Номер 9(78)  сентябрь 2016 года
mobile >>>
Роза Ляст

Роза Ляст Император Адриан и Бар-Кохба

 

 

В мировой литературе, особенно популярной, давно сложился образ Адриана как выдающегося правителя, ученого, поэта, живописца, скульптора, покровителя искусств, дипломата, главная цель которого – сохранить мир во всей вселенной. Его считают основателем золотого века империи и знаменитого Pax romana. Надо сказать, что такой образ появился не на пустом месте: все эти характеристики почерпнуты из античных источников, в частности у биографа императора Адриана – Элия Спартиана (IV век н. э.).

В литературе нового времени, особенно беллетристике, Адриан был настолько идеализирован, что не оставалось никакого сомнения, что это был лучший и самый миролюбивый император.

Император Адриан

В такой картинке, как правило, отсутствовал Адриан, который с необычайной жестокостью расправлялся с борцами Бар-Кохбы. Именно это обстоятельство побудило меня заново проанализировать исторические источники, в первую очередь текст биографа Спартиана, свидетельства Диона Кассия, историка III века, еврейские источники, а также эпиграфические и папирологические данные, относящиеся к восстанию Бар-Кохбы. В результате передо мной открылась биография императора Адриана, которая заметно отличалась от привычного образа, знакомого по литературе.

Начнем с главного источника – Спартиана. Прежде всего он свидетельствует, что предшественник Адриана император Марк Ульпий Траян оставил Римскую империю в состоянии пороховой бочки. У Спартиана читаем: «...отпали все народы, которые покорил Траян, мавры продолжали совершать нападения, шли войной сарматы, невозможно было удержать под римской властью британцев, мятежами был охвачен Египет, наконец постоянно бунтовали непокорные души в Ливии и Палестине. Поэтому получив власть (imperium) немедленно установил прежний порядок и направил свои усилия для поддержания мира по всему кругу земель» (Спартиан V, 2).

Как видим, Адриан вынужден был начать «борьбу за мир во всем мире». «Принуждением к миру» Адриан занимался разными способами: где-то подавлял восстания силой, как в Мавритании; Иудеев, начавших настоящую войну против греков и римлян в Киренаике, Египте, на Кипре, он жесточайшим образом разгромил еще будучи командиром при императоре Траяне. Узнав о волнениях сарматов и раксанов, отправил против них войска, затем устремился в неспокойную Мёзию, Галию, Германию. Армению держал в таком состоянии «как будто война была неминуемой» (Спартиан).

В особо опасных провинциях, читаем далее: Британии, Дакии, Галии, Паноммии, он оставлял правителями своих лучших генералов. Но усмиряя восставших силой, Адриан не забывал облегчать положение общин, одаривать их разными льготами. В менее строптивых провинциях он ставил царьков, угодных местной элите, как, например, в Германии. Адриан предотвратил войну с главным врагом римлян парфянами «личными переговорами» (Спартиан).

Адриан действительно выделялся среди римских императоров отказом от завоевательной политики и обеспечением Римского мира. Но делал он это, как видим, обычным для римских политиков способом – подавлением восстаний и тем, что ставил римские легионы во главе с лучшими генералами в строптивых провинциях. Не забудем, что еще после первой Иудейской войны в Иерусалиме был поставлен Десятый легион, который оставался там и при Адриане.

Что же касается внутренней политики, то здесь он следовал традиционным принципам эпохи Принципата. На первых порах демонстрировал свой пиитет сенату, даже угодливость, которая к концу правления превратилась в открытую вражду, ненависть, жестокие расправы.

Если говорить о нем как о человеке, то и здесь он тоже мало отличался от своих предшественников. Он действительно увлекался наукой (а император Клавдий, например, был настоящим ученым), поэзией, живописью, был искренним покровителем искусств (а Нерон мнил себя великим актером). И в личной жизни Адриан не был оригинален: любил чужих жен, увлекался мальчиками, главным его любимцем был Антиной.

