Номер 4(17) - апрель 2011
Елена Тамаркина

Елена Тамаркина Круглые даты
Переводы израильских поэтов

Леа Гольдберг

29 мая 2011 года исполняется 100 лет со дня рождения Леи Гольдберг, одной из любимых израильских поэтесс, классика литературы на иврите.

Она родилась в семье литовских евреев в Кенигсберге, Восточная Пруссия, (ныне Калининград, Россия) в 1911 году, умерла – 15 января 1970 года в Иерусалиме.

Писать и публиковать стихи на иврите одаренная девочка начинает еще в школе. Далее – учеба в 3-х университетах: Ковно (Каунас, Литва), Берлин и Бонн (Германия).

В 1935 году Леа Гольдберг переезжает в Палестину. В Тель-Авиве она уже известна благодаря публикациям ее произведений Авраамом Шлионским. Работа в редакциях газет «Га-арэц» и «Давар» способствует ее популярности в интеллектуальных кругах не только как поэта, но и как литературного консультанта (театр «Габима»), театрального критика (журнал «Аль Га-мишмар»), а также издателя книг для детей (изд. «Сифрийят Га-поалим»).

С 1952 года – и до конца дней – Леа Гольдберг курирует созданный ею при Еврейском Университете в Иерусалиме факультет сравнительной литературы.

Превосходное знание семи языков, многочисленные переводы на иврит произведений европейских классиков, книги для детей, любимые каждым ребенком в стране, прекрасные умные стихи и проза, литературная критика – этот список дает лишь минимальное и самое общее представление о многогранном творчестве Леи Гольдберг.

Вот два стихотворения поэтессы, прожившей яркую и плодотворную жизнь творческую, и не слишком счастливую – женскую.

לאה גולדברג
אולי

 

אולי מאחורי החלונות אביב.

אולי אתה תועה בסמטאות העיר.

אולי פוקעים הניצנים על התרזות.

איני יודעת זאת.

אני שכחתי זאת.

אולי שכח אי-מי על מדרכת הרחוב

בהרת רחבה של אור צהוב,

והמרום מרעיף צחוקו במחול גיצי-האש,

ובני אדם תמהים לפלא מתרחש,

וגם אני הבאתי הנה שיר ולב?..

אך כוס-ציפייתי יבשה ונתרוקנה,

ובעיני גועה המנגינה,

ואין אני זוכרת קסם בת-שחוקך,

ואם תדפוק אתה על חלוני,

כבר לא אכיר את דפיקתך.

אולי מאחורי החלונות בוכה הסתיו.

אולי אתה תועה בסמטאות בדידות,

אולי נושרים עלי-זהב מן התרזות.

איני יודעת זאת.

אני שכחתי זאת

Леа Гольдберг

 

Быть может

 

Быть может, за окном уже весна в цвету.

Быть может, ты на улицу забрёл не ту.

Быть может, лопаются почки на ветвях.

Того не знаю я.

Всё позабыла я.

Быть может, кто-то обронил, и вот –

Сиянье жёлтое по улице плывёт,

И небо брызжет смехом в искорках огня,

И изумляется народ средь бела дня,

И я сюда свой стих и сердце принесла?..

Но ожиданий чаша опустошена,

Мелодия мне больше не слышна,

Мне смех твой чудный трудно вспоминать;

И если постучишь в моё окно,

Твой стук мне больше не узнать.

Быть может, за окном – осенних слёз поток.

Быть может, кружишь в переулках, одинок.

Быть может, листьев не осталось на ветвях.

Того не знаю я.

Всё позабыла я.

לאה גולדברג

בלילות

 

כל אותם הדברים שבסתר שתקתי את שמם

בלילות עמוקים פגשתים.

מבטי אל החושך. קשובה וזוכרת. דומם

שוב אקביל את פניכם, ידידי, אהובי המתים.

וכולכם עוד כאז – עטורי השלוה הקטנה

של פריחת הגנים, ודשאים בצידו של הרחוב .

בקמטי בגדיכם דאגות – כל- ימות- השנה

ותמימות פשטנית של מכאוב.

תמימותכם בת זוועות! מי ניחש, מי ידע קדושתה?

קול אבי מספר הלצה. צחוק רעים

מלילי העמוק צוחקת עירי המתה

בניגון של ימים נוראים

По ночам

 

Всех, о ком даже в мыслях молчанье хранила тайком,

Я увижу во мраке ночи.

Замер взгляд в темноте, вся я – память и слух, целиком.

Но шеренга из мёртвых друзей и любимых молчит.

Снова вижу вас всех – в безмятежности скромных венцах

Из цветущих садов и из трав придорожных густых.

В складках ваших одежд – повседневность забот без конца

И наивность страданий простых.

Эта ваша наивность! – Святая! Ну кто же мог знать?!

Балагурит отец, и смеётся родня. –

Город  мёртвых моих стал в ночи хохотать

Под мелодию Судного дня.

Зельда

(Зельда Шнеурсон-Мишковски, 1916-1984)

В нынешнем, 2011 году, исполняется 95 лет со дня рождения замечательной израильской поэтессы Зельды. Журнал «Семь искусств» знакомил с ней читателя в ноябрьском выпуске 2010 года, тогда были опубликованы четыре ее стихотворения и переводы к ним. Вот еще одно стихотворение этой поэтессы.

 

אז תצעק נשמתי.

אז תצעק נשמתי:

שפתים חרוכות

אתן בצד אחד

והעולם בצד השני

וכל העולם בצד השני.

כי

באותו חדר מוצף שמש

עמדתי

כה קרוב אליה

שפי נגע בפניהא

אשר שונו בחבלי מוות.

