Семь искусств
Номер 11(12) - ноябрь 2010  года
Мир науки

Владимир Тихомиров
Прогулки с И.М. Гельфандом
Без учителей, вдали от родного дома, без средств, безо всякой поддержки в возрасте девятнадцати лет он вошёл в математику настолько, что сумел поступить (в 1932 году) в аспирантуру Московского университета. Его руководителем стал Андрей Николаевич Колмогоров, который направил юношу на занятия функциональным анализом.

Эммануил Шноль
Мой учитель – И.М. Гельфанд
Гельфанд – поразительный математик и по широте того, чем он занимался, и по свежести подходов. Можно посмотреть список того, чем он занимался, в какой-нибудь юбилейной статье – несколько сот публикаций на чрезвычайно разные темы.

Культура

Сэм Ружанский
Международная встреча известной американской писательницы Бэл Кауфман с группой журналистов, писателей и творческих работников накануне ее юбилея – 100-летия со дня рождения
Не может не вызвать восхищение то, как Бэл и сегодня находит время и, главное, энергию для участия в самых различных общественных мероприятиях - от лекций по еврейскому юмору до вечера 10 октября 2010 года в честь 90-летия композитора И. Мирона.

Генрих Шмеркин
Борис Чичибабин и русская драма
Виолончель чичибабинских строчек звучала сильней евтушенковских литавр. Иногда в ней слышались цветаевские нотки. Но иконой для Б.А. был Пастернак.

Лазарь Беренсон
Приговор приговору – рознь. Из архива «Мемориала» и тайных архивов ЦК КПСС
Советские люди хорошо понимали предупредительное значение этого шага властей, не на шутку встревожились и деятели культуры Запада. Вот тогда Шведская академия вновь реанимировала нобелевское дело Шолохова в попытке задобрить партийные власти и повлиять благотворно на судьбу арестованных писателей.

Эстер Пастернак
Размышление о современной трагедии
Честный, и глубоко талантливый мастер, Юрий Карабчиевский не смог выжить и ушел, задохнувшись, (какая редкость в наши дни!) от острого чувства писательского и человеческого долга!

Музыка

Артур Штильман
«В Большом театре и Метрополитен Опере». Из книги воспоминаний
В тот вечер ярко проявилось и известное выражение Ганса фон Бюлова: «Дирижёр должен держать партитуру в голове, а не голову в партитуре». Замысел исполнения был настолько ясным для всех участников, что им не оставалось ничего, кроме как реализовать его с максимально возможным профессионализмом и артистизмом.

Галерея

Валерий Койфман
Четыре леди импрессионизма
Каждый знает имена звезд импрессионизма К. Моне, К. Писсарро, О. Ренуара, Э. Дега, А. Сислея и их вдохновителя – Э. Мане. В то же время значительно менее известны яркие имена женщин-импрессионисток, без которых величие и притягательность этого направления в искусстве не были бы столь ошеломляющими.

Борис Рубенчик (Рублов)
Семейный подряд
Техническое несовершенство сделанных фотографий связано с плохим аппаратом, название которого «ФЭД». Это первые буквы имени, отчества и фамилии Феликса Эдмундовича Дзержинского – человека, имя которого у одесситов вызывало ужас, и не только у них.

История

Шуламит Шалит
Рыцарь иврита
В 1959 году, к 100-летию Шолом-Алейхема, Белову удалось опубликовать в «Библиотеке Крокодила» массовым тиражом сборник из шести неизвестных на русском языке рассказов классика еврейской литературы. Три он перевёл с идиша, а три – тайком – с запрещённого иврита.

Шуламит Шалит
Авраам Элинсон (Белов)
О Меире Канторовиче и его «Исследованиях Библии в советской неволе». Публикация и предисловие Шуламит Шалит
Еще в тридцатые годы Меир Канторович завоевал в городе Каунасе (Литва) всеобщее признание в качестве несравненного знатока иврита, Библии и всей необъятной литературы, относящейся к иудаизму. Он был любимым педагогом местной ивритской гимназии имени Швабе.

Поэзия

Юлия Драбкина
Послушай, как слушают шепот
Порезанный на грубые куски,
туман, как черепица, лег на крышу.
В далекую швамбранию тоски
уже который год никто не пишет.


Галина Феликсон
За горстку слов
Не завидуйте птицам, когда в облаках
Лёгкой стайкой кружат, разрезая крылами
Синеву. На минуту подумайте сами,
Что такое полёт? Это труд, это страх.


Проза

Моисей Борода
Приговор
Ульрих, объявив процесс против писателя Эренбурга открытым и предложив подсудимому сесть, сел сам и, охватив зал внимательным, цепким, уверенным в своём превосходстве змеиным взглядом своих маленьких глаз, предоставил слово государственному обвинителю товарищу Вышинскому.

Ник Нейм
Домашнее задание
Следователь называл десятки фамилий арестованных, многие из которых были просто незнакомы ему. Из близких друзей – «Дау» – Лёва Ландау, коллега – Вова Фок. A «Димус» и Коля Козырев – старые друзья по ЛГУ, уже осуждёны...

Марк Азов
Сага об одиночестве
У Адама закружилась в голове карусель. Он вскочил на ноги, не зная еще, что умеет ходить, и его несло неодолимое желание немедленно с кем-нибудь поделиться великолепием, которое, как казалось, открылось лишь ему одному.

Григорий Рыскин
Камешек на надгробье. Эпитафия
Только посредственность твердо знает, что такое жизнь и смерть. Мудрец живет в безумии сомнения. Но если и есть свидетельство существования высшего начала, то это возвышенная материнская любовь.

Читальный зал

Игорь Гергенрёдер
Загадки звона паутинок
В Ленинграде эпохи Брежнева поэзия Ольги Бешенковской нашла скрупулёзных читателей за стенами известного учреждения – и ей, окончившей университет, было определено познавать «конъюнктуру судьбы» кочегаром котельной.

Переводы

Елена Тамаркина
Зельда Шнеерсон
Пир. Стихи. Предисловие и перевод с иврита Елены Тамаркиной
В Израиле поэзию Зельды знают и любят, и наряду с другими любимыми поэтами нередко переиздают, в частности, в популярном миниатюрном формате издательства «Зута» – для души. И все же, это имя заслуживает большей известности.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//