Номер 3(84) март 2017 года
mobile >>>
Владимир Краснопольский

Имя фамилия Апология Метафизики

 

 

 

I.  Введение: Метафизика и «Вечные Вопросы»

«...Не может кончиться работа жизни,
Так в путь, и все отдай за обновленье!»

Г. Гессе [1]

 «Нам в бытии отказано. Всегда

И всюду путники, в любом краю,

Все формы наполняя, как вода,

Мы путь нащупываем к бытию.»

Г. Гессе [1]

 

Великолепная книга Биньямина Файна «Вера и Разум», которая печатается в этом журнале [2], по сути своей является апологией метафизики. Она ясно и четко объясняет, что в основе нашего знания и науки лежат концепции и постулаты, которые нельзя доказать никаким опытом или рассуждением. Они и являются содержанием метафизики. Книга Файна побудила меня исполнить давно задуманное, но постоянно откладываемое. А именно, собрать опубликованные и не опубликованные записки, посвященные различным проблемам метафизики и написанные мною в разное время и по разным поводам, в одну статью. Я назвал эту статью «Апология Метафизики», хотя это название, по моему мнению, больше подошло бы книге Файна, но он его не использовал, так не пропадать же такому хорошему названию…

 

I.1  Необходимые определения

 

Метафизика – попытка постичь мир как целое с помощью мысли.

Б. Рассел

Метафизика предшествует физике. Наука основывается на определенном взгляде на мир.

Б. Файн [2]

При обсуждении предельных вопросов – таких, как природа и структура Реальности, метафизика, разум, Дух – любые, а тем более широко используемые слова и термины становятся плохо определенными, многозначными и могут вводить в заблуждение. Поэтому необходимо, по возможности, давать им более или менее четкие определения. В этой работе я буду использовать, как синонимы, написанные с большой буквы слова: Реальность, Мироздание, Вселенная, Мир и Сущее, когда подразумевается вся полнота Бытия, включающая все возможные компоненты, такие, как материя, разум и Дух. В сочетании с определяющими словами, и написанные с маленькой буквы, эти слова обозначают одну из компонент реальности, как, например, физическая реальность или мир информации.

Дать определение сознанию – все равно, что попытаться поднять себя за волосы. Мы погружены в сознание, сознание – это единственное, что нам постоянно доступно, это то, что мы непосредственно воспринимаем. Мы есть сознание. Чтобы лучше понять трудности с определением сознания, советую посетить страницу [3] в Интернете. Очень приблизительно говоря, под «сознанием» понимается фундаментальный способ, каким человек соотнесен со своим предметом и миром вообще. Об этом говорят, что сознание есть форма или способ данности предмета, форма или способ данности мира вообще. Так понятое сознание есть всегда, не может ни начаться, ни прекратиться, не может исчезнуть, точно так же как не может исчезнуть мир, который сознанием сконституирован [4].

Кант, написавший три Критики разума, говорит только о свойствах и функциях разума, но так нигде и не даёт явного определения того, что он подразумевает под разумом. Однако, в работах более современных авторов имеется множество определений, которые можно попытаться суммировать следующим образом. Разум — одна из форм сознания, самосознающий рассудок, направленный на самого себя и понятийное содержание своего знания. Разум выражает себя в принципах и идеях. Разум следует отличать от других форм сознания — созерцания, рассудка и самосознания. Если рассудок, как мыслящее сознание направлен на мир и главным своим принципом принимает непротиворечивость знания, равенство себе в мышлении, то разум как рассудок, сознающий себя, соотносит не только разное содержание между собой, но и самого себя с этим содержанием. В силу этого, разум может удерживать противоречия. Гегель считал, что только разум достигает, наконец, истинного выражения истины как конкретного, то есть включающего в своё единство противоположные характеристики [5].

Нелегко дать определение метафизике. Существует множество определений, данных разными авторами в разное время. Согласно Аристотелю, метафизика изучает начала и причины всего сущего, сверхчувственные, вечные и неподвижные сущности, а чувственное, подвижное и изменчивое изучает физика. Метафизика – это «божественная наука», в сравнении с которой, другие науки представляются практически более необходимыми, но «лучше нет ни одной». В немецкой классической философии роль метафизики наиболее точно выразил И. Кант. Хотя метафизика, по его мнению, не является наукой в том смысле, в каком являются физика и математика, однако она выражает неотъемлемое свойство разума, его попытки выйти за сферы трансцендентального в сферу трансцендентного («от феноменов к ноуменам»), хотя это и ведет к известным антиномиям. Кант пишет: «Метафизика существует если не как наука, то, во всяком случае, как природная склонность (metaphysica naturalis). В самом деле, человеческий разум в силу собственной потребности, а вовсе не побуждаемый одной только суетностью всезнайства, неудержимо доходит до таких вопросов, на которые не может дать ответ никакое опытное применение» [6] (см, обсуждение «вечных вопросов» ниже). Говоря иначе, по Канту, это метафизическое свойство разума есть «неистребимая потребность» человека.

Современными авторами метафизика понимается как способ выражения предельной реальности каждой сферы культуры, как концепция Абсолюта, к построению которой человечество постоянно стремилось и стремится в ходе исторического развития. Эпиграф к данному разделу содержит определение метафизики, данное философом Бертраном Расселом. Любая научная проблема «самым непосредственным образом связана с метафизикой и её принципами, без которых невозможно обсуждение оснований любой дисциплины. При этом следует сразу же подчеркнуть, что метафизика предназначена не для доказательств, а именно для осмысления исходных принципов, используемых теоретических конструкций и полученных результатов. Доказательства же – задача математики и физики» [7]. «Любые принципы в любой науке, а тем более философские принципы, являются метафизическими. Принципы не обосновываются, поскольку само обоснование, в свою очередь, потребовало бы соответствующего обоснования и т.д., что ведёт к «порочному кругу», или «дурной бесконечности» (Гегель). Принципы открываются, как и законы природы, однако по отношению к последним они, безусловно, первичны» [8]. Интересное замечание сделал Нильс Бор вразговоре с Вернером Гейзенбергом (оба физика являются создателями квантовой механики, лауреатами Нобелевской Премии). Говоря о языке образов и символов, используемом поэзией, и об использовании подобного языка в метафизике, Бор сказал: «По-видимому, с общими проблемами философии, в oсобенности метафизики, все обстоит точно также. Мы вынуждены говорить в образах и символах, которые не в точности улавливают то, что мы реально имеем в виду. Иногда мы не в состоянии даже избежать противоречий, и все же с помощью этих образов мы можем как-то приблизиться к действительному положению вещей» [9]. По Хайдеггеру, «Метафизика–это вопрошание, обращённое за пределы сущего, чтобы сделать его доступным умозрению» [10].

Таким образом, под метафизикой подразумевается предельно широкая парадигма (или супер-парадигма), то есть предельно широкий контекст, который позволяет нам мыслить о Реальности (внутренней и внешней), структурировать эту Реальность, мыслить ее, формулируя языковые структуры (включая математические и естественно-научные), описывающие эту Реальность, и интерпретировать эти структуры в нашем мышлении. Если принять это определение, то становится ясно, что метафизика – это тот фундамент, на котором строится наше мышление, а, значит, – и бытие, и что без этого фундамента наше бытие, как разумных существ, вообще невозможно. Метафизика, таким образом, является предельным, самым высшим, самым широким и всеобъемлющим иерархическим уровнем иерархии парадигм, обеспечивающих наше устойчивое и продуктивное мышление на разных его уровнях.

 

I.2  Сознание и его уровни

Наиболее глубокого понимания сознания, по моему мнению, достиг мыслитель, психолог и философ Кен Вилбер [11], который сформулировал и продолжает развивает спектральную модель сознания (более подробное обсуждение этой модели приведено в разделе II.2.1). Она выросла из синтеза западной классической философской традиции (Гегель, Кант, Шопенгауер), экзистенциальной и более современных философий и революционных идей современной теоретической и практической психологии (Фрейд, Юнг, Адлер, Абрахам Маслов[12] и др.) с восточной психологией и философией (китайского даосизма, буддизма, индийской философии) и с восточными практическими духовными традициями (даосской и индийской йогой, тай цзы, дзеном и др.). Обширную современную экспериментальную базу в этой области заложил и продолжает строить своими исследованиями измененных состояний сознания психолог и психиатр Станислав Гроф [13].

Согласно спектральной модели, спектр сознания бесконечен. Нижним своим концом он уходит в животный и растительный мир. Верхние ступени лестницы сознания уходят одновременно в будущее человека (как конечного и временного существа) и человечества, в Вечность и Бесконечность. Поскольку спектр сознания сам по себе есть чрезвычайно многомерный и многомасштабный объект, существует множество различных классификаций его линий и полос. В соответствии с самой крупномасштабной классификацией, человеческое сознание (имеется в виду человечество в историческом плане) покрывает широкую полосу спектра, включающую верхние ступени пред-персональной полосы, всю полосу персонального сознания и нижние ступени транс-персональной области.

Верхние ступени пред-персонального сознания характеризуются смутным предощущением собственного “я” (ego), как чего-то отличного от окружающей среды. Речь здесь идет об образах и простейших символах, a не о понятиях или идеях, которые возникают гораздо позже [11]. Персональная полоса состоит из ступеней, поднимаясь по которым, “я” всё больше и больше осознает себя в идеях и понятиях, все лучше осознает свою индивидуальность и уникальность, одновременно всё лучше осознавая и понимая других и другое. И, наконец, на базе этого растущего тотального осознания просыпается интуиция единства Бытия, интуиция того, что, как прекрасно сформулировал Эрвин Шредингер, “...суммарное количество сознаний есть Одно. ...наша жизнь, которую мы переживаем, не является просто кусочком Бытия, она, в определенном смысле, и есть Бытие; однако это – Бытие, сконструированное не таким образом, чтобы его можно было охватить одним взглядом...” [34]. И здесь (в лице таких своих представителей, как Шредингер) человечество трансцендирует “я”, открывает новые измерения и вступает в трансперсональную полосу спектра сознания. Кен Вилбер называет людей, находящихся на этой экзистенциальной ступени, являющейся переходной между персональной и трансперсональной полосами, “кентаврами”, по его же осторожной оценке число таких людей не превосходит 1% населения.

В заключение этого раздела рассмотрим структуру той полосы спектра сознания (т.е., ступени лестницы сознания), которую занимает человеческое сознание. Эта полоса состоит из различных уровней или ступеней, по которым человечество поднимается в процессе своего исторического развития, а отдельный человек – в процессе своего персонального развития. Этими уровнями сознания являются (в грубой классификации): архаический, магический, мифологический, рациональный и трансперсональный уровни. За подробным объяснением всех этих уровней и их подуровней я отсылаю интересующихся к книгам Кена Вилбера [11]. Здесь же мы рассмотрим немного подробнее только два уровня, на которые я буду часто ссылаться ниже, а именно – мифологический и рациональный уровни сознания.

 

I.2.1  Мифологический уровень сознания

Этот уровень довольно широк. На нем в человеческом сознании впервые разворачивается способность встать на место другого человека. Он приобретает возможность ощущать свою общность (в каком-то смысле отождествлять себя) с определенной группой людей. Однако, на всех подуровнях мифологического уровня эта группа остается ограниченной. «Мое племя», «мой народ», «моя страна», «моя религия» – все это «мы», а все остальные – это «они», «другие» и, зачастую, враждебные другие. Существуют определенные правила и установления, регулирующие и определяющие принадлежность к своей группе, например, правила поведения и питания, обряды, клятвы и присяги, и т.д. Нарушение этих правил карается вплоть до изгнания из группы (например, лишение гражданства и изгнание из страны) или даже физического уничтожения (например, сожжения на костре во времена Инквизиции).

Мышление на мифологическом уровне предельно конкретно, направлено вовне, на внешний мир объектов. Традиции, гражданские и религиозные обряды, священные тексты – все это воспринимается буквально, как истина в последней инстанции, не подлежащая сомнению и обсуждению. Поэтому мифологический уровень сознания, как правило, сопровождается конформизмом, фанатизмом, фундаментализмом и агрессивным отношением к другим, инакоживущим и инакомыслящим. Этот уровень сознания стимулирует религиозные и идеологические войны и «охоту на ведьм». По оценкам специалистов, человечество, в лице своих передовых представителей, начало осваивать этот уровень мышления (подниматься с магического уровня) еще примерно 6,000 лет назад, но и по сей день большая часть человечества пребывает на этом уровне.

 

I.2.2  Рациональный уровень сознания

На этом уровне сознания ощущение общности, принадлежности к группе расширяется сначала до людей одной культуры, потом – одной цивилизации и, наконец до всего человечества. «Мы» расширяется до «все мы». Мышление становится более гибким, оно уже не привязано полностью к внешнему миру, разум приобретает способность наблюдать и анализировать самого себя. Т.е. рационально мыслящий человек приобретает способность к рефлексии, он приобретает способность к самоанализу, к самооценке и к логическому мышлению. На этой стадии возникает наука, как самостоятельный институт. Исторически, человечество начало, в лице своего авангарда, подниматься на этот уровень в эпоху Возрождения и Просвещения, хотя отдельные люди поднимались на этот уровень гораздо раньше.

