Номер 2(27) - февраль 2012
Лариса Миллер

Лариса Миллер «Стихи гуськом»

Книга VI: декабрь 2011 г. – январь 2012 г.

 

 

«Стихи гуськом. Книга V (октябрь-ноябрь 2011 г.)»

«Стихи гуськом. Книга IV (август-сентябрь 2011 г.)»

«Стихи гуськом. Книга III (июнь-июль 2011 г.)»

«Стихи гуськом. Книга II (апрель-май 2011 г.)»

«Стихи гуськом. Книга I (февраль-март 2011 г.)»

 

 

 

 

 

 

 

31 января 2012 г.

* * *

Мир – не кроссворд, не пазл, не шарада.

Он без затей, чему я очень рада.

И у него от нас секретов нет.

И, что ни день, он проливает свет.

Он проливает свет на то, на это,

Темня про то, откуда столько света.

2012

***

Старушка ходит не спеша.

Бог весть в чём держится душа.

Вот постояла у кормушки

И, положив кусочек сушки

В кормушку, дальше побрела.

Коль спросишь как её дела

Она ответит: “Понемногу.

Живу, гуляю слава Богу”

Её жильё – казённый дом.

Чем бедный человек ведом?

Чем жив он – престарелый, хворый?

Готовится ли к смерти скорой

Или не думает о ней?

Среди рябиновых огней

Старушка ходит, напевая,

Как мало кто из нас живая.

2006

 

30 января 2012 г.

 

Друзья, сегодня, 30 января, ровно год, как я начала вести блог «Стихи гуськом» в ЖЖ и в блогах "Семи искусств". И, как ни странно, именно в этот день произошел сбой: я сумела разместить стихи только вечером. Поэтому сегодняшнее поздравление Эмиля Сокольского оказалось датированным 29 января. Я благодарна Эмилю и всем, кто читает мой блог.

Лариса Миллер

30 января 2012 г.

* * *

Я конформист. И я согласна

Терпеть, что то темно, то ясно,

То ясно, то опять темно.

Мне даже кажется: умно,

Умно устроено всё это –

То стужа зимняя, то лето,

То лето, то опять зима.

Но почему ж она сама –

Природа-мать - не захотела

И с нами так поставить дело:

Чтоб то мы есть, то нету нас,

То снова есть и звёздный час

У нас, то вновь сплошные нети,

То мы опять живём на свете?

2012

* * *

Хоть всё погаси, что-то вспыхнет, ей-богу.

И лист золотой упадёт на дорогу,

И что-то вдали будет брезжить и мреть,

Заставит идти и не даст умереть.

Хоть всё погаси, будет тьма выносима,

Поскольку живая душа негасима.

2006

29 января 2012 г.

* * *

Сказала слово «жизнь», не зная как ещё

Назвать, определить, что происходит с нами.

Ведь если назову всё это явью, снами,

Скажу совсем не то и допущу просчёт.

 

А в слове «жизнь» есть «и», связующее две

Согласных «ж» и «з», жужжащих, точно пули.

Пока они жужжат, позолотим пилюлю

Хотя бы тем, что всласть походим по траве.

 

Поскольку есть просвет, пространство в виде «и»,

То можно всё решить или на всё решиться:

Достичь любых высот, любых высот лишиться,

Влюбиться, разлюбить. О жизнь, дела твои…

2012

* * *

"La vie", - поет Эдит Пиаф,

"La vie, La vie", лови мгновенье...

И этот голос вечно прав,

И не грозит ему забвенье.

"La vie", - поет она, где "La"

Артикль, а само-то слово

Настолько коротко - земля

Не слышала короче зова.

"La vie", - поет она, на крик

Срывается, на крик гортанный.

Лови, лови же этот миг,

Нам для чего-то кем-то данный.

Да хоть и данный, что с того?

Нам только снится обладанье,

Лови, лови, лови - кого? -

- Наикратчайший миг свиданья.

"La vie", - как веткой по лицу,

А, может быть, по венам бритвой...

И жизнь опять идет к концу

И завершается молитвой.

1998

28 января 2012 г.

* * *

1.

Я до времени не снизошла –

До приманок его и ловушек,

До его смертоносных игрушек.

Я сюда на минутку зашла.

И нашла, что прекрасней всего

В этом времени то, что нетленно

И незыблемо, и неизменно,

И легко проживёт без него.

2.

Как из времени временным нам

Выйти прочь, обретая свободу,

Коль оно не даёт нам проходу,

Навязав себя яви и снам?

2012

* * *

Безымянные дни. Безымянные годы.

Безымянная твердь. Безымянные воды.

Бесконечно иду и холмом, и долиной

По единой земле, по земле неделимой,

Где ни дат, ни эпох, ни черты, ни границы,

Лишь дыханье на вдох и на выдох дробится.

1976

27 января 2012 г.

* * *

А темнота – перед зарёй,

А немота – перед стихами.

Перед какими чудесами

Разлука с грешною землёй?

Когда и кто мне нашептал:

«Уход с земли – ещё не вечер,

Разлука с нею – перед встречей,

Которой даже и не ждал»?

2012

***

Постойте, я ещё не нагляделась,

Не вдумалась ещё, не поняла

Как вышло так, что жизнь куда-то делась,

Которая была мне так мила.

 

Постойте, я ещё совсем подросток.

Смотрите, тычусь до сих пор в азы.

Глаза мои болят от снежных блёсток

И от небесной чистой бирюзы.

2010

26 января 2012 г.

* * *

Не откажу себе ни в чём:

Открою дверь своим ключом,

Войду туда, где ждут и ждали.

О как меня избаловали!

В какой я роскоши живу!

День начинаю, как главу

Поэмы той, что в полной власти

Моей назвать: «Ещё о счастье».

2012

* * *

Желаю пуха и пера

На кромке пенного залива.

Желаю, чтоб неторопливо

Над морем гасли вечера.

Желаю белого крыла,

Его стремительного взмаха,

И чтоб душа, не зная страха,

Покой и веру обрела.

 

Желаю паруса вдали,

Желаю лодки отдаленной,

Желаю, чтоб неутоленный

Просил у моря: “Утоли”.

 

И чтобы, выбившись из сил,

Под ветра шум и в птичьем гаме

Он пересохшими губами

Холодный воздух жадно пил.

1983

25 января 2012 г.

* * *

Но я найду, ей-богу, я найду –

Ни в этом, значит, в будущем году –

Другой финал, другой аккорд финальный,

По-новому звучащий, не банальный,

Найду какой-то новый поворот,

Не характерный для земных широт,

Где слишком грустный опыт нами нажит.

Авось, меня Всевышний не накажет,

Что я подобным делом занялась

И даже поправлять Его взялась.

