Номер 5(62)  май 2015 года
Василий Демидович

Василий Демидович Владимир и Слободанка Янковичи

В октябре 2011 года я был в командировке в Сербии в рамках сотрудничества между Московским Государственным университетом и Белградским университетом. В Белграде под радушную «опеку» меня взяла семейная «математическая» пара - Владимир (кратко - Влада) и Слободанка (кратко - Боба) Янковичи. Оба они, являясь выпускниками Математического факультета Белградского университета, в своё время стажировались на Мехмате МГУ: Влада стажировался на кафедре общих проблем управления под руководством Владимира Михайловича Тихомирова, Боба проходила стажировку на кафедре теории вероятностей под руководством Бориса Владимировича Гнеденко. В настоящее время Влада является профессором математического факультета Белградского университета, Боба - профессором математического факультета этого же университета и научным советником Математического института Сербской Академии наук и искусств.

Владимир и Слободанка Янковичи

Мне представилось интересным взять у них «совместное интервью», коснувшись в нём, в частности, их пребыванию на Мехмате МГУ. Я составил свои вопросы и показал их им обоим. Бегло взглянув на мои вопросы, они охотно согласились на них ответить.

Нашу беседу они любезно предложили провести у себя дома. Я, конечно же, согласился приехать в их уютную квартиру на тенистой Белградской улице «Курсилина» (примеч. В.Д.: позднее я узнал, что улица так названа в честь национального Сербского героя, командира повстанцев, боровшихся с османской армией, Jоvаn'а Кursulа (1768-1813)). Там «под диктофон за чаем» и произошла наша дружеская беседа.

Ниже предлагаются расшифровка диктофонной записи этого разговора.

 

ИНТЕРВЬЮ С ВЛАДОМ И БОБОЙ ЯНКОВИЧАМИ

В.Д.: Дорогие Боба и Влада, я рад, что Вы согласились на эту беседу со мной.

Сначала расскажите, пожалуйста, о ваших родителях. Кто они были по специальности и имели ли отношение к математике? Ну, кто начнет? Боба?

Б.Я.: Мои родители были инженеры. Оба они были профессорами Белградского университета. Мама была профессором электрохимии на Технологическом факультете, а папа - профессором на Строительном факультете, занимался железными дорогами.

Они не имели ...

В.Д.: Прямого отношения к математике?

Б.Я.: ... Да, прямого. Правда, они рассказывали, что единственно, когда они поссорились, было из-за какой-то математической проблемы ...

В.Д.: Папа с мамой поссорились из-за какой-то математической проблемы?

Б.Я.: Да. Папа с мамой тогда были ещё студентами. Они оба думали, что правы... Это касалось решения задачи какой-то математической ...

Так что они любили математику... И были способны... решать задачи.

В.Д.: Хорошо.

Теперь, Влада, ты расскажи, пожалуйста, про своих родителей.

В.Я.: Мой отец тоже был профессором Белградского университета. Он преподавал анатомию на факультете ветеринарной медицины ... А мама была экономистом.

Ну, прямой связи с математикой у них не было...

В.Д.: Но экономика уже поближе к математике.

В.Я.: Ну, может и поближе ... Какой-то талант у них был, но, на самом деле, математикой они не занимались.

В.Д.: Понятно.

Теперь, снова, мой вопрос к Бобе. Когда у тебя появился интерес к математике - в школе или в гимназии?

Б.Я.: В школе. У меня математика всегда была предметом, который я любила больше всех других ... Было в ней всё понятно ... И всегда легко для меня.

В.Д.: А у тебя, Влада? У тебя когда появился интерес к математике?

В.Я.: Ну, я уж и забыл, когда... Я ещё в школе не был...

В.Д.: Еще до школы, что ли? В.Я.: До школы, да. В.Д.: Надо же!

В.Я.: А когда был в седьмом классе основной школы, тогда прочитал в журнале... нет, в газете... что у нас будет основана математическая гимназия. Сразу решился поступить в эту гимназию.

В.Д.: Родители, конечно, это приветствовали?

В.Я.: Не-ет, не-ет. Им это не понравилось. Потому что отец работал профессором, и ему не хотелось, что и сын будет учить, как отец ...

В.Д.: Интересно.

Теперь третий мой вопрос. Опять начну с Бобы. Был ли конкурс при поступлении в Белградский университет в твои годы?

Б.Я.: Я думаю, что был. Но так как у меня были все пятерки, то меня просто записали вне конкурса.

