Номер 4(17) - апрель 2011
Эрнст Зальцберг

Эрнст Зальцберг Неопубликованная автобиография Ж.Л. Пастернак
 

Жозефина Леонидовна Пастернак (1900-1993) – младшая сестра Бориса Леонидовича Пастернака. Их родителями были замечательный русский художник Леонид Осипович Пастернак (1862-1945) и талантливая пианистка Розалия Исидоровна Пастернак (1867-1939).

Знакомыми и частыми гостями Пастернаков были выдающиеся музыканты и представители русской интеллектуальной элиты начала ХХ века, и со многими из них Жозефина общалась с раннего детства. Тесная дружба связывала ее с Борисом, который охотно читал ей свои стихи и выслушивал ее мнение о них. Жизнь семьи круто изменилась после октября 1917 г. Испытав все трудности и лишения, связанные с послереволюционным московским бытом, семья решает хотя бы на время покинуть Россию. В конце июня 1921 г., получив с помощью О. Брика и А. Луначарского выездную визу, Жозефина через Ригу уехала в Берлин. Вслед за ней последовали родители с младшей сестрой Лидией, которые прибыли в Берлин в сентябре этого же года.

Почти сразу по приезде в Германию Жозефина поступает на философский факультет Берлинского университета. В 1924 г. она выходит замуж за своего кузена Федора Карловича (Федю) Пастернака, который был одним из директоров крупного баварского банка, и переезжает к нему в Мюнхен[1]. Для завершения образования она поступает в местный университет и заканчивает его в 1929 г. со степенью доктора философии. Докторская диссертация Жозефины Леонидовны была опубликована в Лейпциге в 1931 г.

У Жозефины и Федора Пастернака было двое детей – дочь Элен, родившаяся в 1928 г., и родившийся через два года сын Карл (Чарльз).

В первые годы после захвата власти нацистами положение Федора и Жозефины в Германии оставалось относительно устойчивым. Федор был австрийским подданным, и это предохраняло семью от антиеврейских ограничений и преследований. Положение резко изменилось после захвата Германией Австрии в 1938 г., когда угроза физического уничтожения евреев в обеих странах стала приобретать вполне реальные очертания. Федор срочно продает дом в Мюнхене, и семья бежит в Англию, где уже обосновалась Лидия. По настоянию Феди была сделана попытка уехать в США, но этому помешали эмиграционные формальности и разразившаяся вскоре война. Семья перебирается из Лондона в Оксфорд, и в купленном здесь доме Жозефина прожила более 50 лет; здесь же а 1976 г. в возрасте 96 лет скончался Федор.

В 1939 г. Германию покидают родители Жозефины и Лидии и поселяются в Лондоне, где 23 августа умирает от кровоизлияния в мозг Розалия Исидоровна Пастернак. Вскоре Леонид Осипович переезжает к Лидии в Оксфорд и живет в ее доме до своей смерти 31 мая 1945 г.

Жозефина начала писать стихи в юные годы. Конечно, ее литературное дарование несопоставимо с гениальной одаренностью брата, с новизной и оригинальностью его творчества, однако она обладала своим, хотя и негромким, поэтическим голосом. Первый сборник стихов Жозефины, озаглавленный «Координаты» и посвященный родителям, был напечатан в Берлине в 1938 г. под псевдонимом Анна Ней[2]. Ознакомившись с некоторыми стихами в рукописи, Борис писал сестре в ноябре 1934 г.:

Когда я... себя спрашиваю, в чем главная твоя поэтическая сила, то вновь оказывается: она в искренности, она в глубине и подлинности твоей жизненной ноты, в ее несомненной действительности; она – в твоей жизни. И тут она так глубока, что заставляет меня читать тебя, как запись авторитета, и послушно улавливать благородство и уверенность твоего стиля, несмотря на его неоригинальность[3]

Стихи Жозефины глубоки по содержанию, в них искренние чувства соединены с глубокими мыслями. Лейтмотивы ее творчества – любовные коллизии, очарованность природой, ощущение себя частью мироздания, благоговение перед Творцом, источники поэтического вдохновения. Для поэзии Жозефины характерны не только образность и музыкальность, но и глубокое смысловое содержание, попытки философского осмысления природы, жизни и творчества. Один из лучших образцов такого рода – стихотворение «Моцарт»[4]:

Спинет, фарфор, гусиных перьев знаки,

Чтоб удержать бушующий поток.

