Номер 4(85) апрель 2017 года
mobile >>>
Оскар Шейнин

Оскар Шейнин Грех научного сообщества и торжество бюрократии*

 

1. Общие сведения

  Мы не усматриваем никакого различия между рецензией и рефератом в более узком смысле, т. е. не с обзорным отчётом. Рецензии естественно подразделяются на внутренние, не предназначенные для публикации, и публикуемые. И те, и другие должны описывать и оценивать содержание изучаемого источника. Совместно со специально издающимися аннотациями и библиографиями (и отдельными библиографическими описаниями) рецензии обеспечивают научную информацию. Впрочем, аннотация, или краткая характеристика описываемого источника, в принципе не отличается от реферата.

  Очень давно метеорологи Shaw & Austin (1926/1942, с. v) заявили, что Для сообщества в целом нет более расточительно дорогостоящего, чем невежество. И, стало быть, нет ничего важнее правдивой и своевременной информации. Сразу скажем, что своевременность далеко не всегда соблюдается. Реферативные журналы нередко получают те или иные источники с опозданием на много лет, зато, видимо, бесплатно.

  Я всегда неизменно просматривал реферативные журналы (РЖ) Математика, Math. Reviews и, как он впоследствии стал называться, Zentralblatt MATH, опубликовал в первом и третьем из них большое число рефератов, заглядывал и в другие информационные издания. Стал достаточно осведомлённым в существующей литературе, чему многие другие историки математики, и российские, и зарубежные, удивлялись. Постепенно понял: они узнают об источниках только друг от друга.

  Михайлов (1975), директор академического института научной информации, указал, что без помощи РЖ специалист может ознакомиться не более, чем с 6% опубликованных работ, а с помощью РЖ − ок. 80%. Оценки эти уж наверное приближённые, к тому же обобщённые на десятки отраслей знания, и, наконец, ознакомление вовсе не равносильно получению верного понятия. Но с тех пор стоимость реферативных журналов, да и научной литературы вообще, резко возросла. Доступ к РЖ возможен теперь только в крупных научных институтах и некоторых главнейших библиотеках. По этой причине я не привожу точных ссылок на них.

Полагал бы весьма желательным выпуск библиографического журнала, т. е. списков выходных данных новой литературы. В области статистики очень полезен справочник Kendall and Doig (1962, 1965, 1968), охвативший литературу 1950 – 1958, 1940 – 1949 и предыдущую, до 1940 г., соответственно.

  Появился, правда, интернет, мощное подспорье о двух концах. Многое можно в нём отыскать, но давних (часто очень существенных) источников там, как правило, не отыщешь, не заменяет интернет классических источников информации.

2. Издательства

  От рецензий в большой степени зависит, увидит ли свет та или иная рукопись. Известно, например, что в начале 1920-х годов А. А. Чупров прожил несколько лет в Германии за счёт своих гонораров, в том числе за многочисленные (опубликованные) добросовестные и квалифицированные рецензии. Вряд ли что-то подобное возможно сейчас (авторы должны даже оплачивать издания своих книг, иногда и журнальных статей).

  Видимо, из-за общей экономической обстановки самые, казалось бы, солидные издательства выпускают вредную дрянь, уж наверное кое-как обоснованную негодным внутренним рецензированием. Я (2007а, 2007b) опубликовал рецензии на две отвратительные книги, на английский перевод Искусства предположений Якоба Бернулли 1713 г. и на обзор жизни и трудов Карла Пирсона. Перевод Бернулли выполнила E. D. Sylla, специалист по древним языкам. Она назвала алгебраические кривые геометрическими, бином у неё обзавёлся корнями (и уже не состоял из одночленов) и т. д., а её обширнейший комментарий неграмотен. Выходные данные первого русского издания четвёртой части книги Бернулли полностью вымышлены, что свидетельствует о научной недобросовестности Силлы.

