Номер 1(38) - январь 2013
Борис Рохленко

Борис Рохленко Книга началась с названия: Шагал и Израиль...*

Несколько лет назад я написал рецензию на книгу Галины Подольской о Шагале - "По лестнице Иакова", которая мне открыла Шагала – художника, поэта, писателя. Я прочитал ее взахлеб, на одном дыхании. Она открыла для меня мир личности, известной всему миру, но по сути закрытой для меня.

Это в юности ты открыт для любой информации и наплыва чувств. И есть время и силы разбрасывать камни. С возрастом наступает некоторое насыщение, и нужно что-то такое, что побудило бы изменить твои установки. Посмотрел художественный фильм о художнике - и он разбудил интерес к нему. Художественное требует художественного.

Вот таким произведением и стала для меня феерия Галины Подольской "По лестнице Иакова. Марк Шагал", отмеченная Премией Международной Академии наук, образования, индустрии и культуры (США, Сан-Франциско).

А сейчас у меня в руках другая книга – "Шагал и Израиль" (редактор-составитель – Галина Подольская, доктор филологических наук, академик ИНАРН, искусствовед). Книга вышла в свет 2012 году в Иерусалиме. Она открыла мне много нового о Шагале вообще и о его связи с Израилем в частности.

Об этой книге я говорю с автором идеи этого сборника и редактором Галиной Подольской.

Б.Р. А как родилась книга "Шагал и Израиль"?

Г.П. - Книга родилась с названия задолго до последней точки.

Она родилась с заглавия, в котором два обозначенных понятия – "Шагал и Израиль" - уравновешивают друг друга во времени и пространстве, хотя удельный вес каждого в определенные моменты менялся.

Человечество подсознательно стремится к созданию наследия, особенно если это связано с явлениями, причастными к мировой культуре. Шоу проходят. Остаются памятники и интеллектуальное достояние - книги, которые, безусловно, должны быть донесены до информационных центров.

Книге "Шагал и Израиль" предшествовал пласт научно-исследовательской работы, художественного осмысления, участие в ряде мероприятий, расширивших информационное поле. Настоящее время – поворотное в отношении восприятия личности Шагала и осознании его общественно-культурной роли для Израиля. Не будем говорить о прижизненных юбилеях и чествованиях Мастера в стране Сиона. В последнее десятилетие века многое уже выглядело иначе. Так десять лет назад Григорий Островский в "Окнах" писал о весьма прохладном отношении Израиля к Шагалу в 1990 годы: «Для религиозного сектора Шагал был недостаточно ортодоксальным, и его экскурсы в христианскую иконографию не прошли незамеченными. Для светской части Шагал представлялся отягощенным «комплексом галута». Для нее он был слишком «местечковым». (См. Г.Островский. Улица Шагала // Вести. Приложение «Окна». Тель-Авив. 03.10.2002. – С. 26). Этот комплекс на разных уровнях настолько глубоко сидел в людях, что когда я в 1999 году приехала в Израиль, ватики советовали: "Не говори, что из Астрахани, говори, что из Москвы или из Санкт-Петербурга". Это так, к слову.

Марк Шагал в Иерусалиме, 1951 г.

Сегодня ситуация иная. Книга "Шагал и Израиль" фиксирует момент этого положения в нынешней культуре государства. Более 50 публикаций об израильском фестивале искусств "По следам Шагала", об израильской передвижной выставке "По следам Шагала в Израиле", осуществленной в странах СНГ. И еще 17 страниц в Гугле с упоминаниями этих и других израильских мероприятий в этой связи. Откройте некоторые из ссылок и вы увидите, что в эклектическом наборе афиши среди мероприятий, связанных с именем Шагала в мире, выпадают и израильские. Выставки "По следам Шагала" и "По следам Шагала в Израиле" нередко оказываются рядом с выставками Шагала в Третьяковке, в фойе Эрмитажного театра, в Эрмитаже, в Художественном музее в Беларуси в Минске, в Риме, наконец, крупнейшей выставкой века – в Мадридском музее Прадо... Это немистическое совпадение профессионально обязывает.