 

I.3  Материалистически-Атеистическая Метафизика

Может показаться, что метафизика – это нечто очень абстрактное, отвлеченное и высоко научное, нечто такое, с чем обычный человек, далекий от науки и философии, в жизни напрямую не сталкивается, и что его, простого человека, не должно сильно интересовать. Но это не так! Каждое поколение рано или поздно вступает в возраст, когда, как считал поэт Борис Чичибабин, его сознание и жизнь концентрируются (или должны концентрироваться) на «Главном». Что же такое – «Главное»? А это вечные вопросы: «Кто я?», «Зачем я?», «Откуда я?», «Есть ли смысл и ценность в моей жизни, в жизни других людей?», «Есть ли смысл в истории?», «Есть ли смысл в Мироздании?», «Есть ли Бог?», «Бессмертна ли душа?», «Свободна ли воля?», «Почему существует зло?», «Познаваем ли мир?», «Реален ли моральный закон?» и т.д. Эти вопросы называют вечными, поскольку они возникают в определенном возрасте у каждого нормально мыслящего, продолжающего развиваться человека. Эти вопросы являются метафизическими вопросами, поскольку ответы на них нельзя получить никаким внешним опытом или логическим рассуждением. Как пишет Файн: «Человек в своем мировоззрении неизбежно должен подниматься на метафизический уровень, независимо от того, сознает он это или нет. Это может быть материализм; это может быть светский дуализм (типа попперовского); это может быть иудаизм (по-видимому, возможны и другие метафизические посылки…)» [2]. Таким образом, осознает он это или нет, каждый человек имеет дело с метафизикой, и именно она определяет его отношение к вечным вопросам и его ответы на них.

Традиционно на вечные вопросы людей, не сильно задумывающихся, отвечала религия (в общем смысле), которая снабжала таких простых людей доступной им метафизикой. Для задумывающихся людей и даже для философов прошлого религия становилась надежной стартовой площадкой в их духовных исканиях. Однако, практически все, даже наиболее продвинутые мировые религии, на том уровне, на котором они подаются массам, апеллируют к мифологическому уровню мышления. Поскольку большинство населения земного шара все еще находится на мифологическом уровне мышления [11], то религия продолжает поставлять ответы на вечные вопросы подавляющему большинству людей. Однако, с определенного времени образовалась группа людей, для которых религии перестали выполнять эту роль. С развитием человеческого сознания и переходом некоторой части человечества на рациональный уровень мышления, ответы, даваемые мифологической религией, перестали удовлетворять рационально мыслящих людей. Почему? Потому ли, что рациональное мышление несовместимо с религией и верой в Бога и опровергает то и другое? Потому ли, что оно способно доказать отсутствие Бога и ненужность религии? Потому ли, что религия остановилась в своем развитии и осталась на уровне мифологического мышления? Потому ли, что другие отрасли человеческой деятельности приняли на себя роль религии? Я постараюсь ответить на эти вопросы в Части III этой статьи.

Итак, как правило, стандартные (имеющиеся в литературе, в традициях, в идеологии, в религии) ответы на вечные вопросы не удовлетворяют рационально мыслящего человека, начавшего серьезно задумываться над ними, эти ответы, в самом лучшем случае, дают только некоторую стартовую площадку для собственных, часто мучительных и длительных размышлений и исканий. И неважно, если в процессе этих исканий человек придет к ответу, уже данному более двух тысяч лет назад Буддой или Платоном, или более двухсот лет назад – Кантом. Этот ответ получил, выстрадал он САМ в результате напряженного духовного труда, впитавшего в себя и переработавшего весь его жизненный опыт. Этот ответ есть результат ЕГО собственного жизненного опыта, ЕГО мироощущения и ЕГО собственной духовной работы над ними, поэтому – это ЕГО ответ! Именно поэтому выше перечисленные вопросы и называются вечными: каждое поколение, каждый человек задает их себе опять и опять отвечает на них сам, ибо только такой ответ может его удовлетворить. Таким образом метафизика входит в святая святых жизни каждого мыслящего индивидуума, независимо от того отдает он себе в этом отчет или нет!

В истории человечества различные метафизические конструкции сменяли друг друга. Материалистическая парадигма, возникшая в свое время как локальная естественнонаучная парадигма, оказалась весьма продуктивной для изучения наблюдаемой физической реальности и особенно для научно-технического прогресса. Однако, постепенно эта локальная парадигма, соединившись с атеистическим воззрением (то есть с религиозной парадигмой) и выйдя таким образом на рассмотрение предельных аспектов Реальности, превратилась в супер-парадигму, в материалистически-атеистическую метафизику (МАМ), являющуюся в настоящее время основой не только профессионального мышления подавляющего большинства естественнонаучников, но и мышления значительной части человечества вообще.

Три важных «аксиомы» МАМ, прямо связанные с темой данной работы, можно сформулировать следующим образом:

1.  Существует только то, что мы воспринимаем органами чувств или можем воспринять с помощью приборов (т.е. материя и ее проявления); ничего другого не существует.

2.  Не существует предела для человеческого познания. Всё существующее (материя и ее проявления) в принципе может быть познано человеческим разумом, поскольку он является порождением материи; то, что невозможно познать, – не существует.

3.  Разум и сознание всецело являются продуктами материальной эволюции материального органа – мозга. Эти продукты имеют досадное (и загадочное) свойство – порождать объекты, понятия и восприятия, не имеющие причины и соответствия в физическом мире, то есть, согласно МАМ не существующие. Все эти объекты, понятия и восприятия являются иллюзией, заблуждением, галлюцинацией, следствием дефектов или сбоев в работе материального носителя и генератора разума – мозга. Часто весьма специфический их характер (например, во время клинической смерти) является чисто случайным.

Говоря о возможностях выхода за рамки МАМ или о ее преодолении, мы не можем забывать об ее успехах в плане стимуляции и поддержания научно-технического прогресса. Поэтому любая новая метафизика должна иерархически включать продуктивные и конструктивные элементы МАМ, как свои собственные составляющие.

Настоящая работа не претендует на формулировку новой метафизики, она лишь ставит некоторые вопросы и намечает возможные пути их решения (решения – не в естественнонаучном или математическом, а в метафизическом смысле [7]). В Части II мы поговорим о концептуальных моделях Реальности, как способе воплощения и прояснения метафизических концепций МАМ и метафизики, приходящей ей на смену. В Части III мы вернемся к «вечным вопросам».

 

II.  МАМ и концептуальные модели Реальности

 

·  Everything we think we know about the world is a model

·  Our models do have a strong congruence with the world

·  Our models fall far short of representing the real world fully.

Donella H. Meadows [15]

 

Итак, метафизика является набором убеждений, «аксиом», положений, которые ощущаются индивидуумом или группой как самоочевидные («А как же иначе?»). Зачастую эти положения не формализуются и присутствуют как мощный формообразующий фон (часто неосознаваемый) всех сознательных построений. Возможно, что некая неосознанная часть есть обязательная черта метафизики как таковой, и без нее метафизика превращается в философию. Однако, делая попытку анализа метафизики, мы должны попытаться рационализовать как можно большую ее часть, поддающуюся рационализации. В этом может помочь построение концептуальной модели реальности. Донелла Мeдоуз – одна из основателей теории сложных систем и системной динамики считала, что «все, что мы (как мы думаем) знаем о мироздании – это модель мироздания» (ее «кредо» использовано как эпиграф к этому разделу данной статьи) [15]. И действительно, познание, как правило, совершается через создание всевозможных моделей (математических, логических, концептуальных, структурных, языковых, и т.д.) познаваемых явлений, объектов и процессов. Создание модели и ее изучение помогает лучше понять структуру изучаемого, его составляющие, связи между ними и характер этих связей, помогает рационализировать изучаемое. «Специалисты по моделированию систем говорят, что мы меняем собственную парадигму, личную систему взглядов, выстраивая модель системы, и это позволяет нам выйти за ее пределы и посмотреть на нее со стороны» [15].

В этом разделе я попытаюсь сформулировать концептуальную модель Реальности, вытекающую из МАМ, а также попробую обобщить и сформулировать некоторые возможные пути выхода за пределы МАМ, которые уже сейчас зарождаются в рамках отдельных естественных наук как локальные парадигмы, помогающие ученым, работающим в этих областях науки, продвинуться вперед в их областях знания.

 

II.1 Одноуровневая модель Реальности

 

Для тех, которым все от века ясно,

Недоуменья наши – праздный бред.

Двухмерен мир, – твердят они в ответ,

А думать иначе небезопасно.

Г. Гессе [1]

 

Во введении были сформулированы три важнейшие «аксиомы» МАМ, берущие свое начало в господствующей естественнонаучной парадигме. Они имеют далеко идущие следствия:

a)  Существование = воспринимаемости, т.е. существует только воспринимаемый, наблюдаемый физический мир, и ничего более не существует. Таким образом, Реальность = физической реальности, поскольку все остальные уровни наблюдаемой реальности (химический, биологический и т. д.) погружены в физический уровень и могут быть редуцированы к физическому, т.е. выведены из него (это утверждение называется редукционизмом);

b)  все причины событий, явлений и состояний, наблюдаемых и происходящих в физическом мире, лежат в том же физическом мире; в крайнем случае, явление или событие может не иметь причин, тогда оно провозглашается случайным;

c)  все следствия событий физического мира проявляются в том же физическом мире; никаких иных последствий событие или явление физического мира иметь не может; в крайнем случае, явление или событие может не иметь последствий;

d)  то же, что b) и c), но для цепочек обратных связей, которые в сложных системах заменяют линейную причинно-следственную связь [15].

Основываясь на перечисленных выше следствиях МАМ, можно сформулировать следующую концептуальную модель Реальности.

Реальность состоит из одного замкнутого на себя физического уровня, то есть Реальность = физической реальности. Физическая реальность самодостаточна и может быть объяснена из самой себя и полностью до конца познана. Полное знание физических законов и математических уравнений, их кодифицирующих, достаточно для объяснения всего на свете (в буквальном смысле слова). Все существующие проблемы с описанием Реальности являются временным следствием нашего еще неполного знания физических законов и/или недостаточности вычислительных средств.

Предельно ясно эту концепцию выразил Нобелевский лауреат Стивен Вайнберг во время лекции, на которой мне посчастливилось присутствовать. Один из слушателей задал ему совершенно справедливый вопрос: «В последнее время выяснилось, что для того, чтобы сохранить существующую космологическую теорию, необходимо предположить, что до 95 % материи и энергии во Вселенной являются «темными» и не поддающимися наблюдению. А не означает ли это, что эта теория неправильна, что мы не понимаем и не знаем чего-то очень важного и существенного о нашем мире?». Смысл ответа Вайнберга сводился к следующему: мы знаем практически все основные законы, управляющие нашей Вселенной/Реальностью; нами написаны правильные уравнения, кодифицирующие эти законы, однако эти уравнения содержат эмпирические коэффициенты, которые мы получаем из экспериментов; ученые продолжают работу по уточнению этих коэффициентов, что в конце концов приведет к полному описанию реальности.

Великолепно резюмировал сложившуюся ситуацию А.П. Ефремов: «К прискорбию, приходится констатировать, что физическая наука (и наука вообще, В.К.) сегодняшнего времени по своему духу становится все более похожей на мировую религию. … В содержании она консервативна и догматична. Её первичный язык понятен только кругу избранных. Её публичные представители проповедуют идеи былого величия и отрицают перемены» [16].

Необходимо отметить, что такая предельно упрощенная одноуровневая модель реальности и наивная вера во всезнание и всемогущество науки послужили мощным стимулом развития как фундаментальной науки (на ранних ее стадиях) так и прикладных технических наук. Это привело к взрывообразному техническому прогрессу, de facto объединившему человечество на глобальном уровне, «само существование рода человеческого в наше время обусловлено прогрессом науки. Вот уже порядка двухсот лет, как человек окружен миром, созданным наукой» [2]. Как уже отмечалось, соединившись с атеизмом, это мировоззрение перешагнуло рамки науки и превратилось в МАМ, которую исповедует значительная часть цивилизованного человечества.

МАМ послужила адекватным фундаментом для изучения и конструирования достаточно простых систем, основанных на механике (классической и квантовой), электродинамике, химии и биологии. Подчеркнем, что эти успехи, на самом деле, ни в коей мере не стали подтверждением физического редукционизма. Даже в самой физике для описания более сложных уровней физической реальности вводятся законы, не выводящиеся напрямую из законов низшего уровня. Так, например, уравнения, используемые в физике твердого тела, не выводятся напрямую из квантово-механического уравнения Шредингера для N частиц [17]. Тем более это относится к законам химии и биологии. Это противоречие просто игнорируется адептами МАМ, или объясняется техническими причинами – тем, что мы пока еще не можем решить уравнение Шредингера для достаточно большого числа частиц.

Таким образом, вышеупомянутые и всем известные успехи МАМ обязаны в значительной мере прагматизму и гибкости ее адептов, которые в своей практической (научной и технической) деятельности, сохраняя положения МАМ как символы веры, не стесняются отступать от нее и в своих построениях следовать природе изучаемых объектов. Как правило, такой прагматический подход ведет к иерархизации рассматриваемых систем и к введению на каждом уровне иерархии своих законов, которые не всегда могут быть выведены из законов предыдущих уровней или редуцированы к ним.

Вышеупомянутые неоспоримые и впечатляющие успехи естественных и технических наук, по-видимому, и объясняют, почему естественнонаучная парадигма превратилась в МАМ – мировоззрение, которое, как это ни странно, продолжает оставаться господствующим мировоззрением подавляющего большинства ученых, несмотря на огромные проблемы, с которыми сталкивается современная фундаментальная наука при попытках описания сложных систем в микромире, в космологии, при объяснении жизни и ее происхождения, сознания и т.д.

