Номер 9(34) - сентябрь 2012
Максим Кантор

Максим КанторПравила хорошего тона

Фашистский лётчик в образе шамана

 

Толстова (по-моему) была пьяная? Культурный обозреватель сошла с ума? Главред – ненормальный? Это вредительство? Как их в газету пустили? Круговая порука обманщиков есть правовое государство… Бойс был забавник, но особого послания у Бойса не было – он говорил загадочно, как юродивый, – и отечественные юноши, рисующие пенис на мосту и лающие в голом виде, идут по его стопам. Трудно плавать вне воды, выбирать без альтернативной идеи, изображать помимо изображения – эта трудность преодолевается шаманским способом.

 

 

«Смешные жеманницы» – есть такая комедия Мольера.

В пьесе изображены барышни, желающие прослыть светскими дамами, они говорят принятые глупости, повторяют нелепости, что в моде. Чтобы посмеяться, к ним подсылают лакея Маскариля, переодетого вельможей – лакей несёт белиберду, а дамы млеют от восторга: им кажется, перед ними эталон вкуса.

Так, лакей прочёл стишок.

Маскариль:

Ого, какого дал я маху –

Я в очи вам смотрел без страха,

Но сердце мне тайком пленили ваши взоры –

Ах, воры, воры, воры, воры...

Като:

Верх изящества!

Маскариль:

Все мои произведения отличаются непринужденностью, я отнюдь не педант!

Мадлон:

Вы далеки от педантизма, как небо от земли.

Маскариль:

Обратили вы внимание, как начинается первая строка?

Ого! В высшей степени оригинально.

Ого! Словно бы человек вдруг спохватился: ого! Возглас удивления: ого!

Мадлон:

Я нахожу, что это «Ого!» чудесно.

Маскариль:

А ведь, казалось бы, пустяк!

Като:

Что вы говорите! Таким находкам нет цены!

Мадлон:

Я бы предпочла быть автором одного такого «Ого!», чем целой эпической поэмы!

…И так далее – перечитайте – это очень смешная сцена.

Или почитайте газету «Коммерсант», культурный обозреватель А. Толстова:

«Чтобы понять, какой гениальный Бойс художник в старом смысле этого слова, то есть рисовальщик, создатель пластических ценностей, надо отыскать среди сотен рисунков, офортов и акватинт одну, с лежащим оленем. Грация и уверенность линии, полунамёками обрисовавшей фигуру зверя, прямо как у Аннибале Карраччи (ну, или как у Валентина Серова, раз уж так важен русский контекст)».

Речь идёт об аляповатом школьном наброске – линия дряблая, рисунок беспомощный, всё это вообще не стоит никакого внимания. Бойс не умел рисовать вообще, никак. Сотни рисунков – это сотни почеркушек: вжик-вжик по бумаге. Рисунков у Бойса вообще нет – есть неряшливые наброски.

Профессия искусствоведа в частности заключается в том, чтобы сопоставлять и сравнивать. Профессионалы тратят года, чтобы доказать влияние Антонелло де Мессина на Альбрехта Дюрера, сопоставить раннего Петрова-Водкина и де Кирико, сравнить линию Модильяни и Пикассо. Судить же по одному наброску не взялся бы никто – даже если это набросок Леонардо. Но назвать дрянную почеркушку – гениальной линией достойной самого основателя аккуратнейшей Болонской Академии – это профессионализм небывалый. Критик – знаток с дипломом! – пишет, а газета печатает: «Создатель пластических ценностей! гениальный рисовальщик! линия как у Аннибале Карраччи!»

Барышня была пьяная? Культурный обозреватель сошла с ума? Главред – рехнулся? Это вредительство? Как их в газету пустили?

Нет, всё гораздо проще – журналисту нужно что-то сказать про «Ого!» – а сказать смешной жеманнице нечего. Но надо – это же принято хвалить. Вот и пишет бедняжка: «Я бы предпочла быть автором одного такого «Ого!» нежели эпической поэмы. Грация и уверенность линии прямо как у Аннибале Карраччи».