О Международном поэтическом конкурсе имени В.Добина с шагаловской строкою "Ты краски дал, что стали мне судьбою" – конкурсе, проводимом в Израиле, - около сотни публикаций.

Это то, что уже вошло в интернет-пространство, реальные события, за которыми стоят силы, талант и упорство многих людей искусства, литературы, науки.

Немало материалов о Шагале выставлено на персональном сайте (galinapodolsky.com). А сколько публикаций на страницах газеты "Вести" (Нон-Стоп) – это максимальные в рамках Израиля тиражи. Нет более упрямой вещи, чем факты. Так вот эти факты и подтверждают изменившуюся ситуацию в Израиле.

Можно еще много говорить на эту тему. Но думаю, моя мысль понятна: тема Шагал и Израиль сегодня актуальна в силу того, что для Израиля она обрела новые очертания и эмоциональную окрашенность.

Б.Р. - Как можно было собрать столько самого разного и красиво уложить в рамках одной книги?

Г.П. - Для любого автора вопрос как - в конечном итоге самый главный, но ему всегда предшествуют что, где, когда. Любовь к творчеству Шагала. Осмысление масштаба личности в культуре ХХ века. Затем желание пройти путь Мастера в художественно-биографическом произведении. Когда внутренне ты принимаешь этот путь, обостряется внутренняя концентрированность на восприятии фактографического материала, который собираешь ежедневно – из выписываемых книг, интернет-информации, общения с людьми, непосредственного участия в организации культурно-просветительских проектов. А потом уже все то, что вокруг тебя, само диктует композицию разделов книги, их целесообразность как граней того или иного явления. Но если нет твоего последнего как, книга не живет. Язык писателя – язык художника...

Марк Шагал, 1951 г.

Б.Р.- То есть книга могла бы быть и другой?

Г.П. - Конечно. У И.Бродского есть такие слова «По какой причине вообще пишет писатель: чтобы подхлестнуть язык – или себя языком». Для составителя тематического издания, каким является "Шагал и Израиль", - важно "подхлестнуть" тему уместным в данном контексте фактом. Осмысленные факты подсказывают принципы его внутренней группировки, композиционную целостность и нужно просто владеть словом как средством, помогающим читателю воспринять многообразие представленной информации.

Б.Р.- А как определить, что, мол, хватит?

Г.П. Такой простой вопрос и так трудно на него ответить. Каждый раз по-разному определяется это стоп. В данном случае в этом понимании помогло внешнее событие (совсем не всегда такое случается) – участие в конференции "Марк Шагал и Санкт-Петербург" к 125-летию со Дня рождения художника, организованной Государственным Эрмитажем, Генеральным консульством Франции в Санкт-Петербурге, Французским институтом в Санкт-Петербурге, Музеем Марка Шагала в Витебске, Фондом имени Д.С.Лихачева.

Б.Р.- Израиля в организаторах не было?

Г.П. - Не было. Но в качестве гостя присутствовал израильский консул. Общаясь с очень представительными шагаловедами, я поняла, что тема "Шагал и Израиль" – незаполненная лакуна даже для исследователей первого ряда. Для автора, не один год занимавшегося наукой, такое осознание всегда подстегивает. Соответственно появились и новые сопутствующие материалы, например, израильские марки с работами Шагала, которые появились благодаря изданию каталога "Марк Шагал в почтовых марках" Гарри Львовича Израителя (Бостон, США), одного из докладчиков на конференции. Вообще конференции – мероприятия взаимообогащающие и взаимообогащаемые.

В качестве иллюстраций к собственному докладу я взяла сувенирные открытки с рисунками Шагала, выполненными им в 1945 и 1947 гг., подаренными Идой Шагал Музею Израиля. С докладом о Шагале в почтовых открытках выступал директор галереи «Третьяков» (Санкт-Петербург). И в это время ими была организована выставка открыток по Шагалу. И что вы думаете? Именно открыток из Музея Израиля у них и не было! Я ведь когда-то я купила их в киоске музея. Подарила в галерею "Третьяков".