 

II.2 Выход за рамки МАМ

 

Надо признать, что Мироздание погружено в Тайну. Нельзя её разгадать. Не надо и пытаться её разгадывать. Надо просто её признать. Её образ - видимый всегда лишь смутно - должен непрестанно расширяться и углубляться. Надо начать приближаться к ней, стремиться стать ею, понимая, что она всегда от нас ускользает, и тем дальше, чем больше мы будем приближаться. Надо суметь использовать взаимосвязано всё приобретенное человечеством на пути его становления - рациональное и иррациональное, эстетическое и мистическое...

  В.В.Налимов[18]

 

Детальное обсуждение трудностей современной науки не является целью данной работы, поэтому лишь кратко упомянем некоторые из них – те, которые привели к введению в естественнонаучную парадигму идей, прямо или косвенно противоречащих основам МАМ, идей, которые могли бы привести к возникновению новой парадигмы и, в конечном счете, новой метафизики.

Наихудшим предсказанием в истории физики и наибольшей проблемой в современной физике [19] часто считают огромную величину космологической постоянной, предсказываемую Стандартной Моделью [20] – квантовой теорией микромира. Эта величина на 120 порядков (!) превышает величину космологической константы, наблюдаемую в макромире. Эта и связанные с ней проблемы космологии заставляют физиков предположить, что большая часть материи и энергии Вселенной является «темной» ненаблюдаемой. Такое предположение вряд ли совместимо с МАМ.

Стандартная Модель со своей стороны, чтобы преодолеть многочисленные проблемы, возникающие в физике высоких энергий, вводит на микроуровне целый ненаблюдаемый мир внутри элементарных частиц – мир кварков и глюонов. Мир кварков ненаблюдаем, о нем можно судить только косвенным образом по некоторым свойствам элементарных частиц, которые практически невозможно объяснить, не предположив существования кваркового уровня.

В.В. Казютинский считает, что эти, по его мнению революционные, открытия в физике требуют переосмысления метафизического понимания реальности: «Суть проблемы: что такое реальность, реально ли только наблюдаемое, или же (по крайней мере, в некоторых случаях, предусмотренных физическими теориями) ненаблюдаемое также может рассматриваться как определённый тип или форма физической реальности?» [21].

Не менее, а, может быть, и более сложную проблему для МАМ представляет фантастическая сложность и организация наблюдаемой реальности, а также тот факт, что вся эта сложность саморазвилась (согласно МАМ) из неструктурированного точечного состояния за большое, но конечное время.

«Космос полон хорошо просматриваемого и описанного порядка и явной организации. Они наблюдаются в структурах всех масштабов, в регулярности группировки галактик в супер-кластеры в видимой вселенной, в форме галактик и распределении звезд внутри галактик, в структуре Солнечной системы, в структурах планетарных атмосфер… и течений в океане, в мировой экономике и социальном порядке, в живых организмах, и, наконец, порядок и организация достигают кульминации в Homo Sapiens, наделенном самосознанием и уникальной способностью воспринимать окружающую реальность. Везде мы видим осмысленную организацию невероятной сложности, а не бессмысленный хаос. Следует отметить, что, двигаясь вниз по шкале физических размеров вышеприведенных упорядоченных явлений, с уменьшением масштаба мы не наблюдаем понижения сложности и упорядоченности. На самом деле, происходит как раз обратное. Биологические организмы и особенно самосознающие организмы являются вершиной порядка. …Самосознание, осознание бытия, понимание математики и создание “бесполезных” искусств являются верхом порядка. Они, наверное, являются верховными порядком и организацией, а возможно, и предельным порядком» [22].

Эти порядок, структура и организация содержат огромное количество информации (негоэнтропии), накопленной в процессе саморазвития наблюдаемой Вселенной, тогда как, по представлениям МАМ, физический, наблюдаемый (и единственный) уровень реальности замкнут на себя, и энтропия в нем должна со временем возрастать (должно происходить разупорядочивание), а не убывать, благодаря упорядочиванию. Где находится источник порядка? Откуда вся эта информация поступала в течение всего времени эволюции Вселенной и продолжает поступать сейчас? Проблема информации возникает в меньших масштабах во многих областях наук, изучающих сложные самоуправляющиеся и саморазвивающиеся системы.

Необычайная сложность живых организмов, которая все больше и больше раскрывается в процессе их исследований, породила сомнения в примитивной теории эволюции, пытающейся все объяснить случайными мутациями, естественным отбором и долгим временем эволюции. Простые соображения [2] и оценки [23] показывают несостоятельность таких представлений. В то же время несомненное присутствие факта эволюции, как универсального механизма развития Вселенной, механизма, создающего (или развертывающего, следуя предустановленным инструкциям) сложное из простого, механизма, работающего с момента возникновения Вселенной и до настоящего времени и накопившего за это время астрономическое количество информации, требует объяснения.

Говоря о сознании и самосознании, нельзя не упомянуть проблему возникновения на уровне человеческого сознания смыслов и ценностей, главных объектов человеческого мышления и ведущих стимулов человеческого поведения и деятельности, которые полностью отсутствуют на дочеловеческом уровне сознания [24]. Откуда смыслы и ценности могли возникнуть в замкнутой на себя физической реальности?

Необходимо отметить, что ученые, работающие в области естественных наук, отличаются здоровым прагматизмом («Кесарю кесарево, Богу Богово»), позволяющим им отделять их «религиозные» воззрения от профессиональных теоретических построений, которые в свою очередь определяются предметом их исследования. Так, большинство отцов классической физики были глубоко религиозными христианами (здесь достаточно упомянуть имя Ньютона), что, однако, не помешало им сформулировать естественнонаучную одноуровневую парадигму, где Богу была отведена вполне достойная, но скромная роль Первопричины или Первотолчка (начальных условий в уравнениях). Впоследствии атеизм и материализм с успехом адаптировали эту парадигму, заменив Первопричину «случаем» и тем самым избавившись, как они полагали, от Бога, и возвели вокруг этой парадигмы МАМ. Таким образом, одноуровневая естественнонаучная парадигма, сформулированная учеными, стимулировала возникновение и легла в основу МАМ.

Многие из отцов современной физики также были глубоко религиозны [9,34,50], но не в традиционном смысле этого слова (см., например, впечатляющую подборку того, что они писали на этот счет, в книге К. Вилбера [14]). Несмотря на это, они смогли в начале ХХ в. встроить в эту парадигму современную физику, успешно преодолев, как они считали, трудности с интерпретацией квантовой механики, а другие, упомянутые выше трудности, еще не были ясно видны в то время.

 

II.2.1  Новые научные идеи, ведущие к новой парадигме

Для большинства современных ученых МАМ стала «религией». Однако, следуя вышеупомянутой конструктивной традиции отделять свой предмет от «религии», они продолжают развивать естественнонаучную парадигму, следуя требованиям своего предмета и не думая о том, как их новые идеи соотносятся с «религиозной» стороной МАМ. К сожалению (а может быть и к счастью), большинство из них не анализирует свои новые идеи, теории и построения с точки зрения их соответствия основам МАМ. Если бы они это сделали, то обнаружили бы, что во многих случаях их идеи, выдвинутые в рамках конкретных попыток преодолеть сложности в развитии их области знания, выводят далеко за рамки МАМ. Давайте кратко проанализируем несколько примеров современных научных идей, выводящих за рамки МАМ, попытаемся выделить главные тенденции выхода за рамки МАМ и, следуя этим тенденциям, попробуем наметить общие черты грядущей естественнонаучной парадигмы и концептуальной модели Реальности и метафизики, адекватные этим новым идеям.

В качестве первого примера рассмотрим ситуацию в науке, описывающей макромир, - в современной космологии. Для сохранения представлений, теорий и уравнений современной космологии оказалось необходимо ввести предположение о ненаблюдаемых или «темных» массе и энергии. Более того, необходимо предположить, что эти ненаблюдаемые реальности составляют ни много ни мало – около 95 % всей энергии и материи во Вселенной (цифры меняются, но остаются большими) [25,26]. Другими словами, ненаблюдаемая часть Вселенной/Реальности значительно больше ее наблюдаемой части (точнее, содержит больше массы-энергии)! Ненаблюдаемая реальность проявляется или влияет на наблюдаемую через наблюдаемое гравитационное взаимодействие. Необходимо оговориться, что, так же, как это случилось с кварками (см. ниже), не все физики сразу приняли идею ненаблюдаемости темной материи и энергии. Продолжаются, пока безуспешные, попытки выявить темную материю или отождествить ее с известными объектами. Однако, независимо от исхода этих поисков, для нас важно, что значительная часть научного сообщества выдвинула и приняла идеи ненаблюдаемых темных материи и энергии, как приемлемое объяснение космологических проблем.

Второй пример возьмем с противоположного конца спектра масштабов, изучаемых современной наукой: из микромира, из теории элементарных частиц. В начале 60-х гг. XX в. Гелл-Манн и Цвейг [27,28], озабоченные непрерывным ростом количества обнаруженных элементарных частиц, и сложностями, возникающими при их описании и систематизации, независимо друг от друга выдвинули предположение, что все так называемые элементарные частицы состоят из нескольких более элементарных частиц, названных кварками. Поначалу кварки мыслились как обычные наблюдаемые частицы, только очень тяжелые, и поэтому, чтобы разбить элементарные частицы на составляющие их кварки, элементарные частицы на ускорителях подвергались бомбардировке пучками высоких и сверхвысоких энергий. Однако, энергии пучков росли, а свободные наблюдаемые кварки не появлялись! Чтобы объяснить этот феномен и другие проблемы и аномалии, были введены понятия «конфайнмента» или «запирания» и «асимптотической свободы», а также понятие «цвета», которые стимулировали развитие и легли в основу нового раздела физики элементарных частиц – квантовой хромодинамики (КХД) [29].

К настоящему моменту КХД является основной частью Стандартной Модели [20] (теории элементарных частиц), принимаемой абсолютным большинством ученых, работающих в этой области. Согласно КХД, элементарные частицы, взаимодействующие с помощью сильного взаимодействия, состоят из кварков, взаимодействующих между собой с помощью других частиц – глюонов, которые так же, как и кварки, в свободном состоянии не наблюдаются, благодаря особым свойствам кварк-глюонного взаимодействия. Существование и все свойства (весьма детализированные) ненаблюдаемых кварков, глюонов и их взаимодействия выведены косвенным образом, то есть без прямого наблюдения этих частиц (и полей) в свободном состоянии, а из анализа поведения наблюдаемых частиц и из решений уравнений Янга–Миллса [30]!

Итак, сформулируем утверждения Стандартной Модели (и в частности КХД) в более общих терминах:

·  Мир элементарных частиц, основа физического (и единственного, согласно МАМ) уровня нашей Реальности опирается на другой, ненаблюдаемый уровень Реальности, и свойства физического уровня полностью определяются этим ненаблюдаемым уровнем.

·  Этот ненаблюдаемый уровень находится внутри каждой элементарной частицы, а, следовательно, пронизывает весь физический уровень нашей Реальности, который как бы уходит корнями в этот невидимый, ненаблюдаемый уровень.

·  Взаимодействие ненаблюдаемого уровня с физическим уровнем осуществляется через фундаментальные взаимодействия физического уровня, то есть ненаблюдаемый уровень определяет эти взаимодействия.

·  Существование и свойства ненаблюдаемого уровня целиком выводятся косвенным образом из наблюдения явлений физического уровня с помощью построения детальных моделей ненаблюдаемого уровня (КХД).

Введение одного ненаблюдаемого уровня не решило всех проблем [31], поэтому свободный полет мысли теорфизиков повлек их еще дальше от МАМ, заставляя ввести еще один ненаблюдаемый уровень в иерархию уровней, составляющих Реальность. В одном из развиваемых подходов предполагается, что кварки, в свою очередь, состоят из точечных объектов (преонов), которые тем более непосредственно не наблюдаются на физическом уровне наблюдаемых явлений и обладают еще более странными свойствами, чем кварки и глюоны [31].

Как я уже упоминал в части I.2, наука о сознании совершила в ХХ веке грандиозный прорыв как в теории, так и в экспериментальных исследованиях [11,13]. Для того, чтобы лучше понять новизну спектральной модели сознания [11], кратко описанную в части I.2, давайте проанализируем традиционное представление о человеческом сознании. Картина, которая нам открывается в МАМ, сильно напоминает ньютонову картину абсолютного пространства. Сознание представляется некоторым вместилищем информации, пространством, где с помощью процесса мышления эта информация перерабатывается всевозможным образом. Свойства этого пространства заданы раз и навсегда генетически с того момента, как биологическая эволюция человека и его мозга прекратились во времена Верхнего Палеолита около 40 000 лет назад. Поэтому сознания людей, живших в разные эпохи, так же, как и сознания людей, живущих одновременно, но в разных цивилизациях, странах, или социумах, отличаются только объемом загруженной информации (включая и информацию о том, как эту информацию обрабатывать). Ошеломляющий экспериментальный материал о человеческом мышлении и сознании, полученный в современной психологии [13,32] с помощью новых и переосмысленных старых методик, настолько необычен, он настолько не укладывается в рамки не только существующих психологических теорий, но и господствующих представлений о человеке, мире, жизни и Боге вообще, что требует для своего осмысления коренной перестройки наших представлений о Мире и сознании.

