Номер 10(56)  октябрь 2014
Ефим Шехтер, Юрий Шехтер

Потаённый Маяковский
120-летию со дня рождения Владимира Маяковского посвящается

 

 Я только малость объясню в стихе,
На всё я не имею полномочий…
[1].
Владимир Высоцкий

 

 

К истории нашей публикации

Материалы, которые мы представляем читателям журнала "Семь искусств", были практически готовы ещё более полутора лет назад и предполагались к публикации в дни 120-летия со дня рождения Владимира Маяковского, которое, как известно, отмечалось 19 июля прошлого, 2013 года. Но, к сожалению, события, предшествующие юбилейному году, разгоревшаяся вокруг Музея Маяковского борьба, а также некоторые другие после-юбилейные события, вынудили поиски дополнительной информации и задержали «выход в свет» и нашей статьи, и самой публикации.

«Шут у трона Революции» - первое издание (переплет)

  Наше (именно так – общее) «возвращение» к Маяковскому связано с именем другого поэта – Владимира Высоцкого.

Когда через год после его смерти, в 1981 году, в Нью-Йорке (в Америке, а не в Советском Союзе!), вышла в свет первая книга поэзии[2] Высоцкого, а затем, ещё через несколько лет, начали появляться и другие сборники стихов, воспоминания о нём, устные рассказы, письма, один из нас, начавший пристально знакомиться с жизнью и творчеством Владимира Высоцкого, обратил внимание на то, что в них (книгах, передачах, рассказах его друзей и коллег), можно было часто встретить имя… Владимира Маяковского. Постепенно (и читая Высоцкого, и перечитывая Маяковского), нам всё яснее становилась близость, даже родственность, поэзии двух русских гениев[3].

И вот однажды, года два или чуть больше назад, один из наших новых знакомых по литературному клубу, филолог и большой поклонник Владимира Маяковского, спросил, знакомы мы ли с книгой «Шут у трона Революции»? Прибавил при этом, что она произвела на него сильнейшее впечатление, и что он «проштудировал её от корки до корки»! До нашего разговора, мы оба не слышали ни о книге с таким интригующим и неожиданным (по отношению к Маяковскому) названием, ни об её авторе!

Пытаясь разыскать книгу Горба, мы обратились в издательство, и вскоре пришёл ответ от самого писателя. У нас возник добрый творческий диалог, и в процессе нашего (виртуального) общения мы узнали многое и об авторе, и ещё больше – до сих пор не известного нам – о Маяковском…

Бронислав Иванович Горб (род. в 1940г.) – выпускник Литературного института в Москве, поэт, писатель, переводчик. И ещё – литературовед, автор уникального исследования о жизни и творчестве гениального поэта-сатирика XX Века Владимира Маяковского. В настоящее время он заканчивает и готовит к публикации в Международном издательстве имени Бориса Рольника УЛИСС-МЕДИА свою вторую книгу на эту тему – «Анафема Маяковского и Русский Апокалипсис ХХ века».


Макет будущей обложки книги «Анафема Маяковского и Русский Апокалипсис ХХ века»

Всё написанное Маяковским полностью напечатано, прочитано, а многое и заучено наизусть и разошлось на афоризмы.

Тогда не совсем понятны слова поэта о том, что «Придёт время, и я всех удивлю…»[4 ]. Время это давно пришло – особенно с выходом (13 с лишним лет назад) книги «Шут у трона Революции».

 С тех пор и вдумчивый читатель, и скрупулёзный исследователь наравне, получили доказательство того, что литературоведы бродили «по первому этажу наследия Маяковского – в то время как у стихов и поэм обнаружился и второй, а иногда и третий, этаж потаённого смысла».

При свирепейшей цензуре поэт, как пишет в книге Бронислав Горб, ухитрился свыше тридцати раз сравнить СССР с серпентариумом или, попросту говоря, с гадюшником. Уже одно это требует более тщательного прочтения поэта, чтобы понять, как Агитпропу долгие годы удавалось преподносить его как «певца революции» и «советской власти», которую честные историки называют «коммунистическим режимом»…

Итак, «Придёт время, и я всех удивлю…».

