Номер 5(18) - май 2011
Ирина Маулер

Ирина
МаулерИз книги «Вишневое время»
Предисловие Михаила Юдсона

Предисловие

Пять чувств времени

Ирина Маулер. Вишневое время. Тель-Авив, 2009

Книга сия обладает, словно некое цветущее живое существо, пятью чувствами – это и есть ее пять разделов, ветвей: «Время», «Двое», «Москва», «Иерусалим», «Песни» – и все они растут на одном стволе. Тексты о времени образуют замкнутое поэтическое пространство, а раздел «Двое» рисует мир как расширяющуюся Вселенную Любви. Время у Маулер пластично и разноцветно: «Растянуться на времени, как на пляже, подтянуться на времени, дотянуться...» Поэту сроду имманентно стремление остановить мгновенье, сохранить зыбкую красоту от исчезновения в яме «время». Поэтому для Ирины время – то «колокольчик цвета синего» (по ком звонит, донн, донн), то «отражение ромашек желтых» (любит – нечетно, но счастливо), у него вкус соленого пирога и запах моря.

Стихи делаются всяко-разно – иногда сочинитель выкладывает строки по кирпичику, а порой потворствует вдохновенной (диктуемой сверху) стихии. У Ирины расчисленность плюсуется с руахом стиха: «все равно – все равно расставанию, умножению множеств на ноль». Читаешь – будто рассматриваешь удивительные, яркие полотна. На холстах страниц краски нечувствительно сливаются со звуками и возникает проникновенная поэтическая цветомузыка. Цикл «Двое» усиливает восприятие вдвойне. Здешние стихи, отринув вечное верчение тяжких жерновов жизни, свободно и просветленно парят над повседневностью, там воистину «обнимаются радость и грусть», а по улице лета «подуло печалью и дождик случайный легко моросит».

Следующие две поэтические главки – «Москва» и «Иерусалим» – можно тоже назвать «Двое». Два этих города живут в душе поэта – Ирина молится Иерусалиму и вспоминает Москву с ее осенними бульварами, где листопад заметает прошлое и «запах сожженной листвы проникает под кожу». Ирина Маулер пишет о нашей раздвоенности, о неизбежности иерумосковской ностальгии – пусть даже можно «слегка вернуться», слетать на неделю в канувшее. Эмиграция – это не экскурсия, это – Судьба: «Я сама себя пересадила в этот зной, я сама от себя отпустила башен звон». Но тут же из снежного гула московских колоколен выплывает дрожащее марево горячего воздуха над иными башнями – и возникает Иерусалим: «Камень белый, а рядом шиповника куст…» Завершают сборник «Песни». Это совершенно особый жанр – ведь тексты авторских песен, лишенные музыки, часто напоминают рыб, выброшенных на берег, с иссыхающими жабрами (недаром в понятии «барды» упрятаны рыба и дар). Но у Маулер песни настолько поэтичны, этак пронизаны музыкой звукописи, что, читая – слышишь, начинаешь разбирать ноты и подбирать мелодию. Это творчество очень светлое. Книга Ирины Маулер буквально заряжена солнечной энергией автора. Настоящая гелиобатарея в обложке! И мы радуемся этому свету.

Михаил Юдсон

 

***

 

Брюссель

 

Мне иудейке – что в этом костеле?

Каменный пол, свечи, ладана запах.

Так почему здесь, где-то на уровне боли

Горло сжимает и по лицу катятся капли?

 

Маленькой девочкой

Не за себя обида

Это чужие лица

Я за них не в ответе,

Не только в Брюсселе,

Городе не под оливой

Солнце, знаю не всем одинаково светит.

 

Может молитва под своды и прямо в душу?

Падает в лунку, как шарик бильярдный белый

Как в синагоге и церкви в этом костеле слушают…

Слушают, только не слышат на самом деле…

 

***

Накрапывают краски

Дождем весенним наспех

На дом и на качели,

Смычок виолончели,

На всякий род занятий,

На брюки и на платья,

На грусть и расставанье,

На встречу и признанье,

На день и год недели

На песню колыбельную

Накрапывают разом…

И все меняют сразу.

 

***

Только сегодня-секунды сплетают пальцы

Пяльцы – на них плетется косичкой время

В платье его влезай, руками его касайся,

Пей его, пой его, бей по нему мячом

С размаху о стену.

 

Прыгай в него, брасом плыви, кролем,

Роли меняй, страстным смотри взглядом.

Смотришь, и время ответит тебе бесконечной любовью:

Море, покой тишина..

А что еще надо?

 

***

Весна врывалась в дверь открытую

Повисли соловьи над лесом

И ветер весело насвистывал

Забытую за зиму песню.