Марк Шагал дает интервью в Иерусалиме, 1951 г.

А в библиотеки Эрмитажа и Русского музея передала свою книгу "Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями" (Иерусалим, 2011). Там есть эссе о Шагале и размышления, имеющие прямое отношение к теме, в частности о проекте фестиваля искусств "По следам Шагала") и каталог работ Объединения профессиональных художников Израиля передвижной выставки по странам СНГ "По следам Шагала в Израиле" (2012). Это библиотеки по искусству крупнейших художественных музеев мира. Это очень важно для русскоязычных художников Израиля. К сожалению, не всегда в избираемых для проектов темах заложено такое продвижение. У проекта "По следам Шагала" - счастливая судьба. Дай Бог, чтобы и другие проекты Объединения имели такую же.

Б.Р.- Кроме вас были ли еще представители из Израиля?

Г.П. - Да. Ольга Левин из Нетании. Она – племянница присяжного поверенного Григория Абрамовича Гольдберга, в доме которого в годы Первой мировой войны жили Марк и Белла Шагалы, находясь в Санкт-Петербурге. В настоящее время она готовит книгу по семейным архивам, в которой очень ярко представлен фоторяд этого периода. Надеюсь на следующей Шагаловской конференции видеть ее в числе наших докладчиков.

Б.Р.- Кстати, о фотографиях, помещенных в книге. Откуда такие редкие фотографии Шагала в Израиле?

Г.П. - Это фотографии, сделанные современником Шагала Фрицем Шлезингером. В настоящее время имеются в архиве Библиотеки Гарвардского университета. Подобраны по моей просьбе художником Виктором Кинусом, о котором мне не раз приходилось писать, - неутомимым разыскателем редких фотографий по архитектуре баухауза.

Когда я стала целенаправленно заниматься Шагалом, я обратилась к нему параллельно смотреть и фотоматериалы по Шагалу в связи с Израилем. Два года он прочесывал интернет и ничего не попадалось. Книга была почти на выходе, но не было ни одной фотографии. И вдруг Виктор мне звонит и говорит: «Ура! В Гарварде есть фотки Шагала». Проходит день. Он опять звонит: "Нашел еще! Но есть проблема: не подписано кто есть кто. Шагал – понятно. А другие?" Спрашивает: " Это что там за дамочка такая? Переводчица, наверное?" Отвечаю: "Какая переводчица! Это же его гражданская жена Вирджиния Макнилл-Хаггард!"

Никогда не знала, что он был здесь с Вирджинией, от которой сын Даниэль. Потрясло фото 1951 года. Шагал в клетчатой рубашке, летнем пиджаке, с листами написанной на идиш речи. Чистый, нежный, непосредственный – сама открытость. Это его выступление в Еврейском университете. В то время он был с Вирджинией.

А вот 1962 год. Казалось бы, всего 11 лет разницы. Мэтр! Сама элегантность, а какая дама рядом – супруга Валентина Бродская! Эти детали фоторяда, конечно, оживили текст.

Шагал в 1962 г.

Потом стала смотреть другие фотографии. В 1962 году вот так выглядели витражи в Адассе. Они появились, когда еще и нового корпуса больницы-то не было. На одной из фотографий Шагал находится рядом со знаменитым сионистом Залманом Шрагаи - одним из мэров Иерусалима. Очень многих, находящихся рядом с Шагалом, я не вычислила. Вероятно, это очень известные люди, но я не всех знаю.

Когда появились эти фотографии, я подумала, что и впрямь осуществляется мистическая связь. Как говорят в Израиле, «магúа», - тебе полагается. Я считаю, что когда ты занимаешься чем-то настоящим, небеса, действительно, раскрываются.

Б.Р.- В Израиле все рассыпано по камням, но историю знают туристы.

Г.П. - Борис, вы очень хорошо сказали. Материала вокруг нас много. Но пока он не работает на нас. Возможно, о нем забыли, или не желают знать, а теперь удобнее просто не считаться с ним. Это я о чиновниках и иже с ними. А что касается художников и других представителей культуры, то практика показывает, что познание и осмысление открывают предмет. Остальное зависит только от тебя, в том числе и понимание, что не для тебя.

