Номер 1(26) - январь 2012
Алла Цыбульская

Алла Цыбульская «Ричард III» - трагедия В. Шекспира

 

Эта грандиозная пьеса была представлена летом 2011 года лондонской труппой “Пропеллер” на гастролях в Бостоне на сцене драматического театра Хантингтон.

Явление классической драматургии – в театральном претворении – она может быть универсальной – на все времена, и тем самым, обобщенной, никакому реальному времени не принадлежащей.

И напротив, она поддается сознательному ограничению каким-либо конкретным временем, соотнесению с узнаваемыми современниками приметами тоталитаризма.

Лондонский театр “Пропеллер”, ставя “Ричарда III”, избрал путь кажущегося сужения, действие пьесы и его персонажи помещены в эпоху нацизма. Можно ли полагать, что пространство пьесы оказалось при таком подходе ограничено рамками времени Второй мировой войны?

Нет.

Ибо вышеупомянутая корреляция демонстрирует жестокость с той наглядностью, от которой можно отшатнуться с криком боли.

И такая неподдающаяся сдерживающему контролю реакция – свидетельство художественной правды и силы этого спектакля, его права будить сознание людей на все времена. В одной конкретной кровавой эпохе отражаются подобные другие...

Напомню: природа зла – пружина пьесы. Его масштаб и торжествующая низкая ухмылка. Его воздействие и влияние. Подчиняющая сила. И потоки крови, что буквально хлещут отовсюду, пока не потопляют пролившего их тирана, рвущегося к власти. Идя по трупам, переступая на своем пути жертву за жертвой, Ричард III одержим безумной идеей восхождения к трону, которая и приводит его к расплате –гибели. Неизбежный крах подобной личности, разоблачение бессовестности и безжалостности – вывод великого автора, создавшего кровавую трагедию в эпоху английского Ренессанса.

Пьесу трактуют по-разному, иногда в соответствии с исторической древней эпохой правления королевского рода Ланкастеров и Йорков, Ричард III принадлежал к последней (до установления династии Тюдоров), или вневременно, или ассоциируя ее с каким-либо определенным диктаторским режимом.

Ричард 3-ий - Ричард Клотье

Труппа “Пропеллер” и режиссер постановки Эдвард Холл соотносят время действия этой хроники с режимом нацизма, а в качестве художественного метода прибегают к приемам перформанса, рожденного в середине ХХ века и ошеломляющего жестокой эксцентрикой. С самого начала спектакля: “Входит ужас”. На сцене люди в белых масках, надетых на головы персонажей, точнее, это белые противогазы, оставляющие открытыми только глаза. Они не только страшны, но также и обезличены, обезиндивидуалены, они – олицетворение тупой и нерассуждающей силы. Время от времени в их руках оказываются гиперболические по размеру устрашающие шприцы – орудия пыток врачей, служивших нацистам. Укол – и жертва обречена, обессмыслена, мертва. Шекспировские убиения через потопление, отравление, удар шпаги, и пр., казавшиеся прежде проявлениями индивидуальной звериной жестокости, заменены холодной методичностью действий врачей-нелюдей, осуществивших в середине XX века массовые убийства, не имеющие себе равных по масштабам. По явной мысли режиссера-постановщика Эдварда Холла, неизменно им подтверждаемой, самое чудовищное происходит с теми, кто впрямую в убийствах не участвует, а при них присутствует.

Привыкание к жестокости становится темой спектакля.

Парочка убийц – (Сэм Свейнсбури и Ричард Фрайм) выглядят как два опереточных простака, обсуждающих свои репризы на фоне кровавых деяний. Они не реагируют на крики боли пытаемых и убиваемых потому, что это для них – обыденное будничное явление. Они равнодушны к тому, что вершится у них на глазах. Смертная мука – операция, произведенная над королем Эдвардом IV – (братом Ричарда III), когда врач у живого вынимает кишки и наматывает их на руку (кресло-каталка, в которой находится несчастный, повернуто к зрителю спиной), не мешает им преспокойно попивать пиво. И пока сами они не попадают в лапы других убийц, дух этого человеческого отребья не потревожен. Повторю, самое страшное, что выявлено в этом спектакле, – это привыкание к убийству.

Знак нашего времени?

