СЕМЬ ИСКУССТВ
mobile version >>>
Номер 6(167) - июнь 2024 года
Мир науки

Евгений Беркович
Нобелевские премии по физике в контексте истории. Первая четверть ХХ века
Решение о присуждении Альберту Эйнштейну Нобелевской премии по физике было принято на пленарном заседании Шведской королевской академии наук 9 ноября 1922 года с формулировкой: «За заслуги перед теоретической физикой и особенно за открытие закона фотоэлектрического эффекта». С тех пор и по наши дни не утихают споры по двум вопросам: почему премию Эйнштейну дали так поздно и почему не упомянута его теория относительности?

Игорь Карапатницкий
Обманутые ожидания*
И.А. Карапатницкий анализирует недомолвки и обман, в изобилии встречающиеся в книге «Вечное движение». Он показывает, что этой книгой Н.П. Дубинин помогал действовавшей тогда власти скрыть преступления сталинского режима и его ставленника Лысенко, совершенные против представителей советской генетической школы и нанесшие огромный урон сельскому хозяйству страны. Внимание уделено попыткам Дубинина опорочить имя великого биолога ХХ века Н.К. Кольцова, показана их полная несостоятельность.

Культура

Борис Рушайло
Штрихи к биографиям Шолохова
Со временем некоторые байки стали «каноническими» и гуляют по книгам, отличаясь лишь деталями — таковы истории о пребывании Шолохова на переднем крае в окопчике под Сталинградом, подарке им бойцам книги Толстого и молитве-напутствии, посылке от Сталина и послевоенная история о том, как Шолохов позвонил Сталину с жалобой на секретаря ЦК Суслова и как Шолохов поспособствовал избранию Л.Леонова академиком

История

Юрий Кирпичев
Синоп — пиррова победа
Синоп мог стать ловушкой уже для Нахимова: ветер дул с моря, места для манёвра не имелось, так что самостоятельно выбраться из бухты под огнём противника было бы затруднительно, а о подходе пароходов Корнилова он не знал. Проще говоря, вопрос стоял ребром: победа или смерть!

Галерея

Игорь Мандель
Григорий Перкель: в поисках голой правды
Совершенно безукоризненная точность в передаче сложнейших поворотов тела одной линией без всяких повторов и подтирок — признак высочайшего мастерства, которое вообще встречается крайне редко. Одно дело — оттачивать светотени в литографиях (6-9), опираясь на мощную глыбу романа (что тоже крайне сложно), и совсем другое — делать мгновенные наброски обнаженных в самых изысканных позициях. Это два абсолютно разных дара — но вот совместились же.

Музыка

Взгляд Александра Журбина

Александр Журбин
Музыка для людей. Концерт Ефима Бронфмана
Ефим Бронфман удивительно тонко играет эту музыку… С самого начала полилась мелодия — и это было удивительное пианиссимо… Я давно не слышал такого удивительного тушé, такого нежного прикосновения к клавишам… И вся Соната шла как бы в этом тонком и нежном дыхании, с кульминациями, которые тоже были не фортиссимо, а примерно меццо-форте. И это было чудо.

Леонид Гаккель
Размышления о Гилельсе*
Для русского советского исполнителя Гилельс обладает совершенно необычной, изысканной музыкальной родословной: он «праправнук» Шопена (у Ж. Матиаса, ученика Шопена, окончил Парижскую консерваторию Рауль Пюньо; у Пюньо учился в Париже Яков Исаакович Ткач, первый музыкальный наставник Гилельса). 

Марк Горенштейн
Партитура моей жизни
В первом отделении концерта звучала оратория, которая, как известно, начинается громоподобным скандированием: «Разворачивайтесь в марше!» и т. д. То ли Ведерников не рассчитал, то ли микрофон был настроен на невероятную мощность, но после страшного по силе «Левой, левой, левой!», бабулька в первом ряду сползла со скамейки и потеряла сознание. Пришлось остановить концерт и только после приезда скорой помощи продолжить ораторию.

Владимир Фрумкин
Он мог бы выйти на мировою сцену
Творческая жизнь моего друга закончилась, едва успев начаться. Художник, талантливый интерпретатор мировой музыкальной классики превратился в пропагандиста, бойца идеологического фронта. Был ли у него выбор? Пожалуй, только один, самоубийственный: отказаться от назначения и вернуться в лагерный ад…

Мемуары

Из воспоминаний об ALMA MATER

Татьяна Федина
Ностальгические студенческие зарисовки*
Из райуправления нас всех отправили на расселение в бараки близ комбината. В соседних бараках жили расконвоированные заключенные. Они сразу устроили нам «грозовую ночь»: окружили наш домишко, стучали в окна и двери с требованием — подать им немедленно девушек.

Сергей Ярков
Штрихи к портрету
Хихикание и вздохи облегчения раздались в аудитории, и счастливые обладатели гонад заерзали за своими партами. Каждый подумал, какая страшная штука эта радиация, и как бы сберечь от нее свои фамильные драгоценности для будущего деторождения.

Поэзия

Илья Рейдерман
Из книги «Голос»*
Дневная не заглушена тревога.
Забот привычных не отброшен щит.
Ведь наши будни выглядят убого,
когда воображение молчит.


Марина Лобанова
В измерении чуда
Есть тишина — в ней вещи говорят,
беззвучный звон пространство наполняет,
забытое в нас властно воскрешает, —
узнать, очнуться, вспомнить нам велят.


Ольга Андреева
Каховская ГЭС
Так любят, что вот-вот возненавидят.
(Чем выше ваш забор — тем дружба крепче).
Трещат и рвутся вековые нити,
враждуют корни общей нашей речи...