Спектральная модель сознания, если продолжать использовать аналогию с пространством, утверждает, что пространство сознания не статично, не фиксировано раз и навсегда, что эволюция человека (и человечества) продолжается, но не в биологическом пространстве, а в пространстве сознания, что человеческое сознание со времен Палеолита кардинально изменилось. В процессе исторического развития менялись не только свойства этого пространства, но и его топология, число измерений, метрики и т.д. Сознание эволюционирует, двигается вдоль спектра сознания из одного устойчивого состояния (спектральной полосы) в другое. В этом эволюция сознания похожа на биологическую, та тоже движется от одной спектральной полосы (вида) к другой. Причем, как правило, последующее состояние сознания является расширением предыдущего, оно включает в себя предыдущее состояние, но не исчерпывается им. Таким образом предыдущее состояние сознания остается в последующем, являясь как бы его подпространством или подмножеством. Это, к сожалению, означает, что человек или цивилизация, находящиеся на предыдущем уровне развития, могут в принципе не обладать необходимой топологией (например, достаточным числом измерений) пространства сознания, чтобы ассимилировать (понять адекватно) многомерный объект сознания следующего уровня развития. Лучшее, на что в этом случае можно рассчитывать, это то, что проекция (редукция) объекта последующего уровня на предыдущий уровень сознания окажется содержательной в рамках предыдушего уровня. Примером несводимости и плохой редукции понятия последующего уровня к предыдущему может служить уродливая редукция понятия демократии, порожденного рациональным уровнем сознания западноевропейской цивилизации, к мифологическому уровню сознания в странах третьего мира.

Точно так же, как внутриутробное развитие плода является сжатым повторением биологической эволюции человеческого вида, эволюция сознания ребенка с момента рождения и до взрослого состояния повторяет в сжатом, свернутом виде эволюцию сознания человечества в процессе его исторического развития. Эволюция индивидуального сознания заканчивается у подавляющего большинства на среднем уровне, поддерживаемом обществом (с помощью религиозных и культурных традиций, образовательной системы, общественных институтов и т.д.), к которому принадлежит данный индивид. Уровень сознания отдельных индивидов распределен вокруг этого среднего уровня с некоторой, довольно широкой функцией распределения. Это означает, что даже внутри одного общества (цивилизации) сосуществуют индивиды и целые группы индивидов, принадлежащие к разным уровням сознания, что объясняет многие социальные проблемы и многочисленные примеры внутриобщественного взаимонепонимания. Изучение как исторического, так и индивидуального развития показывает, что последующий уровень сознания не может быть достигнут без последовательной распаковки (разворачивания) всех предшествующих уровней. Это позволяет взглянуть под новым углом зрения на попытки ускорения как общественного, так и индивидуального развития, на необдуманные реформы политических и экономических систем, образования и т.д.

Конечно же теории и факты такого типа очень уязвимы с точки зрения идеологической критики, основанной на мифологическом мышлении. Их очень легко объявить политически некорректными, противоречащими идее о всеобщем равенстве, обосновывающими элитаризм и т.д. Однако общество, достигшее уровня рационального мышления, не может себе позволить отбрасывать факты и теории только на том основании, что они противоречат традиционной мифологии.

С другой стороны, необходимо понимать, что все одноуровневые теоретические модели сознания, изучающие сознание своего уровня с позиции этого же уровня – это попытка поднять себя за волосы, аналогичная попытке понять, как устроен глаз, просто глядя на предметы. Мы не можем исследовать определенный уровень сознания, находясь на том же уровне, будучи погруженными в сознание того же уровня и пользуясь им, как единственным доступным нам инструментом исследования. На текущем уровне сознания нам доступны для исследования предыдущие ступени. Так, в этом столетии, с уровня рационального мышления мы научились понимать более ранние уровни сознания [11,32], такие, например, как мифологическое мышление. Чтобы исследовать текущий уровень сознания, мы должны научиться подниматься на более высокие уровни, чтобы оттуда охватить и изучить текущий. Это невозможно сделать теоретически, только практика (йога, дзен, различные виды медитации, а также некоторые современные психологические методы [13,32]) может позволить исследователю, поднявшись (временно или постоянно) на следующую ступень сознания, посмотреть со стороны на наш текущий уровень и понять его в терминах того, следующего уровня сознания.

Здесь, однако, возникает фундаментальная проблема (или ограничение), такая же фундаментальная в области исследования сознания, как принцип неопределенности в физике. Проблема эта хорошо известна всем тем (в йоге, дзене, суфизме, христианских мистических традициях и в современных психологических практиках [11,32]), кто за долгую историю человечества пытался исследовать следующие ступени сознания. Это упоминаемая всеми мистиками невозможность полностью выразить мистический опыт в словах. Проблема эта состоит в том, что исследователь не может адекватно выразить в терминах текущего уровня сознания результаты своих исследований, полученные в терминах следующего уровня сознания, и донести эти результаты до других людей, которые находятся в текущем состоянии сознания и не испытали на собственном опыте следующие состояния сознания. Единственная возможность передать что-то в этом случае – прибегнуть к сложным неоднозначно толкуемым символам, к метафорам. Но если раньше, на дорациональных ступенях сознания, люди знали, что мир полон такого, “что и не снилось нашим мудрецам!”, то наши современники – адепты МАМ, как правило, находятся целиком во власти догмы, что Бытие полностью и с гарантией познаваемо, что рациональное мышление, линейная логика и язык являются высшей формой сознания и универсальными ключами ко всем тайнам Бытия, и что метафорические разговоры о том, “...что Мироздание погружено в Тайну...” [18], что “...человек является духовным существом, переживающим материальное воплощение...” [33], что “... мы не принадлежим тому материальному миру, который наука сконструировала для нас...” [34] и т.д. являются, в лучшем случае свидетельством неспособности ясно мыслить или маразма, а в худшем – симптомами вяло текущей шизофрении.

Эти три примера рассматривались нами так подробно, потому что в этих областях современной науки тенденция выхода за рамки одноуровневой модели реальности проявляется наиболее ясно, а основополагающие принципы достаточно четко сформулированы и артикулированы. Можно привести достаточно подобных примеров из других областей. Например, трудности с объяснением возможности творчества, возможности возникновения нового, которым посвящена значительная часть книги Файна [2], приводят автора к выводу, что новое знание, идеи приходят с уровня Реальности, лежащего вне физической реальности и управляющего ею. Проблемы в области науки, занимающейся человеческой памятью, вызвали к жизни теории, которые вначале де-локализовали память внутри человеческого мозга (например, голографическая модель памяти [35]), а затем вынесли память за пределы мозга и человеческого организма [36]. Авторы этих работ не конкретизируют ту область, куда они помещают память, но из контекста ясно, что область эта находится вне наблюдаемой физической реальности, и человеческий мозг постоянно и свободно взаимодействует с этой областью.

Точно так же проблемы с растущей сложностью, организацией и информационным содержанием наблюдаемой реальности стимулировали исследователей, работающих в этой области, выдвигать гипотезы, выводящие далеко за рамки МАМ. Появилось множество новых идей о роли информации и ее связи с физической реальностью [37]. Продолжают развиваться идеи о том, что Реальность – это огромный компьютер, оперирующий информацией, лежащей в основе физической реальности [38]. Проблемы и парадоксы генетики стимулировали попытки решить эти проблемы, рассматривая геном не как хранилище генетической информации, а как код доступа (barcode) к генетической информации, хранящейся где-то вне генома [36]. Как и в предыдущем случае, местонахождение информации не конкретизируется, но из контекста ясно, что она находится вне физической реальности, что не мешает информации свободно взаимодействовать с последней и управлять ею. Вопросы о роли информации и о ее взаимодействии с физической реальностью становятся все более важными во многих областях науки. Как отмечал Норберт Винер [39], «информация – это информация, не материя и не энергия. И никакой материализм, который этого не признает, не выживет сегодня».

В эволюционной биологии развития возникли проблемы с объяснением почему, например, в разных частях зародыша из одних и тех же клеток развиваются различные органы. Так, если на начальном этапе развития зародыша головастика поменять местами клетки из области, из которой впоследствии разовьется хвост, с клетками из которых впоследствии разовьется голова, то зародыш нормально разовьется в головастика со здоровыми хвостом и головой. Значит информация о том, в какой орган клетка должна развиваться содержится не в самой клетке, не в геноме, а вне клетки. Значит развитие управляется не изнутри, а каким-то внешним агентом. Чтобы как-то объяснить это, цитируя биолога К. Уоддингтона, «…биологи не смогли придумать ничего лучшего, как постулировать наличие морфогенетического поля, которое определяет облик образуемой структуры. Слово «поле», разумеется, представляет собой расплывчатое понятие. В его обычном смысле оно означает, что внутри участка развивающейся структуры действует какая-то сила (или простой ряд сил), правильно распределяющаяся в пространстве. В случае биологических явлений трудность заключается в том, чтобы определить, что это за сила» [40]. И в этом случае природа и местонахождение морфогенетического поля, которое управляет развитием организма, не конкретизируется, оно не является чем-то непосредственно наблюдаемым, но это не препятствует исследователям активно использовать его в своих теоретических построениях и даже косвенным образом вывести его основные свойства из наблюдаемых явлений [40].

Теперь давайте попытаемся обобщить рассмотренные выше примеры новых идей и теорий и извлечь общие черты новой модели Реальности, зарождающейся в трудах исследователей, работающих в разных областях науки. Эти черты появляются как отдельные кусочки еще не существующей большой мозаики. Попытаемся сложить эти кусочки вместе, для того, чтобы получить хотя бы приблизительное начальное представление о характере возникающей на наших глазах картины. Конечно же, такая попытка неизбежно приведет к неоднозначным результатам, к картинам, в которых больше незаполненного, чем заполненного пространства. Тем не менее, как мне представляется, даже такая фрагментарная картина приводит к некоторым нетривиальным выводам и идеям, изложенным далее. Итак,

1.  МАМ и вытекающая из нее одноуровневая модель Реальности перестали служить адекватной парадигмой для работы многих исследователей. Во многих областях науки исследователи вынуждены отходить от МАМ и одноуровневой модели с ее требованием наблюдаемости и вводить в свои теории и модели ненаблюдаемые сущности/реальности и ненаблюдаемые уровни Реальности для того, чтобы объяснить наблюдаемые и изучаемые ими явления, не вписывающиеся в рамки существующих представлений. Допустимо даже введение нескольких иерархических ненаблюдаемых уровней (например, кварки и преоны).

2.  Ненаблюдаемые реальности проявляются только косвенно в необъяснимых другим способом чертах некоторых наблюдаемых явлений.

3.  Связь между наблюдаемой и ненаблюдаемой реальностью выполняют либо наблюдаемые агенты/взаимодействия, но способом, который не может быть полностью объяснен без введения ненаблюдаемых реальностей, либо ненаблюдаемые агенты, либо и те, и другие.

4.  Существование и некоторые свойства ненаблюдаемого уровня могут быть выведены косвенным образом из наблюдаемых явлений с помощью построения детальных моделей ненаблюдаемого уровня и/или подгонки параметров этих моделей (с помощью решения обратных задач).

5.  И, возможно, самое важное, - ненаблюдаемая реальность не является добавкой, поправкой к наблюдаемой реальности, она ведет не к небольшим возмущениям в поведении наблюдаемой реальности, а полностью определяет фундаментальные взаимодействия, структуру и развитие наблюдаемой реальности. Ненаблюдаемая реальность в значительной мере определяет «законы природы» на наблюдаемом, физическом уровне Реальности.

II.2.2  Двухуровневая модель

Чтобы лучше понять выводы, сформулированные выше, давайте посмотрим, какая простейшая модель Реальности может им соответствовать. Это, очевидно, будет двухуровневая модель с одним наблюдаемым (физическим) уровнем и одним ненаблюдаемым уровнем, природу которого мы пока не будем конкретизировать. Сразу же возникает вопрос о взаимоотношениях этих уровней. Говоря об отношениях наблюдаемого и ненаблюдаемого уровня в нашей модели, будем иметь в виду не пространственные и/или временные отношения (хотя они также могут иметь место), а структурные отношения.

 

Рис. 1. Графическая иллюстрация двухуровневой модели Реальности

Ненаблюдаемый уровень Реальности изображен серым цветом, а наблюдаемый уровень изображен чередованием серых клеток и черных линий, где черные линии изображают наблюдаемый уровень как таковой, а серые клетки – просвечивающий сквозь него ненаблюдаемый уровень. В двухуровневой модели становятся возможными, вдобавок к обычному типу 1 причинно-следственных связей (обозначен черной сплошной линией, причина показана черным кружком, а следствие – черной стрелкой), еще три дополнительных типа. Тип 2 (показан пунктирной линией), когда мы не наблюдаем ни причину, ни следствие, ни само явление или процесс, а также – два межуровневых типа (показаны тройной линией): тип 3, когда мы не наблюдаем причину, и тип 4, когда мы не наблюдаем следствие.

 Так, наблюдаемый и ненаблюдаемый уровни образуют двухуровневую иерархическую структуру. В ней наблюдаемый уровень Реальности является низшим, а ненаблюдаемый – высшим иерархическим уровнем. «Высший» означает здесь, что он включает низший, пронизывает его, но не сводится к нему, что он является управляющим по отношению к низшему [11]. Высший уровень как бы пронизывает низший, «сквозит» сквозь наблюдаемую реальность по поэтическому выражению Д. Андреева [41]. Такие предположения прямо вытекают из выводов, сформулированных в конце предыдущего раздела. Так, согласно КХД, каждая частица наблюдаемого физического мира своей «внутренней» частью погружена в или выходит на ненаблюдаемый мир кварков и глюонов и управляется этим уровнем. Поэтому на рис. 1 ненаблюдаемый уровень (часть его, выходящая за рамки наблюдаемого уровня) изображен серым цветом, а наблюдаемый уровень изображен чередованием серых клеток и черных линий, где черные линии изображают наблюдаемый уровень как таковой, а серые – просвечивающий, сквозящий через него ненаблюдаемый уровень.