И в полуночном зальцбурговском мраке

Колеблющийся фитилек.

 

Он тонкостенней мрамора Каррары,

Светящегося изнутри.

Огонь поэзии, прожорливый и старый, _

Фильтрует сквозь фиал младенческих харит.

 

Но на прозрачные и огненные речи

Насторожившихся небес легла печать,

Чтоб проповедью им лучистою предтечи,

Чтоб мессой милости и радости звучать.

Второй стихотворный сборник Жозефины Пастернак, «Памяти Педро», вышел в Париже в 1981 г. в издательстве YMCA Press.

Годы жизни в Англии Жозефина и Лидия посвятили сохранению и популяризации творческого наследия отца и старшего брата. Так, Жозефина собрала и систематизировала записи Леонида Осиповича, которые он вел с начала 1910 годов до конца своих дней. Помимо описания жизни самого художника, в них содержатся зачастую малоизвестные сведения о его друзьях и моделях, среди которых были выдающиеся деятели русской и европейской культуры. Пожалуй, наиболее интересны записи, рассказывающие о встречах Леонида Осиповича с Л.Н. Толстым и его работе над толстовианой.

Жозефина Пастернак. Оксфорд. 1960 годы. На стене картина Леонида Осиповича Пастернака «Три философа» (Берлин, 1928), находящаяся ныне в частном собрании в Англии

Приведение этих записей в порядок потребовало от Жозефинны нескольких лет упорной и кропотливой работы, которая завершилась изданием воспоминаний Л.О. Пастернака «Записи разных лет» в Москве в 1975 г.[5] Она же участвовала в составлении примечаний и написала живое и образное предисловие к воспоминаниям. В 1982 г. вышло английское издание «Записей»[6].

Стараниями Жозефины и Лидии и при их непосредственном участии в 1975 г. в Женеве был издан на трех языках (немецком, французском и английском) том воспоминаний и очерков о семье Пастернаков[7]. В него вошли воспоминания Лидии («Борис и родители», «Нобелевская премия по литературе 1958 г.») и очерк Жозефины, озаглавленный «Три солнца». Тремя солнцами в ее жизни были мама, олицетворявшая музыку, отец – красоту, и старший брат – осмысленность.

На протяжении всей своей жизни Жозефина сохраняла горячий интерес к творчеству Бориса. Вскоре после смерти брата она пишет большую статью о романе «Доктор Живаго», озаглавленную «Patior»[8]. Определяя общую философскую концепцию романа, Жозефина Леонидовна отмечает, что главная тема, проходящая через всю книгу, это идея жизни. Это лейтмотив книги, это главное в характере Лары, в философии Юрия, в авторских религиозных воззрениях и ее христианском кредо.

Хотя главной сферой интересов Жозефины было искусство, она сохраняла живой интерес к науке и, в частности, к столь любимой ею философии, о чем она пишет в своей автобиографии.

Книга Жозефины Пастернак «Хождение по канату»

Ж.Л. Пастернак умерла 16 февраля 1993 г. в Оксфорде. Она была ровесницей бурного ХХ века, события которого вносили подчас неожиданные и драматические изменения в ее жизнь. Однако где бы она ни жила, будь то Россия, Германия или Англия, неизменной оставалась ее вера в примат духовного начала над телесным, в вечность духа в его разнообразных проявлениях. На кладбище в Оксфорде, на могильном камне, под которым покоятся урны с прахом Жозефины, Лидии и их родителей, высечено четверостишие из стихотворения Бориса Пастернака «Август» (1953 г):

Прощай, размах крыла расправленный,

Полета вольное упорство,

И образ мира, в слове явленный,

И творчество, и чудотворство.

Обширный архив Ж. Пастернак был передан в 1997 г. ее детьми в Гуверовский институт в Калифорнии.

Борис, Леонид Осипович, Шура, Лида и Жоня. Иллюстрация из книги Жозефины Пастернак

Приводимая ниже автобиография Жозефины Леонидовны, написанная в оригинале на английском, была любезно предоставлена публикатору Е.В. Пастернак[9]. Точная дата ее написания неизвестна; судя по содержанию, она предназначалась для готовившейся к печати работе Ж.Л. Пастернак о теории познания.

