Номер 6(53)  июнь 2014
Вениамин Левин

Вениамин ЛевинИстория рождения нации

Главы новой книги

Эта книга о том как сформировалось новая нация, ставшая государством «Соединенные Штаты Америки». Это ни в коем случае не научное исследование и не новое слово в истории. Это личная попытка понять как, начав с чистого листа, на месте не тронутом Западноевропейской цивилизацией, в первобытной глуши, небольшое количество религиозных диссидентов из Европы сумели не только выжить, но и разработать принципы демократического общества, заложив основу будущего могучего государства.

Часть Первая. Открытие (1492-1606)

Первая часть книги описывает начальный период освоения Северо-Американского континента. После того как Понс де Леон открыл Флориду, несколько испанских экспедиций прошли тысячи миль от Мексиканского Залива на север и от Атлантического океана до Миссисипи на запад. Затем было несколько неудачных попыток французов и англичан создать постоянные поселения вдоль Атлантического океана. В 1602 году Бартоломью Госнолд, английский юрист, исследователь, путешественник, и капер (т.е. «немножко пират») совершил несколько путешествий к Северо-Американскому континенту. Госнолд посетил Мэйн, несколько островов (одному из которых он дал название Мартас Виньярд в честь своей дочери) и открыл Кэйп Код («Мыс Трески»). Госнолд попытался основать маленькое поселение на одном из островов (около берега нынешнего Массачусетса) но быстро понял что эта попытка обречена на неудачу и забрал колонистов обратно на корабль. На этом закончился этап подготовки и началась следующая глава в истории заселения Северной Америки англичанами.

Наши отцы англичане, приплывшие сюда из-за океана,

 были готовы погибнуть в этой дикой стране; но они молились

 Господу и он услышал их и помог им в их трудностях.

Вильям Брэдфорд

Часть Вторая. Заселение (1606-1630)

Вирджиния и Джеймстаун. Пилигримы и Мэйфлауэр. Колония в Плимуте. Пуритане в Новой Англии. Массачусетс.

Капитан Неугомонный

Путешествие в Америку дало Госнолду массу полезных сведений об условиях жизни в Новом Свете и будучи весьма образованным человеком (юристом, закончившим Кембриджский университет), вернувшись в Англию он занялся вопросом развития английских колоний в Новом Свете серьезно. У короны не было денег, и Госнолд решил создать частную компанию по колонизации новых территорий. Ему удалось привлечь на свою сторону нескольких важных членов правительства и богатых купцов, согласившихся вложить деньги. Получив у короля Якова I (вступившего на престол после смерти Елизаветы) патент на заселение Вирджинии, он зарегистрировал Корпорацию Вирджинии (“Virginia Company”). Королевский патент давал корпорации и ее колониям право полного самоуправления и поселенцам были гарантированы те же права, свободы, и привилегии что и всем остальным гражданам Англии (при условии, что они не будут принимать законы противоречащие английским). Сам Госнолд стал вице-адмиралом экспедиции и привлек к руководству корпорации Вингфилда, финансиста и организатора, капитанов Ньюпорта, Радклифа, и Джона Смита. Колония должна была управляться Советом, выбранным директорами корпорации в Лондоне; имена членов совета были переданы Госнолду в запечатанном конверте который он должен был открыть на месте.

Руководители корпорации были уверены что богатства найденные испанцами в Южной и Центральной Америках никак не могли быть исключением, и решили что в Северной Америке тоже существуют залежи драгоценных металлов. С этой точки зрения самым эффективным способом обеспечить быструю прибыль инвесторам был конечно поиск и добыча золота. Прямо сформулированная в документах корпорации эта идея почти погубила колонию. Корпорация Вирджиния снарядила три корабля – 40-тонный “Godspeed” под командованием вице-адмирала Госнолда, 100-тонный “Susan Constant” (капитан Ньюпорт), и 20-тонный “Discovery” (капитан Радклиф). Экспедиция везла 104 колониста, которым предстояло построить форт и остаться жить в Америке после того как корабли уплывут в Англию. Выбор корпорацией способа получить скорую прибыль явно отразился в подборе колонистов:

·               Управляющие и члены Совета                                    7

·               Солдаты и матросы                                                    5

·               Рабочие – плотники, каменщики, рыболовы, и т.д.       39

·               Пастор, врачи, барабанщик, цирюльник                       5

·               Пажи                                                                        4