  Из второй книги читатель узнает, что даже математика не может доказать четвёртого измерения, что (недавно переизданный!) трактат У. Томсона и П. Г. Тейта 1873 г. был стандартным викторианским, и т. д., но не догадается, что Пирсона избрали в Королевское общество. А кого же должны благодарить читатели? Издательства университета Джонса Гопкинса и Принстонского университета, их коммерческие интересы и их недобросовестных рецензентов. В обоих случаях скажем вслед за И. А. Крыловым: Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать – пирожник.

  Заметим в скобках, что второй автор, Т. М. Портер, недавно стал членом Международной академии по истории науки. Да, экономические соображения заставляют научные общества принимать в свои члены почти всех желающих…

  И ведь на самом деле, по крайней мере в области теории вероятностей и статистики современные специалисты не знакомы с историей своей науки. Признание Пирсона (1978, с. 1): Я действительно чувствую, как неверно было столько лет работать в области статистики и пренебрегать её историей, так и не нашло отклика. Вот печальное последствие: отвратительные обвинения Гаусса (Stigler 1986, по всей книге). Много было рецензий на эту работу, от весьма положительных до хвалебных, а Хальд (1998, с. xvi) посмел назвать её эпохальной.

  Другой крупный и известный статистик, У. Краскл, сообщил мне в письме, что уже отошёл от преподавания, но что появилась, мол, хорошая книга его воспитанника… Хотите верьте, хотите нет, но только я, один-одинёшенек (1999, с. 463 – 466), решительно и резко осудил Стиглера. Тот же Стиглер (1986, с. 27), не вникнув в суть дела, заявил, что Эйлер будто бы не понял цели уравнивания измерений. Я (1993, с. 49 – 50), опять-таки в единственном числе, опровергнул его, и он (1999, с. 318), по поводу другого мемуара Эйлера, незаслуженно восхвалил его. Эйлер высказался против принципа наибольшего правдоподобия в пользу среднего арифметического, но его довод должен был привести его к медиане.

  Во многих других случаях Стиглер высказал либо грубо ошибочные, либо правдоподобные, но неверные утверждения. Он (1986), например, сильно перехвалил Лежандра за счёт Гаусса. Своё мнение о Стиглере я сообщил некоторым статистикам, они же в один голос вежливо поразились моему нахальству, тем более, что первая книга Стиглера обеспечила ему завидную административную карьеру. Но ни одного объективного довода никто из них не привёл, и я вспомнил американское высказывание: Он – сукин сын, но он наш сукин сын

  Появился и в России свой Хлестаков, Чайковский (2001). Он, правда, в статье, а не в книге, заявил, что закон больших чисел должен называться законом Кардано – Бернулли, но разумно никакой ссылки на Кардано не привёл!

  Были и есть, конечно же, и обоснованные внутренние рецензии. Вот два примера. В 1915 г. Императорская Академия Наук присудила А. А. Чупрову золотую рецензентскую медаль за разбор книги по её поручению (Шейнин 2010, с. 44). Серьёзным рецензентом был В. И. Борткевич (Woytinsky 1961, с. 452 – 453): издатели перестали просить его рецензировать книги (скорее рукописи) своих авторов, поскольку его критика была слишком глубокой… Другой автор (Андерсон 1931) засвидетельствовал: Борткевич в течение многих лет считался верховным контролёром в статистике, математической статистике и экономике, отзывы которого были всегда обоснованными. Считалось даже, что многие слабые работы не были опубликованы (быть может не попадали в издательства), потому что их авторы боялись его критики.

  Был и специальный журнал, Новые книги за рубежом, публиковавший только рецензии. Авторами по крайней мере его серии А были известные учёные, рецензиям которых можно было спокойно доверять.

  Наконец, книга Truesdell (1984), на которую мы будем ссылаться и в дальнейшем, была написана крупным учёным и историком точных наук. В большой части она состоит из перепечатки серьёзных рефератов и рецензий.

