Номер 10(67)  октябрь 2015 года
Александр Бархавин

Александр Бархавин Простые фермеры

1. Вступление

 Гражданская война в США закончилась полтора века назад, а дискуссии и споры о ней продолжаются до сих пор. Американцы никак не придут к общему мнению о причинах конфликта между рабовладельческой Конфедерацией и остальными, в основном свободными штатами, вылившегося в самую кровопролитную в истории страны войну. При обсуждении причин как правило упоминается, что простые фермеры, не имевшие рабов, составляли большинство населения Конфедерации и солдат ее армии [1]. За что же воевали простые фермеры-южане, у которых и рaбoв-тo не было?

Попытки простых ответов на подобного типа вопросы сплошь и рядом сводятся к навешиванию ярлыков, поскольку простой ответ зачастую уже заключает в себе моральную оценку. Скажем, конкистадоры – кто они, бесстрашные первопроходцы или алчные искатели наживы? Носители передовой цивилизации или безжалостные поработители и убийцы? Возможно, ярлыков удастся избежать, если попытаться посмотреть на эту войну глазами простого фермера-южанина.

 Для начала, выберем нашему герою имя. Пусть это будет распространенное американское имя – скажем, Джордж.

Я не претендую на документальность: кто-нибудь другой глазами Джорджа мог увидеть другое, как и я мог увидеть другое глазами другого персонажа. Джордж – образ собирательный, и по моим представлениям достаточно распространенный. То что с ним происходило – происходило в этой войне с тысячами людей.

 Вместе с тем, я постарался, чтобы последовательность упоминаемых исторических событий соответствовала действительности, как и сами факты, не являющиеся непосредственно деталями биографий вымышленных персонажей. Комментарии к происходящим событиям и ссылки на источники вынесены в конец статьи, в раздел "Примечания", что позволяет избежать перегрузки текста и нарушения динамики событий [2].

 Нас интересует, за что воевали фермеры, которые рабов не только не имели, но не предполагали и не собирались приобретать. Те фермеры, которые хотели бы иметь рабов, воевали за то же, за что воевали рабовладельцы – а на этот вопрос, тоже достаточно непростой, мы сейчас ответить не пытаемся.

 Итак, знакомьтесь - Джордж.

 

2. Джордж и его война

 К началу войны Джорджу где-то за 40, его семья владеет фермой среднего размера, рабов у них нет – своих рук достаточно. Почти у всех ближайших соседей Джорджа тоже нет рабов – но если нужно, можно нанять на двух расположенных неподалеку плантациях. Джорджу этого делать не приходится, чем он доволен – к рабам, как и всем неграм, а заодно к их хозяевам, он относится прохладно, не очень доверяет ни тем, ни другим. Будь его воля, он бы всех рабов убрал с глаз долой куда подальше (хоть обратно в ту же Африку) – глядишь, у их хозяев поубавилось бы спеси, да и выращенное на ферме было б легче продавать, меньше конкуренции.

 Кроме того, из-за рабов приходилось патрулировать дороги по ночам – это делали все белые по очереди, даже те, у кого рабов не было [3]. Джордж понимал: это нужно, чтобы рабы без разрешения хозяев не шлялись между плантациями. Он был подростком и помнил то время, когда в Вирджинии рабам удалось сговориться, и они успели убить несколько десятков белых в течение двух дней, пока восстание не было подавлено [4]. Джорджа раздражало что владельцы рабов перекладывали задачу на всех, однако законы он привык выполнять – даже те, которые не очень нравились – и порой даже был доволен возможностью неторопливо поболтать с соседями. Конечно, он общался с другими фермерами не только в патрулях: встречались на ярмарках, изредка на выборах, или когда приезжали по делам в ближний городок – но для неторопливой беседы с обсуждением всех новостей Джорджу больше по душе был ночной патруль, когда спешить никуда не нужно.

Джордж последнее время ходил в церковь неохотно. Он давно обратил внимание, что проповеди все чаще и настойчивее стали восхвалять рабство. Его смущало не столько само по себе восхваление, как то, что раньше на проповедях звучала совершенно другая оценка рабства – Джорджу не верилось, что Б-г меняет свое мнение [5]. Сыновья его сомнений не разделяли, точнее – не замечали: по малолетству они не помнили, что там говорили в церкви полтора-два десятка лет назад, а он своими воспоминаниями с ними не делился.

 Несколько лет назад он услышал, что на севере появились республиканцы, которые хотят всех рабов освободить [6]. Наверное, сумасшедшие – куда ж эти черные тогда денутся, будут шляться вокруг днем и ночью, сколько времени уйдет за ними следить, и к хозяину не отведешь – а у шерифа рук на всех не хватит, ему помощников нанимать придется. Так что – пусть на Севере делают что хотят, а здесь свои порядки, и нужно три раза подумать, прежде чем их менять.

В один прекрасный день (точнее, ночь – во время патруля) Джордж узнает, что президентом выбрали республиканца Линкольна. Как же так, на выборах не было бюллетеней ни с именем Линкольна, ни вообще с республиканцами? Кто-то объяснил ему, что республиканцы вообще не заявлялись на выборах на Юге – мол, плевать они хотели на южан. Маленькую подробность, что республиканцы не могли этого сделать, поскольку южные штаты запретили у себя всякую критику рабства (в частности, уничтожали северные газеты, пересылаемые по почте), Джорджу никто не растолковал [7].

 Потом в столице штата собралась конвенция – решить, оставаться ли в стране с президентом-республиканцем [8], или выйти из нее, пока он не пришел к власти и не освободил рабов. Когда окрестные жители выбирали делегатов на конвенцию, Джордж даже выступил и сказал, что тут опять-таки надо подумать три раза, а не пороть горячку. Вместе штаты – сила: вместе отбивались от Англии, вместе прижучивали индейцев, вместе построили военный флот и смогли защитить свою торговлю по всему миру. Лучше посмотреть, что Линкольн будет делать, когда станет президентом, и если что не так – уйти тогда: если можно уйти сейчас, можно будет и тогда. Большинство соседей-фермеров его поддержали, но когда дошло до выбора делегатов, никто из них ехать на конвенцию не захотел – у фермеров дел полно и лишних рук нет. Поехал старший сын плантатора Джона Адамса, который обещал передать конвенции мнение фермеров. Словом, получилось как при выборах законодателей штата – большинство избирателей фермеры, а законы принимают без них.

 Вернувшись, молодой Адамс сообщил, что конвенция решила отделить штат от страны. Джорджу и его соседям это не очень понравилось (в первую очередь то, что молодой Адамс проигнорировал их мнение и голосовал за отделение), но было уже поздно что-либо сделать. К тому же несколько соседних штатов тоже отделились, и собирают представителей, чтобы договориться о совместных действиях, то есть все-таки штат не останется один.

 Власти штата поручили молодому Адамсу сформировать отряд добровольцев, чтобы занять военные объекты (склады оружия, укрепления, бараки), принадлежащие федеральной армии – и силой разоружить северян, если те будут сопротивляться.