Б.Р.- Сам не ожидал, что получится такая серьезная беседа. А случались ли какие-нибудь конфузы в период работы над книгой?

Г.П. В жизни всегда есть место замешательству, которое опосредованно подталкивает тебя к воплощению собственного замысла. Сам по себе факт получения художником какой-либо премии замечателен, но самому обладателю необходимо (как минимум) знать, чьей премии. Среди русскоязычных художников немало лауреатов премии Мордехая Иш Шалома. Многих спрашивала: "А что это за премия?" Некоторые из них откровенно думали, что это – "человек мира", не зная, что у этого человека есть имя Мордехай, что он был мэром Иерусалима.

Б.Р. Понимаю: "Бен Гурион – аэропорт", Тэдди Колек – стадион". Прямо из этой оперы.

Г.П. - Да. Четыре раза Мордехай Иш Шалом встречался с Шагалом. Они обсуждали вопросы развития искусства и культуры Израиля. Со временем была учреждена премия для деятелей искусства - премия Мордехая Иш Шалома. Тедди Колек тоже имеет прямое отношение к Шагалу. Они встречались в 1965, в 1969 году, а в 1977 году по предложению Тедди Колека за вклад в культуру Израиля и в связи с 90-летием Шагалу присвоили звание «Почетного гражданина Иерусалима».

Б.Р.- Вы знаете, хотя бы ради этих фактов ваша книга "Шагал и Израиль" нужна в Израиле. Галина, а чем вы занимаетесь теперь? Какие планы на будущее?

Г.П. - Продолжаю честно рассылать книги по библиотекам. Собираюсь поехать на выставку в библейских работ Шагала в Хайфу (она должна открыться во второй половине января).

История распорядилась таким образом, что когда Шагал в 1954 году был почетным гостем в доме художников севера, который потом назвали «Дом Шагала», ему вручили символический ключ от искусства Израиля. Было сказано, что этот дом художника – это его дом на всю последующую жизнь.

В Иерусалиме - иначе: каждый день слуги народные смотрят на панно, которые созданы руками Шагала, на гобелены, которые созданы Шагалом, ходят по полу, который создан Шагалом, принимают послов, проводят самые важные мероприятия в зале Шагала. 50 лет витражам "12 колен Израилевых" в Иерусалиме. Сколько ждать? До 100? До 120? Или до нового "колена"?

Б.Р. - А можно ли одним словом определить, что значит для вас Шагал?

Г.П. - Для меня Шагал – это здоровье – ощущение, которого нет в работах других гениев века, скажем, Пикассо, Дали, Модильяни, Утрилло. Думаю, что для многих - также. Просто не все задумывались над этим. Человек инстинктивно тянется к здоровому, к мифологемам здоровья – полет, материнское лоно, беспрепятственное преодоление пространства (перешагнуть с крыши одного дома на другую)... и большая разделенная любовь. Такой ассоциативный ряд выстраивается, когда речь заходит о Шагале. В данном случае произошло счастливое совпадение сути природы и явления культуры. Это тот случай, когда миф – не выдумка, миф – действительность, когда происходит совпадение положительной мотивации у художника и зрителя. Понимаете, когда целенаправленно занимаешься художником масштаба Шагала, его личность и отношение к жизни начинают накладывать отпечаток и на тебя. Я черпаю силы в шагаловском приятии мира и любви к жизни, в которой преодоление преград форсирует продвижение вперед.

Б.Р. Спасибо вам, Галина.

В год 125-летия Шагала Галина Подольская награждена дипломом Федерации союзов писателей Израиля "За сохранение культурного наследия" как автор концепции Фестиваля искусств "По следам Шагала".

 

* "Шагал и Израиль" (Под ред. Г.Подольской) Иерусалим, 2012. – 432 с.
 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 176




Convert this page - http://7iskusstv.com/2013/Nomer1/Rohlenko1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//