Номер 3(84) март 2017 года
mobile >>>
Исаак Подольный

Исаак Подольный Адвокат Пушкина Виктор Азриелевич Гроссман (1887 – 1978)

Российские читатели хорошо знают двух писателей с одинаковой фамилией Гроссман: Василия и Леонида. Судьба писателя и литературоведа Гроссмана Виктора сложилась трагичнее и, вероятно, потому его имя попало не во все энциклопедические словари. А жаль! Он вступил в литературу еще в 1905 году по высокой рекомендации В. Короленко. Окончил Одесскую гимназию, получил прекрасное образование в Лейпциге и Париже. До 1926 года занимался адвокатской практикой и активной политической деятельностью. Еще до революции был гласным московской думы от партии эсэров. После февральской революции вышел из партии эсеров, и на его личном деле стояла резолюция: "Пригоден для занятия высших должностей в государстве". Служил в знаменитом Рабкрине Рабоче-крестьянской инспекции. Был Уполномоченным Рабкрина при наркомате по делам национальностей. По долгу службы ему не раз доводилось ставить резолюцию «Не соответствует новой Советской конституции» на документах, подписанных Наркомнацем И. Сталиным. Возникший личный конфликт привел к тому, что Виктор Гроссман оставил службу и все больше стал заниматься адвокатской практикой и литературным трудом. Был он в Москве ведущим специалистом в области авторского права. Сотрудничал с коллективом МХАТ.

 

 

 В.А. Гроссман. Фото И. Подольного

Особо увлекался Виктор Азриелевич исследованием творчества Пушкина. Вместе с Вересаевым работал над книгой "Спутники Пушкина" и был ее научным редактором. Ему принадлежит предисловие к этому замечательному литературному исследованию. Пьесы "Дубровский" и другие, написанные В.А. Гроссманом по пушкинским текстам, шли во многих театрах страны. Виктор Азриелевич читал лекции по русской и зарубежной литературе в ИФЛИ. Сохранился отзыв известнейшего литературоведа, академика Н. Гудзия, в котором есть такие строки: «Будучи лично знаком с В.А. Гроссманом, я очень высоко ценю его как прекрасного лектора, обладающего несомненным литературным вкусом, что само по себе является качеством, весьма ценным в педагогической работе».

В ответ на книгу Леонида Гроссмана "Преступление Сухово-Кобылина" Виктор Гроссман написал в 1936 году книгу "Дело Сухово-Кобылина". По поводу этой книги профессор МГУ Г.О. Винокур писал: «Как исследователь русской литературы В.А. Гроссман известен большой, солидной книгой, посвященной спорному моменту в биографии Сухово-Кобылина. Эта книга есть подлинное биографическое исследование, в котором автор приложил комбинированные данные своего литературного и юридического образования». В.А. Гроссман смог защитить доброе имя писателя, доказав его непричастность к убийству любимой женщины.

Еще до Великой Отечественной войны Виктор Азриелевич Гроссман попал в сталинскую мясорубку, отсидев восемь лет. Под большим секретом он рассказывал мне, как довелось ему в годы войны выполнять задание советской контрразведки. Немцы забрасывали на железную дорогу от Архангельска до Вологды диверсантов. Виктора Гроссмана, свободно владеющего немецким языком, под видом беглого зэка отправляли ездить в поездах и искать диверсантов. Обещали: «Хоть одного найдешь – отпустим домой». Он никого не нашел, но его самого часто ловила милиция, сильно били, пока не приезжали за ним контрразведчики. И все продолжалось снова…

Освободить-то Гроссмана не освободили, но пристроили после этой операции истопником в бане, т.е. «на теплое место», где можно было писать. Но запретить думать человеку нельзя. Бывший «враг народа» и зэк Каргопольских лагерей В.С. Буняев в своих воспоминаниях, опубликованных в сборнике «На грани смерти» – 1991 г., свидетельствует: его сотоварищ по несчастью В. Гроссман, следуя завету великого индуса Ганди, «… искал свободу среди тюремных стен», работая над романом о Пушкине «Арион». Можно верить или не верить таким воспоминаниям, но недавно был опубликован подлинный текст приказа начальника Вологодского управления НКВД об организации именно таких поисков диверсантов, что называется «на живца». После первого "срока" в 1946 году оказался в Вологде. Работал профессором кафедры литературы в педагогическом институте. Во второй раз его осудили на десять лет в 1948 году, и все по той же «политической» 58-й статье. Один из пунктов обвинения: неправильная трактовка творчества Пушкина.