Том, старший сын Джорджа, недавно женился, его жена вот-вот должна была родить. А второй сын, Джим, захотел записаться добровольцем. Это сильно поднимало молодых людей в глазах местных барышень, кроме того, Адамс обещал своему отряду бесплатную форму и оружие, да и посмотреть другие места любопытно. Джордж не возражал – суматоха скоро утрясется, и Джим должен успеть вернуться к весеннему севу.

 Тем временем пришло известие, что представители отделившихся штатов собрались в Монтгомери и объявили о создании новой страны, Конфедерации, в которую вошли все семь отделившихся южных штатов [9]. Президентом выбрали сенатора из Миссисипи Джефферсона Девиса. Выбор президента Джорджу понравился: Девис отличился в войне с Мексикой, командуя созданным им полком, был военным министром несколько лет назад, так что в случае конфликта с северянами, можно рассчитывать на его опыт. Хотя, скорее всего, конфликта не будет. По рассказам Адамса, на конвенции это обсуждали: северяне воевать не умеют и не очень любят. А если восемь рабовладельческих штатов, пока остающиеся с Севером, тоже отделятся и войдут в Конфедерацию – это будет такая сила, что северяне уж точно не полезут на рожон. И еще – в случае войны Англия заступится за южан, поскольку ей никак без южного хлопка.

 В начале марта Линкольн принял присягу как президент Штатов, a в середине апреля пришла весть o сражении в Южной Каролине между войсками Конфедерации и гарнизоном форта Самтер – там по-прежнему оставался отряд северян, около сотни человек [10]. Южане форт захватили легко, но это означало войну – Линкольн объявил призыв 75 тысяч добровольцев сроком на 90 дней [11].

Для Конфедерации война началась удачно: в считанные недели после бескровного захвата Самтера население новой страны увеличилось вдвое – еще четыре рабовладельческих штата решили выйти из США и войти в состав Конфедерации. Среди них – Вирджиния, самый уважаемый и промышленно развитый рабовладельческий штат, место первых английских поселений в Америке, родина Джорджа Вашингтона и Томаса Джефферсона. За неделю до захвата Самтера конвенция Вирджинии проголосовала за то, чтобы штат оставался в США, но когда разразилась война, часть делегатов конвенции изменила свое решение. В признание роли Вирджинии в истории страны, столицу Конфедерации перевели в столицу Вирджинии Ричмонд - самый крупный промышленный центр и один из самых крупных городов Юга.

 Отряд добровольцев, в котором служил сын Джорджа Джим, перешел под командование Конфедерации – все его бойцы записались в армию на год [12]. В весенний сев Джордж, Том и третий сын, Эндрю, легко обошлись без Джима – тем более что самый младший, Мартин, подрос достаточно, чтобы работать почти наравне со взрослыми.

В разгар лета произошло большое сражение с северянами – южане победили, и говорят, чуть не захватили Вашингтон [13]. После этого Эндрю стал рваться в армию – война вот-вот закончится, ему будет стыдно, что отсиделся дома. Джордж рассудил, что сына все равно не удержать, и отпустил его после окончания осенних работ – зимой на ферме и так обойдутся. А к весеннему севу домой вернется Джим, у которого кончается годовой призыв, и рук хватит, даже если война затянется еще на год.

 Война затянулась – северяне переправили морем громадную армию, высадились южнее Ричмонда и двинулись на столицу [14]. Вышел закон, увеличивающий срок службы в армии до трех лет, так что ни на Джима, ни на Эндрю рассчитывать с посевной не приходилось. Джим приехал летом, но только в отпуск – отслужив добровольно год, он хотел бы вернуться насовсем, но новый закон этого не позволял [15].

 Хуже того – этот закон, впервые в истории Америки, установил обязательный призыв в армию всех белых мужчин (за исключением некоторых профессий) от 18 до 35 лет. Во всех предыдущих войнах страна обходилась добровольцами, которых каждый штат набирал по своим правилам. Том, старший сын Джорджа, смог протянуть до конца сева, но летом все же записался добровольцем в армию, не дожидаясь, что за ним придут – чтобы не позориться. К тому же Конфедерация платила при записи в армию 50 долларов, и штат тоже обещал добавить.

 Теперь на ферме остались из мужчин только Джордж и Мартин. Часть мужской работы пришлось на себя взять женщинам – хотя от жены Тома, вообще-то очень работящей, пока большой помощи ожидать не приходилось: маленький ребенок, и опять беременна.

Осенью призывной возраст подняли до 45 лет – и Джордж, которому недавно исполнилось 46, впервые за долгое время порадовался, что он такой старый. Ему трудно было представить, как женщины с одним Мартином, еще мальчишкой, управятся на ферме. Стало легче, когда неожиданно вернулся Эндрю – с одним глазом и без двух пальцев на руке, но зато насовсем.

Пришло известие, что Линкольн издал указ об освобождении рабов [16]. Джордж удивился – он  считал, что Линкольн это сделал, как только стал президентом. Впрочем, большой разницы Джордж не видел: Линкольн командовал у себя на севере, здесь на юге его законов никто выполнять не собирался, есть свое правительство и своя армия, которая северян сюда не пускает – и не пустит.

 После двух лет войны появилась надежда, что война скоро закончится: генерал Ли выиграл несколько сражений в Вирджинии и повел свою армию на север, на территорию противника. Однако летом пришла весть, что Ли потерпел поражение в Пенсильвании, война опять вернулась в Вирджинию [17]. На западе северяне после долгой осады взяли крепость Виксбург, теперь почти вся Миссисипи в их руках, а половина Конфедерации отрезана от столицы [18].

 Вышел новый закон, который расширил призывной возраст, теперь служить должны были все от 17 до 50 лет. Джордж никогда не был в восторге от затеи отделения штата, его отношение к этому не улучшилось от того, что его сосед и ровесник Джон Адамс от призыва освобожден – поскольку у Адамсов больше 20 рабов [19]. В окрестных лесах и болотах к тому времени пряталось много дезертиров и уклоняющихся от призыва. Войска Конфедерации и милиция штата пытались их отловить, но это не всегда удавалось – дезертиры объединялись в отряды и пользовались поддержкой многих местных жителей, в первую очередь – своей родни [20]. Джордж подумывал, не укрыться ли и ему в лесу. Но мысль о том, что за ним будут охотиться солдаты в той же форме, в которой воюют его сыновья, удержала его.

 По возрасту Джордж мог служить в пределах своего штата, во вспомогательных частях. Среди обязанностей этих частей были те, которые Джорджу не хотелось исполнять – сбор продуктового налога у фермеров [21] и охота за уклоняющимися призывниками и укрывающимися в лесах дезертирами. Он никогда не был воинственным, но одно дело – воевать против совершенно незнакомых тебе янки, другое – отбирать продукты на соседних фермах и ловить своих же, среди которых могут оказаться знакомые с детства. Поэтому Джордж попросился в действующую армию.

