Номер 12(58)  декабрь 2014
Эдуард Элькинд

Эдуард ЭлькиндПетр Меренблюм – скрипач, дирижер, педагог
Страница из истории русской музыкальной эмиграции
1-й половины ХХ века

На основе архивных материалов впервые приводятся сведения о жизни и музыкальной деятельности в России и Америке выпускника Петербургской консерватории Петра Меренблюма (1890 – 1966), создавшего в Калифорнии знаменитый Молодежный симфонический оркестр, ставший как бы кузницей музыкантов для многих оркестров США и поныне носящий его имя, а также о музыкальной судьбе его сестры Валерии Меренблюм-Элькинд (1889 – 1969), много лет руководившей скрипичным классом в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории и воспитавшей плеяду высококлассных музыкантов мировой известности.

 Ключевые слова: Петр Меренблюм, Петербугская консерватория, Калифорнийский Молодежный симфонический оркестр Петра Меренблюма, Валерия Меренблюм-Элькинд, Центральная музыкальная школа, Московская консерватория.

 Петр Иванович Меренблюм (1890 – 1966) родился в небольшом городке Артвин близ Батума в семье военного капельмейстера Ивана (Иогана) Меренблюма, волей судьбы и начальства оказавшегося в Грузии. В семье было девять детей: четыре мальчика и пять девочек.

Фотография семьи Меренблюмов, Тифлис, 1905 г. В центре  сидят:
Иоанн Меренблюм и его жена Вера Михайловна, стоят (слева – направо):
Петр, Любовь, Анна, Валерия,  справа от матери стоит Александр.

 Многие из них получили музыкальное образование: Валерия, Петр, Александр и Борис стали скрипачами. Получив начальное музыкальное образование в семье, Петр окончил 2-й Тифлисский музыкальный техникум. В 1907 году он поступает в Санкт-Петербургскую Императорскую консерваторию, в скрипичный класс знаменитого профессора Леопольда Ауэра. Однокурсниками Петра были Ефрем Цимбалист, Миша Эльман, Николай Мясковский, Абрам Ямпольский[1,2].

Петр Меренблюм со скрипкой (в молодости)

После окончания консерватории с большой серебряной медалью Петр Меренблюм был приглашен работать концертмейстером Рижского симфонического оркестра, позже в той же роли он играл в оркестрах Ялты и Ростова-на-Дону. В 1918 г. Петр организует Петроградский струнный квартет (П. Меренблюм, И. Бельский, Г. Столяров, Д. Зиссерман), с которым в течение двух лет успешно гастролирует в России и Европе (Рига, Либава, Данциг, Берлин). В 1924 году П. Меренблюм переезжает в США, в Нью-Йорк и после небольшого концертного турне получает работу в качестве ассистента концертмейстера Вагнеровской оперы. Вскоре он становится руководителем скрипичного отделения Cornish School of Music в Сиэтле, Вашингтон, а также работает дирижером Cornish оркестра.

В архиве семьи Меренблюмов сохранилась вырезка из Тифлисской газеты (середина 1920-х гг.), в которой сообщается:

«Окончивший в Тифлисе музыкальное училище, Петр Меренблюм, находясь ныне в Нью-Йорке, дал там ряд концертов, вызвавших похвальные рецензии: “Хейфец, Эльман, Цимбалист, братья Пиастро и Петр Меренблюм выросли и превратились в чародеев музыки и королей звуков. Один лучше другого, они все на такой высоте, что только тонкие знатоки и очень придирчивые критики могут отличить по качеству: который лучше? Петр Меренблюм один из лучших, тончайший музыкант, неподражаемый виртуоз, замечательный солист и удивительный преподаватель. На концерте 4 декабря Петр Меренблюм играл «Крейцерову сонату». Какая уверенность, какая спокойная классичность трактовки! В «Крейцеровой сонате» счастливо сочетается духовная глубина и мастерство техники – вещь как раз для Меренблюма. В «Пчелке» Меренблюм щегольнул своей совершенной техникой, а в мелодии Глюка – лиризмом и спокойной величавостью игры ”. Такие отзывы помещены почти во всех нью-йоркских газетах».

