Номер 1(70)  январь 2016 года
Эдуард Бормашенко

Эдуард БормашенкоМера человеческого
Часть I

בס''ד

Представим себе марсианского антрополога, засланного на Землю изучать человеческое общество. Свой отчет, помеченный декабрем 2015 года, инопланетянин начнет так: по всей территории планеты Земля отмечается любопытное смешение культур. Культурный компот удивительно сбит из древних мифологий и знаний, полагаемых землянами передовыми, научными. Наш марсианский гость, добросовестный ученый, отметит с удивлением, что старые, проверенные, традиционные мифологии бодры и жизнеспособны, их представители задорно отрезают друг другу головы, в то время как прогрессисты следят лишь за тем, чтобы не отрубали головы им самим, что ничего хорошего жрецам храма Разума не сулит. Выживать сколь-нибудь исторически значимое время, лишь только прикрывая уязвимые части тела от колотушек, невозможно.

Смешение патриархального и нового стилей бросается в глаза. Рядом с мечетью, располагается напичканный суперкомпьютерами банк, муэдзин сзывает правоверных на молитву через громкоговоритель. Проповеди Римского Папы передаются по телевидению. Молящиеся иудеи вместо молитвенника подглядывают в мобильные телефоны. Старый и новый стили неразделимы ни в пространстве, ни во времени, ни в сознании землян. Нобелевские лауреаты: профессор Уман – иудей, физик Абдус Салам – мусульманский сектант, а профессор Таунс – христианин. Продвинутые ученые, отринувшие и попирающие все возможные табу, бледнеют, завидев черную кошку, пересекающую тропинку университетского кампуса; когда профессоров прихватывает рак и дело идет начистоту, прячут под подушку амулеты и советуются с шаманами.

А сами пассионарные шаманы и ворожеи, наподобие Алана Чумака, вместо того чтобы трясти блестящими погремушками и плясать ритуальные танцы, рассуждают о всепроникающих полях и вплетают в заклинания загадочные слова: биоэнергетический, инфракрасный, спектральный, без которых пассы, которыми они осеняют паству, по-видимому, не действуют.

Наиболее загадочны – прогрессивные, передовые земляне, полагающие себя незашоренными атеистами. На самом деле, они верят в гуманизм и науку, не замечая того, гуманизм и наука не сшиваются, и чем дальше, тем непреложнее друг от друга отдаляются.

Первым известным землянам гуманистом был Протагор из Абдеры, говоривший: «о богах я не могу знать, есть ли они, нет ли их, потому что слишком многое препятствует такому знанию, – и вопрос темен, и людская жизнь – коротка». И еще он говорил: «человек есть мера всем вещам – существованию существующих и несуществованию несуществующих» (Диоген Лаэртский, «Протагор»). Обе эти цитаты должны бы предварять конституции западных демократий. Они же составляют и конституцию постмодернизма, ведь, если человек мера всех вещей, а сколько людей столько и мнений, то абсолютной истины нет, и взыскать ее бессмысленно.

Из протагоровой максимы «человек – мера всех вещей», вырастают суд присяжных и демократия, доверяющие человеку с улицы, не юристу, не антропологу, не политологу – жизнь подсудимого, да что подсудимого – государства. Безбрежное распространение этого подхода непринужденно приводит к безумию, это происходит, когда человеческой мерой начинают мерить нечеловеческое: защитники прав животных, повизгивающие, приплясывающие, защищающие права грызунов и требующие прекратить опыты ученых вивисекторов на мышах – тому пример. У животных нет прав, но у людей есть обязанности.

***

До Нового Времени, учению Протагора не везло. Образованное человечество предпочло Протагору Платона (а необразованное, кто ж спрашивал?). Платон утверждал прямо обратное, а именно существование абсолютной меры всех вещей, истины, пребывающей в Б-жественном разуме. А ученому, философу надлежит, очистив душу, созерцать величественную и вечную Б-жественную истину. Платон был очень вдохновлен успехами геометрии, являвшей несомненный пример красоты нетленных Истин, тех самых, что с большой буквы. В самом деле, тот факт, что сумма углов треугольника равна двум прямым, кажется независимым от мнений, пищеварения и зубной боли столь ненадежной меры всех вещей, как человек.