 Хуже всего было то, что Мартину через полгода исполнялось 17, и он тоже должен будет служить. Перед уходом Джордж заставил сына пообещать не рваться в армию раньше времени, а когда подойдет срок – оставаться возле дома, во вспомогательных частях, хоть и понимал, что этому обещанию грош цена.

 Полки южан обычно формировались из жителей одной местности, пополнялись тоже земляками, но в неразберихе военного времени Джордж не попал в часть, где служили Джим и Том – его команду направили в Армию Теннесси [22]. Воевал он добросовестно, зря на рожон не лез, в нем не было показной храбрости, но за спинами не отсиживался, если нужно – без колебаний рисковал жизнью. Поначалу он хотел перевестись к сыновьям, но вскоре привык к сослуживцам, которые относились к нему уважительно, как к отцу – по возрасту многие действительно годились ему в сыновья. Он участвовал в нескольких битвах, защищая Атланту от армии Шермана [23]. Когда Атланта пала, Армия Теннесси двинулась на север в попытке очистить штат Теннесси от захвативших его северян [24]. Там Джордж узнал, что его младший сын уже в армии. По закону, Мартин мог какое-то время (до 18 лет) нести вспомогательную службу, но захотел быть вместе с братьями. Потом пришло известие, что Мартин ранен – не тяжело, так что вскоре, после госпиталя, должен вернуться в свою часть.

 Попытка очистить Теннесси от северян провалилась, армия потерпела несколько поражений. В конце концов с ее остатками Джордж попал в Северную Каролину, где генерал Джозеф Джонстон, собрав остатки нескольких южных армий, пытался остановить Шермана, двигавшегося теперь на север к столице Конфедерации Ричмонду [25]. Когда пришла весть, что оборонявший Ричмонд генерал Ли был окружен превосходящими силами и капитулировал [26], Джонстон после нескольких дней переговоров с Шерманом последовал примеру Ли [27].

 Для Джорджа и его измученных голодных сослуживцев война была закончена. Теперь им надо было как-то добраться домой и успеть посеять, а потом собрать урожай – только по пути в разоренной стране нужно было чем-то питаться, и лошадей на фермах у южан не хватало, поскольку их обычно забирали с собой в армию. Проблема решилась неожиданно: после капитуляции Шерман распорядился раздать солдатам южан десятидневный запас продовольствия и вернуть лошадей и мулов. Джордж служил в пехоте и добрую часть пути ему пришлось проделать пешком, зато продовольствие было отнюдь не лишним [28].

 Получая продовольствие, Джордж разговорился с Биллом, капралом северян, почти ровесником, тоже фермером и по речи южанином. Билл рассказал свою историю. Родом он был из Техаса, в его округе Кук большинство населения рабов не имели, и на референдуме об отделении голосовали против. Когда Конфедерация объявила обязательный призыв в армию, Билл вместе с другими подписал петицию против призыва. Осенью местные власти арестовали полтораста человек из недовольных, свезли их в окружную тюрьму в Гейнсвиле, устроили импровизированный суд присяжных (в основном из рабовладельцев), и повесили более 40 человек – среди них оказался младший брат Билла [29].

Билл спасся тем что записался добровольцем в армию, но при первой же возможности (а она представилась когда, Роберт Ли повел свою армию на север, в Пенсильванию, где под Геттисбергом проиграл северянам большую битву) перебежал к северянам. По словам Билла, многие его земляки (некоторые с семьями) сбежали на север, или в Мексику, или в Нью-Орлеан, который северяне заняли через год после начала войны, и тоже записались в армию северян. У северян два техасских кавалерийских полка/span> [30],, но Билл свыкся со своими сослуживцами-северянами и решил дослужить с ними до конца войны.

 На прощанье Билл подарил Джорджу брошюру с речами Линкольна и сказал, что в них многое не так, как писали о Линкольне южные газеты – скажем, до войны Линкольн не собирался отменять рабство на Юге, и сделал это только когда увидел, что иначе северяне могут проиграть войну. По словам Билла, весь сыр-бор разгорелся из-за того что Линкольн просто не разрешал хозяевам ввозить рабов туда где рабства нету – на территории, не принадлежащие никакому штату. Джорджу вообще-то было наплевать, мог его богатый сосед Джон Адамс возить своих рабов в Канзас или Колорадо, или не мог. Если Билл говорил правду – значит, Джорджа и его соседей-фермеров просто надули, рассказывая перед войной, что Линкольн собирается освободить рабов, как только придет к власти. Джордж решил почитать брошюру, когда доберется домой, но к тому времени он ее потерял.

По дороге домой Джордж видел разоренные усадьбы и фермы, но его ферма уцелела – военных действий в его краях не было, янки туда не дошли. От случайных групп пришлых мародеров неплохо защищали прятавшиеся по соседним лесам дезертиры и укрывающиеся от призыва из местных – их отряды не только отбивались от рекрутеров Конфедерации, но при нужде могли помочь остававшимся на фермах женщинам, старикам и детям.

Домой Джордж пришел последним – Том и Джим вернулись раньше, Мартина так и не дождались. В госпитале он заразился корью и умер./span>

 

3. Послесловие

 Вот мы взглянули на войну глазами Джорджа, и по-прежнему не можем однозначно сказать, за что он воевал, за что воевали его сыновья, за что воевали земляки Билла, которым пришлось записаться в армию Конфедерации, и которые не решились дезертировать.

 Попробуем разбить вопрос на два: "почему пошли воевать" (т.е. как попали в армию) и "почему так (упорно) воевали", попав в армию.

 На второй вопрос ответ более-менее очевиден: а что оставалось делать? В принципе можно дезертировать, прятаться за спины сослуживцев, или поднять бунт. Все это в истории Конфедерации было (об этом, если удастся, в другой раз), но большинство продолжало служить. Не говоря уже о естественном в ситуации войны чувстве братства и долга перед теми, с кем рядом воевал, все эти выходы могут оказаться более опасными, чем честно выполнять свою долю обязанностей.

 Что касается первого вопроса, существует довольно распространенное (особенно в русскоязычной среде) мнение, что южане, в отличие от северян, все как один шли на войну с энтузиазмом, добровольно.

 Вот что пишет Александр Бушков в довольно популярной книге "Неизвестная война. Тайная история США" [31]:

“Все южное население было проникнуто мыслью, что сражается с иноземным врагом для защиты всего, что ему дорого…

Интересно, что «коренные» англосаксы в нее не спешили (речь идет об армии северян)… Север оказался разобщенным, а вот Юг, наоборот, спаянным – там-то четко представляли, за что воюют и против чего: за родину, против северян, посягавших на независимость Конфедерации. Можно сколько угодно порицать эту незатейливую идею, но именно она сплотила Юг и вдохновила на борьбу…”

В том же духе высказывается Кирилл Маль в книге "Гражданская война в США 1861-1865" [32]:

“Моральное превосходство солдат Юга было одним из ключевых факторов, наложившим отпечаток на ход этой войны…”

Попробуем разобраться с этим подробнее.