В.Д.: У нас раньше, если аттестат по окончанию школы был с отличием, для поступления в университет нужно было пройти лишь собеседование. У тебя тоже было собеседование?

Б.Я.: Нет, никакого собеседования у меня не было.

В.Д.: Просто взяли и записали?

Б.Я.: Да-да, взяли и записали.

В.Д.: А у тебя как было дело, Влада?

В.Я.: Ну, я уже не помню. Быть может и был какой-то конкурс. Но я был освобожден от него, как удачный ... в соревнованиях по математике.

В.Д.: Понятно. А в каком году, кстати, ты поступил в университет?

В.Я.: В семидесятом году, вот. В 1970-ом году.

В.Д.: Ясно. А ты, Боба, на год раньше, да?

Б.Я.: Да, я на год раньше... В 1969-ом году.

В.Д.: Хорошо.

Теперь следующий вопрос. Начнём с Влада. Влада, кто у тебя читал лекции по математическому анализу, ты помнишь?

В.Я.: Лекции по математическому анализу на первом и втором курсах мне читал Воин Дайович.

Б.Я.: Это отец ...

В.Д.: А-а-а, понял: это старший Дайович, отец Слободана Дайовича.

В Я.: ... Да-да! А на третьем курсе ...

В.Д.: На третьем курсе - это лекции по «Анализу III»?

В.Я.: Да, лекции по «Анализу III». Их нам читал Слободан Альянчич.

В.Д.: Ладно.

А у тебя, Боба, кто читал анализ?

Б.Я.: А мне... Моим профессором на первых двух курсах был Душан Адамович, а на третьем курсе - Брана Миркович.

В.Д.: Понятно. Но продолжим. Боба, вопрос к тебе. Была ли в Белградском университете система спецсеминаров, и были ли курсовые работы?

Б.Я.: Ну, были. Но вот для того направления, которое я закончила, курсовых работ не было.

В. Д.: То есть, курсовые, вообще говоря, необязательно было писать?

Б.Я.: Необязательно, да.

В.Д.: А ты, Влада, писал курсовые?

В.Я.: Я писал курсовую работу на четвёртом курсе. Тогда мы должны были сами выбрать... Что-то написать... по какому-нибудь курсу, который слушал.

В.Д.: По какой-нибудь тематике, ясно.

В.Я.: Ну, я писал по геометрии.

В.Д.: По геометрии?

В.Я.: Да. Я слушал спецкурс... по выпуклым и вогнутым объектам... Брана Мирковича.

В. Д.: Боба, а кто был твоим научным руководителем в Белградском университете? Правда, я где-то слышал, что у вас научные руководители появлялись лишь по окончании университета. Это так?

Б.Я.: По окончании, да. И у меня им был Стеван Стоянович, профессор математического факультета.

В.Д.: Он специалист по теории вероятностей?

Б.Я.: Да-да.

В.Д.: А у тебя, Влада, кто был научным руководителем?

В.Я.: Моим научным руководителем был Слободан Дайович.

В. Д.: Как раз сын твоего лектора по математическому анализу?

В.Я.: Да, сын Воина Дайовича, который преподавал у нас анализ. ...Он стажировался в Москве, где был учеником Болтянского.

В.Д.: Так, теперь про Мехмат МГУ. И начнём с Бобы.

Боба, когда ты в первый раз оказалась на Мехмате МГУ?

Б.Я.: Это было в 1979-ом году.

В.Д.: И сразу ты попала к Борису Владимировичу Гнеденко?

Б:Я. Да-да-да! У меня была стипендия наша, и надо было заранее определиться, кто будет моим научным руководителем... Так что я уже знала, чем буду ...

В.Д.: ... заниматься в Москве и под чьим руководством?

Б.Я.: ... Да-да... Я знала, что отправляюсь прямо к Борису Владимировичу Гнеденко.

В.Д.: А у тебя, Влада, Владимир Михайлович Тихомиров тоже сразу определился в качестве научного руководителя?

В.Я.: Да, тоже сразу.

В.Д.: Расскажите, теперь, о первом дне знакомства с вашими научными руководителями в Московской стажировке. В частности, где это произошло: дома, на кафедре, в Университетском сквере?

Ну, начнём с тебя, Боба.

Б.Я.: Я приехала в Москву, когда Борис Владимирович был в Болгарии. Это был декабрь 1979 года. В Москву Борис Владимирович вернулся лишь через несколько дней после моего приезда.

