Номер 7(20) - июль 2011
Симон Шноль

Симон ШнольЛ.А. Блюменфельд: Биофизика и Поэзия
К 50-летию кафедры биофизики
физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

(продолжение. Начало в №4/2011 и сл.)

 

ПАРА-СЕРДЕЧНЫЙ РЕЗОНАНС

Оперетта

Музыка и слова народные

Посвящается 50-летию Л.А.Блюменфельда

Действующие лица и исполнители:

1. Лев Александрович, профессор-биофизик – Володя Дещеревский

2. Студент-биофизик, вызывающий умиление  – Армен Сарвазян

3. Студентка-красавица  - Таня Сарвазян

4. Старый, великий,  капризный физик-химик – Саша Замятнин

5. Руководящий работник. Администратор-философ. - Генрих Берестовский

6. Экстра-классный, но циничный радиотехник. – Виктор Морозов

7. Талантливый, всегда пьяный и пьющий стеклодув. - Миша Чаплий

8. Очень молодая цыганка. - Оля Кондрашова

9. Аспиранты, студенты и прочие люди.

10. Хор

Сцена 1-я

На сцене стол и стул. Большие конторские счеты.

Раздается музыка – аккомпанемент  выходной арии Л.А. Он быстро Выходит на сцену и поет:

Всю жизнь служу резонансу –

Повсюду его нахожу!

Пусть тянет пропойцу к пьянству –

А я резонансу служу!

 

(Хор: А я резонансу служу!)

 

Но что резонанс электронный?

И вам он и мне надоел…

Мелькнула сегодня идея

Такая, что я обомлел…

 

(Хор: обомлел, обомлел)

 

Сердец резонансом опасным

Займемся мы с вами друзья.

Теорию в первом наброске

Сегодня же сделаю я!

(Хор: сердец резонансом опасным, опасным, опасным…)

Л.А. садится за стол и начинает создавать теорию. Считает на канцелярских счетах и ругается: «Черт, никак не могу сладить с бесконечностью!», «Нет, ничего так не выйдет. Однако есть испытанный способ что-нибудь понять: нужно прочесть по неясному вопросу лекцию…»

Поет арию о пользе лекций: (мотив из «Давным-давно Т.Хренникова):

…Идешь на лекцию, не знаешь

Зачем идешь, зачем идешь

И что сказать…

Но взглядом юным ободренный…

Начнешь читать, начнешь читать, начнешь читать –

Слова приходят без задержки

И мысли, мысли льются через край –

 

Глядишь – теория готова:

Понятно все, понятно все  -

Не жизнь, а рай!

(Хор: понятно все, понятно все, не жизнь, а рай)

Сцена 2-я

Л.А.читает лекцию. Доска, мел. На переднем плане перед ним студент-биофизик, вызывающий своим умным видом умиление и студентка-красавица. Л.А.рычит, вращает глазами, делает (от напряжения) страшное лицо.  Студент – биофизик слушает с явной  работой мысли. Временами, осознав, просветляется. Л.А.  тут же умиляется. Студентка-красавица неотрываясь смотрит на лектора, медленно взмахивая ресницами и завлекательно улыбаясь. (Л.А. смущается, но преодолевает).

Л.А.: «Итак, напишем пси-функцию, характеризующую состояние пары сердец. Хотя строгое решение этой системы, по-видимому, невозможно, приближенные значения этих пси-функций могут быть найдены посредством подбора коэффициентов. Величины n в каждом уравнении характеризуют возраст (число лет) каждого из партнеров, величины g – соответственно их вес (в кг).

Обозначим α      отношение возрастов, а β – отношение весов партнеров, т.е. α= n2/n1  и  β= g2/ g1

Тогда условие парасердечного резонанса  можно будет записать так:

1,5    α + β    2,0

Для иллюстрации правильности теории, подставим в эти формулы реальные величины. Э-э-э-э, возьмем , например, данные для присутствующих на лекции. Ну, например, Ваши и Ваши (показывает на студента  и студентку). Да, назовите, пожалуйста, Ваше имя (к студенту). Студент: -  Сергей.