Итого – 60 человек. Кто же были остальные 44 колониста? Это были люди определяющие себя словом «джентльмен» (так было и записано в реестрах кораблей). В основном это были «безземельные» члены аристократического класса не нашедшие себе места в английской иерархии – младшие сыновья пэров и баронетов которые не могли рассчитывать на наследство, выходцы из обедневших аристократических семей, дворяне, растратившие или промотавшие свои состояния. Само понятие «джентльмен» подразумевало человека с хорошим образованием, следовавшего четко определенным правилам чести и кодексу поведения, с хорошими манерами, обычно приученного к владению оружием и верховой езде. Для джентльмена было не зазорно кормиться от ренты, наследства, или стипендии назначенной богатым родственником или патроном, но любой настоящий заработок считался нарушением джентльменского кодекса, а уж о ручном труде и разговора не было – это было полным бесчестьем. Для той задачи которую ставила себе экспедиция – основание колонии в мире о котором они ничего не знали, начав все с нуля, без какой-либо защиты от непогоды и возможного неприятеля, не имея никакого представления о климате и плодородности почвы, не зная смогут ли они прокормиться сами или будут зависеть от поставок припасов через три тысячи миль океана где каждый день грозил встречей с пиратами или испанцами, это было просто странное решение. Но этому было объяснение – единственный ручной труд которым мог заниматься джентльмен не нарушая кодекса чести был поиск и добыча золота. Требование корпорации обеспечить быстрый доход путем добычи золота привел к тому что 40% колонистов не имели никакой нужной профессии, а главное категорически отказывались заниматься каким-либо трудом кроме поисков золота. Это был главный просчет организаторов экспедиции (надо сказать что и далее каждая новая волна приезжающих привозила множество бесполезного народа, хотя может и не в таких пропорциях).

В декабре 1606 года три корабля со 104 колонистами на борту и запасом провианта рассчитанного на путешествие и на первое время жизни в Новом Свете, покинули Англию.

Самым интересным персонажем из всех членов экспедиции, человеком который спасет новую колонию от гибели, был несомненно капитан Джон Смит. Когда он отплыл в Вирджинию в 1606 году ему было только 26 лет. Смит родился в 1580 году в Линкольшире, учился в школе, умел читать и писать, знал арифметику и латынь, что по тем временам делало его весьма образованным человеком. В 12 лет попытался сбежать и стать моряком, но отец вернул его и отдал в подмастерья к местному купцу, где он проявил недюжинные способности к бизнесу. Однако обладая характером искателя приключений, после смерти отца в 1596 не усидел на месте и отправился во Францию, где принял участие в войне за независимость Нидерландов против Испании. После объявления мира в 1598 году Смит вернулся домой, построил себе хижину в лесу и жил там, питаясь тем что мог сам добыть, посвящая время чтению книг о войне и политике, и тренируясь во владении оружием и верховой езде с окрестной знатью. В 1600, узнав о войне Европы с Оттоманскими Турками, отправился в Европу, а пока добирался до театра военных действий плавал какое-то время на пиратском корабле. Прибыв в Европу, участвовал в крупных сражениях в Словении, Венгрии, и Трансильвании, за храбрость был несколько раз награжден и получил чин капитана. По обычаям того времени, лучшие воины враждующих армий сходились в индивидуальных поединках перед началом военных действий. Три раза Джон Смит участвовал в таких дуэлях и три раза насмерть поражал противника. За эти подвиги он был произведен в рыцари Трансильванским принцем, а на его гербе были изображены три головы турецких воинов.

Удача изменила ему в 1602 когда он был ранен в битве с турками, захвачен в плен, и продан в рабство. Пройдя с остальными рабами почти тысячу километров до Константинополя, Смит был подарен его владельцем своей невесте. По воспоминаниям Смита, женщина в него влюбилась и попыталась обратить его в ислам. Когда это не удалось, она отправила его к своему брату, который владел плантацией где-то около нынешнего Ростова. Тот плохо обращался с новым рабом, бил его, приказал заковать в кандалы, и даже замыслил его кастрировать и продать в гарем. Но Смиту удалось убить своего обидчика, ускакать на его лошади, уйти от погони, и выжить в степи. На берегу Днепра его обнаружили казаки, и так в 1602 протестант, англичанин, капитан, и рыцарь Джон Смит прибавил к своим званиям еще одно – звание запорожского казака. В своих воспоминаниях он оставил много интересного материала о жизни в Запорожье. Пробыв казаком два года, он покинул запорожское войско и отправился в путешествие длиной почти в 20,000 километров через Московию, Украину, Польшу, Германию, Францию, и наконец достиг Марокко, где он нанялся на корабль и вернулся в Англию в 1604.

В Лондон он прибыл с репутацией знаменитого вояки, чьи приключения приводили в восторг благодарных слушателей. Некоторые исследователи оспаривают наиболее интересные детали его биографии, изложенные им самим в воспоминаниях, утверждая что бравый капитан выдумал большую часть своих приключений. Даже если это так, его жизнь необычайна, а как мы увидим в дальнейшем роль которую он сыграл в заселении Новой Англии (название было предложено самим капитаном для английских территорий в Новом Свете) невозможно переоценить.