В Лос-Анджелесе Петр открывает скрипичную студию, на основе которой в 1936 году на собственные средства основывает Молодежный Калифорнийский симфонический оркестр, состоявший из 110 музыкантов в возрасте от 14 до 18 лет. Создавая свой Молодежный оркестр, Петр Меренблюм исходил из двух основополагающих соображений: первое – дать возможность своим талантливым ученикам исполнять их сочинения и другую музыку в сопровождении большого полномасштабного оркестра. Второе – в знак глубокой благодарности к принявшей его стране – Соединенным Штатам Америки – воспитывать талантливую музыкальную молодежь в духе традиций европейских и американских консерваторий, подобно тем, в которых он был воспитан на своей родине – в России. Он также решил, что не должно быть никакой дискриминации по расе, вере или цвету кожи, что все талантливые молодые люди должны получить доступ к такому воспитанию. Высокий стандарт созданного Молодежного симфонического оркестра сразу же вызвал восхищение и дружбу многих признанных во всем мире артистов и музыкантов. Под руководством П. Меренблюма этот оркестр стал как бы кузницей кадров профессиональных музыкантов, как солистов, так и оркестрантов для многих американских симфонических оркестров в Нью-Йорке, Чикаго, Кливленде, Миннеаполисе, Далласе, Буффало, Сиэтле и др.

Молодежный оркестр Петра Меренблюма выступал в концертах с выдающимися исполнителями (скрипачи – Натан Мильштейн, Яша Хейфец, Исаак Стерн; пианисты – Артур Рубинштейн, Владимир Горовец, Андре Превен, Эммануил Бэй; виолончелист – Мстислав Ростропович; дирижеры – Юджин Орманди, Зубин Мета, Леопольд Стоковский, Артуро Тосканини, Бруно Вальтер, Джон Барбиролли, Артур Родзинский, Константин Бакалейников, Дмитрий Митропулос, Сергей Кусевицкий).

 В репертуаре концертов оркестра Петра Меренблюма большое место занимали сочинения русских и советских композиторов: Чайковского, Калинникова, Лядова, Римского-Корсакова, Прокофьева, Шостаковича, Кабалевского, Кара-Караева, Хренникова.

В буклете, посвященном музыкальной деятельности и достижениям Молодежного оркестра Петра Меренблюма[3], приводятся следующие отзывы современников о П. Меренблюме и его оркестре.

Олин Даунес, известный музыкальный критик газеты «Нью-Йорк Таймс», посетив репетицию оркестра Петра Меренблюма (Лос-Анджелес, 1930-е гг.), написал в своей колонке:

«…он (оркестр) играл отрывок из «Мейстерзингеров»… мощь и звучание оркестра, сила и накал скрывающихся за ним оттенков и чувств, вели к тому, что невозможно было, чтобы не сжимало горло, а лицо оставалось спокойным».

«Они играли финал дворжаковской симфонии «Из Нового Света», которая звучала так, будто это действительно был новый мир отваги и романтики, и каждый думал, что это нечто, что способно победить и преодолеть тот ужас, который победоносно шествует сегодня за рубежом…» «Меренблюм вел их туда, куда он – и они – хотели идти. И они делали жизнь лучше своей игрой».

Джон Энсон Форд, администратор из Лос-Анджелеса:

«…ответ на этот неповторимый феномен музыкального мира лежит во вдохновенной личности Питера Меренблюма, дирижера, который не требует вознаграждения и изливает свою душу… нечто незримое, о чем молит каждый педагог, но которым обладают очень немногие, …оно исходит от его одушевленных рук, света на его лице и сияния его глаз, когда он ведет молодежь к вершинам невероятного совершенства».

