Номер 6(63)  июнь 2015 года
Юрий Моор-Мурадов

Юрий Моор-Мурадов По какому цеху числить Юлия Кима?

Демарш двух членов комиссии по поэтическим премиям* после вручения ее Юлию Киму вернул меня к славным годам обучения в Литературном институте. Если я верно понял, эти члены комиссии, сами поэты, выразили сомнение, являются ли произведения Юлия Кима поэзией.

Свою первую лекцию по курсу теории поэзии в Литинституте доктор филологических наук Владимир Иванович Гусев начал с вопроса, обращенного к нам, молодым поэтам, прозаикам, драматургам: «Что такое поэзия? Что является главным отличием этого жанра от других, например, от прозы?»

Около сотни студентов нашего поточного курса стали бросать варианты. "Рифма". Гусев легко опроверг это утверждение, напомнив о белых стихах, о поэзии ряда европейских стран, где поэты давно уже забросили этот рудимент.

Поэты среди нас авторитетно заявили: "Стихотворный размер". Преподаватель напомнил о пушкинском раешнике "Сказка о Попе и его работнике Балде".

"Более высокая, чем в прозе, концентрация тропов", - попытал счастья ваш покорный слуга (всякие там метафоры, эпитеты, гиперболы, литоты и прочие образные аксессуары – загляните в Википедию). Владимир Иванович (он, конечно, пришел на лекцию вооруженным до зубов) назвал несколько известных прозаических произведений, в которых "тропическая густота" даст фору любому стихотворению. И прочел стихотворение знаменитого поэта, начисто лишенное любого намека на образность. Я уже не помню, что именно это было; для иллюстрации приведу свой пример. Много ли художественных красот в этих вот почти канцелярских строках: "22 июня, ровно в 4 часа, Киев бомбили. Нам объявили, что началася война". А ведь это не просто стихотворение – это начало знаменитой песни, которую можно петь, не чувствуя неловкости (как при пении дифирамбов очередному генсеку). И просторечное "началася" здесь так уместно, так убедительно…

Были еще доводы. Гусев все их легко парировал и умело подталкивал нас к выводу, что стихотворением может считаться любой текст, главное, чтобы его набрали столбиком и включили в поэтический сборник или поэтическую подборку в журнале.

Если согласиться с этим, то на первый план выходит не особенности стиля, а то, насколько написанный текст находит отклик в душе читателя, воздействует на него, востребован им, вызывает желание читать своим любимым, своим единомышленникам, оппонентам, обращаться к ним в минуты счастья, печали… Да, нам не дано предугадать, как слово наше отзовется – но то, как оно в конечном счете отзовется, и служит главным критерием художественности.

И в этом плане произведения Юлия Кима выдерживают любую непредвзятую критику. Говоря образно, Юлий Ким является обладателем поэтического пояса самого высокого ранга и ранжира. Какого цвета у него пояс, исходя из этой метафоры? Черного?

Юлий Ким

Юлий Ким

Мне не довелось ознакомиться с подробными доводами членов комиссии по премиям, забраковавших кандидатуру Кима. Вполне возможно, что они вообще брезгуют тем, что пишут и напевают под гитару всякие "барды". Не зря у очень многих язык не поворачивался назвать Владимира Высоцкого при его жизни поэтом. Но ничего не попишешь – теперь уже даже самые замшелые ретрограды признают, что Высоцкий был лучшим русским поэтом 20 века. До него далеко и Есенину, и Маяковскому, не говоря уже о Рождественском, Евтушенко, Вознесенском и разных там прочих шведах.

Я же иду еще дальше. Я заявляю, что Высоцкий как поэт выше Пушкина. Впервые я сравнил двух этих гигантов, услышав "римейк" Высоцкого на "Песнь о вещем Олеге". В написанной тогда же статье (разумеется, не опубликованной – никто не решился публиковать) я задавался вопросом: Что является пафосом стихотворения Пушкина, для чего оно написано? Без сомнения, это строфа:

«Волхвы не боятся могучих владык,

А княжеский дар им не нужен;

Правдив и свободен их вещий язык

И с волей небесною дружен".

