Номер 11(36) - ноябрь 2012
Елена Матусевич

Елена Матусевич По доброте душевной
Рассказы

Завтрак в Нью-Йорке

Мы сидели отдельно. Настолько отдельно, насколько позволяло пространство внутреннего двора кафетерия. Нас было трое, и мы не знали друг друга: пожилой повар-латин с добрым лицом (вам когда-нибудь встречались повара со злыми лицами?), я и молодой некрасивый негр с Гаити, уборщик. Я была последней, профессора уже позавтракали, и пришла очередь обслуги. Повар мне улыбнулся и пожелал приятного аппетита. Уборщик не посмотрел ни на меня, ни на повара. У каждого из нас стоял перед собой на столе поднос, а на подносе бумажный стаканчик с кофе, бумажная тарелка с вафлей и бумажный пакетик с сахаром. У уборщика было еще много хлеба и булочек, наверное, он брал домой. На самом деле, я пришла раньше моих соседей, а они уже сели соответственно по правую и левую руку, как можно дальше от меня.

Ко мне на стол прыгнул воробышек. Его поза и наклоненная головка выражала один вопрос: будем угощать? Я бросила ему кусочек вафли. Он подхватил лакомство и стал клевать его в некотором отдалении от меня. Потом неожиданно оставил еду и улетел. Кусочек остался валяться под деревом. Я подумала, что в Нью-Йорке, наверное, очень сытые воробьи, раз они бросаются вафлями с кленовым сиропом. Я вот не бросаюсь, что дали, то съем. Но я ошиблась. Воробышек вернулся, но не один, а с целой стайкой воробышков. Двор наполнился милым сердцу чириканием, этим единственным живым звуком больших городов. Я поела и встала, чтобы идти. Налево от меня, на столе у добряка-повара завтракали воробьи. Повар счастливо улыбался и, поймав мой взгляд, весело развел руками, указывая на птичек. Я взяла поднос. Мне надо было пройти мимо уборщика все это время неподвижно смотрящего перед собой. Воробышек прыгнул и к нему на стол и завис во все той же вопросительной позе. Уборщик стал отрывать кусок от круглой булки. При этом казалось, будто руки не слушались его, а пальцы распухли и онемели. Кусок вышел слишком большой. Воробышек схватил огромный кусок, унести не смог, уронил обратно на стол, но не сдался а, преодолевая страх и подскочив совсем близко к локтю своего кормильца, подцепил булку клювом и, смешно накренившись, допрыгал с нею до края стола. Губы уборщика, такие же онемевшие и непослушные, как и руки, медленно расползались в неуверенную, неуклюжую, блаженную улыбку. Проходя мимо его стола, я рассказала ему, как воробышек выпросил, а потом бросил еду, чтобы позвать своих собратьев. Улыбка тут же исчезла с лица молодого уборщика, и мучительная неловкость прогнала короткую радость. Воробышек улетел.

По доброте душевной

- Дочка моя в сорок три бабкой меня сделала. В сорок три! Беспутная. Учила ее, а она, на тебе, бабка, расти. А какая я бабка, в сорок три? Вот и растила внучку до четырнадцати лет. Легко это? Нет, вы скажите? Теперь замуж вышла, внучку забрала. Нашелся же, дурак, взял ее с приплодом. Повезло ей. От одиноких баб проходу нет, а он, вот, нашу выбрал, долго, видать, думал. Яврей. Вежливый такой, проходите, садитесь. Это мне-то! Ну, я сяду, пусть подавится. Вы ведь знаете, вежливые-то они вежливые, а сами, известно что. Ну, вы ведь знаете, какие они, явреи? Не знаете? Ну, я вам скажу! А то не убережетесь. Ведь их, пока своими глазами не увидишь, не поверишь. Я вот, раньше не встречалась, а теперь скажу: всё люди правду про них говорят! Хитрые они. Мы против них ¾дети малые. Ниче не можем. Что хотят они с нами, то и делают. Одно слово, хитрые. Муж ейный учителем в школе работает. Физики! В этой, ну, за углом тут, в математической. Они там и все явреи, кроме уборщицы. Туда, если ты не яврей, то и не лезь, все равно не возьмут. И прально. Что они, дураки, что ли? Денег, конечно, немного он получает, зять-то, но если не пить, то жить можно? Можно. Вот я вам и говорю. А он и не курит! Страшный человек. Нам их ни в жизть не обойти. Все равно они что - нить придумают так, что опять они в дамках, а мы там же, где и были. А все почему? Хитрые. Мать евонная, та еще хитрее. Хирург в больнице. Здеся, в больнице Ленина. Кардиолог. Очередь к ней, прям давка форменная. Народ сам под нож лезет. Все к Маримосевне хотят. Выживаемость, говорят, у нее высокая. Конечно, с покойника-то что возьмешь? На болезнях наших наживаются.

