Номер 1(70)  январь 2016 года
Василий Демидович

Василий Демидович Интервью с Предрагом Обрадовичем

 

Во время моей командировки в Черногорию Милоица Ячимович, у которого я уже взял интервью, предложил мне организовать ещё интервью с первым деканом Природно-математического факультета Университета Подгорицы, профессором Предрагом Обрадовичем (Predrag Obradović). При этом Милоица предупредил меня, что интервью с профессором Обрадовичем может «сорваться», поскольку он теперь на пенсии, живёт, в основном, в своём загородном «дачном» доме, и в Подгорицу приезжает лишь изредка. Разумеется, я выразил своё пожелание, чтобы такое интервью, всё-таки, состоялось.

И вот через несколько дней Милоица сообщил мне, что профессор Обрадович готов приехать со своей дачи в Подгорицу для беседы со мной. Интервью он предложил организовать в уютном кафе «Башчаршца», расположенном на «Улице 13 Июля» (примеч. В. Д.: тринадцатое июля является Днём государственности Черногории, причём эта дата была выбрана по двум причинам: во-первых, 13 июля 1878 года Берлинский конгресс признал Черногорию независимым государством, а, во-вторых, в ночь на 13 июля 1941 года черногорцы подняли восстание против войск фашисткой Италии, оккупировавшей Черногорию в апреле 1941 года). Там, в присутствии Милоицы Ячимовича, оно и состоялось, завершившееся нашей поездкой в (находящийся недалеко от Подгорицы) ресторан «Ниагара» (Niagara) возле живописного водопада на реке Циевна (Cijevna).

Далее следуют расшифровка этой беседы, любезно осуществлённая уже упоминавшимся, в связи с моим знакомством с Милоицей, Сергеем Владимировичем Свиридовым.

ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДРАГОМ ОБРАДОВИЧЕМ

В.Д.: Я буду задавать Вам, дорогой профессор Обрадович, свои вопросы по-русски, а Вы можете отвечать мне, как Вам будет удобнее - по-сербски или по-русски. Причём, если ответ будет по-сербски, то Милоица поможет мне с переводом его на русский язык.

Я считаю за честь, Предраг Милетович, что Вы согласились на беседу со мной. Разрешите, прежде всего, поблагодарить Вас за это.

Мой первый вопрос. Расскажите сначала о себе и своей семье, а также о том, как появился у Вас интерес к математике?

П.О.: Очень универсальный вопрос, и на него все отвечают одинаково.

В.Д.: Ну, у Вас папа математику знал?

П. О.: Мои родители были неграмотными крестьянами. Что касается семьи - я первый закончил университет.

В. Д.: Первый в семье получил высшее образование? А почему Вы пошли учиться на математический факультет? Вы ещё в школе заинтересовались математикой?

П.О.: Перед поступлением в Белградский университет я долго обдумывал, на что мне там лучше учиться - на математику, или на философию, или на право, или на электротехнику.

В.Д.: Это Вы так раздумывали, или был лишь такой выбор?

П.О.: Просто я колебался. То, что я стал учиться на математика, было лишь следствием того, что я встретил друга, который тоже имел такую же альтернативу. И мы оба решили, всё-таки, учиться на математика. Это был 1957-ой год.

В. Д.: Значит, Вы поступали в Белградский университет в 1957-ом году? Точнее, вместе со своим школьным другом, Вы были зачислены на математический факультет Университета?

П.О.: Да. Если бы я встретил тогда кого-нибудь другого, то, возможно, сейчас был бы юристом.

В.Д.: У кого Вы учились на первом курсе Белградского университета? Я имею в виду математические курсы, скажем, курс математического анализа.

П.О.: Мне в то время преподавал старый профессор, сейчас его уже не в живых, Тадиа Пейович. Он написал 7-8 учебников по анализу и дифференциальным уравнениям. Он был учеником французской математической школы

В.Д.: А-а, Пейович - он присылал свои книги моему отцу.

П.О.: У него есть книга по математическому анализу в 5 томов - основательный студенческий курс с большим количеством задач. Это книга имитирует курс Гурса и другие французские книги.

В.Д.: И что, он советовал студентам изучить ещё курс Гурса?