Эдвин Шеллерт из газеты «Лос-Анджелес Таймс»:

«Появление молодежного оркестра Питера Меренблюма, в фильмах, которое было слишком редким, показало удивительный талант этой уникальной группы, который мог быть только результатом их великолепной подготовки. Например, мы запомнили фильм «They shall have music», где они соединяли свои усилия с ослепительной виртуозностью Яши Хейфеца, как знаменательное и восхитительное музыкальное событие своего времени».

Этватер Кент, известный американский филантроп, один из спонсоров оркестра:

«Даже если бы я не был любителем прекрасной музыки, я бы оценил Молодежный оркестр Питера Меренблюма как весьма ценное гражданское начинание. Развитие выдающихся юных музыкантов является важным вкладом в коммьюнити. Это столь же важно,как заинтересовать молодежь серьезными и полезными вещами. Услышать выступление оркестра Меренблюма – это огромное музыкальное познание и наслаждение».

В течение ряда лет Петр Меренблюм выступал в качестве дирижера симфонического оркестра Санта Моники и благодаря своим выдающимся способностям, огромному энтузиазму и личному обаянию снискал любовь как музыкантов, так и публики, посещавшей его концерты.

Кроме Молодежного оркестра П. Меренблюм организовал также Пионерский оркестр, в котором играли дети в возрасте от 10 до 14 лет. Пионерский оркестр, насчитывающий до 90 участников, был питательной средой, готовившей музыкантов для Молодежного оркестра.

П. Меренблюм и его оркестр участвовали в съемках художественных фильмов: «Им нужна музыка» (1939 г., с участием Яши Хейфеца), «Песня о России» (1944 г., с участием актера Михаила Чехова), «Mexikana» (1945 г.). Для киносъемок Петра Мернблюма и его оркестр приглашали такие кинофирмы как XX Century Fox, Paramount, Warner Brothers, United Artists.

Оркестр, которым П. Меренблюм руководил более 30 лет, и поныне носит его имя (Peter Meremblum California Junior Symphony Orchestra). В архиве семьи Меренблюмов сохранились фотографии Петра, несколько его писем, программы, афиши и буклеты выступлений П. Меренблюма и его оркестра.

Афиша одного из концертов Петра Меренблюма  после приезда в США (середина 1920-х гг.)

Программы концертов Santa Monica Symphony Orchestra под управлением Петра Меренблюма

В своем письме от 8 января 1962 года из Санта-Моники, Калифорния, США, Петр пишет сестре Валерии: «…Мне очень хотелось бы познакомиться с твоим учеником Игорем Ойстрахом. Узнай у него, когда он приедет сюда и где остановится. Дай ему на всякий случай мой телефон – OL 14223».

В интервью Артуру Штильману в журнале «Семь искусств»[4] в связи со своим 80-летием И.Д. Ойстрах так описывает встречу с П. Меренблюмом: «…В 1962 году в Лос-Анджелесе, где я давал концерт, в артистическую вошел незнакомый мне человек и, представившись, сказал: «Браво! Вы чудесно играли. Мы с Яшей [Хейфецом] сидим рядом и ему все очень понравилось!». Это был Петр Иванович Меренблюм, известный скрипач и дирижер, родной брат моего педагога по ЦМШ Валерии Ивановны Меренблюм!..»

*

Здесь нельзя не рассказать о музыкальной судьбе родной сестры Петра – Валерии Меренблюм (1989 – 1969) и ее учеников. Получив начальное музыкальное образование в семье, Валерия Ивановна окончила 2-й Тифлисский музтехникум, где в дальнейшем вела собственный скрипичный класс.

Фотография преподавателей 2-го Тифлисского музтехникума, В.И.Меренблюм в центре (середина 1920-х гг.)

Программа концерта учеников скрипичного класса В.И.Меренблюм в Тифлисе, 2 июня 1929 г.

В начале 1930-х гг. В.И. Меренблюм переезжает в Москву и становится руководителем скрипичного класса в Центральной музыкальной школе при Московской Государственной Консерватории имени П.И. Чайковского.