Они, скажу я тебе, насквозь нас видят. Ты еще и подумать ничего плохого не успел, а они – все уже, насквозь! Мамаша его, как посмотрит на меня своими глазами ихними, боюсь, ей Богу боюсь! Страсть! Насквозь, думаю, стерва, меня видит, а чаю предлагает. К чему бы это? Молчит, глаза свои нерусские таращит и молчит. Родственники. И чего это они на наших женятся? Свои, видать, перевелись все. Вот и женются на всякой шелюди, вроде моей. Кровь себе портят.

А кровь у них особенная. Хитрая. Не поддается алкоголю. Он у них как бы сквозь проходит, а у нас за эти, как его, ну, за всё, в общем, зацепляется. И остается. Мы от него дуреем, а они наоборот. И все так: им на пользу, нам во вред. У них хоть все отбери, все че-нить найдется, а нам чего ни дай, все равно ниче не останется. А отчего? От доброты! Все от доброты нашей. Хитрости в нас нету, вот всякий нерусский у нас все и отбирает. Не яврей, так татарин, не татарин, так грузин. А нам все одно, пропадать. Ни за что. Так, по доброте душевной.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 194




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer11/Matusevich1.php - to PDF file

Комментарии:

елена матусевич
- at 2012-12-03 01:15:35 EDT
Вы знаете, Иешиву я помянула просто чтобы те, кто знает этот кафетерий, довольно известный, представили дворик, вот и все. Там такое полугруговое расположение столиков. Там питается вся или почти вся профессура из окружающих колледжей и университетов, потому что там очень вкусно и недорого. Но, наверное, не надо было упоминать.
Victor-Avrom
- at 2012-12-02 16:25:45 EDT
елена матусевич
Ага, значит воробье это (тоже) евреи, аллегория значит?


Ну я сначала тоже сомневался, но когда Вы вот прямо в лобвдруг сообщили, что
Кстати, действие "Воробышка" происходит в кафетерии нью йоркской Иешивы
(хотя никто не спрашивал об этом) никаких сомнений уже и не осталось.

Б.Тененбаум
- at 2012-12-02 15:48:39 EDT
Прекрасно написано. Особенно первый рассказ, про воробышка. Это скорее даже не рассказ, а картина, только что сделанная не кистью, а словами.
Victor-Avrom
- at 2012-12-02 15:21:32 EDT
Соня Т.
...этот нагло-лебезящий господинчик с двойной кличкой...
Он ведь хочет ...
Хвалит он меня или ругает - с моей стороны давно уже полный игнор.


Оно и заметно.

Соня Т.
- at 2012-12-02 05:58:44 EDT
Елена, воробьев действительно называли, если не по всей России, то в Питере - "жидки".
Вы мне верите? Если Вы внимательно понаблюдаете, как ведет себя маленький юркий воробышек оказавшись в сквере ило во дворе в стае медлительно- туповатых городских голубей - то поймете, почему народ дал этой птичке такое незавидное ни для кого имя.

Не жиды, как написал этот нагло-лебезящий господинчик с двойной кличкой, а нежно так - жидки.
Но Вы игнорируйте его, как несуществующий объект.
Он ведь хочет и к предыдущим товарисчам пристроиться, и негров не обидеть, и автора пнуть незаметно так ногой под-дых.
Хвалит он меня или ругает - с моей стороны давно уже полный игнор. Чего и Вам желаю.