П.О.: Да. Но я, за время обучения, не дошёл до курса Гурса. Но у Пейовича, по существу, этот курс был изложен, потому что он учился во Франции.

В.Д.: А Вы по-французски читаете?

П.О.: Позже, да, немного. Но тогда не было французских книг в Белграде.

В.Д.: И русских не было?

П.О.: У нас стало много русских книг лишь после 1960-ого года.

В.Д.: Да, понятно.

П.О.: Югославия же в 1948-ом году поссорилась с Советским Союзом.

В.Д.: Но ведь Хрущёв приехал в Югославию «мириться» ещё в 1955-ом году! И всё равно, до 1960-го года у вас не было литературы, даже научной, из Советского Союза?

П.О.: Да, так и было.

В.Д.: Ну, теперь у меня такой вопрос. Вы, наверное, знали Воина Дайовича?

П.О.: Да, это мой профессор.

В.Д.: Он Вам читал лекции, понятно. А сына его, Слободана, знаете?

П.О.: Да, знаю.

В.Д.: Вот из Интернета я прочёл, что у Слободана Дайовича учителем был Младен Беркович. Расскажите немного о нём.

П.О.: Я про него ничего не знаю.

В.Д.: А он указан «супервайзером» по РШ Слободана Дайовича. Ну раз Вы про него ничего не знаете, то мой вопрос отпадает.

В 1974-ом году был создан университет в Черногории.

П О.: Да.

В.Д.: Вы стояли у истоков его создания. И Вы сразу стали деканом природно-математического факультета, или такого факультета, по началу, ещё не было?

П.О.: Сначала шла подготовка к формированию университета. Одна черногорская делегация была в Москве, встречалась там с советскими руководителями.

В.Д.: В Москве, в Московском университете?

П.О.: Да-да. И встречались мы с Петром Матвеевичем Огибаловым.

Он, ещё во время войны с фашисткой Германией, бывал в Югославии. Он был лётчиком. Был сбит над Белградом в ходе его освобождения и долго лежал в больнице в Белграде в 1944-ом году. И там он познакомился со многими черногорцами, некоторые из которых стали генералами.

Я думаю, что это было в начале 1944-ого или в конце 1943-ого года, когда команда советских пилотов, в которой был и Огибалов, передислоцировала наш штаб с острова Вис сначала в Румынию, а потом в Москву. А потом Огибалов воевал над Белградом. В общем, у него появилось много друзей-югославов.

(Примеч. В. Д.: Упомянем, что «Угя» расположенный в Южной части Хорватии остров, самый удалённый от материка среди населённых островов Адриатики. В центральной части этого острова есть так называемая «Пещера Тито», где в 1944 году он организовал сопротивление против немецкой оккупации Югославии.

Напомним некоторые сведения о жизненном пути этого многолетнего лидера Югославии, принявшего партийный псевдоним Тито, впоследствии соединившийся с его фамилией.

Иосип Броз /Jосип Броз/ (1892-1980) родился в многодетной крестьянской семье в деревне Кумровец /Кumrovec/ «Королевства Хорватии и Словении», существовавшего тогда в составе Австро-Венгерской империи. С 17 лет он начал свою трудовую деятельность на различных заводах Загреба и Любляны, вступив вскоре в Социал-демократическую партию Хорватии и Словении. Мобилизованный в Австро- Венгерскую армию, он участвовал в Первой мировой войне , где, тяжело раненный, был захвачен в 1915 году в Российский плен.

В Российской больнице Тито провёл около года, а вслед за тем он был отправлен в трудовой лагерь на Урал. Освобождённый из лагеря после Февральской революции 1917 года, он активно включился в Российскую политическую деятельность. Временное правительство его дважды арестовывало, но он оба раза устраивал свои побеги. С наступлением Гражданской войны Тито вступил, в 1918 году, в Красную армию, но пробыл в ней недолго: после женитьбы (речь идёт о его первой женитьбе - а вообще он был женат пять раз) на молодой русской девушке Пелагее Денисовне Белоусовой (1904-1968), он устроился работать механиком в Омске, а в январе 1920 года вернулся на родину, ставшую частью государства Югославия.