Этими, как и другими, словами поэта заинтересовался другой поэт, прочитавший, и перечитавший, каждую строку, написанную Маяковским (ПСС В. В. Маяковского в 13 томах, Москва, 1956-1961). Результатом этой скрупулёзной работы и явилась книга о поэте «Шут у трона Революции».

О Маяковском написаны сотни книг и тысячи статей. Что могла добавить к облику Народного поэта ещё одна книга? И чем же обещал удивить поэт, обласканный Властью, которая назначила его «лучшим и талантливейшим…», и переименовала – в его честь – улицы и площади по всей стране (т.е. СССР)?

Впервые о Маяковском сказано как о противнике режима коммунистов. Вспомним реплику Анны Ахматовой в разговоре о В. М.: «Он всё понял раньше всех, во всяком случае, раньше всех нас. Отсюда “в окнах продукты, вина, фрукты”, отсюда и такой конец»[5]. Стихи, поэмы и пьесы были прочитаны автором так, как их написал, т.е. задумал, Маяковский. Книга – начало столь необходимого, непредвзятого осмысления творчества поэта, скомпрометированного политиками и оболганного критиками всех рангов и школ.

Монография вышла ещё в 2001 году тиражом в 999 экз., и была разослана в большинство зарубежных Университетов, имеющих Кафедры славистики, или русского языка и литературы (46), во все главные библиотеки 89 регионов России.

Издание «Шута у трона Революции» в России было непростым. Поскольку автор исследования впервые доказывал наличие второго, более скрытого смысла в стихах, поэмах и пьесах Маяковского, бывшего за власть настоящих Советов, но воевавшего против режима коммунистов, книгу опубликовали сначала в отрывках (журнал «Витрина читающей России»). Все 11 отрывков были разосланы ведущим критикам и маяковедам. Книга также была регулярно представлена на ежегодной выставке “Non-Fiction (кроме последней – №13, в ноябре 2013г., на которой автор представлен не был) в Москве.

По словам Бронислава Горба, «"Шут у трона Революции" - книга особая. Книга о самом загадочном русском актёре и поэте ХХ века. Но, как выясняется, о таком поэте, о котором мы, признаться, не подозревали».

Владимир Маяковский – это как отдалённая Планета (только литературная): давно, казалось бы, открыта, но так толком и не исследована; природа происходящих на ней катаклизмов не ясна, вызывает множество споров и диаметрально противоположных мнений. В книге собраны все точки зрения на поэта, но вывод, к которому приходит автор, не может не озадачить своей неожиданностью.

«Как я доказываю в своих книгах, – говорит Горб, – стихи, пьесы, поэмы, оды, гимны, частушки Маяковского, написанные якобы в похвалу режиму, несут в себе в лучших традициях русских скоморохов потаённый сатирический заряд. Для режима – смертельный.

Шутовская родословная Маяковского – от шутов из священных Арканов Таро, трубадуров и русских скоморохов, чьи прерванные традиции поэт продолжал.

А шут XV века – поэт Франсуа Вийон – у него образец для подражания.

"Шут у трона Революции" – ключ к авторскому прочтению стихов и поэм Вл. Маяковского, к пониманию его сложной жизни, в которой поэту так и не удалось соединиться с любимыми – женой и дочерью. Книга - начало осмысления особого и, как выясняется, никем пока всерьёз не изученного, наследия гения сатиры.

Книга возвращает доброе имя Маяковскому, избравшему необычный вид борьбы с тоталитаризмом, и погибшему в неравной борьбе с режимом. Она пронизана мыслью о том, что сатирик в ранге Аристофана, Свифта, Рабле, Сервантеса, Гоголя, великий скоморох Серебряного века Владимир Маяковский, достоин своих памятников и своего необычного музея, но... По причинам, совершенно иным, чем те, по которым эти памятники ставила власть, так опрометчиво усыновившая своего могильщика – убитого ею поэта, Шута Революции»…

Но – поразительно! – никто (насколько нам известно) в серьёзный, профессиональный, научный спор с Брониславом Горбом вступить не решился. Их общую мысль выразил критик Лев Аннинский: «Бесспорны отрывки о том, что большевики – волки революции и что «Товарищ Ленин, работа адовая будет сделана и делается уже». Тут возразить нечего. Но распыляться на отдельные замечания мы не будем, а когда выйдет книга, мы это непрочное здание опрокинем целиком».