История Джона Смита произвела такое впечатление на Госнолда и Викфилда, что они пригласили его принять участие в экспедиции. Конечно Смит не смог упустить такую замечательную возможность испытать новые приключения, согласился, и был записан в реестр “Susan Constant” вместе со своим пажом. Характер Смита проявился уже во время путешествия. Два месяца спустя после отплытия, в океане, капитан Ньюпорт приказал арестовать Смита и посадить его в кандалы, предъявив ему обвинение в «организации заговора, попытке захватить власть, убить членов правящего Совета, и провозгласить себя королем». В свою очередь Смит написал в своих воспоминаниях что те кто возглавил экспедицию были глупцы, завидовали его репутации, и не признавали его равным из-за его простого происхождения. Как бы там ни было, но по прибытии в Америку капитан Ньюпорт уже приказал воздвигнуть виселицу чтобы повесить Смита по обвинению в бунте на корабле, но как раз в это время вице-адмирал Госнолд открыл конверт с приказами из штаб-квартиры в Лондоне где указывалось что Джон Смит назначен корпорацией одним из семи членов Совета колонии. Виселицу пришлось разобрать.

В апреле 1607 корабли причалили к берегу Америки и после месяцев проведенных в море обрадованные колонисты сделали первые шаги по новой земле. Как плохое предзнаменование, в этот день они были обстреляны индейцами и несколько человек ранены. В течении двух недель колонисты искали подходящее место для поселения, защищенное как с моря от атак испанских кораблей так и с суши от индейцев. 14 мая 1607 года Корпорация Вирджиния официально провозгласила создание поселения названного ими Джеймстаун (в честь английского короля) примерно в 60 километрах от берега на реке Джеймсривер, впадающим в залив Чесапик («Chesapeake Bay»). Госнолд был против создания форта в этом месте, которое хотя и было стратегически правильным но нездоровым (вокруг были болота и значит комары и болезни), но остался в меньшинстве. В тот же день колонисты приступили к очистке места для форта а затем начали готовить землю к посеву. В июне форт был закончен, несмотря на атаки индейцев, в результате которых колонисты потеряли несколько человек убитыми и раненными. Все могло кончиться и хуже, но корабельная артиллерия отогнала индейцев. Форт был построен полукругом и занимал площадь примерно в 4 000 квадратных метра. На стенах с амбразурами были установлены небольшие пушки. В центре форта было открытое место, а вдоль «улиц» были построены церковь, склад. Для жилья надо было построить что-либо очень быстро, просто чтобы обеспечить укрытие от непогоды, поэтому первые постройки были не дома а скорее хижины – строения без рамы, состоящие из одной комнаты с земляным полом, без окон, со стенами из переплетенных прутьев обмазанных глиной и трубой сделанной из бревен и тоже покрытых глиной. Все понимали что это только временные укрытия, и они должны будут приступить к серьезному строительству как только обстоятельства позволят.

В конце июня корабли под командованием Ньюпорта подняли якоря и отплыли в Англию. Теперь колонисты могли надеяться только на себя. В течение следующих двух месяцев ситуация быстро ухудшилась. При том что запасов еды и так не хватало, часть продуктов прогнила, жаркое, влажное лето в месте окруженном болотом и тучами комаров несло с собой болезни, и начал сказываться недостаток пресной воды (вода в реке была плохая, а источника свежей воды около форта не оказалось). Как выяснилось, Госнолд был прав, и колонисты начали умирать. Неумение выживать в примитивных условиях, отсутствие должных запасов (еще одна оплошность в организации поселения), постоянные стычки с индейцами, а главное отказ джентльменов, почти половины колонистов, выполнять черную работу, быстро привели к противоречиям, ругани, и открытой вражде. Колония была организована по принципу «все общее», и тех кто работал особенно возмущал факт что джентльмены отказывались работать но пользовались результатами усилий других (проводя все время в поисках золота которого там и в помине не было). Они даже отказывались убирать за собой, выбрасывая помои и другие отходы прямо перед дверьми своих хижин, тем самым способствуя распространению болезней. К тому же им просто не повезло – как выяснили гораздо позже ученые, этот год оказался самым засушливым за последние 800 лет.

В такой обстановке необходима была твердая рука лидера и Бартоломью Госнолд был именно таким лидером, уважаемым всеми за твердость и благоразумие. Но к сожалению в августе он случайно утонул в реке, и его место занял Викфилд, который не был человеком способным поддержать дисциплину и вдохновить людей в этих обстоятельствах. Естественно в такой обстановке люди начали выступать против него самого и всего Совета. Совет проголосовал против Викфилда, и он был заменен Ратклифом который, как быстро оказалось, был немногим лучше, и скоро в свою очередь был заменен Скривинером, к сожалению с тем же успехом. В это время Джон Смит, который организовал исследование местности, наладил контакт с индейцами и начал учить их язык, и организовал охоту для пополнения запасов, начал выходить на первый план как умелый и твердый руководитель. Все больше и больше колонистов видели в нем единственного лидера способного спасти колонию.

