Семь искусств
mobile version >>>
Номер 7(76) - июль 2016  года
Мир науки

Евгений Беркович
Альберт Эйнштейн без определенного местожительства
На первый взгляд, между физиком Эйнштейном и командором Локер-Лэмпсоном не было ничего общего. Правда, оба слыли «из ряда вон выходящими особами», но один был кабинетным ученым, другой – авантюристом и искателем приключений. Говорили, что Оливер был дружен с некоторыми членами царской семьи в России и участвовал в убийстве Григория Распутина.

Владимир Визгин
Г.М. Идлис и теория относительности
Считая космологию «фундаментом всего теоретического естествознания», Г.М. разрабатывает концепцию четырёх научных революций (аристотелевская, ньютоновская, эйнштейновская и постэйнштейновская), в основе которой лежит радикально преобразующееся космологическое ядро. В ещё не законченной постэйнштейновской революции, как считал Г.М., именно СТО применима к Вселенной в целом, в то время как ОТО и основанные на ней фридмановские модели описывают лишь отдельные метагалактические миры.

Павел Антонюк
От теории осколков к строению вселенной…*
Особенно интересным является предсказание Григория Моисеевича существования в периодической системе элементов Менделеева «идеального» химического элемента с максимально возможным номером 118. В последние годы его жизни такой элемент был открыт.

Из сборника «Мехматяне вспоминают: 5»

Василий Демидович
Интервью с О.С. Ивашевым-Мусатовым
В отношении Вашей матери, Анны Дмитриевны (урождённой Егоровой), мне известно, что ещё задолго до ареста Сергея Михайловича она была с ним в разводе, и в 1942-ом году вышла замуж за своего одноклассника по гимназии Андрея Николаевича Колмогорова. Тем самым с 15 лет Вы стали колмогоровским пасынком.

Культура

Александр Этерман
Когда слово было богом. Памяти Ахматовой
Настоящая беда состоит в том, что Ренессанс перевернул христианскую культуру с ног на голову, возродив неумирающую по сей день тягу к язычеству [и вызвав теологическую реакцию на нее], в том числе – к высокому искусству, имевшему во все времена ясные нуминозные черты. Именно поэтому Ахматова с Гумилевым, да и прочие, обожествляли слово, естественно солидаризируясь с поздними переводами Евангелия...

Розалия Степанова
Голос безупречной чистоты. (Мария Петровых – и муза, и поэт)
Атмосфера послевоенного террора сгущалась, всё, связанное с языком идиш, власти вырубали под корень, даже упоминать об аресте еврейских поэтов и писателей, о закрытии газет и театра было опасно. Обезглавленный народ превратился в «евреев молчания». Заговорить о творящемся Мария Сергеевна рискнула с близким человеком, в сочувствии которого не сомневалась - с Борисом Леонидовичем.

Галерея

Лазарь Фрейдгейм
Мифический Фаберже
Некий "коллекционер" (есть одиночные упоминания французского коллекционера) "впарил" музею нестандартное изделие под видом работы Карла Фаберже. За сходную цену, ну какой-то миллион с привеском баксов... Это - со стороны продавца. А со стороны покупателя?

Яков Фрейдин
Лицо Джоконды
Об этой картине до сих пор не прекращаются разговоры. Некоторые подозревают, что Леонардо на самом деле написал на холсте не Мону Лизу, а самого себя в женском обличии, иные подозревают, что там нарисована его мать. Но никаких доводов никто не приводил. В этой статье я предлагаю свою версию того, кто нарисован на этом портрете.

Музыка

Александр Половец
Весь этот джаз
А можно ли забыть тот крохотный, по московским понятиям, каток, носивший громкое название «Динамо на Петровке» (кажется, он принадлежал этому спортивному обществу), особо привлекательным для нас он был оттого, что там звучала настоящая джазовая музыка.

Драматическая социология

Андрей Алексеев
Необходимая оборона социолога-рабочего
Автор этих строк вступил в КПСС в июне 1961 г. Был исключен из партии в апреле 1984 г. Восстановлен в партии, без перерыва в стаже, в апреле 1988 г. Добровольно вышел из рядов КПСС в июле 1990 г. С тех пор и по сей день — беспартийный.

История

Анжелика Огарева
Пурим на 3-ей Миусской*
Вечером 6 февраля, после концерта в Зале Чайковского Метек с женой и друзьями-композиторами  Борисом Чайковским и Николаем Пейко пришли домой. Обсуждали концерт, Метек импровизировал за инструментом. Все были в прекрасном настроении. В два часа ночи раздался стук в дверь и в квартиру ворвались сотрудники органов. «Руки вверх! Ваше оружие!» Метека увели.

Поэзия

Елена Аксельрод
Еще чуть-чуть
В московском подъезде
застигнуты вьюгой,
мы прятались вместе,
теряя друг друга.


Владимир Саришвили
"Как лишнюю милость, я с горечью вспомню тебя". Стихи
Дыханье прерывалось. Частокол
Неструганых словес вбивался криво.
Как Робинзон, упрямо, терпеливо
Искал я попружинистей глагол.


Виктория Орти
Колыбельная для Лилит
Первая - помни! - нагрянет
из тьмы,
Помни - вторая придёт
из рассвета.
Обе прошепчут протяжное "мы",
выйдут к тебе, неодеты...