Л.А.: Пусть Сережа будет иметь индекс «1». А Вас, простите (очень вежливо) как зовут? (к студентке).

Студентка : долго шевелит ресницами, затем загадочно улыбаясь: Саша.

Л.А.: Итак, Саша, Вы будете иметь индекс «2».

Л.А.: Сережа, Ваш возраст?

Студент: - 20.

Л.А.Так, а чему у нас равно n2 ?

Саша шевелит ресницами. Л.А. тает, но берет себя в руки: -

- Ну, хорошо, пусть n2 17.

Итак, α равна 17:20=0,85

(Саша и Сережа подозрительно смотрят друг на друга)

Л.А. Прекрасно, теперь определим величину β. Ваш вес Сережа?

Сергей: - 60.

Л.А.: А Ваша, простите?

Саша молчит и шевелит ресницами. Л.А.тает, но берет себя в руки;

-Ну, хорошо, пусть g2 (в нерешительности) равно… 50.

Следовательно , β = 50:60 = 0,825

Теперь оценим возможность парасердечного резонанса: α + β  = 0,85 + 0,825= 1,675.

Сергей и Саша неотрываясь смотрят друг на друга и поют дуэт:

Дуэт Сергея и Саши (колоратура в басовом сопровождении) – мелодия арии Суок «с ключиком» из оперы В.Рубина «Три толстяка»:

Без волнения, без трепета

Мы на лекцию пришли.

Потрясенные теорией,

Мы друг друга здесь нашли.

 

Неожиданно мы поняли:

Сердца бьются в унисон.

В резонансе мы находимся.

Жизнь – как прекрасный сон.

 

Вес и возраст с неизбежностью

Предрекли нам резонанс.

Ах, мы слушали не лекцию,

А лирический романс!

(Хор: мы слушали не лекцию, а лирический романс…)

Сцена 3-я

Старый, великий,  капризный физик-химик говорит по телефону (он взволнован, говорит настойчиво, капризно растягивая слова и прерывая собеседника):

- Ах, послушайте, Николай Михайлович, это грандиозно. Это волнует. Я всегда ждал от него чего-то такого, невероятного. Очень талантлив. Очень. Да, скажите там на машине, пусть сегодня же посчитают таблицы для α и  β  и для n2  и  n1  для четырех порядков! И обязательно экстренно сообщите в ТАСС, в Нью-Йорк Таймс и в Пионерскую правду: в науке сделан большой шаг.

Поет (на мотив «Калитки):

                               Много

                 Много

     Сотрудников

Больше, чем в отаре колхозной овец –

Не могли столько лет разобраться

В чем причина влеченья сердец!

Но теперь, мы теперь понимаем:

Вес и возраст - причина всего!

 

И она лишь его обожает,

Ах, она любит только его!

(Хор: любит только его, только его, только его)

Сцена 4-я

Экстра-классный, но циничный радиотехник с папиросой в углу рта и паяльником в руке, рассматривает внутренности прибора (усилителя):

-3-ий день занят этой бодягой. Хорошо еще Толик принес полевой транзистор, а то б так и закис в этой схеме. Чего только не взбредет в голову Льву. Чушь какая-то. Альфы, беты. Сделать бы установку, чтоб при резонансе наливала пиво и выдавала б раков. Свистит, а затем поет: (марш гвардейцев и оперы В.Рубина «Три толстяка»)

 

Ни альфы мне, ни беты мне –

Кому они нужны?

Без альфы и без беты

Красавицы нежны!

 

Ни возрастом, ни весом

Меня не удивишь.

Красою ненаглядною

Меня лишь ты прельстишь!

 

Не будь красотка мелочна –

Сочтемся как-нибудь!

Тебе – воспоминания,

А мне далекий путь.

 

Ни альфы мне, ни беты мне –

Кому они нужны?

