Номер 12(81)  декабрь 2016 года
mobile >>>
Юрий Каплан

Юрий Каплан "Мост Вздохов"
Стихи

 

* * *

 

Где он оборвется, путь земной?..

Стыдно за пустые разговоры.

Господи, поговори со мной,

Может быть, меня не станет скоро.

 

Ни тоске не верь, ни куражу,

Это и не откровенье даже.

Просто,

      то, что я Тебе скажу,

Может быть, Тебе никто не скажет.

 

 

 

* * *

 

Спустя дунайской дельты рукава,

С пути сбиваясь, опустив слова,

Из всех привычных ритмов выпадая,

Я изменил фарватера зигзаг.

И отразилась вмиг в моих глазах

Серо-зелёная вода Дуная.

 

Моë зеленоглазое дитя,

Дунайской дельты рукава спустя

Меня опять одолевают страхи.

И снова сам себе коварный враг

Я путаюсь в потёртых рукавах

Печали. Как в смирительной рубахе.

 

Дунайской дельты рукава спустя

Мне кажется пожизненной статья,

Приговорившая меня к печали.

Моё желтоволосое дитя,

Мне так невыносимо без тебя,

Как будто впрямь в небытие отчалил.

 

В раю, где облака и камыши,

Снимает вдохновенье барыши.

Но мне не до тебя, Господне лоно.

Спустя дунайской дельты рукава

Всё жду: а вдруг появятся слова,

Чтоб прохрипеть тебе по телефону.


 

Туннель

 

Готовясь к жестокой ассирийской осаде, жители Иерусалима пробили туннель в скале, изменив русло ручья Гихон. "...А в день завершения туннеля каменотесы ударяли навстречу друг к другу, кирка против кирки. И потекла вода из источника на расстояние 1200 локтей, и 100 локтей была высота скалы над головами каменотесов".

    Надпись на стене туннеля (т.н. "силоамская надпись"), VIII в. до н. э.

 

В петле ассирийской орды,

Могучим соседом тесним,

Плотнее смыкает ряды

Отчаянный Йерусалим.

 

С какой не всмотрись стороны,

Чужие хоругви видны.

Мы долгу и Богу верны,

Но как воевать без воды?

 

В ответ на людскую хулу

Пророк расшифрует свой сон:

Пробейте туннель сквозь скалу,

Пусть русло изменит Гихон.

 

Народ устаёт от идей,

Но вещие сны не солгут.

Всего лишь две тыщи локтей,

И мы недоступны врагу.

 

Пока не ослабла рука,

Пока не запятнана цель,

Вгрызайся в породу, кирка,

Тянись через время, туннель.

 

Довольно бичей и оков,

Замолим чужие грехи,

Я слышу сквозь толщу веков

Биение встречной кирки.

 

Я помню, что жизнь коротка,

Я знаю, что годы — шрапнель.

Вгрызайся в породу, кирка,

Стремись через время, туннель.

 

 

Киннерет

 

В области верхнего до

                                     начала всего, перед

Временем, перед Светом, в мареве зыбком

Тивериадское море звалось Кинерет,

Что в переводе с иврита звучит, как скрипка.

 

Именно в этой области "пó морю, аки пóсуху",

Аки смычком по струнам (трение — не взлечу!),

Ибо я здесь рождённый

                                   и в то же время посланный,

В каждой руке вместо посоха по солнечному лучу.

 

Знаю, в Твоих пространствах нету иного способа,

Встречный горячий ветер прядь уберёт со лба.

Пó морю, аки пó миру. Пó морю, аки пóсуху,

Если доверит Кинерет. И совпадёт судьба.

 

В области верхнего до 

                                     мне не хватает воздуха,

Как не хватает Слову нездешнего падежа.

Пó морю, аки пóсуху — это по струнам, Господи,

Это звучит Кинерет. Это парит душа.

  

* * *

 Слышите шум? — это снова шаманит зима,

Души, дома и деревья в одной круговерти.

Только хватило б дыхания выдохнуть: "Шма,

Шма, Исраэль!"[1]

и не страшно встречаться со смертью.

 

Птица не может взлететь и ложится плашмя,

Тело своё прижимает к спасительной тверди.

Только хватило б дыхания выдохнуть: "Шма,

Шма, Исраэль!" —

и не страшно встречаться со смертью.

 

Звёздные хлопья опять меня сводят с ума.

Белая мгла роковую окружность очертит.

Только хватило б дыхания выдохнуть: "Шма,

Шма, Исраэль!" —

и не страшно встречаться со смертью.

 

Знаю и сам, что душа перед Небом грешна,

Всё, что положено, мне по заслугам отмерьте.

Только хватило б дыхания выдохнуть: "Шма,

Шма, Исраэль!" —

и не страшно встречаться со смертью.