Москва, 6 ноября 1937 года... На концерте в Большом театре, посвященном ХХ-летию Октябрьской революции, с успехом выступили два маленьких скрипача – Рая Бесидская (9 лет) и Боря Фридмо (10 лет), исполнивших двойной концерт Вивальди. Оба они – ученики скрипичного класса Валерии Ивановны Меренблюм-Элькинд. (В архиве Валерии Ивановны сохранился артистический пропуск № 1289 в Большой театр, выданный на этот концерт на ее имя).

Генеральной репетицией этого выступления было участие Р. Бесидской и Б. Фридмо в концерте в Большом зале Консерватории 21 апреля 1937 года, организованном Всесоюзным Комитетом по делам искусств. Этот концерт нашел отражение в музыкальной прессе. Так, в статье профессора А.Б. Гольденвейзера «Юные музыканты» в журнале «Советская музыка»[5] отмечается высокое профессиональное мастерство выступавших, приводится фотография юных скрипачей на сцене Большого зала Консерватории.

За многие годы работы в ЦМШ Валерия Ивановна воспитала плеяду высококлассных скрипачей мировой известности, ставших впоследствии концертирующими скрипачами – солистами (И. Ойстрах, А. Корсаков, В. Легошин), артистами столичных симфонических оркестров (С. Венбрин, И. Котова, М. Кушнирская, Р. Попандопуло, С. Рахлина), организаторами, руководителями и участниками струнных ансамблей (А. Корсаков, М. Кушнирская, Л. Гозман, Э. Бодер), музыкантами-педагогами (А. Григорян, В. Бронин, И. Ойстрах, Ю. Брейтбург, В. Легошин), дирижерами (Л. Гозман, К. Кольчинская).

Фотография В.И.Меренблюм с учениками (слева – направо):
С.Венбрин, В.Бронин, Р.Бесидская, Б.Фридмо, Л.Гозман, Р.Попандопуло, середина 1930-х гг.

Одними из первых по времени учеников Валерии Ивановны в ее скрипичном классе во 2-м Тифлисском музтехникуме были Асатур Григорян и Борис Меренблюм (родной брат Валерии Ивановны). О дальнейшей судьбе Б.Меренблюма, а также Александра сведений не сохранилось. Известно лишь, что Александр Меренблюм окончил Петербургскую Консерваторию по классу скрипки с золотой медалью[6]. А.Г. Григорян окончил Московскую консерваторию, стал профессором, заведующим кафедрой струнного ансамбля.

Асатур Григорян (1930 г.)

Игорь Давидович Ойстрах (р. 1931) – лауреат Международных конкурсов скрипачей в Будапеште (1949 г., первая премия) и имени Г. Венявского в Познани (1952 г., первая премия), народный артист СССР. Он концертировал во многих странах мира, играл с выдающимися музыкантами современности. Являлся профессором Московской Консерватории (1958 – 1975 гг.), с 1990-х гг. – профессор Брюссельской Консерватории. Среди его учеников – Захар Брон.

Гарик Ойстрах (1953 г.)

Андрей Борисович Корсаков (1946 – 1991) – лауреат Международных конкурсов скрипачей им. Паганини (1965 г., третья премия), им. Чайковского (1970 г., четвертая премия), Народный артист России. Преподавал в Московской Консерватории, а также в Академии музыкального искусства во Франции. Награжден медалью Брюссельского фонда им. Изаи. А.Б. Корсаков был основателем и первым руководителем ансамбля солистов «КОНЦЕРТИНО» Московской филармонии. В 1991 г. возглавлял Государственный камерный оркестр России.

Андрей Корсаков

А.Б. Корсаков, безвременно ушедший из жизни, выступал с крупнейшими оркестрами и выдающимися дирижерами современности. По заказу Берлинского радио осуществил запись скрипичных сочинений И.С. Баха.