Без альфы и без беты

Красавицы нежны!

Сцена 5-я

Руководящий работник. Администратор-философ. Стоя лицом к публике, назидательно резонерствует:

- Наука тогда наука, когда он обладает – Чем? – правильно, когда она обладает  пред-ска-затель-ной силой.

Посредством этого критерия мы всегда можем отличить науку – От чего? – правильно, от лже-науки.

Еще Ломоносов ввел в научную практику весы. Лев Александрович достойно продолжил его дело : посредство весов и метрических записей ЗАГСа он определяет резонанс пары сердец или пара-сердечный резонанс. А это значит, товарищи, что в этом важном деле будет исключена случайность. Поскольку, товарищи, наука  враг чего? Правильно, наука враг случайности.

Учитывая вышесказанное я предлагаю разрешить Льву Александровичу залезать на пьедестал памятника Ломоносову по воскресеньям с 9 до 10 часов утра.

Аплодисменты

Товарищи! Разрешите считать ваши аплодисменты за единодушное одобрение.

Сцена 6-я

Талантливый всегда пьяный и пьющий стеклодув:

Не общественное дело! Эгоистическое. Объединяться парами и никого вокруг не замечать. Вот, если трое соберутся – здесь уже и дружба и бескорыстие. Священны узы «на троих». А если кто присоединится -  и с ним поделятся. И очень аккуратно и справедливо. А если компания? Вот это самое лучшее! Но тут какая-никакая закуска,  а нужна. А Лев, ничего мужик подходящий. Вот занялся не тем. Зарплату получает, а не тем занят. А ведь как бы мог жить!... поет (мотив и стиль Л.Руслановой «Очаровательные глазки»):

Вы что сидите с важным видом

В лабораториях своих?

Вас превзойдем единым мигом,

Сообразив лишь на троих

 

Прошедших лет осадок мутный

Смотреть мешает нам на свет.

Для просветленья взгляда – выпьем:

Другого средства в мире нет!

 

Мне говорят: «Глаза налил ты» -

А что же? – Правду говорят!

В спирту осадок растворяю –

И ясным делается взгляд

 

Чем чепухою заниматься – Ты растворители ищи!

Чтоб эффективней растворялся

Осадок в глубине души.

 

Вы что сидите с важным видом

В лабораториях своих?

Вас превзойдем единым мигом,

Сообразив лишь на троих

Сцена 7-я

Праздник по случаю великого открытия. На сцене все, бывшие ранее: Л.А., Сергей + Саша, Старый, великий, капризный физик-химик, руководящий работник, администратор-философ, экстра-классный, но циничный радиотехник, талантливый, всегда пьяный и пьющий стеклодув. Затем появляется очень молодая цыганка. Окружают Льва. Сергей и Саша все время вместе. Все время смотрят друг на друга. Старый, великий и пр. все время удовлетворенно кивает головой. Адм.философ размеренно и четко (не громко) аплодирует. Радиотехник и стеклодув время от времени чокаются и выпивают за здоровье Л.А.

Радиотехник: «Знаешь Лева, теория, я тебе скажу, кислая: очень узка зона резонанса. Такой добротности не может быть в биологии.

Стеклодув: «А я тебе говорю – выпьем!»

Адм. философ: «Критерий истины – практика! Посмотрите на Сергея и Сашу! (Сергей и Саша  вполголоса поют к-л. Индийскую песню о любви, как в кинофильме «Бродяга»). Когда они кончают старый, великий и пр. растроган. Крутит головой. Вынимает платок. Говорит: «Да, Лев Александрович, это, по-видимому, лучшее, что Вы сделали до сих пор. Я полагаю найденные Вами численные значения условий резонанса, эти таблицы для α и β   останутся в поколениях, как остались таблицы  логарифмов  и формул дифференцирования после Лейбница и Ньютона. Но, знаете, школьники будут выучивать Ваши таблицы куда охотнее.

