Номер 11(47)  ноябрь 2013
Лорина Дымова

Лорина ДымоваКуда течёт река?

Стихи из новой книги

Сложение – вычитание

…прибавить

                свиданье, волненье, цветы,

                скрипичный концерт и поездку в Испанию,

                покупки, пейзаж неземной красоты.

Отнять

                неуверенность, недосыпанье,

                а также визиты к зубному врачу.

Прибавить

                хрустальный сентябрь и рябину,

                ноктюрны Шопена, бокал и свечу,

Но вычесть

                начальника, слякоть, ангину.

Прибавить

                поход и привал у ручья

И вычесть

                жару, дураков, раздраженье.

 

А наши любимые, дети, друзья –

Здесь нет вариантов, здесь только сложенье.

 

Еще? Ну конечно, прибавить стихи,

Уменье смеяться, влюбляться, лукавить.

 

Отнять непременно все наши грехи…

А впрочем, кто знает, отнять или прибавить?

 

И плюс или минус скольжение лет?

Разлуки, сомнения? Жизнь наудачу?

 

Не нужно заглядывать только в ответ –

Пусть даже неверно решим мы задачу.

 

 

Книга Лорины Дымовой

 

 

***

Как славно

По улице, мостику, скверу  идти не спеша,

Следить, как веселое облачко кружится плавно.

Одно у тебя лишь на свете богатство – душа,

Она же с тобой.

Так куда торопиться?

Как славно!

 

Как сладко!

Никто и нигде твоего возвращенья не ждет.

Маршрут твой понятен вполне, да и ты не загадка.

И все, что на ум тебе в это мгновенье взбредет,

Исполни – никто не заметит, не ахнет.

Как сладко!

 

Как грустно!

Вонзаться в толпу, в суету неохота и лень:

Желанья давно полиняли, и выцвели чувства.

И этот сияющий солнечный праздничный день

К тебе отношенья почти не имеет.

Как грустно!

 

И зябко. И зыбко. И весело.

Ты не страшись

Последнего в долгом твоем марафоне отрезка.

Печальная, зябкая, зыбкая жизнь – это ЖИЗНЬ.

Ну, больше в ней блеска и пыла.

Ну, меньше в ней блеска…

 

***

Когда б не та безумная неделя,

Летящая под белый звон метели,

Слова бессвязные твои… мои… твои… –

Я так и думала бы, что на самом деле

Не существует никакой любви.

А все рассказы про нее и песни –

Так это выдумки, чтоб было интересней.

И никому не провести меня!

А разговоры о какой-то бездне –

Плетенье слов, пустая болтовня,

Чтоб нам хоть каплю веселей жилось,

Чтоб мы чего-то ждали и хотели…

 

Я так и думала бы.

Но была неделя,

Когда земная отклонилась ось…

 

Золотое наважденье

 

В небе звезды цвета меди,

Месяц буйно рыж.

...Говоришь: "Давай поедем

Как-нибудь в Париж!

Воздух полон там надежды,

Грусти и греха.

Без Парижа жизнь, конечно,

Чушь и чепуха".

 

Ах, опасны мысли эти!

Что ты говоришь!..

Мы ведь можем не заметить,

Что вокруг – Париж!

Будем мы бродить по кругу:

Лувр, Булонский лес,

Глядя только друг на друга –

Чудо из чудес.

 

Сена катится устало,

Светятся мосты...

Я и не подозревала,

Как прекрасен ты!

Ночь наигрывает рондо,

Ночь идет к концу...

... Только думаю, и Лондон

Был бы нам к лицу.

 

... Золотое наважденье

Тает, словно дым.

Эта ночь – предупрежденье

Юным и седым.

Первый луч окрасит крыши

В розоватый цвет...

Оглянусь я, а Парижа

Не было и нет.

 

***

Мы влюбляемся в то,

Что у нас под рукой,

Хоть мечта о любимом

Была не такой.

