Номер 3-4(61)  март-апрель 2015 года
Зеэв Фридман

Зеэв Фридман «Значит, заметна дорога моя»

Рисунки Зеэва Фридмана

Предисловия Галины Блейх и Наталии Ланге

Образы, образы - всюду, кругом.

Кто тут знаком? Кто незнаком?

Вы все во мне, вы - это я.

Значит, заметна дорога моя.

Зеэв Фридман

 

От редакции:

Вышел альбом рисунков нашего автора, профессионального музыканта Зеэва Фридмана. Рисованию он нигде не учился, но рисовал всегда – на страницах своих дневников, студенческих конспектов, обрывках нот, газет, рисунки в его тетрадях соседствуют с рукописями рассказов и стихов.

В альбоме более двухсот рисунков, сделанных им в России и Израиле. Среди них портреты коллег Зеэва – музыкантов израильского оркестра «Симфониетта», где он работал. В альбом также включены два юмористических рассказа из книги Зеэва «Когда зажжется свет в ночи» (Иерусалим, 2012) с рисунками автора.

 

Галина Блейх

 

Музыкант, писатель, художник... 

К сожалению, мне не довелось познакомиться с Зеэвом Фридманом. Я соприкоснулась с его внутренним миром только благодаря литературным произведениям и немногочисленным рисункам. И с тех пор меня не покидает чувство, что я будто беседовала с близким мне человеком, мучительно ищущим ответа на основной вопрос бытия и сумевшим облечь свои поиски и переживания в законченную художественную форму.

Как художник я остановлюсь только на рисунках Зеэва, оставив за рамками несомненные достоинства его литературных произведений. Говорят, по-настоящему талантливый человек талантлив во всем. Зеэв обладал прекрасным чувством формы и стиля, что бы он ни делал. И рисунки его, рождавшиеся как бы между прочим, порой как случайные зарисовки, удивительно органичны и точны. Как правило, Зеэв рисует людей и животных, часто переплетая их образы между собой, с юмором подмечая общие черты, заостряя и усиливая характерные детали и доводя изображение до гротеска. Его рисунки – как бы мысли вслух: образы теснятся на листе бумаги, накладываются друг на друга, зачастую сопровождаются подписями.

Любовь, музыка, поиск национальной самоидентификации, горькая ирония и самоирония, доброта и мечтательность – все это составляет суть его рисунков. В них прочитывается обаяние глубокой, разносторонне одаренной личности человека, увы, так рано ушедшего от нас.

 

Вступительное слово Г. Блейх на презентации книги З.Фридмана


 

Наталия Ланге

 

Рисунки Зеэва (Володи) Фридмана

Наша семья почти два десятилетия была близко знакома с Зеэвом (Владимиром) Фридманом. Скромный, красивый, добрый человек, замечательный музыкант, играющий на кларнете в оркестре «Симфониетта-Беэр-Шева», талантливый педагог, которого любили и уважали ученики. Он дарил нам билеты на симфонические концерты, и мы, тогда еще новые репатрианты, только приехавшие в Израиль, могли наслаждаться классической музыкой.

Владимир ушел молодым, и только после его скоропостижного ухода мы узнали, что он писал повести и рассказы, делал рисунки на тетрадных полях, на страницах телефонной книги, на случайно подвернувшихся обрывках бумаги, на нотах, изображая точными штрихами свое время. Перед нами оживают персонажи еще не написанных рассказов и портреты знакомых ему людей, фантастические существа и гротескные наброски. Иногда точным пером мастера Зеэв изображает целые сцены так, как режиссер делает серию кадров еще не существующего фильма.

Особняком стоит серия узнаваемых портретов коллег-музыкантов, сделанных на репетициях с доброй улыбкой художника. Видно, что Володя тепло относился к своим товарищам.

Он ходил в синагогу, соблюдал еврейские традиции и ярко изображал религиозных евреев.

Иногда ироничный взгляд художника открывает нам сложные отношения между людьми. Часто гротескно изображенные лица и фигуры людей похожи на животных, а порой животные и птицы напоминают людей… Художник прибегает к фантасмагории, образы заполняют его воображение и выливаются в рисунки и рассказы.

Кажется, что кто-то легко водит его рукой с обыкновенной шариковой ручкой или карандашом, – и оживают на бумаге сценки, где реальные и придуманные автором персонажи наблюдают за нами.

Жаль, что жизнь Зеэва оборвалась так рано, и мы, увы, никогда не узнаем, для каких конкретно глав его книги эти рисунки могли бы стать иллюстрациями. Линия выразительна и точна. Нет излишеств. Мысль четко выражена в сюжетных сценках. Это интимный разговор автора со своим воображением.

Зеэв был человеком очень скромным. Я думаю, что при жизни он даже не планировал издание своих рисунков, быстрых набросков, иллюстраций. Но благодаря кропотливому труду его мамы Риты, собирающей по капле, как пчела собирает мед, сохранившиеся зарисовки-размышления сына, портреты, образы фантастических существ, графику, – мы имеем счастливую возможность познакомиться с талантливым Человеком, который выражал себя в рисунке, слове, музыке, дарил духовный свет людям.

Подборка рисунков Зеэва начинается с его автопортрета

     


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:4
Всего посещений: 250




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer3_4/ZFridman1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//