К осени из 104 в живых осталось всего 50 человек. Когда спала жара и посеянные семена гороха, бобов, других зерновых начали давать всходы, перед колонистами забрезжила надежда. В основном благодаря Смиту отношение с индейцами улучшилось, и даже установилось некое подобие торговли, в результате которой колонисты сумели увеличить свои запасы провизии. Когда опали листья и болота стали более проходимыми, колонисты смогли охотиться за утками и другой живностью, расплодившейся к осени. В это время в жизни Смита и произошел эпизод который быстро превратился в легенду, ставшую может быть самой яркой историей из раннего освоения Америки. В декабре 1607 во время одной из своих исследовательских вылазок Смит был захвачен индейцами и приведен к Поватану, вождю которому повиновались 30 индейских племен. По воспоминаниям Смита, после некоторых переговоров и даже пира с вождем, он был раздет, связан, положен на землю, и один из индейцев уже поднял камень готовясь разбить ему голову, когда 11-летняя дочь Поватана Покахонтас (в переводе что-то близкое к «Проказница») закрыла его собой и потребовала (очевидно согласно обычаю) его себе. Поватан согласился, и Покахонтас отпустила Смита на свободу. Этот рассказ все еще вызывает споры между историками. Некоторые утверждают что Смит все это вообще выдумал; некоторые – что это просто была церемония «принятия в племя» и Смит прекрасно это знал но приукрасил все происходящее. Как бы это ни было, Смит вернулся в форт живым и невредимым. Он и далее продолжал свои экспедиции пытаясь найти проход к Тихому Океану и даже составил первую карту Вирджинии.

Все трудности разом забылись когда в январе 1608 капитан Ньюпорт вернулся из Англии с запасами еды, оружия, и других необходимых материалов. К сожалению, радость продолжалась недолго. Вскоре случайный пожар почти уничтожил форт. Сгорели провиант, здания, боеприпасы, и даже книги пастора Ханта. С помощью матросов Ньюпорта большая часть форта была восстановлена и к счастью в апреле пришел еще один корабль с запасами. Колонисты не смогли окончить работу над фортом потому что были вынуждены потратить время на заготовку кедровых досок для отправки в Англию (корпорация настоятельно требовала посылать обратно корабли привозящие запасы из Англии не пустыми а загруженными товарами для продажи). К тому же один странный эпизод прервал работу над восстановлением форта – один из джентльменов нашел на берегу реки место покрытое очень тяжелым желтым песком и все уверились что это было золото! Нужные работы были заброшены и все просились на промывку песка и подготовки его для отправки в Англию. Напрасно Смит пытался объяснить всем что никакое это не золото а просто песок, хотя и необычно желтого цвета. Ему не поверили, и потратили массу драгоценного времени пакуя песок на корабль. Специалистам в Англии хватило пяти минут чтобы заявить что Смит был прав – просто песок, не имеющий никакой цены. Неизвестно точно так это происходило или нет, но известно то что джентльмены колонии тратили все свое время на поиски золота и какая-то история с якобы золотым песком там была.

В октябре 1608 прибыл еще один корабль с припасами и людьми и общее число колонистов достигло 120. Впереди была зима и всем было ясно что без серьезных изменений колонии не выжить. На очередных выборах главой Совета был избран Джон Смит. Он немедленно приступил к коренным изменениям в жизни поселения. Форт был расширен и укрепления усилены, построены 20 отдельных домов, около 20 гектаров участков земли были очищены, вспаханы, и приготовлены к посеву, выкопан колодец, отдельное укрепление было построено на перешейке ведущем к форту. Но самые главные изменения Смит произвел в организации жизни внутри колонии. По его собственным словам «труд тридцати или сорока работающих не может прокормить сто пятьдесят бездельников». Затем он кратко сформулировал хорошо знакомый в позднейшей истории принцип «кто не работает, тот не ест» ("He that will not work shall not eat"), заставив джентльменов под угрозой голода пахать и сеять. Но даже все эти усилия и запасы с кораблей все еще не обеспечили достаточно провианта на зиму, так что приходилось полагаться на торговлю с индейцами. Иногда, когда было необходимо, Смит действовал жестко и воинственно по отношению к индейцам, ставя существование колонии на первое место.

Методы Смита не были популярны ни в колонии ни в Лондоне. В колонии все еще было больше джентльменов чем работающих, и конечно эта группа была категорически недовольна Смитом. Они писали в Лондон своим аристократическим родственникам что Смит их унижает заставляя работать и отвлекает от главного – поисков золота. Руководство корпорации было недовольно тем что он больше времени тратил на усиление колонии чем на добычу товаров которые дали бы доход инвесторам. Были также определенные влиятельные люди в Лондоне осуждающие жесткое обращение Смита с местным населением, надеясь убедить индейцев в том что они, англичане, лучше испанцев, и обратить их в реформаторство. Кроме того одно из личных писем Смита другу в Англии где он жаловался на плохую организацию колонии, чрезмерные требования руководителей корпорации, и аристократических тунеядцев, было опубликовано в газете, что не могло понравиться инвесторам и конечно не добавило ему популярности у руководства.