И в самом деле: приходится констатировать, что человеческая жестокость, допускавшая пытки во все времена, на своем пути через столетия, обогатившие мир прогрессом в технике, культуре, искусстве и литературе, ничуть не поубавилась. Напротив, она внедрена в сознание масс. Разве мы после просмотра документальных кадров по телевидению с повстанцами, которых сейчас расстреляют, отказываемся от ужина? Разве мы незаметно не привыкаем видеть на экране кровопролития, расстреливаемую толпу, находящихся в заточении узников, которым угрожает смерть? Разве мир не пребывает в полном равнодушии к кровавым преступлениям?

Так, в великом творении Шекспира обнаруживается аспект философский и общечеловеческий, в котором отражается уже наше время.

Ричард III – в исполнении Ричарда Клотье – с военной выправкой, с серыми стальными завораживающе гипнотически глазами, с расчесанными на косой пробор седыми волосами, это красавец-ариец, которого уродом не делают ни бутафорский горб, ни нога на протезе, ни кисть руки, высовывающейся из рукава металлическим штырем. К нему что-то приковывает, у него дьявольская харизма скорпиона. И методично, растворяясь в каждом мгновенье, хамелеонствуя, подчиняя, плетя козни и интриги, сталкивая людей вокруг себя лбами, этот Ричард идет к своей цели.

Его первая жертва – Эдвард IV, тихий человек с трагическими светлыми глазами, близкий к помешательству из-за внезапной запертости в больничной палате (Роберт Хандс). Заболевшего оклеветать и “убрать” легко. Монолог обреченного звучит тихо и надрывно. Он осознает, что загублен...

Его вторая жертва – другой брат – герцог Кларенс (Джон Дугал), подвергнут не утоплению в бочке (по тексту), а умерщвлению еще более страшному, изуверскому, с применением медицинских экспериментов в концлагерях...

Уничтожить детей Эдварда IV – наследников трона – дело вообще проще простого. Как известно из истории, их заключили в Тауэр перед убийством.

Трогательные образы крошек представлены в виде марионеток, выводимых на сцену с помощью кукловода. Применив открытую условность, режиссер и художник (Майкл Павелка) подчеркивают застывшее выражение страха на невинных личиках. После их гибели уже нет ничего, перед чем Ричард мог бы остановиться. Он объявляет их нелегитимными, не имеющими права на наследование трона. И нет ничего, что бы мешало его торжеству. Как и нет препятствия, которое бы он не обошел. Требуется жена? И леди Анна, не успев отойти от гроба мужа, примет его предложение... Кольцо с бриллиантом вытащено жестом фокусника перед ней, и она “куплена” в мгновенье... А вскоре как помеху другому более выгодному браку, он уберет ее без проволочек. У актера ледяной убийственный взгляд... Леди Анну (Дугалд Брюс-Локхарт), как и королеву Элизабет (Доминик Тигн) – вдову Эдварда IV, как и королеву Маргарет (Тони Белл) – вдову короля Генри VI в спектакле играют мужчины, поскольку труппа сохраняет английские традиции эпохи Ренессанс, когда женские роли играли мужчины, так как женщины на сцену не допускались. В какой мере это придает выразительности сегодня? К сожалению, ни в какой. Можно сказать, что образы остались схематичны. Традиция театра шекспировского времени воскрешена, но осталась музейной. Живого женского очарования и проявления чувств не было, как и столь модной ныне андрогинности...

Сценически шаг за шагом воссоздается путь кровавых злодеяний, совершаемых Ричардом. Цель достигнута. Но тут значительным становится то, как ”короля играет свита” – горстка палачей-убийц в белых полумасках-противогазах с атрофированной способностью сострадания. Ричард жесток, жестоки и они. Они не лучше. Они совершают преступления не из страха перед ним, а из разбуженного им кровавого инстинкта. Они подхватывают замашки властелина, направленные на хладнокровное издевательское уничтожение невинных, увеличивая число жертв...

Так продолжается пока в битве Ричарда не одолевает граф Ричмонд, впоследствии король Генрих VII, первый король династии Тюдор.

Но заметим, поскольку действие спектакля соотносится с режимом нацизма, открытого фехтовального боя с эффектной героикой на сцене нет. Просто являются другие люди, занося палки над головами недавних победителей, и опуская их, точно нанося смертельный удар. И Ричарду не дано произнести свою знаменитую фразу: “Коня, коня, полцарства за коня!”. Даже маленького романтического ореола ему не оставлено. Чудовищу в спектакле обеспечена жалкая гибель.

