Номер 1(70)  январь 2016 года
Мишель Деза

Мишель Деза Чёрные лебеди

От “душ” Аристотеля, рыцари Знания

искали назвать минимальное в

понятиях жизни, сознания, мысли.

Живут-ли кристаллы, прионы и вирусы?

Сознание как мерцание: от крупинок

стабильности к зёрнышкам хаоса.

Мысль как дитя нарастания сложности

в витках степеней рекуррентности.

 

Когда пылающим соколом

взлетает новая мысль,

понятия стали упругими,

слова крошатся в руках.

Застыли все ветераны-взгляды,

идёт пересмотр всей армии…

Пока не рассыпется искрами

сгоревший звёздный корабль.

 

Человечество как авантюра Знания -

это весёлый способный ребёнок.

Гейзеры злобы из общества - можно

предвидеть, понять, уклониться.

Природа, в сравнении, кажется доброй.

Та часть неизвестного, что мы сознаём,

не смотрится срочной опасностью.

Гости из космоса, вирусы, роботы…

не страшно: договоримся опять.

Чёрные-чёрные, лебеди Рока,

не торопитесь нас унести.

 

Жизнь трупа значительно дольше:

скелетом, распятым в смоле,

плыву по Дороге Времени.
Таю и леденею

в пламени-холода времени.

При вспышке метаболизма,
в пучке разъерошенных смыслов.

я бил - крылышками мотылька -

не слыша мета-мелодии.

Выветривание - тайна бытия,

Уроборос - ритм ритмов, ведёт

очарованный танец материи:

создание как элемент распада.

Замыкаются линии времени
в бесконечностях полураспадов:

плыву по моей бесконечности
к нирване слияния в точку.

 

От жидоедов Москвы

я скрылся в храме Науки

и там остался, спасибо

тому же, от intellos Парижа.

Скульптура из страха, дитя

их смеси суда и ненависти,

превратил их мега-энергию -

надежду испепелить -

в сладчайшую волю жить,

в свежесть каждой минуты.

И таю - скульптура из льда -

при вспышках жара от них.

 

Тела одеты, но мозг обнажён.

Мы ВИДИМ чувства

других животных:

коллег, друзей и прохожих.

Cхватка чтения мыслей

идёт в любом разговоре.

 

Невидимый третий всех разговоров,

“мир-и-мораль”, наблюдает

каждую важную встречу.

Зло и Добро - это чуять Свидетеля,

заручаться поддержкой стаи.

 

Равноправию в стяжке не быть

без узких и точных целей.

Как зебра и страус: удвоить чуткость,

то есть сообщники по выживанию.

В семье, оно невозможно без третьих:

общих детей, врагов, предрассудков.

 

Среда влияет четырежды

сильнее общей генетики,

судя по близнецам,

сравнимым в их 50.

Культура—эпигенетика

ваяет в горниле общества.

Разве скользя в расщелинах,

между углями и бликами,

может уйти ящерка

к печам своего выбора.

 

По дороге в 1 миллиард

обещанных сердцебиений

Такие, кажется, разные; зато

похожие, глядя из Космоса.
Не будут нам братья-по-Космосу

ближе земных растений.

 

В 16-ом веке любили страдать,

сейчас обязательно - счастье,

любовь - ОК, людоедство - не очень.

Но всё это лишь социальные моды,

кастинги в универсалии.

Но свобода, порядок, амае, ислам…

несовместимы и неустранимы.

Нет “человечества” на Земле:

в шкурах религии и государства,

племена гоминидов делят планету,

в древнем наборе целей и чувств.

Мораль и политика - тоже не ново:

лгать мы умели и в Плейстоцене.

 

Между Землёй и Космосом

ещё бредём по пустыне.

Свободны от гнёта среды

с открытия земледелия,

но ещё такие же стаи

гоминидов с теми же идолами,

промежуточный вид -

 Человек “Разумный”.

Моисея не будет, но Ханаан,

как следующий вид, возможен.

 

Неразделённое знание -

слишком тяжёлая ноша.

Познание неотделимо от

желания быть понятным,

то есть приласканным.

Мозг, язык и абстракция

рождены не средой, а стаей.

Не абстрактны мотивы учёных.

Опасность? Пища-ли? Самка?

кипит всегда в подсознании.

 

Расширив саванну своих интересов,

опять подбираем падаль.

Разделать тушу теории,

гипотезой как копьём

в терпкую плоть непонятного.

 

Мы были ночными хищниками

или, скорее, падальщиками.

Научились жарить добычу,

но не делить, если важно.

Первичная сущность Хищника

усилилась и разветвилась.

Развились щупальца мозга,

внимательный взгляд стервятника.

Одежда - шкуры культуры -

прячет оскал души.

Таков же и я, но “ботаники”

пожирают разве абстракции.

Мы кажемся безобидными

за не-интерес к человечине,

уход к “несъедобной пище”.

Но это неверно: жестокость

как точность удара мыслью

в разделке туш неизвестного,

ближе к стержню Охотника

обычного: грабить людей.