«Кирпич» книги (756 стр.) оказался не «по зубам» ни одному из критиков. За 13 лет «опрокинуть» книгу не отважился никто: оказалось – не «мы»… То есть, просто оказались немы. Они до сих пор о ней не проронили – вразумительно – ни слова: ни плохого, ни хорошего. Даже в обзорах вышедших книг о Маяковском, о «Шуте» упоминают как бы сквозь зубы.

 Один обзор такого рода – профессора Вл. Зайцева из МГУ – появился в то время в журнале «Филологические науки». Но, на просьбу автора книги устроить в МГУ публичное обсуждение, профессор Зайцев ответил ничем не мотивированным отказом, а журнал «Филологические науки» на ответ Бронислава Горба (присланный им дважды) не отреагировал вообще.

Господа литературоведы! Уходом от разговора не защищают честь «филологического мундира». Цитатами самого поэта автор отвечает профессору Зайцеву. Тем более что ответ этот стал одной из глав новой книги Бронислава Горба, а в планируемом 2-ом издании «Шута…» ставится ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ. Рано или поздно его ответ узнают.

Так что же происходит всё это время – все 13 с лишним лет?! А происходит что-то совершенно противоестественное, противоположное обычной практике, да и всей сути, нормального литературного процесса. Вместо того чтобы обсуждать, как принято в научной среде, – даже не соглашаясь, опровергая! – достоинства или недостатки книги в открытой полемике или, по меньшей мере, в рецензии, книга была, практически, подвержена обструкции! И всё это происходит в наше время, в России, казалось бы, уже должной быть свободной от идеологического и политического давления с чьей-либо стороны! Ну, теперь уже все нормальные люди в той стране (и очень многие и за рубежом) знают и цену, и суть этих «свобод»…

Вот почему нам хотелось познакомить читателей серьёзного литературного журнала в Интернете, материалы которого можно прочесть в любой точке мира, с творчеством Бронислава Горба. Мы поделились идеей с автором, и он предоставил в наше распоряжение несколько глав из новой, готовящейся к изданию, книги – специально для публикации в «СЕМЬ ИСКУССТВ». Прочитав «Шута…», добрую часть глав из «Анафемы…», и другие статьи "по теме", мы поняли: 13-летнее замалчивание этих работ неслучайно.

Обе книги – результат более чем 30-летней работы – являются наиболее полными, тщательно разработанными и документированными, исследованиями об одном из величайших поэтов XX столетия. Перед читателем предстаёт реальный Владимир Маяковский – потомок запорожских казаков, не такой, каким советские литературные критики преподносили нам в прошлом. Но, к сожалению, даже некоторые современные литературоведы (интересно: в каких целях?) приняли эту «эстафетную палочку»…

Впрочем, должны уточнить: говоря о «замалчивании» книги, мы имеем в виду исследователей Маяковского в академических и университетских кругах России (за исключением упоминавшихся в данной статье и самой книге). Приведём лишь несколько примеров из газетных статей и рецензий, и одной докторской диссертации (цитаты – по материалам, помещенным в Интернете, в хронологическом порядке публикаций):

Владислав Иванов: «А Владимир Владимирович-то – Шут у Трона!»[6]:

«Бронислав Горб избрал такой подход: не врать, не переиначивать и не натягивать факты на концепцию. Эмоциональность некоторых глав полностью подтверждает истинность намерений исследователя… "Пусть мне возразят академические исследователи, если я не прав. Но за несколько лет подготовки книги я не получил убедительных аргументов из их уст, хотя промежуточные результаты моего труда постоянно публиковались в прессе (например, в известном журнале "Витрина")", – говорит Горб. <…>