2012

* * *

Перемещённое лицо

С небес на землю

Земля взяла в своё кольцо,

И небу внемля,

Земле подвластно – всем её

Толчкам и сдвигам,

Идёт земное бытиё

Под этим игом.

А наверху, а наверху

В краю небесном

Про тварь земную –ху из ху-

Давно известно.

Про всех отдельною строкой

Есть запись в деле:

Кто проживает и с какой

Душою в теле,

И чьи мажорны голоса,

А кто в миноре,

И чья душа на небеса

Вернётся вскоре.

1999

24 января 2012 г.

* * *

Не то в избытке всё дано,

Не то довольствоваться малым

Могу. К примеру, снегом талым,

Зарёй, что глянула в окно.

 

Ну а сегодня я одну

Строку закончила и рада.

Не то мне правда мало надо,

Не то я в роскоши тону.

2012

* * *

На хлеб и воду, хлеб и воду,

Коль хочешь обрести свободу.

Всё остальное отстрани.

Иной не выдумать брони.

 

Нет на судьбу иной управы.

И все дары её лукавы.

Отринь же их. И день-деньской

Дыши свободой и тоской.

1981

23 января 2012 г.

* * *

Важнее, чем любые сведенья,

Возможность пребывать в неведенье

Счастливом и совсем не знать

Какой бывает жуткой врединой

Та, что Судьбой привыкли звать.

 

Важней не ведать об опасности,

Чем понимать и суть и частности,

И подоплёку. А финал

Сам Бог велел замять для ясности,

Которой он и сам не знал.

2012

* * *

О, научи меня, Восток,

Жить, созерцая лепесток.

Спаси в тиши своей восточной

От беспощадной ставки очной

С минувшим, с будущим, с судьбой,

С другими и с самим собой.

Разброс и хаос. Смех и слёзы.

И не найду удобной позы,

Чтоб с лёгким сердцем замереть,

И никогда не ведать впредь

Ни жарких слов, ни мелких стычек,

Лишь наблюдать паренье птичек

В углу белейшего холста,

Где остальная часть пуста.

1979

22 января 2012 г.

* * *

И я одна из тех, кто был в коросте

И в язвах, и кому ломали кости,

Терзали душу. Я была из тех,

Кто полагал, что он несчастней всех,

Кто вопрошал: «О, Господи, за что же?

И для чего? И как мне жить без кожи?».

Господь мне не ответил. Я сама

Всё поняла и не сошла с ума.

Я поняла: всё это надо, надо,

Чтоб знать, где рай, а где подобье ада,

Чтоб осознать, что жизнь без адских мук

И пыточных орудий – росный луг,

Немыслимое счастье и награда.

2012

* * *

С землёй играют небеса

И дразнят, и грозят обвалом,

Грозят в пожаре небывалом

Спалить жилища и леса.

А в тусклый день - они опять

Покровом серым и смиренным

Висят над этим миром бренным,

И слёз небесных не унять.

1999

21 января 2012 г.

* * *

Сыну Илюше

А праздник и правда всё время со мной.

Он ходит со мной по дорожке земной,

Слегка, точно воздух, меня задевая.

Он ездит со мной в дребезжащем трамвае,

Мы ту же страницу читаем вдвоём,

Мы наши любимые песни поём,

Стихи сочиняем. А в дикой толкучке,

Как дети, мы держимся крепко за ручки.

2012

* * *

Закон не писан ветру и ручью.

Они его выдумывают сами.

Наверное, совместно с небесами

Лазурными. Я тоже так хочу:

Творить судьбу, дав слово небесам,

Прислушиваясь к птичьим голосам.

 2012

20 января 2012 г.

* * *

Я так преступно молода –

Не усыхаю, не линяю.

Зачем же без конца склоняю

Слова: мгновенье, дни, года?

 

А, может быть, тем самым их

Я усмиряю, приручаю.

И год, что нынче я встречаю,

Покорно лёг у ног моих.

2012

* * *

Всё скоро кончится – увы или ура…

Вот-вот услышу я: “Пора, мой друг, пора”,

Пора, пора, а я ещё не поняла

Мила мне жизнь моя земная - не мила,

А я ещё не научилась бытовать,

Вставать и падать, и, упав, опять вставать,

Я всё ещё на этом свете новичок,

И до сих пор я обживаю тот клочок

Земли, где жёлтая лежит поверх травы

Листва осенняя. Увы, мой друг, увы…

1999

19 января 2012 г.

* * *

В людском потоке – маленькая точка.

Не тронь, стихия, старшего сыночка

И младшего сыночка пощади.

Ведь даже если их прижму к груди,

То не спасу. Ах, не накрой лавиной

Того, седого. Это мой любимый.

Пусть мои дети и любимый мой,

Уйдя из дома, вновь придут домой.

2012

* * *

Чтоб здесь подольше задержаться,

Нужны какие-то зацепки.

Как солнышко начнёт снижаться,

Шалашиком поставим щепки,

И, коль погода не сырая,

Соорудим костёр вечерний –

Предполагаемого рая

Небесного Эдем дочерний.

Пусть между нами целый вечер

Танцует искорка живая,

С теплом и светом наши встречи

Хоть ненадолго продлевая.

2012

18 января 2012 г.

* * *

Да-да, конечно: время мчится шустро,

Но до сих пор загадочная люстра

В театре давнем гаснет не спеша,

И замирает детская душа.

 

Да-да, конечно: зыбкость, скоротечность.

Но занавес ползёт по сцене вечность,

И я со сцены не спускаю глаз

Горящих. Я в театре в первый раз.

 

Героя звать Снежок. Он – негритёнок.

А янки негров мучают с пелёнок.

Бинокля я не выпущу из рук.

Идёт счастливой памяти настройка.

Ах, жизнь, ты ненадёжная постройка:

То пропадает видимость, то звук.

2012

* * *

Что наша жизнь? Рассказ без точек.

Он дышит – горестный комочек.

Он шебаршит. Он жить горазд.

Он поживёт ещё, Бог даст.

Бог даст ему и то, и это,

И всё, что надо для сюжета.

2002

17 января 2012 г.

* * *

Ты говоришь сама с собой

Иль обращаешься к кому-то?

С тобой обходятся здесь круто

Иль ты обласкана судьбой?

Стихи, что вечно на-гора

Ты выдаёшь – есть выжить средство

Иль с незапамятного детства

Твоя любимая игра?

…Звезда погасла и зажглась,

Зима опять сменилась летом,

Мороз – жарой, и ночь – рассветом,

А я с ответом не нашлась.

2012

* * *

Хочу побыть наедине

С печалью – очень старым другом.

Печаль всегда к моим услугам.

Лишь позову – спешит ко мне.

 

Мы с ней молчим, мы с ней поём,

Нам с ней вдвоём совсем не скушно,

Она сидит со мной послушно

Когда угодно – ночью, днём.