С возвращением на родину Тито вступил в Коммунистическую партию Югославии (КПЮ). Но в конце 1920 года эта компартия была запрещена, а затем и разгромлена. Тем не менее, Тито не прекращал свою подпольную коммунистическую деятельность, за что неоднократно подвергался преследованиям, арестам, тюремным и каторжным заключениям.

В 1935-1936 годы Тито жил в СССР, работая в Коминтерне. В декабре 1937 года он вернулся в Югославию и возглавил подпольную КПЮ.

В 1941 году, после оккупации Югославии войсками Германии и Италии, коммунисты страны, организовав сопротивление, сформировали партизанские отряды для изгнания захватчиков. Эти отряды вскоре составили единую Народно-освободительную армию Югославии (НОАЮ), во главе которой встал Тито. Успешность деятельности НОАЮ в борьбе с фашистскими оккупантами была признана всеми странами анти гитлеровской коалиции. А в апреле 1945 года НОАЮ, совместно с частями Красной Армии, полностью освободила Югославию (за что Тито, к тому времени имевший звание «маршала Югославии», был награждён советским орденом «Победы»).

После освобождения страна была провозглашена Демократической Федеративной Республикой Югославией (ДФРЮ), позже переименованной в Социалистическую Федеративную Республику Югославии (СФРЮ), и Тито стал её премьер- министром. Но возникшая в 1948 году у Тито идея образовать с Болгарией «Балканскую федерацию» вызвала негодование Сталина. И в 1949 году советское руководство разорвало Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве с Югославией. В СССР развернулась пропагандистская кампания, направленная на дискредитацию югославского руководства. В этих условиях Тито принимает решение о сближении Югославии с США и другими странами блока НАТО.

В 1953 году Тито был избран президентом страны и занимал эту должность до конца своих дней. Несмотря на восстановление советско-югославских отношений при Хрущёве, Компартия Югославии во главе с Тито и далее успешно отстаивала «собственную модель социалистического общества».

В годы правления Тито Югославия заняла видное место в Движении неприсоединения. За весь период его правления уровень жизни и экономического развития был одним из самых высоких среди стран социалистического лагеря.

В 1980 году Иосип Броз Тито тяжело заболел. Ему была проведена ампутация обеих ног, но это не привело к улучшению состояния. И в мае 1980 года он скончался Любляне. Его усыпальница находится в Белграде, в мавзолее «Дом цветов» /Куħа цвеħа/.)

В.Д.: А правда ли, что за то, что Огибалов участвовал в освобождении Белграда, ему в Югославии подарили дачу на берегу Адриатического моря? На Мехмате МГУ ходил такой слух.

П.О.: Он - кавалер высокого югославского военного ордена. Но насчёт дачи - такого не было.

В.Д.: Вот у нас и говорили, что он имел такой высокий югославский орден, что по нему полагалась ещё и дача.

П.О.: Личной дачи в Югославии у него не было - просто у него была возможность пребывать на государственной даче столько времени, сколько он захочет, во время посещения Югославии.

Итак, мы готовились в 1970-ых годах к формированию университета, и наши люди встретились с Огибаловым. Он включился в этот процесс. И с этого момента началось сотрудничество нашего университета с Московским университетом. Конечно, в первую очередь через математику, так как деканом Мехмата МГУ был Огибалов. И сотрудничество началось еще до того, как наш университет был реально создан.

А в 1966-1967 годы я был ещё и в Воронеже. Десять месяцев там был.

В.Д.: И с кем Вы там общались?

П.О.: В основном, с Красносельским.

В.Д.: Там были, также, Перов, Забрейко ...

П.О.: Забрейко тоже помню

В.Д.: Хорошо.

Владимир Михайлович Тихомиров там ещё был? А, нет, он уже был в Москве. Это мой бывший заведующий кафедрой - он тоже работал в Воронеже, но раньше, где-то в начале 1960-ых годов.

Марк Александрович Красносельский тоже потом переехал в Москву. А его сын, Александр Маркович, стал учеником у Тихомирова на Мехмате МГУ.

Ну ладно. Итак, Вы стали деканом...

П.О.: ... Моя должность называлась «Директор института математики и физики».

В.Д.: Но, по существу, это был факультет?

П О.: Да.