P.S. Через несколько дней после прочтения книги (замечу, оторваться сложно), у меня состоялся разговор с Евгением Евтушенко: о литературе, в особенности о современной поэзии, а также о его преподавательской деятельности в США, где он вместе со студентами вновь и вновь (по-новому ли?) прочитывает Бунина, Пастернака, Мандельштама, Маяковского... Я поинтересовался его мнением о трактовке революционного творчества через шутовство. Евгений Александрович, сперва несколько взорвавшись, назвал эту концепцию "удивительнейшей пошлостью, пошлее которой и выдумать сложно", а самого Маяковского определил глубоко трагической личностью, жестоко пострадавшей от Власти, которой он служил как настоящий Поэт».

К сожалению, приведенная выше реплика Евтушенко, на наш взгляд, содержит серьёзное противоречие: если Маяковский действительно служил власти, то почему пострадал? И за что? Нам думается, что как поэт Евтушенко прекрасно понимает, что настоящий поэт не может «состоять» на службе у Власти. Более того, как известно из нашей истории, всех, кто отказывался от сотрудничества, Власть уничтожала – так или иначе! Примеры известны, их тысячи – от Радищева и Пушкина до Маяковского и Высоцкого!

Памятуя о том, что та беседа состоялась более 12 лет тому назад, приведём слова самого Евтушенко[7]: «…у меня было много политических и социальных иллюзий, в которые я искренне верил, но в которых обманулся». Отсылаю читателя к этой книге и, в частности, к эссе «Русская эпиграмма»[8].

 А что касается его (Е.А.Е.) реплики на вопрос о «трактовке революционного творчества через шутовство», думается, что, при внимательном прочтении, книги Бронислава Горба («Шут у трона Революции» и «Анафема Маяковского…») открыли бы и для Е. А., и для его студентов, для всех читателей, мир настоящего – любимого и самим поэтом – Владимира Маяковского.

 Многие из его стихов даже сегодня читаются как эпиграммы:

В СССР от веселости
стонут целые губернии и волости...

Интересна параллель, которая улавливается даже в раннем творчестве Евгения Евтушенко, возможно забытая, или упущенная, им самим. В статусе поэта Е. А. оказывался более карбонарием, нежели в статусе профессора. В поэме «Под кожей Статуи Свободы», судьбы её героев так и напрашиваются на сравнение с судьбой Владимира Маяковского:

«Мама,
за что убили Линкольна?»
А мама вопрос
не сочла почему-то ребяческим вздором…
печально сказала,
вихры мне пригладив, со вздохом:
"За то,
что он был высокого роста"…

 Высокий рост, как причина гибели неординарной личности, в поэме повторяется дважды: ещё и убийство Джона Кеннеди:

«пусть знает,
за что был пристрелен Джон Кеннеди, –
за то,
что он был высокого роста».

 И – в этой же поэме – ранее, словами Панчо Вильи:

«Я у них сидел, как в горле кость,
не попав на удочку богатства.
В их телегу грязную впрягаться
я не захотел. Я – дикий конь.
Я не стал Христом. Я слишком груб.
Но не стал Иудою – не сдался,
и, как высший орден государства,
мне ввинтили пулю – прямо в грудь».…

 Наталья Дардыкина. «Мандат на убийство»[9]:

«Название и содержание книги полемично. Многих шокирует слово "шут". У правящего трона Маяковский никогда не подвизался – он колебал его, доставал, раздражал независимостью высказываний и парадоксами своих приговоров. Поэт предсказал обновляющую стихию революции. Однако Октябрьский переворот сразу принял кроваво-пародийное обличие. И пригодилось поэту его природное театральное дарование: "Хорошо, когда в желтую кофту душа от осмотров укутана". Чтобы не выронить перо из рук, пришлось овладеть искусством скомороха и шута. Радикально изменился язык поэтических текстов Маяковского».

Джеймс Холт. "Владимир Маяковский и поэтика юмора"[10]:

 «Бронислав Горб – автор одной из самых интересных и амбициозных монографий последнего времени по Маяковскому» (Bronislav Gorb is the author of one of the most fascinating and ambitious recent monographs on Mayakovsky).