Тьфу.

Аннибале Карраччи (1560-1609). Юпитер и Антиопа, 1592.

И сколько же такой белиберды написано. Все стесняются сказать простые вещи – неловко получается. Проще врать. Но простые вещи, однако, существуют, их даже свободная пресса не в силах отменить.

Есть простая закономерность: если мозги устроены так, что хочется честных выборов при отсутствии кандидата на выборы – то эти же мозги полагают, что умение рисовать в изобразительном искусстве не обязательно. Казалось бы, для того, чтобы плавать («честно плавать») нужно налить в бассейн воду. Для того чтобы выбирать («честно выбирать») нужно иметь альтернативного кандидата с программой. Для того чтобы создавать произведение изобразительного искусства («честно создавать») нужно изображать.

Трудно плавать вне воды, выбирать без альтернативной идеи, изображать помимо изображения – но эта трудность преодолевается шаманским способом. Если долго раскачивать лодку – всё само устроится.

Йозеф Бойс был солдатом нацистской Германии, летал над Россией, служил Вермахту, потом сделался авангардным художником – рисовать не умел, составлял разные предметы вместе, это называется инсталляция. Он был эпатажный человек, всё время что-то делал смешное; отечественные юноши, рисующие пенис на мосту и лающие в голом виде – идут по его стопам. Студенты в Дюссельдорфе его обожали – и сейчас любят цитировать пророческие слова: лучшее, что вы можете сделать, это взять топор и разрубить холст. Эту фразу, благоговея перед мудростью мастера, мне сказал в Дюссельдорфе юноша с оранжевыми волосами. Он тоже что-то свободолюбивое делал – писал или какал, не помню точно.

Бойс был забавник: то лежал в снегу Чикаго, изображая мёртвого гангстера, то соединял разные трубки и гонял по ним мёд и сало. Как и про всех такого рода забавников – про него распустили слух, что вообще-то он рисовать умеет, это он нарочно не рисует. Так точно говорили и про Кабакова, и про Ворхола. Никто из них, конечно, рисовать не умел – Кабаков рисует на уровне «Весёлых картинок», где долгие годы был иллюстратором, а Бойс рисовал на уровне ученика второго класса. В Дюссельдорфе плохо преподавали рисунок – а таланта пластического у парня не было. Но Бойсу это умение было не нужно. Он хотел иного: ему хотелось самовыражаться (есть такое малопонятное слово), являть миру сокрушительную волю.

В те, шестидесятые, годы – с конвенциональными знаниями и умениями сводили счёты – это всё казалось тоталитарным и казарменным. Абстракция взяла верх над реализмом, появились десятки авторов, демонстрирующих жест – Фонтана рвал холсты, Дюшан выставлял писсуар, Бойс ползал по полу, выделывал разнообразные антраша, и всё это – как выразился один из артритиков – «чтобы продемонстрировать ответственность перед людьми и любовь».

Тот же обозреватель «Коммерсанта» мягко сравнивает Бойса с Иисусом Христом. Сравнение обязывающее.

Надо сказать, что в отличие от Иисуса, у Бойса особого послания (как говорят: «мессиджа») не было – Христос говорил довольно ясно, но Бойс изъяснялся загадочно, предпочитал говорить знаками и жестами. Впрочем, святость может являть себя в лике юродивого – и нынче принято считать, что те, кто скачут в голом виде, какают в музеях и кривляются во Храмах – они вроде как святые в некоем ином, несакральном смысле – они передают нам энергию свободы.

Бойс и впрямь вёл речь юродивого: мёд, сало, демократия, масло, дискурс. Если послушает такую речь неподготовленный ортодокс – подумает про Бойса: идиот. А люди подготовленные уважительно скажут: пророк. Правда, что именно он пророчествует – неведомо. Но ведь это и не важно. Важно раскачивать лодку бытия. Бойса называют возвышенно и загадочно: шаман.