Вот выдержки из зарубежных газет с оценкой исполнительского мастерства Андрея Борисовича: «по технике исполнения Корсакова можно сравнить с Хейфецем: он может все, но еще более поразительно, что это сочетается с удивительным хладнокровием и отсутствием всякой позы ...» («Телеграф», Голландия); «Андрей Корсаков предложил свое прочтение концерта Чайковского, которое захватило от первой до последней ноты!» («Газетт», Канада); «Андрей Корсаков превратил свой венский дебют в настоящий праздник» («Курьер», Австрия); «Андрей Корсаков – настоящий музыкант: совершенная уверенность, прекрасный стиль, поразительная глубина чувств!» («Дерньер Эр», Бельгия).

Одна из талантливейших учениц В.И. Меренблюм Марта Кушнирская с отличием закончила Ленинградскую Консерваторию (1958 г.) и аспирантуру (1962 г.), став единственной студенткой курса, получившей «сталинскую стипендию».

Марта Кушнирская (1952 г.)

 На протяжении всей учебы Марта выступала в концертных залах Ленинграда, как с сольными концертами, так и в составе ансамблей. В 1963 году М. Кушнирская была зачислена в состав оркестра Большого театра СССР. Более 30 лет Марта была одной из ведущих скрипачек оркестра, исполнительницей сольных партий при таких дирижерах, как Е. Светланов, Б. Хайкин, Г. Рождественский, А. Мелик-Пашаев. В этот же период она получает приглашение на работу в Ансамбль скрипачей Большого театра под руководством Народного артиста РСФСР Юлия Реентовича. С 1995 года М. Кушнирская – доцент классической Академии музыки им. Маймонида, с 1998 года – основательница и художественный руководитель молодежного Ансамбля скрипачек «МЕЛОДИЯ».

Воспитанник класса В.И. Меренблюм замечательный музыкант, дирижер Лазарь Гозман (р.1926 г.) после окончания в 1949 г. Московской консерватории работал концертмейстером в Ленинградском филармоническом оркестре, Ленинградской консерватории.

Лазарь Гозман

 В начале 1970-х гг. он стал организатором и одним из первых художественных руководителей Ленинградского камерного оркестра. Под руководством Л. Гозмана оркестром были исполнены более 200 произведений камерной музыки, записаны компакт-диски музыки немецких композиторов эпохи барокко, симфонии Гайдна и другие произведения. С оркестром выступали такие выдающиеся солисты, как Э. Гилельс, Г. Кремер. В составе этого оркестра играл и другой ученик Валерии Ивановны Эммануил Бодер. По отзывам прессы записи Ленинградского камерного оркестра под руководством Лазаря Гозмана «отличаются уникальным проникновением в образный строй и стилистику музыки, безукоризненным мастерством».

Эммануил Бодер (1928 – 2009) после окончания консерватории в течение более 20 лет играл в Ленинградском филармоническом оркестре, принимал участие в Ленинградском камерном оркестре Л. Гозмана. После переезда в США работал в Бостонском симфоническом оркестре, был концертмейстером Нью-Йоркского симфонического ансамбля.

Ученик В.И. Меренблюм Володарь Петрович Бронин (1927 – 1973) занимался преподавательской деятельностью в Московской консерватории, был ассистентом в классе Д.Ф. Ойстраха, имел своих учеников.

Фотография Д.Ф.Ойстраха с дарственной надписью В.И.Меренблюм

***

В обращении к оркестру незадолго до кончины Петр Меренблюм, напутствуя своих учеников-оркестрантов, рассказал им о своей жизни и музыкальной деятельности в России и Америке ([7], Приложение).

Жизнь и творческая деятельность Петра Меренблюма являются яркой страницей в истории русской музыкальной эмиграции первой половины ХХ века. Вдова Петра Зинаида Меренблюм в одном из писем к Валерии Ивановне писала: «Он посвятил свою жизнь друзьям, музыке, культуре и образованию».

Несмотря на то что брат и сестра Меренблюмы жили и работали в разных странах, их объединяла общая творческая цель – воспитание высококлассных профессиональных музыкантов.

