Номер 2(27) - февраль 2012
Борис Горобец

Борис ГоробецНеизвестное о подвиге академика П.Л. Капицы, спасшего Л.Д. Ландау из тюрьмы НКВД (новая версия)

Борис Горобец подготовил к печати 3-е, существенно обновленное издание трилогии «Круг Ландау» (2-е изд. 2008. Москва. Книж. Дом «ЛИБРОКОМ» УРСС).

Предлагаем нашим читателям отрывок из новых текстов, вошедших в это произведение.

Преамбула

В конце апреля 1939 г. академик П.Л. Капица был вызван на Лубянку, где высшие комиссары (генералы) НКВД, выполняя поручение Л.П. Берия и В.М. Молотова, решали, можно ли освободить Л.Д. Ландау. Дело в том, что 6 апреля 1939 г. П.Л. Капица отправил письмо В.М. Молотову, Председателю Совнаркома СССР. Вот текст письма, которое многократно публиковалось (см., например, в книгах: [Петр Леонидович Капица…, 1994. С. 411], [Горобец, 2008. С. 290]):

Товарищ Молотов,

За последнее время, работая над жидким гелием вблизи абсолютного нуля, мне удалось найти ряд новых явлений, которые, возможно, прояснят одну из наиболее загадочных областей современной физики. В ближайшие месяцы я думаю опубликовать часть этих работ. Но для этого мне нужна помощь теоретика. У нас в Союзе той областью теории, которая мне нужна, владел в полном совершенстве Ландау, но беда в том, что он уже год как арестован.

Я все надеялся, что его отпустят, так как я должен прямо сказать, что не могу поверить, что Ландау государственный преступник. Я не верю этому потому, что такой блестящий и талантливый молодой ученый, как Ландау, который, несмотря на свои 30 лет, завоевал европейское имя, к тому же человек очень честолюбивый, настолько полный своими научными победами, что у него не могло быть свободной энергии, стимулов и времени для другого рода деятельности. Правда, у Ландау очень резкий язык и, злоупотребляя им, при своем уме, он нажил много врагов, которые всегда рады ему сделать неприятность. Но, при весьма его плохом характере, с которым и мне приходилось считаться, я никогда не замечал за ним каких-либо нечестных поступков.

Конечно, говоря все это, я вмешиваюсь не в свое дело, так как это область компетенции НКВД. Но все же я думаю, что я должен отметить следующее как ненормальное:

       1. Ландау год как сидит, а следствие еще не закончено, срок для следствия ненормально длинный.

       2. Мне, как директору учреждения, где он работает, ничего не известно, в чем его обвиняют.

       3. Главное, вот уже год по неизвестной причине наука, как советская, так и вся мировая, .лишена головы Ландау.

       4. Ландау дохлого здоровья, и если его зря заморят, то это будет очень стыдно для нас, советских людей.

       Поэтому обращаюсь к Вам с просьбами:

       1. Нельзя ли обратить особое внимание НКВД на ускорение дела Ландау.

2. Если это нельзя, то, может быть, можно использовать голову Ландау для научной работы, пока он сидит в Бутырках. Говорят, с инженерами так поступают.

П. Капица

Традиционная версия: «Ландау арестован как немецкий шпион»

После 1989 г., когда Капицы уже не было в живых (он умер в 1984 г.) близкие к Капице люди (его сын С.П. Капица, академики И.М. Халатников и Е.Л. Фейнберг) опубликовали версию освобождения Ландау. Она сводится к тому, что во время беседы на Лубянке Капица убедил комиссаров НКВД, что Ландау не мог быть немецким шпионом и дал письменное ручательство за него.

Эта версия не выдерживает пристальной критики, потому что ни в одном документе из «Дела Ландау» он не обвиняется в шпионаже. В то же время реальное тягчайшее преступление Ландау (по меркам тех лет) – подготовка листовки с призывом свержения «сталинского фашистского режима» – не фигурирует ни в одном из вариантов указанной мифологической версии. Тогда как автор очерка считает, что комиссары НКВД не могли не показать Капице эту листовку.

Существует несколько довольно близких друг к другу пересказов о том, как происходила заключительная схватка Капицы с высшим начальством НКВД, решившая судьбу Ландау. Это пересказы академиков Е.Л. Фейнберга [2003, С. 387-408], И.М. Халатникова [2007, С. 42-43], профессора С.П. Капицы в его телефильме [2007]. Я также слышал лично от академика Е.М. Лифшица устный рассказ об этом событии. Все пересказы в главных моментах сходятся между собой, хотя немного разнятся в деталях Естественно, они основаны на том, что указанные академики слышали лично от П.Л. Капицы. Основным тезисом всех пересказов является утверждение, что Ландау был арестован как немецкий шпион и что Капица переубеждал в этом руководителей НКВД.

Версию, впервые услышанную еще в 1970-х гг. от Е.М. Лифшица, я воспринимал как абсолютную истину и не пытался критически ее анализировать в течение многих лет, до тех пор пока не приступил в 2005 г. к написанию книги «Круг Ландау» [2008. С. 121-128]. Этот процесс потребовал бóльшей вдумчивости и критического рассмотрения, которое обнаружило, что в традиционной версии есть принципиальные противоречия и нестыковки. У меня сложилось впечатление, что П.Л. Капица не договаривал чего-то важного. Я попытался обратить на них внимание читателей в книге «Круг Ландау», в первых двух изданиях (2006, 2008). Однако «полного решения задачи» по устранению всех внутренних противоречий данной версии и сведению концов с концами я тогда еще не нашел.

Сейчас, работая над подготовкой 3-го издания «Круга Ландау», перечитав снова все варианты пересказов о визите Капицы на Лубянку, я, как мне кажется, наконец, понял главное отсутствующее звено – то, о котором П.Л. Капица умолчал. Ведь он умер в доперестроечном 1984 году, ничего не мог писать на эту тему, и только самым близким людям рассказывал кое-что об этом событии, да и то с купюрами и искажениями (как я это теперь понимаю). А слушатели воспринимали его рассказ, не подвергая сомнению ни одного слова.