Спартиан не раз отмечал, что Адриан был человеком не добрым, но ради популярности в народе мог проявить умеренную щедрость, которую легко превращал в потеху, если просителей оказывалось слишком много. Вот один из примеров: «Он часто мылся со всеми в общественной бане. Как-то раз он увидел, как один ветеран, которого он знал по военной службе, терся спиной и другими частями тела о стену. Осведомившись, почему он трется о мрамор, и услыхав, что делает это потому, что у него нет раба, Адриан подарил ему и рабов, и деньги. На следующий день, когда многие старики, чтобы вызвать у государя щедрость, стали тереться о стены, он велел позвать их к себе и приказал им растирать друг друга» (Спартиан XVII, 5, 6).

Самой большой страстью Адриана были путешествия: «со всем тем, о чем он читал относительно разных мест по всему кругу земель, он хотел познакомиться, увидав своими глазами» (Спартиан, 8). Одним из самых значимых его путешествий было путешествие на Восток. Когда в 130 году он посетил Иудею, о чем свидетельствуют нумизматические данные. Но главный источник – это каменная плита с надписью, которая была представлена на выставке Адриана в Иерусалимском музее. Она была обнаружена в Иерусалиме в ходе раскопок, которые велись с 2000-го года археологами главного управления древностей Израиля к северу от Шхемских ворот. Плита оказалась частью арки. Арка, как явствует из надписи, была построена солдатами X легиона (Fretensis), расположенного в Иерусалиме ещё со времени подавления первого Иудейского восстания. Надпись гласит: «Императору Цезарю Траяну Адриану Августу сыну божественного Траяна Парфянского, внуку божественного Нервы Великому Понтифику, наделенному властью трибуна в 14-й раз, консулу в 3-й раз, Отцу отечества (посвятил) X легион Fretensis».

Перед нами классическая посвятительная надпись Ранней империи, в которой номенклатура Адриана позволяет датировать надпись с точностью до года. Это был 130 год. Анализ надписи сделан крупнейшими специалистами Иерусалимского университета, в первую очередь, проф. Ханой Коттон. Надпись вносит существенный вклад в долгую научную дискуссию о причинах восстаниях Бар-Кохбы. Не входя в детали дискуссии, суть её состоит в том: начал ли Адриан строить на месте Иерусалима римский город Элию Капитолину с храмом Юпитеру уже в 130 году, что послужило главной причиной восстания, или языческий город был построен как мера наказания восставшим. Надпись скорее всего подтверждает вторую точку зрения.

Когда в 130 году Адриан явился в Иерусалим, он не заметил и тени назревающего сопротивления. Всё как везде: страна уставлена его бюстами, милевые столбы с именем Адриана как пропагандистские плакаты до сих пор красуются в окрестностях Иерусалима; при входе в Иерусалим, как явствует из той же надписи в его честь, сооружена громадная арка, сработанная солдатами X легиона. Тогда же чеканили монеты с легендой: «в честь прибытия Адриана в Иудею». Словом, кругом почитание и покой. Среди простых евреев ходили слухи, будто великий император собирается отстроить Иерусалим и даже Храм. Таким образом, в 130 году Адриан оставил Иудею в уверенности, что и в этом уголке Империи всё в порядке, и он может спокойно наслаждаться жизнью, природой, поэзией, женщинами, любимым Антиноем; правда, в 131-м году Антиной утонул в Ниле и это было самое большое горе императора Адриана.