 

Мост Вздохов

Мост Вздохов. Всего несколько шагов из неописуемой роскоши Дворца Дожей в непроглядный мрак средневековой темницы под свинцовой крышей. Если повезёт, успеешь в последний раз увидеть в зарешеченных окнах море, солнце, небо. И вдохнуть. И вздохнуть. Потому — Мост Вздохов. Но это изнутри.

А снаружи, украшенный затейливой мраморной резьбой и ажурными решётками, изящный кошачий изгиб над узким каналом очень напоминает аристократические носилки.

 

Где этот уголок земли?

Какая за бортом эпоха?

Куда меня вы занесли,

Носилки времени — Мост Вздохов?

 

Приподнятая арки бровь,

Кирпичной башни мощь нагая...

Венеция, ты, как любовь,

Бег времени опровергаешь.

 

Нет, не любовь — венец любви...

Господь, наверное, печатал

Гравюры вечные твои,

Используя фольгу заката.

 

Побыть принцессой в царстве сна

Иль приобщиться к райским кущам —

Венеция, твоя цена:

Забыть о времени текущем,

 

Не помнить собственных примет.

(Твой мир — ажурных кружев мрамор.)

Не явлен даже силуэт.

Стократ ценней портрета рама.

 

И маска. Арлекин. Пьеро.

Описка. Кляксочка. Помарка.

Пух. Голубиное перо

На площади Святого Марка.

 

И жажду смертных никогда

Не потому ль не утоляла

Зеленоватая вода

Стекающего в Стикс канала.

 

Пойми, прости, родной Подол,

Ты родина моя и крест мой,

Но здесь мне чёрный лак гондол

Зияет, как рояль отверстый.

Мост Вздохов, уноси во тьму,

Мой век в твоих носилках дремлет.

Теперь я знаю, почему

Иосиф выбрал эту землю[2].

  

Урий. Бессонная ночь

 ...Давид прогуливался по кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину. А женщина была очень красива... И сказали ему — это Вирсавия, жена Урия... И он спал с нею... И послал сказать: пришлите ко мне Урия... И расспросил его Давид о ходе войны... И вышел Урий из дома царского, а вслед за ним понесли царское кушанье... Но Урий спал у ворот... со всеми слугами, а не пошел в свой дом... И донесли Давиду... И сказал Урий Давиду: рабы господина моего пребывают в поле, а я пошел бы в свой дом есть, пить и спать с женою!.. Поутру Давид написал письмо и послал его с Урием... В письме он написал так: поставьте Урия там, где будет самое сильное сражение, и отступите от него, чтобы он был поражен и умер...

      Вторая книга царств. Глава 11

 

1

Сошла почти на нет вечерняя заря,

Кровав последний блик на золоте чертога,

Я понял с первых слов лукавого царя,

Которого любил и почитал, как Бога.

Царь думал: Урий глух. Царь думал: Урий слеп.

Царь думал: Урий прост, и жизнь его прекрасна.

Я не войду в свой дом. Я не вкушу свой хлеб.

Я больше не возьму жены на ложе страстном.

Да, он герой и царь, провидец и поэт,

Строитель и мудрец. Но ты ведь помнишь, Боже,

Что в жизни для меня страшнее пытки нет,

Чем знать, что кто-нибудь её коснулся кожи.

Пусть мне не пасть в бою.

                                  Пусть мне не быть в раю.

Пусть буду жалкий раб, а не отважный витязь,

Но, если выбирать, — я дам отсечь свою,

Чем на плече её чужую кисть увидеть.

Пусть я курчав, как негр. Пусть я упрям, как бык.

Пусть я зеленоглаз, как распоследний грешник.

Но светят только мне две серо-голубых

Звезды в сплошной ночи её волос кромешных.

Да, слишком часто меч сверкал в моей руке,

И часто разум я терял в бою от гнева,

Но я один плыву по голубой реке

По жилке на груди её... любимой... левой...

Как сладко на войне мне снился этот дом

Вот мы опять вдвоём... вот мы уже простились...

Сплю на сырой земле, обласканный царём,

Шпионы из дворца вовсю засуетились.

Нет, будь и впредь, мой царь, по-прежнему велик,

Спасибо за вино и щедрые награды,

Но лучше обойтись без вычурных интриг,

Мне станет смерть в бою действительно отрадой.

Сам выберу свой день. Сам изберу свой путь.

Сам в сече обрету себе врага по росту.

Когда в её глаза я не могу взглянуть,

Зачем мне видеть свет и утренние звёзды.


Примечания

[1] "Шма, Исраэль!" (Слушай, Израиль!) —  еврейская молитва. Во времена средневековья евреи произносили её перед мученической смертью на кострах инквизиции.

[2] Иосиф Бродский похоронен в Венеции.

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 264




Convert this page - http://7iskusstv.com/2016/Nomer12/JKaplan1.php - to PDF file

Комментарии:

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//