Прибыв в октябре, Ньюпорт привез инструкции для поселенцев приложить больше усилий для загрузки кораблей ценными продуктами для продажи и удвоить усилия по поиску золота – иначе говоря, как это часто случается, в центре не имели ни малейшего понятия что происходило в колонии, которой именно сейчас надо было приложить все усилия по подготовке к зиме просто чтобы выжить. Затем, по указу Лондона, Ньюпорт устроил глупый спектакль коронования Поватана как короля всех индейцев, в тоже время потребовав принести присягу английскому королю Якову. Поватан обиделся и запретил торговлю с поселенцами, чем практически подписал им смертный приговор. Можно себе представить как отреагировал на все это Смит, лучше других понимавший в какой опасности находится колония.

В это же время случилось несчастье резко усложнившее положение – по недосмотру запасы зерна были съедены крысами. Смит разослал колонистов во все стороны для охоты, сбора ягод, торговли с индейцами где возможно, и научил людей питаться устрицами и крабами которых до тех пор игнорировали. Летом 1609 года дела шли не очень хорошо но и не хуже чем до тех пор. Колонисты начали приспосабливаться, учились охотится и жить с земли. Благодаря построенному жилью и усилиям Смита по поддержанию порядка и введению санитарных правил, условия жизни в Джеймстауне резко улучшились. И скорее всего колонистам удалось бы провести зиму если не в достатке, то и не потеряв половину населения. Но их опять постигла беда – на этот раз придуманная начальством в Лондоне.

В 1609 году корпорация, недовольная финансовыми результатами предыдущих двух лет, решило сменить руководство и резко расширить фронт работ по снабжению Англии материалами и продукцией для продажи. В июне Лондон снарядил девять кораблей с 400 новыми колонистами на борту и новым губернатором, Томасом Гэйтсом. И конечно в штаб-квартире не позаботились снабдить 400 человек достаточным количеством провизии, мудро рассудив что колонисты уж как-нибудь их прокормят. Мало того, что никто не отбирал подходящих кандидатов и среди приехавших оказались люди без профессий, лодыри, и даже уголовники, и еще они привезли с континента новые болезни. Это была полная катастрофа. Корабль с Гейтсом на борту попал в шторм и нашел прибежище на Бермудах, и Смит отказался уступить свой пост, надеясь хоть как-то подправить ситуацию пока не прибудет новый губернатор. Конечно это окунуло Джеймстаун в политическую бурю, но Смит умудрился сохранить свой пост. Понимая что имеющиеся запасы не смогут прокормить все население не только зимой но даже и до зимы, он на время отправил несколько групп жить за пределами форта строить новые поселения и выживать как могут. Это конечно немедленно вызвало стычки с индейцами, на чьи территории двинулись новоприехавшие, охотясь на из земле и разоряя их поля. Около 100 человек было потеряно в схватках с индейцами. Все это вызвало первую Англо-Поватан войну, тянувшуюся с перерывами пять лет.

В эту же осень, когда Смит плыл по реке, каким-то образом взорвался бочонок с порохом в его лодке и он, сильно обожженный, только чудом остался жив. Неизвестно был ли это несчастный случай или попытка от него избавиться, но свои обязанности он больше исправлять не мог. Совет выбрал новым губернатором Джорджа Перси. А потом настала зима 1609 года, худшее что может себе представить человек, зима холода и голода – такого, что даже появились слухи о каннибализме в колонии. Не будем в подробностях описывать ужасы этой зимы. Достаточно сказать, что к весне 1610 года из 500 человек в полу-живых осталось 60, да и те выжили только потому что наконец приплывший Гейтс ввел столь драконовские меры на которые, при всей его жесткости, Смит никогда не шел. “Только восемь человек умерли когда я был губернатором” говорил Смит, и был прав.

Продержавшись до весны, Гейтс, который писал “по моем приезде Джеймстаун выглядел скорее как какие-то заброшенные древние руины чем место где могут жить люди” и поняв что запасов еды не хватит и на месяц, Гейтс решил оставить поселение. Посадив оставшихся в живых на свой корабль, он двинулся по реке к океану. В тоже самое время в залив вошел очередной корабль из Англии под командой Де Ла Варра со 150 новыми колонистами и значительными запасами провианта и других запасов на борту. Джеймстаун был спасен. Прибытие Де Ла Варра вдохнуло новую жизнь в колонию. Впереди у поселения были трудные, опасные, и голодные годы, войны с индейцами, лишения, и тяжелый труд. Но самое страшное время уже было позади. Прибывший в 1611 году новый вице-губернатор писал что увидел “хорошо выделанные частные участки, стада пасущихся коров, коз, свиней, и домашней птицы, все ухоженное и поддерживаемое в полном порядке“. Быстро развивались ремесла – производство бочек, появились плотники, изготовляющие мебель, кузнецы и другие работники по металлу, портные. В колонии не хватало детей для обучения ремеслам, и в 1619 году было привезено 100 бездомных детей с улиц Лондона. К этому времени каждый корабль прибывший из Англии с новыми колонистами и припасами, увозил обратно древесину, столь необходимую флоту, смолу, тар, сассафрас, пушнину, и даже продукты из кедра и стекла, сделанные местными ремесленниками.