Приложение.
Текст прощального обращения Петра Меренблюма к своему оркестру,
 перевод с английского

Мой Оркестр, теперь, когда я, направляясь к неизвестным берегам вечности, покидаю вас, я хотел бы оставить каждому моему музыканту несколько слов. Я радовался быть с вами (или с вашими отцами и матерями, если они пришли в Оркестр до вас) и обучать вас самой лучшей музыке, которую только можно познать каждому из нас и особенно вам.

Как вы знаете, у меня не было собственных детей, но всю мою жизнь я любил вас, потому что я вырос в семье, в которой было девять детей, папа, мама, несколько двоюродных братьев и сестер, дядей и теток и других родственников.

Я считаю себя очень счастливым от того, что я получил первоклассное музыкальное образование сначала в Тифлисе, в городе, который в России считался столицей Кавказа, и потом закончил блестящую Санкт-Петербургскую консерваторию. Мне посчастливилось тесно общаться с самыми выдающимися музыкантами того времени: моим первым преподавателем был Леопольд Ауэр, директором консерватории был Александр Глазунов, а преподавателем композиции и контрапункта – Римский-Корсаков. В штате консерватории были знаменитые пианисты, и мы, студенты, играли вместе с Прокофьевым, Черепниным и со многими другими выдающимися исполнителями. В то время Россия была на вершине развития искусства, музыки, театра, балета и оперы.

Среди моих друзей были многие артисты московского Большого театра и Художественного театра, которым руководили Станиславский и Немирович-Данченко. Поэты, балерины, актеры и музыканты были моим кругом общения. После окончания консерватории я был приглашен работать концертмейстером Рижского симфонического оркестра, позже играл в симфонических оркестрах Ялты и Ростова-на-Дону. Мне повезло играть с первоклассными дирижерами и, иногда, более, чем с первоклассными. Среди них были Никиш, Сафонов и Кусевицский, а в Соединенных Штатах я играл в оркестре, которым руководил Стоковский. Я организовал мой собственный прекрасный Петроградский струнный квартет, который был потрясающе известным в России и в котором начинал Иосиф Ройзман. Позже я играл первую скрипку в Будапештском квартете. В разгар революции я помогал Натану Мильштейну в его первом концерте в России. Сверх того на концертной сцене у меня были сольные выступления и участие в трио. Я сыграл в историческом порядке цикл всех скрипичных сонат.

Я рассказываю вам все это не из хвастовства, а чтобы показать, какую на мою долю выпало огромное богатство музыкального образования, культуры и замечательного знакомства с выдающимися людьми ХХ века.

Я люблю мою родину – Россию и все еще восхищаюсь ее искусством и культурой. Но мне не нравился ее всеобъемлющий жестокий Красный коммунистический режим. Поэтому я считаю, что никогда не покидал мою Старую Родину, я просто удрал от нетерпимой так называемой «диктатуры пролетариата». Когда после двух лет пребывания в Европе мне посчастливилось приехать в Соединенные Штаты, я привез мою скрипку, два носовых платка, 10 долларов в кармане и чудовищно примитивное знание английского языка и деловой жизни в Америке. Я направился прямо в Нью-Йоркский Союз музыкантов и через два дня получил работу помощника концертмейстера Вагнеровской Оперы».

В Нью-Йорке ко мне стали приходить многие молодые американцы, (которые услышали обо мне от их интересующихся музыкой родителей или родственников), чтобы брать уроки и узнать что-нибудь о знаменитой скрипичной школе Леопольда Ауэра. Я был потрясен, поняв как много было среди них потенциальных талантов с очень бедным пониманием музыки, несовершенной пальцевой и смычковой техникой, бедным репертуаром и очень плохим музыкальным вкусом. Прямо тогда и там я дал клятву отблагодарить мою новую Родину, которая дала мне убежище и нормальную человеческую жизнь, хотя я не мог согласиться с ее многими очевидными недостатками. Я захотел дать каждому американскому мальчику и девочке, которые интересуются музыкой, максимум того, что я мог и что хранил в глубине своего существа.

