает и диверсант, пытавшийся заминировать штаб Красной Армии. Недавно починенная крыша опять проломлена. Доярка Маша всерьез подозревает, что с украинцами происходит «что-то не то». Таких моментов масса. А возьмите подтекст, например, в финале, где герой умирает от голодомора под забором с надписью «Кто не работает, тот не ест». Он становится легкой добычей ручного говорящего ворона по кличке Абрам Соломонович, который поет украинские народные песни, приступая к трапезе. Низкопробный антисемитизм? Скорее всего, да.

А вот образчик откровенного ширпотреба в этом же опусе:

На первых же его страницах слепая бабка Евдося подкладывает в постель Черному Ворону сельскую шлюху, благоухающую «дикой орхидеей». Самого Ворона бабушка, видимо, обильно окропила любимыми духами Микки Рурка прямо на шаровары дальше, становится все понятно и продолжать не имеет смысла….


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 176




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer3/Zelinsky1.php - to PDF file

Комментарии:

Архивариус
- at 2011-04-04 11:59:38 EDT
На ту же тему статья Бориса Гиля на форуме: http://www.berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=10&t=1685

Иосиф
Киев, Украина - at 2011-04-02 15:51:01 EDT
Г-н Зелинский, живя в Харькове, должен бы знать, что упомянутый им Роман Лубкивский уже давно не возглавляет Шевченковский комитет. После Р. Лубкивского Шевченковский комитет возглавлял академик Н. Г. Жулинский, а ныне его возглавляет поэт Борис Олийнык (в другом написании -- Олейник).

Есть в тексте г-на Зелинского и другая неправда. Да уж... здесь, как говорит сам автор публикации, "становится всё понятно и продолжать не имеет смысла".

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//