И что же говорит нам своим стихотворением Высоцкий?

"Волхвы-то сказали того и всего,

Что примет он смерть от коня своего".

(1967)

И этих волхвов дружина долго топтала "своими гнедыми конями".

Насколько выше посыл Высоцкого, жизненнее, насущнее, тоньше. Приземлённее – но и трагичнее. Тысячные залы собирались, чтобы послушать эти его строки. Соберите сейчас двадцать человек, пообещав, что им прочтут "Песнь о вещем Олеге" Пушкина.

А окончательно укрепился я в своей градации двух поэтов в 1980-м году, увидев телефильм "Маленькие трагедии". На роль Дон Гуана в "Каменном госте" режиссер Михаил Швейцер неосторожно пригласил актера театра на Таганке Владимира Высокого. Я слушал монологи Дон Гуана – и остро чувствовал, что поэт Высоцкий произносит тексты, которые НИЖЕ его таланта, его мощи. Это как если бы виртуоза игры на саксофоне попросили сыграть лагерную побудку на пионерском горне. Куда там Пушкину до накала строк Высоцкого.

То, что Пушкин уступает Высоцкому, не должно нас удивлять. На самом деле мы сравниваем не таланты, а эпохи. Руками гениев водит эпоха. Пушкин жил в счастливые вегетарианские времена, когда не гнали миллионами в лагеря, не морили сознательно голодом губернии, не подавляли честь и не пробуждали в нем само низменное. Царь наказывал политических врагов – но народ он считал своим. А что творили правители со своим же народом (и не только со своим) в 20 веке – не мне вам рассказывать.

Так что отставим в сторону то, каким образом доводится до слушателей поэзия – под гитарный аккомпанемент, или в подцензурных респектабельных сборниках.

И еще одна деталь. Это прозвучит парадоксом для многих, но композиторы и поэты-песенники со мной безоговорочно согласятся: сочинять просто стихи намного легче, чем стихотворные тексты для песен. Поскольку будущее пение накладывает дополнительные условия. Уж поверьте человеку, который и стихи писал, и тексты для нескольких песен с трудом накропал.

Юлий Ким не просто еще один большой русский поэт. Он – основоположник целой школы. На мой взгляд, Тимур Шаов является одним из самых талантливых поэтов современной России. Тимур работает в особом жанре, который апеллирует к богатому культурному багажу слушателя, отталкиваясь, перекликаясь с классикой. Его поэзия подразумевает знание слушателями огромного культурного и социального наследия. И я возьму на себя смелость утверждать, что такой Тимур Шаов вырос из одной фразы Юлия Кима: "Белеет мой парус такой одинокий \На фоне стальных кораблей". (Эти мои строки не должны обидеть Шаова – он действительно большой поэт, он разносторонний, кимовская линия у него – одна из многих; он вырос на этом – и пошел дальше. Уж он-то несомненно заслуживает главных премий России).

Две строки Юлия Кима о белом парусе не просто перепевка классики – это отражение новой эпохи, переосмысление, развитие. Если бы в силу каких-то немыслимых обстоятельств от всей поэзии Юлия Кима осталась бы одна эта фраза, будущие доктора филологии могли бы с полным основанием сказать, что в России во второй половине 20-го - начале 21-го века творил поэт, который гениально отразил свою эпоху.

