Номер 5(52)  май 2014

Виктор Захаров

Виктор Захаров Как Прага не стала русским Оксфордом

Возникновение, развитие и крах русского образования в Чехословакии

В последние годы стало очевидно, что явление русской эмиграции, даже если взять только период между двумя мировыми войнами, не едино и многолико. Безусловно, важен взгляд на феномен эмиграции в целом. И в то же время общая картина складывается из отдельных явлений. Одному из таких явлений и посвящается это сообщение.

Особое место в создании системы русской науки и образования за рубежом принадлежит Чехословакии. Объяснение этому кроется в поддержке русской эмиграции со стороны чехословацкого государства во главе с президентом Т.Г. Масариком. Именно он был инициатором кампании, получившей название "Русской акции". За короткий период в Чехословацкой республике (ЧСР) было создано большое число учебных и преподавательских мест (со стипендиями), организовано множество учебных заведений, научных учреждений и союзов.

Велик вклад русских ученых в различные сферы чехословацкой культурной и научной жизни (достаточно вспомнить хотя бы Пражский лингвистический кружок во главе с Романом Якобсоном). Но была и другая сторона деятельности русской ученой эмиграции в Чехословакии. Это – организация системы русского образования в ЧСР для русской молодежи. Прага заслуженно получила название "русского Оксфорда", центра подготовки кадров для будущей постбольшевистской России. При этом не следует забывать и Братиславу, Брно, Ужгород и другие города, где также были учебные заведения.

Был создан Союз русских академических зарубежных организаций с центром в Праге, который включал как русских ученых, так и представителей чехословацкого правительства. Основная цель союза формулировалась подготовка молодежи "в интересах будущей судьбы русского народа … и сохранения духовных сил для строительства Новой Великой России". Увы, этим надеждам на возвращение на родину не суждено было сбыться.

Уникальным примером русских научно-образовательных учреждений за рубежом был Русский народный университет в Праге (РНУ). Деятельность его подробно освещена в ряде публикаций (Пятнадцать лет работы Русского свободного университета в Праге (1923-1938).– Прага, 1938; Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. – М., 1992. – С. 45 54; Раев М. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции 1919–1939. -М., 1994. – С. 83–85; и др.), базирующихся на воспоминаниях эмигрантов и на фонд РНУ, переданном в составе Пражского заграничного архива в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ. Фонд Р-5899 (2 оп., 345 ед. хр., 1923–1943 гг.). Среди материалов фонда – положение о Русском народном университете, устав университета, протоколы общих собраний комитета слушателей, опись имущества университета и другие материалы.

Русский народный университет в Праге был открыт 16 октября 1923 г. при пражском Земгоре (Объединение российских земских и городских деятелей) по образцу Московского городского народного университета имени А.Л. Шанявского, т.е. как несколько облегченная и не связанная жесткими программами комбинация различных курсов.

Университет создавался в сложной политической обстановке. Земгором руководили правые эсеры, многие из которых были вывезены из России чешскими легионерами. И предлагая весной 1920 г. создать в Праге "центр прогрессивных русских", именно на них рассчитывало опереться чехословацкое министерство иностранных дел (МИД) для налаживания связей с будущей Россией. Не следует забывать, что во главе МИДа тогда стоял Э. Бенеш, который проводил проэсеровскую политику и которого даже называли "чешским эсером".

Здесь, наверное, будет уместно напомнить, что эсеры (социалисты-революционеры) стояли на социалистических позициях. В то же время политическая ориентация большей части русской эмиграции, пополнившейся к середине 1921 года 150-тысячной армией генерала Врангеля, была скорее промонархической. Нелишне напомнить, что большинство молодых людей – кандидатов в студенты – прошли через мясорубку гражданской войны и презирали и ненавидели так называемую "демократическую левую". И идея призвать в Прагу известных профессоров и молодых людей для создания здесь "русского Оксфорда" натыкалась на взаимное неприятие. Большинство политически мыслящих эмигрантов воспринимало Прагу как "бастион" эсеров, а с другой стороны, эсеры, действуя через чехословацкий МИД, соглашались принимать только людей с "правильных" (то есть, левых) политических взглядов. Например, известны три телеграммы, посланные из МИДа в Константинополь в сентябре 1921 г., требующие воспрепятствовать прибытию в ЧСР под видом студентов монархистов и "людей Врангеля".