Помните ли вы историю о старом миллионере Джоне Д. Рокфеллере, который любил носить в кармане несколько центов, чтобы облегчить тяжелую жизнь окружающих его бедных парней. Мое богатство и моя судьба – это музыка, мои знания, опыт и эрудиция, которые я мог передать каждому, кто в них нуждался. Некоторые просили денег, но у меня их не было. Для меня достаточно прожить всю долгую жизнь с моей женой и соратником, которая постоянно помогала мне и вдохновляла меня.

Я бы пожелал вам относиться к ней с полным почетом и уважением. Она никогда ни в чем не оставляла меня, хотя много раз со мной не соглашалась. Она скромная, интеллигентная и очень доброжелательная. Она разделяет мои убеждения, идеалы и вкусы и я всегда просил ее быть продолжателем дел с моим Оркестром так, как это было все эти 30 лет. Я всегда гордился моим Оркестром и теми сотнями девочек и мальчиков, которые играли в нем до и после того, как становились его исполнителями. У меня никогда не было больших доходов, славы и успехов. Мой Оркестр был нужен мне не для того. Он был моей душой, моей любовью, идеалом, и вспомните клятву, которую я дал сразу же после того, как прибыл сюда. Мое здоровье было единственной причиной отхода от дел. Я с большими колебаниями оставил Симфонический оркестр Санта-Моники, где, как вы знаете, играет более двадцати пяти моих прежних и настоящих учеников.

Я также оставил Симфонический оркестр докторов, несмотря на их просьбы поработать с ними еще один год. Но мой собственный Оркестр, который, как вы знаете, я действительно создал моими собственными руками, без какой-нибудь помощи извне, финансируя его в первые два с половиной года из собственного кармана, я не мог оставить до самых последних трудных дней.

Зина обещала приложить все усилия и продолжать работу, как будто я все еще с вами. И возможно, так оно и будет. Никакие великие философы, мудрецы и мыслители не открыли еще тайны жизни и смерти. И я знаю, это – не только «химия»…

Я желаю всем и каждому из вас самых больших успехов в музыке и большого личного счастья. И попытайтесь быть как можно лучшими мальчиками и девочками. Я посылаю вам мои благословения и любовь. Да пребудете вы в мире.

Ваш музыкальный Отец, учитель и дирижер Петр Меренблюм.

Литература

1. Очерк пятидесятилетия деятельности С.- Петербургской Консерватории, составители профессора А.И.Пузыревский и Л.А.Саккетти, Петроград, Русско-Французская типография, 1914, с. 191.

2. Отчет С.-Петербургского отделения Императорского Русского музыкального общества и консерватории за 1909 – 1910 г., С.- Петербургская типография С.Л.Кинда, 1912, с. 170.

3. California Junior Symphony Association, Statistics and Achievments of the Peter Meremblum Junior Symphony Orchetra of California, 1937 – 1953.

4. Артур Штильман. Игорь Ойстрах рассказывает. Моменты жизни в фотографиях, журнал «Семь искусств» №7 (20), 2011, с.57 – 79.

5. А Б.Гольденвейзер «Юные музыканты», журнал «Советская музыка», № 10-11, 1937 с. 18 – 21.

6. Журнал «Солнце России», №118-19, 1912, с. 16.

7. Прощальное обращение Петра Меренблюма к своему оркестру (на английском языке).


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:1
Всего посещений: 75




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer12/Elkind1.php - to PDF file

Комментарии:

A.SHTILMAN
NY, NY, - at 2014-12-20 06:24:16 EDT
Очень тёплая, трогательная и важная статья. Документ - прощальное письмо не был известен читателям. Конечно, я знал Валерию Ивановну с детства по ЦМШ. А здесь в Америке многие музыканты старшего поколения , которых я знал, рассказывали мне, что были его учениками и вспоминали Петра Меренблюма с благодарностью . Спасибо автору за важную статью о вкладе Петра Меренблюма в музыкальную жизнь Америки.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//