Дмитрий Бестолков (литературовед-аспирант, г. Мичуринск, Тамбовская область). «Бронислав Горб: суд над «красным хлыстовством» стихами Маяковского»[11]:

«Бронислав Иванович Горб – уникальный литературный аналитик, труд его, на мой взгляд, бесспорно, пополнит сокровищницу лучших филологических исследований о Владимире Маяковском. <…> Эффект появления такой книги, как книга Б. И. Го́рба «Шут у трона революции. Внутренний сюжет творчества и жизни поэта и актёра Серебряного века Владимира Маяковского», можно действительно сравнить с эффектом разорвавшейся бомбы, осколки которой ещё долго будут летать в немом пространстве истории».

…Нам думается, что теперь уже никто из тех, кто интересуется жизнью и творчеством Маяковского, не сможет утверждать, что знает поэта, если он не ознакомился (причём, основательно!) с этим взглядом на поэта. Можем, правда, предупредить: лёгкого чтения исследователь не обещает: чтение потребует серьёзной умственной работы. Но, в случае успеха, настоящее эстетическое удовольствие читателю гарантировано!

А критики? Что ж, тот, кто называет изучение жизни и творчества Маяковского своим призванием, отказаться от профессиональной, по-настоящему аргументированной дискуссии не сможет – без потери репутации настоящего учёного. Ваша очередь, господа «опрокидыватели», доказывать, что «она не вертится»!..

Одна из глав брошюры «Анафема Маяковского. Пособие…», изданной в Москве в 2012 году издательством УЛИСС, называется «Необычный музей необычного поэта». Нелишним будет рассказать вкратце и об истории создания, точнее, второго рождения, действительно неординарного Музея Маяковского в Москве.

По инициативе директора музея Светланы Е. Стрижнёвой, был приглашён Евгений Амаспюр. Ему помогал Тарас Поляков. Амапсюром был создан новый музей поэта.

Музей Маяковского, как лучший в мире – во всех зарубежных справочниках, и у многих, в том числе и у иностранцев[12], почему-то сложилось убеждение, что музей выстроен по книге Бр. Горба.

Бронислав Горб категорически это отрицает, хотя с книгой совпадает многое.

Сами же Е. Амаспюр и Т. Поляков признали, что, ознакомившись с книгой «Шут у трона революции», были поражены уникальной синхронности написания книги и воссоздания музея. И общности взглядов и концепции, как автора книги, так и их личной.

Приглашённый в музей, Бр. Горб был не менее других потрясён внутренним созвучием своей книги музейному пространству. Его восхищение талантливым воплощением нового видения поэта в музее не ослабевает. В своей второй книге, «Анафема Маяковского и Русский Апокалипсис ХХ столетия», он настоятельно рекомендует изучать поэта, предварительно посетив этот уникальный музей с его символами трона (музею на сегодняшний день – читайте ниже – к огромному сожалению очень и очень многих, просто уничтоженному!).

Явлением такого же порядка можно считать и решение министерства образования России исключить из школьной программы изучение Маяковского…

***

В заключение хотели бы привести небольшой отрывок из посвященной Маяковскому (и Есенину) главы "Медные подковки" в «Книге скитаний» Паустовского:

«Даже недруги отдавали должное его поэтической мощи, его прямолинейности трибуна, его политическому темпераменту. Раз он умер, то они, очевидно, успокоились и перестали придавать значение разящей силе его слов. Они просто не знали, что сплошь и рядом слово чем дальше, тем становится грозней. Его не обезвредишь, даже утопив на дне океана, как пытаются обезвреживать отходы атомного производства. Оно все время будет прорывать благополучную пленку жизни и взрываться то тут, то там»[13].