Значительную роль в создании РНУ и наполнении его "человеческим материалом" сыграли Алексей Степанович Ломшаков (1870–1960) и Павел Иванович Новгородцев (1866=1924).

Первый из них, известный инженер-изобретатель и организатор производства, сразу был принят на работу на заводы "Шкода" и мог не беспокоиться о себе. Однако его беспокоила судьба своих коллег и молодежи, проведшей лучшие годы на фронтах мировой и гражданской войн. А.С. Ломшаков, опираясь на свои связи в торгово-промышленных и финансовых кругах, попытался перебороть левую ориентацию чехословацкого МИДа. И это ему удалось. Возглавив в октябре 1921 г. Комитет по обеспечению образования русских студентов в ЧСР, А.С. Ломшаков стал осуществлять контроль над приемом студентов и над приглашением профессоров. И чешские власти, в конце концов, пошли на то, чтобы отказаться от политического принципа отбора и перейти к отбору по деловым качествам. В результате с 1 ноября 1921 г. по 1 февраля 1922 г. число русских студентов, прибывших в Прагу на иждивение чехословацких властей, возросло в 5 раз и составило почти 1500 чел. Это означало конец эсеровской власти над русской колонией, которой эсерам удалось добиться в мае 1921 г., когда был ими воссоздан Земгор, получивший львиную долю государственных средств для оказания финансовой помощи эмиграции.

П.И. Новгородцев

Для реализации своей программы Ломшаков привлек П.И. Новгородцева. П.И. Новгородцев, известный юрист, один из создателей и лидеров Конституционно-демократической партии (кадеты), а после октября 1917г. участник Белого движения, не отказался от предложения Земгора, возглавил его лекционный отдел, разработал программу РНУ, привлек к его работе многих известных ученых. И если А.С.Ломшаков стал врагом № 1 для левых, то П.И.Новгородцев, согласившись сотрудничать с Земгором, стал предателем в глазах правых. Так, выдающийся представитель русской исторической науки, академик П.Н.Кондаков, отказался сесть с П.И.Новгородцевым за один стол, другие перестали подавать ему руку. Далеко не все смогли понять, что главное – подготовка высококачественных кадров, а не политическая ориентация. "Наши правые коллеги, конечно, не могли вступать в сотрудничество с социалистическим учреждением, даже по делам просветительского характера", – писал М.М.Новиков, многолетний ректор РНУ, приглашенный в Прагу именно П.И. Новгородцевым. Для П.И.Новгородцева эти политические и человеческие разногласия оказались роковыми – в 1924 г. его не стало.

Эти обстоятельства создания РНУ показывают, в какой борьбе создавался в Праге русский образовательный центр. К чести русской эмиграции нужно сказать, что, в основном, противоречия преодолевались. Русский народный университет в Праге был создан и еще при жизни П.И.Новгородцева начал успешно работать.

Первоначально основной целью университета было оказание помощи русским студентам, обучавшимся в чехословацких вузах, а также ознакомление граждан ЧСР с русской культурой, историей и искусством. Университет предоставлял всем желающим возможность бесплатно учиться, знакомиться с различными отраслями знаний. Для этого в университете организовывалось чтение курсов, лекций и докладов, преподавание иностранных языков, посещение музеев, выставок, практические занятия и семинары. В составе РНУ действовали следующие отделения: общеобразовательное, начальных знаний, прикладных знаний, специальных курсов (стенографии, бухгалтерии, счетоводства и т.п.). Особым успехом пользовались курсы иностранных языков, помогавшие эмигрантам приспосабливаться к новой жизни.

Бессменным ректором университета был зоолог М.М.Новиков (1876-1960), оставивший свой пост только в 1939 г., когда в Прагу пришли немцы.

Среди преподавателей университета были известные ученые, такие как историки А.А.Кизеветтер, А.В.Флоровский, П.А.Остроухов, С.Г.Пушкарев, философы С.Н.Булгаков, Н.О.Лосский, литературоведы Е.А.Ляцкий, А.Л.Бем, лингвист С.И.Карцевский, экономисты П.Б.Струве, П.Н.Савицкий и многие другие. Преподаватели с успехом читали лекции и доклады, а также вели кружки не только в Праге, но во многих других городах Чехии, Моравии, Словакии и Подкарпатской Руси.