Праздник продолжался до 132-го года, когда поднялись евреи, причем не вдруг, не спонтанно, а в результате длительной подготовки. Они действовали без эмоций, характерных для повстанцев 66-го года, соблюдая строгую секретность. Согласно Диону Кассию евреи «ковали оружие низкого качества для того, чтобы римляне могли отказаться от него, и они таким образом сами могли воспользоваться им». Кроме того, Дион Кассий сообщает, что евреи «укрепили определенный район подземными шахтами и валами для того, чтобы иметь место для отступления в случае, если они окажутся в тяжелой ситуации. Для того чтобы они незамеченными могли встретиться под землей, сверху через определенные интервалы были пробиты отверстия, чтобы обеспечить воздух и свет» (Dio 69, 12). Далее у Диона Кассийа читаем: «Число участников было так велико, что вся Ойкумена как будто вздыбилась» (там же). Из того же источника узнаем, что повстанцы избегали открытых битв с римлянами, они крушили врагов партизанскими методами, т. е. нападали мелкими группами и немедленно скрывались в пещерах, подземных ходах, в заранее приготовленных укреплениях и убежищах. Как раз сейчас, когда я пишу эту статью, ведутся широкие археологические раскопки с участием огромного количества добровольцев в одной из таких пещер, названной «пещерой черепов». Эту пещеру случайно обошли в шестидесятых годах, когда раскопками занимался Игаль Ядин, знаменитый профессор археологии (в прошлом раматкаль[1]). Но, к сожалению, «пещеру черепов» не обошли грабители, арабы и бедуины, которые продавали награбленные из пещеры вещи, главным образом фрагменты папирусов. И только когда в 2009 году полиции удалось выйти на владельца папируса времени Бар-Кохбы и выяснить, что грабители вытащили его из «пещеры черепов», главное управление древностей организовало здесь раскопки, чтобы спасти остатки археологических сокровищ. Археологи уверены, что в этой пещере их ждут великие открытия и, возможно, это случится, пока я пишу эту статью. Ниже я расскажу о бесценной информации, касающейся судьбы последних борцов великого восстания, которая оказалась в тексте папируса, спасенного в 2009 году.

Пещеры вместе с подземными ходами, приготовленными в качестве убежищ, обеспечили повстанцам, как мы видели, свою тактику сопротивления. Именно благодаря этой тактике повстанцы нанесли римским гарнизонам Иудеи такой урон, что наместник Иудеи Тиний Руф был вынужден уступать повстанцам почти без боя одну местность за другой. «Тогда Адриан послал против них своих лучших генералов. Первым среди них был Юлий Север, который был вызван из Британии, где он был наместником, и отправлен против евреев» (Dio, 69, 13). В распоряжение Юлия Севера Адриан предоставил огромную армию: 13 легионов, вспомогательные отряды, конницу, флот. Какие же еще лучшие генералы, кроме Севера, были отправлены против евреев? Вплоть до недавнего времени этот вопрос даже не был поставлен. А между тем решение этой задачи многое меняет в оценке масштабов войны и угрозы, нависшей над Римской империей.

Впервые этой проблемой в 2001 году занялся немецкий профессор Вернер Экк, крупнейший (если не сказать самый крупный) специалист в латинской и греческой эпиграфике, главный редактор международного журнала «Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik». Проанализировав определенную группу латинских надписей, профессор Экк убедительно доказал, что такими генералами, кроме Юлия Севера, были правитель Сирии Публий Марцелл и правитель Аравии Тит Атерий Непот.

Поначалу Юлий Север проводил военные операции с большой осторожностью, воздерживаясь от крупного сражения. Он перенял тактику повстанцев: используя мелкие нападения и вытесняя повстанцев из занятых укреплений, прекращая подвоз продовольствия и воды осажденным. Римские войска стали медленно (почти 4 года) овладевать одним укрепленным пунктом за другим. По талмудическим данным для покорения Палестины римской армии пришлось выдержать 54 сражения. Согласно христианским источникам, в частности Евсевию, последним убежищем повстанцев была сильная горная крепость Бейтар. Городок Бейтар был расположен на краю горной цепи к юго-западу от Иерусалима. Сегодня археологам хорошо известно место древнего поселения, которое идентифицируется с древним Бейтаром эпохи Бар-Кохбы. Впервые это место определил в 1863 году французский археолог Виктор Гаран. Однако систематические раскопки города начал Тель-Авивский университет только в 80-х годах XX века. Выяснилось, что во время Второй иудейской войны город был укреплен стеной, сторожевыми башнями и особыми воротами. Раскопки в районе Бейтара происходят и в настоящее время. Открыты места римских лагерей, которые окружали Бейтар, и что особенно важно – обнаружена латинская надпись, в которой обозначены отряды V Македонского легиона и XI Клавдиева. Предполагается, что части именно этих легионов участвовали в осаде Бейтара. В научной историографии XXI века обострился интерес к восстанию Бар-Кохбы. Что же касается Бейтара, то сообщения о каких-то деталях, связанных с этим святым местом, поступают почти со скоростью хроники боевых действий.

