Номер 12(13) - декабрь 2010
Евгений Майбурд

Евгений Майбурд Если…
О книге воспоминаний Вадима Туманова
(Окончание, начало см.  в №3(4))

 

 

 

 

 

6. Зачем дуракам море?

 

 

 

 

 

«Дяденьки, что вы делаете тут,

столько больших дядей?»

Что? Социализм. Свободный труд

свободно собравшихся людей.

В. Маяковский

Мне всегда приходили письма от незнакомых людей… Почти в каждом была тревога за ситуацию, и я думал, существуют ли, остались ли еще на свете слова, которые в сложившейся жизненной обстановке помогли бы уставшим от неразберихи людям обрести какую-то надежду. И все более укреплялся в мысли, что спасти наше усталое общество могло, пожалуй, только одно – если после долгих лет ложных призывов, пустых обещаний, сокрытия правды и тому подобного, что обрушивалось на нас с подмостков политического театра, люди поверят, что затянувшийся спектакль, наконец, закончился, мы возвращаемся в нормальную жизнь, и на этот раз нас не обманут.

Здесь ухвачена самая суть проблемы возрождения страны после коммунистического кошмара. Нормализация в отношениях властей и населения. Сказанное относилось непосредственно к годам перестройки.

Вопрос, следовательно, был в том, где найти и можно ли еще найти резервы общественного доверия к структурам власти. Только обретя хотя бы малую надежду, что их понимают, что еще не все потеряно, люди, может быть, воспряли бы духом и им захотелось бы жить.

Я выделяю эти слова, вкладывая в понятие «жить» нормальное стремление людей не только иметь пищу, одежду, крышу над головой. Но обладать элементарными возможностями существовать как свободные производители, владеющие собственным (частным или кооперативным) имуществом, не униженные властями, не зависящие от чьей-то глупости и требующие от государства, находящегося у нас на содержании, защиты наших прав. Это первое, чего хотят люди.

«Торговля и промышленность вряд ли могут развиваться в стране, где население не чувствует уверенности в обладании своей собственностью, где сила договоров не поддерживается законом, где нет известной степени доверия к правительству».

Похоже? Так писал Адам Смит, величайший из экономистов. Это, конечно, не научное открытие – это здравый смысл, поврежденный у многих десятилетиями марксистского пудрения мозгов (не только в России, но во всем мире). Двести лет спустя, к тому же приходит Вадим Туманов. Он выстрадал эти идеи своим опытом труда – лагерным и артельным, подневольным и свободным, – организационными достижениями, своими аналитическими способностями, всей своей жизнью.

За экономическими показателями и моделями, за теориями и отвлеченными понятиями («труд и капитал», «стоимость», «технический прогресс», «факторы производства», «экономический рост» и т. д. и т. п.), за всевозможными «измами» ученые и правители давно потеряли живого человека с его жизненными устремлениями и собственным интересом, с его способностью вырабатывать для себя стратегии поведения и выживания, с его свободой выбора…

Ленин как-то высказался после революции: «Социализм есть строй свободных кооператоров». Неплохо, а? Что он имел в виду, он и сам не знал толком. В среде европейских социалистов и рядом с этой средой было когда-то довольно сильное течение кооператоров, замешанное отчасти на идеях Шарля Фурье и Роберта Оуэна. Но российские эсдеки от них дистанцировались. Когда же большевики победили, стало ясно, что кончилась пора матросов с пулеметами, и нужно заняться занудным делом хозяйствования да бухгалтерии. Вот тут он и вспомнил про кооператоров. Такого строя, как известно, не получилось. Ничего похожего.

Не будем сейчас о наивности бедного Маяковского, не ведавшего той жизни, которую воспевал. Важнее другое: ГУЛаговое рабство насколько органичным оно было для социализма? Ведь и первые субботники не были делом «свободно собравшихся людей» – это легко читается между строк в статье Ленина «Великий почин». В «Очередных задачах советской власти» он писал о необходимости введения трудовой повинности, «пока для богатых». Про Маркса с Энгельсом и спорить излишне о создании трудовых армий после победы революции открытым текстом сказано в «Манифесте коммунистической партии». Так что все вожди коммунизма знали – осознанно или нутром, что при социализме отпадают стимулы упорно трудиться и выкладываться. И что поэтому неизбежно принуждение к труду.

А что такое «вариант Туманова», забракованный от имени и по поручению «ленинского ЦК» как раз тогда, когда были в наличии все условия для успешного применения его в масштабе СССР на пользу всем и каждому? Это – свободный труд свободных людей. Свободных внешне и внутренне. Труд свободных кооператоров.

Прямая противоположность ГУЛАГу. Такой «вариант» точно был не органичен социализму – или тому, что называлось этим словом. Тем более, не нужен он был, прямо мешал – тому, что готовилось на смену социализму.

Перестройка состоялась, но провалилась

Треть века я и мои товарищи работали по такой форме хозяйствования, которая, будь она принята нашими властями, давно бы вытащила страну из болота. Годы «перестройки» в этом смысле оказались в значительной степени потерянными…

Когда началась перестройка, России было достаточно, я уверен, всего полугода, чтобы перетащить экономику страны на новые рельсы. В то время еще была дисциплина на производстве, предприятия работали. Правда, люди трудились без интереса, но интерес можно было вдохнуть.

Как вдохнуть? Да просто, говорит он. Если рабочий будет знать, что, проработав два-три года, он сможет купить в кредит дом или квартиру, машину, гараж, а потом расплачиваться много лет, он будет вкалывать вовсю.

…Шутить изволите? Где взять столько квартир в обстановке повсеместной нехватки жилья? В том и дело, что этот дефицит можно быстро ликвидировать. Что значит быстро? Посидели, прикинули: за три года.

Вот так за три года решить в стране «жилищный вопрос»?

Не одной артелью, разумеется. Всей страной, если правильно взяться за дело. Закупить заграницей нужное количество строительных заводов и оборудования, расплачиваясь сырьем. С такими ресурсами, как в России, это не проблема. Проблема не в ресурсах, и не в технике. И не в людях. Главное – организация работ, труда, быта, и личная заинтересованность. И тут уже есть огромный и испытанный опыт. Перевести весь жилищно-строительный комплекс в режим работы тумановских артелей.

Не понимаю, как там считал Госплан: имея такие ресурсы, имея, повторяю, даже нашу отсталую технику (а на какой технике тумановские артели ставили свои рекорды?), страна могла в течение десяти лет построить всю себя заново. Странно слышать, как нас сравнивают с Венгрией, Польшей…

Везде есть люди толковые и работящие, но ни у кого нет таких ресурсов. Нефть, газ, уголь, металлы (черные, цветные всех видов и самые редкие), лес, электроэнергия… никакого сырья не нужно ввозить. Наоборот – есть что вывозить. И ко всему этому, еще один важнейший, незаменимый ресурс.

«Вглядитесь в эти лица» – предлагал я, помещая снимок Туманова с его начальниками участков. Воля. Ум. Энергия. Деловая хватка… Вот что можно в них увидеть. Что, всего десяток такого рода людей на всю страну?

Конечно, таких не встретишь в любой пивной. Они – победители в конкурсе на способность эффективно решать задачи в условиях повседневной тяжелой, упорной работы. Эти десять сформировались и выросли за многие годы работы с Тумановым. Но ведь «вышли мы все из народа» из того «человеческого материала», какой был в наличии. Везде и повсюду. С легкой руки Адама Смита, это называется: человеческий капитал. И таким ресурсом тоже богата Россия. Всегда, конечно, в ней было много лодырей, рвачей и всякой бестолочи. И всегда было много людей трудолюбивых, сметливых, сноровистых, энергичных, умеющих работать руками и головой, талантливых организаторов…

Чем Россия и отличается от остальных – на этом пространстве от Калининграда до Берингова пролива есть все необходимое для производства любой продукции. И была потребность только в новых технологиях. И в умном или хотя бы нормальном руководстве.