Платон органично ненавидел демократию, имея к ней личный счет: афинская демократия казнила его любимого учителя, лучшего из людей, Сократа. Платон полагал, что «несведущий должен следовать за руководством разумного и быть под его властью».

Очень пристрастный критик Платона, Карл Поппер, возлагал на платонизм ответственность за скверный, зверский ход человеческой истории, за тоталитаризм, пуще чумы истреблявший людей, в попытке создать идеальное платоновское государство, за снобистское отношение к человечку, просто человечку, не призванному созерцать мир идей, но мудро созданному, для того чтобы от рождения и до смерти выносить за аристократами ночные горшки.

Сейчас для аристократизма настали худые времена. В моде Протагор, и человек стал-таки мерой всех вещей. Но просвещенный мир покоится не на одной черепахе гуманизма, он опирается еще и на слона науки. И скажем откровенно, без науки, без «зеленой революции», без антибиотиков, без электричества и компьютеров гуманизма было бы значительно меньше. Когда нечего кушать, не до гуманизма.

Дело, однако, в том, что современная наука все менее согласуется с протагоровым «человек есть мера всех вещей», все более утрачивает меру человеческого. Старинные меры: локти, футы, сажени были привязаны к человеку, понятны и соизмеримы человеку, и легко человеком представимы. Пикосекунды, фемтосекунды и нанометры с человеком несоизмеримы. Но мы оперируем ими, и успешно. Ландау, как-то гениально заметил: «оказалось, что мы можем понять, то чего не можем представить».

Но мы можем понять непредставимое, лишь все выше восходя по лестнице платоновских абстракций, совершенно отделенных от человека. Объекты современной физики, такие как суперструны – несоразмерны человеку. Нынешние элементарные частицы уже и вовсе и не частицы в привычном смысле слова. Мир квантовой гравитации – дистиллированный мир платоновских идей. Современная наука – условная игра условных объектов, рассказанная условным языком, кодом, почти полностью отделившимся от живого, человеческого языка. И доступна эта игра лишь специалистам, готовым отдать десятки лет жизни, колупанию в очень узко очерченной проблемке.

Таким образом, в науке сегодня, не человек мера всех вещей, но эксперт – мера вещей, доступных этому эксперту. И та же самая «экспертизация» происходит в литературе, музыке, живописи. Это для знатоков сочиняли Пруст и Джойс, для них выходят научные журналы, пишут додекафонистскую музыку и устраивают выставки инсталляций. Нам ничего не остается, кроме, как доверять экспертам. Я вот не климатолог, и не могу составить суждения о том, реально ли глобальное потепление. Мне не остается ничего иного, кроме как доверится знатоку, которые, как говорил Марк Алданов, только и делают, что ошибаются, но не иначе, как по всем правилам науки.

Но если так, какая уж из меня «мера всех вещей»? Вера в специалистов, мало отличается от веры в шаманов и ворожей, в обоих случаях – я доверяю слепо. Но что-то иногда и верится с трудом. Я – не усердный дегустатор живописи, но, врожденная жестоковыйность мешает мне поверить гурманам, что «Черный Квадрат» выше рембрандтова «Возвращения блудного сына».

А для простого человека снимают сериалы «про любовь», фильмы про бандитов, пишут незатейливые детективы и растекаются в сиропные лужицы попсовые певцы. И очень часто, утром ты – сноб, знаток, эксперт, а вечером (ну, нельзя же весь день мозги сушить) – включишь детективчик. То есть специалист и серый обыватель – это один и тот же человек, и представляет собою очень ненадежную меру всех вещей.

Весь прогресс науки был обеспечен платониками, верующими. Ньютон, Лейбниц, Эйнштейн были верующими в платоновском понимании слова, они не изобретали Истину, но открывали ее, как скульптор, снимая драпировки, открывает статую. Статую открывают, но в ее существовании никто не сомневается. Роджер Пенроуз, быть может наиболее всеобъемлющий ум современной науки, не скрывает своих платоновских предпочтений.