И еще… о «самоубийстве» (пусть и другим способом). Если среди читающих эти строки найдётся врач-психолог, психиатр, невропатолог, или другой специалист, разбирающийся в клинических аспектах самоубийства, мы хотели бы получить ответ на вопрос: возможно ли такое состояние у человека, «только что вынутого из петли. Он лежал на боку, на диване, подобрав колени, и все лицо его было в слезах. Они еще не успели высохнуть. Такая детская обида была на этом лице, что никто не мог смотреть на эту фотографию. Все отворачивались и отходили, пряча глаза»? Это – о Есенине (там же).

Вместо послесловия

…Ещё в конце предшествующего юбилею (2012-го) года, из Москвы пришло тревожное сообщение, касающееся Музея Маяковского. Связано оно было с тем, что, как оказалось, Департамент культуры Москвы (его тогдашний руководитель, и министр Правительства Сергей Капков), предпринял то, что мы назвали бы здесь, на Западе, да и в любом демократическом государстве, попыткой силового захвата (по-английски – “hostile takeover”).

Может быть, не помешает упомянуть ситуацию с культурными учреждениями в России. Несмотря на все «демократические преобразования», подобные учреждения, в частности музеи и библиотеки, является государственными учреждениями, работники которых назначаются правительственным аппаратом – в данном случае, Москвы. Похоже, что часто и творческая политика этих учреждений диктуется и контролируется теми же людьми.

Всё началось с того, что 5 декабря 2012 года Тарас Поляков, автор сценарной концепции экспозиции Государственного музея В. В. Маяковского, опубликовал на форуме посетителей музея тревожное письмо, и приложил интересное свидетельство-документ[14].

8 декабря журналист Ксения Басилашвили («Эхо Москвы») поместила в своем блоге[15] письмо Полякова, часть интервью «Эха Москвы» с Сергеем Капковым, а также еще 2 документа упомянутые ниже. В интервью Капков заявил, что об увольнении директора Музея Светланы Стрижнёвой (кстати, возглавляющей этот замечательный музей более 20 лет!) речь не идёт и, мол, глава Департамента по культуре о конфликте в музее знает.

Через неделю, 15 декабря, в передаче «МУЗЕЙНЫЕ ПАЛАТЫ»[16] вместе с ведущей передачи Ксенией Басилашвили и её коллегами, участвовали и гости - директор Музея Светлана Стрижнёва и г-н Капков. Здесь он вновь утверждал – вопреки собственному распоряжению («Приказы» от 18 октября и 3 декабря 2012 года) о «проведении реэкспозиции» в Музее в 2012 году» (и это в начавшемся году 120-летия со дня рождения Маяковского?!?) – что Музею в юбилейном году это не угрожает...

А что ожидает Музей после юбилея?

Рекомендуя читателям журнала указанные материалы, не можем не процитировать министра Капкова, который во время встречи, в открытом радиоэфире, свалив с больной головы на здоровую, откровенно заявил: «В основном, руководители наших учреждений живут по системе уважаемой мною министра Советского Союза Фурцевой»(!!!). И это – в наше время (XXI-й век!). И это, видимо, о проводимой департаментом политике и – о своих подчиненных, им же назначаемых?!

Вот так... Впрочем, еще в первом письму Тарас Поляков писал: «Уважаемые друзья музея Маяковского, у вас есть вопросы по поводу “укрепления руководства”»? А от себя прибавим, дорогие читатели (здесь, за рубежом и в России): вам всё понятно в вопросе о преемственности?..

Вынужденное послесловие № 2

По сообщению Инициативной группы по сохранению Государственного музея им. В. В. Маяковского, помещённом на «Информационном cайте О Государственном Музее Маяковского», варварский демонтаж одной – из двух – самых посещаемых достопримечательностей Москвы практически завершен! Полностью об истории «рейдерского захвата и развала» Музея В. В. Маяковского, а также о подобной угрозе в отношении Музея М. Булгакова, можно прочитать на этом же сайте.

