Номер 5(52)  май 2014
Лея Алон (Гринберг)

Имя фамилияПричуды мелодий

 

 

Однажды она рассказала мне сказку, полную тайны, но где-то на самом "дне" её притаилась печаль, раздумья о жизни, о рождении красоты. Она сама написала эту сказку, но её я помню смутно, зато сохранила новеллу, похожую на сказку, которую Ителла Мастбаум посвятила своему поселению Долев. Новелла ли, сказка ли, а может быть маленькая поэма?..

Когда тучи "садятся" на гору Долев, дома, деревья, кусты и цветы погружаются в туман, становятся таинственны и прозрачны. Мерцающие шары огней возникают тут и там, и звуки падающих капель создают ощущение перешептывания и тихого переговаривания. Видно, как тучи бегут сквозь предметы, обнимают, увлекают, и ты чувствуешь себя частью этого таинства, этого действа, этой красоты. Тайны, разлитые вокруг, завораживают. Они приглашают к игре, к чудачествам, и вспоминается "Сон в летнюю ночь" Шекспира, где явь и сказка переплелись в игре и дурачествах, и уже не знаешь, где что. Да и зачем знать?  Пусть везде будет сказка.

Можно отдаться ей, забыть обо всем, попасть в мир, где душа легко летает и общается с волшебством. Я растворяюсь в этой сказке, и вот: я уже капля, прыгаю с листка на листок, сверкаю и позваниваю, и стараюсь подольше задержаться на кончике ветки.  Зима, тепло, и волнующе хорошо!

Я вспомнила эту новеллу, полную красок и музыки, когда оказалась на выставке картин художницы, выставленных в Иерусалимской русской библиотеке. Быть может, если бы я не знала название выставки, наверное, оно родилось бы во мне тут же, на месте, совпадая с тем, что дала художница: "Причуды мелодий". Вокруг тебя была музыка, ты слышал её и в картинах, посвящённых музыке, и в пейзажах.

Тихо шептались между собой деревья, лукаво пряталась за дымкой тумана птица, жадно тянулись к дождю травы, тихо стонало под ветром дерево… И всё это откликалось в твоей душе, рождая музыку…

Я долго не могла отвести глаза от одной акварели и пыталась понять, почему. Может быть, чем-то напомнила она мне Прибалтику, где прошло моё детство и юность, с её хмурым небом, и частыми дождями… Оранжевый шар солнца наполовину сокрыт тучей. Свет его словно смешался со светом тучи: сине-оранжевые сполохи предупреждают о грозе. Небо совсем близко подступило к воде, взволновало, нахмурило её, передало ей свой неспокойный цвет. И только цапли на сухом светлом островке вглядываются в мир, будто хотят понять, что ждёт их… 

 

Берег Балтийского моря, 1981,

бумага, акварель, карандаш, 52/62 

Они часть этого мира, это их море, их туча, их дом, их тихий островок. Трудно представить, как бы выглядела акварель без трёх этих птиц, будто слившихся с взволнованным морем. Они придают ей особую интонацию. Картина живёт, неожиданно напоминая мне акварель Ителлы "Дождь в Иерусалиме". Там очень важная сорока вышагивает под дождём, сопровождая девочку с зонтиком. И, глядя на эту пару, ты не можешь скрыть улыбку, столько тепла и фантазии в этом иерусалимском сюжете. 

 

 

Туман на реке, 1977,

бумага, акварель, 48/36 

Пейзажи Ителлы передают состояние её души, навеянное встречей с природой. Озёрный край. Островки зелени. И вода. Чистая, глубокая. Небо и вода. Впечатление тишины, покоя, которым дышит земля. 

 

Озерный край 1980,

бумага, акварель, 46/35 

А вот ещё одна акварель. Розово-серый туман подобно завесе отдалил от тебя деревья. Их силуэты едва различимы. Где-то, почти невидимые, качаются тонкие кусты растений. И в серой густоте тумана – журавли. Ты едва угадываешь их очертания. "Розовый туман"… И отдельная картина – "Голубой туман". Как по-разному реализована фантазия художницы, её тайна. 