Жозефина Пастернак, в девичестве Пастернак (замужем за вторым кузеном)

Я – русская[10], мое детство и юность прошли в Москве. Изучала естественные науки на одноименном факультете Московского университета. В 1921 г. я уехала заграницу и изучала философию в Берлинском университете. Выйдя замуж в 1924 г., я переехала в Мюнхен, где продолжала занятия в местном университете. Я закончила его в 1929 г. с докторской степенью в области философии. Моя докторская диссертация была опубликована в «Archiv fuer die Gesampte Psychologie», vol. 81, 1931 (Akademische Verlagsgesellschaft, Leipzig).

Уделяя много времени детям и дому, я была вынуждена прекратить академическую работу на долгие годы. В 1938 г. мы уехали в Лондон, потом в Оксфорд, где моя сестра жила с английским психиатром Элиотом Слейтером. Домашнее хозяйство, дети школьного возраста, война – у меня не было возможности продолжить научные занятия. Однако, когда дети подросли, я смогла возвратиться к прерванной работе. Для того чтобы обновить и пополнить свои знания в области физики, я посещала вечерние курсы проф. Мендельсона.

Хотя домашние обязанности не давали мне возможности заниматься регулярной научной работой, я возвращалась к ней при первой возможности. И пару лет тому назад это приняло форму теперешней книги. В Германии и Англии я публиковалась от случая к случаю: это были рецензии, статьи и стихи.

Мой поэтический сборник на русском языке «Координаты» появился под псевдонимом Анна Ней (Петрополис, Берлин, 1938 г.). Он был переиздан под моим собственным именем в 1967 г в Мюнхене[11]. Мой второй сборник стихов, «Памяти Педро», был опубликован издательством YMCA Press в 1981 г.

В 1965 г. советское государственное издательство попросило меня стать редактором «Записей и воспоминаний» моего отца («Леонид Пастернак, русский художник-импрессионист»). Книга была опубликована на русском языке в 1975 г. По просьбе редакционной коллегии нового оксфордского журнала «The Oxford Art Journal», я написала эссе «Пастернак в Оксфорде», опубликованное в 1978 г.[12] Некоторые из моих воспоминаний были опубликованы в 1976-1977 г.г. в ежедневной русскоязычной газете «Русская мысль», другие вошли в книгу «Семья Пастернаков» («Pasternak, the Family»), изданную в Женеве в 1975 г.[13]

Возникает вопрос: почему в своих публикациях я уделяю больше внимания искусству, поэзии, а не главному предмету моих научных изысканий, философии и, в особенности, теории познания. Ответ прост. С ранней молодости я хотела написать большую философскую работу. Для того чтобы почувствовать себя уверенной в предмете, потребовалась вся моя жизнь. И только тогда, когда я сравнила мои открытия с доводами тех, кто с ними не согласен, и привела все в соответствие с современным уровнем знаний, особенно с точки зрения интерпретации теории познания современной физикой, я смогла представить свои взгляды тем, кто может заинтересоваться ими.

Я не могу назвать кого-то, кто оказал на меня непосредственное влияние. Я думаю, что прежде всего определенная концепция и связанные с ней идеи должны были зародиться в моем сознании. С другой стороны, список использованной мною литературы (и личные контакты) включает имена людей, которые помогли мне подтвердить свою точку зрения или побуждали к обсуждению некоторых противоречий, заключенных в категории познания. Перечислять все имена было бы слишком утомительно (это сделано в библиографии). Я укажу лишь наиболее важные из них, вернее, тех, чьи труды в той или иной степени были использованы в моей работе.

До поступления в университет я часто беседовала с моим старшим братом, писателем Борисом Пастернаком, который изучал философию, прежде чем обратиться к поэзии[14]. Он с большим воодушевлением говорил о Лейбнице, чьи труды были поворотной точкой в истории математики: от статики они обратили ее к динамике (именно так говорил Борис). Я думаю, что благодаря склонности Лейбница к философским размышлениям, он производил на меня и моего брата бóльшее впечатление, чем Ньютон, достигший таких же фантастических высот, как и его немецкий современник, но менее склонный к метафизическим догадкам[15].

Название моей книги «Неопределенность: учение об эпистемологии» (примерно 150 стр. машинописного тексте)[16].

Примечания


[1] Мотивы, побудившие Жозефину выйти замуж за человека старше ее на 20 лет, подробно изложены в письме Борису в Москву (Существованья ткань сквозная. Борис Пастернак. Переписка с Евгенией Пастернак, дополненная письмами к Е.Б. Пастернаку и его воспоминаниями. М.: Новое литературное обозрение, 1998. С. 47-52.) Несмотря на все опасения родных, этот брак оказался на редкость прочным и счастливым.

