Номер 7(54)  июль 2014
Виктор Захаров

Виктор Захаров Футбол по-чешски

В футбол играют повсюду, "от Москвы до самых до окраин", от мыса Горн до Исландии и Фарерских островов. Миллионы людей во всем мире теряют из-за него голову. Футбол – это и спорт, и бизнес, и политика. Но прежде всего это игра.

Это Игра с большой буквы, нечто противостоящее обыденной жизни. Не жизнь, а бытие. Это огромный труд, но не труд в поте лица, ради добывания куска хлеба. Это и сражение, но все же не битва, где решается вопрос жизни и смерти. Homo ludens, человек играющий, уподобляется античным богам и героям. В игре мы, как боги: забываем и время, и все заботы, и свое "я". В игре мир каждый раз как бы рождается заново, как в первый день творения. И может, не случайно футбольный мяч с его совершенной сферической формой напоминает земной шар. А стадион – это античный амфитеатр... Но Платон пошел еще дальше – он земной шар сравнивает с футбольным мячом (предвосхищая его появление много веков спустя): "…Земля, если взглянуть на нее сверху, похожа на мяч, сшитый из двенадцати кусков кожи и пестро расписанный разными цветами" (диалог "Федон").

Много людей играет в футбол, но еще больше им "болеет". И болельщики на время матча тоже погружаются в другой мир и забывают все "земное". Увы, подчас забывается не только скучная повседневность, но и нормы человеческого общежития. И тогда цивилизованные люди превращаются в диких варваров, сокрушающих все на своем пути. Эта двойственность природы болельщиков хорошо отражается в разных языках во внутренней форме слов, их называющих. По-русски это люди больные, от слова "болезнь", то есть ненормальные, чокнутые. В Болгарии их называют "запалянковци" – те, кто пылает пламенем. А в целом ряде языков слово "болельщик" образуется от корня fan. Это и английское fan, и немецкое Fuß ballfan, и чешское fanda, fanoušek, и русское фанат. Fanaticus – так называли религиозных фанатиков, то есть людей страстных, одержимых, вне себя, вне рацио. И при этом, однако, не стоит забывать, что происходит-то это слово от лат.  fanum – святыня.

Для "малых народов" победы на футбольных полях особенно почетны, они становятся предметом гордости, феноменом национального сознания. Есть чем гордиться и чехам. Чешская (ранее чехословацкая) сборная участвовала в 8 из 17 чемпионатов мира и дважды завоевывала серебряные медали (1934, 1962). Неоднократно становилась призером чемпионатов Европы (1976 – 1 место, 1996 – 2 место, 1960, 1980 – 3 место) и олимпийских игр (1920 – недоигранный финал, 1964 – 2 место, 1980 – 1 место).

Чехи шутят, что вскрытие сердца среднего чешского гражданина показывает, что половина его принадлежит футболу, четверть – хоккею, а остальное – другим видам спорта. Как говорится, в каждой шутке есть доля истины. В Чехии с ее 10-миллионным населением Чешско-Моравский футбольный союз насчитывает 535 тыс. членов (первое место среди общественных объединений; на втором месте – члены добровольных пожарных дружин, 330 тысяч, еще на сто тысяч меньше в союзе садоводов).

Футбол в Чехии, без сомнения, феномен национальной культуры. Точно так же, как пиво, как хоккей, как музыка. Но как пиво для чеха – не средство напиться, а повод для хорошего времяпрепровождения, так и футбол не только спорт, но и часть народной жизни.

Я бывал на лучших чешских стадионах, но больше всего мне по душе стадиончики в маленьких городках и деревнях, уютные, ухоженные, являющиеся неотъемлемой частью чешского жилого пейзажа, как вокзал, "гόспода", кладбище. Между прочим, соседство футбольного поля и кладбища очень типично для провинциальной жизни, да и жизни вообще: футбол – игра, и жизнь – тоже игра… заканчивающаяся двумя шагами дальше.

В футбол, как известно, играют ногами. Поэтому футбол по-чешски называется kopaná (от kopat – бить ногой, пинать). Однако в последнее время все больше используется заимствованное fotbal. Так статистический анализ чешской периодики за первые 14 дней марта 2002 г. показал, что слово kopaná было употреблено всего 317 раз, в то время как fotbal – 3064 раза. Этому есть и лингвистическое объяснение: словообразовательная парадигма слова fotbal несравненно продуктивнее (fotbalista – футболист, fotbalový – футбольный), чем у слова kopaná (kopačky – футбольные бутсы). Сегодня чехи, видя плохой футбол, язвят: Dnesto není fotbal, pánove, ale kopaná (сегодня, господа, не футбол, а сплошные пинки).