По настоящему положение колонии стало улучшатся с 1616, когда один из самых уважаемых старожилов, Джон Ролфе, начал культивировать табак, получив семена из Тринидада. Оказалось что почва и климат Вирджинии необычайно благоприятны для этого растения. Индейцы использовали табак для курения, в медицинских целях, и религиозных обрядах с незапамятных времен. В Европу табак был привезен в 1518 участником экспедиции Колумба Родриго де Ерез, первым европейцем начавшим курить. В 1523 торговцы уже продавали его в Лиссабоне, а в 1559 он появился в Париже. Уолтер Ралей был известен как курильщик, а в 1595 в Англии была напечатана первая книга о пользе и возможном вреде табака. Начиная с этого времени курение распространилось по всей Европе. Первая партия табака из Вирджинии была послана в Англию в 1613. Результат был настолько успешен, что сельское хозяйство колонии мгновенно переориентировалось на табак как главный предмет экспорта, а иногда запакованные пачки табака выполняли роль денег (из-за недостатка серебряных монет в местной экономике). После сбора и просушки табака его упаковывали в 450-килограмовые тюки, которые буквально назывались «голова борова» “hogshead”. Фермер приносил такой тюк в пакгауз где его проверяли и фермер получал официально заверенную бумагу что у него есть столько-то табака. Эта бумага могла использоваться как закладная в торговых операциях внутри колонии.

Начиная с 1618 года, когда Вирджиния приняла закон по которому всем приехавшим обещали 25 гектаров земли и необходимое оборудование, население колонии начало быстро расти. Те из иммигрантов кто мог оплатить свой проезд из Англии, получали обещанное немедленно. Всем нужны были работники (тоже самое было и во всех остальных колониях). Но белых, готовых заниматься наемным трудом (за который кстати платили в 3-4 раза больше чем в Англии), было очень мало. В основном работниками становились те кто не мог приехать сам а занимал деньги на проезд. Эти попадали в слуги по контракту (“indentured servitude”) который длился четыре или семь лет, после чего тоже получали землю. Кроме тех кто приезжал по собственной воле, Англия начала отправлять в Вирджинию уголовников, проституток, и пленных, захваченных в военных действиях. Примерно четверть из тех кто отработал свой срок в слугах, сами стали фермерами. Табачные плантации принесли колонии финансовое благополучие, но также и стали причиной завоза рабов из Африки для работы на плантациях. Первую партию из 20 африканцев привез в Джеймстаун датский капер в 1619, и хотя в начале они занимали то же место что и нанятые по контракту слуги, в дальнейшем ситуация резко изменилась, и в 1654 статус черных как рабов был утвержден законодательно. Производство табака заняло настолько большое место в жизни поселенцев, что в 1617 капитан Аргайл, заместитель губернатора, жаловался что городское хозяйство пришло в упадок потому что все жители занимаются только табаком.

В 1607 году в Джеймстаун приехали одни мужчины. Администрация корпорации Вирджиния, чьей главной целью было установление постоянной колонии, вскоре начала беспокоиться что без возможности завести семью у мужчин нет стимула создавать постоянное жилье и пускать корни в колонии. Было ясно что большинство колонистов намеривается побыстрее заработать деньги и вернуться в Англию. Хотя некоторые колонисты и начали брать индейских жен (наиболее знаменитым из этих браков был брак между Джоном Рольфе и Покахонтас), но это было редким событием, а кроме того корпорация рассматривала подобные браки как угрозу колонии («... эти женщины могут войти в сговор со своими племенами против белых…») и вскоре смешанные браки были вообще запрещены. В 1614 году корпорация начала агитировать за отправку в колонию целых семей. По этому поводу даже было заседание Парламента в котором адвокат корпорации предложил создать условия более привлекательные для семейной иммиграции. Из этих попыток ничего не получилось, и администрация избрала другой путь, начав вербовать одиноких молодых женщин. Им было обещан бесплатный переезд, определенные материальные блага (включая одежду, предметы туалета, и деньги) и немедленную женитьбу (объясняя что по условиям контракта жены будут иметь равное право с мужьями на имущество семьи). Им было обещано что о них позаботятся пока они не выйдут замуж и гарантировано что их не принудят к браку насильно. Эти гарантии обеспечивались правилом по которому вступающие в брак мужчины вносили залог в 120 фунтов (примерно 20,000 фунтов сегодня) табаком (отсюда и появилось выражение «табачные жены»). Эта тактика оказалась более успешной. В 1619 корпорация смогла прислать корабль с 90 женщинами на борту как будущих жен для колонистов а в следующем году – еще 100. В то время в Англии на 9 мужчин приходилось 10 женщин, и конечно перспективы одиноких женщин найти достойного мужа в колониях и приобрести хороший социальный и имущественный статус были неизмеримо лучше чем дома. В результате улучшения жизни в колонии и благоприятной информации от тех кто совершил этот шаг, образовался значительный поток желающих иммигрировать женщин. Они не были ни преступницами ни проститутками, просто большинство из них были бедными без каких-либо перспектив дома. Их не привозили насильно, они выбрали иммиграцию сами и как показало время оказались хорошими женами и благодаря им колония выжила.