  Особо заметим, что сборники иногда переиздаются без уведомления авторов, которые могли бы внести исправления и/или добавления, так что читателей кормят устаревшими сведениями. Так случилось с Математикой XIX века, т. 1. М., 1978, ред. А. Н. Колмогоров и А. П. Юшкевич. Издательство Биркхойзер выпустило английский перевод этой книги в 1992 и 2001 гг. Я перевёл главу Теория вероятностей (авторы Б. В. Гнеденко и я) для издания 1992 г., но об издании 2001 г. узнал только после его выхода. Не знали об этом и другие авторы книги. Авторы журнальных статей иногда не могут подправить принятые к публикации рукописи, потому что получают корректуру (если вообще получают!) в системе пдф. Редакциям это удобнее!

3. Журналы

  3.1. Честь мундира. Вот дела минувшие (Truesdell 1984, с. 397):

  Дважды за тридцать лет Королевское общество вздорно и в высшей степени напыщенно и глупо подавило истину в пользу ошибочного, дважды облило грязью великих людей [Герапата в 1816 г. и Уотерстона в 1845 г.] и превозносило пассивных, суетливых дураков, которые за всю свою жизнь ничего не добавили науке.

  И Трусделл (с. 398) добавил, что официальные лица защищали любую опубликованную Обществом статью и что аналогичные случаи происходили и в других академиях, в том числе в Петербургской, вплоть до 1850 г., а подходить ближе он, мол, не отваживается. А вот мне придётся подходить…

  Королевское статистическое общество отказывается публиковать в своём журнале критические отзывы о появившихся там статьях. Был я почётным членом этого общества, написал крохотное критическое письмо о статье Rice & Seneta (2005). Они явно не читали описанную ими в двух словах статью Де Моргана (1864), но мою критику журнал (или Общество?) положил в долгий ящик, обманывал меня, затем под надуманным предлогом (а как же иначе?) отклонил его. Свои связи с этим высоконаучным обществом я порвал.

  Де Морган (тот самый, известный логик) всерьёз обсуждал, что означает вероятность события, равная 2,5. Он же, в письме 1842 г., как я впоследствии обнаружил, заявил, что и тангенс, и котангенс бесконечности равен мнимым числам ± i (Sophie De Morgan 1882, с. 147).

  3.2. Робость редакторов. Наука дробится, и число научных журналов возрастает; в 1999 г. только по теории вероятностей и математической статистике их насчитывалось порядка 680 (Прохоров 1999, с. 894 – 910). Тиражи многих журналов невелики, и их редакторы стремятся прежде всего сохранить всех своих подписчиков. Они поэтому побаиваются публиковать рукописи, существенно отличающиеся в чём-нибудь от остальных или критикующие кого-то. Безопасная посредственность, а не поддержка хотя бы чуть рискованных утверждений, − вот ключ к выживанию. И редакторы, иногда даже без рецензирования, под надуманными предлогами отклоняют подобные рукописи, хоть подчас не очень разбираясь в них, ср. Андрески (1972, с. 16): каждый может выйти сухим из любой воды. А лет 10 назад журнал Isis отверг какую-то мою рукопись, указав, что её содержание слишком широко; проще, ведь, описывать отдельные эпизоды из истории науки.

  Редакторы некоторых журналов (в том числе реферативных) не желают публиковать ни серьёзных критических высказываний о вышедших книгах, ни (упаси Боже!) критики в адрес авторов других изданий. Я опубликовал юбилейную статью о Карле Пирсоне (2010b), заметил, что в другом журнале появились приукрашивающие его материалы, но эту фразу редактор не пропустил.

  Есть и особая причина появления хвалебных журнальных рецензий на вышедшие книги: для их реферирования многие журналы получают от издательств бесплатные экземпляры своей продукции, и на критические рецензии издательства могут и обидеться. Нам нужны подобрее щедрины и такие гоголи, чтобы нас не трогали!