Заставить хорошо работать невозможно, продолжает он. Нужно заинтересовать. Столько раз уже обманывали народ, что нет доверия к государству. И если бы руководители действительно быстро решили жилищную проблему и создали условия, чтобы люди могли сами себя накормить, народ пошел бы за ними. У «прорабов перестройки» была такая возможность. Они ее просто потеряли.

Я твердо знаю (и кому знать лучше?): на предприятии человек может перестроиться в течение недели, если он, конечно, хочет перестраиваться. Ленивым на это нужен месяц. А люди, которые вообще не хотят работать, только говорят о перестройке. Много лет мы занимались разговорами… Перестройки, повторяю, у нас не получилось.

Интрига вокруг «Печоры» и ее разгром произошли в самом начале перестройки. Глядя ретроспективно – это было предзнаменованием ее провала.

В 1993 году в Лондоне мы говорили о перестройке с дочерью Маргарет Тэтчер – Кэрол. Она… интересовалась переменами в России и очень уважительно отзывалась о Горбачеве.

Знай вы русский язык, Кэрол, по-другому смотрели бы на этого деятеля, со всеми его «нáчать» и «углýбить», сказал я. Не знаю, как переводчику удалось это передать, но Кэрол рассмеялась. – А если серьезно, добавил я, он даже не соображал, что делает, и вовсе не Горбачеву обязан мир распадом СССР. Это умудрились совершить три личности: Рональд Рейган, Папа Римский и ваша мама.

Американский предприниматель Алекс Гудвин познакомил его с сенатором Гэри Хартом. Тот приезжал в Москву, и они много общались к взаимному удовольствию. Харт и Гудвин действительно хотели помочь России, многое понимали, имели средства и широкие связи.

Но нашему чиновничеству интересны были другие партнеры.

Безусловно. Такие, которые готовы были помочь лично вот этому чиновнику… или этому… или еще вот этому…

Что же они наделали?! – искренне возмущался Харт, обращаясь ко мне. – Собственную страну превратили в никому не нужный базар!

Это было в 1992 году. Многие помнят, на что тогда была похожа страна.

Достижения демократов

Вот и возник спрос на Туманова. Все растущий спрос. Со стороны разного рода политических групп, встреч, круглых столов, телешоу… То были времена, еще недавно неслыханные, когда политикой мог заниматься каждый, кому не лень. И ею занимались все, кому не лень... Главное было – иметь хорошее устройство рта.

Всему свое время, сказал Екклесиаст. И перечисляет примеры. Если мне позволят, я бы добавил еще такое: Время говорить и время дело делать. Так вот, тогда, видимо, как раз и было время говорить… И что интересно: часто говорились действительно умные вещи. Очень много говорилось умного…

На переломе 80-х и 90-х годов, о которых я пишу, бойкие люди входили в какие-то партии, вели жаркие дискуссии о том, куда идти стране, каждый имел на это свой ответ и старался втащить в группу соратников какую-либо известную личность, использовать ее популярность в интересах движения. Меня тоже приглашали на собрания и митинги, я особо не сопротивлялся, но сердечного влечения ни к одной группировке не испытывал. Некоторое любопытство было к новым политическим силам, самоуверенно называвшим себя демократическими.

Среди них были те, с кем он подружился в предшествовавшие годы (борьба за «Печору», ее разгром, кампания клеветы…). В.А. Тихонов, Ст. Говорухин, Св. Федоров, Ю. Карякин, Н. Травкин, Н. Шмелев, О. Лацис и другие. Между собой они нередко спорили, держались разных направлений ну и что? Они вместе, не подозревая об этом, были для меня единой партией порядочных людей, в которой я добровольно и с удовольствием состоял.

Мне были симпатичны энергичные люди, готовые взять на себя возрождение России. Смущали только два обстоятельства: отсутствие у наших политиков живого опыта руководства и общие надежды на Ельцина как спасителя демократии и российских реформ.

О первом обстоятельстве – насколько это было важно? В 1989 году состоялся Съезд народных депутатов и скоро сформировалась Межрегиональная депутатская группа – подобие некой фракции народившихся «демократов». Должно быть, они обсуждали, кому о чем говорить, если дадут слово. Там были многие, если не все, новомодные экономисты тех лет. Некоторые из них даже получили трибуну Съезда. Говорили много умных вещей (ничего не запомнилось). Ни один не сказал того, ради чего, может, только и стоило экономисту выходить на трибуну в тот исторический момент. Того, что сказал зампредсовмина СССР на совещании в ЦК: страну вытащит вариант Туманова!

О втором: без стеснения признаюсь, что я тогда тоже верил в Ельцина. Еще бы: гонимый ненавистной партийной верхушкой, порвавший с ней и осмелившийся занять независимую позицию. У кого из нас был собственный опыт с Ельциным? У Туманова был.

Опыт с Ельциным

Разделять их ожидания мне постоянно мешали впечатления от встреч с этим человеком в прежние времена…

Сталкивался с Ельциным еще в свердловскую пору наблюдая его лично на хозяйственных совещаниях и его дела как секретаря обкома, и позже, принимая его у себя в дорожно-строительном кооперативе «Строитель» в Карелии. Красочно описан в книге бестолковый визит Ельцина (тогда – председателя Верховного Совета РСФСР в составе СССР). От визита многого ждали – нужно было решить важные вопросы, которые застряли в аппарате.

Американцы предложили кооперативу сделку: от них – кирпичные заводы, от кооператива – карельский мрамор и гранит. Для добычи этих материалов организуется совместное предприятие.

На Севере этого добра столько, что через 200 лет всем нам еще останется на надгробья. Разведаны месторождения габбро-диабаза Ропручей-3, гнейсо-гранита Сосновецкое-2, мрамора Ковадьярви. Здесь наш участок, люди с хорошим опытом горной добычи. Никто не возражает, чтобы мы создали с американцами, на их средства, с их техникой, совместное предприятие… Но никто ничего не решает.

Просили у Совмина Карелии разрешить пока строить дороги к этим месторождениям, чтобы не терять времени. – Нет! Пока не подписаны документы.

Годами тянется то, что в цивилизованном мире требует считанных часов.

Не надо меня уговаривать, отрезал Ельцин.

А что прикажете делать, если товарищ не вникает? И вообще зачем приехал? Потому они не успокаивались, продолжали настаивать на своем.

Ельцин наконец не выдержал:

Вы вот что, соберитесь два-три человека и – к Скокову, заместителю Председателя Совета министров. Он здесь, слышит наш разговор, и вместе найдете решение. А у меня желание сохранить – и мало того – преумножить эту форму…

Под аплодисменты Борис Николаевич картинно подписал тут же составленный документ и передал его Скокову. Позже найти эту бумагу так и не удалось. Я часто об этом вспоминал, слыша с экрана знакомое: «Я подписал указ!»

Опыт с Лужковым

В Карелии, куда их пригласили местные власти, Туманов с товарищами создали дорожно-строительный кооператив «Строитель». Опять они стали показывать невиданные темпы работ наряду с прекрасным качеством дорог.

В 1990 г. Г. Попов, тогда – краткосрочный мэр Москвы, и его зам Ю. Лужков предложили им подряд на ремонт столичных автодорог, включая участок кольцевой дороги длиной 12 километров.

Еще до начала работ Лужков устроил Туманову встречу в мэрии со столичными дорожниками.

Хмурые, они сидели в зале. Под их началом – тысячи строителей автодорог и техника, о которой наш кооператив мог только мечтать. Я видел умные, выжидающие, настороженные глаза, в которых можно было прочитать что угодно, только не симпатию.

Их можно было понять.

О да, он их понимал. И они его просекли. Полное взаимопонимание…

Начиная говорить, я улыбнулся:

Вы правы, мы здесь действительно чужие, но нас пригласила мэрия Москвы. Не скрою, будем счастливы поработать вместе с вами – специалистами, имеющими огромный опыт, прекрасными проектировщиками. Надеюсь, многому научимся у вас. Единственное, что мы вам покажем, как строить дороги в несколько раз быстрее… (только и всего, а остальному будем учиться у вас…).

