Номер 9(66)  сентябрь 2015 года
Дина и Сергей Баймухаметовы

Сергей Баймухаметов Дина Баймухаметова Зеленый мир

  

  

 

 

Город Вена: вода, воздух, земля

 

Растения царствуют на свете. А мы живем их щедростью и милостью. Начиная с основы жизни как таковой – растения дают нам кислород, из которого состоят воздух и вода. Растения поглощают углекислый газ, который непрерывно производит человеческая цивилизация.

 

Вода

 

 

На фотографии не парк с диковинными круглыми прудами, а предприятие по очистке городских сточных вод, прямо говоря – канализации. В черте города.

В ноябре прошлого года «Московская правда» писала, что со времен советской власти (которая не беспокоилась об охране природы) в городах России практически не построено ни одного современного очистного сооружения. То, что осталось, морально устарело и физически изношено. (Данные научно-производственного центра «Промводочистка»: по многим показателям допустимые нормы на сброс превышены в 10 раз. Данные Федеральной службы по надзору в сфере природопользования: более 72 процентов стоков сбрасываются в водные объекты недостаточно очищенными, а 17 процентов – вообще без очистки.)

Иначе говоря, нечистоты сбрасываем в реки.

В том материале приводился пример: после того, как река Дунай, стекающая с горных отрогов, проходит почти двухмиллионный город Вену, ее воды становятся чище, чем при вхождении в городские пределы.

Наши знакомые, в их числе и специалисты, и чиновники, удивлялись, спрашивали: «Как такое может быть?»

Чтобы выяснить в частности и это, мы и поехали в Вену - по приглашению мэрии, издавна поддерживающей деловые и культурные связи с мэрией Москвы.

На самом деле никакого секрета нет, говорил, знакомя нас с работой большого производственного комплекса, Карл Вёгерер, менеджер по связям с общественностью компании со сложным названием "ЭБС-Вин Хауптклеранлаге".

Почему «компания»? Вроде бы очистка городских стоков - дело сугубо государственное. Однако тут свой сюжет – и очень, очень существенный, но о нем – в конце очерка.

Итак, никакого секрета нет, а есть всем известные технологии. Вначале механическая очистка, отсеиваются крупные фракции – камни, гравий и другие твердые вещества. Потом – биологическая, подобная природным процессам – очистку ведут микроорганизмы. Потом – удаление азота и фосфора, осаждение микроорганизмов. И наконец – обогащение кислородом.

 

 

- 80 тысяч вот таких приборчиков аэрации обогащают кислородом, возвращают воду в ее первоначальное состояние – H2O, - радостно объясняет Карл. - Дунай должен выходить из города таким же чистым, каким входил в него. У нас народ очень бдительно следит, чтобы природу не загрязняли. А у вас?

Мы ответили, что экология, по опросам социологов, находится на предпоследних местах в перечне проблем, беспокоящих россиян.

И тут Вёгерер произнес, на наш взгляд, очень значимые слова:

- Экология и экономика взаимосвязаны: чем бедней и трудней живет народ, тем меньше ему дела до охраны окружающей среды. Но здесь прямая связь и в другом смысле. Например, мы стремимся к тому, чтобы экология была в то же время успешной экономикой.

Как так? Оказывается, опять же просто. Очищенная вода уходит в Дунай не напрямую, а через турбину. И дает 11 процентов энергии, потребляемой предприятием. Это немало, если учесть, что очистные сооружения расходуют 1 процент всей энергомощи Вены. Но в планах – полное самообеспечение.

- Сейчас мы начали проект стоимостью в 250 миллионов евро, срок окупаемости – 12 лет, - рассказал Карл. – Углубляем котлованы механической очистки, чтобы в специальных контейнерах осаждался ил, который в процессе брожения будет вырабатывать метан. Сжигаем метан – получаем электричество. После запуска установки в 2020 году не только себя обеспечим, но и будем продавать излишки.

Мы вспомнили нашу присказку о бесполезности попыток валять конфетки из отходов жизнедеятельности.

- У нас тоже так говорят! - рассмеялся Карл. – Только немножко по-другому: из дерьма – золото.

Однако, если вспомнить, что «электра» у древних греков – сплав золота и серебра, то так оно и получается буквально.

- А еще, - добавил Карл, - после ввода в строй нашей биоэнергетической установки, которая заменит несколько обычных мощностей, выброс углекислого газа в атмосферу Вены уменьшится на 40 тысяч тонн.