Радиотехник: «Все так. Но… сделаем опыт (Объявляет, как профессиональный конферансье): Выступает юная артистка театра Ромэн Маритана!» Музыка. Цыганский танец «Ручеек».

Маритана танцует.

Все впадают в резонанс. Все вовлечены в танец, подхватывают припев и хлопают в такт. Цыгане уходят. Потрясенная тишина. Сергей и Саша снова устанавливаются друг на друга.

Старый, великий и пр.: «Ах, что же это она ушла? Мне  это не нравится! Хочу, чтобы она снова пришла.!»

Адм. философ: «Мне трудно говорить, товарищи, но она прекрасна. Пойду сейчас за нею, может быть она где-нибудь еще будет выступать…»

Л.А. смущен.: «Постойте, постойте, дайте-ка я посчитаю. Сегодня мне 50, вес 80. Ей 15, вес 40. 15/50=0,33; 40/80=0.5. α + β  всего  = 0,83 !

Обращается ко всем:  численные значения в моих уравнениях не верны.  α + β   может быть равно и 0.83!

Старый, великий и пр. Нет почему же только 0,83 ? А если мне 75 и вес 60? Сумма α + β   будет 0,5

На сцене ералаш. Адм. философ ходит, взявшись за голову. Радиотехник пытается освободиться от потрясения, приглашает  стеклодува выпить, но тот …отказывается (!)

Л.А.: «Придется теорию обобщить. Стало ясно, что условия пара-сердечного резонанса соответствуют любым значениям α и β! Это расширение зоны резонанса   делает мою теорию безупречной и верной при всех обстоятельствах!

Всеобщее ликование!

Старый, великий и пр. берет телефонную трубку: «Алло! Николай Михайлович! Передайте, пожалуйста в ТАСС экстренное сообщение. В лабораториях советских ученых. В последний час. В день своего пятидесятилетия выдающийся биофизик Лев Александрович (фамилию не называет) предложил обобщенный вариант своей теории «Общую теорию отношения веса и возраста при пара-сердечном резонансе». Он обнаружил, что резонанс возможен при любых значениях параметров уравнений, описывающих состояние сердец. Этим он еще раз показал, сколь плодотворно сочетание глубокого физического мышления с широким, поистине общебиологическим подходом»!

Все берутся за руки и поют заключительный хор:

Финальный хор

Высотный дом

Дворец старинный

Леса и степи по Оке

 

Призыв весенний журавлиный

Рука товарища в руке

 

Незабываемо, незримо

На кафедре промчались дни

Пускай года проходят мимо

У нас в сердцах живут они

 

Мы Блюменфельда поздравляем –

Нам не к чему сухой закон

Мы за его здоровье выпьем

И с нами чокнется пусть он

Спектакль прошел вполне успешно. Володя Дещеревский в роли Блюменфельда был прекрасен. Саша Замятнин вполне вошел в роль «старого, великого, капризного и т.д»  (… Н.Н.Семенова). Трудность была у Миши Чаплия в роли стеклодува – он  перед спектаклем подбирал для натуральности дозу растворителя и (немного) «перебрал». Впрочем, стало еще натуральнее…Юная цыганка – ей было 11 лет – отплясала вдохновенно – это была Оля Кондрашова.

«Блюм на войне»

Важнейшим событием жизни нашей страны в ХХ веке была Великая Отечественная война. Наши студенты остро воспринимали рассказы о войне.

Как получилось, что в первые недели и месяцы была разгромлена наша могучая армия? Миллионы красноармейцев попали в плен. Сотни тысяч убиты. Смерть, пожары, слезы детей и матерей. Аресты и расстрелы довоенных героев. Бездарность преступных вождей. Отчаянный, массовый  героизм. И мы победили!

У нас был свой непосредственный участник этих событий. Он (и это было характерно для настоящих фронтовиков) мало рассказывал о конкретных «боевых действиях».