Оговорюсь: я не могу называть подлинным свой нижеследующий рассказ о том, какой мне видится встреча Капицы с комиссарами НКВД (которых позже стали именовать генералами), поскольку никаких новых документов и свидетельств на этот счет не появилось. Так что буду для корректности именовать свое видение данного события наиболее правдоподобной гипотезой или новой версией. Чтобы читателю стали понятны натяжки и несоответствия в традиционных пересказах «версии Капицы», придется, во-первых, немного повториться, обратившись к известным фактам об аресте Ландау и, во-вторых, процитировать версию его вызволения из тюрьмы Капицей согласно опубликованным ранее вариантам текстов со словами указанных выше академиков.

Теперь уже точно известно, что непосредственной причиной ареста Ландау 28 апреля 1938 г. послужила антисталинская листовка, подготовленная его «странным другом» и коллегой М.А. Корецом, который упросил Ландау прочесть и подредактировать эту листовку. Они собирались сначала распространять листовку во время Первомайской демонстрации, но затем вроде бы изменили планы, решив вкладывать ее в почтовые ящики согражданам. В листовке были слова о том, что «сталинская клика совершила фашистский переворот», «сталинский фашизм держится только на нашей неорганизованности», содержался призыв «сбросить фашистского диктатора». После 1990 г. эта листовка была многократно опубликована полностью (см. например, в книгах: [Фейнберг. 2003. С.. 391], [Горобец, 2008. С. 284]; [Бессараб. 2008. С. 76]).

Когда после освобождения Ландау его племянница М.Я. Бессараб спросила его: «А в чем тебя обвиняли?», Ландау ответил несколько игриво: «В том, что я немецкий шпион. Я пытался объяснить следователю, что я не мог им быть. Во-первых, быть шпионом бесчестно, а во-вторых, мне нравятся девушки арийского типа, а немцы запрещают евреям любить арийских девушек. На что следователь ответил, что я хитрый, маскирующийся шпион» [Бессараб. С. 24]. Ландау, отвечая Бессараб, умалчивает о настоящих причинах ареста – его борьбе с оборонной тематикой в УФТИ (Харьков) и, главное, о листовке. А ведь именно эти и только эти два пункта обвинения прописаны в протоколах допросов, в обвинительном заключении и, гораздо позже, в реабилитационном деле Ландау. Тогда как обвинений Ландау в шпионаже в этих документах нет (см. статью «Лев Ландау…» в журнале Известия ЦК КПСС [1991. № 3. С. 134-57] и статью профессора Ю.Н. Ранюка «Дело УФТИ» [Ранюк. Электронный ресурс]). Очевидно, самому Ландау очень хотелось, чтобы причина ареста выглядела заведомо абсурдной, «в духе 1937-1938 гг.», и не вызывала у собеседников дальнейших расспросов и сомнений. А о подлинной причине ареста (о листовке!), которая в те времена вызвала бы шок у окружающих и наверняка создала бы вокруг него вакуум страха, да и гневного осуждения со стороны части коллег, Лев Давидович не говорил никогда и никому.

Автор данной заметки может подтвердить ключевые слова, которые он сам слышал не раз от Е.М. Лифшица (ЕМ) и З.И. Горобец (второй жены Лифшица). Евгений Михайлович говорил на эту тему крайне мало, коротко и неохотно, примерно так: «Дау обвинили в том, что он немецкий шпион. Капица это оспаривал, Пятигорский (первый харьковский ученик и соавтор Ландау) давал показания против Дау и потому был предан анафеме». Как выяснилось много лет спустя, уже после кончины Ландау в 1968 г. и Лифшица в 1985 г., все эти тезисы оказались ложными. Но ЕМ не сомневался в их истинности так же, как и, наверное, всё окружение Ландау. Миф успешно «работал» более полувека. Да и сейчас он является основной версией в кругах, интересующихся этой темой, слышавших или читавших только старые источники, механически повторяемые учениками и близкими Ландау. В.Л. Гинзбург любил называть подобный способ закрепления истины в последней инстанции: “adopted by repetition”.

При анализе этой версии важно подчеркнуть, что Капица ничего не знал о листовке, когда он писал Сталину: Иначе не написал бы: «Конечно, ученость и талант, как бы велики они ни были, не дают право человеку нарушать законы своей страны, и, если Ландау виноват, он должен ответить. <…> Но… мне очень трудно поверить, чтобы Ландау был способен на что-то нечестное» [Горобец. 2008. Прилож. 3, № 3]. Сталин тогда ничего не ответил Капице, и последний продолжал оставаться в неведении насчет «самоубийственной» листовки Ландау.

Изложу теперь документально, путем строгого цитирования, «версию о немецком шпионе» в четырех вариантах.

(1) Пересказ мемуаристов о визите на Лубянку от лица самого П.Л. Капицы [Петр Леонидович… 2004. С..323].

«Вызвали меня к часу ночи. Провели в большой кабинет, где сидели два человека. Оказалось, что это заместители Берии – Кобулов и Меркулов. Оба они потом были расстреляны. “Вы понимаете, – говорят, – за кого вы просите? Это же опаснейший человек, шпион, который во всем сознался. Вот почитайте…” И пододвигают мне огромный том. Но я том читать не стал. “Могу, – спрашиваю, – задать вам только один вопрос?” – ”Пожалуйста!” – говорят. И смеются. – “Скажите, какая ему, Ландау, корысть, каков мотив тех преступлений, которые, вы считаете, он совершил”. Мне отвечают, что мотивы никого не интересуют. Я опять за свое, привожу примеры из литературы… Проговорили до четырех утра. Особенно с Меркуловым, который оказался очень начитанным… Жаль. Оба эти человека обладали, по-видимому, большими организаторскими талантами, но были совершенно беспринципны. Перед концом нашей беседы один из них говорит: “Хорошо, Капица, если вы согласны поручиться за Ландау – пишите письменное поручительство, в случае чего будете отвечать”. Я написал, и через два дня в институте появился Ландау. Я так и не сказал ему, что это я за него поручился. Только через много лет это все стало ему известно…»

Для историографии важно подчеркнуть, что хотя этот текст подан от лица Капицы в сборнике воспоминаний о нем, он не является аутентичным текстом лично Капицы. Со всей очевидностью, текст напечатан по памяти со слов слушателей Капицы, и в нем заведомо могут быть принципиальные пропуски и искажения. Во всяком случае, никак не оговаривается, что существовали некие личные записи Капицы об этом событии. Если бы они были, то наверняка вошли бы в указанные ниже, в списке литературы, книги Капицы и о Капице, изданные в 1989-2004 гг.