И еще: здесь, на очистных сооружениях городских сточных вод, канализации, проводят экскурсии для взрослых и детей. Детям раздается красочная книжечка-комикс «Капельки Тим и Трикси». Перевод аннотации: «Захватывающие приключения Тима и Трикси, двух маленьких капель воды, на пути с гор в Вену и дальше - в Дунай. Их путешествие научит нас, как лучше защищать окружающую среду. Вперед!».

Если же говорить о воде питьевой, то это тема особая, отдельная. По оценкам Всемирной организации здравоохранения 80 процентов заболеваний в мире так или иначе связано с плохой водой. В Вене все, от мала до велика, пьют одну воду - из-под крана. Говорят: лучше ее нет. Разумеется, и эта чистейшая горная вода, идущая по трубам самотеком, тоже работает – проходит через турбины 15 малых электростанций. Более того, в Австрии есть плавающие электростанции, использующие энергию воды без вмешательства в окружающую среду. Все это – составляющие единого будущего, которое называют «зеленой экономикой».

 

 

Воздух

 

На наш взгляд, символ чистого воздуха Вены - мусоросжигательный завод.

 

 

Кстати, построен он по проекту легендарного архитектора Фриденсрайха Хундертвассера.

Тут главное - эффект парадокса. Ведь завод, к тому же мусоросжигательный (само название приводит в содрогание), расположен почти в центре города, в одном из самых дорогих жилых районов. Так что чистота воздуха теперь вроде бы и не подлежит сомнению и обсуждению. Добавим: красивые золотые шары на трубе – не только архитектурное украшение, а еще и фильтры. К тому же и опять же – чистое сжигание мусора дает электроэнергию, обеспечивает горожан теплом, из золы здесь делают шлакобетон.

- У нас изначально, еще при получении разрешения на открытие предприятия, будь то завод или лакокрасочная мастерская, заложены очень жесткие экологические параметры. Без современной безупречной системы очистки воздуха никто не сможет начать свое дело, - говорит Хайнц Тицек,

 

 

эксперт Венского магистрата по охране окружающей среды. Он - кандидат наук, химик, тема диссертации – защита воздуха от загрязнения. Тринадцать лет назад от теории перешел к практике.

– А далее – контроль, - продолжает Хайнц. - Мы выезжаем на место по любому сигналу от населения (допустим, жалуются на запах лака от мастерской по покраске автомобилей) и разбираемся. Вначале определяем: это разовая, внештатная ситуация - или же фундаментальное нарушение, неправильная работа предприятия вообще. Если первое – юристы определяют меру наказания, обычно это денежный штраф. А мы даем рекомендации, как исправить положение. Если причины фундаментальные, если есть опасность для здоровья людей – закрываем завод. Правда, на моей памяти, с 2002 года, таких случаев не было. Мы непосредственно контролируем малые и средние предприятия. А огромные заводы транснациональных корпораций живут по стандартам Европейского Союза. Там все расписано – от предельно допустимых норм до количества замеров в сутки и соответствующего документирования этих замеров...

Тут мы не удержались, прервали Хайнца. Еще советская пропаганда учила, что буржуазная власть – прислужница крупного капитала, так что какой там контроль… А сейчас видим, как наш московский департамент охраны природы закрывает глаза на все, что только можно. Например, осенью прошлого года Росприроднадзор обнаружил, что в выбросах Московского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ) концентрация изопропилбензола превышена в 30 раз, пропанола - в 13 раз. При этом разрешения на выброс загрязняющих веществ в атмосферу у НПЗ нет вообще. Датчиков контроля - тоже нет (!?). Начальник московского департамента природопользования Антон Кульбачевский сообщил: «Изначально была договоренность, что такие датчики установят по завершении реконструкции нефтеперерабатывающего завода… Был долгий диалог с ними, и с 2011 года они эту реконструкцию начали, 15 лет их уговаривали. Это уже большой прорыв...»

То есть всемогущее, грозное наше государство 15 лет (!) робко умоляло НПЗ. И счастливо, что «уговорило»… Нет, не снизить выбросы, а всего лишь поставить датчики. Но - только после завершения реконструкции.

НПЗ принадлежит «Газпромнефти», а «Газпром» - это… Помнится, правящую партию «Наш дом – Россия», предшественницу нынешней правящей партии, в политических и околополитических кругах называли «Наш дом – «Газпром».