היא ביטאה את שמי

בקול

שלן על קרקע הים,

בקול רחוק ומעומעם

שניפץ לרסיסים את מראות

 הכסף

אותתו את שמי

שפתיה העשנות

И душа закричит

 

И душа закричит:

обгорелым губам –

первое место отдам,

а миру всему – второе,

а целому миру – второе.

Там, в комнате, что солнцем была залита,

стояла я

близко так,

ртом касаясь её лица,

чужого – в объятиях смерти.

Проговорила она имя моё

голосом,

на дне морском пребывавшим,

голосом – дальним и тусклым, взорвавшим

вдребезги серебряные

зеркала,

губами сожжёнными

имя моё назвала.

Ури Цви Гринберг

115 лет со дня рождения

Одним из известнейших израильских поэтов является Ури Цви Гринберг, родившийся в конце XIX века в Галиции, Австро-Венгрия.

В этом году исполняется 30 лет со дня смерти (8 мая 1981) и 115 лет со дня рождения поэта (22 сентября 1896), яркого и пламенного сына своего народа.

Он родился в известной хасидской семье, начал писать стихи подростком, первые стихи – на иврите и на идиш – были опубликованы уже в 1912 году, а первая книга вышла во Львове, когда Ури Цви сражался на Сербском фронте в Первую мировую; он был свидетелем погромов во Львове в 1918, и был в числе тех, кому посчастливилось покинуть Польшу в самом начале Второй мировой. Гринберг работал в журналах, принимал активное участие в общественно-политической жизни страны.

В Иерусалиме, на улице Яффо, находится Дом Памяти Ури Цви Гринберга. Здесь жизнь кипит благодаря замечательным неравнодушным людям, здесь проходят фестивали и конкурсы поэтического перевода, выступают известные поэты и писатели.

Об Ури Цви Гринберге написано огромное множество книг и статей. Не берусь сказать, сколько места займет на полках все то, что за свою долгую жизнь написал Ури Цви. Увиденные однажды, так и стоят перед моими глазами огромные по размеру и высоте тома. Мне даже подумалось, что это издательство нарочно попыталось отразить некую связь с... высоким ростом самого поэта. Но это, конечно, шутка.

Три стихотворения Ури Цви Гринберга из цикла «עם אלי הנפח»

אורי צבי גרינברג

עם אלי הנפח

 

שירים: ראשון, שני ועשירי של המחזור)*)

1

כפרקי נבואה בוערים ימותי בכל הגלויים

וגופי ביניהם כגוש המתכת להיתוך

ועלי עומד אלי הנפח ומכה בגבורה:

כל פצע, שחתך הזמן בי, פותח לו חתוך

ופולט בגצי רגעים האש העצורה.

 

זהו גורלי-משפטי עד ערב בדרך

ובשובי להטיל את גושי על ערש,

פי – פצע פתוח.

ועירום אדבר עם אלי: עבדת בפרך.

עתה בא לילה:, תן – שנינו ננוח.

2

כמו אשה היודעה כי רבו עלי קסמיה,

ילעג לי אלי: ברח אם רק תוכל!

ולברוח לא אוכל.

 

כי בברחי ממנו בחמה נואשת

ובנדר בפי, כגחלת לוחשת:

"לא אוסיף לראותו!"

 

אני שב אליו שנית

ודופק על דלתיו,

כאוהב המיוסר.

כאילו אגרת אהבים לי כתב.

 

  * חסר זמנית המקור של השיר העשירי

С моим Господом-Кузнецом

 

(первое, второе и десятое стихотворения цикла)

 

1

Пламенеют, как буквы пророчества, дни всей жизни моей,

И в горниле их огненном корчится тело моё.

И стоит надо мною Господь мой Кузнец – и куёт,

И раскрыты пред Ним мои раны, полны до краёв,

И каждая – искрою – тайный огонь отдаёт.

 

Так вершит надо мною судьба до полуночи суд.

Водворяя на место избитого тела комок,

Рану рта разомкну,

В наготе моей, Богу хриплю: утомляет Твой труд.

Ночь пришла; отдохни же – и я отдохну.

 

2

Как женщина, силу чар своих надо мною познав,

Насмешливо молвит Господь: «Беги – если сможешь...»

И убежать не смогу...

 

Кинусь прочь от Него – в гневе, в отчаяньи,

Выплюнув – как горящие угли –  зарок нечаянный:

«Не вернусь ни за что!»

 

И к Нему возвращаюсь опять –

В дверь глухую стучать,

Умолять и кричать.

 

Будто в записке  любовь посулил.

 

10*

И случается ночью нам вместе брести на ночлег.

Ты всегда без гроша – воет ветер в карманах пустых.

У меня – целых два, оплачу нам обоим постель.

Но на ложе простое прилечь не решаешься Ты,

Усмехаешься: мол, крепче спится на досках простых.

 

И усталое тело раскинешь на грязном полу,

И кряхтишь как обычный бедняк, повернувшись на бок.

И всегда на себе я Твой взгляд, засыпая, ловлю.

И во сне Ты – бедняк,

На немытом ночлежном полу.

 

(пер. с иврита, 6 апреля 2005 – апрель 2011)



* временно отсутствует текст оригинала.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 231




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer4/Tamarkina1.php - to PDF file

Комментарии:

Елена Тамаркина
Израиль - at 2014-04-16 08:19:05 EDT
Спасибо большое за Ваш отклик, дорогой Ефим.
Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2011-04-24 13:26:22 EDT
Дорогая Елена!
Большое спасибо! Все очень хорошо! Но особенно хорошо из Зельды - это отлично!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//