Сразу же подчеркну, что мне представляются неубедительными, непрофессиональными и наивными слова как «самого Капицы», так и ответы, вкладываемые «Капицей» в уста нквдэшников. Для светских коридорно-салонных рассказов «по секрету» они, как показывает жизнь, подходят, но не более того. Замечу попутно лишь, что аргумент «Капицы» об отсутствии мотивов для шпионажа у Ландау профессионалы тут же разбили бы вдребезги, напомнив про шантаж – один из главных мотивов, который повсеместно и изощренно применяют все разведки мира.

А дальше больше…

(2) Пересказ о том же словами академика Е.Л.Фейнберга [2003. С. 387-408].

В этом варианте упомянута принципиальная деталь о закладках в томах «Дела Ландау».

«Когда он <Капица> вошел в огромный кабинет, то <…> на отдельном столе лежали тома следственных дел Ландау и других. В разных местах они были проложены закладками, и Капице было вежливо предложено ознакомиться с материалом, чтобы убедиться, что Ландау действительно виновен. Но здесь проявился весь Капица – его мудрость и характер: он категорически отказался читать эти “Дела”. Никакие уговоры не помогали. Понятно, почему он так поступил. Во-первых, он, конечно, понимал, что пытками можно было выколотить из Ландау любое, самое нелепое признание, например, что он гитлеровский, или английский, или, скажем, боливийский шпион… Доказать, что это самооговор, было бы невозможно, но даже если бы <…> ему предъявили что-нибудь почти невинное, например, действительно добытые признания во вредительстве (дискредитация диамата и стремление разделить УФТИ на два института), о которых Капица, конечно, не знал <прекрасно знал, см. «Круг Ландау. Жизнь гения». 2008. Глава 2. – Прим. Б.Г.>, то он был бы втянут в нескончаемый спор о правомерности признания этого преступлением, о степени необходимого наказания и т.п. Все это сразу отпало благодаря твердости Капицы. Многочасовые уговоры не помогли. Но, очевидно, вопрос об освобождении Ландау уже был предрешен».

В этом рассказе Евгения Львовича, при всем его общеизвестном благородстве, учености и воспитанности именно данные качества, наверно, мешают «подвергать все сомнению», как призывал еще Карл Маркс. Включая и слова своих друзей.

(3) Еще раз о том же по академику И.М. Халатникову [2007. С42, 43].

Следующий пересказ взят из книги академика И.М. Халатникова, ученика Ландау, основателя Института теоретической физики имени Л.Д. Ландау (Московская обл., пос. Черноголовка).

«П.Л. был приглашен в НКВД, где его принимала большая <? – уже не двое, как в рассказе «самого Капицы»> группа заместителей Берии во главе <?> с начальником следственной части НКВД Кобуловым. На столе лежали пять <а не один, как у «Капицы»!> больших томов “дела Ландау”. Кобулов предложил Капице ознакомиться с этими материалами. П.Л. мгновенно понял, что после чтения этих томов затем последует дискуссия без всякой гарантии на успех. Тогда он сделал встречный ход – задал Кобулову и всем присутствующим вопрос: “Вот вы утверждаете, что Ландау был немецким шпионом, что является преступлением. Но всякое преступление должно иметь мотив. Объясните, какие могли быть мотивы у еврея Ландау стать немецким шпионом?” <и этот академик ничего не слышал о мотивации путем шантажа! – Б.Г.> Тут последовала немая сцена в духе Гоголевского “Ревизора”. Вопрос Капицы поставил генералов в тупик <?>, они никогда до этого не задумывались о мотивах преступлений и даже не очень четко представляли себе смысл этого слова <?>. Кобулов немедленно предложил прервать беседу, и через два дня он же запросил у П.Л. личное письмо Л.П. Берии с просьбой “освободить из-под стражи арестованного профессора физики Л.Д. Ландау под личное поручительство”».

В тексте Халатникова, не лишенном некоторой театральности, содержится по крайней мере одна фактическая неточность: во главе группы «заместителей Берия» стоял заместитель наркома НКВД Меркулов, а не Кобулов, который был рангом ниже и, будучи помощником Берия, не занимал должности замнаркома. Сама по себе эта неточность мелкая, но она иллюстрирует нетщательность проработки исторического материала, излишнюю склонность автора текста к литературщине и театральности и в целом снижает доверие к остальным сведениям в пересказе Исаака Марковича. Так, непонятно, почему Халатников ни разу не упоминает листовку – козырного туза нквдэшников? Ведь, когда Халатников писал свою книгу (издана в 2007 г.), он уже прекрасно знал о том, что в деле Ландау фигурировала листовка (впрочем, как уже знал и Фейнберг). Удивительна эта инерция мышления, управляющая интеллектом и эмоциями крупнейших пожилых академиков, ведущая их по заранее заданной ортодоксальной траектории, “adopted by repetition”. Задумаемся лишь на миг: ведь если бы генералы открыли одну из своих «закладочек» и показали Капице листовку со словами про фашистского диктатора, то сцену из «Ревизора», скорее всего, импульсивно сыграл бы сам Капица, не ожидавший такого информационного удара. А генералы тогда, наоборот, торжествовали бы. Впрочем, наверняка так оно и было, но об этом чуть позже.

(4) И последний раз о том же словами сына Капицы

Профессор и академик РАЕН Сергей Петрович Капица – известен как телеведущий научно-популярного сериала «Очевидное невероятное». Пересказ записан мной дословно по телефильму «Десять заповедей Ландау», который был подготовлен к 100-летию Ландау и показан по ТВ в рамках указанного сериала в конце 2007 г. В фильме С.П. Капица говорит:

«Мне отец рассказывал, как это происходило технически. У него была встреча сначала с Молотовым по этому поводу. А потом в 4 часа утра вызвали на Лубянку два помощника Берии, Абакумов <??> и Кобулов.[1] Долго с ним говорили, что, как Вы можете защищать человека, который признался в том, что он немецкий шпион. Вот его показания, посмотрите, что он там сказал.