В начале войны обе стороны объявили набор добровольцев в армию – как это было принято в США (во всех предыдущих войнах армия страны была добровольческая). И на Севере, и на Юге количество отозвавшихся превысило требуемое. Но когда энтузиазм пошел на убыль, как северяне, так и южане ввели обязательный призыв (правда, различного характера).

Первый настораживающий факт – Конфедерация объявила обязательный призыв намного раньше, уже через год после начала войны (напомню – четырехлетней), почти за год до того как Север объявил аналогичный (но более мягкий – можно сравнить). Само по себе это объяснимо – у Севера вчетверо больше белого населения. Но картина "все как один" как-то тускнеет: если пришлось объявить призыв, значит, было кого призывать, добровольно пошли далеко не все.

Сравнительные цифры для обеих армий можно найти в книге того же Кирилла Маля. Вот о южанах:

“Приблизительно, по оценкам американских историков, было призвано (а не поступило добровольно) около 300 тысяч человек, что составляло примерно от общего числа военнослужащих конфедеративных армии и флота”[33].

Через несколько страниц – о северянах:

“В целом за годы гражданской войны на федеральную военную службу было призвано всего 46 тысяч человек, в то время как рекрутов было 118 тысяч[34]. Вместе они составили лишь 6% всех служивших в то время в различных армиях Союза” (по другим подсчетам - 8%; это связано с различной оценкой общего числа служивших в армии северян).

После чего Кирилл Маль делает довольно любопытный вывод:

“Таким образом, как на Юге, так и на Севере всеобщая воинская повинность играла не самую важную роль в формировании вооруженных сил. Вплоть до конца войны армии Союза и Конфедерации оставались все же добровольческими по своему характеру. Преимущественно в них служили солдаты-ветераны, которым соображения патриотизма и верности долгу не позволили покинуть ряды и уйти домой даже тогда, когда они имели на это право”.

Трудно с этим спорить в отношении армии Севера, где по крайней мере одиннадцать из двенадцати служили добровольно, по окончании срока службы солдат мог уйти из армии, и набор до последних дней войны был в основном добровольным (только если в каком-либо штате добровольцев не хватало, недостающее число там добирали по жребию). При этом, конечно, не следует забывать, что верности долгу шли на пользу неплохое снабжение и оплата солдат – в отличие от Юга, Север мог себе это позволить. Рядовой в армии северян получал $13 в месяц, полноценное питание, обмундирование (включая обувь, которая для армии южан было одной из замых серьезных проблем) и солидные разовые "подъемные" от штата и федерального правительства при записи в армию.

Что касается армии Конфедерации, такое заявление весьма сомнительно.

Во-первых, ни о каком "уйти домой даже тогда, когда они имели на это право” речи не было, поскольку не было такого права – законы Конфедерации постоянно продлевали срок службы, и в конце концов обязывали служить до конца войны. А без этих законов воевать мало кто хотел – как пишет сам Маль несколькими страницами раньше, "Весной 1862 года истекал срок службы первых волонтеров Юга, и немногие из них были готовы вновь стать под ружье".

Кстати, это довольно показательный пример, как шаблон устоявшегося мнения непринужденно побеждает логику известных фактов. Кирилл Маль пишет о нежелании большинства солдат-конфедератов продолжать службу, и что именно это заставило правительство Конфедерации перейти на поголовный (не по жребию) принудительный призыв. Он знает, что меняющийся в течение войны закон не давал права попавшим в армию южанам уйти домой до конца войны. Однако это не мешает ему повторять общепринятое "Вплоть до конца войны... оставались все же добровольческими по своему характеру" и "соображения патриотизма и верности долгу не позволили покинуть ряды и уйти домой даже тогда, когда они имели на это право".

Во-вторых, следует учитывать, что потери первого с лишним года войны были исключительно среди добровольцев, поскольку вся армия тогда действительно состояла из добровольцев. Эти потери, как и все остальные последовавшие в течение войны потери армии, со второго года войны восполнялись преимущественно не добровольцами (трудно говорить о новых добровольцах призывного возраста после объявления практически поголовной мобилизации).

Из этого можно сделать вывод, что доля воюющих по принудительному набору к концу войны была значительно выше, чем среди всех служивших в течение войны. Более того, большинство тех, кто в начале войны действительно шел в армию добровольно на год, дольше служить добровольно не хотели ("немногие из них были готовы вновь стать под ружье"). То есть поначалу действительно добровольческий характер армия Конфедерации утратила даже не к концу войны, а значительно раньше.

 Логично предположить, что среди фермеров, не имеющих рабов, доля воюющих по принудительному набору был еще выше, чем в среднем по армии. Вспомним эпизод[35], когда в графстве Кук, населенном в основном не рабовладельцами, было арестовано полтораста (по другим источникам - около двух сотен) человек, из которых сорок с лишним были повешены. Остальные арестованные были вынуждены подчиниться закону и пойти в армию – как и многие другие по всей стране (см. уже упоминавшуюся книгу “Bitterly Divided”[36], где до крайностей типа столь массовых казней не доходило.

Теперь мы можем вернуться вопросу в начале статьи: "За что же воевали простые фермеры-южане, у которых и рабов-то не было?". У нас по-прежнему нет простого однозначного ответа на него. Но, по крайней мере, на имеющий к нему прямое отношение вопрос, почему они воевали, мы ответить можем: в основном потому, что их призвали в армию, и в принудительном порядке удерживали в ней до конца войны.

Примечания

[1] http://www.nps.gov/civilwar/facts.htm

Farmers comprised 69 percent of the civilian occupations in the Confederacy”

[2] Для удобства читателей, я по возможности старался ссылаться на источники, доступные онлайн на русском языке, если есть заслуживающий доверия перевод (увы, не всегда). Я не гнушаюсь использовать Википедию, преимущественно английские статьи (русские приходится проверять и в большинстве случаев отвергать - по крайней мере по вопросам американской истории). В хороших Вики статьях приведены ссылки на источники, полезные при углубленном анализе.

Раз уж зашла речь о ссылках, хочу упомянуть вялотекущую дискуссию в Гостевой, с обсуждением отсутствия ссылок в работах Тененбаума.

Моя статья посвящена вопросам, острая политически окрашенная полемика по которым идет в течение полутора столетий, и конца ей не видно. У каждого есть свое мнение (сплошь и рядом сформированное художественными произведениями, вольно трактующими историю), точки зрения преподносятся как факты, факты искажаются. Что бы я ни написал - для достаточно большого количества читателей это будет если не прямо противоречащим их устоявшейся точке зрения, то по крайней мере спорным и сомнительным. Поэтому ссылки здесь не роскошь.

Работы Бориса Тененбаума информативны и познавательны, но как правило, полемического характера не носят. У большинства читателей нет не только устоявшегося мнения - но порой даже более-менее цельной (пусть даже не подробной) картины того, о чем пишет автор. В этом случае ссылки - это стрельба из пушек по воробьям. Зная на опыте, сколько времени занимают ссылки, я считаю вполне оправданным их отсутствие в работах Тененбаума, о которых шла речь.