 

II.2.3  Некоторые следствия двухуровневой модели

Посмотрим теперь, какие очевидные следствия влечет за собой расширение одноуровневой модели Реальности с помощью введения в нее второго ненаблюдаемого уровня. Таких следствий имеется множество, рассмотрим лишь некоторые из них. Одним из базисных представлений о Реальности является представление о причинно-следственных связях (обратных связях в сложных системах), лежащих в основе наблюдаемых явлений/процессов. В одноуровневой модели с полной очевидностью возможен лишь единственный тип причинно-следственных связей, изображенный как тип 1 на рис. 1. При этом и причина, и следствие являются наблюдаемыми событиями/явлениями физического уровня. Если событие/явление не имеет наблюдаемой причины, то оно объявляется случайным. Однако, странным образом, большое количество таких случайных событий подчиняется строгим статистическим законам (например, имеет вполне определенную функцию распределения).

Как видно из рис. 1, в двухуровневой модели становятся возможными еще три дополнительных типа причинно-следственных связей. В случае связи типа 2 мы не наблюдаем ни причину, ни следствие, ни само явление или процесс. Они полностью принадлежат ненаблюдаемому уровню Реальности. Мы вообще можем узнать что-то о таких явлениях только косвенным образом и только в случае, если они происходят в связке с процессами, соответствующими межуровневым причинно-следственным связям типа 3 и 4, выводящими происходящее на наблюдаемый физический уровень (см. рис. 2). В противном случае о процессах типа 2 мы ничего знать не можем. Здесь, по-видимому, проходит принципиальная граница познаваемого. Примером ненаблюдаемого процесса типа 2, о котором мы можем что-то узнать, является ненаблюдаемое кварк-кварковое взаимодействие в КХД, проявляющееся в наблюдаемом сильном взаимодействии элементарных частиц.

Процессы и явления, обусловленные межуровневыми причинно-следственными связями типа 3 (наблюдаемо только следствие, причина – не наблюдаема) в одноуровневой модели трактуются как случайные (беспричинные) процессы и явления. В двухуровневой модели появляется возможность рассматривать, по крайней мере некоторые из этих процессов и явлений, как детерминистические (в расширенном понимании этого термина). Интересный и важный вопрос о том, возможно ли объяснить все случайные процессы и явления с помощью причинно-следственных связей типа 3 или существуют истинно случайные процессы, выходит далеко за рамки настоящей работы, поэтому здесь не обсуждается.

Примером явления, необъясненного в одноуровневой модели, которое можно объяснить причинно-следственными связями типа 3, может служить синхронистичность (synchronicity). Синхронистичность – термин, введённый швейцарским психологом и мыслителем К.Г. Юнгом в одноименной статье [42]. Синхронистичность проявляется как два или несколько событий, которые связаны по смыслу, однако вряд ли связаны причинно-следственной связью типа 1. Наблюдатель воспринимает эти события как осмысленное совпадение, хотя они могут не совпадать по времени. Юнг описывает синхронистичность как постоянно действующий в природе творческий принцип, упорядочивающий события «нефизическим» (непричинным) путём – только на основании их смысла. Он не противопоставляет синхронистичность фундаментальному физическому принципу причинности, он просто постулирует, что явления в природе могут быть связаны не только причинно-следственными связями, но и по смыслу. В рамках двухуровневой модели синхронистичность можно рассматривать как обобщение причинности, когда одна и та же ненаблюдаемая причина порождает несколько наблюдаемых событий-следствий (см. рис. 2), причем такое объяснение не мешает этим событиям быть связанными по смыслу, если интерпретировать ненаблюдаемый уровень двухуровневой модели как уровень информации и смыслов.

Несмотря на то, что термин «синхронистичность», на первый взгляд, предполагает одновременность, Юнг использует его в гораздо более широком смысле, относя к любой «нефизической» (неочевидной) взаимосвязи событий, связанных по смыслу, независимо от их разделённости во времени и пространстве. В рамках двухуровневой модели такие явления можно рассматривать как более сложную цепь причинно-следственных связей, включающих помимо межуровневых связей типа 3 связи типа 2 и 4 (см. рис. 2).

 

Рис. 2. Графическая иллюстрация синхронистичности в двухуровневой модели Реальности

См. также подпись к рис. 1, где объясняются типы причинно-следственных связей и их условные изображения.

 Понятие синхронистичности Юнг использует при рассмотрении и объяснении различных, спорных с точки зрения современной академической науки, явлений и теорий: телепатии, странных совпадений, ясновидения, и даже переживаний пациентов в состоянии клинической смерти. Принципиальные моменты своей эмпирической концепции Юнг обсуждал и с физиком Вольфгангом Паули – существует их совместная работа на эту тему [43]. Синхронистичность также подробно обсуждается в работе [44]. Наличие ненаблюдаемого уровня реальности и межуровневых связей типа 3 могло бы также прояснить проблемы творчества и возникновения нового знания и новых идей [2].

Одним из базисных принципов современной научной парадигмы, тесно связанным с причинно-следственными связями, является воспроизводимость экспериментов. Считается, что если результаты эксперимента невозможно воспроизвести, то эти результаты ошибочны. При этом исходят из очевидного соображения, являющегося прямым следствием одноуровневой модели Реальности: все условия эксперимента можно воспроизвести, поскольку все причины событий, происходящих в данном эксперименте, являются наблюдаемыми, а воспроизведя причины, мы воспроизведем и их следствие, то есть результат эксперимента. При изучении простых физических систем эксперименты воспроизводятся в подавляющем большинстве случаев, а в тех случаях, когда они не воспроизводятся, это обычно связано с ошибками в первоначальном или в воспроизводящем эксперименте. Однако, при переходе к сложным химическим и живым биологическим системам, которые, видимо, также являются и информационными системами (см. ниже), процент воспроизводимости сильно падает. Так, например, в недавней статье [45], посвященной проблемам тестирования противораковых средств, отмечается, что только менее одной трети экспериментов в этой области являются воспроизводимыми. Авторы относят это за счет низких стандартов и плохих методик. Не оспаривая вывод авторов, следует отметить, что признание двухуровневой модели может изменить выводы этой и подобных работ. Многие сложные, особенно живые, системы являются негоэнтропийными с возможным притоком информации, поэтому в них можно предположить наличие причинно-следственных связей типа 3 или цепочек причинно- следственных связей, включающих связи типа 2, 3 и 4. Сомнительно, чтобы в такой ситуации мы могли бы быть уверены в том, что воспроизвели все условия эксперимента, поскольку в нем участвует ненаблюдаемый (информационный) уровень Реальности (ненаблюдаемые причины и/или следствия, см. рис. 2), а, следовательно, мы не можем ожидать и регулярной воспроизводимости результатов эксперимента. Таким образом, расширение одноуровневой модели реальности может привести к необходимости пересмотра абсолютного характера требования воспроизводимости экспериментов, особенно для живых систем.

Одним из важных следствий перехода к двухуровневой модели является структурирование многих ранее бесструктурных (однозначных) понятий. Я уже продемонстрировал это на примере причинности. Однозначное в одноуровневой модели понятие (только тип 1) приобретает в двухуровневой модели многозначность, структуру. Четыре типа причинности, возможные в двухуровневой модели и описанные выше, образуют некую структуру, компоненты которой (разные типы причинности) находятся в неких структурных взаимоотношениях.

То же самое можно сказать и о таких понятиях, как знание и познание. В одноуровневой модели любое знание является прямым, эмпирически получаемым и проверяемым с помощью наблюдения/эксперимента. В двухуровневой модели в дополнение к прямому знанию появляется косвенное, которое непосредственно в эксперименте проверить нельзя. Так, например, все наше знание о кварках является косвенным, так как напрямую наблюдать кварк и его свойства мы не можем. Мы можем только, используя сложную модель ненаблюдаемого уровня КХД, косвенным образом вывести эти свойства. В конечном счете, мы никогда не сможем быть до конца уверенными, что кварки «реально» существуют, а не являются лишь удобными математическими конструкциями, позволяющими более или менее адекватно описать ту ненаблюдаемую реальность, на которую опирается физическая реальность. В одноуровневой модели вся Реальность является в принципе познаваемой. В двухуровневой модели в дополнение к познаваемой реальности физического мира появляется косвенно познаваемая ненаблюдаемая реальность, а также в принципе непознаваемая ненаблюдаемая реальность.

Многие другие понятия также структурируются вслед за структурированием Реальности в двухуровневой модели. Конечно же, эта модель порождает больше вопросов, чем дает ответов. Требуют ответа многие принципиальные вопросы, например, является ли ненаблюдаемый уровень КХД и ненаблюдаемый уровень темных материи и энергии одним и тем же уровнем; является ли уровень, откуда поступает информация, тем же уровнем; существует ли закон сохранения информации и не является ли эволюция общим механизмом передачи информации с ненаблюдаемого уровня на наблюдаемый; какова роль сознания во взаимодействии двух уровней, и не является ли оно само ненаблюдаемым уровнем и т.д., и т.п.

Ясно, что рассмотренная здесь двухуровневая модель Реальности является простейшим обобщением одноуровневой модели. Скорее всего, наша Реальность является гораздо более сложной, чем простая двухуровневая модель, обсуждаемая здесь. Так, по Кену Вилберу Реальность представляет собой совокупность четырех взаимодействующих квадрантов (перспектив) [11] (физического, культурного, социального и внутреннего). Владимир Шмаков рисует Реальность, которая является синархией монад и множеств [46]. Скорее всего, наша Реальность является многомерной, многоуровневой и многоплановой комбинацией иерархических структур [46,47], в которой данный нам в ощущениях физический уровень является одним из многих взаимодействующих, взаимосвязанных и взаимоподчиненных уровней. Таким образом, введение в рассмотрение второго ненаблюдаемого уровня Реальности представляет собой только маленький шажок в направлении усложнения существующей научной парадигмы, а вслед за ней и господствующей метафизики.

 

II.3 Метафизика и структура Реальности

«Если удастся установить взаимосвязь между структурой и поведением,
то мы начнем понимать, как работают системы, почему они дают те или иные результаты…»

Донелла Медоуз [15]

Одной из важнейших функций метафизики является то, что она задает/постулирует структуру Реальности. Эта структура используется нашим мышлением сознательно или бессознательно, чтобы структурировать и интерпретировать наши восприятия, понятия (я продемонстрировал это выше на примере таких базисных понятий как причина и следствие) и все наше мироощущение, все наше представление о Реальности. Все, что в течение нашей жизни мы узнаем о Мироздании, мы упорядочиваем, используя эту структуру. Мы заполняем эту структуру полученным знанием и приобретенным жизненным опытом, конструируя таким образом наше представление о Реальности, картину или модель Реальности, мировоззрение и мироощущение. Материя сама по себе не имеет смысла и не содержит смыслов. Человек структурирует материю с помощью метафизики, т.е. привносит смыслы в материальный мир. Структура имеет функцию, следовательно, она имеет смысл.

А что, если наша метафизика неправильна или предельно упрощена? Что, если она постулирует неадекватную структуру Реальности? Тогда неправильными или неадекватными являются наши представления о Вселенной, смыслы, которые мы приписываем объектам и явлениям, наши интерпретации процессов и явлений, которые мы наблюдаем. Тогда расплывчатыми, многозначными, плохо определенными, или вовсе лишенными конкретного содержания становятся важнейшие понятия, которыми мы пользуемся для описания и интерпретации Реальности. В качестве иллюстрации такой расплывчатости и многозначности достаточно посмотреть определения материи, разума, интеллекта и духа в Википедии. Когда люди оперируют этими плохо определенными понятиями, в которые каждый вкладывает свой смысл, часто сильно отличающийся от того, который вкладывает собеседник, взаимопонимание становится проблематичным. Таким образом, адепты разных метафизик живут в разных реальностях – вот где действительно существуют «множественные вселенные». Также многие реальные элементы нашего знания, нашего опыта, не находящие соответствующего места в структуре Мира, постулированной нашей метафизикой, отставляются без внимания, без интерпретации, они не включаются в нашу картину мира и как бы перестают существовать. Тут примером может служить синхронистичность, которая уже около ста лет обсуждается учеными различных специальностей. Однако, для адепта МАМ такого явления просто не существует в природе, поскольку предельно простая и негибкая структура МАМ не оставляет места для подобных явлений. В этом смысле средневековая религиозная метафизика была гибче, в ней для подобных явлений была зарезервирована ячейка под названием «чудо».

Переоценка возможностей искусственного интеллекта и страх перед ним является интересным примером сомнительных выводов, сделанных на базе неадекватной метафизики, задающей неадекватную (урезанную) структуру Реальности. Множество простых людей, ученых (например, Стивен Хоукинз), компьютерных специалистов (например, Билл Гейтс) и выдающихся организаторов науки и технологии (как Елеон Маск), предсказывают, что искусственный интеллект превзойдет человека не только в области рутинных расчетов, но и в научном и художественном творчестве, выработает свою мораль (возможно несовместимую с человеческой), а также захватит власть над людьми. Откуда возникают такие идеи? Люди, высказывающие подобные идеи, являются сознательными или бессознательными адептами МАМ. Для них, как уже обсуждалось выше, Реальность исчерпывается физической реальностью и все на свете является либо материей, либо ее проявлениями. Что касается искусственного интеллекта, то они основывают свои надежды и страхи на очевидной для них цепочке соображений. А именно: мозг является самой сложной из известных нам материальных систем, интеллект – свойство мозга, появляющееся вследствие его сложности, следовательно, согласно такой логике, любая сложная материальная система, сравнимая по сложности с мозгом, будет обладать интеллектом. Что, в их понимании, означает, что эта система будет обладать творческими способностями (а значит: сможет себя улучшать), моралью (своей, не человеческой), волей (в частности, к власти) и т.д., и т.п. Таким образом, МАМ со своею одноуровневой (материальной) Вселенной загоняет человечество в тупик: «скоро умные машины превзойдут человека по всем параметрам, возьмут власть в свои руки и превратят людей в домашних животных!»