Постепенно значительное место в деятельности университета стала занимать научная работа, состоявшая в организации научных обществ и издательской деятельности. На базе университета в 1926г. возникло "Философское общество", в 1932г. – "Педагогическое общество". С 1928 г. стали выходить "Научные труды" университета, посвященные научным исследованиям в различных областях. Осенью 1933 г. при университете было основано Русское научно-исследовательское объединение (НИО), куда вошло большинство русских ученых, проживающих в ЧСР.

До 1927-28 гг. работа университета шла по нарастающей. Однако в конце 20-х гг. РНУ попал в полосу серьезных материальных трудностей. В годы мирового экономического кризиса заметно сократилась финансовая помощь со стороны чехословацкого правительства. И в самой эмигрантской массе произошли серьезные психологические изменения. Жажда к учению, появившаяся у молодежи после долгих лет войны, начала постепенно уменьшаться. В результате в деятельности университета наметился спад. Так, если в 1928-29 учебном году суммарный объем лекционных часов составил 5669 час., то все последующие годы он снижался и в 1932–33 гг. составил 1328 час. (См. Статистика лекционной деятельности РНУ в 1923–1933 гг. // Документы к истории русской и украинской эмиграции в Чехословацкой республике (1918-1939) / СладекЗ., БелошевскаяЛ. и др. – Прага, 1998. – С.58-59). В отчете за 1932 г. указывалось: "…Видное место в деятельности Университета занимает устройство лекций в провинции при посредстве чешско-русских культурно-просветительных организаций, работающих в провинциальных городах республики. Однако недостаток средств поставил Университет в необходимость в отчетном году значительно сократить эту отрасль своей деятельности. … За полным отсутствием средств Университет вынужден был вовсе приостановить в отчетном году свою научно-издательскую деятельность, ограничившись выпуском в 1931г. IV-го тома Научных Трудов".

Все это побудило руководство университета к его реорганизации. Как водится, начали с переименования: в 1934 г. РНУ был переименован в Русский свободный университет (РСУ). Акцент работы при этом сместился с учебной деятельности на научную. Появились также и новые направления работы. В 1933-1935гг. был создан Русский заграничный культурно-исторический музей. Директором его стал В.Ф.Булгаков (последний секретарь Л.Н.Толстого). Целью музея было хранение, изучение и экспозиция памятников и материалов, относящихся к истории, жизни, творчеству и быту русской эмиграции. Музею удалось приобрести уникальные коллекции, которые были размещены в 8 помещениях Збраславского замка. Экспозиция включала 4 отделения: художественное, архитектурное, истории эмиграции, русской старины с отделом автографов и большим собранием фотографий.

В целом можно сказать, что РСУ, несмотря на трудности, успешно справлялся с научной, учебной и культурно-просветительной работой. Схема и результаты работы РСУ (РНУ) к 1938 г. в общем виде выглядели следующим образом:

"I. Учебно-просветительская деятельность:

1) низшая ступень (школы грамоты в Праге, Ужгороде, Кошице);

2) средняя ступень (курсы счетоводства, стенографии, бухгалтерии, торговой корреспонденции, востоковедения, массажа; курсы языков в Праге, Брно, Колине, Кладно, Роужнице, Ужгороде);

3) высшая ступень (лекции и курсы в Праге и 35 других городах, дискуссионные вечера, концерты и литературные вечера с лекциями, специальные курсы: землемерные, дорожно-строительные, медицинские).

II. Научная деятельность:

1) Научно-исследовательское объединение;

2) Философское общество;

3) Педагогическое общество;

4) Кружки и семинарии (всего 23).

III. Издательская деятельность:

1) научные труды университета;

2) отдельные брошюры;

3) сборник "Московский университет";

4) "Записки Научно-исследовательского объединения";

5) брошюры НИО.

IV. Русский культурно-исторический музей:

1) художественное отделение;

2) архитектурное отделение;

3) отделение истории русской эмиграции;

4) отделение русской старины;

5) издательская работа.

V. Участие в юбилеях и др. культурных начинаниях;

1) 175-летие Московского университета;

2) 100-летия смерти А.С.Пушкина;

3) дни русской культуры;

4) участие в научных съездах.