Михаил
Питер, Россия - at 2012-12-02 05:51:16 EDT
Тяжела авторская судьба, ох как тяжела... Вот, помню, в школе мучали меня учителя литературы: "Не раскрыта тема сочинения... что же автор имел в виду...". Чёрт возьми, кто его, автора, знает! Что он имел в виду! Психоанализ какой-то Что имел в виду, то и написал. Или же наоборот — имел в виду одно, а написал другое, приберёг свои мысли и намерения для себя самого. Сокровенное это.
Вот и здесь — автор пишет о своих чувствах, как может, облекает их в словесную оболочку. Какие-то сравнения и аллегории использует для своих, авторских, надобностей. Хочет что-то рассказать. Лелеет свои чувства, хочет донести до своего читателя. Того, который поймёт, у которого та же духовная организация и души запоют в унисон. Срезонируют. Усилят слабые одиночные голоса в общий хор.
Но приходят "не свои" читатели, с другим строением душевным. Поют не в унисон. Хора нет. И быть не может. Они берут текст и перепевают на свою мелодию. И неплохо получается! Здорово. Красиво. И читатель сам становится немного автором этого текста, выявив, что, по его мнению, "автор имел в виду". Или просто добавив свои смыслы или свои истории.
А автору, оказывается обидно. Ему кажется, что препарируют его ребёнка, кровинушку его. Хорошо, что всяким достоевским и островским не довелось читать моих вымученных в школьные годы сочинений.

Кремлевский Мечтатель
- at 2012-12-02 05:47:47 EDT
>Ага, значит воробье это (тоже) евреи, аллегория значит? ...Ничего удивительного теперь, что из моего частного Парижа сделали исследование по мусульманскому вопросу, еще бы!

Уважаемая Елена, не стои подражать Авруму у него это лучше получается, оставьте игру на поле натяжек и подтасовок такому профессионалу как он.
Воробьи и евреи это игра его ума, однако прямым текстом написанное вами "Франция интегрирует" мусульман это сапсем, сапсем другое.

елена матусевич
- at 2012-12-02 05:14:45 EDT
Ага, значит воробье это (тоже) евреи, аллегория значит? Ах вот она в чем штука! А я то, грешным делом, не того, не догадалась. Это напоминает тот анекдот, помните, про сексуального маньяка которому психиатр разные геометрические фигурки показывал, квадрат, треугольник, потом и вовсе кружок. А маньяк все видел, пардон, одно и то же... Это, господа, сумасшедший дом.
Ничего удивительного теперь, что из моего частного Парижа сделали исследование по мусульманскому вопросу, еще бы! Если уж из "Воробышка" можно сдлеать подобные выводы о неграх и еврееях, я пас.

Михаил Дуткевич
СПб, РФ - at 2012-12-02 04:27:39 EDT
У меня отец недавно в Ленина лежал. Она сейчас по-другому называется. Во 2-ой кардиологии. Там ремонт сделали, красота!..
Кремлевский Мечтатель
- at 2012-12-02 03:45:36 EDT
Первый рассказ очень хорош. Отличный язык. Прекрасно вырисованы детали. Создано настроение. Хорошо подобраны герои. Четыре персонажа. Люди изначально разъединены и возможность контакта между ними мизерна, но слава богу есть кто-то, кто вызывает их интерес. Но даже и тут общение не гарантируется. Попытка общения автора с гаитянином возвращает того к действительности и все портит. Очень коротко и емко, то, на что другому потребовалась бы повесть Елена сделала на полстраничке.

Второй рассказ прямолинеен и плох. Сплошное до жа вю и даже не обязательно потому, что на этой полянке уже топтались, а еще и потому, что что-то такое каждый слышал собственными ушами находясь в России.

Victor-Avrom
- at 2012-12-02 01:09:06 EDT
Раньше мне как-то были не особо по душе рассказы Елены.
Казались они мне заурядной графоманией.
Но сейчас мне уже кажется, что я был не прав (особенно
после отзыва Игрека). Да, стиль Елены немного ломает
привычный конвеер потребления прозы. Можно назвать это
неумением писать, а можно - авторским стилем. Пока не
знаю.