Самый тяжелый после первой зимы момент пришел к колонистам в пятницу 22 марта 1622 года. Капитан Смит, которого в Джеймстауне уже не было, записал происшедшее со слов участников. В этот день группа индейцев одного из племен входящих в конфедерацию Поватан, безоружными пришли в поселение, принеся с собой оленину, рыбу, ягоды, и другие предметы якобы для продажи. Внезапно индейцы схватили ножи и все что могло быть использовано как оружие и набросились на колонистов и безжалостно убили все до кого могли добраться – мужчин, женщин, и даже детей. Атакой руководил самый уважаемый военный лидер племен Опечанкано, категорически недовольный проникновением белых в Америку. Под его руководством индейцы синхронно атаковали поселенцев с нескольких сторон. Колонисты отбились и Джеймстаун уцелел, но 347 белых, более четверти всего населения Джеймстауна было убито в этих атаках. Этот день вошел в историю как «Индейская Резня 1622» (“Indian Massacre of 1622”).

Как бы там ни было, первое английское поселение в Новом Свете прошло через несказанные трудности и страдания, но выжило. Колония стала центром, вокруг которого, расширяясь, расходились круги новых и новых поселений. Со временем Джеймстаун стал настоящим городом, столицей старейшего штата нового государства, одним из важнейших ворот через которые заселялась Америка. На этом можно поставить точку в истории первой выжившей колонии Англии в Новом Свете. Осталось только закончить историю двух персонажей сыгравших важную роль в его становлении – Джона Смита и Покахонтас.

Смит, все еще больной и обожженный, прибыл в Англию в 1609 и занялся писательской деятельностью, опубликовав несколько книг (включая значительный труд “Общая История”) и напечатав первую карту Вирджинии. Но неугомонный капитан не мог усидеть на месте. Оправившись, в 1614 году он опять приплыл к берегам Америки на этот раз на службе у компании «Плимут», имеющей в это время патент на заселение территорий северного Атлантического побережья. Смит исследовал территорию Массачусетса и дал название “Новой Англии” этим местам. Вернувшись в Англию, он издал карту этих мест где в первый раз и появилось это название. Смит продолжил исследование Новой Англии в 1615 и в 1616, а затем опубликовал книгу “Описание Новой Англии”. В одно из этих путешествий его корабль был захвачен французскими пиратами и он провел какое-то время пленником на борту этого корабля. В одну из темных и бурных ночей он сумел избегая стражи перебраться через борт, добраться до одной из спасательных шлюпок, перерезать канат и оказался один на маленькой лодчонке в штормовом море. Но его ангел-хранитель как всегда был начеку, и Смиту удалось не утонуть и добраться до Англии. Это было его последним путешествием, хотя он и пытался еще несколько раз принять участие в событиях в Америке. В Лондоне Смит стал известен как адвокат заселения колоний, часто выступавший в публичных собраниях с хорошо продуманным планом организации массового переселения. В 1620, только вернувшись из Новой Англии, он предложил свои услуги группе английских протестантов которые планировали отплыть на судне под названием Мэйфлауэр в Америку с целью основать новую колонию. Но у них не было денег чтобы его нанять и они только купили у него его карту Новой Англии. В 1622, после дня Индейской Резни, когда началось крупное наступление индейцев на поселения белых вдоль всей реки Джеймса, Смит предложил свои услуги корпорации Вирджиния как военачальник, но его предложение не было принято. В 1630 Смит опубликовал свою последнюю книгу “Действительные Путешествия, Приключения, и Наблюдения Капитана Джона Смита”. Путешественник и искатель приключений, бесстрашный воин, рыцарь, запорожский казак, спаситель и губернатор Джеймстауна, города с которого началась современная история Америки, известный писатель, Джон Смит умер 21 июня 1631, в возрасте 51 года, и похоронен в Лондоне. Уйдя из дома в 16, все это он успел за 35 лет. Похоже как будто это сложенные в одно жизнеописания дюжины весьма энергичных людей.