 

Розовый туман, 1978,

бумага –torshon, акварель, карандаш, 45/56 

Бывает: ты проснулся, и мир видится тебе словно сквозь призму душевной непогоды. Едва различимы очертания всёго, что попадает в поле твоего зрения. Так и в природе, всё словно ушло, спряталось от тебя. Ты видишь и не видишь. Мир сокрыт. Мысли ли это, реальность ли? 

 

Голубой туман, 1972,

японская бумага ручной работы, чернила, 50/55 

Мне приходят на память стихи Аллы Айзеншарф, поэтессы, которую я люблю. В них, как и в работах Ителлы Мастбаум, тоже звучит раздумье о жизни, тихая музыка. 

Меня об этом не просили:

Петь поутру, как небо сине,

Как растворяются в тумане

Деревьев сонных караваны,

Как тихо прядает листва,

И всплески лепятся в слова.

Но, Боже правый, Боже правый,

Себе ли я пою во славу?! 

Но увлёкшись акварелями, я не рассказала о серии, посвящённой музыке. 

 

Серия “Причуды мелодий”

Трио, 2014

холст, масло, 65/80 

Может быть, потому что акварели видела впервые, о музыкальной серии писала в эссе, посвящённом творчеству Ителлы Мастбаум. Первые наброски этой серии рождались на фестивале классической музыки в Кфар-Блюме. Ителла рисовала, слушая музыку. Ей хотелось передать чувства, которые пробудили в ней звуки музыки. Она спешила сделать этюды. Было это много лет тому назад, но уже после этого Ителла не раз возвращалась к работе над ними. Они словно бы "дозревали" в её душе. 

 

Серия “Причуды мелодий”

Соло, 2009,

бумага, пастель, 58/53 

Появлялись новые детали, что-то иначе осмысливалось. Годы приносили зрелость. Она заканчивала их и давала им имена: "Квартет", "Арфа", "Соло", "Пианистка"… Рождалась серия "Причуды мелодий" из десяти картин. 

 

Серия “Причуды мелодий”

Концерт М.В. Юдиной, 2009,

Бумага, пастель, 70/54 

В них – почерк Ителлы Мастбаум: соединение поэзии, музыки, тайны, фантазии. В них – её душа, тонко чувствующая мир, умеющая страдать и радоваться жизни. И когда я пишу эти строки, вспоминаю вновь, как в Кфар-Блюме Ителла собирала перья павлина. Он ронял их, а она, будто вернувшись в детство, тихо шла за ним и поднимала лёгкие, нежные, поражающие своим цветом перья. 

 

Серия “Причуды мелодий”

Концерт, 2009,

бумага, пастель, 56/57 

В её картинах линии поют, соединяются, разъединяются, образуя непередаваемый узор, сплетённый из тонких нитей, словно она создавала их вот теми самыми павлиньими перьями, которые передали ей тайну и красоту своего цвета. 

 

Серия “Причуды мелодий”,

Мечтания, 2009,

Бумага, пастель, 59/54 

Музыкант слышит звуки, а художник? Его музыка создаётся цветовой гаммой, этим удивительным сплетением линий, нежностью или суровостью красок. Знакомые, но каждый раз по-новому воспринимаемые мной картины… 

 Серия “Причуды мелодий”

(Скрипачка), 2009,

Бумага, пастель, 48,5/60 

Мне кажется, воедино слились капли падающего на иерусалимскую мостовую дождя, голубой туман, обволакивающий собой синий ствол одинокого дерева, чистота воды в краю озёр, и ещё многое другое, что ложится на душу, как мазок кисти художника ложится на чистый холст, чтобы этим выразить своё видение мира и передать другим его красоту…


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 173




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer5/Alon1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//