Л.А. считал, что перелом в войне произошел, когда почти не осталось довоенных кадровых командиров. Когда командовать ротами и батальонами  стали  наскоро обученные люди мирных профессий – т.е., «на самом деле», российские интеллигенты – учителя, бывшие студенты, инженеры, журналисты, архитекторы и бухгалтеры. Они действовали более по «здравому смыслу», чем по уставам и, в том числе, поэтому побеждали свято следующих приказу немцев («Ordnung!»). Ведь правда же, что 17 октября 1941 года передовой танковый десант немцев без препятствий,  по шоссе «приехал» в Химки и танкисты с возвышенности разглядывали незащищенную Москву и сфотографировались на фоне видимого вдали Кремля! и вернулись обратно – доложить начальству… У них не было приказа взять Москву! А между ними и Кремлем было лишь несколько милиционеров! Это ночью (По приказу Г.К.Жукова) там были поставлены «ежи» из сваренных крестом отрезков рельс и организована оборона. Это там воевал Николай Перцов и Роман Хесин. Это там был поставлен памятник, недавно перенесенный «в более удобное» место, – чтоб не мешать автомобильному движению…

Нет, наши на месте немцев взяли бы Берлин в аналогичной ситуации…

Наверное, это было в июле (августе? Сентябре?) 1941 года – студенты МГУ были направлены на копание противотанковых рвов в районе Сухиничей. Тяжелейшие земляные работы. Глубокие рвы, когда  нужно было копать в две стадии – из самого глубокого уровня землю выбрасывают – выносят – на промежуточный уровень, а оттуда уже лопатами наверх.  Силы покидали их. И вдруг – приехал начальник – «немцы  обходят линию предполагаемой обороны! Быстрее! Из Сухиничей еще, может быть, удастся уехать,  будет  поезд в Москву». Студенты бросились бегом, нужно было много километров бежать к этому поезду. Л.А. от усталости  обессилел. Его почти на себе тащил более мощный однокурсник  Сергей Энтелис. (82-летний С.Энтелис  рассказал мне об этом в автобусе, когда мы ехали после похорон Л.А., и многие детали я забыл, уточнить невозможно – С.Энтелис  умер через 3 месяца…).

Л.А. не взяли сразу в армию – репрессированный отец, не надежен! В октябре он не написал об этом в анкете, и тогда его мобилизовали. Но в Москве был уже полный беспорядок – в толпе призывников пришлось сначала  пешком пройти многие километры по знаменитой «Владимирке» как раз, чтобы оказаться в г. Владимире, где еще работали военкоматы… Это все в красках представлено в книге Л.А. «Две жизни».

Он написал эту книгу в 80-ые годы. Издал ее в 1996 году на свои деньги С.Никитин. Но даже в этой книге мало рассказов о войне.  Это более художественно-литературное, чем детально-документальное, произведение  с размышлениями о жизни и о стране. Там два героя – и оба они, как утверждает автор – он сам. Один – сын репрессированного отца, прошедший войну и занятый наукой, другой  - его друг, крупный деятель КГБ, академик и босс. Нет. Мне кажется, этот литературный прием  не удался  – не получилось соединение двух обликов в один. Но там есть картины войны, а именно они наиболее ценны в этом контексте. Отсылаю читателей, интересующимися такими картинами, к этой книге.

Мне представляются важными компонентами наших праздников «истории», рассказываемые  «без звериной серьезности» участниками  этих собраний. Сюжеты этих «историй» были разными. Но среди них главным была Великая Война.