Наш марсианский гость, подытоживая отчет, заметит, что семь земных, благородных искусств в ХХI веке становятся все платоничнее, все менее человечны и измеримы мерой человеческого, а окружающий землянина обыденный мир – все вульгарнее, протагоровски пошлее и площе.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:4
Всего посещений: 333




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer1/Bormashenko1.php - to PDF file

Комментарии:

Страшный Б.
Америка - at 2016-02-03 08:25:27 EDT
Статья напоминает откровения Сергея Филиппова из Карнавальной ночи: Человек ли мера вещей, или известная его часть - это науке ещё не известно. Статья составлена из слов(как обиходных, так и терминов)вроде сопряжённых смыслами. Но прежде сопряжений нужно обратить внимание на семантическое содержимое пользуемого словаря. И тогда видно, что смыслы слов статьи неопределены, туманны. Углубление в семантику слов, позволяющее нащупать твёрдый грунт знания, в статье не встречается. Равно и комментарии к статье не содержат углубления в существо использованных смыслов. Что тогда говорить о прочности всего строения статьи? Выходит из неё голая схоластика. Игра в некую абстрагированность, философичность оборачивается в блуждание в потёмках семантического невежества.
Чего стоит только пассаж о сумме углов треугольника? То-ли это неуважение к читателю статьи(видимо не знающему курса геометрии шестого класса). То ли непонимание фундамента геометрии, в связи с чем возникает мистическое чувство восторга перед совершенством мира?
Но может это просто взгляд автора - взгляд на вещи агностика- пессимиста? А может просто поверхностные суждения?

Pavel
Colorado Springs, CO, USA - at 2016-02-03 03:49:00 EDT
Спасибо за статью. Давным давно, в студенческие годы, мы до хрипоты спорили на подобные темы. Но у вас глубже, профессиональней. Да и отзывы - на уровне... Жаль, что не ответили, может в другой статье? А пока буду ждать других ваших работ.
С уважением, Павел Кожевников

Igor Mandel
Fair Lawn, NJ, USA - at 2016-01-19 21:34:19 EDT
Эдуард, этот текст - яркая иллюстрация тезиса "что посеешь, то и пожнешь". Вы посеяли некоторую неправомерую коллизию двух старых идей Платона и Протагора, подав их как противоречащие друг друг другу, и пожали логичный вывод что искусства "становятся все платоничнее, все менее человечны и измеримы мерой человеческого, а окружающий землянина обыденный мир – все вульгарнее, протагоровски пошлее и площе." В силу того, что исходные тезисы - вещи совершенно произвольные и непроверяемые, точно такие же и выводы. Вот, извольте, другой вывод, на основе Протагора: да, человек стал действительно мерой всех вещей, особенно в либеральном и открытом обществе: обо мне заботятся, меня лечат (еще и вылечивают иногда), если мне не нравится чего-то делать - никто не заствляет меня это делать; передо мной немыслимое разнообразие жанров всех тех самых семи искусств которые якобы становятся "платоничнее" (??), откуда я волен черпать то что хочу и т.д. и т.д. Это если именно так понимать Протагора. А если иначе (на что Вы намекаете в тексте), то есть сопрягая его "меру" (вот уж словечко; почему он сразу про меру Лебега не сказал?) с нанопикселями и мегатоннами - ну, тогда, конечно, ничего от от тех локтей и инчей давно не осталось (кроме как у нас в Америке). Но только что, Протагор именно это и имел в виду? Точно так же и с Платоном. Говорить о "платоничности" в теории струн - ничуть не точнее, чем о платоничности в любви; это построeние еще одной метафоры из другой, более ранней метафоры. Теоретичность и абстрактность математики и физики а) была и будет всегда; б) была и будет всегда оровергаться опытом, рано или поздно. Любая платоничность временна, была и будет. То есть Ваш текст я понимаю так: Вы взяли две очень старые и очень красивые метафоры, придали им несуществующий "точный" смысл - и ужаснулись от того, что мир не соответствует ни той, ни другой. Кстати, близкое этому было и про Малевича. Давать комментарий (я Вам писал - см. http://club.berkovich-zametki.com/?p=20717)?
Националкосмополит
Израиль - at 2016-01-18 12:52:48 EDT
Странно, почему ваш Марсианин, на которого у меня была последняя надежда, не заметил: 1 Воскрешение Святого Языка Бога в Избранном Народе в начале 2ого века.
2 Воскрешения Израиля сразу же после Шестимиллионной Жертвы Всесожжения Европейской Ветки этого Народа.
3 Лигитимацию возможности выполнять «Заповедь Заповедей Книги Книг» равного баланса Дней Шабатонов Торы и Дней Амлахи – «Своего Дела».
4 Окончания 2500 летней Галутной Эры Избранного Народа в 90ых годах 20ого века.