  3.3. Юбилейные статьи и статьи о классиках. Они, как правило, умалчивают о недостатках описываемых крупных учёных, а иногда приписывают им лишнее. Линник и др. (1951, с. 637) приписали Маркову рекомендации Гаусса; впрочем, возможно, что Гаусса они и не читали. А Чебышев, к примеру, считался полубогом, но вот Новиков (2002, с. 330) заметил: При своём блестящем аналитическим таланте он был патологическим консерватором, не признававшим новомодных (а фактически революционных) направлений в математике. И попробуйте найти у современных французов критику Кондорсе, Курно, Пуассона или Лапласа, а у современных немцев отыскивать критику Бесселя.

  Повторяя Канта (и Кеплера), Лаплас (1796/1982, с. 328) заявил, что эксцентриситеты планетных орбит вызваны разностями температур и давлений в различных регионах этих планет. Последнее прижизненное издание его книги вышло в 1813 г., так что Лаплас либо вплоть до того времени не знал, что по Ньютону эксцентриситеты зависят от скорости обращения планет вокруг Солнца, либо не посчитал нужным отказаться от своей ошибки. Его странную ошибку никто не заметил (или не хотел заметить).

  Есть и особое обстоятельство, которое часто упускается из вида: достижения прежних лет, необходимо описывать не только на современном уровне, но и на языке прежних авторов. Виновными здесь можно назвать, к примеру, Спротта (Sprott 1978) и Хальда (Hald 1998).

  3.4. Взаимоотношения авторов и редакторов. Быть может за последние 10 – 15 лет резко изменилась атмосфера этих отношений. Нет и в помине чувства общности их интересов, есть только желание редакторов при малейших сомнениях отпихнуть автора (иногда без указания причин, иногда по явно вымышленным причинам). Подозреваю, что рецензенты подчас выполняют это сообщаемое им желание и человека с прыщом превращают в прыщ с человеком на заднем плане. Вообще же рецензия должна устанавливать и сильные, и слабые стороны изучаемого источника, но частенько забывает (или не желает заметить) рецензент либо ту, либо эту. И редко поможет он автору устранить какую-нибудь оплошность, о такой задаче он и не слышал! Ущерб для журнала, для науки? Да полно! Рукописей больше, чем нужно, и редактору меньше забот.

  И вот для сравнения Чупров в письме Н. С. Четверикову 1923 г. (Шейнин 2010а, с. 44):

  Отзыв [о книге не известного ему автора] я написал по мере сил сдержанно, опасаясь ушибить человека, быть может достойного сочувствия или хотя бы сожаления.

  И о другом авторе:

  Оставаясь объективно справедливым, можно иной раз учинить жесточайшую несправедливость.

  Но заказанные рецензии очень часто публикуются безотказно. Вряд ли редакторы журналов не представляют себе действительного положения, но почти никогда не просят рецензентов что-то подправить и/или уточнить. Попросишь – придётся ждать месяца два, может быть и переписываться с референтом … Хлопотно, и ведь никто не оценит! Знаю доподлинно, что в 1960-е годы редакция реферативного журнала Математика иногда отправляла референтам вежливые письма с подобными просьбами. И добивалась своего, потому что репутация журнала обязывала прислушиваться к ним.

4. Рецензирование

  4.1. Научное сообщество не ценит рецензирования (непростительный грех!), так должен ли рецензент всерьёз относиться к своим обязанностям? Порой он просто халтурит. Иногда, впрочем, это обусловливается (но не оправдывается) неизбежной торопливостью. И отвратительнее всего, если причиной негодного реферата служит невежественность, да ещё отягощённая наглостью.

  Перевод, с позволения сказать, Якоба Бернулли (§ 2) удостоился панегирика в Math. Reviews. Рецензент (D. R. Bellhouse, серьёзный автор, надо сказать), изволите видеть, и не подозревал, что автор добавит ценный (на самом деле, безграмотный) комментарий. Мы теперь имеем … А ведь можно было ограничится одной фразой: Сжечь книгу в присутствии автора!