2009

16 января 2012 г.

* * *

Воюю с сердцем, с головой,

С рукою левой, ножкой правой,

Лечусь химической отравой,

Лечусь целительной травой,

Ем не поздней часов пяти.

И что я здесь нашла такого,

Что нет желанья никакого

Без боя сдаться и уйти?

2012

* * *

Сама не знаю как я справилась.

И мне ведь от судьбы досталось.

Но всё равно мне здесь понравилось,

И я бы даже здесь осталась.

Жила бы, карандаш мусолила,

Стишки себе же на потребу

Кропала, и глаза мозолила

Родному старенькому небу.

2011

15 января 2012 г.

* * *

Я говорю с пространством, с небом, с Богом,

А отвечают мне последним слогом.

Я вопрошаю: «Ждёт меня беда?»,

А мне в ответ – раскатистое «Да».

«Какие годы лучшие на свете?», -

Я спрашиваю. Отвечают: «Эти».

2012

* * *

Творил Он без черновика,

А прямо сразу на века.

Без чертежа и без наброска –

Земля, небесная полоска –

Без плана и без чертежа –

Небесный свод, полёт стрижа….

И всё цвело, и всё лучилось…

А что, о Боже, получилось!

Глядишь – и Твой печален лик.

Ей-богу, нужен черновик.

Уж лучше черновик вначале,

Чем после пребывать в печали.

Уж лучше планчик набросать,

Чем после замысел спасать,

В тоске искать пути спасенья

Все дни, включая воскресенье.

2001

14 января 2012 г.

* * *

А я уже раз двести там была,

Куда меня любовь моя вела

И память. Ведь они проводниками

В краю потерь работают веками,

В краю утрат и в области потерь.

И потому могу нащупать дверь,

В которую резона нет стучаться.

И потому легко могу встречаться

С тем, кто ушёл и больше не придёт -

Подскажет память и любовь найдёт,

И превратит утраты и убытки

В фонд золотой, в серебряные слитки.

2012

* * *

О память – роскошь и мученье,

Мое исполни порученье:

Внезапный соверши набег

Туда, где прошлогодний снег

Еще идет; туда, где мама

Еще жива; где я упрямо

Не верю, что она умрет,

Где у ворот больничных лед

Еще лежит; где до капели,

До горя целых две недели.

1983

13 января 2012 г.

* * *

А хочешь, возьму – отовсюду сбегу.

Побудем хоть сколько-то в узком кругу:

Я, вечер и ты, тишина дорогая.

К тебе я стремлюсь, отовсюду сбегая.

У нас для свидания уйма причин

И тем, о которых с тобой помолчим.

2012

* * *

И при впаденьи тьмы в рассвет,

Ночи в зарю, и при впаденьи

Туманных снов в дневное бденье,

Где испарился всякий след,

И где ни срока, ни числа

Для умирания и роста,

И ни на чём ещё короста

Подробностей не наросла,

Там сумерки и тишина,

Там спящих вздрагивают веки,

Там явь, помимо “некто, некий”

Приметы всякой лишена.

1980

12 января 2012 г.

* * *

А сук самый серенький – он не затем, чтобы вешаться,

А только затем, чтоб взглянуть на него и утешиться.

Утешиться тем, что и старый такой и кривой,

Он служит приютом для капли любой дождевой.

И птицы используют сук как посадочно-взлётную

Площадку, а кто-то из них как линеечку нотную,

Когда, несмотря на почти беспросветную хмарь,

Поют и щебечут, попав в европейский январь.

И дереву сук этот старый не служит обузою.

А мне, залетевшей случайно сюда, служит музою.

Январь 2012 г., Дюссельдорф

* * *

I

Каждый шаг с трудом даётся

А тропа моя всё вьётся,

Убегает от крыльца,

Будто нету ей конца,

Будто нету мне предела,

И душа, покинув тело,

Станет каплей дождевой

Иль былинкой полевой,

Или звонкой песней вешней

Снова в край вернётся здешний.

II

Я хочу ходить по струнке.

Как покорный шар из лунки

В лунку новую лететь,

Не ступая через силу,

Не вникая в то, что было

Или в то, что будет впредь.

Всё смешалось – дни и ночи

И шагать уж нету мочи,

Что ни шаг, то тяжкий труд.

А дорога длится, длится

Извивается и птицы

Заливаются поют.

1973

11 января 2012 г.

* * *

Но пока я на свете живу,

Мне до детства легко дотянуться.

Дотянуться до детства легко –

Это ж просто назад оглянуться

И вернуться к той давней поре,

Где веселье мне спать не давало,

Заставляло вставать на заре:

Ведь рожденье моё наставало,

Превратив все углы, закуты

В тайники. Сделав всё тайниками,

Где хранится всё то, чего мне

Ещё рано касаться руками.

Не хрустальный ли там башмачок,

Сундучок, золотое яичко?

Вот откуда, наверно, мой «чок»

И потребность моя, и привычка

Верить в то, что вся жизнь – чудеса,

Новизна, за три моря хожденье,

И что любят меня небеса,

Как в день ангела или рожденья.

2012

* * *

А мне бабуля мажет жиром щёки,

Чтоб не замёрзли. Я иду гулять.

Мир детства моего такой далёкий.

Мороз и солнце. Мне, наверно, пять.

Мороз и солнце. Новенькие санки

Перевернулись. Велика беда.

Всё с тех времён – и чаянья и ранки,

И крылышки прорезались тогда.

2010

10 января 2012 г.

* * *

Пока спала я, дата поменялась.

Пока по лабиринтам сна слонялась,

День новый свежим ветром занесло

(спросонья не пойму его число).

Пришёл и шарит по шкафам и полкам

В моём жилище, не сказав мне толком

Зачем. Но я прекрасно поняла,

Что жизнь ему без тайны не мила,

Что он в душе надеется на чудо,

И я должна, обязана, покуда

Он здесь, его уверить, что не зря

Мы встретились в начале января,

Что я вот тоже – вёдро ли ненастье –

Жить не могу без предвкушенья счастья.

Он – от меня, а я вот – от него

Жду чуда. Только чуда одного.

2012

* * *

На столе алеют розы,

За забором блеют козы,

За окном вздыхает сад…

Ни вперёд и ни назад –

Никуда спешить не надо

Из пленительного сада,

Из медлительного дня,

Что пустил пожить меня.

1999

9 января 2012 г.

* * *

- Да брось, не к спеху, не горит.

- Как – не горит?! Почти сгорело.

Вот-вот душа покинет тело

И в эмпиреи воспарит.

- Ах, так? Ну, значит, только тем

И стоит, наконец, заняться,

Что размышлять, мечтать, слоняться,

Забыв о времени совсем.