Маркс ТАРТАКОВСКИЙ - Эдуарду Бормашенко.
- at 2016-01-15 11:48:37 EDT
Бормашенко-Тененбауму Ариэль, Израиль - 2016-01-14 22:15:37(1004)
...Сколько я ни наблюдаю окружающий мир, тем более убеждаюсь в том, что корреляция между богатством и человечностью, как минимум, не прямая. Мераб Константинович Мамардашвили как-то сказал (светлая ему память), что совершенно необходимо, чтобы из крана текла чистая вода, чтобы чистые, сытые умытые дети ходили в школу. Но у всего этого нет ни малейшей связи с работой духа. Ни малейшей.

Б.Тененбаум-Э.Бормашенко - 2016-01-14 22:41:02(1009)
Если Вы, Борис, полагаете мерой человечности - богатство, то содержательная дискуссия между нами, к сожалению, невозможна.
==
Что такое "богатство" - вопрос дискуссионный, не правда ли ? И да, в добровольной аскезе есть и смысл и красота. Ho для меня одной из мер человечности является свобода от голода. Мне кажется, что возможность иметь кусок хлеба - это некое право. Как и возможность лечения для больных, и крова для неимущих. Что до содержательной дискуссии, глубокоуважаемый Эдуард, то я на нее и не претендую - у нас слишком большая разница в весе, и не в мою пользу ...

::::::::::::::::::::МСТ::::::::::::::::::

Б. Тененбаум абсолютно прав. Это как бы продолжение длительной когда-то нашей дискуссии об эстетике/телесной культуре и - «духовности» немытого индийского гуру или прыщавого хабадника (см. Соломон Беллоу «В Иерусалим и обратно»).

Вот, по сути, та же тема – о «связи с работой духа»:
Лев Толстой – Столыпину (июль 1907).
«...Земля есть достояние всех, и все люди имеют одинаковое право пользоваться ею».

Пётр Столыпин – Льву Толстому (октябрь 1907):
«...Вы считаете злом то, что я считаю для России благом. Мне кажется, что огтсутствие «собственности» на землю у крестьян создаёт всё наше неустрйство. Природа вложила в человека некоторые врождённые инстинкты, как-то чувство голода, половое чувство и т.п. и одно из самых сильных чувств этого порядка – чувство собственности. Нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землёю. Искусственное в этом отношении оскопление нашего крестьянина, уничтожение в нём врождённого чувства собственности, ведёт ко многому дурному и, главное, к бедности. А бедность, по мне, худшее из рабств...»