Я переизлагал серьезные рассказ Л.А. по-своему. Так, я рассказывал, как лейтенант Блюменфельд – начальник разведки Полка самоходных артиллерийски установок, как и начальники более высоких рангов, потеряли бдительность. Это было ранней весной 1945 года в Венгрии, у озера Балатон. Им казалось, что враг сломлен и не опасен. Блюм сидел верхом на хоботе самоходной пушки и ел черешню, выплевывая косточки в направлении невидимых и поверженных немцев. Как вдруг показались мощные колоны танков и орудий, едущих на них  прямо по шоссе! («куда смотрела разведка»!?). Завязался страшный встречный бой. Блюм был тяжело ранен. Его лихие разведчики вынесли бессознательного лейтенанта из боя и принесли его в палатку, где усталый хирург, капитан медицинской службы, оперировал доставляемых раненых. Он собирался сразу же, ввиду характера ранения, ампутировать ногу. Но разведчики сурово сказали: «ногу лейтенанту не тронь!». В острой дискуссии капитан уступил – он обработает рану и оставит окончательное решение за медсанбатом…  Но, чтоб за это ему доставили бочку с немецким бензином – а то у него трофейный Оппель, он на нашем бензине не ездит…Лихие разведчики добыли бочку и прикатили ее капитану. А дело было серьезное. Могла начаться гангрена. Бой затих и начальник артиллерии Полка  (начальник Артиллерии в артиллерийском полку!!!) – друг Блюма повез его в тыл (в Медсанбат?). Там хирурги решили не удалять ряд мелких осколков, оказавшихся вблизи магистральных кровеносных сосудов и началось многомесячное лечение в госпитале. Эти осколки давали о себе знать всю жизнь. Много лет после они «пошли» - развилось воспаление, образовавшиеся тромбы попали в сердце и  стали непосредственной причиной смерти Л.А.

Эта история у озера Балатон стала сюжетом уникального мультипликационного фильма «Блюм на войне». Рисовали этот фильм великие художники Саша Климов и Армен Сарвазян. Л.А. растворялся от удовольствия на этих праздниках. На рисунках приведены уцелевшие фрагменты этого фильма.

 

 

В результате прямого попадания в танк… 

Капитан медицинской службы смущен – множество работы… очередь раненых… нужно пришить столько ног и рук…

Но вот, если бы ему достали бочку немецкого бензина… у него трофейный Оппель, он на нашем не ездит…

Разведчики делают подземный ход к немецкому аэродрому…

и укатывают, отстреливаясь, бочку бензина…

Капитан медицинской службы пришивает Блюму ногу…

Все в порядке! Все довольны…

Авторы рисунков А.Климов и А.Сарвазян

«Шли годы…»

Кафедральные праздники – эти «станции на пути во времени» сильно отличались друг от друга. 20-летие, 25-летие и 30-летие кафедры мы праздновали в Пущино. И многих уже не было на следующих остановках.

Мне представляются кульминационными два наших юбилея: в 1984г и 1989 г. (25-и и 30-и летия). Еще почти все бодры и интенсивны. Но уже ясно, что происходит «смена караула». Л.А. передает руководство кафедрой В.А.Твердислову. А в стране «перестройка». Вот-вот рухнет Советский Союз. Кипят политические страсти. Пусты магазины. Но все еще идет по устоявшимся нормам.

Поэтому я выбрал фотографии именно этих двух юбилеев для создания «зрительного ряда».

Пригласительный билет на праздник 25-летия кафедры Биофизики Физического ф-та МГУ. Левая половина внутреннего разворота.  Рисунки Д.Ляхова

– правая половина разворота: «кафедральные иконы»: И.Г.Петровский, И.Е.Тамм, Н.Н.Семенов, Н.В.Тимофеев-Ресовский, А.А.Ляпунов (надо бы сюда еще портреты А.И.Шальникова и Г.М.Франка…) (рис. Д.Ляхова)

Я собрался было рассказывать о том, как замечательно мы праздновали 25-и летие нашей кафедры в сентябре 1984 года в Пущино, и вспомнил, что на нашем празднике был Д.А.Гранин – он приехал в Пущино, узнав что у меня есть множество магнитофонных записей Н.В.Тимофеева-Ресовского. Много километров магнитофонных пленок. Он как раз собирал материал для повести «Зубр». В 48-ой главе этого произведения он рассказал о своих впечатлениях от нашего собрания. Мне кажется уместным процитировать отдельные  фрагменты из этой главы.