Не успели ученые до конца обследовать фрагмент свитка, повествующий о последней трапезе повстанцев в Бейтаре в дни Песах, как средства массовой информации заполнились броскими заголовками: «Найден клад монет времён Бар-Кохбы», «Редкая находка 120 монет периода восстания Бар-Кохбы». Предполагается, что клад был спрятан в пещере в тот момент, когда повстанцы бежали из своих поселений в спасительные убежища, куда они брали самые необходимые вещи, включая ключи (!) от домов. Значит, люди были уверены, что по окончании боев они вернутся. Последний бой за Бейтар казалось не оставил никаких надежд на то, чтобы вообще выйти из него живым. «Бейтар был захвачен, пленников убивали беспощадно, лошади тонули в крови, кровь струилась по скалам и стекала в море, говорили, что 300 разбитых голов младенцев нашли на одном камне».

И все же, согласно новейшим исследованиям, бой в Бейтаре был не последним. Последний очаг сопротивления был в 136 году в районе Бейт-Шеана. Здесь Адриану солдаты VI легиона воздвигли победную арку, остатки которой находились в 12 километрах к югу от Бейт-Шеана. Профессору Вернену Экку удалось реконструировать в 2002 году надпись на арке, из которой выяснилось, что титул победителя во второй раз (Imperator II) Адриан получил в 136 году, когда он справился с последним очагом сопротивления в Галилее. Вопреки всеобщему мнению, профессор Экк доказал, что Вторая иудейская война закончилась не в 135, а только в 136 году, и, следовательно, продолжалась не три года, а четыре.

Шимон Бар-Кохба – предводитель иудеев в восстании против римлян при императоре Адриане, в 131-135 гг. н. э.

Фрагмент скульптуры "Менора"

Важно также отметить, что новейшие археологические открытия вместе с данными папирологии и эпиграфики позволили исследователям прийти к выводу, что огнем восстания была охвачена не только Иудея, но и Галилея, и Аравия (Наботея), и Сирия. Первостепенный вклад в решение проблемы географии восстания внесла профессор Иерусалимского университета Ханна Коттон, которая сегодня является признанным авторитетом в исследовании документов из Иудейской пустыни. Надо сказать, что новая концепция проф. Экка и Ханны Коттон относительно географии и продолжительности восстания Бар-Кохбы принимается современными учеными почти без возражений.

Восстание было в конце концов подавлено. Император Адриан победил. Но какой ценой? Восставшие почти 4 года громили лучших римских генералов. Огромная римская армия с большими потерями продвигалась вглубь крошечной провинции. В войне с евреями погиб весь ХХII легион, прибывший из Египта, а сколько было похоронено в Палестине римских когорт, декурий всадников, не говоря о вспомогательных отрядах (auxiliarii), нагнанных в Иудею почти из всех провинций Римской империи. Завершая свой рассказ о Второй иудейской войне, Дион Кассий сообщает, что в послании сенату Адриан опустил обычную фразу, с которой начиналось сообщение любого императора об окончании победоносной войны: «Если вы и ваши дети здоровы, хорошо; Я и легионы здравствуют». В отличие от Веспасиана и Тита Адриан после такой тяжелой войны не получил триумфа в Риме. И не случайно триумфальная арка в честь Адриана оказалась не в центре римского Форума, а в глухом лесу Галилеи, где римлянам пришлось пережить еще одно, последнее тяжелое сражение с повстанцами.