В Москве в театре “Сатирикон” в наши дни постановка этой пьесы режиссером Ю. Бутусовым собирает полные залы. В роли Ричарда III на сцену выходит Константин Райкин. Возможно, это одна из его лучших работ. Динамика внутреннего преображения актера и техники его движения ошеломляет. Ричард К. Райкина страшен, низок, гадок и наслаждается своим преуспеянием на фоне красивых и успешных людей, им загубленных. Он, подволакивая ногу, и кособочась, при помощи подвязанного горба, ошеломляет способностью перелететь сцену от одной кулисы к другой, чтобы осклабиться в ухмылке в момент очередного торжества. Своим даром проникать в глубины искаженного деформированного болезненного сознания он вызывает тень великого Михаила Чехова...

Обе постановки заставляют задуматься о человеческом попустительстве, позволяющем править миром злодеям, что выходят на арену истории.

Актеры ищут и используют подчас самые разные краски в воссоздании образов, словно играя на разных инструментах. Так, Ричард Клотье по физическому облику и холодной манере игры не имеет ничего общего с зажигающимся и одержимым Константином Райкином в роли Ричарда III. Но от каждого исходит игровая стихия, опасная энергетика, ощущение сильного биополя... Воздавая должное мастерской игре лондонского актера, я никуда не могла уйти от воспоминания об игре московского...

Незабываем в роли Ричарда III Лоуренс Оливье, мощный портрет этого “антигероя” создал Михаил Ульянов на сцене театра имени Вахтангова. Шекспировские образы-архетипы вечны. Мировая эстафета их воплощений продолжена... А каждое новое сценическое решение пьесы становится еще одним звеном или откликом на неискоренимые в мире кровавые злодеяния...


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 14




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer1/Cibulskaja1.php - to PDF file

Комментарии:

Alla Tsybulskaya
Boston, Massachusetts, USA - at 2013-04-12 06:07:00 EDT
Глубокая и искренняя моя благодарность всем, кто внимательно, пристально прочел мою рецензию и высказался. И негативные, и позитивные замечания и наблюдения заставляют автора кое-что пересмотреть, кое- о чем задуматься. Я люблю свою профессию, но никакая любовь не страхует от неверных шагов.
И взгляд со стороны бывает полезен.
Особой радостью было для меня уже по прошествии времени после выхода публикации обнаружить в комментариях голоса друзей из прошлого. И ленинградец Анатолий Зелигер, и москвичка Милочка Дедюкина в сообщениях оставили свои электронные адреса. К сожалению, мои письма, посланные по этим адресам, вернулись. Я переписала их внимательно. Не знаю, что не так. Выход один: сообщить свой адрес. Пожалуйста, пишите мне:
allatsybulskaya@verizon.net

Я так благодарна за память. И рада возможности общения спустя много- много лет...
Алла Цыбульская

Анатолий Зелигер
Хайфа, Израиль - at 2012-11-09 21:07:06 EDT
Я хочу обратиться к Алле Цыбульской. Я с большим интересом прочел ее статью, посвященную воплощению на сцене пьесы Шекспира
"Ричард Третий". Она безусловно профессионал высокого класса. В прошлые годы мы встречались с ней в поселке Комарово под Ленинградом. Я бы хотел установить с ней связь. Мой адрес: Anatoly18@012.net.il. Хотел бы узнать ее адрес.
Анатолий Зелигер.

Одинец Людмила
Москва, Россия - at 2012-10-10 10:30:05 EDT
Я пишу Алле Цыбульской. Дорогая Алла, мы с Вами были знакомы, когда я работала на абонементе библиотеки СТД и одна из последних наших встреч была связана с перепиской Цветаевой и Рильке, я помню, как Вы радовались и тепло благодарили за найденную книгу. А потом присылали посылку на библиотеку, только сейчас имею возможность вас поблагодарить. Вспоминаю Вас, видя Ваши статьи в нашей прессе, давно хотелось написать, думала обратиться в редакцию "Муз. академии", но вот уже электронные возможности позволяют искать человека не вставая со стула. Я уже лет 20 работаю в библиографическом отделе библиотеки Московской консерватории, потому и вижу Ваши публикации в музыкальных журналах. Шлю Вам свой привет и буду рада, если Вы напишите! Мила (меня зовут полностью сейчас Дедюкина Людмила Алексеевна, раб. адрес library@mosconcv.ru)



Элиэзер М. Рабинович
- at 2012-02-15 05:14:07 EDT
Я прочитал интересную, прекрасно написанную, рецензию. В отличие от ув. Самуила, если бы у меня была возможность посмотреть спектакль, я бы по прочтении рецензии от такого намерения отказался. Ибо г-жа Цибульская описывает пьесу не-Шекспира.