Бойс очень нравится мещанам: им вообще нравятся загадочные слова «демократия», «инсталляция», «деривативы», «дискурс» – мещанам кажется, что там, за этими высоколобыми терминами сокрыто умное – а значит, и хорошее. Это прежде мещанам нравилась герань и слоники, теперь мещане – продвинутые потребители: вместо слоников им подавай инсталляции, вместо герани – Жижека и дискурс. Втюхивать мещанам демократию и инсталляции – работа лёгкая: надо рассказать, что авторитеты продукт ценят (в музее висит, богач купил, Черчилль похвалил, в лучших странах это носят) – и мещанин придёт в неистовство…

Никогда мещанин не додумается до такой простой вещи, что никто бы не стал ему объяснять (и никто не объясняет) величие Сикстинской Капеллы – как никто не объясняет ему преимуществ любви к ближнему. Эти вещи самоочевидны – оттого как бы и не считаются за норму. А вот то, что инсталляция есть искусство, а круговая порука обманщиков есть правовое государство – вот это мещанину втолковывает тысяча авторитетных специалистов.

Бойс занимался тем, что интриговал мещан, пугал бедных горожан тем, что существует некая над-человеческая энергия (элементы, стихии) бытия. Это, вообще-то, абсолютно фашистская мысль – мысль древняя и агрессивная. В этой мысли ничего свободолюбивого нет. Вот вы, люди, – говорит эта мысль, – вы просто живёте, а параллельно вашему существованию есть стихийные силы, гуляющие по миру. И в подтверждение этих значительных слов Бойс показывал мещанам предметы, наделённые магической силой: мёртвого зайца, сало, воск, мёд. Вот и всё. И больше ничего он не сказал. Остальное придумали – про ответственность, выбор, любовь. Христа.

Это всё вранье. Он был певцом стихийных сил – ну, как Люфтваффе, например. Это очень бедная мысль. Если попросить зрителя передать, какая именно мысль, какой образ Бойса его поразил, попросить пересказать это – то, что его привлекло – то пересказа не получится. Там внутри – пусто, ничего нет. Как в писсуаре Дюшана, как в Чёрном квадрате.

Но вот что есть – это преклонение перед стихиями – камнями, воском, жиром, чем-то неведомым и сильным. Это язычество, это шаманство и – не надо себя дурить – это совсем не имеет ничего общего ни с христианством, ни с гуманизмом.

Но мещанину данная мысль представляется просто грандиозной: стихии! образа нет! уууу! как страшно! И то, что Бойс присовокуплял к этому набору слов громоподобные заклинания «демократия» и «свобода» – делало эффект сокрушительным.

Надо сказать, что обманщиков в мире много – не одни только банкиры. Спустя сто лет все более или менее разобрались в том, что Распутин был шарлатан. Надо надеяться, что с течением времени всё подобное политическое шаманство будет разоблачено. А вот сколько времени должно пройти, чтобы фашистский лётчик, рассказывающий публике, что образ умер, и настало время стихий – сколько времени надо, чтобы люди поняли, что на сцене перед ними обыкновенный Распутин – вот это науке неизвестно.

Людей вообще манит всякая гадость. Мальчики хотят попасть в дурную компанию и ругаться матом как большие; девочки едут к плейбоям на дачу, не заботясь о последствиях; а доверчивые мещане слушают рассказы о стихиях Бойса и о том, что образ умер – а потом идут и требуют честных выборов.

И если мещане будут себя хорошо вести, к ним в бассейн нальют воду. Интересно, каково это: раскачивать лодку в бассейне с водой – до сих пор мы раскачивали всухую.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 299




Convert this page - http://7iskusstv.com/2012/Nomer9/MKantor1.php - to PDF file

Комментарии:

Андрей
Тольятти, Россия - at 2012-10-02 12:12:05 EDT
на вернисажах и в университетских аудиториях
представляя собой некий сбой
никогда не снимал шляпу-шляпу
это был знак
возможно проявлял невидимое
в том числе неявную лысину
или художнику
нравилось трогать ворс
это был Бойс

…жук-носорог
полз по поверхности дерева
металла
пробовал плотность масла
рыхлость картона
собственный вес