- Если власть закроет глаза на подобное, тогда Европейский Союз возбудит дело уже против государства Австрия, - ответил нам Хайнц Тицек. – Не только транснациональная компания, нарушившая экологические стандарты, но вся страна Австрия будет отвечать перед Европейским сообществом. Воздух не признает границ. Мы все дышим одним воздухом. Воздух – это здоровье людей. На лечение заболеваний, связанных с дыханием, плохим воздухом, Евросоюз тратит 380 миллиардов евро в год. Природоохранные стандарты ЕС - закон. Другое дело, что каждая страна стремится их превзойти - для улучшения здоровья своих граждан. Например, вот сейчас, на 12 часов, - Хайнц повернулся  к компьютеру, - содержание оксида азота на самом большом автобане через Дунай – в 3,4 раза меньше, чем предельно допустимые нормы ЕС. И есть еще то, что мы называем тончайшей, дисперсной пылью. Ее содержание с 1995 года с 40 микрограммов снизилось до 22 микрограммов на кубометр.

 

 

Земля

 

Растения царствуют на свете. А мы живем их щедростью и милостью. Начиная с основы жизни как таковой – растения дают нам кислород, из которого состоят воздух и вода. Растения поглощают углекислый газ, который непрерывно производит человеческая цивилизация.

И если в каком-нибудь мегаполисе каждый метр земли стараются заковать в асфальт и закрыть плиткой, отдают под строительство заповедные зеленые городские территории, зачем-то нещадно скашивают траву в парках и скверах (против чего протестуют ученые, но их не слушают), уменьшая зеленую массу, - летом такой город превращается в раскаленную сковородку.

Живая, зеленая земля поглощает раскаленные солнечные лучи, давая взамен прохладу и воздух. В Вене это понимаешь со всей очевидностью. Не только стандарты ЕС и контроль властей определяют чистоту, качество воздуха. Прежде всего – земля. То, что растет на ней.

На снимке:

 

 

вы видите одно из самых древних в Европе и, безусловно, самое «секретное» дерево Австрии. Потому что тысячелетний тис волею обстоятельств оказался на территории Европейского патентного бюро. А это – секретнейшая организация (патенты!). Многие иностранные журналисты хотели посмотреть на тис, но им это не удавалось. Для нас руководство Бюро почему-то сделало исключение. Нас вели подземными коридорами, открывали незаметные в стене двери («Здесь триллер снимать», - пошутили мы.) и, наконец, вывели во двор. К тису. Мы благоговейно постояли в его тысячелетней тени, почти физически ощущая магию и дыхание древности, излучаемые его чешуйчатой, как шкура динозавра, корой.

И еще нам сказали, что после реконструкции территории доступ к древней реликвии будет свободный.

Однако это попутный сюжет. Суть же в том, что дерево благополучно простояло тысячу лет не в заповедном лесу, а в центре большого города, старинной столицы Европы. И за десять бурных веков никто его не тронул. Тоже ведь некий символ. Жители Вены с трепетом относятся к любому зеленому ростку. Не случайно Дом Хундертвассера

 

 стал, как говорится в туристском бытословии, одной из визитных карточек Вены. Не только по архитектурному решению, своеобразию. Точнее, его архитектурное своеобразие в том и состоит, что это «зеленая» архитектура – с террасами и крышами, на которых растут деревья. На одной из террас – кафе. Где пьют знаменитый венский кофе и ведут беседы в зеленой тени.

«Визитная карточка» – что-то из разряда представительского. На самом деле, не будь Дома Хундертвассера, ничто бы не изменилось, город был бы таким же, какой он есть. Вот фотография, возникшая случайно - из окна квартиры, в которой мы жили. Ничем не примечательный жилой дом, однако увитый плющом доверху.

 

Из-за деревьев не попали в кадр розы вдоль подъезда. Обыкновенное дело. Как улицы, вдоль которых стоят сплошные ряды тумб с декоративными кустарниками и цветами. Повседневность. Как 400 сортов роз, как 120-150 квадратных метров зеленых насаждений на каждого жителя, 850 больших садов и парков, включая знаменитый Пратер в 6 миллионов квадратных метров.

Но трудно отнести к повседневности то, что в Вене (не считая биосферного заповедника Венский лес, окружающего город) – еще два природных заповедника непосредственно на городской территории: Тиргартен Лайнцер (где на воле гуляют сотни диких кабанов, ланей, оленей, муфлонов) и уникальный биосферный заповедник Лобау, где европейская водно-болотная экосистема сохранена в первозданном виде. Внутри города, мегаполиса. Или, точнее: это город находится внутри лесов и парков. В Вене мы часто острили: города надо строить в деревне – там воздух чище.