Перебросили в Москву часть своей техники и начали. Как было у них уже отработано, применялась непрерывная круглосуточная укладка асфальта. Объем работ, которые московские дорожники запланировали на год, был выполнен за 28 дней.

Где-нибудь в Карелии никто и не замечал таких темпов, а тут Москва – все на виду. Сенсация! Слетелись телевизионщики. А качество? Один из них поставил на капот своих «Жигулей» стакан воды, полный до краев, и проехал больше километра – из стакана не выплеснулось ни капли.

Вскоре на их долю приходилась треть объемов по капитальному ремонту дорожных покрытий Москвы. Один из замов Лужкова, Матросов, брякнул прилюдно: «Нам бы еще два таких коллектива, и можно всех остальных разогнать…»

Дежа вю… Повторялась история, когда министр Ломако сказал на совещании: «Вадим, научи этих м…в, как надо золото добывать!»

Немного спустя, Матросова переводят на другую работу. Окружение Лужкова всеми силами оттесняет их от мэра. Это они умеют. Собственно, аппаратные игры – это все, что они умеют. Вот бы чему Туманову у них поучиться…

Вокруг кооператива выстраивалась глухая стена отчуждения. Мы попали в почти полную зависимость от аппаратчиков, со многими из которых не то что работать, а просто общаться было неприятно.

…Время шло, у нас в одиннадцать раз сократились объемы работ.

«Их можно было понять»… Это ж безобразие – такие темпы! А нам куда деваться?

Из Москвы их выжили.

…Говорят, сегодня километр окружной стоит примерно как километр туннеля под Ламаншем. Чудеса? Еще удивительнее, что всех это устраивает – и строителей, и заказчиков…

Письма к Ельцину

Приходилось их писать – больше ничего не оставалось. Не о своей артели уже – о стране. О стране приходилось писать письма главе страны. О том, как ее поднять быстро и эффективно. По всему видно, что глава страны не знает, как. Нужно ему подсказать. Вряд ли получит он эти письма, но в его окружении должны же быть разработчики планов долгосрочного экономического развития! Может, они прочтут и поймут… Что же советует Туманов главе страны?

«Каждому человеку, пока он не нарушает законов справедливости, предоставляется совершенно свободно преследовать по собственному разумению свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого лица и целого класса… Он преследует лишь собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает оттого, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это. Мне ни разу не приходилось слышать, чтобы много хорошего было сделано теми, которые делали вид, будто работают ради интересов общества».

Читатель, конечно, видит, что это не Туманов пишет. Это – из книги: «Исследование о природе и причинах богатства народов», сочинение Адама Смита. А что пишет Туманов главе государства? Да то же самое, только своими словами.

Смысл письма сводился к простым вещам. Надо узаконить в стране право людей зарабатывать столько, сколько они могут. Нет другого пути сделать всех работающих инициативными, готовыми рисковать. На риск идут, когда знают, ради чего. Партия коммунистов воспитывала молодежь в духе альтруизма, при котором считалось постыдным говорить о личной выгоде, но благородным, возвышенным, правильным выглядел труд «на благо народа», «во имя завтрашнего дня». Меня всегда коробили попытки ставить в таких случаях вопрос «или – или», тогда как естественным, понятным, разумным было сочетание «и – и».

Перешли к рыночной экономике, да? На чем можно быстрее всего «срубить бабки»? На торговле, посредничестве и ссудно-кредитных операциях. В производстве отдачу ждать слишком долго. Оно и не развивалось. Оно сокращалось. Это все помнят. Промышленность приходила в упадок. На приватизированных предприятиях людям не платили зарплату по многу месяцев. В то же время, внезапно, как из-под земли возникли товарные и фондовые биржи, брокерские фирмы, торговые дома, коммерческие банки… Появились «клубы миллионеров», казино, дворцы-особняки, шикарные машины, разодетые фифы. Все это – без стеснения, напоказ, на фоне быстро нищающего населения. В глазах широких масс такое лицо новой рыночной экономики не могло не вызывать раздражения и отторжения. Об этом тоже было в письме. И предложение: развивать в сфере производства новую форму организации, которая в три раза производительнее обычной. Пусть миллионеры живут своей жизнью, вы дайте возможность простым людям хорошо зарабатывать честным, упорным трудом…

Он всегда много читал, насколько позволяли обстоятельства. Правда, Смита вряд ли до того держал в руках. А вот молодые реформаторы с дипломами экономических вузов и научными степенями – окружение Ельцина в тот период – должны были студентами читать классику экономической науки. Обязаны были, чтобы сдавать экзамены…

Тут не теория стоимости, не анализ категорий прибыли или ренты… Тут практические дела. Собственный опыт, здравый смысл и свободная мысль,– вот что привело Туманова к идеям величайшего из экономистов – идеям, которые он своими словами но почти дословно повторяя Смита предлагает вниманию докторов и кандидатов экономических наук.

И что они? Ответа на письмо не последовало. Даже спасибо не сказали.

Сухой Лог

…Поздними вечерами, когда я прикрываю глаза, передо мной возникают промышленные панорамы: таежная, засыпанная снегом Восточная Сибирь. Конкретнее – район Витимо-Патомской горной страны. Еще определенней – Ленский золотопромысловый район… Напомню: в 50-е годы неподалеку от прииска «Кропоткинского», в 137 километрах от Бодайбо геологи открыли Сухой Лог – золоторудное месторождение, одно из крупнейших на Евразийском материке. К концу 1977 года разведка района была завершена, и утвержденные запасы ошеломили: намного больше тысячи тонн.

Допустим, ровно тысяча. Бригада Туманова добывала когда-то тонну золота за сезон. Сухой Лог – одной тумановской артели работы на тысячу лет. Десяти таким артелям – лет на сто работы. Вот такое месторождение. А если не просто артель, а большой горнорудный комбинат? А если к опыту и методам Туманова добавить передовые технологии?..

В 1992 году мы представили Гайдару расчеты, как приступить к разработке месторождения, чтобы уже через три года оно давало бы по 50 тонн золота ежегодно в течение двадцати восьми лет. Стимулирование форсированной разработки месторождений золота в то время могло стать одним из направлений выхода России из кризиса.

Получай золото от Туманова (то есть, без капиталовложений и головной боли), закупай передовые технологии, передавай их в аренду или в кредит таким же «артелям» в других отраслях… Разворачивай страну, выводи ее на скоростную трассу… Такова была идея.

…С огромным желанием взяться за Сухой Лог я пришел к Егору Гайдару.

К кому же идти, если не к Гайдару? Он когда еще отстаивал «Печору», старался сохранить артель! А теперь он – и.о. премьера России!

Я обрадовался не только тому, что у власти оказался молодой, образованный, по-новому мыслящий политик… Впервые знающий меня, симпатизирующий мне человек стоял на столь высоком посту… Я надеялся, что новая команда экономистов знает, что сегодня нужно стране.

Дважды говорил он с Гайдаром о Сухом Логе. В первый раз было общее обсуждение – как при наименьших затратах мгновенно начать освоение района, а на вырученные от первого золота деньги уже развернуть масштабное промышленное строительство. Самоокупаемый проект, денег от государства не требуется, только примите решение и дайте разрешение.

…и я был рад наблюдать, как главу правительства, свободного от предрассудков и не обремененного грузом традиционных подходов, действительно заинтересовал экспедиционно-вахтовый метод…

Я видел: Гайдар все быстро схватывает.

Во второй раз пришли вдвоем с академиком В.А. Тихоновым. И уже с конкретным планом освоения Сухого Лога.

Гайдар понимающе слушал, кое-что уточнял, со многим сразу же соглашался. Я уходил от него окрыленный. Только потом я узнал, что при участии Гайдара на разработку Сухого Лога был объявлен тендер, наш коллектив к нему не допустили, нас даже не поставили в известность.

Спасибо за подсказку. А что делать – мы сами разберемся…

Впрочем, и «спасибо» не сказали.

– Мы правильно сделали, что отдали Сухой Лог австралийцам? – спросил Чубайс. Это было сразу после истории с золотом Сухого Лога.