Футбол появился в Чехии в конце 19-го века. Первый публичный футбольный матч был сыгран 15 августа 1892 г. в Roudnici nad Labem между местными командами CAC и Sokol. В том же году были переведены с английского и изданы футбольные правила. Автором перевода был учитель физкультуры из средней Чехии Josef Klerika (1853–1932), деятель "Сокола", значительная фигура чешской спортивной истории.

Нужно сказать, что поначалу большинство педагогов запрещало своим ученикам играть в футбол, считая это чем-то вроде хулиганства, и нередко студенты и школьники играли с приклеенными усами, чтобы сделаться неузнаваемыми.

Краеугольной датой "древней истории" чешского футбола считается 29 марта 1896 г., когда впервые сошлись на Императорском лугу в Праге (Císařská louka) вечные соперники, два "S" – пражские Sparta (основана в 1893 г. как Athletic Club (AC) Královské Vinohrady) и Slavia (основана в 1895 г.). Весной 2002 г. они сыграли между собой уже 251-й матч, или, как говорят в футболе, дерби (встреча традиционных соперников, обычно из одного и того же города). К началу 20-го века относится появление еще двух знаменитых пражских команд – Viktoria Žižkov и Bohemians Praha (1903 и 1905 гг.).

19 октября 1901 г. в бурных дебатах за столом пражского кабачка U Zlaté váhy на улице Karolíny Světlé возник Чешский футбольный союз. А через 4 года в клубе Slavia появился первый футбольный тренер. Это был шотландец Джон Мэдден (John Madden). Он первым ввел систематические тренировки и был отцом так называемой "чешской улочки", когда мяч остроумно и неожиданно переадресовывается вдоль поля на ход партнеру. Мэдден проработал в Чехии до 1930 г.

Футбол неожиданно проник и на политическую арену. Когда в 1905 г. чехи подали заявление о вступлении в Международную футбольную ассоциацию (ФИФА), то власти Австро-Венгрии приложили все усилия, чтобы этому воспрепятствовать. И в результате только в 1923 г. созданная на обломках Австро-Венгерской империи независимая Чехословакия становится членом этой организации.

Однако противодействие официальной Вены не могло воспрепятствовать успехам чехов на футбольных полях – так, например, в 1920 г. они дошли до финала олимпиады в Антверпене (правда, в официальной статистике этот успех не значится – в финальном матче с Бельгией чехословацкие футболисты в знак протеста против необъективного судейства ушли с поля, за что были дисквалифицированы). Внутри страны долго царствовавшую на футбольном троне "Славию" (легендарный бомбардир Koš ek) сменила "железная" "Спарта" (Káďa, Pilát, Janda-Očko). Последний, кстати, является автором курьезного гола в матче со сборной Швеции в Праге в 1921 г. Вратарь гостей поймал мяч буквально на самой линии ворот, зрители же криками требовали засчитать гол. Швед оставил мяч лежать там, где он его остановил, и позвал судью. Вместе с ним подбежал и чешский нападающий Antonín Janda-Očko, подбежал и … ударил по мячу. А поскольку свистка об остановке игры не было, то гол пришлось засчитать. Воистину, швейковская простота!

Футбол становится настоящим общественным феноменом. Об этом свидетельствует и появление классических произведений на футбольную тему, вошедших в золотой фонд чешской литературы – "Команда Клапзуба" Э. Басса (Eduard Bass. Klapzubova jedenáctka, 1922) (о победоносной деревенской команде, составленной из 11 сыновей пана Клапзуба, и об упоении общества футболом) и "Мужчины в офсайде" К. Полачека (Karel Poláček. Muž v offsidu, 1931) (о болельщиках и "болении" (fandovství), о соперничестве между пражскими футбольными клубами, все это с большим юмором и любовью к простому болельщику).

