Семь искусств
mobile version >>>
Номер 11(80) - ноябрь 2016  года
Мир науки

Евгений Беркович
Альберт Эйнштейн без определенного местожительства
Многие европейцы, прежде всего граждане Германии, включая немецких евреев, хотя и опасались действий Гитлера во главе правительства, считали открытую борьбу с ним бесперспективной и даже вредной. Они надеялись, что со временем всё образуется, безжалостные преследования евреев и инакомыслящих прекратятся, а сильная Германия нужна для отражения большевистской опасности, грозящей с Востока.

Оскар Шейнин
Неожиданные штрихи к портретам Гаусса и Бесселя
 Но Гаусс действительно, как заметил Гумбольдт, был научным деспотом и, как указал Бессель в 1834 г., ярко выраженным эгоистом. Действительно, в 1833 г. Гаусс опубликовал серьёзный труд о геомагнетизме и признал помощь Вебера, но не назвал его соавтором, а его сыновья от второго брака сообщили, что он отговаривал их от научной карьеры, потому что не желал видеть никакой второсортной работы, связанной с его именем.

Лариса Зиновьева
Как родилась релятивистская ядерная физика*
Исторический путь развития науки свидетельствует, что жизнеспособные идеи, по каким-либо причинам отвергнутые как несостоятельные, рано или поздно обретают жизнь. Так, со временем восторжествовала «ересь» Джордано Бруно, были реабилитированы генетика и кибернетика, признали получение заменителя крови перфторана, оправдали «идеализм» в физике.

Культура

Владимир Фромер
Смерть и бессмертие Варлама Шаламова
Солженицын - великий стратег и тактик.  Шаламов - великий писатель... Шаламов считал, что после Колымы толстовские морализаторские тенденции  в литературе должны исчезнуть. Толстого он винил в том, что тот заставил русскую литературу свернуть с пути Пушкина и Гоголя и двигаться в губительном для нее направлении.

Эстер Пастернак
"За эту комнату искусств…". О поэзии Леонида Аронзона
Отождествляя собой детское дыхание (не случайно он писал стихи для детей),- чистое и невинное, – поэзия Аронзона вся – отношение к невещественному миру через непосредственное проживание в мире материальном, она – первичный смысл творчества – наследие любви.

Борис Кадишев
Души возвышенной стаккато. О поэтическом творчестве художника Олега Соколова
Десятилетия отделяют нас от того времени, когда жил и творил Олег Соколов и чем дальше, тем яснее, что он был одним из тех, кто двигал вперёд искусство и культуру. Его имя было известно далеко за пределами Одессы, во многих городах бывшего Союза ещё при жизни художника.

История

Борис Тененбаум
Дон Франциско де Борха
В силу редчайшего стечения обстоятельств вышло так, что у Максимилиана, императора Священной Римской империи, и у Фердинанда, короля Арагона, оказался один-единственный их общий внук, Карл Габсбург. К тому же Карл унаследовал все владения и титулы своей бабки, Изабеллы, королевы Кастилии, а владения Кастилии включали в себя еще и Новый Свет.

Евгений Майбурд
Забытые президенты-2: Кальвин Кулидж
Стараниями прогрессистов и этатистов всех мастей, во главе с академическим быдлом, имя Кулиджа старательно очернялось, его достижения преподносились в негативном духе, и вся история 20-х годов искажалась до наоборот. И неспроста. Это была целенаправленная, длящаяся десятилетиями клеветническая кампания ради того, чтобы возложить на Кулиджа и Меллона вину за Великую Депрессию.

Музыка

Виктор Юзефович
Интервью с Геннадием Рождественским
Рождественский – уникальная личность, гениальный музыкант – симфонический, оперный и балетный дирижер, пианист, автор великолепных книг, статей, «преамбул» к своим концертам, архитектор уникально выстроенных филармонических программ и циклов, человек поистине могучего интеллекта, энциклопедических знаний, исследователь, реставратор, редактор многих партитур, просветитель, первооткрыватель музыкальных сокровищ, тонкий ценитель живописи, знаток литературы, страстный коллекционер, библиофил.