 [3] Anthony W. Neal, Unburdened by Conscience: A Black People's Collective Account of America's Ante-Bellum South and the Aftermath

Часть седьмая, Вездесущие патрули

https://en.wikipedia.org/wiki/Slave_patrol

 

[5]  При создании страны рабство считалось моральным злом, которое терпели, поскольку не видели легких путей от него избавиться:

"Это было зло с которым они не знали что делать, но всеобщим мнением в те дни было, что так или иначе, по воле Провидения рабство исчезнет и умрет. Эта идея, хотя и не отраженная в Конституции, была превалирующей идеей того времени.”

Alexander H. Stephens, “Corner Stone” Speech, Savannah, Georgia, 1861

http://teachingamericanhistory.org/library/document/cornerstone-speech/

Поколения спустя, когда благодаря спросу на хлопок рабство на Юге стало очень выгодным, мнение рабовладельцев по этому вопросу стало другим:

"Однако эти идеи были фундаментально ошибочны. Они основаны на предположении равенства рас. Это была ошибка… Наше правительство основано на совершенно противоположной идее; оно основано, его краеугольные камни лежат на великой правде, что негр не равен белому человеку, что рабское подчинение высшей расе - его естественное и нормальное состояние" - Там же.

В результате, в течение четверти века, предшествующей Гражданской войне, три самые многочисленные церкви страны (методистская, баптистская и пресвитерианская) разделились. Северная ветвь каждой церкви по-прежнему считала рабство злом, южная ветвь - благом:

http://www.christiantimelines.com/Denominations%20Splitting.htm

 

[6] Республиканская партия была создана в 1854г. Ее основным лозунгом было недопущение распространения рабства на территории, не принадлежащие конкретным штатам, а управляемые непосредственно федеральным правительством страны (согласно Конституции, вопрос рабства внутри каждого конкретного штата решался самим штатом).

https://en.wikipedia.org/wiki/Republican_Party_(United_States)

Республиканцам противостояла Демократическая партия, которая считала разрешение рабства на федеральных территориях приемлемым (северные демократы) или обязательным (южные демократы). Перед выборами 1860г южные и северные демократы не смогли выработать общую позицию по отношению к рабству и разделились на две партии, которые выставили разных кандидатов. Тем самым победа республиканцев на выборах практически была обеспечена.

 [7] Secession and the U.S. Mail: The Postal Service, the South, and Sectional Controversy, by Conrad Kalmbacher

Стр. 120

The anti-slavery history of the John-Brown year: being the twenty-seventh annual report of the American Anti-Slavery Society, 1861

Стр. 192

 

[8] После избрания Линкольна президентом 6 ноября 1860г, в рабовладельческих штатах решался вопрос о выходе из страны. Семь штатов вышли до вступления Линкольна в должность 4 марта 1861г. В остальных либо было принято решение из страны не выходить, либо вопрос о выходе не ставился вообще. Начало войны 12 апреля 1861г подтолкнуло к выходу из страны еще четыре штата:

https://en.wikipedia.org/wiki/Ordinance_of_Secession

 

[9] Представители отделившихся штатов собрались 4 февраля 1861г в Монтгомери, столице Алабамы, и объявили о создании нового государства - Конфедеративных Штатов Америки, или Конфедерации.

http://www.encyclopedia.com/doc/1G2-3401802736.html

[10] 14 апреля 1861г, после 36-часового обстрела, гарнизон форта Самтер сдался многократно превосходящими силами Конфедерации. Это было началом Гражданской войны:

  https://en.wikipedia.org/wiki/Battle_of_Fort_Sumter

 

[11] Решение Линкольна призвать добровольцев всего на три месяца, приписываемое его недальновидности и некомпетентности, служит мишенью насмешек и попреков. Между тем и число рекрутов, и срок призыва были ограничены законом:

Militia Act of 1795

https://en.wikipedia.org/wiki/President_Lincoln%27s_75,000_volunteers

Когда масштабы и характер войны показали недостаточность числа призванных и сроков призыва, Линкольн призвал дополнительно несколько десятков тысяч добровольцев. В июле 1861г собрался Конгресс и постановил набрать 500тыс сроком на 3 года.

 

[12] 6 марта 1861г, более чем за месяц до обстрела Самтера и призыва Линкольном 75тыс добровольцев, Конгресс Конфедерации издал закон о наборе в армию Конфедерации 100тыс. добровольцев сроком на год:

The War of the Rebellion: A Compilation of the Official Records of the Union and Confederate Armies. Series lV - Volume l, Section l. WASHINGTON, Government printing office, 1900

Стр. 126

Для сравнения - вся армия США в это время насчитывала около 16тыс человек, разбросанных по гарнизонам, в основном западных штатов и территорий - в местах контакта с индейскими племенами.

 

[13] Первое крупное сражение Гражданской войны произошло 21 июля 1861г, в Вирджинии, в полусотне километров от Вашингтона:

https://en.wikipedia.org/wiki/First_Battle_of_Bull_Run

 

[14] Весной и летом 1862г стотысячная армия северян находилась в шести километрах от Ричмонда (в несколько раз ближе, чем южане от Вашингтона после First Bull Run битвы), и выиграла там несколько сражений.

https://en.wikipedia.org/wiki/Peninsula_Campaign

https://en.wikipedia.org/wiki/Seven_Days_Battles

Нерешительность командующего армией северян генерала Джорджа Макклеллана привела к тому, что северяне упустили возможность взять столицу противника и, возможно, быстро закончить войну и сохранить сотни тысяч жизней - как северян, так и южан.

 

[15] 16 апреля 1862г, когда годичный срок службы большинства добровольцев в армии южан подходил к концу, и мало кто из них высказывал желание продолжать службу, Конгресс Конфедерации издал первый в истории Америки закон о всеобщем призыве в армию на 3 года:

http://www.nellaware.com/blog/the-confederacys-conscription-act.html

http://www.civilwarhome.com/conscription.html

Conscription and conflict in thе Confederacy, by Albert Burton Moore, NY1924

Закон продлевал срок службы добровольцев до 3-х лет или конца войны, а также объявлял мобилизацию всех белых мужчин в возрасте от 18 до 35 лет. Закон освобождал от призыва некоторые профессии, что привело к резкому увеличению числа обладателей таких профессий (скажем, учителей и аптекарей).

Призывной возраст несколько раз менялся: весна 1862г - от 18 до 35 лет; осень того же года - от 18 до 45 лет, февраль 1864г - от 17 до 50 лет.

 

[16] 1 января 1863г Линкольн подписал указ, освобождающий всех рабов Конфедерации (Emancipation Proclamation, Прокламация об освобождении рабов). Указ не касался той территории Конфедерации, которая к этому моменту находилась под контролем армии США (как президент, Линкольн не имел права освобождать рабов своей страны, но как главнокомандующий, имел право во время войны объявить свободными рабов противника).