***

Нам хотелось назвать одним из положительных итогов юбилейного года выпуск (в 2013-2014 гг.) нового издания – «Полного собрания произведений Маяковского в 20-ти томах», объявленного Институтом мировой литературы имени Горького Академии наук России. Из краткого сообщения на интернет-сайте Института можно было узнать, что на два тома из этого собрания уже выпущены, но… даже на сайте крупнейшего интернет-магазина в России они… отсутствовали в продаже. Дальнейший поиск в Интернете помог разгадать ребус: тираж издания – 300 экземпляров(!!!). Совсем как пресловуто-знаменитая резолюция Сталина, но наоборот: «только для служебного употребления»…

 ***

Б.Горб, Е.Шехтер: «В. Маяковский: по музею Е. Амаспюра с книгами Б. Го́рба»

В год 120-летия со дня рождения В. Маяковского, Бронислав Горб и Ефим Шехтер создали серию открыток «В. Маяковский: по музею Е. Амаспюра с книгами Бр. Го́рба». Авторы открыток послали первый экземпляр комплекта в адрес музея. В свете последних событий, молчание его администрации неудивительно.

В настоящее время единственное место где можно ознакомиться с открытками – на сайте Бронислава Го́рба (папка ОТКРЫТКИ).

***

И наконец – к приятному: мы очень надеемся, что радость открытия замечательного писателя и исследователя Бронислава Горба и его книг разделят и читатели журнала «СЕМЬ ИСКУССТВ». Интересного Вам чтения!

 Примечания:


[1] Здесь и далее - подчёркнкто или выделено нами.
[2] Интересующихся этой темой, мы отсылаем к статье Юрия Шехтера «Хоть после смерти!», помещенной в ежегоднике «Владимиру Высоцкому – 73: Народный сборник», Изд-во «Наваль», Николаев (Украина), 2011г.
[3] Одним из свидетельств этой близости мы считаем и несколько ссылок на стихи и образы Высоцкого в книге «Шут у трона Революции». Кроме того, хотели бы обратить внимание читателей журнала на необычный экспонат в музее Маяковского в Москве: почти у самого входа поставлен «трон», а к его подножью прислонена (муляж из металла)... гитара – с обломанным грифом, и с цитатой из Высоцкого: «Мы не умрем мучительною жизнью - Мы лучше верной смертью оживем!» (см. фото в главе из книги Бр. Горба, посвящённой Музею Маяковского).
[4] Эти слова Маяковского приводит Василий Катанян (по книге «Василий Катанян, Галина Катанян. Распечатанная бутылка», стр. 108, ДЕКОМ, 1999).
[5] Из книги Анатолия Наймана «Рассказы о Анне Ахматовой», Изд-во «АСТ/ЗЕБРА Е», 2008, стр. 77.
[6] Еженедельник «Литературная Россия», 1 Фев. 2002, то же http://www.litrossia.ru/archive/90/criticism/2102.php). Владислав Викторович Иванов родился в 1973 году в Магадане. Окончил Северный международный университет. Кандидат филологиеских наук. Автор монографии "Куваевская романистика".
[7] Е. Евтушенко «Можно всё ещё спасти», Изд-во Эксмо, 2011, стр. 6).
[8] Там же, стр. 471.
[9] «Московский комсомолец», 4 Фев. 2003; то же -http://cargobay.ru/news/moskovskijj_komsomolec/2003/2/15/id_126762.html.
[10] James Holt, III McGavran. «Vladimir Mayakovsky and the Poetics of Humor». Doctoral Thesis/Dissertation. Princeton University, 2008, 213стр. (Докторская диссертация, Доктор философии (mso-ansi-language: RU">Ph.mso-ansi-language: RU">D) 2008).
[11] http://archive.diary.ru/~istolkovanie13/, Янв. 2009г.
[12] Одной из таких «иностранок» была и посетившая Москву и музей Маяковс­кого (первый раз в 2003 году) единственная законная наследница поэта, его дочь – Хелен Патриция Джонсон, или, как она предпочитает называть себя по-русски, Елена Владимировна Маяковская. Тогда же, ей была подарена книга Бронислава Горба, и, ознакомившись с ней, она попросила о встрече с автором. Беседа продолжалась около 4 часов, и была записана на видеоплёнку – для студентов Lehman College (CUNY), где она до совсем недавнего времени преподавала.
[13] К. Паустовский Собрание сочинений в восьми томах, Т. 5. Повесть о жизни «Книга скитаний», Стр. 477.
[14] Набрав в Google этот и другие заголовки (дословно), вы легко найдете нужную страницу. «КАК И КТО ГРОБИТ МУЗЕЙ МАЯКОВСКОГО?», или по соответствующему адресу - http://www.mayakovsky.info/fm/viewtopic.php?f=6&t=1301&sid=ddda1666e11fd01320694dc9c2941f45.
[15] «МУЗЕЙ МАЯКОВСКОГО ЗАКРЫВАЮТ?», http://www.echo.msk.ru/blog/basilashvili/964664-echo/.
[16] «МУЗЕЙНЫЕ ПАЛАТЫ: ЧТО БУДЕТ С МУЗЕЕМ ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО В МОСКВЕ?», http://www.echo.msk.ru/programs/museum/968790-echo/#element-text.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:2
Всего посещений: 22