“Я не буду смотреть этого дела. Но вы мне объясните, какие могли быть у молодого блестящего ученого мотивы быть немецким шпионом. Когда он – признанный работник в самых интересных и передовых областях физики. Заниматься таким мелким и грязным делом. Я не понимаю этого дела. Вы не можете мне это объяснить” <Как видим, и этот профессор ничего не знает о могущественном методе вербовки посредством шантажа – это я опять к отсутствию стремления указанных ученых к критическому анализу; сам я не сомневаюсь, что шантажу со стороны немцев Ландау не подвергался и шпионом не был, иначе он в этом признался бы и это вписали бы в его обвинительное заключение – Б.Г.>

Его отпустили. Отпустили на поруки моего отца».

Завязка новой версии, основанной на предъявлении листовки П.Л. Капице

Попытаемся критически разобраться в приведенных пересказах.

В первом пересказе от лица самого П.Л. Капицы сотрудники Берии прямо называют Ландау шпионом и предлагают Капице почитать соответствующие обвинения в лежащем перед ним «огромном томе». Но ведь такое предложение, будь оно сделано – детская глупость! Невозможно ее допустить со стороны двух опытных чекистов, высокопоставленных лиц, которые уполномочены Председателем Совнаркома СССР Молотовым и собственным наркомом Берия решить важный вопрос! Ну, никак не могли они предлагать посмотреть Капице в томе то, чего в нем не было, т.е. документальных обвинений Ландау в шпионаже и его признания в этом. Тем самым весь дальнейший диалог о мотивах Ландау шпионить на немцев и его возможной корысти – пустое! Но и это еще не самый верх абсурда.

Меркулов и Кобулов, конечно, не могли рассчитывать на то, что Капица откажется смотреть «Дело Ландау». Зачем тогда закладки в томе, о которых сообщает рассказчик (Фейнберг)? Теперь представим себе, что на предложение Капице открыть тома и убедиться в том, что Ландау – шпион и что он в этом признался, Капица открывает листы дела по закладкам… А там ничего подобного нет! Бериевские сотрудники выглядели бы в глазах Капицы просто посмешищем, и получается, что они на это сами нарывались.

На самом же деле Капица увидел бы там антисталинскую листовку! А вместе с ней и показания друзей Ландау по УФТИ, Шубникова и Розенкевича, которые (вынужденно, конечно, – нельзя их в этом винить!) свидетельствуют об их совместной с Ландау вредительской деятельности в УФТИ, направленной на срыв оборонных заданий правительства. Возможно, что мой воображаемый оппонент и упорный сторонник исходной версии «по Капице» скажет, что НКВД-шники - народ предельно циничный, дела шили белыми нитками, в них и не такой абсурд встречался. Это же 1937 год, дел то подобных сотни тысяч! Отвечу. Это уже 1939 год, во главе НКВД – Берия, принято постановление Политбюро о массовых перегибах в НКВД, сменен почти весь его руководящий состав, идет массовый пересмотр дел. Но здесь важно даже не это. Важно то, что встреча с Капицей происходит на высшем уровне: новый замнаркома НКВД Меркулов принимает всемирно известного академика, имеющего прямые контакты со Сталиным и Молотовым. Комиссары НКВД выполняют особое поручение Председателя Совета народных комиссаров и своего наркома. Могли ли они позволить себе так слабо подготовиться, что даже не знали основного пункта обвинения своего сверхособого заключенного и сделали ошибочные закладки в его «Деле»? Да завтра же Капица на них нажалуется Молотову, Берия, Сталину… Итак, подобный разговор о шпионаже, в котором легко убедиться по закладкам в томах – абсурд, доказываемый едва ли не с точностью математической теоремы.

Что же происходило на самом деле? Поскольку уже никогда не восстановить в деталях, какие разговоры и действия происходили в описываемых событиях, то предложу приблизительную схему и виртуальные слова, которыми могли обмениваться Капица и комиссары НКВД. Преимущества новой версии состоят в том, что она непротиворечиво объясняет все известные звенья основного события – обвинения Ландау и его освобождения под поручительство Капицы.

Итак… На Лубянке Капице предложили ознакомиться с томом (или томами) «Дела Ландау», сказав, что это опасный государственный преступник. Капица отказался, пытаясь оградить себя от бесперспективной, как он догадывался, полемики с обвинением Вероятно, в этот первый момент он рассуждал так, как это описано у Е.Л. Фейнберга (см. выше). Но не тут-то было! Почему при отказе Капицы открывать тома по закладкам, комиссары НКВД не стали сообщать Капице об антисталинской листовке? И для чего тогда были сделаны эти закладки в томах? Ведь подлинная листовка со словами о «сталинском фашистском режиме» была беспроигрышной козырной картой следователей НКВД. И раз Капица отказался смотреть «Дело Ландау», то комиссары наверняка сами раскрыли том на одной из закладок и предъявили своего козырного туза».

Этого Капица ожидать никак не мог, он наверняка растерялся, был шокирован хотя бы в первую минуту. Ведь он сам писал как Сталину, так и Молотову, что ручается, что Ландау ни в чем невиновен, что «если Ландау виноват, он должен ответить» (из письма Сталину от 28 апреля 1938 г.). И вдруг Капица разом теряет силу всей своей защитительной аргументации, потому что Ландау уличен бесспорно, без подделок, в тягчайшем преступлении той эпохи ─ агитации против товарища Сталина, прямом его оскорблении (назван фашистом) и призывом к борьбе со сталинским режимом. И сразу становится неинтересной беспредметная болтовня о Ландау как немецком шпионе.