На встречу с ним я пришла на Мехмат МГУ. Я его ждала перед аудиторией, в которой у него должна была быть лекция. Когда он появился, я ему представилась. Сообщила, что вот я - Слободанка Янич (примеч. В.Д.: Боба тогда ещё не была замужем, и Янич - её девичья фамилия) - приехала к Вам из Югославии на стажировку. Он воспринял это очень приветливо. Сказал, что его спецсеминар происходит по субботам, и что мне надо будет участвовать в работе этого спецсеминара.

Так и произошло моё личное знакомство с Борисом Владимировичем Гнеденко. Правда, увидела я его несколько лет ранее: он приезжал к нам в Белград и делал свой доклад. Но тогда я ещё не говорила по-русски, и мало что поняла из этого доклада. Поэтому с ним тогда я не познакомилась.

В.Д.: А у тебя, Влада, как произошло знакомство с Владимиром Михайловичем Тихомировым?

В Я.: Я поступил на стажировку на Мехмат МГУ 1-го октября 1981-го года.

В первую же неделю моего прилёта в Москву я пришёл на кафедру ОПУ - там с Владимиром Михайловичем я и познакомился. Он сказал мне, по каким дням происходит его спецсеминар, и когда он читает свои лекции. Я стал посещать его спецсеминар и слушать его лекции.

В том же 1981-ом году в Москву на кафедру ОПУ приехал из Польши Тадеуш Милош. Мы с ним познакомились и подружились. Вскоре Владимир Михайлович пригласил нас обоих к себе домой. И с тех пор мы часто бывали у него в гостях.

Добавлю, что с самого начала моей стажировки на Мехмате МГУ Владимир Михайлович предложил мне несколько экстремальных задач по геометрии, а я ему вскоре принёс их решения. Владимиру Михайловичу это очень понравились (примеч. В.Д.: уже после нашего интервью Влада сообщил мне, что осенью 2011 года, во время его пребывания в Москве, Владимир Михайлович показал ему сохранившиеся у него «бумаги с решениями Владой» всех этих экстремальных задач).

Вспоминается также, что, кроме посещений лекций и спецсеминара Владимира Михайловича Тихомирова, во время стажировки я прослушал ещё курс вариационного исчисления у Милютина.

В.Д.: У Алексея Алексеевича Милютина, понятно.

Кстати, Алик Иоффе был ещё в Москве или он уже уехал из СССР?

В.Я.: Иоффе был ещё в Москве, но я с ним тогда не встретился ... Он ждал ...

В.Д.: ... Разрешение на выезд в Израиль?

В.Я : ... Визу.

В.Д.: Да, понятно.

Боба, как быстро ты освоилась в Москве? Скажем, был ли у тебя языковый барьер, или русский язык ты заранее начала учить?

Б.Я.: Я заранее начала учить русский... Мне, более-менее, понятно было всё. Но я и в Москве продолжила изучать русский язык.

В. Д.: А кто-нибудь помогал тебе осваивать русский язык? Скажем, Катя Булинская? Нет?

Б.Я: Да нет...

В.Д.: Все сама?

Б.Я.: Мне помогала моя учительница Сильвия Львовна ...

В.Д.: Это в Москве?

Б.Я.: ... В Москве, да-да-да!

Так вот, я посещала её уроки русского языка: нам, как иностранцам, предоставлялась такая возможность ходить на уроки русского языка.

В.Д.: Проводились они где-то на Филфак МГУ?

Б.Я.: Да.

В.Д.: А в гимназии ты учила французский?

Б.Я.: И французский я учила, и английский.

В.Д.: А у тебя, Влада, как было дело с русским языком?

В.Я.: Ну, я учился русскому языку ...

В.Д.: Параллельно, когда ты был ещё студентом, или как?

В.Я: Да, когда я был студентом, я поступил ещё на курсы русского языка Тумина. Как и многие наши математики. Потому что у нас было очень много книг на русском языке.

(Примеч. В.Д.: Позднее я выяснил, что филолог Всеволод Тумин (1907-1983) был родом из России. В Белграде он организовал курсы русского языка, а также написал (для сербов) ряд учебников русского языка, опубликованных Белградским Издательством «Коларчев народен универзитет», первый из которых вышел в 1963 году).

В.Д.: То есть, ты, сначала, стал изучать русский для чтения русской литературы?

В .Я.: Но потом я захотел улучшить свой русский... И улучшил его через чтение этих книг.