Андрей Дмитриев
"В обычном городе – квадратном, типовом..."*
Если Байрон не выдаст, то и Пушкин – не съест.
В этой копоти чьих-то участий
из холодной земли вырастает сколоченный наспех крест –  
для порядка покрашенный красным.


Проза

Леонид Гиршович
Вспоминая Лето. Мемуарная повесть 2008 года
Шостаковичу принадлежит музыкальная формула эпохи, но – эпохи, какой она сама себе представлялась. Быть может, потому подлинное понимание его сочинений – привилегия дышавших одним воздухом с их творцом... Шостакович здесь не просто гений, он – любимый гений. В этой любви есть какая-то болезненность: так можно любить то, частью чего являешься сам. Например, погубленную родину...

Александр Матлин
Про Сашу и Гришу
Дама удивилась. Ей показалось странным, что пятьсот - это слишком дорого, а шестьсот, оказывается, в самый раз. Она ещё раз убедилась в том, насколько велико различие в культурах между людьми разных национальностей. Эта мысль подтолкнула её к новому монологу.

Андрей Ладога
Когда нет Веры и другие сюжеты*
В холодильнике было гулко, две неказистые картофелины лежали, убитые, рядом с кривоватой вялой морковкой, образуя странную композицию, вызывающую почти неприличные ощущения одиночества и бесприютности. Морозилка представляла собой ровный, пустынный пейзаж Заполярной Лилипутии с крохотными сугробами и карликовыми глыбами льда. Есть было нечего, поход в магазин стал неизбежен.

Александр Левинтов
Судьбы
Вполне естественно, но неожиданно для всех окружающих, включая начальство и органы, он одномоментно вступил в партию и крестился. Его отговаривали. Убеждали. Грозили. Умоляли не ронять авторитет отца. Он впервые и вполне пророчески, за четыре года до планируемой перестройки, понял, что Бог сильнее партии и не отрекся от него с трибуны открытого партсобрания.

Переводы

Ги Мопассан, де
Эдуард Шехтман
Ги де Мопассан: Над облаками. Перевод Эдуарда Шехтмана*
До сих пор ещё думают, что полёты очень рискованны, тогда как на самом деле они не опаснее обычной прогулки в море или же в фиакре. Если материал шара добротен, аэронавты осторожны и опытны, а таковы господа Жовис и Малле, то можно возноситься к облакам с душевным спокойствием более полным, чем если б отплывали в Америку, что не кажется сегодня таким уж пугающим.

Театр и кино

Александра Маргвелашвили
Великая миссия*
 Героико-романтическая тема преобладала в творчестве Вахтанга Чабукиани вплоть до появления в ноябре 1957 года балета «Отелло». Обращение к трагедии Шекспира не было для балетмейстера случайным и открывало вместе с тем возможность новых творческих свершений. Противостояние добра и зла, борьба двух начал – тема эта звучала и в ранних его произведениях, но именно в новом балете обрела глубину философского обобщения.

Юрий Котлер
Икарус, или просроченная звезда. Комедия в трёх действиях
Дополнительно автор намерен уведомить заранее и широко о своём полном неприятии высказываний героев сей трилогии, касающихся чего угодно - и вопросов морали, и вопросов веры, вплоть до высказываний о погоде. Климат и идеология - две вещи несовместные. Это заслуга и одновременно открытие столь почитаемой повсеместно суверенной демократии

Мемуары

Печатаем с продолжением

Пётр Волковицкий
Как ветерок по полю ржи...
В моем свидетельстве о рождении, выданном в 1946 году, я был записан как Петр Эдмундович Оренштейн, а в знаменитом пятом пункте я был русским. Моя мать носила имя Тамара Людвиговна Раппапорт и тоже в паспорте была записана как русская. Все это было смешно, хотя какое-то оправдание и для меня и для матери существовало.

Печатаем с продолжением

Дмитрий Бобышев
Я здесь (человекотекст). Трилогия. Книга вторая. Автопортрет в лицах
Метапоэзия, то есть стихи о словесности, задали тон всему последующему, сложившись в „Слова”, – так я назвал первый раздел, ключевым понятием которого было Слово. Оно–то и явилось прото–образом всей словесности, а вовсе не язык, как было провозглашено известно кем позже. И тут же написалось стихотворение–эпиграф о том, как жизнь автора перетекает в жизнь книги, становясь человекотекстом.

Читальный зал

Илья Абель
Взгляд поэта*
Поэма американского автора неожиданна не только заданной в ней темой и логикой приводимых писателем доказательств, а прежде всего из-за того, что он, будучи профессиональным гуманитарием, рассуждает в ней о физическом строении Вселенной.

Михаил Юдсон
Похвала провинции
Ленину, по-моему, вполне соответствует Петр – а в нечетные века такой фигуры не видно. Именно поэтому своего 1917 года у нас тоже не будет, а будет, надеюсь, новая оттепель в духе Александра II. У Гитлера параллелей быть не может, ибо европейская история не циклична. В каждой избушке свои погремушки.

Страны и народы

Борис Родоман
Искусство путешествий
Путешествие в его метафорическом понимании, перемещение не по реальному географическому пространству, «путешествие» как литературный жанр и т.п. в настоящей статье не рассматриваются. Наша задача состоит в ином — показать, что организация путешествий, своих или для других людей, может рассматриваться как своеобразный вид искусства в традиционном, даже в не очень современном смысле слова.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//