VI. Стипендиальный фонд им. Московского университета.

VII. Ужгородское отделение: лекции, курсы русского языка.

VIII. "Справочный листок" (еженедельная газета РСУ в Праге. Под ред. М.С.Стахевича и А.А.Воеводина (1934–1939))".

Всего за 15 лет работы РНУ (РСУ) в архиве университета зафиксировано 38166 часов учебных занятий и 514134 посещений.

Положение в мире в 1930-е годы, экономические и политические проблемы Чехословакии привели к тому, что "Русская акция" фактически была свернута. Большая часть русских и украинских учреждений прекратила свое существование. Сохранились лишь несколько, в их числе и РСУ.

После 1938 г. (мюнхенский сговор) часть ведущих деятелей русской эмиграции покинула Чехословакию. В марте 1939 г. ЧСР была оккупирована германскими войсками. На ее территории был создан протекторат Богемии и Моравии. Серьезные изменения в политическом статусе ЧСР не могли не отразиться на деятельности РСУ.

М.М.Новиков вспоминал: "…Весной 1939 года Прага была оккупирована гитлеровской армией. Правда, жизнь с внешней стороны изменилась мало, но над ней повис какой-то зловещий туман… 18 октября 1939 года я переехал со всем своим имуществом в Братиславу. …Вскоре после этого … мое детище, Свободный университет, перешел в руки бывших оппозиционных элементов, утратил свой традиционный славянский характер, подпал под контроль немецких нацистов, с помощью которых мог развернуть на некоторое время расширенную деятельность" (Новиков М.М. От Москвы до Нью-Йорка. Нью-Йорк. Изд-во им Чехова, 1952. – Цит. по: Евсеева Е.Н.. Русский народный (свободный) университет в Праге (1923–1949 гг.) // URL: http://zaross.rsuh.ru/nauch/zs4_rsuniv_k.html.).

О деятельности РСУ во время войны имеется лишь одна, но большая работа, основанная на изучении личных фондов русских эмигрантов в Архиве Академии наук и в ГАРФ (Аксенова Е.П., Досталь М.Ю. Русский Свободный университет (Русская ученая академия) в годы второй мировой войны // Rossica. – Прага. – 1998–1999. – № 2. – С. 85-102.).

После отъезда Новикова Совет преподавателей РСУ 16 апреля 1939г. избрал ректором ботаника, доктора естественных наук В.С. Ильина (1882-1957), настроенного антисоветски.

Лояльность В.С. Ильина по отношению к фашистскому режиму позволила РСУ продолжить и в чем-то даже расширить свою работу. В 1940 г. в состав РСУ вошла "Русская библиотека им. Т.Г.Масарика в Праге". К тому времени деятельность библиотеки почти прекратилась из-за "тяжелого материального положения" и "объективных условий". Поэтому Совет общества "Русская библиотека" решил, что лучшим выходом из создавшегося положения будет вхождение библиотеки в РСУ. В 1940г. в РСУ вошло и "Русское историческое общество", существовавшее с 1925 г. Общество находилось на грани закрытия. Очередной 4-й том "Записок" РИО, подготовленный к печати, был запрещен немецкой цензурой. Выход из такого положения многим виделся в объединении с РСУ.

Таким образом, к 1941 г. РСУ объединил под своей крышей почти все наиболее значительные научные и культурно-просветительные учреждения и организации русской эмиграции в Праге. Можно сказать, что в тех непростых условиях университет объективно играл спасительную роль для остатков русской колонии в Праге.

В начале 1942г. по распоряжению имперских властей в Чехии и Моравии прежнее наименование университета было заменено на другое – Русская ученая академия в Праге (Wissenschaftliche Russische Akademie).

В отчете за 1942/43 учебный год отмечалось, что "изменение названия не повлекло за собой изменения характера деятельности". Однако очевидно, что деятельность Академии уже не могла носить свободный и независимый характер. Ректор В.С. Ильин принадлежал к той части эмиграции, которая рассчитывала на помощь Гитлера в освобождении России от коммунистов. Поэтому он стремился представить немецким властям университет как учреждение, работающее в русле фашистской политики и готовящее кадры для управления Россией после ее "освобождения" вермахтом. Эта политика поддерживалась частью преподавателей. В то же время другая часть профессуры и чешских патриотически настроенных деятелей сочли невозможным дальнейшее сотрудничество с университетом из-за прогерманской политики его руководства.

