Семь искусств
mobile version >>>
Номер 4(97) - апрель 2018  года
Мир науки

Евгений Беркович
Достоверность воспоминаний. Об одной ошибке в мемуарах Вернера Гейзенберга
Так как же оценить достоверность чьих-то воспоминаний? Как увидеть в них вольные или невольные ошибки памяти? Простой рецепт уже дан: нужно самому вжиться в описываемые события так, будто ты в них участвуешь, стоишь на балконе у Понтия Пилата или бродишь в фойе аудитории, в которой скоро будет выступать Эйнштейн.

Юрий Климонтович
Михаил Александрович Леонтович. Из цикла «Штрихи к портретам ученых
Надо было быть человеком с блестящей научной интуицией и, конечно, очень эмоциональным, чтобы в то далекое время написать такую работу, которую написал Михаил Александрович Леонтович.

Из сборника «Мехматяне вспоминают: 7»

Василий Демидович
К.Е. Якимова
Градштейн, вроде бы, первым начал заниматься дифференциальными уравнениями с малым параметром при старшей производной. А потом эта тематика понравилась Тихонову. И Градштейн где-то высказался, что, мол, Тихонов публикует то, что у меня уже было сделано.

Культура

Борис Е. Штейн
Дело об убийстве лейб-гвардии Тенгинского полка поручика М.Ю. Лермантова. Трагические страницы истории русской литературы
Гумилёва большевики-евреи расстреляли — белый русский офицер, Есенин повесился — троцкисты поспособствовали, Маяковский застрелился — Брики с Яшкой Аграновым извели, Горького Будберг отравила, Цветаева повесилась — жидовский Союз Писателей доконал, Бабель и Мандельштам погибли в ГУЛАГе... Нескончаемым потоком идёт эта мутная волна на российского обывателя со страниц свободной антисемитской русской печати.

Илья Корман
Странная связь
Галич всегда относился к заявленному жанру вальса неприязненно и насмешливо. И вдруг почему-то в песне о Зощенко решил сделать вальс своим союзником — неудивительно, что песня оказалась малоудачной.

Андрей Масевич
Никита Елисеев в роли Федора Павловича Карамазова
В общем, достоевской скороговорочкой изложена правильная история абсолютно дезориентированного в культурном пространстве позднего советского интеллигента и обозначен финал "толстых" журналов. Их превращение в "Жуйстер". Если Вы такую жуйню печатаете, то кто ж Вас будет читать?

Музыка

Эрнст Зальцберг
Борис Голдовский — неутомимый популяризатор оперы
Вклад Голдовского в понимание оперы в США был огромным. Трудно назвать другого музыканта, который бы сделал больше, чем Голдовский, для популяризации этого жанра. По словам Милнса, он был «одним из наиболее значительных популяризаторов оперы в наше время».

Анжелика Огарева
«Я ― твой ниггер, побей меня!»
Мой дедушка, которому нужно было зарабатывать деньги, зачастую превращался в композитора-«негра» и писал музыку за других композиторов, включая, например, и основоположника узбекской музыки Мухтара Ашрафи. А с композитором Анатолием Новиковым дедушка писал песни в официальном содружестве.

Галерея

Максим Франк-Каменецкий
Беседы об изобразительном искусстве
От распродажи Эрмитажа больше всего выиграли Меллон и Гульбекян. В результате этой распродажи они стали крупнейшими в мире частными коллекционерами старых мастеров. Но, конечно, коллекция Меллона была на голову выше: ему достался главный приз ‒ «Мадонна Альба» Рафаэля.

Гуманитарная география

Владимир Каганский
Эксклюзив о московском «бублике» от теоретика-географа
Периферия — это совокупность отдельных несамодостаточных мест, связанных исключительно с центром. В пространстве периферии решают свои задачи иные внешние территории (Центр), эти задачи никак несоотнесены с самой периферией; периферия живет не для себя. «Бублик» как внутренняя периферия — внутренняя колония Москвы!

История

Борис Тененбаум
Три эссе о Наполеоне. Утрата способности считаться с препятствиями
Если при новом режиме и был случай откровенного политического судебного убийства, то ничего хуже казни герцога Энгиенского действительно не случалось — демонстративный акт, совершенно в духе Террора, о котором всем хотелось забыть.

Генрих Иоффе
Полузабытое «веховство» Александра Исаевича
Именно в роли непримиримого борца с коммунизмом, поражение которого обрушит СССР как великую державу, приветствовали Александра Исаевича на Западе. Их охлаждение к нему наступило тогда, когда они пришли к выводу, что в своей борьбе с Советами он — не демократ, разделяющий "горбачево-общечеловеческие ценности", а русский националист.