30-е годы прошлого века можно назвать самой успешной эрой в истории чехословацкого футбола, о чем свидетельствует титул вице-чемпионов мира в Риме в 1934 г. (в упорнейшем поединке чехи проиграли хозяевам в дополнительное время) и победы "Спарты" (1935) и "Славии" (1938) в Среднеевропейском кубке. Имена футболистов, завоевавших серебряные медали в 1934 г.: Plánička, Nejedlý, Ženíšek, Čtyřoký, Puč и др. – навсегда вошли в сознание всех последующих поколений чехов. Я не случайно написал – чехов: первоначально футбол развивался именно в Чехии – первый клуб из Словакии (1.  CsSK Bratislava) в республиканском чемпионате появился только в 1935 г.

В это же время взошла звезда Йозефа Бицана (Josef Bican), одного из лучших игроков мирового футбола. Сын венских чехов, успешно выступавший в австрийском чемпионате и за сборную Австрии, в 1937 г. он перешел в пражскую "Славию", после чего "Славия" сокрушила в Среднеевропейском кубке "Амброзиану" (сегодняшний "Интер" Милан) со счетом 9:0 (Бицан забил 4 гола). Всего же в матчах внутренних чемпионатов (австрийского и чехословацкого) он забил 643 гола, что можно считать мировым рекордом. Судьба Бицана полна символов и парадоксов. Вот один из них. После войны итальянцы, по достоинству оценившие мастерство чешского форварда, пригласили его играть в Италию (миллион крон за подписание договора, вилла), однако Бицан, из опасений, что в Италии к власти придут коммунисты, отказался. И что же? Через 3 года он дождался власти коммунистов у себя на родине и вкусил ее сполна. Министр A.  Čepička в газете Rudé právo обозвал его "буржуазной звездой", которой "никто не позволит портить нашу спортивную молодежь". Со всеми вытекающими из этого для футболиста и гражданина Бицана последствиями … Между тем, болельщики до конца жизни слали Пепи Бицану, как прозвали его друзья-товарищи, письма любви и признания. А 4 года назад международная ассоциация футбольных историков и статистиков провозгласила его вместе с бразильцем Пеле и немцем Уве Зеелером лучшим бомбардиром 20-го века. Легендарный футболист скончался 12 декабря 2001 г. в возрасте 88 лет.

После войны политика господствовала в чешском футболе, как никогда. Клубы начали делить на рабочие ( Sparta) и интеллигентские (Slavia). У последней отняли стадион, название и традиционную красно-белую полосатую форму. Все команды распределили между министерствами и переименовали, "лишних" же исключили из участия в чемпионате. "Спарта" стала именоваться "Братство", затем "Спартак-Соколово", "Богемианс" – "Железнодорожник", затем "Спартак-Сталинград", и т.д.

Если можно усмотреть что-либо положительное в футбольной жизни 50-х годов, так это создание и становление армейской команды АТК (1948), позднее Dukla Praha, принесшей славу чехословацкому футболу. В профессиональных условиях армии в ней выросли игроки экстра-класса (Masopust, Novák, Pluskal), заложившие основу команды вице-чемпионов мира 1962 г. Велика заслуга в этом спехе и лучшего чехословацкого тренера Рудольфа Вытлачила (Rudolf Vytlačil, 1912–1977), также уроженца Вены.

Среди футболистов 60-70-х годов также было немало выдающихся игроков. Это и упомянутый выше Josef Masopust, капитан "Дуклы" и сборной, отличавшийся филигранной техникой и прекрасным видением поля, и Antonín Panenka из Bohemians, особо отличившийся в финале чемпионата Европы 1976 г. Финальный матч с ФРГ тогда закончился вничью, и победителя определяли по серии пенальти. Решающий удар предстояло произвести А. Паненке. И удар его оказался настолько оригинальным и неожиданным, что сам Пеле заявил, что так может бить только гений или сумасшедший. Это и Ivo Viktor, признанный лучшим вратарем чемпионата 1976 г., и футбольный "философ" Tomáš Pospíchal, игравший в знаменитой команде Вытлачила, а впоследствии ставший не менее знаменитым тренером, и многие другие.

Есть кем и чем гордиться и новому поколению чешских футболистов. Достаточно вспомнить имена игроков, выступающих за рубежом: Pavel Nedvěd ("Ювентус" Турин), Karel Poborský (последний заграничный клуб "Лацио" Рим, осенью 2002 г. Poborský вернулся домой и стал играть за пражскую "Спарту"), Patrik Berger, Vladimír Šmicer (оба из "Ливерпуля"), Jan Koller ("Боруссия" Дортмунд), Tomáš Rosický, новая многообещающая звезда чешского футбола (там же), и многие другие. Еще не забылось второе место Чехии на чемпионате Европы 1996 г. Пражская "Спарта" за последние годы несколько раз блеснула в Лиге чемпионов.