Какое впечатление остаётся от подробного прочтения шекспировского корпуса? Впечатление глубокого проникновения удивительного психолога и мастера в твою собственную жизнь, то, что и на себя смотришь иначе после такого чтения. А госпожа Цибульская описыват газетку с хроникой текущих событий. Не точнее ли эти события были бы описаны именно в газете? Это безумное неуважение к интеллигентности сегодняшнего зрителя, читателя, любителя музыки, когда режиссёр, ему не доверяя, всё разжёвывает, одевает персонажи Шекспира или, скажем, Верди в современные костюмы, даёт им в руки шприц ии автомат ("ходит ГамлЕт с револьвертом, ищет кого бы убить...") В недавнем фильме "Гамлет" принц, когда все остальные выходят, произносит фразу: "Наконец-то один" и... обрывает провода подслушивающей электроники. Во всех таких случаях я вижу Шекспира, сильно отброшенного от меня тенденциозным режиссёром. Он, возможно, не умнее меня, почему я должен поддаваться его агитке?

Эдуарда 4-го не убили - он умер своей смертью, по крайней мере, у Шекспира. А если говорить о немецких преступлениях, то как ни страшны были врачи, забывшие клятву Гиппократа, не они были главными нарушителями цивилизации. Преступление германской нации было прекращено не внутренним Тюдором или Штауфенбергом, а только внешней войной. Аналогия со Сталиным была бы точнее, но почему кто-то должен нам навязывать аналогии?

Самуил
- at 2012-01-31 00:30:45 EDT
Спектакль я не видел и, скорей всего, не увижу никогда. Так что, прежде всего, спасибо уважаемой Алле Цыбульской за обзор-рецензию, позволившую получить представление о нем...

Что резануло: слова «древняя эпоха». Ни в коем случае не в упрек автору: у каждого из нас свои «исторические диоптрии» — у меня назвать эпоху Ричарда III древностью язык не поворачивается. Судите сами. В год его коронации открылась Сикстинская Капелла, было написано Ботичеллево "Рождение Венеры", писали Гирландайо, Перуджино, Дюрер. В это время работали Леонардо да Винчи, Ицхак и Йегуда Абрабанели, Коперник и Пико делла Мирандола. Бартоломео Диаш пролагая путь в Индию обогнул Африку и вышел в Индийский океан. Массово распространяются механические прялки, эффективные мельницы «бокмюле», первый сахарный завод начинает выдавать продукцию; книги печатают уже сотни типографий (выходят первые издания на иврите и кириллице); расчитываются таблицы определения географической широты (а вот с определением долготы будут биться еще триста лет) и появляются первые навигационные лоции. То, что называют европейской научно-технической революцией начинается аккурат в это время. Через шесть лет с небольшим после гибели Ричарда падением Гранады завершается Реконкиста, евреев массово высылают из Испании, а Колумб двигаясь в Индию на запад достигает берегов Америки... Среди историков битва на Босвортском Поле 22 августа 1485 считается (условно, разумеется) событием, завершившим Средневековье и открывшим Новое Время. Другие таким переломным событием называют 12 октября 1492 — дату открытия Америки. Как бы то ни было, разница всего в несколько лет, все это на жизни одного поколения, в пределах одной декады. Нет, никак не назовешь это невероятно бурное, переломное и уже близкое нам, новое время — древностью...