Предварительно, 22 сентября 1862г, Линкольн объявил о том, что такой указ будет подписан - что давало возможность штатам, входящим в Конфедерацию, в индивидуальном порядке выйти из войны и сохранить у себя рабство.

https://en.wikipedia.org/wiki/Emancipation_Proclamation

Прокламация об освобождении рабов

 

[17] Битва при Геттисберге, 1-3 июля 1863г, была самым кровопролитным сражением Гражданской войны. Южане три дня атаковали позиции северян, пытаясь сбросить их с высот в окрестностях города Геттисберга в Пенсильвании, понесли большие потери и вынуждены были отойти обратно в Вирджинию.

https://en.wikipedia.org/wiki/Battle_of_Gettysburg

 

[18] Южане считали крепость Виксберг, находящуюся в труднодоступной местности на крутом берегу Миссисиппи, неприступной и называли ее "Гибралтаром Конфедерации". После полугодовой компании и полуторамесячной осады, Виксберг был сдан армии Гранта 4 июля 1863г:

https://en.wikipedia.org/wiki/Siege_of_Vicksburg

Вместе с поражением под Геттисбергом, это практически лишало Конфедерацию надежды на успех.

 

[19] Осенью 1862г в перечень освобожденных от призыва были включены владельцы или надсмотрщики плантаций с числом рабов 20 или больше:

https://en.wikipedia.org/wiki/Twenty_Negro_Law

 

[20] Эти факты достаточно известны, но как правило обходятся молчанием, поскольку не укладываются в популярную картину поголовного энтузиазма южан во время войны (в том числе в ее начале). Вот цитата из романа "Убить пересмешника" (Пулитцеровская премия 1961г, фильм с Грегори Пеком, получивший три Оскара, книга изучается в большинстве американских школ): "Когда Алабама отделилась от США 11 января 1861г, графство Уинстон отделилось от Алабамы, и каждый ребенок в графстве Мэйкомб это знал". Этой цитатой начинается рецензия на книгу “Bitterly Divided”, посвященную проблемам Конфедерации, связанными с дезертирством и уклонением от призыва:

David Williams, Bitterly Divided: The South’s Inner Civil War. The New Press, 2010

Вот статья, в которой перечислены шесть наиболее крупных очагов сопротивления власти Конфедерации - включая Западную Вирджинию, которая действительно отделилась от Вирджинии и была принята в Юнион отдельным штатом: >>>

Местные власти южных штатов зачастую сами не могли управиться с бунтовщиками, Конфедерации приходилось отвлекать боевые части. В книге "Падение дома Дикси" (Bruce Levine, The Fall of the House of Dixie: The Civil War and the Social Revolution That Transformed the South, 2014) на стр. 113-114 описывается, что в начале сентября 1863г Роберт Ли, по просьбе губернатора Северной Каролины, отправил туда на подавление сопротивления два полка пехоты и эскадрон кавалерии. Солдатам удалось захватить тысячи, но для поисков дезертиров и чтобы побудить их сдаться, пришлось пытать их семьи.

 

[21] Tax-in-kind, продналог, введенный Конфедерацией во время войны чтобы снабжать армию, вызвал большое неудовольствие фермерских семей. Конфедерации пришлось пойти на эту непопулярную меру, поскольку контролируемый рабовладельцами Конгресс блокировал все попытки администрации заставить плантаторов увеличить производство продовольствия за счет уменьшения выращивания хлопка.

 

[26] Армия Северной Вирджинии под командой Ли почти год обороняла Ричмонд от превосходящих сил северян:

https://en.wikipedia.org/wiki/Siege_of_Petersburg

Когда оборона стала невозможной (силы южан таяли, а северян - росли), в начале апреля Ли оставил Ричмонд и попытался прорваться на соединение с армией Джонстона, непрерывно отбиваясь от противника. 9 апреля 1865г остатки его армии были окружены, и в безнадежном положении Ли подписал капитуляцию своей армии:

https://en.wikipedia.org/wiki/Appomattox_Campaign

 

[27] 26 апреля Джонстон подписал капитуляцию не только своей армии, но всех армий Конфедерации к востоку от Миссисипи, бывших в его подчинении , хотя президент Конфедерации Джефферсон Девис, находившийся со своим кабинетом в бегах после падения Ричмонда, настаивал на продолжении безнадежного сопротивления: >>>

 

[28] Кроме десятидневного продовольствия солдатам южан, Шерман распорядился раздавать продовольствие гражданскому населению Юга. Любопытно, что ни о том, ни о другом нет информации в статье Википедии о Шермане, но об этом говорится в статье о Джонстоне, в разделе где описывается капитуляция - хотя, казалось бы, логичнее наоборот:

https://en.wikipedia.org/wiki/William_Tecumseh_Sherman

https://en.wikipedia.org/wiki/Joseph_E._Johnston

 

[31] Александр Бушков. Неизвестная война. Тайная история США. Олма Медиа Групп, 2008

http://book-online.com.ua/read.php?book=3056&page=1

 

[32] Маль К.М. Гражданская война в США 1861-1865. Минск: Харвест, 2002

http://militera.lib.ru/h/mal_km/index.html

 

[33] Та же оценка числа призванных (300 тысяч), как и общей численности армии Конфедерации (850-900 тысяч), приведена в книге историка-южанина, профессора истории Алабамского университета Альберта Бартона Мура "Военный призыв и конфликт в Конфедерации" (Conscription and conflict in the Confederacy, by Albert Burton Moore, 1924). Оценка в 300тыс призванных приведена на стр. 357, оценка общей численности армии - на следующей странице.

Строго говоря, цифра 300тыс. должна быть увеличена, поскольку Мур дает оценку призванных в штатах к востоку от Миссисипи (cis-Mississippi), без учета штатов Техас, Арканзас, Миссури и части Луизианы, которые в середине войны были отрезаны от остальной Конфедерации, и данные по призыву там не вошли в отчеты, которые Мур анализировал (оценка общей численности армии  дана по всей Конфедерации).

[34] Тут несколько неясная терминология, требующая уточнения.

Согласно закону 1863г, когда Север проводил очередной призыв (четырежды - июль 1863, март, июль и декабрь 1864), каждому штату выделялась квота - сколько новобранцев штат должен поставить. Штат объявлял набор добровольцев, и если этот набор покрывал квоту, на этом призыв в штате заканчивался. Если добровольцев не хватало, недостающее число добиралось по жребию. Те, на кого выпал жребий, либо шли служить ("было призвано всего 46 тысяч человек"), либо нанимали себе замену, "рекрутов" ("рекрутов было 118 тысяч").

 

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:1
Всего посещений: 329




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer10/Barhavin1.php - to PDF file

Комментарии:

А. Бархавин -> Олег Колобов
- at 2015-10-25 02:40:39 EDT
Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2015-10-22 18:58:30 EDT
"В 1987 вышла книга "Freedom" (Doubleday,1125 pages) известного автора, в том числе, регулярного обозревателя NY Times William Safire"
--------
Спасибо, прочитал интереснные ревью на Амазоне и даже нашел книгу в каталоге местных библиотек. Буду иметь в виду - хотя беллетристику я не считаю серьезным источником исторической информации, ссылки на источники могут быть полезны. Вряд ли доберусь до нее в ближайшее время (для моей текущей темы, причины войны, достаточно доступных документов), но если буду писать о том, была ли война неизбежной, будет интересно ознакомиться с мнением автора (судя по ревью, там этому уделено внимание).