Он пленял нас умом, широтою,

Благородством...

               Да Бог с ней, с мечтою!..

 

Мы забыли о том,

Что успели прочесть.

В книжках много чудес,

Идеалов не счесть.

только в мире, до смерти усталом,

Все иначе...

               Бог с ним, с идеалом!..

 

И приходит, приходит

Возлюбленный мой.

Он не пылок,

Он льда не подарит зимой.

Пусть...

                  Но вечером этим ненастным

На мгновенье он станет прекрасным.

 

Станет нежным и щедрым,

Беспечным, лихим!

Или я его просто увижу таким?

... Ах, имеет ли это значенье,

Если сердце плывет по теченью

И вселился в меня

То ли Бог, то ли бес?..

И витает душа

Возле самых небес?

 

А оттуда любимые наши

В тыщу раз и достойней, и краше.

 

***

Что случилось весной –

То, считай, не со мной.

От апреля и солнца

Была я больной:

Лихорадка и бред.

Ну а ты ни при чем.

Просто мне ты на миг

Показался врачом.

Только доктор беспечный,

Увы, сплоховал,

Не лечил он, а действовал,

Как коновал.

Может быть, по неведенью

И простоте,

И советы не те,

И лекарства не те.

Только думаю, доктор

И сам был в бреду.

 

Он уволен.

Я больше к нему не пойду.

 

***

В том свихнувшемся мире,

В той безумной стране

В полутемной квартире

Ты грустил обо мне

 

И играл на рояле

Сны больные свои

О высокой печали,

О пропащей любви.

 

Звезды падали градом,

Розы были свежи,

Будто не было рядом

Ни страданий, ни лжи.

 

Будто в окнах маячил

Девятнадцатый век,

Будто всё еще значил

Что-нибудь человек.

 

Над уснувшим предместьем

Ночь парила легко.

... Я не слышала песни,

Я была далеко –

 

За границею света,

За границею тьмы,

В странной точке планеты,

Где не встретимся мы.

 

***

Что? Такси приедет в два?

Но сейчас еще двенадцать.

Можно плакать и смеяться,

Обниматься и прощаться,

Возвращаться, обольщаться,

Говорить не те слова.

 

Ах, мой милый, два часа

Целой жизни не короче.

Тоже масса многоточий,

Точно так же мир непрочен,

Но прекрасен, между прочим,

И горазд на чудеса.

 

Можно рядом посидеть,

Друг на друга поглядеть

Просто так, без слов, без цели.

Можно, милый, все успеть,

Что за жизнь мы не успели.

 

Стихи Лене

                           Елене Аксельрод

1.

Чудеса…

Кто придумал и кто совершил их для нас – неизвестно.

Кто прикидывал и рассуждал, выбирал это место?

Ты хотела сюда?

Я рвалась в этот город?

Ну что ты!

Были в жизни иные хотенья, иные заботы.

Но  какая-то сила тебя,

Но какая-то сила меня подхватила,

Понесла над землею

И именно здесь опустила,

Поместила в слепой лабиринт

Тупиков, переулков, развалин,

Я ни сном и ни духом о них…

Ну а ты? Ты мечтала?

Едва ли.

Это что – наказанье, урок

Или, может быть милость?

Не гадай, не терзайся, а просто живи, коли это случилось,

Коли в эти края не доходят ни звуки, ни вести.

Белый лист.

Белый город.

И белые точки созвездий.

2.

Это странно…

Был город. Высотки. Громадные  толпы прохожих.

Были планы, друзья. Целый мир, ни на что не похожий.

Был логичный сюжет.

…Но оборваны нити сюжета.

Появился другой – и ему объяснения нету.

В этом новом сюжете иначе окрашены дни, о другом разговоры

И другие пейзажи. В окошко взгляни –  там оливы и горы,

Вместо снега медлительный зной, над землею зависший, как  птица.

По пути из сюжета в сюжет потерялись страницы.