  4.2. Рецензент не понимает ни задачи, ни важности рецензирования. Толковый математик, E. Seneta, не знает, что история математики не состоит из одних только формул, см. в тех же Math. Reviews реферат на мою статью (1978) о Пуассоне. Давно уж я ей недоволен, хотя впервые сообщил, что этот учёный ввёл понятия о случайной величине и функции распределения. Да, я сообщил, а вот референт об этом умолчал …

  4.3. На рецензента возлагается непосильная задача. Может ли один человек рецензировать сборник разнородных статей? Только изредка, вообще же от подобных заданий следует отказываться. Но сплошь и рядом в таких случаях выдают рецензенты на-гора приятные пустячки, сдобренные некоторой неграмотной критикой (что, видимо, и ожидалось от них). Примером может служить рецензия I. Grattan-Guinness в Math. Reviews на Математику XIX века, т. 1, упомянутую в § 1.2.

  4.4. Вот чудесный пример должного отношения к рецензированию (Woytinsky 1961, с. 453): Я не рецензирую работ своих знакомых и не стремлюсь встречаться с авторами, чьи работы мне приходится оценивать. Так заявил В. И. Борткевич в 1920-х годах, но в узком кругу данной темы или науки все знают и боятся обидеть друг друга. Слуцкий (1916), уже заявивший о себе (а в будущем – крупный и заслуженный учёный), опубликовал весьма критический обзор книги Кауфмана (1916), но закончил свою статью её безудержным восхвалением!

  4.5. Отзывы. Здесь же следует упомянуть и их. Слуцкий, явно не прочитав книги П. А. Некрасова 1912 г., восхвалил её, а затем убедился, что ошибся (Шейнин 2010а, с. 68). И снова Стиглер (1997/1999, с. 52): он назвал первоклассным учёным некоего автора, хоть тот и считал, что Пуассон вывел усиленный закон больших чисел (Шейнин 2013, с. 6 прим.). Хвальба на всякий случай нередка, особенно в области, в которой трудятся немногие. Но вот Гаусс (письмо 1840 г.) заметил, что ссылается на других, только если убеждён, что их можно похвалить (Бирман 1966/2015, с. 79). Он, правда, добавил, что старается не заниматься литературными исследованиями.

5. Безудержная стандартизация

  В пределах своей статьи или книги автор безусловно обязан придерживаться одного и того же формата (например, при оформлении библиографических ссылок). Но почему-то все без исключения журналы требуют однообразного формата от всех своих авторов. Статьи отличаются друг от друга объёмом, стилем, направленностью (обзор или конкретное исследование), количеством ссылок, и каждая в чём-то своеобразна. Их стандартизация ожесточает авторов, отвлекает их от существа дела, явно вредна для науки. Если же (особенно на Западе) в каждом журнале свои порядки, а рукопись автора в каком-то из них отклонили, то послать её в другой журнал можно только после дополнительной и тягостной работы.

  Автор сослался на малоизвестный источник и хотел бы что-то разъяснить о нём в тексте Библиографии, так ведь могут и запретить. У нас, мол, так не принято … Что станет говорить княгиня Мария Алексеевна? (Грибоедов).

  Был же прекрасный пример противоположного смысла: покойный К. Трусделл успел издать 49 томов престижного журнала Archive for History of Exact Sciences, полностью отказавшись от какой-либо стандартизации статей, и представьте себе: ничего плохого от этого неслыханного нарушения традиций не произошло! Но уж после его смерти два новых со-редактора немедленно вернули журнал на путь праведный!

  Вот примеры истовой стандартизации, частично осуществляемой без ведома и согласия автора, т. е. с нарушением его авторских прав, притом с высокой вероятностью внесения ошибок. Написал я прим. 1874, но моё прим. исчезло. Написал Эгон Пирсон книгу о Стьюденте и в заглавии поставил этот псевдоним в кавычки – убрали кавычки! И это произошло в известном издательстве Wiley.