2012

* * *

Все жили где-то и когда-то…

И что такое – имя, дата

Перед упрямым nevermore,

Где время мается само,

Летя, подобно Агасферу,

Сквозь все миры из эры в эру,

Круша барьеры и посты,

Сжигая за собой мосты,

Те, на которых все клянутся

Любить и помнить, и вернуться.

1995

8 января 2012 г.

* * *

- Ну что, успокоилось всё? Улеглось?

- А разве здесь что-то способно улечься?

Уж если и можно здесь чем-то увлечься,

То тем, что погасшее снова зажглось,

То тем, что затихшее вновь вопиёт,

То тем, что покорное вновь взбунтовалось,

То тем, что ничто здесь легко не давалось.

Поэтому плачет душа и поёт.

2011

* * *

Ну и как он в переводе

На земной и человечий?

Получилось что-то вроде

Бесконечно длинной речи.

Хоть бессмыслица сверкает

Тут и там, и сям порою,

Но процесс нас увлекает,

Все мы заняты игрою:

Переводим, переводим

С языка оригинала,

Где-то возле смысла бродим,

Есть сюжет, а толку мало.

И пером не очень нежным

Божий замысел тревожим,

Окончанием падежным

Их скрепляя, строки множим.

Но в хорошую погоду

Свет такой ОТТУДА льётся,

Что земному переводу,

Ну никак не поддаётся.

2001

7 января 2012 г.

* * *

И висело бельё, полощась на ветру.

И висело бельё, колыхаясь от ветра.

О какое печальное сладкое ретро!

Как из памяти эту картинку сотру?

Синька, бак для белья и доска, и крахмал,

У бабули в руках бельевые прищепки,

И белы облака удивительной лепки,

И ребёнок, стоящий поблизости, мал.

И ребёнок тот – я. И белей облаков

Простыня, и рубашка – небесного цвета.

И всему, что полощется, - многие лета,

Цепкой памяти детской, щадящих веков.

Январь 2012

* * *

Вот жили-были ты да я...

Да будет меньше капли росной,

Да будет тоньше папиросной

Бумаги летопись моя!

Открытая чужим глазам,

Да поведет без проволочки

С азов к последней самой точке!

Да будет сладко по азам

Блуждать, читая нараспев:

“Вот жили-были в оны лета...”

Да оборвется притча эта,

Глазам наскучить не успев.

1981

6 января 2012 г.

* * *

Немотствующих нет: и тишина,

И старая щербатая стена,

И лестница скрипучая: «Послушай!», -

Мне говорят и изливают душу.

И даже пустота не лишена

Души и вопиет: «Кому повем?».

И вторит эхо ей. Так кто же нем?

И я, и я спешу наговориться

С мгновеньем, что готово раствориться,

Едва коснувшись наболевших тем.

2011

* * *

И лишь в последний день творенья

Возникло в рифму говоренье,

Когда Господь на дело рук

Своих взглянул, и в нем запело

Вдруг что-то, будто бы задело

Струну в душе, запело вдруг,

Затрепетало и зажглось,

И все слова, что жили розно, –

"О Господи", – взмолились слезно, –

"О сделай так, чтоб все сошлось,

Слилось, сплелось". И с той поры

Трепещет рифма, точно пламя,

Рожденное двумя словами

В разгар Божественной игры.

1997

5 января 2012 г.

* * *

Как школьница всё буковки пишу,

Хотя и не настолько аккуратно.

Стих допишу и поспешу обратно

К строке начальной. Как себя лишу

Такого счастья, этих сладких мук

И случая в земной неразберихе

Родить стишок приветливый и тихий,

Готовый улыбнуться всем вокруг.

2011

* * *

Должно быть, под угрозой пытки,

Когда висела жизнь на нитке,

Я выставила напоказ

Все, что чужих боится глаз.

Должно быть, клали соль на ранку,

Чтоб вывернулась наизнанку,

Не утаила ничего:

Ни сна, ни вздоха своего.

Ни сна, ни помысла, ни муки.

Должно быть, мне ломали руки,

Твердя с зари и до зари:

“Ведь хуже будет, говори”.

И говорю, и задыхаюсь,

На каждом слове спотыкаюсь,

И слышу, выбившись из сил;

“Бедняга. Кто ее просил?”

1981

4 января 2012 г.

* * *

Прошитый снежными стежками

Мир мерить лёгкими шажками:

Топ-топ, хруст-хруст топ-топ, хруст-хруст,

И чтоб слетало с Божьих уст

Словцо, что невесомей пуха,

И моего касалось уха.

1 января 2012 г.

* * *

Время пишет бегущей строкой,

Пишет тем, что найдет под рукой

Второпях, с одержимостью редкой —

Карандашным огрызком и веткой,

И крылом над текучей рекой.

Пишет густо и всё на ходу,

С нормативным письмом не в ладу.

И поди разбери его руку —

То ли это про смертную муку,

То ль о радостях в райском саду.

1993

3 января 2012 г.

***

Всё позади: усталость, старость, смерть.

И, значит, время всё начать сначала.

Ведь я же ни секунды не скучала,

Пока творилась эта круговерть.

Зачем же мне всё это покидать?

Ей-богу, никакого нет резону

Менять родную обжитую зону

На непонятных высей благодать.

2011

***

Что же это? Боже, Боже.

Каждый день одно и то же:

Сверху твердь и снизу твердь,

Неизбежные, как смерть.

Смертный тут живёт-канючит,

Жизнь его чему-то учит

И, сердясь по пустякам,

Бьёт линейкой по рукам.

Но разумно ли сердиться?

Раз уж выпало родиться,

В том проёме день за днём

Как умеем, так живём.

А умеем-то не шибко:

Тут помарка, там ошибка;

Но почти что вышел срок,

И кончается урок.

2002

2 января 2012 г.

* * *

Любовь, когда уходит, не уходит.

Уйдя от нас, она к другим приходит,

По-прежнему безумна и нова

И шепчет те же самые слова.

И время, убегая, остаётся,

Хотя поймать его не удаётся.

И сотню тысяч раз сходя на нет,

Не покидают нас ни тьма, ни свет.

И, вспыхивая, небо заревое

Нас снова задевает за живое.

И только мы, уж ежели уйдём,

Пути назад уж точно не найдём.

Коль жизнь добьёт и время доконает,

Уйдём совсем. А впрочем, кто нас знает?

2011

* * *

Как ручные, садятся на грудь

Листья дуба и клена.

Что такое наш жизненный путь,

Бесконечно продленный? –

Миллионы концов и начал

В непрерывной цепочке, –

От листа, что сегодня опал,

И до завтрашней почки.

Это цепь бесконечных утрат,

Бесконечных находок,

Это вечно восход и закат

С обещаньем восхода.