Как мог предположительно реагировать Капица, увидев эту жуткую листовку? Мог заявить, что это фальшивка, что она написана по принуждению следователей. Но Капица был воистину мудр, он слишком хорошо знал Ландау, и, наверное, интуиция подсказала ему, что листовка подлинная. Не исключено, что комиссары даже предложили вызвать сейчас же Ландау, чтобы он сам рассказал, как было все дело. И Капица наверняка отказался от такой очной ставки, понимая, что когда Ландау повинится и взглянет ему прямо в глаза, то это загонит их обоих в бесповоротный тупик. Наступил, как говорят, момент истины, вероятно, явившийся поворотным моментом во всей истории советской теоретической физики. Именно в этот момент проявились истинная мудрость, дальновидность и несравненный героизм Капицы. Он совершил подвиг, который, к сожалению, не смогли до сих пор в полной мере понять и оценить близкие к нему лица. Все те, которые много позже один за другим обсуждали одну и ту же абсурдную - по факту отсутствия такого обвинения!- историю о том, был ли Ландау немецким шпионом. Окружение Капицы не поняло, что он их всех обвел вокруг пальца - для их же блага, для блага Ландау и своего собственного. Как и зачем он это сделал?

Мгновенное решение продолжать биться за Ландау

Беседы с комиссарами НКВД о литературе (со слов пересказчиков Петра Леонидовича) – это для наивных интеллигентов. Это – для тех, кто впоследствии узнает о том, как Капице удалось убедить НКВД освободить Ландау, это – антураж построенной им хитрой ложной версии прикрытия. О чем же невозможно было не говорить после предъявления комиссарами Капице ландауско-корецевского аутодафе? Ясно, что комиссары по-настоящему опасались отпускать Ландау, ибо по тем временам он оказался явным антисталинским еретиком, заслуживавшим «сожжения на костре». И, конечно, в случае поддержки ими просьбы Капицы, комиссары боялись ответственности перед Берией, Молотовым и, более всех, перед Сталиным – они не могли не бояться быть обвиненными в «политической слепоте» прямо сейчас или же позже, если непредсказуемый Ландау выкинет еще какой-нибудь трюк, оскорбляющий «великого товарища Сталина». Эти свои опасения они, несомненно, внушали и Капице, наверняка, не советуя ему хлопотать за Ландау. Но Капица выдержал удар в виде предъявленной ему листовки. И выдержал напор комиссаров НКВД. Героический академик быстро принял решение продолжать биться за жизнь Ландау, невзирая на предъявленный ему новый убийственный контраргумент комиссаров.

Как потекла беседа Капицы и комиссаров дальше? Позволим себе рассуждать так, как обязан делать добросовестный следователь, пытающийся реконструировать возможные разговоры лиц, участвующих в деле, которое он анализирует, если самих этих разговоров этот следователь (исследователь) не слышал. Он строит наиболее вероятную и непротиворечивую цепочку гипотез, исходя из знания доступных ему фактов, обстановки и характеров действующих лиц.

Капица построил свою линию ходатайства за Ландау (а вовсе не его защиты – теперь уже!) как за уникально ценного для советской науки человека. Ландау – ученый, абсолютно необходимый лично ему, Капице, пользующемуся огромным авторитетом и поддержкой у Сталина и Молотова. Наверное, Капица «пёр на комиссаров НКВД, как танк», рассказывал о своем великом открытии сверхтекучести, о том, что открытий подобного уровня у СССР еще не было, что оно уже получило мировое признание; что оно сулит в близком будущем огромные технические перспективы. Вполне себе представляю, как Капица показывает комиссарам стакан с водой и объясняет, что если вместо воды налить жидкий гелий, то при очень низкой температуре он вытечет через стенки и дно стакана. А чтобы комиссары поверили в это чудо, он приглашает их приехать в свою лабораторию: они в этом убедятся воочию! Но вот объяснить невероятное явление он не может, для этого требуется теоретик на уровне гения.

Далее Капица рассказывает о новых выдающихся достижениях его института в области физики и техники низких температур. Об этом уже знают лично товарищи Сталин и Молотов, они оценили его открытия как чрезвычайно важные для развития криогенной промышленности в стране, и они полностью поддерживают Капицу. На этот счет у Капицы есть на руках подробная переписка с Молотовым, он может ее показать комиссарам. Стране нужны большие количества жидкого кислорода и жидкого азота для промышленности, нужен жидкий гелий, который мы пока импортируем. Для проведения всего комплекса этих работ в Институте физпроблем нужна мощная группа теоретиков во главе с Ландау, составленная из его учеников. Но в первую очередь от теоретиков нужна правильная теория сверхтекучести, а ее может создать только Ландау.

– Как это так? – вероятно, удивлялись комиссары. – Почему клин сошелся на одном Ландау? Возьмите себе пять-шесть лучших теоретиков страны, они решат Ваши проблемы.

– Э, нет! – наверное, возражал Капица. – Открытое явление настолько необычно, что для его объяснения нужен гений физики. А таких гениев, как Ландау, в мире всего 5-6 среди физиков. У нас же в стране он один. Это немного напоминает спорт высших достижений. Прыгнуть за 8 метров в длину мог тогда только Джесси Оуэнс. Никакие 10 или 100 мастеров по прыжкам неспособны были преодолеть 8 метров. В общем, нашей стране позарез нужен Ландау, живой, здоровый, работоспособный. И очень обидно загубить такую голову для советской науки из-за его глупого мальчишества. Вот вам и тема для трехчасовых обсуждений! А вовсе не о примерах из художественной литературы, которые, впрочем, возможно, тоже приводились, но не играли существенной роли.

И тогда комиссары поставили Капице ультиматум: готов ли он взять на себя ответственность, если Ландау допустит в дальнейшем нечто антисоветское. Пусть Капица даст подписку о том, что он фактически станет отныне персональным информатором НКВД о Ландау (прочтите внимательно текст документа № 10 в Приложении 3 в данной книге [Горобец. 2008]).

Решением Берия Ландау освобожден

Вопрос об освобождении Ландау был решен, как мне представляется, лично Л.П. Берия, которому Молотов, возможно, с ведома Сталина, поручил изучить вопрос о степени ценности Ландау для советской науки и техники, а затем принять решение о форме его использования: либо в СпецКБ НКВД («шарашке»), либо, в крайнем случае, на свободе в Институте физпроблем у Капицы. Перед Меркуловым и Кобуловым стояла конкретная задача: ознакомить Капицу со степенью вины Ландау и, если академик все же будет настаивать на освобождении Ландау, потребовать подписку-ручательство за него с обязательством следить за Ландау и информировать НКВД о каждом его сомнительном поступке. Поскольку Капица в течение трех часов продолжал настаивать на освобождении Ландау, даже несмотря на предъявленную ему антисталинскую листовку последнего, то Меркулов с Кобуловым доложили об этом своему наркому. И тогда Берия, взвесив все за и против, решил освободить Ландау, повязав Капицу подпиской лично на свое имя, в которой говорилось: «В случае если я замечу со стороны Ландау какие-либо высказывания, направленные во вред советской власти, то немедленно сообщу об этом органам НКВД» [Горобец, 2008, Приложение 3, док. № 10].