В 1942 г. в РСУ насчитывалось 14 семинариев и научных кружков: по теории и истории права, политической экономии, социальной и экономической географии, истории хозяйственного быта, новейшим методам организации государства и народного хозяйства, коммерческим знаниям, литературе, русскому языку, русской истории, истории русской культуры, военной истории, естествознанию и географии, математике и физике, сельскому хозяйству и другие.

У русских эмигрантов снова возродилась надежда вернуться на родину. Особое место занимали курсы русского языка, приносившие неплохой доход. Наряду с курсами для взрослых были открыты русские курсы для детей. Медицинские курсы подготовили большое количество сестер милосердия. Педагогические курсы выпускали учителей сельской и низшей школы. Курсы социальной помощи готовили работников по оказанию помощи неимущему населению, беженцам, детям, больным. Курсы по изучению современной России знакомили с разными сторонами советской жизни. Курсы по организации торговых и промышленных предприятий давали практические знания "для восстановления Родины, разоренной большевиками, уничтожившими всякую частную инициативу". Курсы по изучению устройства государств подготавливали "к переорганизации строя на новых национал-социалистических основах". Курсы для подготовки судебных и административных деятелей готовили кадры для судебного и административного аппаратов "в освобождаемых областях России".

Однако время расставило все на свои места. После перелома в войне надежды на возвращение угасли, да и оккупационным властям система русского образования стала ни к чему. 19 июня 1944 г. немцы приостановили деятельность Академии. С этого момента ее руководству пришлось сворачивать всю работу. Поскольку были закрыты курсы русского языка, Академия потеряла значительный источник доходов. Дотации от чешского Министерства школ также прекратились.

8 февраля 1945г., перед тем, как бежать из Чехословакии, В.С.Ильин назначил исполняющим обязанности проректора П.А.Остроухова, который и руководил университетом в оставшиеся годы. Летом 1945г. Академии было возвращено название РСУ. Еще некоторое время руководство пыталось вдохнуть новую жизнь в деятельность университета. Однако финансовые трудности, политика советских властей и прокоммунистического правительства К. Готвальда, направленная на преследование эмигрантов, привели к тому, что к лету 1946 г. РСУ практически закончил свою работу. В ноябре 1948 г. П.А. Остроухов обратился к властям Чехословакии с просьбой, чтобы они "вышеуказанное общество (РСУ в Праге) вычеркнули из списка обществ", которую МВД ЧСР 2 марта 1949 г. и удовлетворило.

Таким образом, Русский народный (свободный) университет в Праге просуществовал четверть века. Наряду с другими русскими учебными заведениями в Чехословакии он позволил встать на ноги многим представителям русского "потерянного поколения". Всего высшее образование в ЧСР получило свыше 3 с половиной тысяч русских эмигрантов, цифра весьма внушительная. Он дал возможность русским ученым-эмигрантам продолжать свою научную и педагогическую деятельность, а русской молодежи получить образование на русском языке, в духе русской национальной культуры.

© Захаров В.П., 2006


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 475




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer5/Zaharov1.php - to PDF file

Комментарии:

В.Ф.
- at 2014-05-25 20:29:45 EDT
Я знал сына П.И. Новгородцева, Бориса Павловича. Он был одним из ведущих инженеров Северо-Западного отделения (в Ленинграде) института "Энергосетьпроект". Образованный человек, он говорил свободно на многих языках, насколько мне известно, по-русски, по-чешски, по-английски, по-немецки, по-французски.В СССР вернулся после коммунистического переворота в Чехословакии 1948 г. Несколько позднее (согласно Вики, в 1958г.), в СССР вернулась и дочь писателя Куприна, Ксения, артистка. Борис Павлович рассказывал, что он был с ней знаком, разыскал её в Москве, они встречались. Она жаловалась, что ролей ей не дают, это же подтверждает и короткая заметка в Вики, она играла почти только в массовках (за исключением одного спектакля, где у неё был длинный проход по сцене и монолог на французском языке, который она произносила блестяще)!
В.Г.
- at 2014-05-25 00:34:36 EDT
Прекрасная статья, познавательная, отлично написанная. Прага для русского человека - это нечто большее, чем большой европейский город. Есть невидимые нити. И даже 1968 год не смог их разорвать. А в начале века все было еще теснее связано.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//