 

И пахли забываясь пламенно

На тонких ножках, как впервые

У каждой придорожной впадины

Простые маки полевые

 

И наливаясь, как озимые

Душа в стремленье лип коснуться

Меняла сапоги резиновые

На крылья бабочек-капустниц

 

Писал апрель такими красками

Такою первозданной силой

Что чувствовал себя лишь пасынком

Поэт и плакал… от бессилья.

 

Греция

 

Здесь по улью узких улиц

Бродят привычно Боги

Если прикроешь глаза ресницами

Солнце падает в ноги

Тихо и нежно здесь,

Как на пляже

Церковь – в опушке белой

И продаются Марсы и Геры

В лавках справа и слева

 

Над этим островом вечно звучит

Музыка ветра в четыре руки

Музыка звука

Это – сузуки

И в этом греческом мире одна

Женщина есть – не Венера она,

Но обещайте Боги ей счастья.

 

Улицы узкой линейкой школьною

Домики – карандашами

Тихо и нежно на этом острове

Между двумя морями

Пусть Дионис ухмыльнется и хмуро

Смотрят Марсы и Геры

Я выбираю стрелы Амура

Белоконечные стрелы.

 

***

Лепестком атласным к руке –

Роза красная на стебельке

И похожа она на дом

Вот бы жить в таком день за днем

Чтоб на завтрак – бокал росы

Чтобы день на руках носил

Чтоб нырять в этот дом пчелой

Добывая там мед земной.

Чтобы радость в дому – всегда,

Чтоб над домом – моя звезда

Чтоб качал на ветру гамак –

Только так, только, только так.

 

***

Любовь – радуга между руками

Радость в рябиновый день

Легкость ласточкиного крыла

Игра в классики,

Внезапная трель зеленого какаду

Новая правда в бальном платье…

Внимание – снимаю!

 

***

Тик-так, так-тик

Итак – не стих

Стих бежит босиком по полям ржи

Сачок в руке – бабочки крылья – крепче держи

Улетит не догонишь – поле перекати

Слово-лубок-колобок – не любит руки.

Реки ему малы – моря под стать

Может слово самим собою стать

Вытянуться до небес, упасть в кусты

Может себя с поля боя нести

Может листать календарь в было и есть

Может пить, загорать, любить, ненавидеть, есть,

Может героем из тридевяти земель

Может ползти по земле и кусать змеей

Может влюблено закрыть на все глаза

Может даже тогда, когда нельзя

Может корону, а может не в лад не в склад –

Слово – двойник твой. Твой Рай и Ад.

 

***

Ветер в саду

 

Ни с чем не сравнить

Вот только если наклонить,

Повернуть, потрогать, прижать к руке

Коснуться легко, налегке подойти,

присесть, застыть –

Слушай… Это живая тишь закралась

И там живет,

Вдыхает носом, выдыхает через рот,

Обычный, нормальный пульс – шестьдесят,

В висках не стучит, губы в улыбке молчат,

Висит в позе лотоса, ветки за спину задрав

Нравится всем, кто слышал ее хоть раз

А если не слышал – лишь разреши –

Прыгнет и ляжет на дно – не досчитаешь до десяти.

 

***

Глаза опускают занавес дня –

может быть Ты любишь меня?

Губы плывут по течению ночи –

Дни между нами станут короче?

Пустятся стрелки в птичий полет

Ты мое имя во сне назовешь?

Вспомнишь ли между шагом недлинным – имя И-ри-на?

Я подарю тебе красную розу –

Меня не забудешь… не пробуй.

 

***

Без тебя – день темнее ночи,

Для меня – все другие – прочие,

Не приближусь случайным взглядом

Ни к кому – мне других не надо

Зря не веришь – ты самый лучший

Ты в глаза загляни получше,

Ободком на зрачке колечко

Для тебя одного конечно.

 

Разминуться во времени,

Развернуться,

Растянуться на времени,

Как на пляже,

Подтянуться на времени,

Дотянуться

И исправить ошибки на шаге каждом.

 

И качнуться на времени,

Как очнуться,

И качелью слова наверх, словно

Дотянуться до времени,

Обмануться

И по новой начать это день снова.

 

Время

 

Что такое время – бремя?

Или колокольчик цвета синего?

Что это – восходишь по ступеням

Или на ветру листом осиновым+

 

Сумма дней подобна неизбежности,

Умножая скорби и печали,

Или это море пахнет нежностью,

Нежностью и солью в крике чаек?

 

Вся ладонь дорогами прописана.

Что начертано – песок ли, камни?

Время – это путь, ведущий к истине,

Или это выигрыш случайный?