Написал я Муавр (1756), переправили год на 1738, т. е. на предыдущее издание книги, в котором ещё не было цитируемого мной места. Теперь этот журнал (Math. Scientist) должен будет опубликовать поправку, но почему меня исказили? Потому, что в их базе данных издания 1756 г. не значилось. Головотяпство со взломом! Так намного ли утрировано утверждение того же Трусделла (1984, с. 206) о том, что армия канцелярских работников издательств, обычно называемых редакторами”, уничтожает проходящие через их руки тексты? Автор предполагает, а бюрократ располагает! И вот последний из многих возможных примеров. В томе 7 (42), 2002, Историко-математических исследований, в статье о А. В. Васильеве, В. А. Баженов привёл список 192 сочинений своего героя, и 192 раза указал (или редакция указала) А. В. Васильев. Блаженство бюрократа. Да и вообще Германией правят бюрократы! Так, кажется, заявил Бисмарк. Продолжают править, и не только Германией …

6. Отечественная литература

  Многие журналы отказываются публиковать статьи, ранее вышедшие на любых или почти любых других языках. Так ведь проще, ведь закон тем яснее, чем он короче. Из тысячи читателей какого-либо журнала (которых у него скорее всего нет) русскую статью прочли (и кое-что поняли) быть может двое или трое, но авторский английский перевод публиковать всё равно нельзя!

Барьер между русским и западными языками существовал уже в XIX в., но в то время был односторонним: русские учёные знали о том, что происходило в мире. С тех пор положение резко ухудшилось. России, как родине слонов (что, кстати, быть может и верно), не подобало преклоняться перед иностранщиной … Лет 40 назад о слонах забыли, но иностранную литературу в России знают недостаточно, а многие иностранцы, как и раньше, не желают учить русский язык. Редакторы русских журналов иногда легче, чем на Западе, поддаются внешнему давлению и публикуют негодные статьи (например, Чайковского, см. § 2), а многие статьи в них слишком сжаты и иногда написаны неряшливо и малопонятно. Некоторые журналы переводятся на английский язык, но, как я слышал от авторитетных учёных, такие переводы слишком формальны, да и затруднены указанной сжатостью. Всё это способствует появлению недоверия к российским источникам.

  В основных немецких библиотеках каталоги книг составлены только на латинице, так попробуйте поискать в них Жуковского, Чупрова или Слуцкого. Но вот главное: всё это свидетельствует о том, что русская литература не пользуется должным спросом. Характерен пример Хальда (Hald 1998). Судя по названию книги, она должна была описать, но не описала континентального направления статистики, и в частности результатов Чупрова, Борткевича (правда, скорее немецкого учёного) и Маркова. В частном письме он сообщил мне, что для изучения пропущенного материала ему потребовалось бы ещё несколько лет. Но в любом случае он должен был бы упомянуть это упущение в Предисловии книги.

7. Правописание фамилий

  Неразумные чисто бюрократические правила (кто их только установил?) нарушают авторские права. Крупнейший математик и статистик С. Н. Бернштейн был иностранным членом Парижской академии наук, часто публиковался на французском языке и всегда подписывался Bernstein. Теперь же журналы единодушно требуют писать его фамилию по-варварски, Bernshtein. Кто-то, видно, порадел о читателях, которым полагалось бы изучать детские стихи, подобные Дяде Степе. И ведь в самом крайнем случае следовало признать, что Bernstein − псевдоним автора, и что изменять его никому не дозволено. Правописание фамилий авторов ныне устанавливается кувалдой, − подозреваю, что какими-то науковедами, которые подсчитывают количества ссылок на различных авторов.