Почти четыре года Бар-Кохба держал в реальном страхе ненавистного Адриана, он унизил римского императора. Почти четыре года евреи не просто держались, а жили в свободном государстве, куда стекались евреи диаспоры. Бар-Кохба по праву считается народным героем. В какой-то мере он был даже победителем.

Вся Вторая Иудейская война, как я уже отмечала, была страшным унижением для правителя огромной державы. И потому расправа Адриана была чудовищной даже по римским критериям. У Диона Кассия читаем: «Немногие из них остались в живых. 50 их укрепленных городов и 985 их наиболее важных поселений были разрушены до основания, 580 тыс. человек погибли в вылазках и сражениях, погибшим же от голода, эпидемии и огня нет числа. Вся или почти вся Иудея превратилась в пустыню...» (Dio, 69, 14, 2). В еврейской литературе сохранились сказания о десяти мудрецах (среди них рабби Акива, Шимон бен Азай, рабби Тарфон), преданных мученической смерти. По преданию Тиний Руф, наместник Иудеи (тот самый, который первым потерпел позорное поражение от восставших), приказал растерзать рабби Акиву железными клещами. Элегии на смерть десяти мудрецов составляют часть синагогальной литургии в Тишá бе-Ав и Йом Кипур.

Как видим, в 136 году Вторая иудейская война окончилась тем, что страна была обильно залита еврейской кровью. Но и римских солдат столько осталось лежать на нашей земле, что Адриану, судя по его отчету сенату, нечем было гордиться.

Император Адриан умер в 138 году, т. е. через два года после расправы над евреями. Эти последние два года жизни были самыми страшными для него годами. «Всю силу своей природной жестокости» (Спартиан) он направил на домогающихся, как ему казалось, императорской власти. К жестокости прибавилась болезненная подозрительность. «Он охотно прислушивался к тому, что ему нашептывали против его друзей, так что почти всех, даже самых близких друзей, даже тех, кого он превознес, удостоив высших почестей, он считал своими врагами, как например, Аттиана, Непота и Септиция Клара. И Евдемона, с которым прежде, домогаясь власти, он делился своими замыслами, он довел до нищеты. Поллиена и Марцелла он принудил добровольно умереть. Гелиодора он осмеивал в позорящих его памфлетах. Тициана он позволил уличить в сообщничестве с теми, кто стремился к тирании, и объявить вне закона» (Спартиан, XV, 2-5, 7, 8). «Скончалась и жена его Сабина, и дело не обошлось без толков о том, что Адриан дал ей яд» (XXIII, 9).

Думаю, приведенных примеров более чем достаточно, чтобы жестокость и подозрительность поэта, путешественника, покровителя искусств не вызывала сомнения. Более того, жесточайшая расправа с евреями, указы об уничтожении всех еврейских традиций, включая соблюдение субботы, превращение Иерусалима в языческую столицу, уничтожение самого названия «провинция Иудея» (провинция стала называться Сирия-Палестина) – все это ничуть не противоречит характеру обожаемого в литературе императора и никакой двойственности в его характере и поведении на самом деле не было. Как видим, при всех его красивых увлечениях Адриан был свиреп не только по отношению к евреям; он не щадил своих самых близких друзей. Не удивительно, что и его отношения с сенатом напрочь испортились.

После расправы над евреями в 136 году и до самой смерти в 138-м состояние императора Адриана стало по настоящему трагическим из-за тяжелой болезни. Все источники свидетельствуют, что страдал он нестерпимо: никакие лекарства, чародейские средства не могли смягчить его мучений. Наконец, когда жизнь уже совсем опостылела, Адриан велел рабу пронзить его мечом. Его спас будущий император Антонин, в пользу которого он в свое время написал завещание. Кстати, Антонин был прозван Пием (Pius, Благочестивый) за то, что он спас многих сенаторов от свирепости Адриана. А умирающий император сделал еще одну попытку покончить с собой. Когда у него отняли кинжал, он потребовал яд у своего врача, но тот, чтобы не дать Адриану умереть, сам покончил с собой. Ненависть к Адриану сенаторов была так велика, что его отказались похоронить в Риме, а о триумфальной арке даже речи не шло. Ненавидимый всеми он был похоронен в Путеолах, где у него была жалкая гробница. И только став императором Антонин выстроил ему храм, но где? В Путеолах. А победная арка, как мы видели, так и осталась в глухих лесах Галилеи. Разъяренный сенат хотел лишить великого императора, борца за мир, титула Божественный (Divus), и только хлопоты Антонина сохранили покойному Адриану этот важнейший титул. Тот же Антонин отменил почти все антиеврейские эдикты Адриана.