А.Б.
- at 2016-01-15 03:44:09 EDT
"..А сами пассионарные шаманы и ворожеи, наподобие Алана Чумака, вместо того чтобы трясти блестящими погремушками и плясать
ритуальные танцы, рассуждают о всепроникающих полях и вплетают в заклинания загадочные слова: биоэнергетический, инфракрасный, спектральный, без которых пассы, которыми они осеняют паству, по-видимому, не действуют. Наиболее загадочны – прогрессивные, передовые земляне, полагающие себя незашоренными атеистами. На самом деле, они верят в гуманизм и науку, не замечая того, что (аб) гуманизм и наука не сшиваются, и чем дальше, тем непреложнее друг от друга отдаляются.
Из протагоровой максимы «человек – мера всех вещей», вырастают суд присяжных и демократия, доверяющие человеку с улицы, не юристу, не антропологу, не политологу – жизнь подсудимого, да что подсудимого – государства.
Безбрежное распространение этого подхода непринужденно приводит к безумию,это происходит, когда человеческой мерой начинают мерить нечеловеческое: защитники прав животных...ащищающие права грызунов и требующие прекратить опыты ученых вивисекторов на мышах – тому пример. У животных нет прав, но у людей есть обязанности...
Дело, однако, в том, что современная наука все менее согласуется с протагоровым «человек есть мера всех вещей», все более утрачивает меру человеческого.Старинные меры: локти, футы, сажени были привязаны к человеку, понятны и соизмеримы человеку, и легко человеком представимы. Пикосекунды, фемтосекунды и нанометры с человеком несоизмеримы. Но мы оперируем ими, и успешно. Ландау, как-то гениально заметил: «оказалось, что мы можем понять, то чего не можем представить»..."
::::::::::
Статья настолько впечатляет и во многом - убеждает, что хочется молча ЦИТИРОВАТЬ.. но ведь каждой ск...сорри, каждому хочется утолить "свои печали"? свой зуд? (не буду, обещаю, о замусоленных 5-ти копейках..)
Можно - ЗА ЭКСПЕРТОВ, самую малость? Вот, скажем, эксперты, всеми уважаемые эксперты. Много лет трудились над бомбой, а потом начинают бороться за мир во всём мире. Доверие "невзошедших по лестнице" не может оставаться неизменным, даже если "простой человек" знает что-то о мостах. Доверие очень даже не постоянно, особенно - у свободных людей, пользующихся разнообразной информажией. Благодаря опыту можно, если повезёт, "прикоснуться плечами" к совсем не простым "простым" людЯм. Можно даже понять, без подсказок, что мост, и Пруст соразмерны, что существуют платоны и золотые сечения, ньютоны и нормальный горизонт, и даже - перспектива. Для всех тех, кто хочет о ней знать, по простоте своей. И, сдаётся мне, что человеки не пытаются объять необъятное, ибо очень часто простые человеки мудрее и "жрецов", и экспертов.
"Смешно утверждать, что одна картина/книга "выше" иной - в искусстве высота, т.е. НЕнумерованное (!) место в классике, определяется совсем иными аргументами, очень даже соразмерными" - И эти аргументы известны каким-то "жрецам", "экспертам"? - Каким? И все "взошедшие" согласны? Смешно. Лакей смотрит в рот хозяину. Гамбургский счёт не совпадает со счетами признаных "взошедших" и невзошедших многочисленных экспертов.
"Платон, Протагор и вдруг вот это: "защитники прав животных,...защищающие права грызунов...Из своей студенческой практики помню, как наши преподаватели сворачивали операции на собаках, когда появлялись на горизонте защитники прав животных. Но никто из них "не приплясывал и не повизгивал.."
Оглядываясь на прошлое, может кто-нибудь, вспомнит, приплясывал ли кто-то, устраивая опыты на "простых" людях?

Александр Бабушкин
Санкт-Петербург, Россия - at 2016-01-15 02:28:06 EDT
"Ледяные вершины человечества" В.А. Солоухин
Публикуется по "Зимний день". М.: Сов. Писатель, 1969
http://gosudarstvo.voskres.ru/heald/solouhn5.htm

Борис Дынин - коррекция
- at 2016-01-14 20:27:10 EDT
То, что эти меры теперь редко понятны не эксперту...
Борис Дынин
- at 2016-01-14 20:22:03 EDT
Древние были мудрые. "Человек - мера всех вещей" должно быть понято не как "человеком измеряются все вещи" (да и что бы это значило?), а как "Человек задает меру всем вещам". И сегодняшняя наука более протагоровская, чем обыденное или макро-механическое знание. Современные теории, упомянутые Эдуардом Б., это сфера мер, заданных человеком миру. С. Вайнберг сказал: «Окончательная теория будет напоминать кусок дорогого фарфора, который невозможно согнуть, не разрушив. В этом случае, хотя мы и не будем знать, почему окончательная теория верна, мы будем, основываясь на логике и чистой математике, знать, по крайней мере, почему истина выглядит так, а не иначе». А что есть логика и математика, как не мера, накладываема человеком на мир. То, что эта меры не теперь редко понятна не эксперту, так ведь эксперт есть тоже человек. Да и Протагор не сказал, что меры будут едиными, всеобщими и одними у варвара, грека; простолюдина и философа (ученого). У каждого ведь свои вещи. А если, кто скажет, что математика и логика задается не человеком, то придется признать, что мера всех вещей есть Разум с заглавной буквы. И тогда открываются новые дали, в которые уводят нас размышления Эдуарда.
Б.Тененбаум
- at 2016-01-14 18:15:52 EDT
марсианский гость, подытоживая отчет, заметит, что семь земных, благородных искусств в ХХI веке становятся все платоничнее, все менее человечны и измеримы мерой человеческого, а окружающий землянина обыденный мир – все вульгарнее, протагоровски пошлее и площе.
==
Да нет, пожалуй. А что, во времена Вильгельма Завоевателя мир был менее вульгарным ? При неграмотной знати и подыхающих с голоду крестьянах ? В той же Англии какую-то минимальную гос.систему социального обеспечения установили только во время войны - а то, случалось, в Уэллсе люди умирали просто от недоедания. Мера человечности определяется мерой создаваемого богатства - в приличной стране в теперешние времена накормить голодных не проблема - так что некий прогресс все-таки налицо ?