Известно (особенно, первому поколению советских ядерщиков), что Берия отличался способностью к нестандартным и смелым решениям. Так, хрестоматийным стал пример с академиком М.А. Леонтовичем, которого в начале 1950 гг. академик И.Е. Тамм рекомендовал привлечь к работам по управляемому термоядерному синтезу. Согласно легенде во время рассмотрения этого вопроса на Спецкомитете при Совете Министров СССР под председательством Берия его старший референт генерал В.А. Махнёв положил перед шефом какую-то записку. Берия прочел ее и изрёк: «Будэм слэдыт, нэ будэт врэдыт» [Естествен, как…. 2005. С.193]. Этим же принципом Берия руководствовался, по всей вероятности, и, принимая решение об освобождении Ландау.

Почему миф о «Ландау немецком шпионе» живет до сих пор

После всего сказанного остается как минимум два вопроса. 1) Откуда в пересказах близких Капицы до сих пор постоянно появляется ложная версия об обвинении Ландау в шпионаже в пользу Германии? 2) Почему в пересказах начисто отсутствует истинная причастность Ландау к листовке со «Сталиным-фашистом»?

По первому вопросу можно заметить, что некоторые второстепенные разговоры о шпионаже, косвенно затрагивающие Ландау имели место во время его допросов в 1938 г. Комиссары НКВД могли сказать и Капице, что харьковские друзья Ландау: Корец, Шубников, Хоутерманс – немецкие шпионы, которые в этом признались, и это, действительно, зафиксировано в документах [Горобец, 2008, Приложение 3, док. № 10]. Подозревались в шпионаже и еще около десятка сотрудников УФТИ из числа граждан Германии и Австрии. И хотя не было установлено фактов шпионажа со стороны самого Ландау, и ничего о шпионаже не вошло в его обвинительное заключение, но все-таки Ландау был скомпрометирован дружескими отношениями с «немецкими шпионами». Так, следователь говорил Ландау, что тот не мог не знать о связи Кореца с немецкой разведкой [Горобец. 2008. С. 283].

Вот за это обстоятельство и решил зацепиться мудрый и хитрый Капица, который в дальнейшем по секрету сообщал своим близким, что он доказал руководителям НКВД, что Ландау никак не мог быть немецким шпионом, ибо у него не могло быть для этого мотивов. Я уверен в том, что сразу же после освобождения Ландау Капица принимает жесткое решение: никогда никому не рассказывать об истинной причине ареста Ландау, т. е. о его участии в подготовке антисталинской листовки. Потому что такие сведения неминуемо принесли бы огромный вред как Ландау, так и самому Капице, а тем самым и всему институту. Эта взрывоопасная информация не должна была просочиться ни к кому – ни к сыновьям Капицы, ни к его жене, ни тем более к сотрудникам Ландау по ИФП, в том числе его друзьям: А.И. Шальникову, Е.М. Лифшицу, а годы спустя – к И.М. Халатникову и другим. Как они тогда отнеслись бы к информации о листовке, в которой Сталин назван фашистом? Вероятно, продолжали бы сотрудничать с Ландау, но, постоянно вздрагивая при каждом звонке в дверь. Ведь всё могло опять повернуться в неблагоприятном направлении. И тогда новые репрессии вполне могли коснуться их всех из-за близкой дружбы и работы с заведомым «врагом народа и личным врагом товарища Сталина».

А как реагировали бы истинно убежденные коммунисты из ИФП, такие, как В.П. Пешков, О.А. Стецкая, Е.В. Смоляницкая и многие другие, узнав о листовке Ландау? Они могли демонстративно отказаться иметь дело с таким государственным преступником, заявляя о недопустимости работы в их коллективе столь страшного человека. Как реагировали бы стукачи, имевшиеся в ИФП? Наверняка забросали бы доносами НКВД, правительство и ЦК партии по малейшим поводам, касающимся Ландау, его сотрудников и самого Капицу – поводам действительным и мнимым. Жизнь в Институте тогда превратилась бы в сущий ад, институт стал бы наполовину неработоспособен из-за склок и проверок со стороны НКВД. А теперь представьте себе, что Ландау не удалось бы быстро создать теорию сверхтекучести. Или еще хуже, что ее первыми создали бы и опубликовали иностранцы (а они шли по пятам, разрыв составлял всего месяцы). Тогда доносчики писали бы, что Ландау с учениками специально вредят советской науке и промышленности, что Капица держит Ландау, для того чтобы мстить Советской власти за то, что его задержали в СССР насильно в 1934 году. Все это вполне вероятные сценарии.

Так что, единственным разумным выходом для Капицы было рассказывать близким людям по секрету очень правдоподобную сказочку о том, что в 1938 г. Ландау обвинили в том, что он был немецким шпионом. А ему, Капице, удалось в НКВД опровергнуть это. Ведь таких «иностранных шпионов», как Ландау, выявляли в 1937-1938 гг. многими тысячами, а, начиная с 1939 г., после прихода в НКВД Берия, кого-то оправдывали, а кого-то из инженеров и ученых переводили в шарашки. Никто из окружающих особенно не удивлялся ни тому, что Ландау арестовали как шпиона во время пика Большого террора (тем более в контексте с известной ситуацией с иностранными специалистами в УФТИ), ни тому, что его освободили после вмешательства Капицы, когда пик террора миновал. Почти безобидная и безопасная маска немецкого шпиона, под которой Капица закамуфлировал Ландау, сработала блестяще! В дальнейшем Институт физпроблем прекрасно трудился многие годы с Ландау и его учениками.