 

***

Время мышкой пробежало,

Время слив и время вишен,

Время слов и звуков лишних

От конца и до начала.

 

Время падает на плечи

Покрывалом незабудок.

Значит, я с тобою буду,

Значит, ты со мною вечен.

 

Время, я тебе отвечу

Отражением ромашек,

Желтых, гладкой кожей жаркой

Распустившихся навстречу

 

Солнечному дню.

И страстно

Ловят капли ветра губы,

Ловят нежный, ловят грубый

Жадно, жалко, робко, страстно!

 

Желания

 

Желания бродят по лесу

И просят о помощи,

То вместе за руки берутся,

То просто беспомощны

То вверх поднимаются к небу

Дорогою длинною

То камнем на землю

Как будто подрезали

Крылья им.

 

Желания лани стройней

Иль толпою безликою

Желания разных мастей

От бубновых до пиковых

Желания радостных глаз

И желанья беспечные

Желание здесь и сейчас

И желания вечные.

 

И кружится жизни билет

Между утром и вечером

И кажется выбора нет

Все иллюзия вечная

И кажешься ты сам себе

Бесконечно беспомощным

Смотри там за окнами лес,

А ты бродишь по комнате.

 

Желания бродят по лесу

Пусть просят о помощи

Пусть вместе за руки берутся,

Пусть просто беспомощны,

Пусть вверх поднимаются в небо

Дорогою длинною+

Но пусть на руке твоей пишут

Желания линии.

 

Поэт во мне

 

Не во дворце слоновой кости

Не на луне

Живет он избранный на совесть

На совесть мне.

 

Он также делит день на части

И пьет кефир

И так же радуется счастью,

Как я, почти.

 

Он моет, чистит, убирает

Земную грязь

И так же, как и я, страдает,

Когда не в масть.

 

В меня из зеркала напротив

Из года в год

Глядит он

Глядит он и ни за, ни против

Идет вперед.

 

Живет он рядом, мы соседи

Он мне знаком

Но дом его летит по небу

Своим путем.

 

При встрече подает мне руку

Ну как дела?

И сразу убегает скука,

Как черт от ладана.

 

Из ночи в день

Из лета в зиму

Всегда почти

По росту по тени длинной –

Не различить.

 

Делюсь я с ним

По братски хлебом

Наш путь – един.

Но разница – что он над небом,

А я под ним.

 

***

Зонтик парусом бьется

Тучи в небе застыли

Ничего не дается

Просто так, без усилий

Не дается соната,

То ли скрипка не строит

То ли это расплата

За сбежавшую совесть.

 

Не дается картина

И картинно повисли

Не деревья-картинки

Над придуманной высью

Не дается прощенье

И любовь не дается

И вдогонку прощанью

Сердце следом не рвется.

 

Зонтик парусом бьется

Тучи в небе застыли

Ничего не дается

просто так – без усилий

Вместо дикой пантеры –

Слово нежною ланью

Это значит сверх меры

Это силою тайной...

 

 

доставка алкоголя

К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 16




Convert this page - http://7iskusstv.com/2011/Nomer5/Mauler1.php - to PDF file

Комментарии:

Александр Красночаров
Холон, Израиль - at 2011-06-04 11:07:56 EDT
Очень хорошая подборка стихов. Если бы нужно было назвать лучшее,я бы ушёл из жюри. В каждом стихе замечательные, истинно поэтические находки, то что обращает слово в поэзию. Удачи Вам, Ирина.
Роланд Кулесский
Натанья, Израиль - at 2011-05-25 09:55:23 EDT
Мне больше остальных понравилось " Зонтик парусом бьется".
В нём импонирует то, как поэт преодолевает совершенно неизбежные периоды творческого бессилия, необходимости найти себя и выйти из кризиса –
Ничего не дается
просто так – без усилий
…………………………
Это значит – сверх меры
Это силою тайной.

Эта правда сути "творческого труда" подкупает. Спасибо!

роман гуральник
израиль - at 2011-05-23 16:50:33 EDT
Ну конечно же, Ирина -поэт и поэт истинный...И ей необходимо сказать об этом...
Лучшее стихотворение в подборке- РОЗА...Уж сколько о розе сказано...Ну, казалось бы, лучше Фета не напишешь...
А Ирина говорит по-своему и поэтично:
Лепестком атласным в руке-
Раза красная на стебельке.
И похожа она на дом,
Чтобы жить в таком день за днем.
Чтоб на завтрак-бокал росы,
Чтобы день на руках носил,
Чтоб нырять в этот дом пчелой...
Спасибо за стихи, милая Ирина...

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//