Однако посмотрим серьезно, посчитаем.

Здания, сооружения, дороги, промышленные, железнодорожные и прочие площади занимают 32,9% территории.

А парки, пруды, реки, болота, леса, виноградники и другие сельхозугодья (обыкновенные сельхозземли, где выращивают продукты питания и затем продают их здесь же, в Вене) занимают 67,1% городской территории.

Только мы ведь живем при наступлении цивилизации, которая, как танк, сминает все на пути. Ее олицетворяют гигантские концерны, их мощь и влияние общеизвестны. Как удается сохранить в неприкосновенности зеленые леса в городе? – спросили мы Эрика Валентина, депутата, председателя экологического комитета Венского ландтага.

 

 

- У нас генплан. Там четко обозначены территории, запретные для строительства. Чтобы добиться какого-либо изменения в нем, надо получить конституционное большинство в ландтаге - две трети голосов. Это очень трудно при нашей многопартийности, борьбе партий. Да, население каждый год увеличивается на 25 тысяч человек, но мы решаем проблему за счет уплотнения. Мы пересмотрели отношение к высотным зданиям: при талантливой архитектуре они тоже способны украсить город. Например, сейчас строим ДЕРЕВЯННЫЙ (выделено авторами) дом высотой 90 метров – экологически чистый небоскреб. А зеленая зона внутри города расширяется. Наша цель – каждый второй квадратный метр в городе должен быть зеленым. И вообще, все большие и малые мероприятия проводим с «зеленым» уклоном. Так было и с недавним финалом Евровидения. Кстати, я болел за вашу Полину Гагарину – талантище! Думаю, кто-то не голосовал за нее исключительно по нюансам политическим. Уверен: если бы не нынешние напряженные отношения России с Западом, она стала бы не вторым призером, а победительницей Евровидения. Увы…

Эрик Валентин горестно вздохнул. После чего перешел к деньгам.

- Природоохранный бюджет Вены – 700 миллионов евро, - сообщил он.

Мы занялись арифметикой.

Население Москвы – 12,7 миллиона.

Природоохранный бюджет – примерно 110 миллионов евро.

Население Вены – 1,7 миллиона.

Природоохранный бюджет – 700 миллионов евро.

Итого: в Москве – 8,6 евро на человека. В Вене – 412 евро на человека.

В 47 раз больше.

Но это не отражает реальности. У нас многие предприятия, работающие на экологию, не получают денег из бюджета – сами себя содержат. Ведь бюджет – что корсет. С одной стороны, мы его затягиваем – так диктуют правила и красота, - улыбнулся Эрик Валентин. - С другой, хочется дышать свободней. Поэтому у нас предприятия по уборке мусора, очистке воды, улиц, дорог действуют в формате частных компаний. Владелец – город Вена. Тот же громадный комплекс очистных сооружений, где вы были, - частная компания "ЭБС-Вин Хауптклеранлаге". Владелец – город Вена. А размах компании вы уже представляете: только строительство новой системы механической очистки и электростанции – 250 миллионов евро. То есть к бюджетным деньгам надо прибавлять природоохранную деятельность таких предприятий, и выразить ее в точных суммах нет возможности.

Непонимание, или Политическое дело?

 

Не только тем, кто упомянут в очерке, но и другим собеседникам мы задавали одни те же вопросы.

Можно ли утаить аварию, сброс неочищенных стоков, выброс вредных газов, может ли власть закрыть глаза на грубое нарушение природоохранных норм той или иной очень «авторитетной» компанией, может ли быть так, что город полгода регулярно травят сероводородом, а виновных так и не «удается» обнаружить. (Вспомним: недавно не кто-нибудь, а бывший главный санитарный врач России (!), ныне помощник главы правительства (!) РФ Геннадий Онищенко по радио советовал москвичам уезжать летом из столицы из-за превышения в воздухе сероводорода.)

Нас не понимали. После долгого нашего разъяснения отвечали: это вопросы теоретические, к жизни и практике не относятся, для крупных компаний соблюдение экологических стандартов – часть корпоративной этики, дело чести, в интернете идет непрерывный мониторинг состояния среды, каждый горожанин все видит, и от прессы ничего нельзя скрыть, разразится чудовищный скандал. Соответственно, вознегодует общественность, народ. И тогда одними штрафами не отделаешься. Это - дело политическое. Рухнут карьеры, полетят головы. А политики наши своими головами и креслами дорожат (Смех.)