Я был у него по другому вопросу, никак с золотом не связанному, но он, видимо, что-то слышал о моей работе на сибирских приисках и неожиданно спросил, как мне показалось, ища поддержки… Как все российские реформаторы, а возможно, и больше других, он с восторгом принимает все, связанное с участием иностранцев. Может быть искренне.

Естественно, поддержки у него Чубайс не нашел. Чем был явно разочарован.

…Мы же сами дети малые ничего не можем и ничего не знаем. Чуть что надо призывать варягов. На призыв новых реформаторов откликнулся д-р Джеффри Сакс. Король варягов. Профессор Гарварда. Не хрен собачий!

В те дни Петр Авен, министр внешней торговли в правительстве Гайдара, рассказывал в интервью Андрею Караулову, как они вдвоем с Саксом то ли полдня, то ли два дня строили эконометрические уравнения, чтобы найти решение какого-то конкретного экспортно-импортного вопроса в Архангельской, что ли, области…

Точно как тот философ у А.К. Толстого, который взялся выращивать огурцы путем «геометрических исчислений».

Дж. Сакс, как положено американскому профессору экономики (и особенно в «Лиге Плюща») назубок – я свидетель, я видел его учебник! знает всю экономическую теорию, чего не скажешь про реальный экспорт-импорт, реальную торговлю, реальную экономическую жизнь вообще. От профессора в Америке этого и не требуется. Но коли уж берешься за эти вещи, надо бы понимать, что в них стоило бы прежде всего хоть немного разбираться. А бравый Петюня убеждал журналиста, что нет никакой разницы в экономике России и Польши… В вопросах реальной, практической экономики он разбирался на уровне американского профессора.

Сухой Лог получила некая австралийская компания STS, практически неизвестная в области золотодобычи.

«Побеждает сильнейший, разводили руками аппаратчики. – Это и есть рыночная система!» А в дореформенные времена это называлось коррупцией.

Нетрудно сообразить, что собственно тендеру за Сухой Лог предшествовал тендер за души чиновников. При этом STS не была фикцией, их намерения были серьезными. Что с того, что они прежде не занимались золотодобычей? У них наготове реальные деньги. Австралийцы вложили около 40 миллионов долларов, но шли годы, а освоение месторождения так и не началось. Куда делись 40 миллионов, никто не знал. Спустя лет пять, президент STS Макни разыскал в Москве Туманова и стал уговаривать его подключиться к Сухому Логу. Он так и не мог понять, что произошло и куда делись вложенные деньги.

По-видимому (это мое предположение), он представлял себе дело так, как привык делать бизнес у них на Западе, то есть – он вкладывает деньги, а кто-то еще честно ведет работы согласно контракту. Вероятно, попросил порекомендовать ему людей. Попросил тех чиновников, которые были так милы, что обеспечили ему победу. Те ему и порекомендовали. Людей, которые развели его на 40 миллионов баксов. Тогда он и обратился к Туманову. Тот поинтересовался, кто же в свое время не допустил его к торгам.

Вы не знаете? – удивился Макни. – Вас вычеркнул юридический отдел Администрации Президента России.

Я ничего не понимал: при чем тут Ельцин и его аппарат?

И с какой стати открытым тендером на освоение Сухого Лога занимается юридический отдел аппарата главы государства? Кто его уполномочил одних вычеркивать, других вписывать? И какова тут роль Гайдара?

Хороший вопрос.

Роль Гайдара

Звезды журналистики, взошедшие с приходом гласности, буквально млели от Гайдара. Да и немудрено. Не обрыдлая хамская рожа, с трудом изрекающая пропагандистские штампы. Молодой, образованный, культурный, с интеллигентными манерами… И речь совершенно другая говорит не просто складно, а нашими же словами, каких еще недавно невозможно было ожидать от советского министра. Он свой. Он наш, из нашей компании!

Гайдар не послал Туманова подальше, как это сделал бы министр прежнего типа. Он обошелся с ним интеллигентно: выслушал с интересом, что-то туманно пообещал и… сыграл свою настоящую роль в закулисной игре.

А игра шла по-крупному, даже очень по-крупному, ибо на кону стояли несметные богатства гигантской страны. И рвались к этим богатствам о-о-о-чень серьезные люди и группировки. Такие серьезные, что рядом с ними Гайдар был всего лишь мелким фигурантом. Главную свою роль он уже отыграл – отпустил цены и декларировал свободный рынок. Теперь в его функции, как видно, входило быть ширмой и отбивать попытки проникновения в эту игру людей посторонних и не посвященных.

Извините, не мог Гайдар не знать, что он делает. В этой истории и в следующей, и во всех других, где фигурировал. Да не просто, а весьма активно фигурировал, как выясняется постепенно.

Пока же мы видим двух Гайдаров. Один поддерживал Туманова при Горбачеве, другой не давал ему ходу при Ельцине. Что за магическое преображение? Следующая картина вырисовывается.

Александр Яковлев, тогда – зав. идеологией в Политбюро, поставил Отто Лациса первым замом главного редактора журнала «Коммунист» (орган ЦК КПСС) и, по меньшей мере, утвердил (если не позвал) Гайдара на важнейший в тот момент пост зав. отделом экономики. Когда развернулась подковерная борьба Е.К. Лигачева против А.Н. Яковлева, первый выступал под псевдонимом «Социалистическая индустрия». Гайдар служил Яковлеву, и так уж вышло, что при этом он защищал Туманова. Такова была роль Гайдара. Тогда.

Потом Гайдар пересел в кресло директора новосозданного так называемого «Института по изучению экономических реформ» (кажется так, институт потом менял названия). Там он собрал вокруг себя группу молодых людей, более амбициозных, чем компетентных. Им и предстояло вскоре стать правительством новой России. Что уж они там изучали, а главное как – об этом можно судить по самой гайдаровской реформе.

Когда Ельцин поручил Бурбулису найти ему премьера, тот привел к президенту Гайдара. По-видимому, идея лихим маневром отпустить цены (и вдобавок ввести «налог на добавленную стоимость», чтобы еще больше вздыбить отпущенные цены) принадлежала Гайдару и его команде. Что касается повседневного управления страной, тут он, перейдя на службу к Ельцину, просто стал делать то, чего ожидало от него окружение российского лидера. Такова стала роль Гайдара. Теперь.

А личные убеждения? Как видно, они всегда соответствовали требованиям выполняемой роли.

Другое письмо Ельцину, спустя года три

На этот раз вполне конкретное: о развитии добывающей промышленности в приполярном Урале (республика Коми).

Прежде всего – боксит, сырье для алюминиевой промышленности. В Восточной Сибири построены мощные алюминиевые заводы на дешевой электроэнергии от электростанций Енисея и Ангары. Боксит ввозят, в основном, из Гвинеи и Австралии, на это уходят валютные и сырьевые ресурсы государства, а заводам постоянно угрожает недозагрузка. Самое богатое месторождение из разрабатываемых в СНГ распложено в Казахстане. Единственный глиноземный завод по переработке боксита находится на Украине. Был СССР – география не мешала, стало СНГ – все связи оборвались.

Так вот, в Коми, к северу от Ухты, имеется Тиманское бокситовое месторождение, его хватит лет на сто для всех алюминиевых заводов России. Оно уже разведано, работы можно начинать немедленно. Залегание – неглубокое, расположение боксита – компактное. Отсюда возможность добычи открытым способом.

Большое количество белого боксита (повышенный спрос на мировом рынке), сопутствующих минералов (ныне предмет дорогостоящего импорта). И другие благоприятные обстоятельства.

Поблизости находится перспективное месторождение титанового сырья, большие запасы кварцевого песка. Дальше к северу найдены месторождения золота, платины, алмазов, марганца, редких металлов, мрамора, других декоративно-строительных материалов, не говоря уже о просто стройматериалах.

Территория необжитая, заболоченная, покрытая лесами. В записке предлагалось ее комплексное освоение. Наряду с горными работами – строительство автодороги, железнодорожной ветки на 150 км и глиноземного завода в г. Ухте. Общая стоимость комплекса оценивалась в 5 млрд. руб.