3 мая 2015

 * В 2015 году решением жюри общества поощрения русской поэзии Юлию Киму была присуждена национальная премия "Поэт", что вызвало негативную реакцию, с одной стороны Александра Кушнера и Евгения Рейна, которые вышли из состава жюри этой премии за отказ присудить её 58-летнему литератору из Санкт-Петербурга Алексею Пурину, с другой стороны - Евгения Евтушенко и Олега Чухонцева, которые в качестве лауреата хотели видеть Наума Коржавина, о чём Евгений Евтушенко заявил прямо на церемонии награждения Юлия Кима 28 мая в Москве.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:2
Всего посещений: 122




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer6/Moor1.php - to PDF file

Комментарии:

Сергей Ниренбург
Саратог&, Нью Йорк, США - at 2015-06-24 09:03:22 EDT
Расставлять по ранжиру -- любимое занятие человечества. Безвредное по большей части. И позволяет развлечься.
Рембрандт > Леонардо, скажем. Или, тоже скажем, Пеле > Марадоны. Популярность в бильярдной -- чем вам не успех?

Если Шкловский себе позволял гамбургский счет: "В Гамбурге — Булгаков у ковра. Бабель — легковес. Горький — сомнителен (часто не в форме). Хлебников был чемпион...", то чем г-н Моор хуже?

А Ким - поэт, ясно. И Галич тоже... И популярность не всегда противоречит поэтической силе. Выбор жанра -- дело личное. Кушнер, кстати, кажется, сказал о Бродском, что тот хочет стать "чемпионом мира по стихам".

Насчет сложности написания стихов вообще и стихов для песен -- полностью согласен с автором. Конечно, ПЛОХИЕ слова для песен написать легко... А вот хорошие -- поди попробуй. Почему мы из Полонского только "Мой костер в тумане светит" помним, а из Апухтина только "Пару гнедых"? Тоже самое в американской старой песенной традиции. Мерсер и Айра Гершвин и Дороти Филдс писали чудесные "тексты слов" -- I can´t give you anything but love, например, да и многие другие! А найти рифму для love в английском языке крайне трудно. Послушайте Dance Me To the End Of Love Леонарда Коэна, где он мастерски и очень поэтично все их использует.

Самое трудное -- читать или слушать пристально и находить хорошее даже там, где не ожидаешь...


Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2015-06-22 20:02:50 EDT
Вся история - яркий пример туманности всех определений и оценок. Ясно, что мнения об относительной значимости поэтов могут быть самыми разными, и резкие расхождения - вещь ожидаемая. Это один аспект проблемы, и от него нельзя будет избавиться ни про каких обстоятельствах, уж коли надо выбрать всего одного героя из многих. Но второе обстоятельство более контролируемое: есть ли "поэзия как компонент песни" то же самое что "поэзия как таковая"? Тут, по идее, должны быть какие-то более-менее четкие критерии. Но их-то, как ясно показывает и сама статья и комментарии, нет. Колоссальная, немыслимая популярность Высоцкого, Галича, Кима и других бардов, конечно же, связана с особенностью жанра и с особенностью массовой культуры как таковой (десятки звезд эстрады пользуются еще большей популярностью), но все это имеет лишь слабое отношение к качеству "собственно поэзии". Или все же имеет? "Наука", ежели она имеется, должна ответить на этот вопрос. Но она явно безмолствует; она, если судить по цитатам из Гусева из статьи, и поэзию от прозы с большим трудом различает. Так что сам предмет статьи - неясен. Разве что эпатаж на тему "Высоцкий выше Пушкина", а это неинтересно. То есть вместо попытки объективировать решение жюри (например, понять, то ли Кушнер и Рейн вышли из него потому что Ким "не проходит по статусу", то ли потому, что Пурин "выше") - автор уходит в совершенно прозвольную область личных суждений. Вот, кстати, прекрасный пример из "проигравшего" Пурина, как раз на той самой "политической почве", на которой победил Ю.Ким (просто чтобы показать, возможно, мотивацию протестантов):

Ах, не то, что в юности мечталось! —
жизнь прожил, как поле перешел;
триколор всё больше клонит в алость;
и всего существенней подзол.

Только кровь. А бело-голубого —
так, лишь два запомненных глотка.
Только почва. Если бы не слово,
жизнь моя была бы несладка.