Потерялись привычки, и сны, и слова

По дороге из юности в старость.

Самолет. Перелет.

Дней безудержный ход.

Это всё, что осталось.

3.

А мы живем на пятачке

Многострадальном – ты да я.

А мы у жизни на крючке,

И это – наши сыновья.

Как славно (но о том молчок!),

Что жизнь смогла нас приручить.

Как хорошо, что есть крючок

И что с него не соскочить!

 

Кино

 

Жизнь сдуру иногда,

А иногда и спьяну

Мне крутит фильм в окне,

А иногда во сне:

Какие-то моря,

Какие-то туманы,

Какая-то любовь

И рыцарь на коне.

 

А иногда поет,

Не попадая в ноты,

Она  романс, да так,

Что со смеху умрешь:

Мол, для меня одной

Все розы, все красоты –

Ну, словом, весь набор.

Да что с нее возьмешь!

 

Но фильмы хороши,

Пленительны сюжеты.

Ей трудно возражать

И спорить с ней смешно.

Да и вошла я в зал,

Признаться, без билета.

Еще минута-две –

И кончится кино.

 

***

- Скажи, ну как душа?

Мешает?

- Да, мешает.

- А ты ей запрети тайком смотреть назад!

- Да как ей запретишь? У нас ОНА решает,

И все наоборот и вечно невпопад.

 

- А ты сказала ей, что он того не стоит?

Что все его слова

Одна сплошная ложь?

- Сказала.

- А она?

- Лишь буркнула: «Пустое!» -

И снова ни гу-гу.

Да что с нее возьмешь?

 

- Да, трудно сладить с ней...

Ну что ж, она дождется!

Ты выгони ее! Запри покрепче дверь!

- Ну, выгоню, и что?

Ведь все равно вернется

Скулить и причитать,

Несчастный глупый зверь.

 

Где-то… Когда-то

 

1.

Долго, долго, долго

Ночь по рельсам катится.

А на верхней полке

Синенькое платьице.

 

А на полке нижней

Дед в фуфайке грязной.

Ну а рядом – рыжий

Мужичок развязный.

 

Вот в такой компании

Еду, еду, еду.

Слушаю с вниманием

Разговоры деда:

 

Дескать, жизнь не ладится,

Сын – чужой, хоть рядом…

А мужик на платьице

Смотрит сальным взглядом.

 

Но оно испуганно

Не слезает с полки,

А в окне под вьюгами

Мерзнут, мерзнут елки.

 

Пусто и ненастно,

Тускло и тоскливо.

Ни тебе несчастных,

Ни тебе счастливых.

 

Старые газеты.

Ничего не хочется.

И дорога эта

Никогда не кончится.

2.

Ночное купе… полумрак… неуют…

Скрежещут колеса устало…

Сменила попутчиков,

Сменила маршрут,

И все же счастливей не стала.

 

Белоснежные одежды

 

В той стране, что утопает

В кипарисах и оливах,

Где гуляет по дорогам

Сумасбродный суховей,

В той стране, почти волшебной,

Очень мало дней дождливых –

Даже меньше, чем счастливых,

Меньше, чем веселых дней.

 

Почему же мы печальны,

Коли небо голубое,

Коль цветут в горах вечерних

Миллионы огоньков?

Потому что оказались

Ты да я да мы с тобою

Между небом и землею –

Нынче адрес наш таков.

 

Потому что непонятно,

Где невидимая  щелка,

Сквозь которую однажды

Жизнь беззвучно утекла.

Обманула, подмигнула,

Улизнула в самоволку.

Где теперь она гуляет,

Закусивши удила?

 

Где кутит?

Кому на ушко

Шепчет вкрадчиво и нежно,

Что хмельная юность длится

Только несколько минут!

И влюбленные, одевшись

В белоснежные одежды,

Под весенние оливы,

Взявшись за руки, идут.