Пьесу «Ричард III» я смотрел один раз на сцене вахтанговского театра с Михаилом Ульяновым в заглавной роли, и дважды на экране: в старом фильме 50-х с Лоуренсом Оливье и сравнительно недавнем 90-х с Иеном МакКелленом. Спектакль, хоть прошло уже 35 лет, оставил незабываемое впечатление. Я не искусствовед и не горазд анализировать режиссерский замысел и воплощение, просто тогда заворожила бешеная, кожей ощущаемая энергетика Ульянова (а я еще сидел в первых рядах, совсем рядом). Сейчас открыл на ютюбе запись этого спектакля, немного посмотрел — хорошо, конечно, да не то, что вживую... Фильм сэра Лоуренса — классика. Пожалуй, пересмотрел бы как-нибудь. А вот последнюю экранизацию (Ричард — Гэндальф) интересно было бы сравнить с рецензируемой постановкой. Ведь там использован тот же прием — перенос действия в тридцатые годы, в некую нацистскую Британию, с копированием символики, униформы и всевозможной визуальной атрибутики Третьего Рейха. Что сказать? Мне такой прием "осовременивания" кажется очень опасным, как хождение по лезвие ножа, с которого легко соскользнуть в плакатность, двумерность. Смотрел, помню, я это кино и думал: такие прекрасные актеры, если б еще по воле режиссера не выёживались, а сыграли бы без затей Шекспира. Так что, пожалуй, я бы на рецензируемый спектакль не пошел бы. Может, зря. Может, если б друзья затащили, — был бы в результате доволен. Не знаю... Вот совсем недавно нашумел фильм «Борис Годунов» по пушкинскому тексту, но в антураже путинской России. Стал я смотреть, поначалу даже как-то свежо: народ у телевизора — «Нет ли луку? Потрем глаза». Бояре в «мерсах» с мобилами — ладно. Но потом все более нарастало раздражение: сцену с Мариной в сауне (!) я еще вытерпел, но когда Курбский сидя на БТРе с калашом в руках продекламировал «Вот, вот она! вот русская граница!» — выключил. Опять же, повторюсь: это мое, сугубо индивидуальное, "вкусовое" ощущение — никоим образом не навязываю...

P.S. все упомянутые фильмы и спектакли доступны в интернете: на ютюбе и других видеосайтах. Я по понятным причинам не даю прямые ссылки на видеоконтент, но всяк может легко их найти, погуглив фразы "Ричард III" и "смотреть онлайн" или аналогичные по-английски.

Юлий Герцман
- at 2012-01-30 19:37:09 EDT
Очень понравился разбор спектакля. Эдвард Холл (сын великого Питера Холла) известен как раз сужением горизонтов в шекспировских постановках, что наиболее ярко было продемонстрировано в "Ярости роз" - трех частях "Генриха VI", причем это сужение, на мой непрофессиональный взгляд, обусловлено настойчивым желанием режиссера заменить трагедии личностей героев трагедиями общественными.
Вполне возможно, что я неправ, но у Шекспира общественные обстоятельства настолько вторичны и настолько притянуты друг к другу, что эта замена оборачивается обеднением замысла. Я решительно предпочитаю шекспировские работы сэра Питера.

Роланд Кулесский
Натанья, Израиль - at 2012-01-30 14:31:11 EDT
Интересный и литературно безупречный очерк особенно для тех, кто не мог видеть постановок своими глазами. Спасибо!
Е. Майбурд
- at 2012-01-30 01:35:37 EDT
Написано блестяще. Все видишь внутренним глазом. Так что, и не побывав на представлении, позволительно высказаться о самом спектакле.
С трактовкой режиссера не согласен категоирчески, на спектакль не пошел бы ни за что.
Спасибо автору.

errata
- at 2012-01-29 23:00:05 EDT
... и oписали его так ...
Б.Тененбаум-А.Цыбульской :)
- at 2012-01-29 22:58:35 EDT
Уважаемая коллега, если позволите - небольшое отступление ? У меня есть родственник, с некоторым отношением к зубоврачебному делу, так вот, как он любит говорить: "Дантисты видят в людях только зубы ...". Возможно, это относится к нам обоим ? Вы посмотрели прекрасный спектакль, и поисалие его так, что я остро пожалел, что его не видел. Я прочитал вашу статью, и отметил про себя, что Ричард как бы не совсем "красный", он скорее "белый" (если мы говорим в терминах Войны Роз) :)

Вообще, "Ричард Третий" писался еще и как политическая агитка - что, право же, слишком долго обсуждать :)

Алла Цыбульская
- at 2012-01-29 22:42:33 EDT
Уважаемый Александр!