[2] Псевдоним напоминал героиню книги И. Эренбурга «Любовь Анны Ней» (1925), однако Ж. Пастернак утверждала, что это совпадение случайно.

[3] Борис Пастернак. Письма к родителям и сестрам. Сост. Е.Б. Пастернак и Е.В. Пастернак. Stanford Slavic Studies, vol. 19. Stanford, 1998. C. 110-112.

[4] Анна Ней. Координаты. Берлин: Петрополис, 1938. С. 35.

[5] Л.О.Пастернак. Записи разных лет. М.:Сов. художник, 1975.

[6] The Memories of Leonid Pasternak. Translated by J.Bradshow. With an Introduction by J.Pasternak. London, Melbourne, New York: Quarter Books, 1982.

[7] Mark, P.J. (ed). Die Familie – La famille – The Family. Pasternak. Erinnerungen, Berichte Memoires, Rapports Reminiscences, Repotrs. Geneva: Poesie Vivante, 1975.

[8] Pasternak, J. Patior. The London Magazine, 6 (September 1964). P. 42-57.

[9] Автобиография была предоставлена в связи с работой публикатора над статьей о сестрах Пастернак. См.: Э. Зальцберг. Сестры Пастернак. Русские евреи в Великобритании. Ред-сост:

М. Пархомовский, А. Рогачевский. Иерусалим, 2000. С. 41-65.

[10] Родители Жозефины Леонидовны были евреями. Записи о рождении Бориса Леонидовича, его брата Александра и сестры Лидии хранятся в метрической книге Московской синагоги. См.: Борис Пастернак и его семейное окружение. Официальные документы. Публ. Е.Г. Болдиной и О.В. Кузовлевой. Лица. Биографический альманах. М.-СПБ: Феникс_Atheneum, 1993. С. 266-280. Муж Жозефины, Федор Карлович, был крещеный еврей. Сама она, подобно брату Борису, явно тяготела к христианству. Так, в письме от дочери Жозефины Леонидовны, Элен Рамзи, полученном публикатором в августе 1999 г., последняя отмечала, что «она (Ж.Л. – Э.З.) считала себя христианкой; священник местной англиканской церкви был рядом с ней во время ее последней болезни. И, конечно, она была против разделения людей по расовым признакам».

[11] Второе издание «Координат» вышло в Мюнхене в 1971 г.

[12] Josephina Pasternak. Pasternak in Oxford. Oxford Art Journal, 1978, 1: 19-22.

[13] См. прим. 7.

[14] Б.Л. Пастернак изучал философию весной и летом 1912 г. в университете г. Марбурга (Германия).

[15] Далее приводится длинный список философов, ученых и писателей, чьи труды были использованы при написании книги. Он включает такие имена как Сократ, Платон, Р. Декарт, Г. Лейбниц, епископ Беркли, Э. Кант, Д. Хьюм, А. Герцен, Н. Бор, М. Борн, Л. де Бройль, В. Гейзенберг, М. Планк, Э. Шредингер, А. Эйнштейн, А. Эддингтон, К. Поппер, М. Пруст, Б. Рассел и др.

[16] Труд Ж.Л. Пастернак был опубликован в Дании: Josephina Pasernak. Indefinability. An Essay in the Philosophy of Cognition. Copenhagen: Museum Tusculanum Press, 1999 (Жозефина Пастернак. Неопределенность. Очерк по философии познания). Предисловие к книге написал племянник Жозефины Леонидовны, профессор математики Майкл Слейтер, с которым она часто обсуждала математические аспекты своей работы.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 296




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer4/Zalcberg1.php - to PDF file

Комментарии:

эрнст зальцберг
Торонто, Канада - at 2011-12-03 02:06:10 EDT
Дорогая Ада,
Возможно, я выразился не совсем точно.Жозефина была, конечно, младшей сестрой Бориса Леонидовича, но из его двух сестер она была старшей.
Всех благ, ЭЗ

Роланд Кулесский
Натанья, Израиль - at 2011-04-26 09:46:42 EDT
Обстоятельная интересная статья, особенно для читателей не знакомых хорошо с предметом обсуждения.Спасибо!
Ада Цодикова
NJ, - at 2011-04-25 14:27:48 EDT
Спасибо за статью. Очень интересная статья во всех отношениях.
Только Жозефина Леонидовна была младшей сестрой Бориса Леонидовича Пастернака, который родился в 1890 году.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//