Уже в конце жизни Виктор Азриелевич направил в редакцию журнала "Север" свои воспоминания "Минувшие дни", первая часть которых там и была опубликована с предисловием его школьного друга по одесской гимназии Корнея Чуковского.

В ГУЛАГе Виктор Азриелевич писал роман о Пушкине "Арион". Увидел он в свет в 1966 году. Позднее роман был переведен на чешский язык, печатался частично без его согласия во Франции в газете «Посев». За одну эту публикацию ему грозил третий арест, но …обошлось. Роман "После восстания" издан Северо-Западным книжным издательством в 1967 году.

Виктор Азриелевич был одним из основателей вологодского отделения Союза писателей СССР.

После смерти писателя остались неопубликованными "Этюды о Пушкине»... Вот уже более 20 лет мы ведем поиск рукописей Виктора Гроссмана. Публикацию «Этюдов» мы начали в 2002 году. Издания оформлены в виде миникнижек в сувенирном оформлении и весьма малыми тиражами. Помогли нам в этом замечательные книголюбы типограф Э.А. Амиров, переплётчик В.В. Богачев и гравёр Л.Н. Щетнев.

 

 

Заслуженный художник России М. Копьев предоставил для издания рисунки, экспонировавшиеся в Люксембурге в 1999 году на его персональной выставке "Цари и поэты". Обложка этюда «Евгений Онегин: наблюдения и заметы» выполнена известным иллюстратором книг Заслуженным художником Ю.Г. Люкшиным.

В.А. Гроссман. Рисунок М. Копьёва

 

Отдельная благодарность московскому коллекционеру Виталию Марковичу Бакуменко, предоставившему читателям прекрасное собрание экслибрисов пушкинской тематики.

Этюды, по мнению многих пушкинистов, лучшее, что написано В. А. Гроссманом. Писались они всю жизнь. Еще в тридцатые годы первые из этюдов были обсуждены на Пушкинской комиссии АН СССР и получили высокую оценку таких выдающихся специалистов, как Бонди, Благой, Гудзий, Винокур…

Дело все в том, что В. Гроссман предпринял интереснейшую попытку перечитать произведения Пушкина, как бы глазами самого Пушкина, вскрыть личный, иногда тайный смысл, который вкладывал поэт в сюжеты, образы, слова… Автор стремится раскрыть содержание и понимание многих пушкинских текстов, дошедших до нас с большими изменениями смысла. Он сам говорил: «Я сегодня – адвокат Пушкина: защищаю первоначальный смысл его произведений от последующих переделок либреттистами и некомпетентными толкователями».

Кто-то, может быть, и не всегда согласится с точкой зрения автора «Этюдов о Пушкине». Что же, на собственное мнение имеет право каждый… Но пусть читатели знают и мнение Виктора Азриелевича Гроссмана.

Известный в мире библиофилов знаток книг и экслибрисов Яков Бердичевский так оценил эти издания: «…Нужно сказать, что книжки Гроссмана… изданы по строгим канонам библиофильского кодекса, и можно с полной уверенностью предположить, что на многие десятилетия им суждено быть предметом нетерпеливых поисков и вожделенных обладаний, ибо тираж у них, как и должно быть, очень невелик, к тому же большая его часть осталась в российской глубинке, далеко за пределами ведущих книжных центров».


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:6
Всего посещений: 273




Convert this page - http://7iskusstv.com/2017/Nomer3/Podolny1.php - to PDF file

Комментарии:

л. Беренсон
Еврейское государство - at 2017-04-02 12:33:02 EDT
Спасибо автору. С интересом узнал о талантливости ещё одного Гроссмана, о его искренней преданности русской культуре, о высокой оценке его деятельности видными пушкинистами. Но гнетут воспоминания о гневном окрике другого талантливого защитника российской словесности:
"Эх! Писали бы вы, паразиты, на своем говенном жаргоне и читали бы сами себе вслух свои вопли. И оставили бы совсем-совсем русскую литературу. А то они привязались к русской литературе, как иногда к широкому, умному, щедрому, нежному душой, но чересчур мягкосердечному человеку привяжется старая, истеричная, припадочная блядь, найденная на улице, но по привычке ставшая давней любовницей.
И держится она около него воплями, угрозами скандала, угрозой отравиться, клеветой, шантажом, анонимными письмами, а главное - жалким зрелищем своей болезни, старости и изношенности.
И самое верное средство - это дать ей однажды ногой по заднице и выбросить за дверь в горизонтальном положении".

Михаил Бродский
Днепропетровск, Украина - at 2017-03-17 13:38:52 EDT
Такие публикации бесценны. Они не только обогащают эрудицию читателей, но и формируют лицо издания. Так держать!
Спасибо.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//