Практически мой ответ в послании господину Тененбауму. Своими ссылками вы оба убедили меня в моей неправоте по этому поводу. Но мне и в голову не могло придти, что лондонцы, издающие буклет к спектаклю, и сообщающие исторические факты, не согласовали их с Википедией. Или с другими не менее авторитетными источниками.Сдаюсь. На будущее непременно буду всех всегда перепроверять. Потому, что я действительно сама по себе Энциклопедией не являюсь, и все факты мировой истории помнить не могу.

Но меня огорчило, что во всей моей статье Вы увидели только эту неточность. А более Вы ничего не заметили? В дискуссиях, даже академических, принято говорить и о целом, и о частностях. Уточнения, как выяснилось, понадобились в данном контексте частностям. Но я оценила Ваше остроумие в параллели с Петром, если его назвать Милославским.

Хороший получился разговор!

Удачи вам!

Алла Цыбульская

Алла Цыбульская
- at 2012-01-29 22:38:35 EDT
Уважаемый господин Тененбаум!

Спасибо за Вашу эрудицию и наблюдение. Именно Вы подтолкнули меня к мысли о необходимости все факты перепроверять. Но я со спокойной душой полагалась на изложенное в буклете. Я – не дотошный историк, чтобы помнить все события мировой истории. Поэтому исторической основе, предложенной лондонцами, доверяла. В фокусе моего внимания была режиссура, трактовка, исполнение и посыл зрителю, как это называют по-английски message.

Поскольку и Вы, и Александр убеждены в своих знаниях, готова сожалеть, что пропустила неточность. И благодарю обоих за внимательное чтение. Но Вы увидели, что в статье содержится анализ театрального действия, а Александр прошел вовсе мимо и словно пришел в состояние восторга, обнаружив, что есть вещи, которые он знает лучше.

В любом случае я желаю счастья каждому из вас. И давайте продолжать читать, смотреть, наблюдать, дискутировать и подмечать огрехи.

Просто есть разница в занимаемой позиции: хотеть видеть только спорные моменты в неглавном для данного материала, или хотеть не пропустить достоинства, но обнаружить и изъяны. Последние, кстати, в данном случае легко исправляемы, и я внесу эти исправления в готовящуюся книгу моих статей. А написать так о спектакле, чтобы те, кто не видел его, мог себе представить, уверяю Вас, могут сделать немногие. Просто горстка людей, посвятивших себя такой чудесной и, увы, неблагодарной профессии.

Искренне

Алла Цыбульская


Б.Тененбаум-А.Цыбульской
- at 2012-01-29 02:28:36 EDT
Полагаю, источники, которыми пользовались создатели постановки в Лондоне, - достоверные.

Алла, простите меня - я уже поставил было отзыв, но по ошибке не под вашей статьей, а в Гостевой, так что он не "приклеелся". По поводу источников - тут какая-то накладка. Или вы неверно прочли буклет, или дали непостижимого маху авторы буклета, но Ричард Третий "таки да", засветился с 5-м пунктом :) Oн был Йорком ...

Алла Цыбульская
- at 2012-01-28 23:49:08 EDT
Александр
- at 2012-01-28 13:48:24 EDT
Ричард III не принадлежал к династии Ланкастеров, он был Йорком.


Александр ошибается. Я имею профессиональную привычку исторические ссылки уточнять. О короле Генрихе Тюдоре, вступившем на престол после предыдущих междоусобиц известно. А Ричард 3-ий по данным даже прилагаемого к программе буклета был из династии Ланкастеров.
Но какое все это имеет отношение к рецензии? Заметил ли Александр, что речь идет о сложнейшей пьесе мирового репертуара, получившей необычную трактовку? Впечатление, что как читатель Александр интересуется только изыскиванием блох. Так и тут попал впросак. Полагаю, источники, которыми пользовались создатели постановки в Лондоне, - достоверные.

Б.Тененбаум
- at 2012-01-28 14:49:02 EDT
Cпектакль шел в Бостоне, ведь мог бы и посмотреть ... Как жаль, что не увидел ...
Александр
- at 2012-01-28 13:48:24 EDT
Ричард III не принадлежал к династии Ланкастеров, он был Йорком. Ланкастеры и Йорки были ветвями королевской династии Плантагенетов, вели свою родословную от сыновей Эдуарда III. Вели ожесточенную войну между собой за королевский престол, после которой не осталось ни Ланкастеров, ни Йорков. Королем стал Генрих Тюдор, отец которого был сводным братом короля из династии Ланкастеров.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//