В.Д.: С русским языком мне всё ясно.

Боба, а была ли у тебя какая-нибудь другая длительная научная стажировка, скажем, в Америку или в Германию?

Б.Я.: Нет.

В.Д.: А кратковременные поездки?

Б.Я.: Кратковременные, да, были.

В.Д.: А у тебя, Влада, тоже других длительных стажировок не было?

В.Я.: Нет, не было. Только было несколько поездок на какие-то конференции.

В.Д.: Так, теперь у меня к Бобе такой вопрос.

Боба, я знаю, что соавтором некоторых твоих статей является Татьяна Острогорски, которая несколько лет тому назад умерла. Это кто - твоя сокурсница или просто соавтор публикаций?

Б.Я.: Она была моя... коллега и подруга. Она на год старше меня, и работала в нашем математическом институте, занимаясь матанализом. Она, как и я, была на стажировке в Москве. Только я стажировалась у Гнеденко, а она, в 1980-ом - 1981-ом году стажировалась у Стечкина.

В.Д.: А от чего она, кстати, умерла так рано? Болела, да?

Б.Я.: Да, сильно болела... У неё рак был.

В.Д.: И ещё, Боба, к тебе такой вопрос.

Я где-то прочёл, что ты немного занималась разностными уравнениями. Вопрос этот у меня возник потому, что я, в своё время, занимался исследованием асимптотического поведения разностных уравнений. Это направление для тебя было «серьезным» или каким-то «боковым»?

Б.Я.: Нет, совсем «боковым».

В.Д.: Теперь к тебе, Влада, вопрос.

Ты много занимался олимпиадами и школьными задачами. С кем в Москве по этим делам ты контактировал? Я могу перечислить, навскидку, такие имена: Конягин, Протасов, Розов, Константинов. Или ещё кто-то?

В Я : Ну Тихомиров.

В.Д.: И Владимир Михайлович, конечно же, ... (смеются)

В.Я: Потом Егоров, Дубровский...

В.Д.: Андрей Егоров?

В.Я.: Да, Андрей Егоров. И Владимир Дубровский...

В.Д.: Андрей Егоров и Владимир Дубровский... Они не с МГУ. По-моему, они с центра непрерывного образования. Так?

В.Я.: Нет: Егоров работает в редакции "Кванта", а Дубровский в СУНЦе.

В Д.: В СУНЦе?

В.Я.: Да. А СУНЦ принадлежит Московскому университету.

В.Д.: Это верно. Но просто я там не преподавал, потому я и не знаю этих людей.

Так, а теперь, Влада, такой к тебе вопрос. Как ты подружился с профессором нашей кафедры Арамом Владимировичем Арутюновым? Ещё в Москве, или в Белграде?

В.Я.: У нас была короткая встреча в Москве на первой «Понтрягинской» конференции. А поближе мы познакомились в Белграде, когда он приезжал в Белград в 2000-ом году.

В.Д.: Ну что ж, мои вопросы уже практически исчерпаны. В заключение у меня к вам такая просьба.

Я собираю «генеалогические деревья математиков», сотрудничающих с нашей кафедрой общих проблем управления, и вообще с Мехматом МГУ. Передаю вам несколько «деревьев» про Сербских математиков. Посмотрите их, пожалуйста, подправьте, если что не так. В частности, в отношении ваших друзей Милана Божича и Александра Липковского, сообщите мне, пожалуйста, информацию, учились ли они, или стажировались ли они, на Мехмате МГУ, и если да, то у кого.

Ты мне, Боба, кажется, говорила, что Александр Липковский учился у Василия Алексеевича Исковских?

Б.Я.: У Исковских, да. И у Манина.

В.Д.: У Исковских и у Манина, хорошо.

В.Я.: Это была его стажировка. Но он ещё проучился первый курс на Мехмате МГУ.

В.Д.: А, так Липковский был и студентом Мехмата МГУ?

В.Я.: Да, но лишь первого курса.

В.Д.: Ну, на первом курсе у него ещё не было научного руководителя ...

А Милан Божич в Москве не учился?

Б.Я.: Не учился и на стажировке не был.

В.Д.: Понятно.

Ну что ж, я благодарю вас, Боба и Влада, за это интервью. Потом, после распечатки, покажу вам, что из этого получилось. Если что не так, то подправим вместе. И спасибо вам большое!

Б.Я и В.Я.: Спасибо и тебе, Вася.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 295




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer5/Demidovich1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//