Выходил один я на дорогу —
всё прошло, как с белых яблонь дым…
Привыкай, давай-ка, понемногу
к пустоте, в которую летим.

И это 2009 год, когда далеко не всем было ясно куда летим.

Григорий
Иерусал&, Израиль - at 2015-06-20 20:07:05 EDT
С трудом верится в то, что автор учился в Литературном институте, настолько дилетантски поверхностны его суждения. Я понимаю, что не все там гении были, но примитивные оценочно-сравнительные категории мог усвоить даже уж очень тупой студент. "Выше Пушкина,.... ниже Пушкина", - как это все интелектуально убого... Нафига это все здесь помещать, и еще всерьез обсуждать?
Сергей Чевычелов
- at 2015-06-20 09:05:46 EDT
Уж полночь, тихо выйду в сени
И струн коснусь, душа чтоб ожила.
Мне все равно, откель приходит гений.
С Таганки или с Царского Села.

Александр Бархавин
Бостон, США - at 2015-06-20 01:28:59 EDT
Сколько их уже было "выше Пушкина", и сколько еще будет...
Я впервые услышал "Выше Пушкина" полвека с гаком назад, когда еще Пушкина не ценил, а о Высоцком даже не слышал. Учительница литературы (очень хорошая учительница - на ее свободном уроке я впервые услышал Коржавина) расскзала, что на похоронах Некрасова в ответ на "Некрасов стоит вслед за Пушкиным" из толпы раздалось "Не вслед, а выше". Это - полтора века назад; отличит ли кто-нибудь Высоцкого от Вертинского через полтора века?
Я не пытаюсь умалить Высоцкого - сама попытка сравнения с Пушкиным это уже признание высочайшего класса поэта. Как заметил автор одной из книг о Маяковском, никто не сравнивает с Пушкиным Демьяна Бедного.
Перефразируя еще одного неплохого барда о Пушкине, "У каждой эпохи свои подрастают "Выше Пушкина". Эти "выше" с эпохами и уходят (не сами поэты, и не память о них, а оценки "выше").
А полторы строки "Снег выпал только в январе, на третье в ночь" будут - совершенно необьяснимо - сжимать горло, пока жив русский язык. Кто бы ни был президентом, генсеком, и чей бы ни был Крым.
П.С. Что касается разложившегося натрое жюри - так слава Б-гу, поскольку полное единодушие бывает только на кладбище.





Борис Сикар
Лос Анже, - at 2015-06-17 07:34:20 EDT
Очень странно слышать от автора, написавшего в своё время замечательную статью о Цветаевой, с очень тонким анализом её стихосложения - определение поэзии высокого качества, как :"Если согласиться с этим, то на первый план выходит не особенности стиля, а то, насколько написанный текст находит отклик в душе читателя, воздействует на него, востребован им, вызывает желание читать своим любимым, своим единомышленникам, оппонентам, обращаться к ним в минуты счастья, печали… Да, нам не дано предугадать, как слово наше отзовется – но то, как оно в конечном счете отзовется, и служит главным критерием художественности."
Это заявление автора статьи ставит меня в глупое положение. Я-то сдуру полагал, что "вообще" читателя не существует. Но существует массовый невзыскательный читатель, употребляющий поэзию с такой же требовательностью к художественности, с какой он требователен к степени размятости картофельного пюре. А читатель взыскующий от поэзии многая прелестей, алчет от неё искушения(искусства). То бишь соблазна чудом. Кое соблазнение проистекает от наличия в стихе звуковых и смысловых красот доныне этим искателем поэтических кладов неслыханных. Таких, что даже не верится в возможность их существования. Но однако ж вот они эти словеса сплетённые в яхонты буквенной музыки каким-то ювелиром.
И к таким ювелирам искренне уважаемый мною автор статьи причислил Высоцкого и Кима лишь за то, что они любезны толпе. А Пушкина, Есенина и Маяковского отчислил за неуспеваемость за популярностью Кимов и Высоцких.
Сравнение же Пушкина с Высоцким вообще отдаёт провокацией. Имеющей целью вызвать полемику меж возмущёнными
ценителями Первого и второго(скорее - третьего? Или четвёртого?.. ну в общем какого-то там энного в натуральном числовом ряду второстепэнных поэтов).
Единственное, что спасло автора статьи(и меня от замешательства) - это упоминание, что он и сам грешил песенками. И зане бесконтрольно сочувствует соучастникам по цеху.