Кстати, в сезоне 2001/2002 гг. произошло знаменательное событие во внутреннем чемпионате: Sparta, многолетний бессменный чемпион, уступила пальму первенства клубу FC Slovan из города Liberec. Вот полный список команд, которые будут играть в новом сезоне 2002/2003 гг. в высшей лиге (называется она Gambrinus liga, а Gambrinus … совершенно верно, как вы правильно догадались, марка пива, и весьма приличного):  Chmel Blšany, FK Bohemians, 1.FC Brno, SK Č.Budějovice, SK Hradec Králové, FK Jablonec 97, FC Slovan Liberec, SK Sigma Olomouc, FC Baník Ostrava, FK Marila Příbram, SK Slavia Praha, AC Sparta Praha, FC Synot, FK Teplice, FK Tescoma Zlín, FK Viktoria Žižkov

У всех название клуба включает и название города, кроме клуба FC Synot из Моравии, из городка Staré Město, фактически являющего пригородом Uherského Hradišt ě. Обычно же клубы называют просто по имени города. Стоит еще обратить внимание на FK Marila Příbram – это не кто иной, как бывший армейский клуб Dukla Praha, сменивший хозяина и, говоря по-военному, место дислокации.

И это хорошо, что у "Спарты" появился конкурент, и не один; как известно, конкуренция – двигатель прогресса. Особенно, если это конкуренция на зеленом поле стадиона. К сожалению, в современном футболе много всего, не имеющего с игрой ничего общего. В Чехословакии после падения социализма политика ушла из футбола, уступив место предпринимательству. А предпринимателей больше интересует не футбол, а деньги, прибыль, право на землю, где расположены стадионы, и т.п. В 90‑е годы чешский футбол сотрясают финансовые махинации и связанные с этим судебные процессы. В результате многие футбольные боссы и деятели встречаются теперь не в ложе для почетных гостей на стадионах, а в судебных коридорах и в кабинетах следователей.

Кстати, что касается стадионов. Часто они получают свое название по тому месту, где расположены: Slavia Praha – v Edenu, Dukla Praha – na Julisce, Liberec – u Nivy, Jablonec – Stř elnice, Brno – za Lužá nkami, Opava – v Mě stský ch sadech, České Budějovice – Střelecký ostrov, Ostrava – na Bazalech, Viktoria Plzeň – v Štruncových sadech, Teplice – na Stí nadlech, Hradec Krá lové – pod Lí zá nky, Olomouc – Andrův stadion.

Самый большой футбольный стадион находится в Брно и вмещает 50 тысяч зрителей. Самый большие стадионы в Праге – Страговский (Strahovský stadion Evžena Roš ické ho, Diskařská, 100, Praha 6) и стадион"Спарты" na Letné (ul. Milady Horá kové, 98, Praha 7). Оба имеют чуть более 20 тысяч сидячих мест. Страговский стадион, правда, не является чисто футбольным. Он был построен в 1938 г. для проведения слетов общества Sokol, а в социалистическое время там проводились общереспубликанские спартакиады. В настоящее время в связи с ремонтом своего стадиона (Vladivostocká, 1460/2, Praha 10) на нем играет Slavia. Стадион "Спарты" является также местом встреч национальной сборной (цвет экипировки сборной, естественно, красно-бело-голубой).

Небольшой стадион клуба Bohemians (Vršovická třída, 31, Praha 10) пражане ласково называют Dolíček (ямка, луза) или u Botiče (по названию одноименной речушки). Между прочим, этот клуб со времен своего австралийского турне 1927 г. (с тех пор и сегодняшнее название) носит эмблему кенгуру (по-чешски klokan), и команду часто так и называют – klokani. Стадион одного из старейших чешских клубов Viktoria Žižkov, также намеченный к реконструкции, находится на улице, с недавних пор носящей имя своего самого знаменитого болельщика – нобелевского лауреата по литературе Ярослава Сейферта (Seifertova třída (býv. Kalininova), Praha 3).

Тема "футбол и чешская литература" вообще необычайно богата. Причем литература часто отражает футбол именно как специфический феномен народного духа. Так, герой романа К. Полачека утром после свадебной ночи тестирует свою молодую жену, насколько хорошо она знает составы футбольных команд. В том же романе глава семейства, верующий еврей, вместо того, чтобы в субботу вечером зажигать свечи и соблюдать шаббат, отправляется на футбол.