Это вечно то сушь, то дожди,

То пустыни, то реки,

Это вечное вслед – “подожди”

Уходящим навеки.

1971

1 января 2012 г.

* * *

Нет времени? Да что вы говорите?!

А у меня вот времени полно.

И прибывает, кажется, оно.

Могу вам одолжить его. Берите.

 

А, впрочем, что такое – одолжить?

Я лучше расскажу как с ним дружить,

Чтобы оно в объятья к нам летело

И расставаться с нами не хотело,

И не давало нас со света сжить.

31 декабря 2011 г.

* * *

А родилась я в прошлый понедельник -

Гораздо позже, чем вот этот ельник,

В котором я сегодня нахожусь,

Которому я в дочери гожусь,

Который и синицу и ворону

Мне показал. И снежную корону.

И, познавая этот белый свет,

Я бормочу: «Чего тут только нет!».

31 декабря 2011 г.

31 декабря 2011 г.

* * *

Валентину Непомнящему

В земном-небесном понимаю толк:

Каков на ощупь трав весенних шёлк

Я знаю хорошо. И шёлк небесный

Я чувствую - немнущийся, чудесный.

И меж земным-небесным находясь,

Я связи не теряла отродясь

С тем и с другим, хоть часто и не шёлком

Они бывали и смотрели волком.

31 декабря 2011 г.

* * *

Придумали себе рубеж.

А хорошо б остаться меж

Минувшим годом и грядущим

И жить во времени текущем,

Где этот свет и этот мрак

Не обозначены никак,

Где нет ни имени, ни даты.

И если крикнут мне: “Куда ты?”

Скажу: “Спешу я к той заре,

Которой нет в календаре”.

2006

30 декабря 2011 г.

* * *

Я помню приёмник с зелёным зрачком.

Была я тогда на земле новичком.

Приёмник был старый, громоздкий, любимый,

И кто-то в нём жил не вполне уловимый,

Который то песни задорные пел,

То грозно басил, то нещадно хрипел.

Но даже трещащий, хрипящий над ухом

Приёмник казался мне ласковым духом,

Чей вечером поздним горящий зрачок

Меня не давал ухватить за бочок.

А нынче всё за сердце больно хватает,

И доброго духа мне так не хватает.

2011

* * *

Тихонько дни перетасую

И тот найду, когда в косую

Линейку чистую тетрадь

Так сладко было открывать,

Когда, макнув перо в чернила,

Писала: “Мама Лушу мыла” –

Все буквы в домике косом.

А за окошком невесом

Кружился лист. Смотри и слушай:

Вот мать склоняется над Лушей,

Трет губкой маленькую дочь,

А ветер лист уносит прочь.

1981

29 декабря 2011 г.

* * *

А интересней то, что между «да» и «нет»:

Не просто мрак, а мрак, переходящий в свет.

Не просто свет, а свет, сойти на нет готовый,

Не чистый лист, а лист, что бредит строчкой новой.

И сами «да» и «нет» - фантом, туман, мираж,

И «да» звучит, как «нет», войдя в крутой вираж.

2011

* * *

Мне говорят и говорят,

А я, не вслушиваясь, вторю,

А я иду дорогой той,

Которая уводит к морю.

Оно качается вдали —

Я упаду в него с разбегу,

Всё то, что было до сих пор,

Земное всё, оставив брегу.

Тропа петляет без конца,

И я то в гору, то под гору —

То нету синей полосы,

То вновь она открылась взору.

1970

28 декабря 2011 г.

* * *

Сквозь все года пройти в сопровожденье

Не ангела, так высей голубых.

Не голубых - так пасмурных, любых,

И чтобы каждый день, как день рожденья.

Рожденья света, снега, ветерка,

Чего-то, что без имени пока.

2011

* * *

Под небесами так страшно слоняться,

Надо хоть как-то от них заслоняться –

От безразмерных, бездонных, пустых,

В млечных разводах и тучах густых.

Чтоб не болеть одиночеством острым

Надо прикрыться хоть чем-нибудь пёстрым,

Плотным, тугим, ощутимым на вес,

Но ярко залитым светом небес.

2001

27 декабря 2011 г.

* * *

А главное, чтоб мы любили

Родных и близких, чтоб ловили

Их каждый взгляд и каждый вздох.

Не смена всяческих эпох

Важна, а то, как руку гладим

Родную, как с родными ладим.

2009

* * *

Моя любовь, моё проклятье,

Судьба моя, в твои объятья

Лечу. В неверные твои.

Таи всё тайное, таи,

Ветрами раздувай мне платье,

Июньским ливнем напои.

И на отчаянное «где ты?»

Не отвечай. Лучом согреты

Дороги, по каким лечу…

Не ты ль склоняешься к плечу

И шепчешь: «Вот промчится лето,

А осенью озолочу».

1982

26 декабря 2011 г.

* * *

О Господи, кого Ты больше любишь -

Счастливых или тех, кто всё грустит?

Кого скорей Ты молча приголубишь?

Кого скорей Твой ангел навестит?

 

Мы все сюда, как кур, попали во щи.

Здесь столько недоступного уму.

А, значит, быть несчастным много проще,

Чем быть счастливым вопреки всему.

 

А ежели счастливым быть трудней,

Тебе он, Боже, разве не родней?

2011

* * *

А что в записке? Что в записке?

О жизни в ней, о страшном риске

На свете жить и умереть,

Чтоб не бывать на свете впредь.

А кто писал?

Любой и каждый,

Кто на земле бывал однажды,

Кто жил однажды на земле.

А где записка?

Там, в золе.

2001

25 декабря 2011 г.

* * *

«Душа обязана трудиться

И день и ночь, и день и ночь»

Николай Заболоцкий

 

Душа обязана трудиться.

Пусть и за жалкие гроши.

И нам не следует стыдиться

Бессонной нищенки - души.

 

Душа ведь нищенка. Но кто же,

Кто платит птице на току

И ливню, чья струя похожа

На серебристую строку?

 

Душа не ведает досуга

И не уходит на покой.

О, Господи, Тебя, как друга,

Прошу - оставь её такой.

2011

* * *

А лес в шелку зелёном

И в искрах золотистых…

Умрёшь неутолённым

В один из дней лучистых.

Умрёшь влюблённым в осень,

В её этап начальный,

В поскрипыванье сосен,

В осенний пир печальный.

Пируй же, нищий духом,

И можно ли поститься,

Когда над самым ухом

Поют и дождь, и птица.

А ты, не насыщаясь,

(И этот дар чудесен)

Как будто бы прощаясь,

Всё просишь песен, песен…

1989

24 декабря 2011 г.

* * *

Тогда героем был Фанфан-Тюльпан.

А я была его большой фанаткой.