Но этот тупик скорее всего мнимый, и мрачные предсказания не имеют под собой основания. Для того, чтобы это понять, давайте расширим нашу модель Мира, введя в нее, в дополнение к материальному, другие уровни Реальности. Философская и эзотерические традиции полагают, что Реальность состоит по крайней мере из трех взаимосвязанных и взаимодействующих уровней: материи, разума, и Духа, и человек имеет доступ ко всем трем уровням. Разум является логической машиной, которая питается ценностями, поставляемыми Духом, и активизируется Его волей. Разум является проводником Его воли к материи, т.е., Дух с помощью разума управляет материей. Если мы примем такую картину Мира, то становится ясно, что многие свойства, которые адепты МАМ приписывают интеллекту, не являются таковыми. Например, способность к творчеству, мораль, воля и ее свобода (способность принимать решения, не предопределенные заложенной программой) и т.д. – это все свойства и функции духа, который питает интеллект. Искусственный интеллект уже создается (супер-суперкомпьютеры, роботы, и т.д.) и будет развиваться и совершенствоваться. Конечно же, как любое достижение науки и техники, искусственный интеллект нейтрален (не добр и не зол). Конечно же, он может быть использован (и уже используется) во зло, но это следствие злой воли людей, его использующих, а не вина искусственного интеллекта, который собственной воли и желаний не имеет и никогда не будет иметь! Человек, его воля и творческий импульс выполняют роль Духа для искусственного интеллекта. Чтобы он сам имел волю и способность творить, его надо наделить Духом, а это, видимо, под силу лишь Господу Богу!

Споры вокруг эволюции между дарвинистами, креационистами и сторонниками «разумного замысла» (Intelligent design) [48] являются еще одной прекрасной иллюстрацией взаимного непонимания между людьми, находящимися на разных уровнях сознания и опирающимися на разные метафизические концепции. В разделе II.2 настоящей работы уже отмечалось, что эволюция является наблюдаемым фактом окружающей реальности. Она и сопутствующее ей усложнение организации наблюдаемого уровня нашей вселенной, нарастание сложности систем и структур, составляющих этот уровень, наблюдается с момента возникновения физической реальности около 15 миллиардов лет назад (по крайней мере такой возраст вселенная имеет согласно современной космологии). Эволюция прошла множество стадий в неживой природе: образование атомов и молекул, эволюция галактик, звезд, планетных систем, геологическая эволюция планет, и т.д. прежде чем вступить в стадию биологической эволюции, завершившейся антропогенезом и перешедшей в стадию социогенеза. Множество свидетельств, полученных в рамках различных наук (физики, биологии, палеонтологии, археологии и др.), подтверждают эти факты.

Как же интерпретируют эти научные факты представители сторон жаркого спора между креационистами и сторонниками разумного замысла? Креационисты просто отметают факты, свидетельствующие об эволюции, и утверждают, что Бог сотворил все буквально так, как этому учит их религиозная традиция и как написано в их священных книгах (например, Бог сотворил все за семь дней, как написано в Библии). Почему они это делают? Что же они слепы, глухи и не видят очевидного? Что они, больны психически? Нет, это не так, просто это люди, находящиеся на мифологическом уровне сознания (см. раздел I.2.1 настоящей работы). Мышление на этом уровне предельно конкретно, традиции и священные тексты воспринимаются буквально, как истина в последней инстанции, не подлежащая сомнению и обсуждению. В метафизике мифологического уровня сознания просто нет места (соответствующей структуры, ячейки) для науки и научных фактов. Креационисты – абсолютно нормальные люди, просто они – люди, мыслящие мифологически, и таких людей в мире до сих пор значительно больше половины.

Среди креационистов имеется группа людей, которая как бы «уже занесла одну ногу на следующую ступень» рационального мышления, такие люди уже не могут просто отметать факты эволюции. Но поскольку центр тяжести их мышления еще находится на мифологическом уровне, они пытаются втиснуть научные факты в свою мифологическую метафизику. Их «улучшенный» креационизм утверждает, что Бог сотворил за 7 дней все, включая свидетельства эволюции…

Теперь обратимся к «дарвинистам». Дарвинисты опираются на гипотезу Дарвина о том, что происхождение различных видов растений и животных можно объяснить случайными мутациями с последующим естественным отбором полезных мутаций. Эту гипотезу, как показал Файн [2], доказать невозможно, и многочисленные свидетельства, доказывающие факт эволюции, нельзя рассматривать, как доказательство гипотезы Дарвина. Так вот, эту гипотезу дарвинисты обобщают и используют для объяснения всей эволюции: эволюции неживого мира, возникновения жизни, эволюции растений, животных, человека и даже общества (социо-дарвинисты). Вся эта фантастически сложная организация, сказочное разнообразие сложнейших структур, которые мы наблюдаем снаружи и внутри нас, согласно дарвинистам, образовались из неструктурированной точки Большого Взрыва (Big Bang) путем самопроизвольного случайного усложнения. Таком образом, весь громадный объем информации, связанной с этой организацией и структурами возник из ничего. Альтернативой может служить гипотеза, что вся эта информация, весь план последующего развития мироздания уже содержались в исходной точке Большого Взрыва. Но тогда возникает законный вопрос: откуда этот план там взялся, кто его туда заложил?

У большинства дарвинистов центр тяжести их сознания, несомненно, находится на рациональном уровне мышления, они сознательно отвергают откровенно мифологические объяснения креационистов. Однако, поскольку они являются адептами МАМ с ее чрезвычайно примитивной структурой Реальности, им просто некуда поместить информацию, которая несомненно является важнейшей составляющей мироздания, но не является ни материей, ни сознанием и, для которой в МАМ просто нет места. У них просто не остается другого выбора, как списать все на случай и долгое время эволюции и попросту игнорировать информационную составляющую Реальности, не замечая того, что они тем самым проповедуют просто более изощренную и наукообразную мифологию.

Сторонники разумного замысла, подвергнув научному анализу мифологию дарвинистов, осознали, что процессы мутаций и естественного отбора могут оказать только незначительное воздействие на жизнь, выступая в роли некоей «точной подстройки» всей эволюции, что для жизни прежде всего необходимо постоянное поступление информации, которое во времени охватывает все геологические эпохи. Информационные системы – а все формы жизни таковыми являются – не могут прогрессировать без поступления новой информации. Если бы информация постоянно не поступала извне, живые организмы на Земле только накапливали бы ошибки вследствие репликации, что привело бы к деградации информации в них, т.е. к их вырождению. Иными словами, утверждение, что все существующие на Земле виды, включая человека, развились на протяжении миллионов лет из единой примитивной формы жизни благодарю случайным мутациям и естественному отбору, несостоятельно с точки зрения теории информации.

Таким образом, сторонники разумного замысла пришли к пониманию того, что эволюция – это техника планового развития, это инструмент творения. В ней запланированы цель и коридор путей к ней. Эта техника допускает многообразие путей развития (внутри запланированного коридора) и разнообразие решений, ведущих, в конечном счете, к одной и той же цели, сохраняя таким образом свободу воли и выбора (в рамках заданных цели и коридора). Т.е. эволюция – это запрограммированные основные направления с заданными широкими коридорами для вариаций. Заметим, что упомянутые выше морфогенетические поля могли бы служить агентом, доставляющим информацию в живые системы и управляющим их развитием. В таком подходе естественным образом возвращается в Мироздание Конструктор, Программист, Творец, а также множественные уровни (кроме физического), на которых находятся Творец, информация, и т.д. Эти уровни взаимодействуют с физическим и управляют им.

Разумный замысел встречается в штыки, как дарвинистами, поскольку эти представления не вписываются в МАМ, так и креационистами, поскольку Творец и процесс творения в представлении разумного замысла весьма далеки от Бога и процесса творения, описанных в Библии.

В МАМ бессмысленно задавать вопрос о цели и смысле жизни и Мироздания. Они не имеют и не могут иметь смысла и цели, в МАМ для смыслa и цели просто нет места. Метафизика разумного замысла не только имеет в своей структуре место для смыслов и целей человеческой жизни и Мироздания, она резервирует для человека чрезвычайно почетное место в процессе творения. Идея Творения у Бога совершенна, само Творение несовершенно, оно эволюционирует к совершенству, реализуется внутри коридора возможностей с помощью и при творческом соучастии чувствующих и мыслящих существ, населяющих Творение, которые постоянно вносят свой вклад, совершая выбор и принимая решения в рамках свободы воли. Это можно проиллюстрировать следующим примером. Симфония в голове композитора имеет единственное, потенциально совершенное звучание. В исполнении она приобретает возможность реально, актуально звучать. Но актуальное звучание несовершенно и не единственно, симфония может звучать множеством разных способов, в зависимости от оркестра, качества и состава исполнителей, инструментов, интерпретации этого произведения дирижером. Каждое исполнение симфонии – это уникальный результат совместного творчества композитора, дирижера и исполнителей. Совершенное Творение возможно, но оно бы не оставило для людей возможности со-участвовать и со-творить. В совершенном Творении люди были бы совершенными потребителями Божественного Совершенства. Несовершенство – ключ к свободе воли, к со-творчеству, оно обеспечивает возможность со-творчества! Оно же создает потенциальную возможность зла. Итак, разумный замысел возвращает в метафизику Творца или Архитектора. Разумный замысел, сам по себе, не является религией, но он указывает один из возможных путей к возникновению новой религии, совместимой с рациональным мышлением.

 

III. О Главном

Осуществить себя! Суметь продлиться!

Вот цель, что в путь нас гонит неотступно, 

Не оглянуться, не остановиться,

А бытие все так же недоступно.

Г. Гессе [1]

  

Вернемся теперь к вечным вопросам, к вопросам о Главном. Как я уже отмечал, религиозное мировоззрение, которое до эпохи Возрождения включало в себя в недифференцированном виде метафизику, науку, искусство и философию вполне удовлетворяло потребности мифологически мыслящего человека в цельном, охватывающем все стороны жизни этого человека, мировоззрении. Оно давало мифологически мыслящему человеку ответы на большинство вечных вопросов, не порождая в его сознании когнитивного диссонанса.

Возрождение ознаменовалось возникновением значительной прослойки рационально мыслящих индивидов, что сопровождалось дифференциацией господствовавшего до этого религиозного мировоззрения, из него выделились, отделились от религии, наука, искусство и философия (НИФ). Однако, этот естественный процесс развития сознания, к сожалению, сопровождался патологией: дифференциация зашла слишком далеко и превратилась в диссоциацию [11]. Произошло это, во-первых, из-за того, что религия не эволюционировала, не поднялась вслед за НИФ на ступень рационального мышления и, во-вторых, из-за того, что зародившаяся естественно-научная парадигма, а вслед за ней и концептуальная модель Реальности сколлапсировали до одного уровня, не оставляя места ни для чего иного. В результате не произошло интеграции новой религии и НИФ на следующем уровне сознания в цельное, совместимое с рациональным мышлением, мировоззрение. Место новой "рациональной" религии занял примитивный атеизм, который и интегрировался с НИФ в материалистическо-атеистическое мировоззрение (или метафизику) (МАМ). Но, поскольку атеизм – это псевдо-религия, так же, как и традиционные религии основанная на мифологии, он, так же, как они, агрессивен и нетерпим к любой другой религии. Если адепт атеизма является действительно рационально мыслящим человеком, он рано или поздно осознает его агрессивность и мифологичность (один из основных мифов атеизма – это то, что наука доказала, что Бога нет). Также, поскольку атеизм – это псевдо-религия, т.е. религия без Бога, он не может, в принципе, взять на себя все функции религии. Поэтому в пост-возрожденческом обществе, где мифологическая религия репрессировалась, наука, философия и искусство приняли на себя, разделили многие функции религии.

Естественные науки приняли на себя метафизическую функцию, т.е. описание Божественного Замысла и Творения в его полноте, далеко выходящей за рамки человеческого знания и имеющихся фактов (типичный пример тому – современная космология). Также поклонение одному из атрибутов, одному из проявлений Творца, его Творческой Силе, было перенесено на ученых, которым эта творческая сила была дарована Творцом (типичный пример тому – культ Эйнштейна). Естественные науки приняли на себя еще одну функцию Творца – его всезнание. Одна из основополагающих аксиом МАМ – это познаваемость мироздания. Многие представители естественных наук искренне полагают, что мы уже знаем почти все, а то, что не знаем, то узнаем со временем.

Искусство и его творцы приняли на себя другую функцию религии: поклоняться Красоте как проявлению Творца и Его Творческой Силы, проявляющейся в Его Творении. Опять же, поскольку Творец был удален со сцены, деятели искусства, их произведения и их дарованная Творцом творческая сила сделались объектами поклонения (типичный пример тому – религиозный культ импрессионистов, авангардистов и классической музыки у людей моего поколения).

