Семь искусств
Номер 1(70) - январь 2016  года
Мир науки

Евгений Беркович
Физики и время. Портреты ученых в контексте истории
Важнейшим этапом в становлении квантовой механики стали лекции Нильса Бора, которые он прочитал в Гёттингене летом 1922 года, выполняя обещание, данное год назад Джеймсу Франку. Впоследствии этот цикл лекций назовут «Боровским фестивалем» по аналогии с музыкальным «Генделевским фестивалем», ежегодно устраиваемым в Гёттингене с 1920 года.

Владимир Тёмный
Как С.И. Вавилов мог стать президентом Академии наук СССР после осуждения и гибели в тюрьме родного брата? Версия*
Требовалось сохранить научный потенциал страны в условиях жёсткого сталинского диктата в области гуманитарных наук и при подавлении генетики воинствующим партакадемиком Лысенко. Одиозный президент Академии наверняка бы погубил всю систему гибкой взаимоподдержки внутри неё. Расплатиться за столь тяжкую ношу С.И.Вавилову пришлось ценой преждевременной кончины.

Оскар Шейнин
Эконометрика. Несколько основополагающих статей. Перевод Оскара Шейнина
В Советском Союзе эконометрика начала пробиваться, да и то в скрытом виде, лишь в 1960 г.; только за год до того, в 1959 г., ведущие советские статистики отказались признать её, и вообще представляется, что никакого её практического приложения в Советском Союзе так и не произошло.

Из сборника «Мехматяне вспоминают: 4»

Василий Демидович
Интервью с Предрагом Обрадовичем
Мы маленькая страна. А Московский университет сотрудничает с университетами по всему миру. И выделяет квоты, сколько можно послать людей учиться в МГУ. А когда в Московском университете увидели, сколько нас всего, то сказали, что мы можем хоть все приехать учиться в МГУ.

Философия

Эдуард Бормашенко
Мера человеческого. Часть I
Платон органично ненавидел демократию, имея к ней личный счет: афинская демократия казнила его любимого учителя, лучшего из людей, Сократа. Платон полагал, что «несведущий должен следовать за руководством разумного и быть под его властью».

Культура

Алексей Курилко
В долгу перед самим собой
Прежде чем сотворить свои литературные шедевры, Оскар Уайльд сотворил самого себя. Недаром он писал: «Цель жизни – саморазвитие, выразить во всей полноте свою сущность – вот для чего всякий из нас призван в этот мир».

Анатолий Добрович
Образ мира, в слове явленный
Тяготясь еврейством своих родителей и предков, Пастернак разделяет отчуждение Юрия Андреевича Живаго от евреев, вполне понимает открыто выказываемую неприязнь к ним Лары. Дорогие ему персонажи относятся к «малому народу» высокомерно, и автор романа пытается объяснить, почему.

Леонид Гиршович
Если б гармошка умела...
Если у Синявского были стилистические расхождения с советской властью, то у меня – стилистические расхождения с читателем. В какой-то момент часть содержимого моего письменного стола попала на «рынки сбыта» в виде книг, но я иллюзий на сей счет не питаю, я всегда готов к наступлению второго ледникового периода.

История

Владимир Аникин
Семен Португейс – как советолог и системный «могильщик» большевизма*
Главной задачей нового поколения российских демократов, согласно Португейсу, должно быть не столько приближение конца коммунистического режима, сколько подготовка условий, при которых «финал коммунизма» стал бы действительно прогрессом.

Музыка

Павел Нерлер
Александр Дунаевский
Нотография: музыкальные сочинения на стихи Осипа Мандельштама. Составление и вступительная заметка П.М. Нерлера и А.Д. Дунаевского. Предисловие П.М. Нерлера*
Подавляющее большинство авторов, обратившихся к творчеству О.М., - это барды, или, иначе, исполнители песен на собственную музыку. Большинство из них поют под гитару, иногда в сопровождении скрипки или других инструментов. Встречается и клавишный автоаккомпанемент.

Печатаем с продолжением

Сергей Колмановский
Пока я помню…
Царская охота или, иначе говоря, организованная травля не обязательно означала указание сверху или какой-то сговор. В иные времена, когда без высочайшего решения и чихнуть было нельзя, погромная статья в центральной прессе была знаком к началу охоты. Но с отцом у егерей вышла запятая: наступало время, когда даже партийные газеты начали спорить между собой…

Мемуары

Борис Родоман
Мое происхождение*
За выезды за границу в советское время пришлось бы расплачиваться отказом от чести и совести. Ну, а в звании «Родомана» с меня были взятки гладки. У меня на лице, как и на фамилии, было написано, что я антисоветский элемент, а в постсоветской России — явный русофоб.

Владимир Бабицкий
Отблески минувших встреч
Живя и работая в Англии в качестве университетского профессора динамики, мне приятно осознавать, что один из моих первых наставников в механике - заслуженный мастер спорта, дважды чемпион СССР, кандидат технических наук, сын известного профессора механики, Иван Иванович Станкевич, сумел достойно противостоять здесь, на родине популярнейшей спортивной игры, легендарному Стэнли Мэтьюзу.