Bоспитание действительно не дотягивает до материальных возможностей производства, и само понятие "землянин" есть чистая фикция - но все же идея прогресса сама по себе не безнадежна.

Сильвия
- at 2016-01-14 16:55:46 EDT
"...Но мы можем понять непредставимое, лишь все выше восходя по лестнице платоновских абстракций, совершенно отделенных от человека. Объекты современной физики, такие как суперструны – несоразмерны человеку....
Таким образом, в науке сегодня, не человек мера всех вещей, но эксперт – мера вещей, доступных этому эксперту. И та же самая «экспертизация» происходит в литературе, музыке, живописи. Это для знатоков сочиняли Пруст и Джойс, для них выходят научные журналы, пишут додекафонистскую музыку и устраивают выставки инсталляций. Нам ничего не остается, кроме, как доверять экспертам....
Но если так, какая уж из меня «мера всех вещей»? Вера в специалистов, мало отличается от веры в шаманов и ворожей, в обоих случаях – я доверяю слепо.... Я – не усердный дегустатор живописи, но, врожденная жестоковыйность мешает мне поверить гурманам, что «Черный Квадрат» выше рембрандтова «Возвращения блудного сына»..."
--------------------------------------------------------------------------
А алгебраические абстракции сотни лет назад были соразмерны человеку? Нет, только тем, кто "взошел по лестнице". "Простой человек" понимает как спроектировать мост? Нет, он полагается на абстрактный сопромат и на экспертов, его изучавших. А уж кажется, чем же мост не соразмерен человеку... То же самое и с Прустом и Джойсом.
Говоря о соразмерности, следует, на мой взгляд, уточнить, чем эта соразмерность определяется, от чего зависит, и, вообще,
к какому месту она, потому что в древние времена трюки жрецов были так же несоразмерны человеку с улицы, как сегодня
компьютер. Обидно, но экспертам приходится доверять, ибо уже многими сказано, что нельзя объять необъятное, и специализация
- враг "соразмерности" - все глубже и шире, ибо знание, особенно в наше время, прирастает дикими темпами.
Кстати, смешно утверждать, что одна картина/книга "выше" иной - в искусстве высота, т.е. НЕнумерованное (!) место в классике,
определяется совсем иными аргументами, очень даже соразмерными.

Беленькая Инна
- at 2016-01-14 08:38:10 EDT
Статья очень впечатляет. Впрочем, другого и не ждешь. Звучит все это пессимистично, но в последнее время как-то ощущается настройка на этот камертон у автора. Но что делать, если таков неотвратимый ход истории? Вот марсиане с их критическим взглядом - они могут противопоставить что-нибудь другое? На кого тут уповать, может, на них? И что вы предлагаете,уважаемый Эдуард, как в таких случаях говорят.
И уж, что касается стиля. Платон, Протагор и вдруг вот это: "защитники прав животных, повизгивающие, приплясывающие, защищающие права грызунов и требующие прекратить опыты ученых вивисекторов на мышах...". Из своей студенческой практики помню, как наши преподаватели сворачивали операции на собаках, когда появлялись на горизонте защитники прав животных. Но никто из них "не приплясывал и не повизгивал". А оглядываясь на прошлое, не могу себе простить издевательств над собаками - и сшивали не то и резали не там.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//