А.Б.
- at 2015-06-17 05:07:27 EDT
* В 2015 году решением жюри общества поощрения русской поэзии Юлию Киму была присуждена национальная премия "Поэт", что вызвало негативную реакцию, с одной стороны Александра Кушнера и Евгения Рейна, которые вышли из состава жюри этой премии за отказ присудить её 58-летнему литератору из Санкт-Петербурга Алексею Пурину, с другой стороны - Евгения Евтушенко и Олега Чухонцева, которые в качестве лауреата хотели видеть Наума Коржавина, о чём Евгений Евтушенко заявил прямо на церемонии награждения Юлия Кима 28 мая в Москве.
............................
Не ясно - негативная реакция Александра Кушнера и Евгения Рейна, которые вышли из состава жюри этой премии за отказ присудить её 58-летнему литератору из Санкт-Петербурга Алексею Пурину - Юлий Ким , вроде бы не в тексте.
А.Кушнеру и Е.Рейну работы А.Пурина нравятся больше. А вот Евтушенко и Чухонцев предпочли Наума Коржавина. И не зря.
Всё это не убавляет популярности Ю.Кима. Но и не ставит его , разумеется , выше Пушкина, Коржавина , Бродского.
Любопытно , кто был в жюри. Юнна Мориц ? Дементьев ?

Gregory
- at 2015-06-16 22:33:59 EDT
По существу спорить с автором не о чем: "у поэтов есть такой обычай/ в круг сойдясь, оплёвывать друг друга" - пусть их... Но одно замечание, пожалуй, стоит вставить.

Автор пишет: "...сочинять просто стихи намного легче, чем стихотворные тексты для песен. Поскольку будущее пение накладывает дополнительные условия" - это неверно.

Напротив, в песне мелодия и голос искупают неточные слова. Стихотворение портит единое неверное слово, а в песне достаточно, если хороша хоть одна строчка. Поэтому, скажем, Городницкого можно петь, а читать как стихи - вряд ли. Попробуйте представить себе знаменитые "Атланты" стихотворением - с беспомощными строчками вроде: "Держать его махину/ Не мед со стороны"... А под мелодию - проходит на ура. Из Высоцкого и Кима читать можно кое-что, а из Галича и Щербакова - практически все. Так что авторы собственных песен тоже - иногда - большие поэты. Возмутившихся же членов комиссии по "поэтическим премиям" - Кушнера и Рейна - нельзя ни петь, ни, по большей части, читать. Они по другой части - см. начало.

Ontario14
- at 2015-06-16 20:37:20 EDT
Сохранение себя в череде эпох проверяется по итогам череды эпох.
Элиэзер М. Рабинович
- at 2015-06-16 20:22:13 EDT
Юлий Герцман
- 2015-06-16 19:46:52(459)

Поэзия проверяется не соответствием эпохе, а сохранением себя в череде эпох.


У этой гениальной фразы один недостаток: не я сказал.

Юлий Герцман
- at 2015-06-16 19:46:52 EDT
Мне эта статья живо напомнила пионерскую речевку, разве что не записанную столбиком: "Кто там выстроился в ряд? Поэтический отряд!"
Поэзия проверяется не соответствием эпохе, а сохранением себя в череде эпох. Никоим образом не хочу чернить любимого мною Юлия Кима, но стихотворения того же Александра Кушнера, протестовавшего против присуждения Киму премии: "То, что мы зовем душой" или "Буквы" - это на очень долго. "Рождественский романс" Бродского куда сильнее и страшнее "Охоты на волков" Высоцкого, хотя в нем вовсе нет надрыва, а ведь "Охота" - одно из лучших стихотворений Высоцкого. Повторю: творчество Кима превосходно, однако относится к иному жанру и - увы! - кратковременно. Уходит эпоха, уходит и интерес к нему.