Эпилог

Итак, мы узнаём, наконец, в полной мере, в чем состояли высшие мужество и мудрость Капицы, которые не были оценены до сих пор в путаных пересказах его друзей и близких, не разобравшихся в этом воистину героическом поступке. Жизнь Ландау была спасена и тем самым была спасена существующая школа Ландау, а затем развилась гораздо более широкая его школа. Этому все физики школы Ландау обязаны главным образом двум лицам, оказавшимся способными принимать смелые и нестандартные решения.

В первую очередь, это, конечно, наш великий ученый, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат двух Сталинских и Нобелевской премии Петр Леонидович Капица (1894-1984).

А во вторую очередь, да будет позволено констатировать, следуя историческим фактам, это виднейший государственный деятель СССР Лаврентий Павлович Берия (1900-1953). Ему заслуженно ставят в вину организацию и участие в массовых репрессиях на посту наркома НКВД. Да, такова была эпоха диктатуры Сталина и сталинского террора, в осуществлении которого, впрочем, в не меньшей степени, чем Берия, участвовало всё окружение Сталина, начиная с В.М. Молотова, Н.С. Хрущева и Г.М. Маленкова. Позже они небезуспешно попытаются «слить» почти всю кровь 1930-50-х гг. на Берия, ликвидировав его в 1953 г., захватив и уничтожив папки с расстрельным компроматом на каждого из них, имевшиеся в тайниках у Берия (но это – отдельная тема).

С другой стороны, Л.П. Берия остается почти неизвестен широкой общественности своими позитивными делами: «бериевской реабилитацией» 1939 года, в результате которой была освобождена приблизительно треть посаженных в 1937-38 гг.; эффективным руководством промышленностью тяжелого вооружения в годы войны, за что он стал Героем Социалистического Труда (1943); работами по созданию ядерного щита СССР в послевоенные годы, в результате чего было достигнуто «равновесие страха» между США и СССР, предотвратившее третью мировую войну; спасением советской физики от готовившегося партократами ее разгрома в 1949 г.; немедленным после смерти Сталина освобождением арестованных врачей. Получается, что спасение Л.Д. Ландау от смерти в 1939 г., а тем самым и его школы физиков-теоретиков, сильнейшей в мире на то время, является в немалой мере заслугой маршала госбезопасности, который принял аргументы академика П.Л. Капицы и рискнул пойти ему навстречу, освободив гениального, но непрогнозируемого физика.

Заглянув из тех лет в будущее, констатируем, что Капица и Берия не ошиблись в Ландау. Находясь под пристальным надзором секретных сотрудников НКВД-МГБ-КГБ, он более не позволял себе открытых антисоветских поступков. А антисоветские разговоры в узком кругу, о которых доносили сексоты и которые записывались подслушивающей аппаратурой (см. в кн.: [Горобец, 2008, Приложение 4]), никак не повлияли на судьбу Ландау. Так, в 1946 г. Ландау был избран академиком АН СССР, минуя ступень члена-корреспондента. Могут быть только две гипотезы о причинах столь редкого скачка наверх: (1) либо Сталину и Берия не доложили об этом заранее из аппарата АН СССР, что почти невероятно, (2) либо эти руководители страны не возражали против такого исключения из регламента в пользу Ландау, несмотря на то, что еще восемь лет тому назад Ландау призывал свергнуть фашистскую сталинскую диктатуру. Наверняка верна гипотеза (2), ибо Ландау, начавший с осени 1946 г. работать над расчетами процессов в атомной, а затем и в водородной бомбах, был щедро вознагражден за свои успехи орденами, званием Героя Социалистического Труда, Сталинскими премиями, дачей под Москвой, подаренной государством.

Таковы были парадоксы сталинской эпохи.

Ссылки на источники

Бессараб Майя. Лев Ландау. Роман-биография М.: «Октопус». 2008, 264 с.

Бессараб М.Я. Так говорил Ландау. М.: Физматлит. 2004. 128 с.

Горобец Борис. Круг Ландау. М.: Летний сад. 2006. 656 с.. (1-е изд.).

Горобец Б.С. Круг. Ландау. Жизнь гения. М.: изд-во ЛКИ (УРСС). 2008. 368 с.

Десять заповедей Ландау. Телефильм. Цикл «Очевидное невероятное». Телеведущий С.П. Капица. 2007.

Естествен, как сама природа: об академике Михаиле Александровиче Леонтовиче / Сост. В.Д. Шафранов, В.И. Коган, Л.К. Кузнецова. М.: Наука, РНЦ КИ. 2005. 368 с.

Капица П.Л. Письма о науке. 1930-1980. Сост. П.Е. Рубинин. М.: Московский рабочий, 1989. 400 с.

Лев Ландау: год в тюрьме // Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С. 134 –157.

Петр Леонидович Капица. Воспоминания. Письма. Документы. – М.: Наука.. 1994. 543 с.

Ранюк Юрий. «Дело УФТИ». Исторический комментарий к книге Александра Вайсберга «Обвиняемый». – Электронный ресурс http://www.sunround.com/club/22/ufti.htm

Фейнберг Е.Л. Эпоха и личность. Физики. Очерки и воспоминания. 2.е изд. - М.: ФИЗМАТЛИТ. 2003. 416 с. Халатников И.М. Дау, Кентавр и другие. Top non-secret. М.: Физматлит. 2007. 192 с.

 

Примечание

[1] В.С. Абакумов там не мог присутствовать. В это время он был одним из множества младших офицеров НКВД, а не помощником Берии. Вместе с Кобуловым, как уже упоминалось выше, был заместитель Берии по наркомату Меркулов. Возможно, это просто оговорка С.П. Капицы. Но исторический телефильм – вещь в принципе ответственная. Ошибки в нем, конечно, могут быть, как и в каждом произведении. Но оговорки, относящиеся к фамилиям исторических лиц, должны быть исключены при редактировании. Ведь текст вошел в запись фильма, был наверняка просмотрен самим автором фильма, т.е. С.П. Капицей. Тем самым снижается уровень доверия и к остальным сведениям, сообщаемым рассказчиком.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 7




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer2/Gorobec1.php - to PDF file

Комментарии:

Aschkusa
- at 2012-03-25 00:30:57 EDT
Интересная статья о жуткой советской действительности 30-х годов, о большой дружбе двух великих учёных и подвиге академика Капица
Константин
Бат-Ям, Израиль - at 2012-03-07 06:51:42 EDT
В середине 90-х в "Вопросах философии" были опубликованы протоколы допросов Ландау. Там он признаётся в антисоветсткой и антигосударственной деятельности. Только это и могло быть основанием обвинений.
Моисей Борода
- at 2012-03-01 19:30:39 EDT
Замечательная публикация. Существующие версии проверяются на их (не)опровергаемость.