…а когда-то
здесь в безжалостном небе Крыма
выбросился из горящего «мессера»
это был бой!
в лысой татарской степи
парашют волочил по стерне
полубессознательного юного Бойса
пачкающего солому коричневой кровью
(как любил он после пачкать бумагу)
... синие скулы и щёлки — улыбка
«не бойся» по-русски
и еще по-татарски вроде «бай-бай»
бай-бай Бойс...
в забытье окунулся как в масло
наверно оно и спасло
(помните акции неукротимого —
желтыми комьями жира
метил уголы уносил на подошвах —
месил жизнь
Бойс! это был бой! бой!)

…а тогда философ-маслобойка
ощутил впервые дуновение
меж редеющими волосами
скинул пилотку «люфтваффе»
нахлобучил свою вечную шляпу-шляпу
на уши-локаторы
и поклялся быть вечным татарином
кем и был достойный герр профессор
все свои последующие годы
под германскими вязами
(Г.Сапгир,1992)

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2012-10-02 05:49:30 EDT
ОК!
Спасибо.
М.Ф,

Соплеменник
- at 2012-10-02 04:09:02 EDT
"...Пока живут на свете дураки,
Обманом жить нам, стало быть, с руки

Какое небо голубое
Мы не сторонники разбоя,
На дурака не нужен нож
Ему с три короба нарвешь
И делай с ним что хошь..."

Борис Э.Альтшулер - Юлию Герцману
Берлин, - at 2012-10-02 02:44:42 EDT
Юлий Герцман
- Mon, 01 Oct 2012 22:36:05(CET)

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - Mon, 01 Oct 2012 22:08:26(CET)
================
Среди нефигуративных художников есть и замечательные: Ротко, например, вариации красного цвета у которого просто завораживают. Поллок, по моему, превосходный художник. О Кандинском я уж и не говорю. К Кабакову я большого пиетета не испытываю, но среди инсталляторов есть громадные личности вроде Боба Раушенберга. Этот спор не имеет решения по определению...
ёёёёёёёёёёёёёёёё

Тут трудно с тобой не согласиться, иначе станем ломиться в открытую дверь. Все, однако, вышеперечисленные - труженники: они трудились и создавали что-то новое в своих ателье. Даже ругаемая в эссе Дюссельдорфская Академия великолепна: оттуда, например, вышёл гениальный Иммендорф и некоторые другие современные большие художники. Вот и Уорхолл со своей "Мастерской" был совершенно не однозначен.
За любым сегодня известным именем художника стоят обычно специалисты по маркетингу. Кстати, за наследием Уорхолла, которое было одно время стало линять, тоже.
Всё началось с "Чёрного квадрата" Малевича,а уж потом вся посредственность поспешно вспрыгнула на подножку трамвая к славе, писая-какая и обливаясь кровью забитых свиней. Кстати, Мюль с сотоварищи фильмами и эпатажем создали маркетинг своих хэппенингов и дали возможность заработка многим знакомым.
Современный безобидный флэшмоб вышел тоже из этой сцены, но зато какими зигзагами надо было к нему идти.

Фаина Петрова
- at 2012-10-01 23:29:38 EDT
Замечательное эссе. Спасибо.
Я много раз на эту тему говорила с ныне, к сожалению, уже покойным Львом Кропивницким, одним из известных авангардистов второй волны. Он рассказывал, что, находясь в советском лагере где-то в конце 40-x - начале 50-х годов (до досрочного освобождения в 53 году), начал неожиданно для себя писать в совершенно другой манере (к этому времени он уже не был на общих работах, пристроился придурком в медсанчасти, писал пртреты начальников и их близких, так что у него была и возможность создавать и что-то другое). Когда он вышел на свободу и через какое-то время получил возможность узнать, что происходит в художественном мире, то обнаружил, что работал в том же русле, что и американские абстракционисты. Он не мог, естественно, испытывать никакого постороннего влияния и уж тем более не мог оказывать ни на кого в Америке никакого влияния. Как такое происходит? Как будто действительно все спускается с неба: и словo, и звук, и художественная манера.
На мой взгляд, хорошая абстрактная вещь даже в каком-то смысле честней фигуративной: нельзя спрятаться за сюжет. Ho так как критерии очень размыты, то, конечно, находится достаточно много проходимцев, которым лестно свой бред выдавать за откровения.