8. Новояз

  Получил я письмо по мейлу (я бы сказал: получил молнию), в нём фраза адрес найдёте на моей платформе. А сказать… найдёте чуть ниже? Когда-то вратарей называли голкиперами, а устойчивые статистические оценки – робастными. Остаются тендер (торги), пик (а не разгар) сезона, вместо обрусевшей конторы возник офис. Врачи пишут инвазия (а не вторжение) глистов, а на эстраде говорят римейк вместо переделки и т. д., и т. п. Бездумные заимствования слов и терминов в первую очередь отражаются на культуре, тем более, что крысоловов больше нет, их заменили операторы по грызунам… Да, это опять Трусделл. Добавьте к этому ужасающую неграмотность. Вот сравнительно безобидный пример: афтар вместо автор.

  9. Выводы

  Научную информацию следует распространять шире и глубже. Шире: выпускать и бесплатно предоставлять библиотекам библиографические описания новых книг и статей. Глубже: Редакциям РЖ надо критически относиться к получаемым рефератам, а сами РЖ бесплатно предоставлять гораздо более широкому кругу библиотек. Всё это потребует и сил, и средств.

  Научному сообществу следует решительно изменить своё отношение к рефератам и рецензиям. Это, конечно, произойдёт, − пусть только приедут турусы на колёсах!

  Журналам следует отказаться от тотальной стандартизации (о, ужас!), и вообще засилье бюрократов необходимо сломить, пусть даже усложнятся подсчёты количества ссылок (снова: что подумает княгиня Мария Алексевна?).

  В § 7 мы упомянули подсчёты количества ссылок. Ясно ведь, что и здесь работают только кувалдой. Опубликовал некто скверную статью, появилось пять отрицательных ссылок, − хорошо! Науковеды принялись за статистические подсчёты, но не поняли, насколько тонко надо ими заниматься.

 

 Библиография

S, G, с последующим номером (например, S, G, 51) в библиографических ссылках означает, что соответствующая публикация, или, как правило, её перевод, размещена (размещён) на нашем сайте sheynin.de или в Google, Oscar Sheynin, под номером 51.

 

  Андерсон О. (1931), Профессор В. И. Борткевич как статистик. Газета Россия и славянство, 15 авг., с. 3.

  Кауфман А. А. (1916), Теория и методы статистики. М.

  Линник Ю В. и др. (1951), Очерк работ А. А. Маркова по теории чисел и теории вероятностей. В книге Марков А. А. (1951), Избранные труды. М., с. 614 – 640.

  Новиков С. П. (2002), Вторая половина ХХ века и её итог: кризис физико-математического сообщества. Историко-математические исследования, вып. 7 (42), с. 326 – 356.

   Михайлов А. И. (1975), Реферативный журнал. БСЭ, 3-е изд., т. 22, с. 53 − 54.

  Прохоров Ю. В., редактор (1999), Вероятность и математическая статистика. Энциклопедия. М.

  Слуцкий Е. Е. (1916), Статистика и математика. Статистич. Вестник, № 3 − 4, 1915 – 1916, с. 104 – 120.

  Чайковский Ю. В. (2001), Что такое вероятность? и т. д. Историко-математич. исследования, вып. 6 (41), с. 34 – 56.

  Шейнин О. Б., Sheynin O. B. (1978), Poisson’s work in probability. Arch. Hist. Ex. Sci., vol. 18, pp. 245 – 300.

  − (1993), On the history of the principle of least squares. Ibidem, vol. 46, pp. 46 – 54.

  − (1994), Chebyshev’s lectures on the theory of probability. Ibidem, vol. 46, pp. 253 – 283.

  − (1999), Gauss and the method of least squares. Jahrbücher f. Nationalökonomie u. Statistik, Bd. 219, pp. 458 – 467.

  − (2007а), Jakob Bernoulli. The Art of Conjecturing. Transl. By E. D. Sylla. Baltimore, 2006. Рецензия: Вопросы истории естествознания и техники, № 1, с. 178 – 180.

  − (2007b), T. M. Porter, Karl Pearson. Princeton & Oxford, 2004. Рецензия: там же, № 2, с. 191 – 195.

  − (2010а), А. А. Чупров. Жизнь, творчество, переписка. М.