В письме предлагалось учредить акционерное общество в составе производителей и потребителей алюминия, строителей, банков, государственных органов России и Коми. Организацию консорциума и работу по пионерному обустройству месторождений, строительству дорог и добыче боксита готово взять на себя акционерное общество «Туманов и Компания» (учрежденное к тому времени на базе кооператива «Строитель»).

Что требовалось от государства? Во-первых, проект такого масштаба должен быть рассмотрен в комплексе на государственном уровне. Во-вторых, решить вопрос о государственном финансировании строительства железной дороги. В третьих, выдать лицензии на экспорт сырьевых материалов. Не так уж и много нужно было от государства, чтобы поднять такое гигантское дело. Но без этого вперед не двинуться.

Ну, к кому идти в этот раз? Нашли еще одного. Вместе с Александром Тихомировым добились приема у Бурбулиса, главного советника президента. Тот внимательно слушал и в конце разговора пообещал сегодня же связать их со своим «мозговым центром» в лице чиновника имярек. Назначили встречу на девять вечера.

«Мозговой центр», как видно, работает круглые сутки. Может быть, поэтому он полтора часа переваривал информацию, которую мы пытались в него вложить, чтобы получить какое-то решение. Но в тот день мощные компьютеры «центра», скорее всего, были поражены вирусом, постоянно давали сбои, несли околесицу. Когда мы вышли из кабинета, Тихомиров, человек сдержанный, молчал, а я его зло спрашивал: «Нет, ты скажи, ну где вы таких… находите?! Их же еще поискать надо!»

В общем, зря потратили время. Обратились к Гайдару. Больше вариантов не было.

Гайдар направил меня к Константину Кагаловскому, еще одному «мозговому центру» новой России. Этот выслушал меня, а потом на переданном ему документе написал резолюцию: «Туманов стремится к собственной выгоде». А что же мы должны – к невыгоде стремиться?

Да неужто так и написал?.. Ну и ну!..

И это написал человек, который нас отлично знал, три года назад еще малоизвестным экономистом он приезжал к нам в Карелию на строительство дорог и потом так убедительно на страницах газеты рассказал о преимуществах кооперативного строительства перед государственным.

А у них уже подготовлены 60 бульдозеров, новые пятикубовые экскаваторы и вся техника для быстрого развертывания работ.

Практичность проекта. Ничтожные государственные вложения. Освобождение от импорта. Возможность выдавать на-гора боксит через четыре-шесть месяцев. Государственная выгода была настолько очевидной, что и в голову не приходила возможность отказа. «Туманов и Ко» заказали в Ленинградском ВАМИ проектно-сметную документацию, чтобы немедля по получении команды «Добро!» все было уже готово к началу работ.

Некоторое время спустя мне позвонил Юрий Владимирович Скоков, тогда секретарь Совета безопасности. В его кабинете мне приходилось бывать не раз. Он был хорошо информирован о нашем проекте, я сам рассказывал ему в деталях…

Вадим, пришли мне документы, которые вы с ленинградскими проектировщиками готовили по Тиману. Побыстрее!

«Ну наконец-то», вздохнул я. Видимо, собираются объявить тендер, и Юрий Скоков, помня наши беседы, решил основательно вникнуть в проект.

Отвезли. Ждут. Готовятся. Но время идет, и никаких сигналов сверху. Немного спустя, становится известно, что тендер уже проведен, и его выиграла некая компания «Нипек». Затем «Нипек» продала месторождение какой-то другой компании. Материалы Туманова принесли большую пользу… чиновникам и перекупщикам.

Позже ему передали: Скоков клянется, что история с бокситами – дело не его рук, а Гайдара.

Я встречал разных людей, среди них были сидевшие за грабеж, за воровство. Но то были не мэры городов или крупные хозяйственные руководители, а другая публика. И в их среде самым бесчестным считалось обмануть того, кто тебе доверяет, с кем о чем-либо договорился.

Там была иная категория уголовников. Честные воры.

Позже знакомый чиновник из аппарата правительства объяснил:

Вадим, на закупку бокситов за рубежом Россия ежегодно затрачивает два миллиарда долларов. Ну кто тебе позволит разрушать сферу, где крутятся такие деньги?

Вот это я понимаю. Вот это образец государственного подхода у молодых реформаторов. Тот же Гайдар и тогда же продлил договор с Гвинеей о закупке бокситов.

Лирическое отступление: Адам Смит, Кагаловский и я

…Да что вы? Прямо так написал – «стремится к собственной выгоде»? Интересные сцепления судьбы. У меня тоже был случай с этим Кагаловским. Прошу прощения за то, что в рассказ о книге Туманова вставляю отрывок о себе. Но это «в тему».

…В те годы я жил двойной жизнью. Нужно было работать, чтобы вносить свою долю в семейный бюджет. А параллельно я готовил свой перевод книги Адама Смита. Незадолго до того, меня свели с людьми в Институте Экономики АН СССР, я рассказал там о своих изысканиях по Смиту: мол, сличая с оригиналом последнее издание 1962 года, нашел много неточностей и даже ошибок, не говоря уж о куцых комментариях – две страницы на всю книгу (в современном оксфордском издании – по нескольку на каждой странице!). Хорошо бы, говорю, подготовить новый перевод и комментированное издание. До сих пор не могу понять, каким чудом в меня поверили люди достаточно влиятельные, чтобы договориться с академиком Л.И. Абалкиным, директором института, об издании нового перевода под эгидой ИЭ в издательстве «Наука». Теперь дело оставалось только за мной.

Не стоит и говорить, с каким увлечением отдавал я этому делу все свободное время. Вот только ресурса этого маловато было. Мой друг Сергей Б-й, с которым я делился своими открытиями у Маркса и Смита, взялся искать для меня работу, сносно оплачиваемую, но оставляющую достаточно свободного времени.

Подобного рода занятость в те годы не была редкостью, так обстояло дело в научно-исследовательских институтах. У меня с этим не выходило. Степени не было, а без таковой в НИИ можно было зарабатывать лишь гроши, да и не везде готовы были взять беспартийного с «пятым пунктом». Сергей нашел для меня идеальное место. Сказал, что договорился: начальник отдела – свой парень, он все про меня знает и не станет особо перегружать. Начальником отдела был Константин Кагаловский. Сергей не любил рассказывать лишнего. Похоже, был еще кто-то третий в той истории, кому в тот момент КК не мог отказать. Он взял меня. И с неплохим окладом. Особой приязни к себе я не чувствовал, но держался он в рамках.

Не знаю, как они там договорились, только КК скоро стал нагружать меня делами, притом рутинного свойства. Компилировать отчеты по материалам, не мной собранным и беспорядочным, была самой «творческой» работой. Или наоборот отправиться куда-то и получить какие-то материалы, назначение которых мне не объяснялось (чтобы не перегружать?). Или заполнить какие-то формы (однажды даже заявку для загранкомандировки КК), или вовсе «поди-отнеси-принеси».

– Какая-то нестыковка вышла, заключил Сергей, несколько озадаченный.

«Костя, – говорю однажды, зачем ты так! Мне выпало составить книгу, по которой будут учиться твои дети и внуки, да и тебе будет интересно, если не читал». По его ответу было ясно, что ему дела нет ни до нового перевода, ни до самого Смита. Отсюда анекдотическая резолюция на заявке Туманова.

Процитированный мной выше пассаж о «невидимой руке», направляющей к общему благу тех, кто стремится к собственной выгоде, есть самое знаменитое место у Смита, за столетия многократно цитированное, перецитированное и повсеместно упоминаемое. Чтобы знать о нем, даже и самый источник читать не обязательно. Любой, кто хотя бы слыхал об этом высказывании, ни за что не написал бы резолюцию, звучащую пародией на Смита и выдающую совершенное незнакомство с основами классической экономической мысли.

Еще в бытность начальником отдела КК крутился при Гайдаре. В «Коммунисте» была опубликована его толковая статья. Но истинные способности свои он проявил на ином поприще.