А жизнь была волнующей и сладкой,

И был манящим старенький экран.

О как любил красавицу герой!

Как фехтовал и как звенели шпаги!

Как побеждал всего лишь в полушаге

От гибели! Стоял апрель сырой,

Когда я шла, не видя ничего,

Забыв о том, как сильно косолаплю,

И опасаясь расплескать хоть каплю

Немыслимого счастья своего.

2011

* * *

Я вас люблю, подробности, конкретные детали.

Ведь вы меня с младенчества, с рождения питали.

Я вас люблю подробности, земные атрибуты.

Без вас не мыслю ни минуты.

Люблю тебя, шершавая и нежная фактура,

Земная ткань звучащая – моя клавиатура.

Лишь находясь пожизненно с тобой в контакте тесном,

Могу любить возвышенно и думать о небесном.

1987

23 декабря 2011 г.

* * *

Завидую сама себе -

Тому, что есть. Тому, что было.

Тому как солнце в очи било

И булькала вода в трубе

Апрельская. И нынче нет

Конца вещам нерукотворным:

Сбит с ветки снег крылом проворным,

И силу набирает свет,

Который, надо полагать,

Необорим, неисчерпаем.

И зря мы на судьбу клепаем.

Ей надо только помогать.

Так помогать своей судьбе,

Чтоб нас любовь не оставляла

И нас бы, грешных, заставляла

Завидовать самим себе.

2011

* * *

На излёте зимы, на излёте

Века бедствий и века любви

Всё тяну на излюбленной ноте

Ту же песню. И всё ж улови,

Улови, улови перемену:

Песня та же, но в голосе – дрожь...

Впрочем, петь - значит биться об стену,

Ту, которую не прошибёшь.

Разметает, - пою, - разметает

Вешний ветер, и всё разорит...

Но сегодня чуть раньше светает –

Семь пятнадцать, а небо горит.

1999

22 декабря 2011 г.

* * *

Ну что я знаю кроме бытия?

Земное бытие - вот всё, что знаю.

По стойке смирно встанет травка к маю,

А нынче снег нежней, чем кисея.

И вижу я сквозь эту кисею,

Которая колышется, трепещет,

Волшебные немыслимые вещи:

Дома, прохожих - то есть явь сию.

2011

* * *

Это – область чудес

И счастливой догадки…

Капля светлых небес

Разлита по тетрадке.

 

Область полутонов

И волшебной ошибки,

Где и яви и снов

Очертания зыбки.

 

Область мер и весов,

Побеждающих хаос.

Это мир голосов

И таинственных пауз.

 

Здесь целебна среда

И живительны вести,

И приходят сюда

Только с ангелом вместе.

1990

21 декабря 2011 г.

* * *

Зайди ко мне. Я у себя.

Я из себя не выходила.

Я костерок соорудила

Внутри себя, огонь любя.

Зайди ко мне на огонёк.

Поговорим о миге данном,

А главное - о Несказанном.

И то, и это - мой конёк.

2011

* * *

Адресую туда-то такому-то —

То ли черту из тихого омута,

То ли ангелу с тихих небес, —

Но кому-то, чей призрачен вес

В этом мире. И медлю с отправкою,

Занимаюсь последнею правкою

Странной весточки, взгляд уперев

В синеву меж высоких дерев.

1981

20 декабря 2011 г.

* * *

Да будет легким слог!

Да будет ветерок

Играть строкой и словом

О вечном и суровом!

Легко, легко, легко

О том, что далеко,

Легко о том, что близко.

Скажи: мгновенье риска,

Как искра на ветру,

И вспыхнут поутру

Костры по всем дорогам...

Скажи легчайшим слогом.

1981

19 декабря 2011 г.

* * *

Ты говоришь: «Ни зги не видно.

Сплошная тьма»? Ну как не стыдно!

Ты просто не туда глядел.

Твой ангел о тебе радел.

Ну извинись. Ему обидно.

 

Ты что, не видишь как бело

Его простёртое крыло?

Затем и темнота даётся,

Чтоб видеть свет, который льётся,

Когда ещё не рассвело.

2011

* * *

Взгляни на все сквозь пальцы, сквозь

Снежок, летящий на авось,

Сквозь белоснежную пыльцу,

Что прикасается к лицу.

 

Сквозь эту солнечную пыль

Таинственна любая быль,

Все переменчиво и всё

Воздушно, как в стихах Басё.

1994

18 декабря 2011 г.

* * *

«Я хочу, хочу отрадного.

И буду писать только отрадное»

Валентин Серов

 

Одно отрадное писать,

Писать отрадное упрямо.

Пусть светятся и холст и рама.

Как можно мир в беде бросать?

Бросать в отчаянье, в беде,

Давая волю черной краске?

А как же радужные пляски

В воздушной солнечной среде?
Как можно им не доверять -

Безудержным и безоглядным?

И кисть, чтоб сделать мир нарядным,

Спешит в лазурь, в кармин нырять.

2011

* * *

Цветы на окнах и в руках,

В садах. Цветы в огромных дозах…

Да он зациклился на розах,

На лютиках и васильках.

 

Сирень, акация, сирень...

И как ему не надоело?

Мешает краски то и дело

И пишет каждый Божий день

 

То золотистый лепесток,

То одуванчик, ставший пухом,

Художник знает не по слухам,

Что мир безумен и жесток.

 

Но краска чистая густа...

И снова, точно заклинанье,

Цветы, цветы, окно с геранью

И свод небесный в полхолста.

1984

17 декабря 2011 г.

* * *

1.

Сказать какие я люблю слова?

Те, что не только говорят, но слышат

Как ветер шторы на окне колышет

И как трещит ночами голова,

Когда я жгу фонарик и не сплю

В своём дому, наполненном словами,

Которые хотят расслышать сами

Как дышит ночь. Я их не тороплю.

 

2.

Сказать какие я люблю слова?

Те, что прозрачны, как в росе трава.

Когда перо к бумаге я несу,

Всегда боюсь со слова сбить росу.

2011

* * *

Господи, подай словечко

Онемевшему подай!

Что шепнул Ты - Богу свечка?

Что сказал Ты - к Богу в рай?

Или это мне помстилось,

И молчат Твои уста,

Просто тень слегка сместилась

На странице, что пуста?

1999

16 декабря 2011 г.

* * *

Так долго ничего не получалось,

И прямо перед носом всё кончалось,

Ничто мне не давалось с кондачка:

То не было в кармане пятачка,

Чтобы проехать на метро, то двушки,

Чтоб позвонить из города подружке,

И дни мои зияли, как дыра,

Пока не догадалась: всё – мура.

Не надо мне ни пятачка, ни двушки,

Не надо мне звонить моей подружке,

Не надо мне вещицы ни одной

Из тех, что разошлись передо мной,

Не надо мне в очередях душиться,

Боясь чего-то ценного лишиться.