Философия пыталась интегрировать два вышеупомянутых аспекта с представлениями о человеке, его месте в Мироздании и смысле его жизни, и дать цельную, самосогласованную картину Мироздания и места человека в нем, «породив сначала классический Гуманизм Бэкона, Боккаччо, Эразма Роттердамского, Монтеня и др., а затем научный гуманизм – эклектический набор установок, рождённых в современную научную эпоху и сконцентрированных на вере в высшую ценность и самосовершенствование человеческой личности» [49], – поставивший человека во главу ценностной иерархии. Объявив человека верховной ценностью и поставив его тем самым на место Бога, Гуманизм завершил переход к MAM.

Смогла ли МАМ в лице ее секулярной троицы НИФ удовлетворить запросы рационально мыслящего человека, дать ему удовлетворительные ответы на вечные вопросы, и в этом смысле заменить цельное мировоззрение? Давайте очень бегло оценим ситуацию.

Наука продемонстрировала нам фантастическую сложность и организацию наблюдаемой части Мироздания: «Космос полон хорошо наблюдаемого и описанного порядка и явной организации. Они наблюдаются в структурах всех масштабов…» [22]. Казалось бы, эта картина наводит на мысль о смысле и цели Бытия, но наука уверяет нас, что вся эта сложность саморазвилась случайным образом из простейшего неструктурированного точечного состояния за большое, но конечное время (более детальное обсуждение этой проблемы см. в разделе II.3).

Но что реально знает современная наука о Мироздании? Согласно современной космологии [19,20], большая часть Мироздания (до 95%) состоит из темных материи и энергии, которые практически определяют свойства всей воспринимаемой нами части Мироздания, о которых мы практически ничего не знаем, и которые, возможно, в принципе не наблюдаемы. Другими словами, наука пока ничего не может нам сказать о большей части Мироздания, даже о его физическом устройстве. Чего уж тут спрашивать о его смысле Реальности, а тем более о смысле отдельной человеческой жизни… Эрвин Шредингер, Нобелевский лауреат и один из отцов квантовой механики, писал: "…Меня поражает, что научная картина реального мира вокруг меня настолько неполна. Она дает много фактической информации… Она не может нам сказать ни слова о красном и синем, горьком и сладком, физической боли и физической радости; она ничего не знает о красоте и уродстве, хорошем и плохом, Боге и вечности." [50]. Итак, пытаясь найти ответы на эти вопросы с помощью науки, вопрошая науку о Главном, мы явно обращаемся не по адресу!

Посмотрим, что может нам сказать на этот счет следующий член троицы НИФ – современное искусство. До секуляризации искусства, до его дифференциации, выделения из религиозного мировоззрения, искусство имело ясный критерий и цель, оно изображало тварный мир, через который «сквозит» Божественная Красота. Именно наличие этого сквожения Божественной Красоты и Вечного отличало произведение искусства от ремесленного изделия. Новаторство не подавлялось, но имело ясный критерий/цель – подчеркнуть, усилить сквожение Божественного Света и Вечной Красоты сквозь материальную основу произведения искусства, тем самым стимулируя и культивируя поклонение Творцу в Красоте. Отделившись от религиозного мировоззрения и выпав из его направляющего (морфогенетического) поля, искусство лишилось экзистенциальной цели, выделенного направления развития. Любые эксперименты в любом направлении, любой авангард, любое «новое» стало самоцелью. Что «сквозит» через огромный раскладной нож, выставленный в музее современного искусства в Вашингтоне? Попытки гуманизма и соцреализма возродить избранное направление в искусстве привели к «Девушке с веслом», «Рабочему и колхознице», и т.п. Что может сказать о Вечном, о Главном такое искусство?

И, наконец, философия, что стало с ней, сбросившей оковы схоластики и богословия? Здесь я позволю себе вставить длинную цитату из книги Е.А. Тоpчинова, поскольку лучше него все равно не скажу: «Гордая царица наук, сбросившая передник служанки богословия, готова теперь превратиться в скромную падчерицу естественных наук и горничную физики (впрочем, сама наука не очень-то стремилась воспользоваться ее услугами), а то и вообще стать своей собственной историей. Ныне, жаловался Швейцер, история философии стала философией. Сейчас эти слова стали еще более справедливы, нежели в его время. Титаны философии ушедшего века, прежде всего Гуссерль и Хайдеггер, пытались найти новые пути или вернуться на очень уж старые, но философия, воспев их, на сии пути не встала. Так что же мы имеем? Плоды просвещения оказались жесткими и кислыми. Философия забыла о вечных вопросах – свободе воли и бессмертии души, забыла, так как оказалось, что эти вопросы имеют слишком много решений, а, следовательно, не имеют ни одного. Физиолог прекрасно объяснит вам, почему вслед за волевым импульсом сокращаются мышцы руки, и она берет книгу с полки, но для философии это до сих пор тайна за семью печатями. Ну не скандал ли?! А вопрос о существовании внешнего мира и вообще пришлось благоразумно вынести за скобки (в ходе феноменологической редукции или еще как-то), чтобы не очень мучился сам и нас не мучил. Наиболее ответственные философы и вообще занялись другими вещами – осмыслением языка, культуры и общества, и здесь прогресс оказался вполне осязаемым. Тем не менее все-таки оказалось, что отнюдь не только кантовская вещь сама по себе непознаваема. Оказалось, что между нашим познанием и даже миром явлений стоит столько фильтров и заслонов, что и их-то адекватно познать мы не можем. Семиотики объяснили, что мы познаем не явления, а наши символические (знаковые) формы познания явлений (вот вам и бодлеровский лес символов!), а постмодернисты и вообще не оставили никаких надежд на познание, после чего свалили в кучу все и вся из интеллектуального наследия человечества и глумливо свели все к некоему перформансу духовной всеядности. Познания не стало: его заменил плюрализм вполне релятивных дискурсов!» [49].

Таким образом, как мы видим, МАМ в лице ее секулярной троицы НИФ не смогла удовлетворить запросы рационально мыслящего человека, дать ему удовлетворительные ответы на вечные вопросы, и в этом смысле предложить ему цельное мировоззрение. Более того, у адепта МАМ, задумывающегося над вечными вопросами, возникает сильнейший когнитивный диссонанс: с одной стороны, его интуиция подсказывает ему, что без ответов на эти вопросы он упускает Главное в своей жизни, с другой стороны, его мировоззрение/вера (МАМ) утверждает, что эти вопросы не существенны, более того, большинство из них вопрошают о чем-то иллюзорном, несуществующем! Так где же этому человеку искать ответы на вопросы, возникающие, когда он задумывается о Главном, как ему избавиться от мучительного когнитивного диссонанса?

 

IV.  Заключение: поиски Пути

I warn you, if you deliberately set out to be less than you are capable of becoming,
you will be deeply unhappy for the rest of your life.

- Abraham Maslow [12]

Как уже отмечалось выше, рационально мыслящий человек не удовлетворяется готовыми ответами на вопросы о Главном, он хочет эти ответ получить, выстрадать САМ в результате напряженного духовного труда, впитывающего в себя и перерабатывающего весь его жизненный опыт. Его могут удовлетворить только ответы, являющиеся результатом ЕГО жизненного опыта и ЕГО духовной работы над этим опытом, т.е. ЕГО собственные ответы! Однако, если бы существовало цельное мировоззрение, приемлемое для рационально мыслящего человека и дающее ответы на вечные вопросы, он мог бы использовать эти ответы, как разумную стартовую площадку для собственных размышлений и исканий.

Но такого мировоззрения пока не существует. Как я попытался показать в этой статье, МАМ – не является таким мировоззрением. Религия пока остается на уровне мифологического мышления, являющегося реликтом средневековья, и не способна интегрироваться с НИФ в цельное рациональное мировоззрение. Только религия, совместимая с рациональным мышлением передовой части человечества, только новое знание Бога и о Боге может задать столь необходимый для стабилизации НИФ вектор, указывающий направление к Истине, Красоте и Добру, может вывести науку из ослепляющей и парализующей иллюзии всезнания, вывести искусство и философию из болота релятивизма и плоского плюрализма и интегрировать науку, искусство и философию в цельное, непротиворечивое мировоззрение. Однако и наука со своей верой в единственную, замкнутую на себя физическую реальность, не готова к интеграции с новой религией в цельное мировоззрение. Только такое мировоззрение могло бы снабдить нас абсолютной системой отсчета и послужить нам надежной стартовой площадкой для наших духовных исканий.

Так что же делать? Поставить крест на поисках цельного мировоззрения, объявив историю этих исканий историей заблуждений? «Или весело пуститься в пляс на карнавале постмодерна, где все – маски, а под масками – тоже маски?» [49]. Или все-таки есть путь возвращения к цельному мировоззрению? Пусть меня сочтут неисправимым оптимистом, но я верю в возможность возрождения и обновления, хотя пути к нему, как мне кажется, лежат через титаническое усилие по возрождению религии, но не в ее теперешней мифологической форме, а в форме, совместимой с рациональным мышлением. Не менее титаническое усилие необходимо совершить, чтобы преодолеть существующую метафизическую веру представителей НИФ (МАМ) и привести их к осознанию необходимости новой веры и новой метафизики.

Есть ли надежда на возрождение? Она есть! Как я попытался показать в этой статье, возрождение зреет в недрах естественных наук в виде неортодоксальных идей, выводящих за узкие рамки МАМ. Есть также надежда на возникновение религии, совместимой с рациональным мышлением. Намеки на возможность такой религии можно обнаружить уже в высказываниях создателей современной физики. Так, уже упоминавшийся выше Вернер Гезенберг в своей книге [9] вспоминает о разговоре, состоявшемся у него с его другом, тоже физиком, тоже Нобелевским лауреатом Вольфгангом Паули в середине ХХ века. Паули задал товарищу прямой вопрос: «Веруешь ли ты в личностного Бога?» Гейзенберг приводит свой ответ: «А можно ли мне сформулировать этот вопрос иначе? –отвечал я. –Например, так: можешь ли ты, или можно ли вообще относиться к центральному порядку вещей или событий так непосредственно, вступать с ним в такую глубокую связь, в какую можно вступать с душой другого человека? Я намеренно беру здесь это столь трудное для истолкования слово “душа”, чтобы ты понял меня правильно. Если ты спросишь таким вот образом, я отвечу “да”.» Как видно из этого разговора и из других источников [9,14,34,50], отцы современной физики были не только профессионалами экстра класса в своей области, они были еще и широко образованными, оригинальными и глубокими мыслителями, серьезно задумывающимися инад проблемами метафизики и религии.

А теперь я опять позволю себе длинную цитату, демонстрирующую один из возможных путей рационального обоснования новой религии: «Разум состоит в том, чтобы возводить единичные и частичные явления к действию общих законов. Так научный разум открывает законы в основании множественных взаимодействий элементарных частиц, химических молекул, разных биологических видов и организмов и т.д. Разум ищет единые основания всего объективного мироустройства в таких предельно обобщенных понятиях, как "материя", "поле", "энергия", "вакуум" и т.п. Разум же побуждает нас искать то общее, что объединяет внутреннюю, духовную жизнь всех людей, о которой мы узнаем и по собственному опыту, и по общению с другими. Бог – это Всеобщее Я, которое так же согласуется с требованием разума обобщать, как понятия материи, времени, пространства, числа, жизни и т.д.

 Глубочайшее отличие этого обобщения от других состоит в том, что это общность не закона, не мира объектов, а первого лица, "Я", которое изнутри объединяет все личности, способные к самосознанию. Переживая свое "я" как "я", мы одновременно вступаем во взаимодействие с "Я" этого Существа именно как Существа, а не отвлеченной сущности, закона, формулы. Таким образом, наш достовернейший личностный опыт бытия собой в сочетании с обобщающей деятельностью разума приводит нас к понятию Бога как всеобщего "Я", с которым каждое сознательное существо может общаться через свое "я", через действия своей совести, мысли и воли. Вот почему веру в Бога я считаю совершенно разумной, столь же согласной и с опытом, и с разумом, как согласуются с ними вера физика в элементарные частицы и вера биолога в естественный отбор.» [51] (курсив мой, В.К.). Я надеюсь обширность цитаты оправдывается ее содержанием. Итак, разум вполне совместим с верой в Бога, основанной не на чудесах, не на сверхъестественных явлениях, но на повседневном опыте, который доступен всем людям, всем чувствующим и мыслящим существам. Т.е., с верой в Бога, основанной на чувстве своего "я" – субъективности, которая составляет исходное и необходимое условие любого опыта и переживания.

Имеется также множество конструктивных идей и работ в области гуманитарных наук, в эзотерике, выводящих за рамки традиционных представлений, идей, которые в будущем могли бы способствовать интеграции новой науки с новой религией. Я уже упоминал Владимира Шмакова. В своей книге «Закон синархии» [46] он обосновал иерархическую, многоуровневую систему Мироздания. Согласно Шмакову «закон синархии есть закон иерархического строения космоса. Мировое многообразие не есть простая периферия Абсолюта (Брахмана), раскрывающегося в субстанции, а стройный организм, где отдельные формы расположены по закону бесконечно углубляющегося синтеза». Представления Шмакова о иерархической организации Реальности близко перекликается с представлениями Кена Вилбера [11] и идеями, изложенными в «Книге Урантии» [47]. Такие представления неизбежно приводят к пониманию того, что иерархичность и «неравенство есть первооснова мировой жизни» [46]. Такие идеи вызывают немедленную идиосинкразию и отторжение в мифологическом сознании, построенном на мифах социализма и политической корректности. Только на рациональном уровне мышления появляется отчетливое понимание того, что равенство – это духовная категория, что мы равны в смысле духовных потенций, заложенных в нас Богом. Равенство – это духовный идеал, который в обществе, при попытке реализовать его буквально, т.е. на материальном и социальном уровнях, реализуется, как несправедливость. Так что, как только мы переходим в конкретную социальную среду, в конкретную точку пространства-времени, немедленно всякий разговор о равенстве социальном и материальном становится бессмысленным и деструктивным. Мы все разные! Мы можем говорить только о справедливости, которая, по-видимому, включает равенство возможностей реализовать свои потенции, востребованные и реализуемые в данном социуме на данном этапе его эволюции. Справедливость включает разумный уровень материального и социального неравенства, она невозможна без них. Абсолютное равенство абсолютно несправедливо. Оно – смерть любой эволюционирующей системы!