Девочка Покахонтас, в 1607 году спасшая Джона Смита (или по крайней мере сыгравшая роль его спасительницы), после этого эпизода часто посещала Джеймстаун и научила колонистов многим полезным индейским приемам ведения сельского хозяйства. В 1613 году, в одной из стычек между англичанами и Поватаном, колонисты захватили ее в плен. Живя в Джеймстауне она выучила английский язык и приняла христианство под именем Ребекка. Ее на самом деле не удерживали силой в форте, она сама решила не возвращаться к отцу. В 1614 она вышла замуж за Джона Ролфе (это событие прекратило войну поселенцев с Поватаном), и в 1615 родила ему сына Томаса. В 1616 году Покахонтас приехала в Англию, и была принята со всеми почестями полагающимися принцессе, удостоившись приема во дворце. Находясь в Лондоне, она встречалась с Джоном Смитом, о чем он и написал в одной из своих книг. Ребекка и Джон Ролфе собирались вернуться в Джеймстаун в 1617, но незадолго до начала путешествия она умерла от неизвестной болезни.

На этом месте кончается рассказ о Джеймстауне и начинается другая, не менее интересная и драматическая история – история заселения Новой Англии.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 29




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer6/VLevin1.php - to PDF file

Комментарии:

аристократического
- at 2014-07-06 23:01:58 EDT
В основном это были «безземельные» члены аристократического класса не нашедшие себе места в английской
Руководители корпорации
- at 2014-07-06 22:56:02 EDT
Руководители корпорации были уверены что богатства найденные
Вениамин Левин (автор)
Swampscott, MA, USA - at 2014-06-21 03:15:36 EDT
Благодарю всех за комментарии. Постараюсь ответить тем у кого был вопрос или предложение.

1.Igor Mandel, то что Вы прочли это вторая глава из книги. Книга закончена, и список литературы представлен в конце книги. Поскольку я пытался действительно разобраться в событиях а не пересказать историю страны, я пользовался не общими книгами по истории а работами специалистов по тем или иным вопросам или временным периодам. В результате список литературы довольно длинный. Если у Вас есть специфический интерес, дайте мне знать и я могу указать на источники которыми пользовался.

2.Игорь Ю, я узнал о Вашей работе от нашего общего знакомого (Миши М.) только недавно, ПОСЛЕ того как закончил свою книгу, и обязательно прочту вашу. О причинах иммиграции протестантов из Европы я говорю подробно в последующих главах. «Пропавшая колония» конечно чрезвычайно интересная история, но моя книга (в которую включены события от начала до президентства Джефферсона) и так уже выросла до 300 с лишним страниц, и многие эпизоды, хотя и интересные, но не оказавшие фундаментального влияния на последующие события, пришлось просто упомянуть.

Всем спасибо за интерес и отзывы.
Автор.

Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2014-06-17 18:13:02 EDT
Чрезвычайно интересно, но одна просьба (вопрос?): можно ли в будущем приводить ссылки на те источники, которыми автор пользовался? И как следсвие - его рекомендации относительно наиболее надежных американских публикаций
Игорь Ю.
- at 2014-06-17 05:47:52 EDT
Спасибо, очень информативно и хорошо написано. Я бы только еще рассказал о "Потерянной колонии" 1587 года и о социальных причинах появления такого количества протестантов, готовых уехать из Англии и Голландии.
Если у Вас найдется время, прочтите начало моего описания тех же событий в ранее опубликованной статье. Надеюсь, окажется полезным.
http://7iskusstv.com/2014/Nomer1/Judovich1.php

Борис Дынин
- at 2014-06-16 23:40:37 EDT
"Это личная попытка понять как, начав с чистого листа, на месте не тронутом Западноевропейской цивилизацией, в первобытной глуши, небольшое количество религиозных диссидентов из Европы сумели не только выжить, но и разработать принципы демократического общества, заложив основу будущего могучего государства."

Замечательно, когда эмигранты (прежде всего, среди "всезнающих" наших) тратят время и усилия понять страну, в которую они приехали, понять внутреннюю динамику ее истории, не навешивая на нее привычные ярлыки российского образования. Это важно, возможно, странным образом для понимания истории России по отраженному свету, что вновь стало не просто интеллектуальной забавой, но актуальным вопросом. Неизвестные (мне) детали, например, о Джоне Смите, наряду с известнами придают интерес чтению. В тексте ощущается не только личная заинтересованность автора в этой истории, но и стремление избежать менторского тона по отношении к ней. Желаю автору, как говорится, держать планку.


Элиэзер М. Рабинович
- at 2014-06-16 23:29:59 EDT
Ужасно интересно!
Б.Тененбаум
- at 2014-06-16 23:05:49 EDT
Про Америку в Европе было принято говорить так: Новый Свет.И в общем-то - это правда. Хорошим подтверждением тезиса могла бы послужить данная публикация. В своем роде это пре-сиквел в работам И.Юдовича - но еще и история заселения новой "планеты", совершенно буквально и именно так - новой планеты.

Читать оказалось очень интересно.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//