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer10/Shechter1.php - to PDF file

Комментарии:

Алекс Б. - Ефиму и Юрию Ш.
- at 2014-12-08 23:54:33 EDT
Спасибо огромное - от ВФ, АБ и др. детей войны и сыновей очередей.
Стихи замечательные , перечитываю и , если Автор не возражает , хотел бы поместить в Блогах "7 Ис.".
Спасибо Вам за приОТКРЫТЫЕ двери , за стихи Б.Г. и за то , что " не предали и оправдали..."

-- Бронислав Горб.
А В ДЕТСТВЕ ТРАВА ЗЕЛЕНЕЙ
* * *
Я ухожу, как в детство , в школьный сад...
В немой и вспять прокрученной картине
дойду туда , где много лет назад
оставил мальчика.
Он ждёт меня доныне.

В свои глаза я в детские взгляну.
Перед простым мальчишкой из народа
не скроешь , взрослый , давнюю вину,
не удивишь нежданностью прихода.

Двойник щербатый , я не идеал.
Не осуждай же конопатый предок,
за то , что я надежд не оправдал.
Да , я не оправдал, но и не предал.

Ты был смелей. Застенчивый простак
умел приврать, и в том не видел драмы.
Ношу твои заслуженные шрамы,
а сам давно я не участник драк.

И жизнь твоя не мной озарена –
высоким смыслом книжного примера.
Забытая во мне от пацана,
как огонёк во мгле мерцает вера.

Дитя войны и сын очередей
он счастлив был в неведеньи несытом.
Он так дружил бы с дочерью моей.
Но захотел бы стать моим он сыном?

В далёком детстве зеленей трава,
честней слова, заманчивей дороги...
Прости меня и не лишай родства:
ещё не все подведены итоги.
[1969]

Ефим Ш.
Phila, - at 2014-12-08 15:19:18 EDT

Ответ В.М.

Бр. Горб начинал свой литературный путь с поэзии и продолжает писать стихи.

http://bronislavgorb.ru/?page_id=107

посетите его сайт

В.М.
- at 2014-12-08 07:47:19 EDT
Из прошлой тьмы перед грядущей тьмой
на вход и выход вечно дверь забита. - это стихи Б.Г. ?

Алекс Б.
- at 2014-12-08 07:21:02 EDT
И без тебя не полон твой народ,
не полной мерой по деяньям взвешен,
а жизнь любая – как благой приход,
он не случаен был, а неизбежен.

Из прошлой тьмы перед грядущей тьмой
на вход и выход вечно дверь забита.
Ты должен знать, что именно тобой
не нараспашку дверь, но приоткрыта.

Спасибо Авторам , что приоткрыли дверь.

Юрий Ш.
Ист Брунсвик, Н. Дж., США - at 2014-10-21 19:23:19 EDT
Спасибо за отклик, просьбу переслал Бр. Горбу
Ефим Левертов
Петербург, Россия - at 2014-10-17 21:00:13 EDT
Чем нас агитировать "за советскую власть", не лучше ли постепенно начать публиковать здесь эти 11 отрывков из "Витрины"?

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//