Намеки на новую религию появились у Даниила Андреева в его "Розе Мира" [41], но его картина мира еще слишком отягощена средневековой мифологией зла и ада. Кен Вильбер в своих трудах нарисовал картину мира и человека [11], которая вполне могла бы лечь в основу новой религии. Мироздание Вилбера состоит из четырех квадрантов, обозначаемых местоимениями «я», «мы», «они» и «оно». Все квадранты имеют сложные иерархические структуры. Они тесно связаны и взаимодействуют друг с другом, а также совместно и более или менее синхронно эволюционируют. Квадранты «я» и «мы» - это персональный и коллективный внутренние миры, внутренние планы бытия. «Я» - это внутренний мир отдельного человека, «мы» - это языки, культуры, традиции, все то, что составляет коллективный внутренний мир всего человечества. Квадранты «оно» и «они» - это внешние миры. «Оно» - это физический мир, физическая реальность, «они» - это социальная реальность, это государство с его многочисленными институтами, политические партии и другие общественные организации и группы. Вилбер пытается соединить свою картину Реальности с дзен-буддизмом, однако, дзен-буддизм является весьма специфическим учением, это, в некотором смысле, религия без Бога, она не может удовлетворить потребность человека в непосредственном общении, в диалоге с Богом, в прямом общении «я» с «Я», души с Душой, как великолепно выразил это Гейзенберг. Как я уже упоминал выше, «разумный замысел», возвращая в Мир Бога, задает один из возможных путей к новой религии.

Михаил Эпштейн считает, что зародыши новой религии уже зреют в человечестве. В своей книге «Религия после атеизма» [52] он охарактеризовал основные черты новой постатеистической религии, которая была подготовлена атеистическим тотальным отрицанием всех вер, кроме самого атеизма. По Эпштейну «постатеистическая теология, есть теология воскресения, т. е. новой жизни Бога, за пределом его церковно-исторического тела» [52]. Это – возрождение Бога после Его смерти, объявленной еще Ницше. «Нулевой, или, если хотите, минусовой, градус – безверие, безбожие – пройден, и начинается новое возрастание веры, теистическое осмысление и преодоление самого атеизма» [52]. Новая религия – это религия вне вероисповедания, вне конфессий, вне существующих религиозных традиций. «Традиционные знаки, атрибуты, утварь веры сохраняют значение как преемственность с бывшими откровениями и обетованиями, но центр религиозного чувства перемещается на грань настоящего и будущего, в зиянье разрыва между настоящим и будущим» [52]. По большому счету, адепт новой религии не нуждается в атрибутах мифологической религии: в церкви, в священниках, в религиозной общине и священных книгах, поскольку он общается с Богом, его «я» общается с «Я», непосредственно в его внутреннем мире.

Таким образом имеется значительное количество работ, которые содержат множество конструктивных элементов и, видимо, задают правильное направление поиска. Наиболее полную картину Бога, Его Творения (включая человека), иерархической организации Творения и их восходящей эволюции дает, по моему мнению, "Книга Урантии" [47]. Но и эта книга подчеркивает, что возникновение новой религии – дело будущего.

Итак, возникновение новой религии – дело будущего. А как же быть нам? Как каждому из нас найти свой Путь? А нам остается надеяться на себя, и искать ответы на вечные вопросы, свой Путь, полагаясь на собственные чутье, интуицию и жизненный опыт, так же, как до нас искали и находили их замечательные мыслители и ученые предыдущих поколений [9,14,34,50].

 

Литература

[1]  Гессе Г. «Игра в бисер», М.: «Художественная литература», 1969.

[2] Файн Б. «Вера и Разум», Заметки по еврейской истории, 2016, № 190,191,192,193.

http://berkovich-zametki.com/Avtory/Fajn.htm

[3] http://syntone.ru/psy_lib/soznanie/

[4]https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BE%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5#cite_note-1

[5] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D0%B7%D1%83%D0%BC

[6] Кант И. Критика чистого разума. – М., 1994.

[7] Владимиров Ю.С. Реляционные основания физики и метафизика / Метафизика. Век XXI. Альманах. Вып. 2. – М.: Бином, 2007.

[8] Яковлев В.А. Креативы метафизических программ. Метафизика. – 2016. – № 2(20).

[9] Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. – М., 1989.

[10] Хайдеггер М. Лекции о метафизике. – М.: Языки славянских культур, 2010.

[11] Wilber K. Sex, “Ecology, Spirituality: The Spirit of Evolution”. Shambhala Publications, Inc., 1995

  - “Integral Meditation. Mindfulness as a Way to Grow Up, Wake Up, and Show Up in Your Life”. Shambhala Publications, Inc., 2016

[12] Maslow A. “Religions, Values, and Peak Experiences.” Columbus, OH: Ohio State University Press, 1964

 [13] Grof. “The Cosmic Game. Exploration of the frontiers of human consciousness”, State University of New York Press, 1998

- “Beyond the Brain. Birth, Death, and Transcendence in Psychotherapy.” State University of New York Press, 1985

[14] Wilber K. “Quantum Questions: Mystical writings of the world’s great physicists” / Shambhala Publications, ISBN 0-394-72338-4, 1984

[15] Meadows D.H. “Thinking in Systems: A Primer.” – Chelsea Green Publishing Co., Vermont, USA, 2008.

[16] Ефремов А.П. O современных проблемах научного и религиозного представлений о мире // Метафизика. – 2013. – № 2(8). – С. 125–132.

[17] Gribov L. A. and Y. B. Magarshak, 2014. To the Problem of Formulation of Basic Principles in the Theory of the Molecular Structure and Dynamics, Scientific Israel - Technological Advantages, Vol.16, no.1, pp. 138-143

[18] Налимов В. В. “В поисках иных смыслов.” М.: Издательская группаПрогресс”, 1993

[19] Hobson M.P., Efstathiou G.P., and Lasenby A.N. General Relativity: An introduction for physicists / Cambridge University Press. p. 187. ISBN 978-0-521-82951-9, 2006

[20] Oerter R. The Theory of Almost Everything: The Standard Model, the Unsung Triumph of Modern Physics / (Kindle ed.). Penguin Group. ISBN 0-13-236678-9, 2006.

[21] Современная космология: философские горизонты / под ред. В.В. Казютинского. – М.: «Канон» РООИ Реабилитация», 2011

[22] Levich E. Theory of Order. Part 1 // Scientific Israel – Technological Advantages. - 2012 - Vol.14, № 4 (Letters)

[23] Хунджуа А. Г., Неделько В. И., Прудников В. Н. От неживого к живому. К вопросу о происхождении жизни на Земле. / http://portal-slovo.ru/impressionism/36161.php

[24] Polanyi M. and Prosch H. Meaning. The University of Chicago Press, Chicago, USA, 1973.

 [25] Garrett K., Dūda G. Dark Matter: A Primer // Advances in Astronomy – 2011. – Vol. 1. arXiv:1006.2483

[26] Durrer, R. What do we really know about dark energy? // Philosophical Transactions of the Royal Society – 2011 – A 369, 5102–5114. arXiv:astro-ph/1103.5331. Bibcode:2011RSPTA.369.5102D. doi:10.1098/rsta.2011.0285

[27] Gell-Mann M. A Schematic Model of Baryons and Mesons. // Physics Letters – 1964 – 8 (3), 214–215.

[28] Zweig G. An SU(3) Model for Strong Interaction Symmetry and its Breaking. // CERN Report – 1964 – No.8182/TH.401.

[29]  Matveev V. A. and A. N. Tavkhelidze (INR, RAS, Moscow). The quantum number color, colored quarks and QCD (Dedicated to the 40th Anniversary of the Discovery of the Quantum Number Color). Report presented at the 99th Session of the JINR Scientific Council, Dubna, 19–20 January 2006.

[30] Yang, C. N. and Mills, R. (1954). "Conservation of Isotopic Spin and Isotopic Gauge Invariance". Physical Review 96 (1): 191–195.

[31]  D’Souza I. A., C. S. Kalman. Preons: Models of Leptons, Quarks and Gauge Bosons as Composite Objects. / Worlds Scientific, Singapore, 1992

[32] Wilber K., J. Engler, and D. P. Brown. “Transformation of Consciousness. Conventional and contemplative perspectives on development.”, Boston & London: Shambhala, 1986

[33] Тейар де Шарден П. “Феномен человека.”, “Наука”, М. 1987

[34] Schroedinger E. “My View of the World.”, Cambridge: Cambridge University Press, 1964

[35] Pribram K. Holonomic Brain Theory // Scholarpedia – 2007. – 2(5):2735, http://www.scholarpedia.org/article/Holonomic_Brain_Theory

[36] Berkovich S. On the “barcode” interpretation of DNA, or the Phenomenon of Life in the Physical Universe, Dorrance Publishing Co, Pittsburgh, PA, 2003

[37] Wheeler J. A. Information, Physic, Quantum: The Search for Links. In Complexity, Entropy and the Physics of Information, ed. By W.H. Zurek. Addison-Wesley Publishing Co., 1991

[38] Lloyd S. Programming the Universe: A Quantum Computer Scientist Takes on the Cosmos / ISBN: 978-1-4000-3386-7, Vintage Books, 2007

[39] Winer N. Cybernetics, 2nd ed., p. 132, MIT Press, USA, 1965

[40] Уоддингтон К. Морфогенез и генетика. М.: Мир, 1964.

  Beloussov L.V. Morphogenetic fields: outlining the alternatives and enlarging the context // J.Riv.Biol.: Biol.Forum. — 2001. — № 94. — p. 219-235.

[41] Андреев Д. Роза мира. – Изд-во «Прометей», 1991.

[42] Jung C. The Structure and Dynamics of the Psyche (Collected Works of C.G. Jung, Vol. 8). – Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1960. ISBN 0-691-09774-7. – Р. 417–519; Юнг К.Г. Синхронистичность: акаузальный объединяющий принцип // Юнг К.Г. Синхронистичность. – М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 1997.

[43] Pauli W., Jung C.G. The Interpretation of Nature and the Psyche. – Pantheon Books, 1955.

[44] Koestler A. The Roots of Coincidence. Vintage, ISBN 0-394-71934-4, 1973.

[45] Begley C.G., Ellis L.M. Drug development: Raise standards for preclinical cancer research. – Nature 483, 531–533 (29 March 2012) doi:10.1038/483531a

[46] Шмаков В. Закон Синархии. Учение о двойственной иерархии монад и множеств. – Киев: София, 1994.

[47] The Urantia Book. Urantia Foundation. – Chicago, USA, 1999.

Книга Урантии. Фонд УРАНТИЯ, Чикаго, США, 1997.

[48] Dembski, W. Intelligent Design: The Bridge Between Science and Theology. Downers Grove. – Ill.: InterVarsity Press, 1999.

[49] Тоpчинов Е.А. «Пути философии востока и запада: познание запредельного», СПб.: "Азбука-классика", "Петербургское Востоковедение", 2007

[50] Шредингер Э. «Материя и разум», Издательский дом: Регулярная и хаотическая динамика; Ижевск; 2000

[51] Эпштейн М. «Почему я верю в Бога и считаю свою веру разумной?», Сноб, 2014, http://www.snob.ru/profile/27356/blog/71862

[52] Эпштейн М. Религия после атеизма. Новые возможности теологии. АСТ_ПРЕСС КНИГА, Москва, 2014 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:2
Всего посещений: 677




Convert this page - http://7iskusstv.com/2017/Nomer3/Krasnopolsky1.php - to PDF file

Комментарии:

Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2017-03-16 20:00:03 EDT

Ни на что не претендуя, а лишь из уважения к усилиям всех со-участников портала Берковича, приведу, цитату релевантную, как мне кажется, к основной, пусть и не выделяемой специально, цели (см. входящее в моду понятие “hidden curriculum”) данной статьи.

В.С.Соловьев Сочинения в двух томах. Том 1. Философская публицистика. М. «Правда» 1989.
< публичная лекция, читанная профессором Соловьевым в кредитном обществе > стр. 39-42

Стр. 39:
«…Личное просвещение отвергло Бога, и оно хорошо сделало, ибо этот Бог, которого оно отвергло, не есть Бог народной веры. Бог народа не есть ни внешний Бог мистицизма, ни отвлечённый Бог метафизики – а есть живой Бог. Народ верит в Него, и эта вера не только не отвергается просвещением, разумом и наукою, а напротив – требуется ими; ведь и разум и наука признают, что все существующее имеет единство, что мир есть некоторое целое; без этого ни разум, ни наука невозможны. Но какое же это целое? Можно представить его как сумму частей, и тогда мир будет огромным механизмом; однако машина требует машиниста, но ведь если все есть машина, то для машиниста места нет; следовательно, вселенная не может быть механизмом; она есть организм, единое абсолютное живое существо, и это существо есть Бог.»

Понимаю эту мысль Владимира Соловьева, в том смысле, что, Бог, среди прочего, есть сущностная природная сила, принуждающая индивидуальные организмы из породы кроманьонцев к САМОРЕАЛИЗАЦИИ.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//