Мы уже упоминали о классических произведениях на футбольную тему Э.  Басса и К.  Полачека. Однако этими именами перечень авторов, воздавших должное народной игре, далеко не исчерпывается. У Я. Гашека в одном из рассказов невеста футболиста расходится со своим женихом после того, как прочла в газете, что он забил гол из офсайда (что на самом деле было журналистской уткой). Перу известного поэта В. Дыка (Viktor Dyk) принадлежит поэма о футбольном вратаре. Забытый ныне Václav Lacina в пародии на "Левый марш" Маяковского также обыгрывает футбольную тему: "Která noha střílí gól? – Levá!" (Какая нога забивает гол? – Левая!). В 60-е годы огромной популярностью пользовались репортажи одного из лучших чешских прозаиков О. Павла (Ota Pavel) "Дукла среди небоскребов" (Dukla mezi mrakodrapy), "Кубок для господа Бога" (Pohár pro Pánaboha) и др.

А вот история о том, как литература продолжается в реальной жизни. Журналист Pavel Kovář пошел по следам повести Э. Басса и отыскал множество официально зарегистрированных деревенских команд, за которые выступают родные братья. Среди них был и клуб TJ Sokol Hrádek (900 жителей, okr. Znojmo), за который играли 6 братьев Гоцовых (Hocovi). Редакция журнала Stadion организовала встречу клуба с ветеранами "Спарты". Braši (братаны), как себя называли Гоцовы, выиграли со счетом 3:2.

Ярым болельщиком был не только Я. Сейферт, но и многие другие литераторы и люди искусства. Например, Б. Грабал (Bohumil Hrabal) всю жизнь болел за интеллигентскую "Славию", а поэт Й. Коларж (Jiří Kolář) – за пролетарскую "Спарту". И не только болели. Грабал играл за юношеский состав "Арсенала" (Nymburk), пока ему во второй раз не сломали ногу. Та же судьба постигла и прозаика Р. Тресслера (Rene Edgar Tressler), игравшего за дубль "Спарты" и дважды выходившего на поле в основном составе. После травмы он переквалифицировался во вратаря и еще поиграл за клуб Vyšehrad Praha. Известный чешский комик Vlasta Burian защищал ворота "Спарты" не в одном десятке матчей, в том числе целых пять раз в пражском дерби против "Славии". И этот список можно продолжать очень долго.

Закончу тем, с чего начал.

Я бывал на лучших чешских стадионах, но больше всего мне по душе неторопливая жизнь на футбольных полях в провинции (и вокруг них). И в Праге мое любимое футбольное убежище – не Strahov, не Letná, не Eden, а маленький стадион Aritma (Vokovice, Praha 6). Советую посетить. Там хороший газон, совсем немного зрителей, там течет неторопливая жизнь, льется неспешная речь, а в буфете льется и пенится пиво… Я читал замечательные произведения чешской литературы, посвященные футболу, но милее всего – поговорить с истинными любителями этой игры на стоячих трибунах (místa k stání) или в "гόсподе" за кружкой пива.

Потому что футбол – это не только игра, но и феномен народного духа; в Чехии, по крайней мере, точно. И познавать его (народный дух) лучше всего в гуще народной.


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 49




Convert this page - http://7iskusstv.com/2014/Nomer7/Zaharov1.php - to PDF file

Комментарии:

Болельщик
- at 2014-08-01 07:30:11 EDT
Потому что футбол – это не только игра,но и феномен народного духа.И познавать его (народный дух) лучше всего в гуще народной.
__________________ _______________________
"Познавать народный дух лучше всего в гуще народной ", и это (футбол , хоккей ) у нас оченно модно (не познавать дух , а про футбол-хоккей побазарить). А потом погадать на гуще кофейной,вспомнить наших бомбардиров и битвы где вместе рубились они.
До следующих Соч,до следующих феноменов,через тернии к полуфиналу.

Soplemennik
- at 2014-08-01 07:03:21 EDT
Потому что футбол – это не только игра, но и феномен народного духа; в Чехии, по крайней мере, точно. И познавать его (народный дух) лучше всего в гуще народной.
------------

Не слишком ли громко про феномен народного духа?

Б.Тененбаум
- at 2014-08-01 02:52:36 EDT
Очень понравилось - такое впечатление, что сам походил по чешским стадионам. Искренне признателен автору ...

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//