Мне требуется в общем-то одно:

Лишь то, что свыше может быть дано.

2011

* * *

Года друг друга неустанно

Сменяют – «anno, anno, anno».

А им во след: «Куда, куда,

Куда», - летит. «О да, о да,

О да», - насмешливое эхо

Твердит. А нам и не до смеха,

Когда летит всему во след

«О да», сходящее на нет.

1995

15 декабря 2011 г.

* * *

О как люблю я прошлогодний снег,

Забытый всеми, никому не нужный,

Тот, что летал когда-то стайкой дружной

И прекратил давным-давно свой бег.

Он нужен мне, как мой умерший друг,

Снесённый дом и прошлая влюблённость.

Ну что поделать? У меня есть склонность

Спасать всё то, что выпало из рук:

Былому снегу подставлять ладонь,

В снесённом доме зажигать огонь.

2011

* * *

На чём всё держится? На честном,

На честном слове, на небесном

Луче небесном, ни на чём,

На том, что можно звать лучом,

Иль вздохом, или чувством меры,

Иль странным свойством атмосферы

Нас почему-то не лишать

Возможности любить, дышать...

1997

14 декабря 2011 г.

* * *

Не верь тому, что навязали.

«Жизнь тяжела», - тебе сказали.

Не верь, пожалуйста, не верь.

Кто знает, что она за зверь?

Кто знает, что она такое?

Тот говорит – в ней нет покоя,

Тот говорит, что счастья нет,

Тот норовит вернуть билет,

Тот о бессмертии хлопочет,

А жизнь идёт себе, как хочет, -

То непригодна, то годна,

Причём у каждого одна.

2011

* * *

Туда. За той цветущей веткой,

За тем лучом, за серой сеткой

Того дождя, за той листвой

Неповторимый праздник мой.

Там благодать. И в том далёко

Прозрачна даже подоплёка,

Там ни оглядки, ни оков,

Ни страха, ни обиняков.

Туда. Но вдруг услышу: “Хватит.

Какой ты ищешь благодати?

И лист шершавый под рукой

Есть благодать. Не жди другой”.

1976

13 декабря 2011 г.

* * *

Ну как побыть с собой наедине,

Когда во мне и голоса и лица,

Которые успели испариться,

Нестойкие, как тени на стене?

Ну как остаться в тишине, когда

Шумят во мне все прошлые года?

2011

* * *

А за последнею строкой —

Размах, раздолье и покой

Страницы. За последним шагом —

Просторы с речкой и оврагом.

И за прощальным взмахом рук —

Рассвет, и разноцветный луг,

И ливень. За предсмертным стоном

Весь мир, звучащий чистым тоном.

1979

12 декабря 2011 г.

* * *

Воробей

 

Не такой уж он серенький, если чирикает,

Если круглогодично на скрипке пиликает,

Если нас уверяет в промозглые дни,

Что и он здесь живёт и что мы – не одни:

Рядом с нами, которых так темень замучила,

Есть и он, кому петь и скакать не наскучило.

2011

* * *

Что вижу, о том и пою.

А что ещё делать в раю?

Вот вижу большую ворону,

Что важно идёт по перрону.

 

И нет здесь особых красот.

Льёт дождик с небесных высот,

И льёт он всё пуще и пуще

На здешние райские кущи.

2003

11 декабря 2011 г.

* * *

Я одна в своём роде. И всяк в своём роде

Один. Одинаковых нету в природе.

И берёза под окнами тоже одна,

Хоть весьма на соседку похожа она.

Все мы здесь существуем в одном экземпляре.

Даже если скитаемся с кем-нибудь в паре,

Всё равно мы не парные. Мой дорогой,

Мой любимый – он тоже с планеты другой.

И кого ни возьми – экземпляр раритетный.

Все мы дети в огромной семье многодетной,

Где любой – так уж странно природа творит –

По особому дышит, иначе парит.

2011

* * *

Казалось бы, все мечено,

Опознано, открыто,

Сто раз лучом просвечено,

Сто раз дождем промыто.

И все же капля вешняя,

И луч, и лист случайный,

Как племена нездешние,

Владеют речью тайной.

И друг, всем сердцем преданный,

Давнишний и привычный, —

Планеты неизведанной

Жилец иноязычный.

1975

10 декабря 2011 г.

* * *

Люблю картинку черно-белую.

Её цветной сама я сделаю.

Сама оттенки подберу,

Чтоб посмотреть на их игру,

На их взаимоотношения.

Жизнь не имеет завершения,

Всё переменчиво, всё так

Непостоянно. Свет и мрак,

Наверно, тем и замечательны,

Что, как мираж, не окончательны.

И, краску прежнюю гася,

Цвет новый знает, что не вся

В нём суть. Зелёный он иль алый,

Но есть какой-то небывалый,

Невиданный. Я не прощу

Себе, коль случай упущу

Его найти. Хоть я готова

Его при этом краской новой

Затмить. Ведь всё не навсегда.

И Тот, кто нас послал сюда,

Тем самым подарил нам счастье

Сотворчества и соучастья.

2011

* * *

Кто та, с малиновою грудкой

Летающая в хмари жуткой,

Кто та, кто та,

Кого Господь рукою чуткой

Во все цвета

Раскрасил в пятый день творенья,

Кого на пенье и паренье

Благословил,

Даря цветное оперенье

И лёгкость крыл?

Но как ни звать тебя, персона

Необычайного фасона, –

На "ДЭ", на "ЭМ" –

Пока летаешь, наша зона –

Почти Эдем.

1996

9 декабря 2011 г.

* * *

Чашка чая с зёрнышком лимона…

Безопасно только время оно,

Где уже ничто нам не грозит,

Где уж точно нас не просквозит

Старыми чужими сквозняками.

Занимаюсь давними веками

И читаю о чужой стране,

Чтоб побыть хоть сколько-то в броне.

Сидя вечерком за чашкой чая

И о злободневном не скучая,

Книжные страницы ворошу

И в свой век вернуться не спешу.

Но герои отшумевшей были

Взяли и броню мою пробили,

И спросили, протыкая грудь:

«Удалось от боли отдохнуть?».

2011

* * *

Пишу воспоминания. Тружусь

Над допотопной памятною сценкой

И чувствую себя невозвращенкой

Из прошлого, в котором нахожусь.

 

С тенями, окружившими меня,

Беззвучно говорю и улыбаюсь,

И слёзы лью. И напрочь не врубаюсь

В шальные речи нынешнего дня.

1994

8 декабря 2011 г.

* * *

Надо в школах ввести очень важный предмет –

Тот, которому равного, думаю, нет:

Надо радости с раннего детства учить.

Надо эту науку в программу включить.