Версия автора представляется весьма убедительной - и, во всяком случае, самой вероятной версией происшедшего, учитывая реальность листовки, о которой говорится, ранг собеседников Капицы и контроль за "делом Ландау" со стороны Сталина.

Выплыви в разговоре тема листовки или будь она предъявлена Капице, шанс освободить Ландау был бы близок к нулю, если не вообще нуль: человека, покусившегося в царстве абсолютной власти на эту власть или на её абсолютность, не мог бы спасти никто, ни Берия, ни даже Сталин (если бы он и захотел). Правила игры в таких обществах ненарушаемы ни для кого - и в особенности, для ареопага.

Поздравления автору и пожелание его работам успеха у читателей.

Редактор
- at 2012-02-29 21:26:23 EDT
Я получил отзыв от проф. Бориса Кушнера, который привожу с его любезного согласия:
"Дорогой Евгений, поздравление с публикацией замечательной статьи моего тезки Горобца. Выполненная им реконструкция сцены в НКВД выглядит более, чем убедительной. Предыдущая версия (во всех ее вариациях) несостоятельна, как Горобец показал. Объяснение поведения Капицы, от которого исходила эта версия, также вполне достоверно. Думаю, статья – значительное слово в истории науки и в общей истории того времени. На нее будут ссылаться историки – цитируя Ваш журнал. Спасибо!
PS. Замечательный номер получился! Поздравления".

М. Аврутин
- at 2012-02-29 17:00:34 EDT
Нам предложена безупречно построенная версия.
Теперь, что касается Берии. Сталину, чтобы свалить все преступления на Ежова, требовалось заменить его человеком совершенно другого интеллектуального уровня. И, конечно, Берия был противоположностью безграмотному убогому карлику-садисту Ежову. Ещё добавлю, как здесь принято говорить, свои пять копеек (не свои, конечно, а взятые из книги Б.Е.Чертока "Ракеты и люди").
Автор этого эссе-расследования пишет: "С другой стороны, Л.П. Берия остается почти неизвестен широкой общественности своими позитивными делами...", и далее следует их перечень. Так вот я хочу его дополнить.
Незадолго до своей смерти С.П.Королев рассказал Чертоку, как в период гонений на евреев ему позвонил Устинов и предупредил, что исчерпал свои возможности по защите Чертока. Он рекомендовал Королеву отправить Чертока в дальнюю и длительную командировку, может быть, это его спасет. Вскоре после этого звонка Устинова позвонил Королеву другой человек и сказал: " Пусть твой Борис спокойно работает...". А ещё Королев сказал, что никогда не откроет Чертоку имя звонившего ему человека, и Черток делает вид, что эта тайна так и осталась не раскрытой.
Единственным человеком, который мог поручиться, что больше с Чертоком ничего не произойдет, был Берия, ну, ещё мог быть сам Сталин. Но, конечно, Сталин не стал бы опускаться до этого. Не мог Королев раскрыть Чертоку имя звонившего человека, поскольку в середине 60-х годов на любое упоминание Берия было наложено табу.
Берия был ко всему прочему ещё и прагматиком, и понимал то, что не в состоянии был понять Ежов, который с таким энтузиазмом вместе с Ворошиловым уничтожал руководство Красной армии (и не только). А в отличие от Ягоды, Берия намеревался в своей "империи" ГУЛАГ использовать зеков не только землекопами и лесорубами, но и в качестве научных работников самой высокой квалификации, инженеров и пр. Вспомним, что через бериевские "шарашки" прошли и Туполев, и сам Королев, И Глушко, и Тимофеев-Ресовский и множество других, включая также сексота, русского националиста и антисемита Солженицына, который, конечно, к категории перечисленных выше специалистов относиться не мог.

Татьяна Разумовская
Иерусалим, - at 2012-02-29 13:29:13 EDT
1)Мне кажется неубедительной и некорректной попытка профантазировать разговор Капицы с генералами НКВД. Конечно, часть иформации утрачена, но подобные домыслы не вызывают доверия.

2)Мне странно, что физик и многолетний коллега Ландау Моисей Корец назван "странным другом". Они были друзьями до этой истории, освобожденный Ландау писал письма в защиту М. Кореца ( которые не помогли. Моисей Корец оттрубил в лагерях и ссылке полный срок, и навсегда был отстранен от большой науки, в которой был замечательно талантлив. Они остались друзьями с Ландау до конца жизни.

3) Хвалы в адрес Берии, одного из главных людоедов того времени и места, читать странно и дико. Всё равно, что петь дифирамбы Сталину, пощадившему Пастернака.

Sava
- at 2012-02-28 19:57:42 EDT
Все, что касается событий по освобождению Ландау мудрым и смелым П.Л Капица,воспринимается убедительно аргументированным.
А петь дифирамбы кровавому палачу, единомышленнику и сатрапу Сталина- не уместным. Деспотам, как и некоторым обычным,
личностям, свойственны определенные дарования и таланты. Известно, что и " Отец( и палач)всех народов" был гением( злым).
Далеко не дураками были и Гитлер и успешный в делах государственных ближайший его соратник Геринг. Так что, и там и тут тендем сопоставимый.
Все восторги автора по поводу заслуг "Героя соц. труда" Л.П. Берия трудно признать морально оправданными, несмотря на его деятельное участие в освобождении великого физика.Он и его шеф, Сталин, были политическими прагматиками, готовыми в некоторых случаях, во имя гос. интересов, проявить снисходительность и временную терпимость к не угодным им персонам.
Истинная заслуга в этом процессе принадлежит одному П.Л. Капица.Он действовал во имя спасения личности, гения и науки, мужественно преодолевая сопротивление власти.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//