Печатаем с продолжением

Дмитрий Бобышев
Я здесь (человекотекст). Трилогия. Книга вторая. Автопортрет в лицах
Речь, как и в первой книге, идёт от первого лица, и поэтому – я, совсем не безличный персонаж, убеждаясь, насколько это трудно в эпоху, когда часы истории остановились, а жизнь проходит вхолостую, всё же пытаюсь выработать свою литературную стратегию. Над подобными задачами бьются мои друзья и современники, встречи с которыми составляют главное содержание книги.

Люди

Андрей Алексеев
Анатолий Марасов
Человек на все времена*
На протяжении десятилетий, изо дня в день, А.А.Любищев вел кропотливый и неуклонный учет своего "времяпользования" в cоответствии с выработанной им для себя СИСТЕМОЙ. Эта система предполагала не только особым образом организованный хронометраж собственной жизни, но и регулярный самоотчет и оценку жизненной продуктивности...

Поэзия

Лариса Миллер
Новые стихи ноября-декабря 2015 года
Жить стоит, но хотя бы ради
Того, чтоб шарил по тетради
Небесный луч, и чтобы он
Бесшумно проникал в наш сон.


Сергей Носов
Из стихов 2015 года
Как радостно
что новый день пришел
как призрак
обойдясь без двери
а сквозь стекло
закрытого окна
в котором небо звезды тишина.


Мишель Деза
Чёрные лебеди
Неразделённое знание -
слишком тяжёлая ноша.
Познание неотделимо от
желания быть понятным,
то есть приласканным.


Александр Бирштейн
Неправильные стихи
Пространство обычая. Долго ли, споро ли
освоено речью чужой и своей.
И может быть, верно, за долгими спорами
все стало понятнее, но не теплей.


Проза

Юрий Кудлач
Балерина
Около года понадобилось Матвею, чтобы как-то успокоиться и привыкнуть к своему новому положению – положению абсолютно одинокого человека. Ему не на кого было изливать свою любовь, не о ком было заботиться, и он стал стремительно стареть.

Печатаем с продолжением

Анна-Наталия Малаховская
Откуда взялась тьма. Повесть*
Почему покушение именно на этого красавца удалось, в то время, как покушения на других выдающихся подонков провалились, не узнает никто никогда. Один из очевидцев, услышав взрыв и увидев залитый кровью автомобиль, в котором хайдрих ехал на работу, поднял взгляд, и ему привиделось, что всё небо залито кровью.

Театр и кино

Юрий Котлер
ОН, ОНА… они, или блюз "Воспоминание о качелях". Драма в трёх действиях*
Коммунизм - дикое заблуждение человечества, симуляция христианства. И спасение мира в руках сильных, богатых, обладающих властью, не бедных, не угнетённых. Решение? - нутро этих сильных, их мозг, их душа. Но когда давят все, попробуй, воспротивься. А общество уже - давит.

Читальный зал

Владимир Плетинский
Шесть ступеней наверх. Предисловие составителя к сборнику интервью Евгения Берковича*
Интервью, собранные под одной обложкой, представляют своеобразную биографию человека. Чтение жизнеописаний всегда было делом поучительным и полезным. В данном случае оно еще увлекательное и интересное.

Владимир Каганов
Трансфер из Реховота в Одессу*
Попытка толкования заглавия романа Я. Шехтера «Вокруг себя был никто», исходя из содержания романа, представляется достаточно проблематичной. Вместе с тем, невозможно допустить, что это заглавие является случайным. Очевидно, автор вложил в него какой-то определенный смысл, прямо или косвенно связанный с идеей романа, предоставив читателю самому искать разгадку.

Виктор Каган
Времена не выбирают… Лев Бердников – Евреи в царской России: сыны или пасынки?
Трудно удержаться от подробного пересказа каждой главы, а то и страницы, но лучше читать книгу, чтобы вместе с Автором пройти по лабиринтам истории со всеми её деталями и вместе с ним почувствовать, пережить погружение в тончайшее переплетение сюжетов и их далеко не всегда предсказуемых, вычисляемых так наз. здравым смыслом взаимосвязей, из которых сотканы исторические контексты жизни евреев в России.

Страны и народы

Александр Левинтов
Две прогулки по Москве
Обратите внимание: все улицы Замоскворечья слегка кривоваты, чтобы ордынская или ногайская конница шла помедленнее. И на каждом углу — церковь, чем ближе к Кремлю, тем выше и праздничней, чтобы въезжающий в Москву был подготовлен к великолепию Кремля (в отличие от истории, которая стремится всё описать, география стремится всё объяснить).

Алла Дубровская
Хроники Уолл-стрита*
Через три месяца команде генерального прокурора стал понятен исключительный успех хедж-фонда, принадлежащего Стерну-младшему. Производимые махинации были до смешного простыми: в четыре часа дня часы на сервере банка, продающего акции взаимных фондов, переводились на три минуты назад.

Игорь Ефимов
Закат Америки. Саркома благих намерений
Все формы обязательного страхования – это скрытое налогообложение, которое политики не смогли бы провести обычным законодательным путём. Когда налогообложение оформлено в виде покупки страхового полиса, мы остаёмся при иллюзии, что происходит обычная купля-продажа на свободном рынке.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//