Зоя Дмитриева (Кейлина)
Беседы с режиссёром М. Г. Дотлибовым об «Онегине», Станиславском и оперной режиссуре*
Чайковский задумал свою оперу новаторски: у него получился камерный оперный спектакль, психологическая драма – нечто совершенно новое для его времени. Однако, не удержавшись от соблазна постановки в Большом театре, композитор в дальнейшем попытался сделать «Онегина» вполне традиционным и дописал массовые сцены – хоры. Станиславский был единственным, кто угадал первоначальный замысел композитора и подарил зрителю свой удивительный спектакль.

Гуманитарная география

Александр Левинтов
Исследование географических исследований (по материалам публикаций конференций экономико-географических секций и конференций МАРС)
В ещё более интенсивной и трагической мере он породил обрыв интеллектуальных, в том числе научных связей, которые не спасаемы даже интернетом. Отечественная наука вынужденно распалась на острова в океане, в лучшем случае – архипелаги.

Владимир Янкелевич
Опыт фотографирования без должной подготовки
В развитом индустриальном обществе дети должны длительное время учиться, чтобы получить квалификацию, соответствующую современным требованиям. Это приводит к их выключению из хозяйственной жизни и превращает их из помощников в обузу для взрослых. Родители вынуждены тратить своё время и финансовые средства для достижения детьми высокого образовательного уровня.

Психологические тетради

Ирина Стуканёва
Виктор Каган
Ирина Стуканёва: Заметки на полях мира и войны. Предисловие Виктора Кагана*
Странные мы люди… Живём всё время ожиданием чего-то. Весны, осени, отпуска, пятницы, чуда. Переезда в другой город или смены работы. Ждём, когда закончим школу или институт. Когда женимся, выйдем замуж или когда вырастут дети. Ждём, что вот-вот, совсем немного осталось и мы наконец узнаем как правильно жить, чтобы быть счастливыми. А ответ на это наше «Как?» всё ускользает и ускользает.

Театр и кино

Евгений Беркович
Песок на зубах, или невыносимая легкость невежества. О фильме «Томас Манн. Спуск с Волшебной горы»
Изобретательности авторов фильма в конструировании постановочных сцен можно было бы только позавидовать, если бы в основе их фантазий часто не лежало бы простое незнание исторических реалий и нежелание приложить какие-то усилия, чтобы их узнать.

Поэзия

Александр Фролов
За́мок*
С каждым днем невыносимей новости
и глупей реляции и схолии.
Нет причин для радости. От гордости
надуваться нет причин тем более.


Георгий Фрумкер
Четверостишия, латинизмы и басни
Никогда я врать не стану
На вопрос жены немой:
«Как дела?» - Идут по плану,
Только жаль, что план не мой...


Проза

Леонид Гиршович
Генеалогическое кресло
Не всякому писателю выпадает честь подвергнуться ауто-да-фе. Подобно тому, как перед берлинским университетом с благословения Геббельса студенты сжигали Маркса, Фрейда, Гейне, в Москве новая комсомолия жгла книги Сорокина. Для меня Сорокин – певец изгнания из рая. Рай – русская проза 19 века, Сорокин – ее соцреалистическая перверсия.

Марк Шехтман
Мишка
На эстраде появился Гитлер. Несколько секунд он стоял неподвижно и, чуть наклонившись вперед, ждал пока затихнет шум. Начал он спокойно. Я даже удивился – ведь говорили об истерике, бешенстве, о том, что во время выступлений он впадает в транс. Да и в кинохронике не раз это видел. А тут как будто вполне владеющий собой оратор. Но хватило его только на первую фразу, а потом словно прорвало.