 

Охота за знанием - это представить

лики явлений во Тьме Бытия,

и кастинг: связи среди соседств,

затем причины из корреляций.

Наука осталась магией -

сплетая желания с фактами,

бросаем сети причинности:

поймать, разделать, обжарить

съедобный кусок Необъятного.

 

Приручать - это форма охоты:

собак - бабуины, дельфины - губок,

тлей - муравьи, но и их - голубянки.

Волков - охотники, а их же,

как злаки и скот, - землепашцы

(не убил, приручил, Каин Авеля).

Капитализм приручает полуфашизмы.

Приручать - это склеить акты охоты

в многоклеточность целой системы,

паразитизм большого на среднем.

Так Кембрийское кредо “сожри соседа”

превратилось в изящное “ну, объясни им”.

 

Размеры живых: 10^{-8} — 10^{3} м.

Законы физики и измерения

беспредметны вне 10^{-17} — 10^{12}.

Но мир - это 10^{-35} — 10^{27}.

В бездонных глубинах Малого

таятся первопричины.

А их конечные следствия,

проскочив людскую срединность,

тают в высях Громадности.

 

Почувствовать вместе новые точки

в толще нашего Знания.

Центральную точку хондрита Земля

в железном кристалле ядра.

Центроид нашей галактики.

Есть центр и у Мира -

он в сверх-пустоте Эридана,

в холоднейшей точке/истоке,

в начале Большого Взрыва.

И самый дальний и быстрый,

глаз (с 63 KB памяти) -

Вояжёр-1 - бегущая точка,

фокус Большого Контакта.

 

В среднем, Космос - прохладный газ

(2.735 К), цвета “космический латте”,

протон (один) на 4 кубических метра.

Но массы пока хватает на плотность чёрной дыры.

Измерить/очислить Целое пытались и раньше.

От Песни Песней к Шиур Кома, размеры

Бога - 140 миллиардов Вселенных.

Время Вед - бесконечность жизней/нежизней

Брахм, каждая по 311.04 триллионов лет.

 

Одеяло бактерий окутало Землю, как

часть их диаспоры в нашем парсеке.

Если был и Адам, то Эукариот,

гигант по размеру и сложности,

дитя самой важной Встречи,

когда паразит ли, добыча ли

стали ядром, митохондрией.

Грибы, растения, мы (животные)

рассыпались по одеялу

в горячем супе бастерий,

вспыхивая и растворяясь…

Чем отличаемся мы от бактерий?

Пузырьком мимолетным, лети моя воля,

неуёмная блёстка в каскаде Вселенной.

 

Задолго до нас, цианобактерии,

первые сверхинженеры планеты,

выделяя О2, отравили живое;

остатки стали ДЫШАТЬ кислородом.

Так же и мы: продуктами мозга

перебьём остальных (и себя) животных,

перебьём всех коллег и посредников

по пищевым цепям, до простейших.

И выживут не тараканы и крысы,

а снова, как прежде, микробы-мутанты.

  

Над океаном первичной жизни

-   бактерий, архей и растений -

смерчами идут цепи хищников,

пожирая, растя колонии клеток.

Микрожизнь отвечает паразитизмом,

бесчисленной армией малых.

Потоки рождений и умираний

несутся как две Амазонки.

Но это и есть Эволюция Жизни:

микробы сложнеют, используя нас.

 

Через узкий проход в Грядущее

пропихнуть своё семя/отпрысков,

не это ли цель эволюции, булавка,

которой мы все приколоты?

Но сверхпаразит - общество

(другие цели других)

вставило лестницы средств

и супернормальные стимулы.

Знания, власть, наслаждение

из средств превратились в цели

(как я - наркоман науки).

Но может, это и есть Размножение -

почкование целей от средств -

сверхцель эволюции, как прыжок

к фотосинтезу или на сушу?

 

Прокрутив свою ленту назад,

увидеть себя до-гаметой,

искоркой первого взгляда,

надеждой отца и матери.

Увидеть мир-до-себя,

самое раннее утро.

 

Терять предрассудки

на тропах Познания,

может и погубить.

Уйдёт причинность и agency

(учуять тигра за шорохом),

растает запах надежды.

И за иллюзией личности,

воли/свободы и времени

уйдёт и иллюзия жить.

 

Числа живых и живших,

включая прионы и вирусы,

конечны, хоть и громадны.

Конечны и числа их состояний.

Склеив всё, мы получим Мегахимеру:

жизнь как одно большое число,

и всё же песчинку в величии

обоих, пространства и времени.

Вот так машины и чувствуют нас.

 

Задачи сложнеют быстрее нас.

Недалеки пределы мышления,

границы доступной сложности.

Размеры данных и сроки опытов

превзойдут человеко-возможное.

Машины и их людские подобия -

коллективы, киборги и гении -

закроют науку для одиночек.

Атлетизм ума превратится в спорт,

как орудия сняли потребность в силе.

Философы и математики, физики

отступят с боем, последними.