А. Бархавин -> Benny
- at 2015-10-23 23:14:38 EDT
Benny from Trudonto
Toronto, Canada - 2015-10-22 19:34:10(143)
-----------

Benny,

Спасибо за интересны, толковый и полезный для меня комментарий.
Вы правы, что первый вопрос (почему воевали долго и упорно) в рамках темы о фермерах заслуживает больше внимания, чем ему уделено (хотя я не стал бы вообще выстраивать их по степени важности, оба важны). Более того - возможно, через некоторое время я займусь им подробнее. Однако сейчас меня интересует не столько подробный ответ на вопросы в целом, сколько справедливость мнения "все как один" - а для этого достаточно ответа на любой из этих двух вопросов. Ответ на второй легче обосновывать цифрами, поэтому я выбрал его. Возможно, вам такая позиция кажется странной - попробую ее объяснить.

Моей основной целью сейчас являются причины войны. Это вопрос достаточно сложен сам о себе, а обсуждение его осложняется тем, что оппоненты приводят уводящие в сторону доводы - типа, "за Конфедерацию воевали фермеры, у которых рабов не было", "Роберт Ли не был сторонником рабства и отделения", "рабство все равно бы скоро умерло по чисто экономическим причинам". По моему богатому опыту в troubleshooting (Шишков, прости...), намного эффективнее сразу исключить те факторы, которые легко проверяются, даже если маловероятно, что они являются причиной неисправности. Мои статьи, которые уже появились здесь (третья, о Роберте Ли, пока в моем блоге) - это "отсекание" отвлекающих факторов.

Сейчас я постараюсь ответить на поднятые вами воросы - вкратце, чтобы не увлечься:)

2) Как ни парадоксально, жизненные интересы фермеров (в дальнейшем будем иметь в виду, что мы говорим о фермерах не имеющих и не собирающихся иметь рабов) включали сохранение рабства - поскольку они вовсе не хотели быть наравне с неграми и, будучи реалистами, не видели возможности в одночасье избавиться от черного населения. Однако, в отличие от рабовладельцев, они вовсе не добивались распространения рабства на территории - а именно это послужило причиной отделения.

3) В военной истории известны такие весьма эффективные методы поддержания морали, как децимация и заградотряды. Публичные казни в армии Конфедерации начались еще в 1861г - по оценкам очевидцев, 9 декабря аудитория составляла 15тыс солдат:
http://www.historynet.com/executing-justice-civil-war-executions.htm

4) Я думаю, вы упустили самый серьезный фактор - чувство солидарности и ответственности перед теми, кто непосредственно воюет с тобой рядом. От кого зависит твоя жизнь - и чья жизнь зависит от тебя. В этом воросе я не добрался до первоисточников (каких, собственно?), но историки войны именно это отмечают как один из самых (если не самый) важных факторов упорства, с которым воевали южане (и, кстати, северяне тоже).

5) Массовость "желания добровольно и добросовестно исполнить свой долг" можно попытаться оценить количественно. Массовость добровольности - я и рассмотрел (почему пошли воевать).
Уровень добросовестности можно оценить по проценту дезертировавших, а здесь в приведенных оценках наблюдается огромный разброс. И это при том, что количество дезертиров (общепризнанно заниженная оценка несколько выше 100тыс) не оспаривается. Почему? Потому что оценка общего числа сражавшихся на стороне южан колеблется от 600тыс до 1.5млн.
И вот почему:
У апологетов Конфедерации есть две задачи:
а - доказать что "все как один" - и тогда отстаивается цифра 1,5млн (а самые вдохновенные добавляют к этому еще около миллиона негров;
б - показать, как храбро сражались против ооочень многократно превосходящей армии Севера - а для этого куда удобней цифра 600тыс.
Первоначально я хотел использовать именно дезертиров для оценки добросовестности, но когда увидел эту чехарду цифр, понял. что это отдельная тема где копать и копать, и если влезу, до причин войны доберусь нескоро. Поверьте, мне было нелегко наступить на горло собственнойпесне и отложить этот вопрос (надеюсь, не очень надолго).

Benny from Trudonto
Toronto, Canada - at 2015-10-22 19:34:10 EDT
Избегание ярлыков в вопросе "За что же и почему воевали простые фермеры-южане" ?
--------------
Большое спасибо Александру Бархавину: статья мне понравилась и помогла лучше понять интересную мне тему.
Но возможно, что Александр объективно ошибается в одном принципиально важном для понимания вопросе. Я попытаюсь это обосновать.

1) Факт: "Война затянулась". Это значит, что можно исключить "энтузиазм от перемен", "воодушевление от первых побед" и прочие легко возникающие и быстро-проходящие чувства и эмоции.

2) Факт: простые фермеры-южане НЕ воевали за свои важнейшие жизненные интересы (источники дохода и уклад жизни). Другими словами, они НЕ "сражались с иноземным врагом для защиты всего, что им дорого" - но несмотря на очень тяжёлую и длительную войну они воевали добросовестно и упорно.

3) По моему, именно на этот вопрос и надо ответить: почему воевали долго и упорно, если жизненные интересы не были затронуты ?
Другой вопрос ("почему пошли воевать") я считаю второстепенным - смотрите "1)" и "5)".
Я считаю, что автор не прав: ответ на первый вопрос совсем не очевиден ("а что оставалось делать?"). Без высокого уровня "морали" (массового желания добровольно и добросовестно исполнить свой долг) никакая армия не способна долго и упорно воевать в очень тяжёлых условиях: плохое снабжение, большие потери, частые поражения и не очень хорошие шансы на конечную победу. По моему, именно вопрос о причинах такого уровня морали среднего солдата Юга и является главным вопросом.

4) Что бы попытаться объективно ответить на этот вопрос, надо разобраться со следующими характеристиками (величина и характер распределения) "простых фермеров-южан":
- а) уровень солидарности с фермерами своей "малой родины" (графство / каунти).
- б) уровень солидарности со своим штатом (это их "большая родина", тут важно "рабство" как общий экономический интерес).
- в) уровень приверженности определённым идеям (например, независимость своего штата).
- г) уровень солидарности (или противоречий) с рабовладельческой аристократией своего штата.
- д) уровень вражды и ненависти к жителям северных штатов.
- е) уровень влияния и дезинформации заинтересованных в войне сторон (рабовладельцы).

5) Моё субъективное мнение, на основании этой статьи: "г", "д" и "е" практически не важны, "б" и "в" важны и необходимы, но решающим было именно "а".
Сочетание "массового обязательного призыва" с "массовым желанием добровольно и добросовестно исполнить свой долг" характеризует именно высокий уровень "солидарности" в обществе (которая пассивна) а не "идейности" или "вражды" (которые активны).

Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2015-10-22 18:58:30 EDT
Да, уверен, когда-нибудь "треугольник будет выпит, будь он хоть параллелепипед", то есть, ясный и убедительный ответ, за что воевали в 1861-65, будет найден и общепризнан, коллега Бархавин, спасибо ему, со своим мысленным экспериментом о типичном южном фермере Джордже, сильно продвинул вперёд этот процесс... Ещё раз большое спасибо...

Пишу здесь и сейчас, чтобы поделиться о другом похожем эксперименте. В 1987 вышла книга "Freedom" (Doubleday,1125 pages) известного автора, в том числе, регулярного обозревателя NY Times William Safire, в которой он хорошо понимая главную дилемму, подтверждённую коллегой Бархавиным, между целостностью видения эпохального события и фрагментацией свидетельств (ссылок) решил пойти следующим "своим путём". Он дал художественный образ главного целого, но к каждой главе приложил Underbook Sources and Commentary (pages 975-1110), в которой очень сжато прокомментировал, что домыслил по необходимости из-за отсутствия достоверных источников, а что реально подтверждено перекрёстными независимыми свидетельствами, получилось очень убедительная картина, на мой взгляд.

Главный успех своего проекта он приписывает редактору издательства, некой Kate Medine (которая сейчас на главных ролях в издательской группе Рэндом Хаус) и которая "wrote a penetrating critique of the first draft that became my blueprint for turning a MESSAGE-LADEN TRACT into a story with characters;..." (ACKNOWLEDGEMENTS, page 1111)



А. Бархавин -> Игорь Ю
- at 2015-10-20 05:20:58 EDT
Игорь,
Спасибо за интересный комментарий - и за найденную ошибку. Я, видимо, эти $13 автоматически умножал на 26 - число двухнедельных чеков зарплаты в году. Попробую упрорсить редакторов убрать эту фразу - она большого значения не имеет.
Мне кажется, вы преувеличиваете роль Джефферсона и Мэдисона в развале страны - я не помню упоминания их "нулификейшн" актов в меморандумах о сессесии (надо будет проверить по теркстам). Другое дело, что их стали использовать апологеты Конфедерации после войны в попытках доказать законность сессесии - но этого бы им не понадобилось, если б Конфедерацоя войну не проиграла.

Игорь Ю.
- at 2015-10-20 03:32:23 EDT
Саша, очень хорошая работа, для которой найдена удачная форма. Ваш условный Джордж - достоверен, но гораздо важнее - документален. В разговоре, споре о событиях, представление о которых есть у каждого, но у 99% сформировано литературой и кино, документальность и подтверждение ссылками есть главное достоинство любой серьезной статьи. Конечно, кто-то может попробовать оспорить ссылки, но это потребует, как минимум, такой же работы, какую сделали вы. А работа вами проделана очень серьезная. Очень трагично, что дошло дело до такой войны. Далеко не все было связано с рабством, но рабство с 1770-х было главной разделительной чертой между Севером и Югом, никогда южане не шли на компромисс, всегда это были северяне, кто в интересах сохранения Союза соглашались на требования Юга. Со временем рабство привело к изменению на Юге самого смысла и порядка жизни - даже религиозному, что вы показали на примере раскола церквей. Вот за удобный, привычный образ жизни южан и пошла война, я так думаю. Конечно, по инициативе Юга, когда они почувствовали угрозу своему образу жизни. Все это случилось в дополнение к экономическим проблемам Юга, связанным с сельско-хозяйственной отсталостью региона. А создали политическую предпосылку всему этому два друга - Джефферсон и Мэдисон своими "нулификейшн" актами и изменившимся взглядом на Конституцию.

П.С. Мне кажется во фразе

"Рядовой в армии северян получал $13 в месяц (что превышало среднюю зарплату индустриального рабочего, $289 в год в 1860г)"

у вас арифметическая ошибка

А. Бархавин - > Б.Тененбаум
- at 2015-10-19 21:15:44 EDT
Б.Тененбаум
- 2015-10-19 19:11:34(927)

Hу как можно полемизировать с книгой A.Бушковa, когда ее автора надо бы высечь за одно только название: "Неизвестная война. Тайная история США" ?
Пресловутый "... полет фанеры над Парижем ..." вряд ли представляет интерес для статьи об аэродинамике, правда ? А что у Бушкова не "фанера", и что у него не зависит от "направления ветра" ?

--------------------

Борис Маркович,
Я, пожалуй, процитирую себя, любимого - из еще не опубликованного, развернутая (с разбором приведенных исторических фактов) рецензия на эту книгу Бушкова. Рецензия уже давным-давно почти-почти готова, но потихоньку разбухает и растаскивается по другим статьям, которые ее выталкивают в конец очереди (я думал именно этой рецензией дебютировать в 7искусств, но к счастью совершенно неожиданно из меня выскочила статья о конце рабства, явно более подходящял для дебюта, а потом еще, и сейчас лезет еще):

"...мое внимание привлек один из первых комментариев, Бориса Тененбаума: "ну кто-такой этот Бушков, чтобы с ним спорить ? :)".
Смысл комментария, насколько я понимаю, заключается в следующем:
а. Компетенция Бушкова (по крайней мере в рассматриваемом вопросе) ни уважения, ни доверия не вызывает, и поэтому
б. Не стоит с ним спорить.
Я полностью разделяю мнение уважаемого Бориса Марковича по первому пункту.
Однако по второму я позволю себе с ним не согласиться - с Бушковым спорить нужно. Поскольку, пока член редколлегии и автор многочисленных исторических работ брезгливо кривится при упоминании Бушкова - книга Бушкова формирует мнение тех же читателей, к которым в своих работах обращается уважаемый Борис Маркович. И еще вопрос, чьи книги влияют на это мнение сильнее - читателей много, и они разные. Мне приходилось спорить с людьми, живущими в Америке, неплохо владеющими английским - и тем не менее ссылающимися на книгу Бушкова, хотя им доступна масса ангийских первоисточников по теме.
Я далек от мысли упрекать Бориса Тененбаума в том, что он сам не полемизирует с Бушковым, и тем более не призываю его этим заняться. Борис Маркович пишет много и интересно, выбирает удачные темы, и вряд ли ему стоит отвлекаться на то, что ему не по душе. Я возьму на себя смелось самому провести разбор книги Бушкова"

Б.Тененбаум
- at 2015-10-19 19:11:34 EDT
В предущей публикации, Саша, вы поставили планку так высоко, что в этот раз начну сразу с критики :)

Hу как можно полемизировать с книгой A.Бушковa, когда ее автора надо бы высечь за одно только название: "Неизвестная война. Тайная история США" ?
Пресловутый "... полет фанеры над Парижем ..." вряд ли представляет интерес для статьи об аэродинамике, правда ? А что у Бушкова не "фанера", и что у него не зависит от "направления ветра" ?

Что же касается сути вашей статьи - спасибо. Узнал много нового.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//