У Гайдара-премьера он выпросил должность представителя России в Международном валютном фонде и скоро стал там директором по России. В Вашингтоне сошелся с некой Наталией Гурфинкель, старше его на три года, из русских эмигрантов волны 70-х. Она была (ни больше, ни меньше) вице-президентом Банка Нью-Йорка (Bank of New York). Срочно развелся с московской женой и женился на Наталье. Вскорости оба оказались замешанными (мягко говоря) в скандале с расхищением фондов МВФ, выделенных России, отмывании вывозимых из страны денег организованной преступности и незаконным перечислением в Россию денег Банка Нью-Йорка. Оба стали героями публикаций в New York Times, Financial Times, Wall Street Journal, Observer (где КК назвали «мировым гангстером, проводившим миллиарды через Сити»). Указывались суммы от 4 до 10 млрд. долл. Британские спецслужбы обнаружили в Лихтенштейне подставную компанию, руководимую Натальей.

Дело замяли, как я понимаю. Криминального расследования то ли не было, то ли его спустили на тормозах. До суда не дошло. Репутация надежности банка дороже потерянных денег. Деньги можно нажить, а громкий скандал может лишить клиентов. Наталья потеряла работу, а ее муж вышел сухим из воды и тут же стал членом правления банка Менатеп (вместе с Ходорковским), где принял активное участие в приобретении ЮКОСа банком. В последние годы ворочает большими деньгами, источник которых можно назвать сомнительным только в том смысле, что ничего не доказано в суде. Влез в доверие к Гусинскому, пытавшемуся создать телеканал на Украине. Там тоже была какая-то темная история с участием КК, в результате чего Гусинский, кажется, потерял канал. В общем, далеко пошел наш Костя – человек повышенной проходимости.

Совсем недолго просидел он в аппарате Гайдара и успел сделать одно лишь реальное дело: зарезал проект Туманова. И все же напрасно обиделся на него В.И. Никто из нас тогда не знал, какие ветры дули в верхах, а скользкий и циничный проходимец – знал. Или чуял. И Гайдар, пославший Туманова к нему, тоже чуял. Или знал. Скорее всего, в данном случае функция КК была найти предлог для отказа. И он, не долго думая, написал, что в голову взбрело. Сам-то он, конечно же, и не помышлял о собственной выгоде. Всегда действовал исключительно в интересах общества…

Неуемный

Следующий предложенный нами проект национального уровня – «Удоканский минерально-сырьевой узел».

Еще в первые годы после войны геологи нашли в Удокане месторождение меди, одно из крупнейших в мире. Разработке мешала транспортная недоступность этих мест. Только оленеводы эвенки и буряты жили на огромных таежных пространствах «по диким местам Забайкалья».

Байкало-Амурская магистраль прошла в 80 километрах от Удокана. Все изменилось. Уже разрабатывались долгосрочные программы освоения природных ресурсов региона. Однако с наступлением перестройки, продолжает автор, зазвучали голоса, отрицающие важное экономическое значение БАМа. Магистраль стали изображать как никчемушную затею, «дорогу в никуда» забыв (или наоборот, имея их в виду, чтобы сбить цену) О гигантских запасах полезных ископаемых то ли забыли, то ли, как полагает Туманов, хотели сбить на них цену.

В районе меди Удокана разведаны также месторождения: титано-ванадиевое в Чинее (превосходящее уральское по запасам и качеству руды) и редких металлов в Катугино (располагающее четвертью элементов таблицы Менделеева). Вблизи залегают два месторождения угля, с мощными пластами, местами выходящими на поверхность. Все компактно, с возможностью создания единого горнорудного промышленного узла.

«Туманов и Ко» пристально следили за ситуацией с цветными металлами, которые стали важной составляющей коррупции, объединившей торговцев цветными металлами и высших должностных лиц… И когда администрация Читинской области обратилась к нам с предложением подумать о рациональной схеме освоения района, мы были готовы к разговору. Ясно, что в новых условиях нельзя затевать создание горного комплекса в расчете на получение руды через 15 или более лет. Надо было разработать схему, при которой первую медь можно было бы вывозить уже через шесть-семь месяцев после начала работ.

Схема была готова к весне 1998 года и была рассмотрена на совещании в Управлении геологии и лицензирования природных ресурсов Министерства природных ресурсов России. Докладчик – В. Туманов.

Итоговый протокол совещания отметил новизну похода к освоению Удоканского горнорудного узла в отношении порядка освоения и очередности разработки, сроков, технологических решений. Также была зафиксирована очередность развития узла по этапам и срокам: пилотные установки в 1998/99 году, опытно-эксплуатационные участки в 1999/2000 году, цеховые и фабричные производства с 2001 года. Словом, пятнадцатилетку в три года.

По итогам совещания Министерство одобрило и министр утвердил концепцию освоения района с подготовкой первого эшелона меди через полгода. В разговорах с главой администрации Читы возникла идея привлечь к проекту правительство Москвы.

Был уже у Туманова опыт сотрудничества с Лужковым и правительством Москвы. Похоже, он считал этот опыт положительным!.. Отправили Лужкову письмо…

Отправили-таки Лужкову письмо? Да что на вас нашло, Вадим Иванович?

В общем, да, отправили Лужкову письмо. Все откровенно изложили: информация о запасах, о концепции Туманова и ее новизне, о состоянии вопроса – и приглашение принять участие в создании акционерного общества для совместной разработки – «с учетом важности проекта, значимость которого выходит за региональные и даже общефедеральные рамки».

Письмо восемь месяцев гуляло по кабинетам правительства Москвы. Ответа никакого не было. Я обратился к Ю.М. Лужкову с просьбой разыскать это письмо и принять меня для разговора.

По рассказу в книге выходит, что прием у Лужкова не состоялся.

Прошло еще более полугода, когда обнаружилось: за прошедшее время создана Забайкальская Горная компания, основанная правительством Москвы, администрацией Читинской области, Министерством путей сообщения, группой предпринимателей, причем во главе крупных структур компании поставлены дальние и близкие родственники ее основателей, а также людей, известных в российском бизнесе и политике. Нас там снова не оказалось.

Видимо, создание новой компании было сопряжено с такими хлопотами, что у причастных к этому достойных людей совершенно выпало из памяти, чьими идеями и разработками они пользуются.

Давайте скажем проще: прежде чем начать разворовывание ископаемых богатств, эти достойные люди украли чужие идеи и разработки.

…Спасибо за наводку. А воровать мы и сами умеем. Впрочем, «спасибо» и на этот раз не сказали. Кто слыхал о том, чтобы благодарили, когда грабят?

Помню беседу с чиновником федерального уровня, который поинтересовался:

Почему не участвуете в конкурсах?

Мы их никогда не выигрываем, отвечаю я и, естественно, жду вопроса: почему. Но мой собеседник, человек неглупый и больше меня знавший о тендерах, такого вопроса не задал…

Как там пел Владимир Высоцкий?

Всю жизнь мою в ворота бью рогами, как баран…

А мне бы взять Коран и в Тегеран!

Только и остается…

Ладно, Тегеран… туда дорога из России специалистам по другим делам. Какой Коран они туда везут, не наше дело. Нам делать нечего ни в Тегеране, ни в Ватикане…

В общем, у Туманова свои поэтические ассоциации:

У Юрия Левитанского есть стихи о том, как дураку подарили море: он потрогал его, пощупал, обмакнул и лизнул палец, но палец оказался соленым, и тогда дурак плюнул в море, сначала близко плюнул, потом дальше, но потом и это надоело. Не знает дурак, что ему делать с морем. Он стал играть на берегу в лото сам с собою.

То выигрывает, то проигрывает,

На губной гармошке поигрывает.

Проиграет дурак море!

А зачем дураку море?

Вспоминает он разговор с одним приятелем:

Наблюдая, говорил он, за тобой два десятка лет на Дальнем Востоке, в Сибири, на Урале, за твоими сумасшедшими амбициозными стараниями доказать преимущества артелей, кооперативов, я не помню тебя таким удрученным, прямо-таки убитым, как сейчас, когда ты победил и в стране тысячи коллективных промышленных предприятий, возглавляемых твоими последователями и учениками.

Какие у тебя проблемы с властью?