 

 

Качество жизни

 

Это понятие более широкое, чем материальная обеспеченность (уровень жизни). Оно включает такие факторы, как здоровье, продолжительность жизни, питание, бытовой, психологический комфорт, социальное окружение, удовлетворение культурных, духовных потребностей, свобода деятельности и выбора, досуг, образование, социальное, психологическое, профессиональное самоутверждение и – состояние окружающей среды.

С 2008 года в мире работает международная Комиссия, которую возглавляет лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц. Ее задача - выработать критерии оценки экономической деятельности и социального прогресса. В первом докладе (2009 г.) Комиссия предлагала принять показатель «качества жизни» как основной критерий развития общества - вместо «валового внутреннего продукта» (ВВП).

Крупнейшая международная консалтинговая фирма по управлению персоналом Mercer ежегодно составляет рейтинг городов мира по качеству жизни. И шестой раз подряд признает Вену самым комфортным городом.

– Цивилизация, наука, бизнес - не враги экологии, они – партнеры, - говорит депутат Венского ландтага Эрик Валентин. - Фирма Mercer проводит этот опрос среди топ-менеджеров различных корпораций. Это значит, что они хотят жить в городе, где их 17-летняя дочь может без опаски возвращаться ночью с дискотеки, где хорошие врачи и хорошие школы для их детей, где есть все условия для развития личности, хотят жить в зеленом городе, где чисто и светло, где дышится легко.

Тут мы вздохнули: дети топ-менеджеров российских компаний, как правило, в родных городах не учатся и не лечатся, и сами топ-менеджеры в наших пенатах пребывают недолго.

- Да, - улыбнулся Эрик Валентин, - многие живут у нас в Вене и чувствуют себя хорошо. Владельцы наших бутиков, особенно ювелирных, очень рады их присутствию.

Однако вернемся к тому, с чего начали. Растения не просто царствуют на свете - они являют нам повседневное чудо. Мы выращиваем морковку на дачном участке и не очень задумываемся: из чего? И морковка, и гигантский баобаб вырастают из крошечного семечка. За счет чего? За счет ничего. За счет воды и солнечного света.

Человек разумный должен осознавать, ЧТО ему даровано. Для его жизни, пользы и выгоды, которую всякое разумное существо вроде бы не может не понимать.

 

Москва - Вена - Москва

 

Авторы благодарят Карин Криспер, представителя ComPRess - бюро по международным связям мэрии Вены, переводчиков Кристиана Кодерхольда и Александра Толстых за большую помощь в подготовке материала.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:3
Всего посещений: 174




Convert this page - http://7iskusstv.com/2015/Nomer9/Bajmuhametov1.php - to PDF file

Комментарии:

яков
хадера, израиль - at 2015-09-27 12:51:20 EDT
Замечательный очерк! ПРАВДА. несколько неожиданно, что опубликован в "7 искусствах", что для такой темы - редкость. Возможно, поэтому мало комментариев.
Я давно вынашиваю мысль опубликовать материал на сходную тему по Израилю.Удерживает то, что материал в основном критический. Теперь буду форсировать эту работу. Спасибо авторам!

Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2015-09-15 08:01:05 EDT
В 2000 в Грозном войной было разрушено водоснабжение полностью, мои шведы, одни из участников www.sbba.info , по поручению ООН дали людям чистой воды из грязного Терека с помощью мобильной очистительной системы www.josab.com

Она основана на прокачке грязной воды под давлением через слои в несколько кубометров природного минерала (из категории zeolites), обладающего уникальными свойствами, главное это то, что в одном грамме этого минерала от 200 до 500 кв.метров химически активной поверхности, в мире есть три шахты, где его нашли, но только на одной шахте в Венгрии, добывать его экономически выгодно. Эти шведы выкупили эту шахту.

Если кто-то из участников портала Евгения Берковича придумает как капитализировать это шведское достижение буду рад помогать ради будущего нашего замечательного портала...

A.S.
NY, NY, - at 2015-09-14 06:04:52 EDT
ЗАМЕЧАТЕЛЬО ИНТЕРЕСНО!
Давно не был в Вене- как быстро там всё развиается! В одном можно быть уверенным- в Москве так никогда не будет!

Б.Тененбаум
- at 2015-09-13 21:31:12 EDT
Какой, право же, интереснейший материал. "Когда б вы знали, из какого сора ..." - сказала А.Ахматова, и, наверное, и не подозревала, насколько оказалась права. Права - в самом буквальном и неожиданном смысле ...

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//