 

***

Вот тут и будем мы жить.

Птицам крошки крошить.

Покупать овощи в лавке.

Книжки читать каждый вечер по главке.

Примерять в магазине обновки…

Будем,

Раз уж на этой сошли остановке.

Благоразумно и весело даже

Забудем, что в окошке другие пейзажи,

Что вместо тополя и осины

Оливы, видишь ли, и апельсины.

Но мы и на это согласны, ей-богу!

Только гудок не позвал бы нас снова в дорогу

Ночью осенней

Или, может быть, летней.

Ведь следующая остановка будет последней.

 

С ярмарки

 

Давно пора признаться

Знакомым и соседям,

Друзьям и сослуживцам,

Но главное – себе,

Что едем не на ярмарку,

А с ярмарки мы едем,

И место пустых все больше

На стонущей арбе.

 

А в небе месяц ранний

Не устает кривляться,

А речка в зыбком свете

Как молоко бела.

Не время, ох, не время

Нам в эту жизнь влюбляться,

И млеть, и удивляться,

Поскольку жизнь прошла.

 

Гармошки, барабаны,

Шатры и балаганы,

Надежды и обманы –

Все было, верь не верь!

До нас тут тоже пили,

Любили и кутили

Красавцы и безумцы.

И где они теперь?

 

Арба скрипит, вздыхает,

На ямах громыхает.

Ну что же, погуляли

На ярмарке и мы.

К недальнему чертогу

Накатана дорога,

И вдоль нее, как стража,

Холмы, холмы, холмы…

 

***

Грусть, веселье, радость, горе –

Всё давно пошло на слом.

Я плыву в открытом море

И гребу одним веслом.

 

То налево, то направо.

Ветер ухает: "Держись!"

Пью привычную отраву,

Сладкий яд с названьем "жизнь".

 

Ах, жалеть меня не надо,

Мол, недолог будет путь.

Дайте яда, больше яда

Напоследок мне глотнуть!

 

***

Страдать. Негодовать. Судьбу винить.

И сокрушаться, что тебе не двадцать!..

 

Вот если б можно  было что-то изменить,

Тогда б и стоило, дружочек, волноваться.

 

А так… Брильянтами усеян небосвод.

И пароход вдали гудит протяжно.

Ну а куда тебя река несет,

Ей лучше знать. И так ли это важно?


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 225




Convert this page - http://7iskusstv.com/2013/Nomer11/Dymova1.php - to PDF file

Комментарии:

Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2013-11-15 14:43:02 EDT
Дорогой Лев, я очень благодарна Вам за Ваши слова, за ТАКИЕ слова.
Разумеется, я буду только рада, если Вы будете использовать мои стихи в своих статьях - какой поэт от этого откажется!
Спасибо Вам.

Лев Левинсон
Маале Адумим, Израиль - at 2013-11-15 14:02:30 EDT
Дорогая Лорина!
Сказать про Ваши стихи что они хорошие или замечательные = это ничего не сказать.
Они просто сказочны.
Я много, много раз бывал в Париже, но ни от кого никогда не слышал таких проникновенных строк:
Говоришь: "Давай поедем Как-нибудь в Париж! Воздух полон там надежды, Грусти и греха. Без Парижа жизнь, конечно,
Чушь и чепуха".
А Ваши стихи об Иерусалимских улочках и переулках: Но какая-то сила меня подхватила, Понесла над землею
И именно здесь опустила, Поместила в слепой лабиринт Тупиков, переулков, развалин,
Я ни сном и ни духом о них И именно здесь опустила,
Эти ваши строки, хоть они относятся к уважаемой мною Елнне Аксельрод, а не ко мне, но я юы с удовольствием
поместил бы их в начало статьи о моих "Иерусалимских зарисовках"
http://club.berkovich-zametki.com/?p=1671&cpage=1#comment-3965
Так же как и другие строки: В той стране, что утопает В кипарисах и оливах, Где гуляет по дорогам
Сумасбродный суховей, которыми мне бы очень хотелось начать свою другую работу:
http://7iskusstv.com/2012/Nomer7/Levikov1.php
Спасибо Вам, за доставленную радость.

Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2013-11-15 08:19:59 EDT
Спасибо, г-н Мадорский, за добрые слова. Они мне очень дороги.
Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2013-11-15 08:16:47 EDT
Да, Нина стихи перекликаются, хотя я цитируемое Вами стихотворение вижу впервые.
И тем не менее они очень разные.
Спасибо Вам за внимание.

Нина
- at 2013-11-14 22:07:26 EDT
Дорогая Лорина!

Ваше "математическое" стихотворение "Сложение – вычитание" напомнило старое стихотворение, прочитанное когда-то на форуме

Тамара Дубина
http://www.berkovich-zametki.com/Forum/viewtopic.php?p=4754
<...>
Хочешь, формулу счастья
тебе подарю?
Только действия все
ты проделай сама;
Начинай с возведения
в степень ума.
После вычти усталость
с натруженных плеч
И умножь многократно
радость дружеских встреч,
Сократив на ненужную
дробь суеты.
Вместо минусов -
знаки расставь доброты.
Дальше просто совсем:
возьми логарифм
От гармонии красок
и музыки рифм;
Горе так раздели,
чтоб любовь уберечь,
И тогда остается -
корень счастья извлечь.
(А за скобки презрения
вынесен ноль,
Этот голый и, в сущности,
мнимый король.)
Я по формуле этой
тоже пробую жить,
Но всегда забываю
что-то с чем-то сложить...
1984

Мадорский
- at 2013-11-14 21:57:30 EDT
Дорогая, Лорина! Очень хорошие стихи. Хотел выделить какое-то одно стихотворение, как лучшее, но не получается. В каждом есть свой почерк, свой взгляд, своя изюминка. Хотел выделить отдельные строчки, которые особенно понравились, но и их слишком много. Спасибо.
Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2013-11-14 19:06:38 EDT
"Ах, Ефим, Россия так далеко!"
-------------------------------
Спасибо, дорогая Лорина!
Я просто хотел, чтобы Вы улыбнулись.

Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2013-11-14 18:45:37 EDT
Марк, спасибо за добрые слова.
Лорина Дымова
Иерусалим, - at 2013-11-14 18:43:35 EDT
Ах, Ефим, Россия так далеко!
К тому же мои друзья в Москве говорят, что у них на почту теперь полагаться нельзя, поэтому ждем оказии.
А за похвалу - спасибо.

Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2013-11-14 17:22:21 EDT
Дорогой Марк Фукс!
Если бы Вы знали, как я Вам завидую!
Дорогая Лорина!
Если бы Вы знали, как я завидую Марку!
Спасибо Вам за прекрасные стихи!

Марк Фукс
Израиль, Хайфа - at 2013-11-13 19:09:12 EDT
Лорина Дымова периодически балует меня своими стихами в блогах "7И".
Иногда эти подарки выходят за эти обычные камерные рамки и тогда, читая ее в других изданиях Портала, я радуюсь от того, что к ее творчеству приобщилось большее число читателей.
Порой, реже, чем хотелось бы, почта приносит мне совсем уж королевские подарки Лорины. Вот и на этот раз в начале прошлого месяца я стал обладателем прекрасно изданного сборника "Вальс в полночь" с трогательной надписью-автографом.
Сборник поэзии, некоторые стихи из которого вынесены на суд читателей "7И", вышел под патронажем "Иерусалимского журнала", а оформил его с любовью и большим вкусом художник С. Никольский. И маленькая деталь: Сергей Никольский не только сын Лорины Дымовой, но автор Портала Е. Берковича.
Дорогая Лорина! Спасибо и простите за сдержанность в комплиментах и отзывах, Вы заслуживаете большего.
М.Ф.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//