Второе произведение - юмористическая зарисовка.
Неплохая, но не более того.

Первый рассказ интересн, хотя и подталкивает к странному
выводу, что негры - каждый за себя, а евреи - один за
всех и все за одного.

Воробей - это от "вора бей", но редко кто назовёт вороватую
и юркую птичку воробьём. Зовут их жидами.

Юлий Герцман
- at 2012-12-01 23:34:17 EDT
Первый рассказ мне понравился. Очень понравился. А второй - нет, он надет на палочку. Такая вот палочка - мягкий антисемитизм темного населения, и на нее накручены слова.
Фаина Петрова - Елене Матусевич
- at 2012-12-01 21:48:19 EDT
Дорогая Елена! Очень понравилось."Воробышек" - особенно: и второй рассказ филигранен, но в первом еще очень привлекателен сам рассказчик-автор. Спасибо!
Б. Суслович - М. Тартаковскому
- at 2012-12-01 19:59:39 EDT
Спасибо за интересный комментарий. Только в рассказе речь о евреях, которые и пятикнижие в глаза не видели. А героиня естественна и безыскусна, хотя по уровню недалеко ушла от амёбы. Но при чтении об этом забываешь.
елена матусевич
- at 2012-12-01 12:25:47 EDT
Кстати, действие "Воробышка" происходит в кафетерии нью йоркской Иешивы, том что недалеко от Колумбийского университета.
Янкелевич
Натания, Израиль - at 2012-12-01 11:58:04 EDT
Елена, какой очаровательный рассказ про воробышка. Великолепен. В таком малом объеме столько смысла. Здорово.
Тартаковский.
- at 2012-12-01 11:57:54 EDT
Вероятно, требуется комментарий.
Как тут не быть НЕИСКОРЕНИМОСТИ?

М. ТАРТАКОВСКИЙ - В. Сусловичу. О "неискорени
- at 2012-12-01 11:54:30 EDT
Б. Суслович - Е. Матусевич
- Sat, 01 Dec 2012 00:05:41(CET)

Елена, Ваш хирургически точный и страшный рассказ о бессмысленности ассимиляции и неискоренимости антисемитизма.

>>>>>>>>>>>>>>>>>>MCT<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<

"Слово еврей ("иври” в оригинале) происходит от корня "авар” – прошел. Мидраш, объясняя значение этого слова применительно к Аврааму, говорит о, своего рода, противостоянии первого еврея всему прогрессивному человечеству.
Мудрецы в другом мидраше называют наш мир коридором, ведущим в светлую приемную следующего мира. И еврейская проходящесть означает нацеленность на будущее, использование этого мира как трамплина.
Отличие проходяшего-еврея от аборигена Земли – человека - в их видении окружающей действительности. Еврей – это подданство следующего мира, тогда как для человека этот мир и есть мир! Старая проблема Цели и Средства. То, что для еврея только средство, для всего мира – самая что ни на есть высочайшая Цель!
В отличие от аборигенов-землян, растворенных в этом мире, острая духовная самонедостаточность евреев друг в друге и их привязанность к Творцу диктуют нашу наЦеленность. И смысл противостояния Авраама у Реки всему Миру проясняется. Противопоставленность еврейской привязанности к Источнику – духовной пустыне погруженности в этот мир:
"напротив него” всего мира – вот вечный смысл еврейской экзистенциональности".

елена матусевич
- at 2012-12-01 11:23:37 EDT
Спасибо. Немного опасаюсь, что из за вечной темы второго рассказа, теряется первый, который мне дороже.
Б. Суслович - Е. Матусевич
- at 2012-12-01 00:05:41 EDT
Елена, Ваш хирургически точный и страшный рассказ о бессмысленности ассимиляции и неискоренимости антисемитизма почему-то напомнил блистательный "Обмен комплиментов" Жаботинского(1911): тема, по сути, та же. Великолепный русский язык. Героиню видишь, чувствуешь - и жалеешь, хотя ни малейших симпатий она не вызывает. Спасибо!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//