  − (2010 b), Karl Pearson a centenary and a half after his birth. Math. Scientist, vol. 35, pp. 1 – 9. S, G, 35.

  − (2013), Теория вероятностей. Исторический очерк. Берлин. S, G, 11.

  Andreski S. (1972), Social Sciences As Sorcery. London.

  Biermann K.-R., Бирман К. Р. (1966 нем.), О взаимоотношениях К. Ф. Гаусса и Ф. В. Бесселя. S, G, 70, с. 68 – 83.

  De Morgan A. (1864), On the theory of errors of observations. Trans. Cambr. Phil. Soc., vol. 10, pp. 409 – 427.

  De Morgan Sophie (1882), Memoir of Augustus De Morgan. London.

  Hald A. (1998), History of Mathematical Statistics from 1750 to 1930. New York.

  Kendall M. G., Doig Alison G. (1962, 1965, 1968), Bibliography of Statistical Literature, vols 1 – 3. Edinburgh – London.

   Laplace P. S., Лаплас П. С. (1796, франц.), Изложение системы мира. СПБ, 1861; Ленинград, 1982.

  Pearson K. (1978), History of Statistics in the 17th and 18th Centuries etc. Lectures 1921 – 1933. Editor E. S. Pearson. London.

  Rice A., Seneta E. (2005), De Morgan in the prehistory of statistical hypothesis testing. J. Roy. Stat. Soc., vol. A168, pp. 615 – 627.

  Shaw N., Austin E. (1926), Manual of Meteorology, vol. 1. Cambridge, 1942.

  Sprott D. A. (1978), Gauss’ contributions to statistics. Hist. Math., vol. 5, pp. 183 – 203.

  Stigler S. M. (1986), History of Statistics. Cambridge (Mass.).

  − (1999), Statistics on the Table. Cambridge (Mass.).

  Truesdell C. (1984), An Idiot’s Fugitive Essays on Science.  New York.

  Woytinsky W. S. (1961), Stormy Passage. New York.

Примечание

* Финансы и бизнес, № 1, 2016, с. 176 – 184, опубликовано с сокращениями

 


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:1
Всего посещений: 651




Convert this page - http://7iskusstv.com/2017/Nomer4/OShejnin1.php - to PDF file

Комментарии:

Олег Колобов
Минск, Белоруссия - at 2017-04-18 06:10:13 EDT

Огромное спасибо, куратору и редактору этого замечательного портала, Евгению Михайловичу Берковичу за перепечатку такой ценной и поучительной статьи.

В контексте основной темы статьи о рецензиях в журналах, о реферативных сборниках и журналах, не будет лишним указать на то, что Евгений Беркович показывает другим со-участникам своего портала ПРИМЕР, поддерживая директора ИНИОН (лучшей организации по рецензированию публикаций о человеческом опыте) Юрия Пивоварова в его противостоянии ненависти бюрократов, поставив свою подпись под очень важной петицией (см. https://nowarcongress.com/members_publications/).

В контексте смелости и даже полезной наглости рецензентов, портал Берковича тоже преподнёс нам недавно очень хороший урок. Я имею ввиду, статью (к сожалению, мои слабые навыки не позволили мне достаточно быстро отыскать её на портале), в которой очень смело и по делу критически разбирался блестящий первый перевод «Начал» Ньютона на русский язык, сделанный адмиралом-математиком А.Н.Крыловым в 1917-1919, во время вынужденного перерыва в его основных занятиях. Кажется, этот критический разбор был сделан перед войной одним из тех гениев, что заложили основы популярности массового и глубокого математического образования в нашей стране.

И последнее многократно цитируемый глубокоуважаемым Оскаром Шейниным Woytinsky W. S. (1961), Stormy Passage. New York. Являлся тем самым Владимиром Сергеевичем Войтинским, который, будучи вовлечён в главные глубинные движущие силы событий весны-осени 1917г. оставил об этом бесценные воспоминания.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//