Сергей Кулаков
Сердитые стихи на необдуманные строки
Точно бог января,
многие губы двулики;
жалом трепещет язык,
лукавое говоря.


Юлиан Фрумкин-Рыбаков
Это почва бормочет и дышит
гусиная кожа гранита,
воды мотыльковая речь.
по трещинам в чаше «Зенита»
ковчег петербургский дал течь.


Проза

Никита Николаенко
Дорога вдоль поля
Там парни работали без устали и вскоре от тяжести железа просела и Волга и прицеп. Заработают они неплохо, жаль только, что ни Саше, ни Тане ничего не перепадет от этого. Узбеки, же не теряя времени даром, подогнали еще одну машину, и работа закипела с новой силой. Из земли стали выкапывать покрытые ржавчиной металлические трубы. Больно стало смотреть на эту картину, и я отошел от забора.

Юрий Аврех
XIV. История Мастера Рудольфа (эпизод из новой книги "Три Магистерия")
Страшный проступок, на который я решился пойти по двум причинам: чтобы увидеться с теми, кого я любил, во-первых, и, во вторых, поскольку умершие знают больше, чем живые, найти или узнать, как изобрести лекарство от чумы, чтобы спасти жизни невиных людей. Ночью я пришел на кладбище. У меня был факел и Гримуар. И средство, чтобы зажечь факел, и все необходимое для проведения обряда. Я сделал все, как было необходимо, и дух пришел…

Михаэль Верник
Хей, Соколы. Из цикла «Лекарь»
Казачьему вахмистру, Конраду, комендант меня представил в тот же вечер. Это был пожилой, примерно моих лет казак. Выяснилось, что Конрад в молодости учился в университете, как он объяснил — академии — в польском городе Кийыв. Именно там, в провинции Окрайна, ведут сейчас бои за её обладание польский король с московитским кайзером.

Переводы

Павел Нерлер
Путём потерь и компенсаций. Этюды о переводах и переводчиках
Что ж, перевод — это не только культура, это еще и социальность: пусть и небольшой, но вольный заработок. Недаром и Бродской проходил на своем процессе как переводчик, а судьи копали не столько под его профессионализм, сколько под легитимность такого заработка. Перевод как кормушка неминуемо порождал борьбу переводчиков за доступ к ней — борьбу, в которой не обязательно побеждали талантливые.

Владимир Алейников
Из Витаутаса Брянцюса
Руки твои белые отныне,
словно корни редкостных растений,
берега реки соединяют —
ненависть и вечную любовь...


Эссе

Илья Липкович
Праздные мысли о труде, отдыхе и критериях успеха
В каждом серьезном проекте есть такая переломная точка, после которой знаешь, что обязательно «сделаешь». После прохождения пика уже не так страшно. Даже становится скучно, работа движется под действием собственного веса. А вот у альпиниста главная работа, может, только начинается после восхождения: спуск не менее труден и опасен. Вероятно, именно поэтому у альпинистов не бывает сильных эмоциональных перепадов, приводящих к депрессии.

Печатаем с продолжением

Ольга Балла-Гертман
Дикоросль
Само чтение книг и более того — даже одно только знание об их существовании наполняет жизненной силой (иррациональной, разумеется; где же вы видывали, чтобы жизненная сила была рациональна), — что-то такое проделывают они с психосоматическим организмом, благодаря чему в нём сами собой вскрываются и активизируются витальные ресурсы — возможно, дотоле неведомые. Всё это, разумеется, потому, что книги и есть концентрированная жизнь.

Читальный зал

Евгений Попов
Юрий Аврех. «Три магистерия»*
Идея культурной синхронии вполне определенно находится у Осипа Мандельштама, чья поэзия вся пронизана мыслью о одновременности существования всех времен — некоем культурологическом образе вечности. И Аврех в каком-то смысле наследует прошлому — тому прошлому, в котором сквозит настоящее и будущее.

Сергей Левин
Два дерева за окном (Дина Рубина «Маньяк Гуревич», издательство ЭКСМО, 2022)
В последние годы как читатель я изменился: стало очень интересно препарировать, пытаться изучить писательскую «кухню», а особенно отыскать в книге больше, чем нашел автор. В хорошей книге всегда такое есть. Она для писателя как ребенок. Сначала замысел, потом долгая работа вынашивания, муки рождения, бессонные ночи. И если ребенок здоров, он начнет свою самостоятельную жизнь. А если нет — всегда за ручку. Дети должны быть лучше нас.

Наталья Рубанова
Московия как территория нетрадиционных ценностей, или Привет от Матфея
Историк, архивист, переводчик и составитель книги «Россия глазами иностранцев», которая ныне и, возможно, присно, приобрела — и ещё приобретёт по понятным причинам — особое звучание, Дамир Васильевич Соловьёв (1932-2014) в хронологической последовательности разбирает русскую национальную проблематику. Ту самую, ставшую проблемной — в том числе и в связи с питекантропской попыткой «отмены русской культуры» — аккурат восемь лет спустя после его ухода с этого плана.

Юрий Любченко
Рецензия на книгу И. А. Карапатницкого «Обманутые ожидания»*
Ситуация разительно другая в развитых странах, в первую очередь США, где гранты выдаются на основании заключения экспертной комиссии, состоящих из профессионалов. Более того, молодым ученым дается предпочтение. Тем самым финансирование лабораторий молодых ученых начинается на самой ранней стадии становления ученого. Такие размышления приводят меня к грустной мысли относительно перспектив развития науки в России.

* - дебют в журнале



Яндекс цитирования


//