Игорь Григорович
Справедливый. Рассказы*
А муж и внимания не обратил, что всегда надменная волевая дама, которая завсегда могла за себя постоять, в последнее время стала иной, другой – тихой и мирной, прямо как сокровенный сердца человек, в кротком и молчаливом духе. И одежда её стала простой и чистой, без украшений и излишеств. Муж закрывал глаза на то, что жена около месяца как не пропускала ни одной службы в церкви – его интересовали только дела. 

Владимир Матлин
Кто он был, мой отец?
Она уже несколько лет любила другого – профессора литературы из их колледжа. Человека яркого, интеллектуального, утончённого, можно сказать. Но... он был женат, двое детей... Никакой надежды, она это понимала. И вышла за Кена, когда он сделал ей предложение в третий раз.

Переводы

Анри Труайя
Эдуард Шехтман
Анри Труайя: Недоступная местность. Перевод Эдуарда Шехтмана
Он проводил целые часы в засаде, в окопчике, зажав ружье коленями. Потом возвращался в Париж продрогший, измученный, с глазами убийцы. Ночью его мучили кошмары, и он просыпался в поту, в странной уверенности, что его двойник остаётся в тех местах, которые он только что покинул. Может быть, это таинственное существо живёт в его парижской квартире, когда он отсутствует?

Люди

Валентин Лившиц
Нобелевская премия, баллады Михаила Анчарова, а также о Галиче и Высоцком
В 1963 году после знакомства с Анчаровым Высоцкий начинает уходить от «блатной тематики». Он пишет абсолютно новые для него по звучанию песни, правда, три песни как воспоминание о «блатной тематике» в 1963 году ещё появляются: "У меня было сорок фамилий", "Я рос как вся дворовая шпана", "Я однажды гулял по столице". Всё, больше на блатную тематику Высоцкий не пишет.

Мемуары

Владимир Алейников
Прежней яви преображенье
После прошедших с небывалым триумфом, — глубоко поразивших, да что там, буквально потрясших всю Европу, а за нею и весь мир, — персональных зверевских выставок шестьдесят пятого года, в Париже и где-то в Швейцарии, — власти наши забеспокоились.

Марк Иоффе
Кафедра в городе Энн (Энн Арбор): воспоминания об ушедшей эпохе
Дни работы в Руссике складывались из некоторого количества собственно работы, расставки книг на полках магазина, упаковки их в посылки для заказчиков, помощи редакторам с библиографиями и сносками, и из некоторого количества остроумного трепа с редакторами и посетителями. А к вечеру это часто переходило, как-то вполне естественно и незаметно, в небольшое питейное приключение, которое могло, иной раз, перерасти в приключение совершенно феерическое.

Политика и общество

Игорь Ефимов
Феномен войны
Интеллектуал больше всего ценит талант, самобытность, смелость в разрушении канонов и штампов. Он не хочет видеть, что в глазах народной массы все эти замечательные качества попадают в разряд угроз для радости сплочения. Он клеймит тягу к сплочению словами «стадное чувство», «торжество серости», «моральная слепота», «разгул толпы» или даже «быдла».

Страны и народы

Владимир Лумельский
Что произошло на Южном Полюсе?*
Возможность появления визитеров на полюсе, кстати, объясняет, почему официально станция Амундсена-Скотта не покрывает географический полюс, а находится в нескольких метрах от него. Станция есть территория США, и значит, вход посторонним в нее запрещен. А полюс принадлежит всем, в принципе любой может прилететь.

Читальный зал

Сергей Левин
Четыре встречи с дьяволом*
В этом году вышел новый роман Джулиана Барнса «Шум времени». Буквально только что я перевернул последнюю страницу. С осторожностью можно назвать роман биографическим. Автор погружается в некоторые эпизоды жизни Д. Д. Шостаковича, и при этом даже не прибегая к повествованию от первого лица, у читателя создает ощущение монолога героя. Автор обнаружил интересную деталь: раз в двенадцать лет, непременно в високосный год, случались «встречи с дьяволом».

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//