Ничего себе вопрос.

Прямого ответа автор не дает. Но ведь удручен. И понять его несложно из всего контекста последних глав книги. Столько работы – только впрягайся и паши. В итоге же оказывается, что все достается тем, кто работать не собирается. И опять выходит по Высоцкому:

Те, кто едят, так это депутаты,

а вы, прошу прощенья, кто такие?

Сухой Лог. Тиман. Удокан… Вряд ли у многих из нас эти звуки ассоциируются с какими-то образами или ландшафтами. Все это исхожено, изъезжено, изучено, измерено, просчитано Тумановым и его сподвижниками.

Наверное, всякий нормальный человек поразится богатству выдвигаемых им идей по комплексному освоению различных регионов России путем артельной разработки ее недр, идей, подкрепленных всякий раз соответствующими технико-экономическими расчетами. Точно так же всякий честный человек поразится тому, во что это все в итоге выливалось.

Все же, что его расстраивает?

Смотрю на карту России. В какой-то степени это и карта исхоженных мною дорог. И вновь испытываю чувство горечи. У нас до сих пор нет защищающей национальные интересы комплексной программы… от научного задела до эксплуатации и потребления…

Вот какие вещи его заботят…

И когда я перечитываю действующий у нас Закон «О недрах», не могу отделаться от мысли, что его составителей волновали не проблемы безопасности государства и благосостояния населения, которому повезло родиться в стране с такими неслыханными ресурсами… Нет, наши власти первым делом волнует, как распределять недра, кому выдавать лицензии… Под видом тендеров бойко идет скрытая от общественности, хорошо спланированная, наглая торговля правами на принадлежащие всему народу месторождения, которые, не выдав ни грамма сырья, стали предметом многократных перепродаж…

Идет распад государственной геологической службы России.

Ну зачем дуракам – море?

Не о себе, о стране своей. О людях, обреченных на безнадежное существование безответственными и циничными правителями. О людях, которые заслуживают лучшей жизни, которые, имей они возможность свободно трудиться, могли бы жить в мире и довольстве, благоденствуя вместе со страной.

А что выпало людям? И стране?

…я горжусь тем, что стал основателем старательского движения, что не только добыл вместе со своими людьми (курсив мой – ЕМ) свыше 400 тонн золота для СССР, создавая высокоорганизованные предприятия от Колымы до Карелии, но и обеспечивал весьма достойные заработки десяткам тысяч бульдозеристов, шоферов, геологов, слесарей, рабочих других специальностей. Почувствовать удовлетворение сполна мне не дают тревожные мысли о том, куда же движется теперь наша Россия, что с нею будет дальше.

Лично мне кажется, заслуживает рассмотрения такая мысль: извечная и главная задача России – это прочное освоение ее гигантской территории.

Курсив автора. Похоже, одному ему есть дело до того, что большие пространства, богатые ресурсами, не могут долго оставаться бесхозными. Он видит, как рядом, за Амуром, все бурлит и население переливается через край…

Как разоряли Россию

Те, кто раздает лицензии, фактически наделены правами назначать миллионеров. Спешное распределение богатств происходит в верхней части сцены…, а на переднем крае… толпятся заполонившие Россию мелкие перекупщики и торговцы. Страна превращена от края и до края в сплошной базар, где торгуют чужим, не производя своего.

Такую в точности картину я видел в поездке по Новой Гвинее. Под землей огромные богатства, а на улицах городов торгуют все теми же «сникерсами», «пепси», «баунти», все те же рекламные клипы на экране… Не знаю, кто кого догнал – мы папуасов или они нас…

В XVIII веке правительство Британии препятствовало развитию промышленности в североамериканских колониях, чтобы сохранить там рынки для товаров из метрополии. По этому поводу Адам Смит заметил: «Превращать целый народ в нацию покупателей достойно лишь нации лавочников». Но правительство Британии хотя бы заботилось о процветании промышленности своей страны…

В России в конце XX века дело обстояло совсем иначе. Производство не развивалось и деградировало, ресурсы расхищались, деньги вывозились заграницу. Временщики вперебой старались откусить, сколько вмещала пасть.

Система стимулов была такова, что опытные высокопрофессиональные рабочие уходили из сферы производства в перекупщики, в посредники, в торговцы… Будучи не в силах противостоять системе, ориентирующей страну не на производство, а на торговлю, лучшие кооперативы и старательские артели распадались.

Уходили из сферы производства самые инициативные работники. Разваливалась наука, уезжали заграницу ученые. Не говоря уже о музыкантах и других людях искусства. Имело место разбазаривание человеческого капитала страны. Разорение шло и в сельском хозяйстве.

На этот раз не корову уводили с крестьянского двора. Отбирали последнюю надежду стать хозяином…

Считают, сколько в стране фермеров. Рапортуют…

Смешно! Новый российский фермер чаще всего ковыряет в земле лопатой, и вся его собственность – собака, тазик и двое детишек. Такими фермеры были двести-триста лет назад. Даже самый лучший президентский указ сам по себе не может сделать фермера состоятельным. Чтобы воспитать в крестьянине фермерскую философию, его нужно посадить на трактор, помочь построить свой дом, дать кредиты на 25 лет, передать технику, лучше бы безвозмездно.

Даже если, продолжает он, половина из них не оправдает надежд (по неумению хозяйствовать или просто все пропьют), другая половина все возместит и даст необходимую продукцию.

Хочу повторить: две главные вещи способны вытащить страну из трясины – строительство и сельское хозяйство. Осознавая это, мы попытались создать на базе кооператива «Строитель» и российско-германского совместного предприятия «Оптим-Мавег» акционерное общество, способное выполнять заказы государственных и муниципальных органов по развитию аграрно-промышленной инфраструктуры.

Строительство сельских дорог, пунктов хранения и первичной переработки сельхозпродукции, жилых домов и хозяйственных построек для фермеров.

Акционерное общество с участием иностранного капитала могло бы помочь отработке модели и созданию других подобных обществ, объединяющих производственно-строительные кооперативы, старательские артели, другие негосударственные формирования.

Короче говоря, еще один проект. «О содействии развитию аграрно-промышленной структуры России». Записка к руководству страны. Опять? Но что-то же нужно делать, черт бы их побрал!

Послали. Вместе с проектом президентского Указа.

Никаких денег не просим. Государство ничем не рискует, общественно-полезные результаты очевидны. Модель разработана. Ничего не нужно сочинять-мучиться, мы уже сочинили для вас текст. Только прочтите и подпишите. Только дайте добро!..

Продолжать?

Истинные реформы подразумевают как конечный результат улучшение жизни людей. Наши же политики говорят об успехах проводимых реформ тем настойчивее, чем очевиднее катастрофическое снижение связанного с этими реформами жизненного уровня большинства населения…

Возьмем производительность труда – скажем, артели «Восток» – и просто перекрутим всю промышленность на эти показатели, с учетом новейших мировых технологий и реальной оценки наших природных богатств – в 30 триллионов долларов… Для сравнения, в США они оцениваются в 10 триллионов, во всей Европе – 5, в Японии – 0. Нетрудно представить, каков должен быть результат… Сейчас мы по всем показателям должны были бы жить не хуже, а лучше всех гонконгов и кувейтов, вместе взятых…

Я опять – уже в который раз! – о своем: наше правительство никогда не знало, не знает, не хочет знать, что страна может преодолеть кризис только при одном условии – если будет хорошо работать. Другого варианта нет – ни у народа, ни у президента, ни у Господа Бога.

Но ведь все по-прежнему. Все устроено, как было – шагу ступить нельзя без одобрения чиновников. А им это надо? Им ведь что надо?..

Теперь позволю себе немного потеоретизировать.

Нелирическое отступление: Особый путь России – возможны варианты

Какой там Адам Смит! Гайдар был отличником по другой политэкономии – марксистко-ленинской. Потом прочитал несколько западных книжек и – по последней моде – назвался монетаристом.