Игорь Ю.
- at 2012-10-01 22:20:11 EDT
Здорово. Зло. Замечательно.
Для Вас наверняка введут no fly zone над музеями (очень) современного искусства.

Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2012-10-01 22:08:26 EDT
Интересное искусствоведческое эссе Максима Кантора.
Разумеется, критика автора, типа „Абстракция взяла верх над реализмом, появились десятки авторов, демонстрирующих жест – Фонтана рвал холсты, Дюшан выставлял писсуар, Бойс ползал по полу, выделывал разнообразные антраша...“ вполне к месту.
Одним из плеяды таких критиков как Кантор был выдающийся израильский писатель, искусствовед по образованию, Эфраим Кишон, который нередко высмеивал "модерн" в своих рассказах и ТВ-интервью. Это несмотря на то, что его жена была владелицей галереи модерного искусства.
Добавлю сюда от себя ещё и скандального австрийского художника Отто Мюля (Otto Mühl, родился 16 июня 1925 года в Grodnau, Австрия). Когда я оказался на Западе, его имя гремело, фильмы с его "акциями" не покидали культурных программ телевидения немецкоязычного пространства. В июне 1968 года Мюль, Брус и Освальд Винер организовали в аудитории 1 Венского университета акцию "Искусство и революция". Революцией была Pissaktion Muehl с тремя голыми мужиками, состязавшимися в мочеиспускании. Полученная длина струй фиксировалась и записывалась на доске. В детстве мы это часто делали во дворе, без университетов. В 1969 году в акции с Германом Нич забивали свиней и выливали кровь, мочу и кал животных на обнаженную женщину. Всё это происходило под исполнение рождественских песен через громкоговорители. Ну чем не германская рефлексия Холокоста! Долой классику - это вам не Альбрехт Дюрер. В 1991 г. Мюль был присуждён к семи годам заключения в тюрьме по обвинению в педофилии и упореблении наркотиков. Осталась документация акций, желающие могут полюбоваться на это дело в Интернете.
Одно из произведений героя эссе, Бойса, - бесформенная масса воска в угду зала музея - было по ошибке вечером собрано уборщицей в ведро и выброшено в мусорник. Скандал по этому поводу в медиа удивительным образом способствовал ещё более сильному маркетингу и выстроению имиджа этого революционера.
Справедливости ради - похожую пустоту contemporary art я иногда видел и в американских музеях MOMA в Н-Й, Лос-Энжедесе или в Сан-Франциско.

Соня Тучинская
- at 2012-10-01 21:55:21 EDT
Напоминает "Черный квадрат" - блистательный фельетон Татьяны Толстой.
Но намного глубже и лучше написано. Я прочла и испугалась. В предыдущем комментарии неизвестно отчего-то вставила этот манерный "дискурс"вместо "спора". Спасибо, Владимир. Наслаждение читать. А еще Ваши мысли очень перекликаются с набоковскими из "Пошлость и пошляки".

Светлана
Германия - at 2012-10-01 21:33:38 EDT
Большое спасибо.Я.конечно,прокомментировать так здорово,как вы -не смогу. Но с каждым словом согласна.А с другой стороны - у этих людей должен же быть свои мир ? Там киноискусство -фильм Аватар.Там литература -бесчеловечная Дарья Донцова.потому что у нее на каждой странице весело и между прочим умирают люди.Ну а в живописи вы лучше разбираетесь.Да,еще забыла эзотерические тонкие миры,астрология,фэн шуй.питание по группе крови.тибетский кефир,а также у вас в Африке умер однофамилец и оставил вам восемь миллионов долларов.Что мы можем сделать? Изолировать их куриное поголовье.Не публиковать,в телевизор не пускать,не слушать,не общаться.Но так -не выйдет.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//