«Биофизиков собралось много. Съехались они со всей страны. Формально - на праздник, но под предлогом праздника, развлечений и банкетов они проводили симпозиум. У них все шло наоборот. Впервые я видел столько биофизиков сразу. Выглядели они одинаково молодыми. Двадцатилетние, тридцатилетние, сорокалетние - при этом одинаково молодые. Свежие, загорелые лица. Усатые, бородатые, лысеющие мужчины, совсем юные девицы... Они одинаково бесились, у всех мелькали одни и те же словечки, шуточки, они одинаково хохотали, вернее гоготали. Сходство объяснялось тем, что они имели одних и тех же "родителей", происходили из одного гнезда - из кафедры биофизики физфака МГУ, которая справляла свой юбилей - четверть века существования… Билет на юбилейные празднества был сделан затейливо - со стихами и карикатурами на нынешних руководителей кафедры. На развороте билета выстроилась шеренга бюстов создателей, вдохновителей отечественной биофизики в университете. Бюсты корифеев напоминали римских императоров…

На сцену выходили докладчики, воспитанники кафедры. Они рассказывали о себе - кто что сделал после окончания. Говорили просто и весело, так что даже я кое-что понимал. Из зала перебивали репликами, острили. Сами докладчики подтрунивали над собой больше всех. Они предпочитали иронизировать, нежели увеличивать значение своих работ. Такова была традиция – "никакой звериной серьезности"…

Боюсь, что занятия наукой – патология, - сказал Лев Александрович Блюменфельд. Он выступил последним, в заключение, как заведующий кафедрой. Он не хотел ничем отличаться от своих студентов.– Многие из вас убедились, что удовольствие от науки – приманка для непосвященных. Радость успеха, что маячит впереди, достается так редко, что не следует на нее рассчитывать. Да и, кроме того, удовольствие вовсе не связано с большими результатами. Занятие наукой скорее напоминает мне болезнь  вроде наркомании или алкоголизма. Пьешь потому, что не можешь не пить. Отказаться нет сил. Пьешь – и противно, как говорил один алкаш, но не пить еще противнее.

Лев Александрович припоминал, сколько у него лично было случаев такой радости за эти четверть века. Насчитал всего пять. То есть в среднем  раз в пять лет выпадает успех, удовольствие найти что-то стоящее. И то один из случаев был ликованием неоправданным. Потом выяснилась ошибка – результаты пришлось опровергнуть, удача не состоялась. Остается четыре. Четвертый раз был десять лет назад, когда, чтобы что-то понять в неравновесных состояниях, пришлось писать о них книгу…

Другой случай произошел, когда он лежал в больнице с инфарктом. Нельзя было ни читать, ни писать. Оставалось думать – "занятие малопривычное для научного работника". Стал он думать и обдумал проблему слабых взаимодействий в биологии. Удачи и неудачи играют с исследователем в прятки.  Возглавлял  он  одну работу, где обнаружили некие новые магнитные свойства в клетках. Обнаружили, возликовали, опубликовали. Потом усомнились, испугались, стали перепроверять, нашли грязь и опровергли собственную работу. Было, конечно, огорчительно. Но, как говорится, за честь можно и сгинуть. Однако кое-кто продолжил работу и позже нашел, что сомневались зря, ферромагнитные вещества, о которых шла речь, все же существуют... Это была самая  шикарная неудача... Остальное время потрачено на рутинные опыты, на занудную обработку данных, никому не нужные отчеты... Оставаться лидерами среди них можно было, очевидно, только выступая на равных. Руководители кафедры сохраняли форму, потому что не пользовались никакими скидками – ни Л. А. Блюменфельд, ни старожил Пущина С. Э. Шноль. Им ничего не нужно было от своих бывших учеников, так же как и тем от своих бывших учителей. …Выпускники сидели по годам. Вдоль длинных столов ресторанного зала кучковалось более двухсот человек. Произносили тосты, выступали с воспоминаниями, с капустниками…».

(окончание следует)


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 274




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer7/SShnol1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//