КМ - Аркадию_Н
- at 2015-06-16 18:37:26 EDT
Аркадий_Н
Тель-Авив, Израиль - 2015-06-16 08:16:42(414)

>Вкусовое:Бродский-часто вторичен:
Бродский:
Как нравится тебе моя любовь,


Это не вторичность, Аркадий. Это прямая отсылка, перекличка с неким уже существующим текстом. Такие вещи очень часты в восточной, особенно китайской и корейской, поэзии. Такое делается часто и в русской поэзии. Например отсылка в стихе Набокова с стиху Гумилева.

Аркадий_Н
Тель-Ави, Израиль - at 2015-06-16 08:16:42 EDT
Б.Тененбаум
...Бродский ... на два порядка

---------------------------------------------
---------------------------------------------
Вкусовое:Бродский-часто вторичен:

Бродский:
Как нравится тебе моя любовь,
печаль моя с цветами в стороне,
как нравится оказываться вновь
с любовью на войне, как на войне.
Как нравится писать мне об одном,
входить в свой дом как славно одному,
как нравится мне громко плакать днем,
кричать по телефону твоему:

- - - - - - - - - -
Цветаева- на два порядка выше:
Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной -
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Элиэзер М. Рабинович
- at 2015-06-16 06:24:07 EDT
Статья написана ярко и интересно, ярким и интересным автором. Однако согласиться с расстановкой поэтов по ранжиру трудно. А куда у автора пропал Мандельштам с веком-волкодавом, Блок с "Голосом из хора":

Как часто плачем — вы и я —
Над жалкой жизнию своей!
О, если б знали вы, друзья,
Холод и мрак грядущих дней!


Ахматова с "Реквиемом", "Гражданка Парамонова" Галича - и это только та поэзия, которая непосредственно относится к миллионам загубленных, а ведь была еще и любовная лирика, и пейзажи, пробившиеся, несмотря ни на что.

Соберутся ли 20 человек послушать Пушкина? Надо перечитать или послушать "Онегина", читаемого Яковом Смоленским, и тогда становится ясно, почему было сказано: "Пушкин - наше всё" - потому что тот предвидел и описал, хотя и не так отчетливо, как другой, младший, поэт всего 16 лет (1830):

Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел...


Г-н Моор-Мурадов оценивает поэтов исключительно по политическому слуху, а политическая поэзия - все-таки поэзия второго сорта, потому что живет только до тех пор, пока не изменилась конкретная ситуация. Если вернется обстановка российского 19-го века, хотя даже и с памятью о веке 20-м, я не уверен, что Ким или Тимур Шаов сохранят популярность.

Б.Тененбаум
- at 2015-06-16 02:13:37 EDT
1. "... произведения Юлия Кима выдерживают любую непредвзятую критику. Говоря образно, Юлий Ким является обладателем поэтического пояса самого высокого ранга и ранжира ...".

Да. Чистая правда.

2."... уже даже самые замшелые ретрограды признают, что Высоцкий был лучшим русским поэтом 20 века. До него далеко и Есенину, и Маяковскому, не говоря уже о Рождественском, Евтушенко, Вознесенском и разных там прочих шведах ....

Бродский лучше. На два порядка. Но проходит по другой категории. Как, допустим, Шнитке в музыке ...

3. "... Я же иду еще дальше. Я заявляю, что Высоцкий как поэт выше Пушкина ...".

При самом искреннем уважении к автору этого заявления, следовать за ним "... еще дальше ..." мне не хочется.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//