А что же случилось с оставшимися в живых повстанцами? Многие из них продолжали скрываться в пещерах Иудеи, о чем свидетельствуют находки шестидесятых годов и современные работы в недограбленных пещерах. Но евреи не просто скрывались, они жили там своей еврейской жизнью. Более того, в папирусе, спасенном в 2009 году, ученые обнаружили такую фразу: שנת ארבע להורבן ישראל «4-й год разрушения Храма Израиля». Речь идет, по-видимому, о разрушении еврейского государства, которое было возрождено во время восстания Бар-Кохбы. Дело в том, что только в период второго восстания в документах использовалось слово Израиль. Первые слова, которые Ядин прочел на указе предводителя восстания, были: «Шимон бар Косиба наси[2] Израиля». Стало очевидно, что государство Израиль было возрождено. Исследователи папируса из «Пещеры черепов» полагают, что приведенная выше фраза – это дата, которая обозначает 4-й год после разгрома восстания. Следовательно, евреи продолжали не просто жить в пещерах Иудейской пустыне, но еще и свято хранить память о возрожденном еврейском государстве. Более того, согласно биографу Юлию Капитолину, даже императору Антонину, в 152 году пришлось подавлять «поднявших восстание иудеев» (V, 4). Аммиан Мацелин (историк IV века), сообщает: когда император Марк Аврелий после войн с германскими племенами, маркоманами и квадами, а позднее с сарматами проезжал через Палестину, он в раздражении воскликнул «О маркоманы, о квады, о сарматы, наконец я нашел народ более неуправляемый чем вы». Евреи не давали покоя не только Антонину и Марку Аврелию. Они встретили восстанием солдатских императоров (193-235), в частности основателя династии Септиния Севера. Зато последующие Северы, наконец, поняли, что по отношению к евреям необходимо вернуться к политике привилегий Юлия Цезаря. Исключительную благосклонность к евреям проявил Александр Север (222-235). Со времени его правления и до провозглашения христианства официальной религией (начало IV века) не было в Римской империи гонений на евреев.

Как видим, после восстания Бар-Кохбы его душитель Адриан через два года ушел в лучший мир в страшных муках, а евреи продолжали жить, хранить свои традиции, память, о возрожденном при Бар-Кохбе государстве, продолжали бороться, не давая покоя римским императорам. И в конце концов почти на два века отстояли неприкосновенность своих традиций.

Примечания


[1] Раматкаль – [рош hаматэ hаклали] (иврит) – Начальник Генерального штаба.

[2] Наси, (иврит) – Князь, президент (совр.)


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:3
Всего посещений: 567




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer9/Ljast1.php - to PDF file

Комментарии:

Observer
Israel - at 2016-12-18 16:13:57 EDT
Спасибо за интересную статью!

P.S.Судя по тексту публикации, найденная надпись подтверждает как раз первую "точку зрения" из двух упомянутых в предыдущей фразе (возможно, их порядок изменился в процессе редактирования...).

Сэм
Израиль - at 2016-09-13 22:54:00 EDT
Спасибо, очень интересный материал.
Только надо ли было?

Владимир Бершадский
Беэр-Шева, Израиль - at 2016-09-13 22:19:27 EDT
Мне очень нравятся выступления Розы Ляст по радио. И вот - первая её статья.
Хочется задать уважаемой Розе Ляст много вопросов.
Мой телефон - 052-7284036

Прошу уважаемую Розу Ляст позвонить.
Владимир Бершадский, археолингвист

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//