Педагогика

Александр Левинтов
Опыт организации бизнес-образования
Самодвижение, самообразование не означает тотального одиночества: образовательной средой является клуб, он же семинар, где обсуждаются общие проблемы и вопросы не в жанре отчетности о проделанной работе, а как средство самоопределения, целеполагания и проблематизации по собственной жизненной позиции и её основаниям.

Люди

Юрий Солодкин
«Жизнь — интересный путь...»
Галина по профессии журналист, училась в Ленинградском университете. Она в среде так называемой творческой интеллигенции Ленинграда была заметным человеком, автором пьес и мюзиклов, эстрадных миниатюр и сценариев, стихов и песен.

Мемуары

Печатаем с продолжением

Владимир Алейников
Рассказать о былом
Шатров не просто жил как все люди — ел, пил, спал, чем-то интересовался, что-то любил или не любил и тому подобное, Шатров — был избран. И он это хорошо знал. Шатров — ведал.

Поэзия

Николай Шатров
«Век жизни прожит». Стихотворения*
Я пишу на варварском наречьи
(У России вырвали язык!)
Царственно себе противоречу
По примеру всех земных владык.


Сергей Викман
«Не очень-то уютная эпоха»*
Не очень-то уютная эпоха
Не очень-то уютная зима
Но все-таки не так уж все и плохо
Для в общем-то нетрезвого ума


Алина Талыбова
«Потом, когда-нибудь, потом»
Мы будем каждый вечер перед сном
Ходить на самый краешек Вселенной
И слушать, как шумит земной прибой
И различать клочок стихотворенья


Алекс Трудлер
«Вечная жизнь»*
посреди одичавшей евразии
я ношу расстоянья в груди
эк меня пустотой угораздило
не судим не судись не суди


Проза

Йосси Кински
Харлей-Дэвидсон*
И вот предчувствие шага в вечность напомнило ему вечную истину: после игры ферзь и пешка ложатся в одну коробку. На кровати громоздилась лишь беспомощная туша, жизнь которой зависела от глотка воздуха из кислородной подушки.

Сергей Левин
Кольцо
Как хорошо, что он оказался мудрее и не заставил меня ни о чем рассказывать. И я бы не смог рассказать, что двое сыновей его погибнут на войне, что средняя дочь сойдет с ума, что самому ему скоро придется все бросить и скитаться несколько лет с больной женой и детьми в разорении и жестокости Гражданской войны, а потом начинать все заново, с трудом, и так еще пару раз уже гораздо позже.

Сергей Кулаков
Пророчество*
Да и дела-то никакого не существовало: никто «пропавших» бумаг никогда не видел, разве только профессор помахивал какими-то листками перед несколькими коллегами, но были это именно те листки, или какие-либо ещё — никто не брался утверждать.

Печатаем с продолжением

Ольга Балла-Гертман
Дикоросль
Работа переводит нас (вытягивает, я бы сказала) из потенциального состояния (в котором человек в своей повседневности пребывает по преимуществу) ― в актуальное. Работая, мы получаем (принудительно, м-да) дополнительный шанс быть: это ― одна из форм повышенного присутствия.

Театр и кино

Вячеслав Вербин
Жизнь победила смерть
Там старуха одна из окна вывалилась. От чрезмерного любопытства. Упала и разбилась. А из окна высунулась другая старуха. Стала смотреть вниз на разбившуюся, но от чрезмерного любопытства тоже вывалилась из окна, упала и разбилась. Потом третья вывалилась. Потом четвертая. Потом пятая..

Галина Бродская
Анатолий Смелянский
Алла Цыбульская
Галина Бродская: Жизнь и легенда Алексея Стаховича. Глава из неопубликованной книги. Предисловия Анатолия Смелянского и Аллы Цыбульской *
Стахович купался в удовольствии, посещая репетиции «Месяца в деревне». Новая методология Станиславского, однако, совсем не интересовала его. Он видел в ней продукт умозрений и интеллекта, сковывавших, с его точки зрения, гениальную творческую фантазию Станиславского. Тут и крылись причины прогрессировавшего охлаждения Станиславского по отношению к Стаховичу и последовавшего их расхождения.

Страны и народы

Виктор Гопман
Круизы
Когда Шпайер заняла наполеоновская армия, Наполеон было распорядился снести храм. От разрушения собор спасло заступничество церковных властей, что не помешало французским солдатам использовать здание в качестве конюшни и склада — дело, впрочем, для бывшего совчеловека знакомое.

Читальный зал

Фаина Петрова
Тотальное одиночество Донны Тартт, или Три бестселлера современной американской литературы
Донне Тартт удается погрузиться в мир подростков, глубоко прочувствовать их психологию, их метания в попытке найти себя и свое место в мире, который далеко не для всех оказывается райским садом. Все три романа — психологические триллеры.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//