В.Д.: И Вы, как я понял, активно сотрудничали с деканом Мехмата МГУ Петром Матвеевичем Огибаловым. Ну а с деканом ВМиК МГУ, Андреем Николаевичем Тихоновым, Вы тоже контактировали?

П О.: Нет.

В.Д.: Ладно.

А с кем ещё, скажем, «из руководителей» нашего факультета, Вы общались? Например, с Виктором Антоновичем Садовничем Вы тогда тоже контактировали?

П.О.: Огибалов занимался сотрудничеством с нами не только от имени своего факультета, но и от имени всего Московского университета. А Садовничий был у него тогда заместителем декана. Это потом он стал сначала проректором, а затем и ректором, МГУ. Но общение у нас с ним и тогда уже было, и до сегодняшнего дня сохраняется.

Мы маленькая страна. А Московский университет сотрудничает с университетами по всему миру. И выделяет квоты, сколько можно послать людей учиться в МГУ. А когда в Московском университете увидели, сколько нас всего, то сказали, что мы можем хоть все приехать учиться в МГУ (смеются).

В.Д.: Теперь вот такой вопрос. Наверное, Вы знакомы с Владимиром Антоновичем Зоричем?

П.О.: Да-да-да. Когда мы формировали университет, Зорич работал полгода с нами.

В.Д.: В тот год, когда открылся ваш факультет?

М.Я.: Даже раньше.

В.Д.: И не на недельку приезжал...

М.Я.: На семестр. Он читал нам лекции.

П.О.: Помощь, которую нам оказывал Московский университет, просто неизмерима. Белград немного завидовал: «Как вы можете так напрямую работать с МГУ? Сначала вам помогал Огибалов, потом Садовничий, одно время - и Потапов».

В.Д.: Да, Михаил Константинович Потапов был заместителем декана при Огибалове.

П. О.: У нас установились с ним хорошие отношения, приятельские.

В.Д.: Сам Огибалов никогда лекции у вас не читал?

П.О.: В общем, нет.

М.Я.: Но зато помогал их «организовать».

В.Д.: Да, он умел «руководить».

П.О.: Установление в 1955-м году сотрудничества между Югославией и Советским Союзом явилось поводом для национального югославского праздника. Был устроен приём в Югославском посольстве в Москве. И единственным советским гражданином, который явился на этот приём с югославскими орденами, был Огибалов.

В.Д.: Да, он сохранил югославские ордена, я слышал об этом.

П.О.: Другие советские граждане должны были вернуть ордена, или их выбросить. А Огибалов сказал, что не сделает этого, потому что за них свою кровь проливал.

В.Д.: Понятно. Я прочёл в Интернете, что Университет в Подгорице, в частности, окончили такие известные политические деятели как последний Президент Государственного Союза Сербии и Черногории Светозар Марович /Светозар Маровиħ/ (р. 1955) и неоднократный (в том числе и нынешний) Премьер-министр Черногории

Мило Джуканович /Мило Ðукановиħ/ (р. 1962). Вы учили их? Например, Светозара Маровича?

П.О.: Нет, я с ним познакомился позже.

В.Д.: А Мило Джукановича?

П.О.: Он был Премьер-министром, когда я был Министром образования.

В.Д.: В его кабинете? А он экономист?

П.О.: Да.

В.Д.: Возможно он и математику немного знал? Скажем, задачки по математическому анализу умел решать?

П.О. и М.Я.: (смеются)

В.Д.: Хорошо: без комментариев.

Теперь мой личный вопрос. Я знаю, что Ваш сын, Олег, математик. А невестка?

П.О.: Нет, к математике она не имеет отношения.

В.Д.: А дети Олега? Они проявляют интерес к математике?

П.О.: Ну, они еще маленькие. Старшему сыну Олега всего 8 лет.

В.Д.: А-а, они ещё совсем маленькие. Понятно.

Ну, у меня вопросы исчерпались. Было очень интересно. Я хочу поблагодарить Вас, Предраг Милетович, за нашу беседу и пожелать Вам всего наилучшего.

П.О. Спасибо и Вам, Василий Борисович. И передайте от нас привет московским математикам ...

Май 2013 года

 

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:1




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer1/Demidovich1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//