Надо залежи счастья учиться искать.

Надо знать как суметь его не расплескать,

Чтобы в возрасте позднем, почти на краю

Сохранить нерасплёсканной радость свою.

2011

* * *

Такая тоска и такое веселье

Испить до конца это дивное зелье.

Такое веселье, такая тоска,

Что жизнь и любовь не прочней волоска.

И тянется линия волосяная,

И ветер осенний над ухом стеная,

Слезу вышибает. И кружит у ног

Опавшие листья. И листья – манок,

И песни осенней щемящая нота –

Всего лишь тенёта. Манок и тенёта.

И это скрещенье ветвей и путей –

Привычный узор драгоценных сетей.

1982

7 декабря 2011 г.

* * *

Сутин

 

Да что ж тебя всё так пугает –

Тропа, что в горы убегает,

И куст, который в землю врос?

Твои полотна – это SOS.

Твои портреты, натюрморты,

Пейзажи – на разрыв аорты,

Безумствуют, кровоточат.

Да и цветы твои кричат.

У них срывающийся голос.

Твой воспалённый гладиолус

Кричит, что он – не сон, не бред –

Земной реальности портрет.

2011

* * *

Девочка с высоким лбом

В чём-то сером, голубом

На картине старой очень.

Кто сказал, что мир не прочен,

Если смотрит до сих пор

Девочка на нас в упор

Взглядом светлым, безмятежным

В платье льющемся и нежном,

Приглашая: «Не спеши.

Поживи со мной в тиши.

Отдохни со мною рядом

Под моим недвижным взглядом».

2007

6 декабря 2011 г.

* * *

Когда Создатель мир творил,

Он отодвинулся немного,

Чтоб уместились дом, дорога

И дерево, и пара крыл.

 

Чуть-чуть Создатель отступил,

Чтоб для всего нашлось местечко.

Но показалось человечку –

Ему Он место уступил,

Ему Он передал бразды

И мир от донца до звезды.

2011

* * *

Пена дней, житейский мусор,

Хлам и пена всех времен.

Но какой-нибудь продюсер

Будет ими так пленен,

 

Что обычную рутину

С ежедневной маетой

Переплавит он в картину,

Фонд пополнив золотой.

 

Будут там такие сцены

И такой волшебный сдвиг,

Что прокатчик вздует цены,

Как на громкий боевик.

 

...Сотворил Господь однажды

Нет, не мир, а лишь сырец,

Чтоб, томим духовной жаждой,

Мир творил земной творец.

1993

5 декабря 2011 г.

* * *

Есть полный смысл жить, мои вы дорогие.

Ведь каждый Божий день здесь небеса другие.

И нынешний рассвет – он нам едва знаком,

Распахнуто окно весёлым сквозняком,

Который, ничего не зная о вчерашнем,

Дарует новый шанс и мне и всем домашним.

2011

* * *

Пела горлица лесная.

Над костром струился дым.

Сладко жить, цены не зная

Дням просторным, золотым;

 

Жить, как должное приемля,

Что ласкают небеса

Невесомой дланью землю,

Горы, долы и леса.

 

Сладко жить... И все же слаще,

Будь ты молод или стар,

Каждый луч и лист летящий

Принимать как редкий дар.

1975

4 декабря 2011 г.

* * *

На дни скоротечные вечность делить –

Ведь это как небо на части пилить,

Ведь это как воздух прозрачный кромсать.

Давайте слиянность и цельность спасать.

Давайте все даты на свете сотрём

И, может, тогда мы совсем не умрем.

2011

* * *

Иссякло время, и со временем ушло

Всё то, что ранило и мучило, и жгло,

Иссякло время, значит некуда спешить

И наконец-то можно жить себе и жить,

Читать нечитанное, петь или гадать

О чём – неведомо… Какая благодать!

Я почитала бы, да строк не видит глаз,

Ведь время кончилось и значит свет погас.

1999

3 декабря 2011 г.

* * *

А по улице нашей троллейбус ходил.

Он вздыхал тяжело на любой остановке.

Он был очень медлительный, очень неловкий,

И его добрый дядя в шинели водил.

Меня мама сажала всегда у окна,

Я морозный узор ноготком ковыряла

И в кружок мной надышанный тихо ныряла,

И глядела как жизнь за окошком текла,

И глядела, подвижные сценки любя,

Как летали снежинки, толпа поспешала.

 

И сейчас, как на лёд, на года подышала

И увидела маму, троллейбус, себя.

2011

* * *

Эти поиски ключей

В кошельке, в кармане, в сумке,

В искрометности речей

И на дне искристой рюмки,

В жаркий полдень у реки

И на пенной кромке моря,

И в пожатии руки,

И в сердечном разговоре,

И когда не спишь ночей,

Вдохновенно лист марая...

Эти поиски ключей

От потерянного рая.

1992

2 декабря 2011 г.

* * *

Ну не надо конец ноября за конец своих дней принимать

И не надо печальный вопрос о конце бытия поднимать.

Ну какой там конец бытия, если позднеосенняя мгла

Мне великое множество слов для стихов отыскать помогла,

Драгоценных единственных слов про осмысленность дней и тщету,

Слов, которые я не смогла отыскать на слепящем свету.

2011

* * *

О, Господи, опять спешу и обольщаюсь

В короткий зимний день никак не умещаюсь,

И забегаю в те грядущие мгновенья,

Где ни души пока, ни ветра дуновенья,

Ни звука, ни звезды, ни утра полыханья,

Но где уже тепло от моего дыханья.

1988

1 декабря 2011 г.

* * *

Ютясь на маленьком отрезке

Пространства, времени, пути,

Проснуться около пяти

И, поглядев на занавески,

Увидеть: их меняя цвет,

В них робкий прячется рассвет.

«Входи, - зову его, - с рожденьем!»,

А он мне: «С ранним пробужденьем!».

2011

* * *

Что кроме странствия, что кроме

Скитания? В уютном доме

Живем, во времени, в стране,

Но годы мчатся и оне

(Люблю архаику) уносят

Тебя, меня, а там и бросят,

Оставят неизвестно где

В покое вечном, как в беде...

Но может статься, может статься,

Нам предстоит и ТАМ скитаться,

И ТАМ покоя не дано, –

Но лишь скитание одно.

1996


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 119




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer2/Miller1.php - to PDF file

Комментарии:

Борис Суслович
Холон, Израиль - at 2012-03-02 17:21:08 EDT
Совсем непросто читать с экрана лирический дневник, в котором соседствуют стихи, разделённые десятилетиями.
Стихи-молитвы, стихи-заклинания, стихи-видения, стихи-признания в любви. Стихи, которые до последней запятой "отлежались
на столе" - и совсем новые, ещё несущие жар черновика. Стихи Ларисы Миллер.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//