 

В громадных бесформенных данных,

за заборами опыта, чувств, аналогии,

без надежды и нуль-гипотезы,

почуять Непознаваемое и,

в судорогах несовершимости,

уткнуться в стенку аквариума.

 

Собирать и хранить

блестящие камушки -

предметы, люди и знания -

плотные зёрна значения.

Каждый владеет Лувром

своих концентратов смысла,

пытаясь понять свой аквариум,

обуздать безразличие мира.

   

В дожде ощущений, отсутствий, гипотез,

в нарастающем гуле вскипания тревоги,

Понимание встанет как радуга:

осмысление молний, обратно в стаю,

тепло и уют казуальности.

 

Я не боюсь нагромаждений:

чрезмерность - это часть сигнала

(для каши нет избытка масла).

У точности, своя эстетика,

свои приличия и адресат

с нехрупким фокусом внимания.

 

“О, поднимите мне веки,

будите спящую душу”:

стонет молчание-в-нас.

Измельчены и очищены,

выварены волей автора -

сорняки, колоски, недоделки,

отходы мысли и знания -

встают компостом Поэзии,

питательным кормом Любви.

 

Ощутить пространство безлюдия -

всё что не тронуто человеком -

ни рукой, ни глазами, ни мыслью.

Стада неосмысленных фактов,

объекты без контура и названия,

неизвестное Неизвестное,

никогда и ни в чём недоступное.

 

Исход игры совсем не ясен,

не выпить нам бокал планеты.

Летит и наш метеорит или

циклон мутаций вируса.

И за последний миллиард

до опаления Земли

другие хищники захватят

глаз бури всех существований.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:2




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer1/Deza1.php - to PDF file

Комментарии:

Lena Miller
San Diego, CA, USA - at 2016-02-02 12:08:09 EDT
So great to hear from my Professor,Academician Michelle Deza!he is a little leaning to Wii Gogol poetry,like "I need to raise my eyelids,need to wake up at the finale of his beautiful poem about origins of life... cool,amazing.So very informative and i have been reading the Poem for the past few weeks,it helps to understand life and details of our existence on every day basis.I would like to say hi to Professor Deza and his family via the web-site and hope to stay in touch.Sincerely,Lena Miller
Sentient
- at 2016-01-29 18:45:49 EDT
Слуцкий писал: «Значит, слабенькие крылья — наши сладенькие ямбы. Опадают наши рифмы, и величие степенно отступает в логарифмы». Стихи ученого – неизбежно другие, в них плюс два измерения: вот страсть, а вот расстановка сапера. «В 16-ом веке любили страдать, сейчас обязательно – счастье». «Схватка чтения мыслей идёт в любом разговоре». И – «Невидимый третий всех разговоров, “мир-и-мораль”». Помогающий «терять предрассудки» и знающий опасность погибели, которую это таит.
Стихи для тех, кто «нехрупким фокусом внимания» способен выхватить промелькнувшую рифму и прочесть голограмму.

А.Б.
- at 2016-01-15 17:54:53 EDT
Номер 1(70) январь 2016 года
Мишель Деза
Чёрные лебеди

Человечество как авантюра Знания -
это весёлый способный ребёнок.

Гейзеры злобы из общества - можно
предвидеть, понять, уклониться.
Природа, в сравнении, кажется доброй.

От жидоедов Москвы
я скрылся в храме Науки
и там остался, спасибо
тому же, от intellos Парижа.
...
Среда влияет четырежды
сильнее общей генетики,
судя по близнецам,
сравнимым в их 50.

Между Землёй и Космосом
ещё бредём по пустыне.

Свободны от гнёта среды
с открытия земледелия,
но ещё такие же стаи
гоминидов с теми же идолами,
промежуточный вид -
Человек “Разумный”.

Моисея не будет, но Ханаан,
как следующий вид, возможен.

Неразделённое знание -
слишком тяжёлая ноша.
Познание неотделимо от
желания быть понятным,
то есть приласканным.

Мозг, язык и абстракция
рождены не средой, а стаей.
Не абстрактны мотивы учёных.
Опасность? Пища-ли? Самка?
кипит всегда в подсознании.

Атлетизм ума превратится в спорт,
как орудия сняли потребность в силе.
Философы и математики, физики
отступят с боем, последними.
--------- ---------------------
Модерации - "Я не боюсь нагромаждений" -опечатка -НАГРОМО
---------- -------
Соплеменнику
"Что-то никак. Не усвоил" - - -
- Не верю - "Расширив саванну своих интересов,
РазделаЙте тушу теории,
гипотезой как копьём
в терпкую плоть непонятного" - :)
- и получится - стихи отличные и
необычные, но - вполне
у с в а и в а е м ы е.
“О, поднимите мне веки,
будите спящую душу”:



Соплеменник
- at 2016-01-15 12:14:33 EDT
Что-то никак. Не усвоил.
ALT
New York, NY, USA - at 2016-01-14 21:04:47 EDT
Талантливо и обжигающе интересно - замечательно!

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//