Монетаризм – это воздействие на экономику посредством умного регулирования денежной массы. Где монетаризм, и где Гайдар? Все достижение его правительства в области реформ отпуск цен, что тут же вызвало высокую инфляцию и неконтролируемый рост денежной массы в обращении. Вряд ли для этого нужно много ума.

Но нужна была хотя бы общая экономическая культура, чтобы понимать убийственность такой меры для страны, где нет ни адекватного хозяйственного права, ни правосудия. Где народ привык не доверять властям, а власти – презирать свой народ. Где слово, обещание ничего не значат, где закон что дышло, где судья оглядывается на начальство, и где поэтому невозможны ни нормальные договорные отношения, ни правый суд. Где, если ты нарушишь уговор, тебя пригласят не в суд, а на «стрелку», или просто убьют. Где все коррумпировано, где живут не по законам, а «по понятиям».

Вместо продуманных шагов к завоеванию доверия населения, государство – уже не коммунистическое, а «демократическое» снова его ограбило. Дважды. То и другое – на совести команды Гайдара.

Первый раз: отпустив цены. Сбережения граждан были обесценены.

Второй раз: устроив жульническую приватизацию.

Третье ограбление (уже после Гайдара) – это один из «черных вторников», оставшийся в памяти людей как «дефолт 1998 года». Множество малых бизнесов – только что взошедшие ростки среднего класса – были разорены.

Настоящая экономическая реформа, преобразование государственно-монополистического социализма в рыночное хозяйство – дело кропотливое и хлопотное. Нужно было создать определенную законодательную базу, экономические и юридические предпосылки для развития институтов свободного рынка. Юридические нормы, обеспечивающие защиту частной собственности от посягательств государства и прытких частных лиц. И, не менее важно, соответствующую систему охраны правопорядка. Нужна была глубокая реформа судебной системы и правоохранительных органов. По меньшей мере, независимость и несменяемость судей, реформа полиции и прокуратуры – с повышением статуса и материального содержания. Нужна была реформа структуры налогообложения, с четким разделением налогов федеральных, областных (республиканских) и муниципальных. И много чего еще.

А как насчет массовых агентов рынка? Как насчет среднего класса? Этого ведь указом создать невозможно…

Можно – указом! Не сам средний класс, но реальные предпосылки, условия, социально-экономическую среду, благоприятную для его появления и развития.

«Общенародная (общественная) собственность» на все и вся (кроме фиктивной «кооперативно-колхозной») – что это такое? С одной стороны, отсутствие института частной собственности делало «общественную» чем-то вроде фикции, создавало на деле полную обезличку прав собственности. «Всехнее» значит ничье. Так и полагали многие (и я в том числе, пока не задумался). С другой стороны, распоряжалась ею (и частично тайком присваивала) партийно-государственная номенклатура.

Но управление и воровство не относятся к вопросу о праве собственности. Поэтому можно принять термин всерьез, то есть, все общественное богатство считать, по умолчанию, принадлежащим всему населению – не только продукты труда, но и накопленный в стране капитал и природные ресурсы. Вспомним, что рукотворная часть этого богатства создавалась трудом всего населения. И потому все это (за вычетом относящегося к обороне, космосу, муниципальным и другим общественным службам – включая транспорт, почту и другие вещи, традиционно управляемые государством, музеи, заповедники, фабрика «Гознак», Алмазный фонд и т. д.) в процессе приватизации следовало раздать народу.

Как раздать? В форме ценных бумаг, подтверждающих владение какой-то долей этого общенародного имущества. По какому принципу раздавать богатство? Не знаю. Варианты: поровну на душу трудоспособного населения (тем, кто участвовал в создании этого богатства); в пропорции к возрасту граждан (чем старше, тем больше вклад и, соответственно, доля). А может, даже уравниловка: поровну на душу населения!

Возможны и другие варианты, но в любом случае всему населению был бы обеспечен начальный капитал. Всему населению!

О каких величинах идет речь? Не могу сейчас оценить объективно все богатство, подлежащее такому распределению. Возьмем долю его, которую мы знаем, разведанные природные богатства. Туманов приводит оценку в 30 триллионов долларов (по расчетам Министерства геологии). Для грубого расчета возьмем численность всего населения России в размере 150 миллионов человек (завышено). Тогда в среднем на душу выходит порядка 200 000 долларов. На семью из 4 чел. – почти миллион в той же валюте. Не слабо. Если же добавить накопленный капитал и товарную массу... Вся Россия, весь народ – миллионеры! Звучит утопией, потому что нигде и никогда такого не бывало. А ведь не иллюзия, не авантюра…

Беспрецедентная была ситуация, уникальная в истории. Вот оно, чем бредили славянофилы и почвенники! Вот он тот «особый путь России», который покажет всем народам – ладно, пусть не пример (у всех своя ситуация), – но величие русской духовности. Всему миру на зависть!

Последующее перераспределение собственности было бы неизбежно – за счет переуступок, продажи, обмена, дарения, биржевой игры (если бы эти бумаги обращались на рынке) и т. п. Кто-то мог разбогатеть, кто-то обеднеть. Можно быть уверенным, что нашлось бы множество предприимчивых людей, которые создали бы свое дело с таким начальным капиталом. Возникли бы реальные предпосылки для формирования массового среднего класса. Реальный срок десять лет. То есть, на рубеже 2000 г., уже в стране существовало бы ядро среднего класса…

Все реально, все было осуществимо. Если бы у руля оказались люди решительные, компетентные, а главное честные и государственно мыслящие.

Бы… бы… бы…

Фактом стало то, что трудами Гайдара – Чубайса практически все народное богатство задаром или за бесценок присвоили проходимцы из бывшей номенклатуры. И в стране – мгновенно, как из-под земли, появились миллионеры – но на фоне массовой бедности, нищеты и обесценения вкладов населения в сберкассах.

Осуществился другой вариант «особого пути России». Всему миру повод для презрения. Страна – всеобщий базар. Предприимчивые люди становились не производителями, а «челноками».

Какие-то бабы Тверской губернии теперь ехали из турецкой Анатолии, носимые по свету не любопытством, а нуждой. Их не интересовали ни горы, ни народы, ни созвездия, и они ничего ниоткуда не помнили, а о государствах рассказывали, как про волостное село в базарные дни. Знали только цены на все продукты Анатолийского побережья… Один калека… ехал из Аргентины в Иваново-Вознесенск, везя пять пудов твердой чистосортной пшеницы…

Голод до того заострил разум у простого народа, что он пополз по всему миру, ища пропитания и перехитрив законы всех государств. Как по своему уезду, путешествовали тогда безыменные люди по земному шару… Силы были тогда могучие в любом человеке, никакой рожон не считался обидой. Никто не жаловался на власть или на свое мучение – каждый ко всему притерпелся и вполне обжился. (Андрей Платонов. «Сокровенный человек»).

Гражданская война. Коллективизация. Сталинский террор. Вражеское нашествие и тяжелейшая война. Сколько это выходит социально-экономических катастроф, пережитых Россией в двадцатом веке? С разрухой, голодом, нарушением нормального уклада жизни. Человек беспомощно смотрел, как рушится устойчивый жизненный порядок. Человек обнаруживал себя в невесомости – без твердой почвы под ногами, без средств и без привычных способов их добывания, без защиты личного достоинства и физической неприкосновенности. Полная незащищенность, и смерть рыщет вокруг…

В этот раз не было ни нашествия извне, ни войны, ни террора, и трамваи ходили «уже при капитализме». Но снова повторилось: голод, разруха, нарушение нормального уклада жизни. Теперь катастрофу и крушение жизненного порядка вызвало собственное правительство – говорят, самое интеллигентное в новейшей истории России.

Опять, как когда-то, люди потекли «в Анатолию». Если не за едой, так за одеждой, обувью… И опять: никто не жаловался на власть или на свое мучение… Претерпевались, обживались… И сочиняли анекдоты.

Немец: (стучит в деревенское окно) Матка! Курки, яйки, млеко!

Бабка: Да нету ничего, милок, хошь – обыщи! Самим есть нечего.

Немец: Знаю. Вот я и привез.

В те незабываемые годы, в сочинении на традиционную тему «Кем быть?» школьница написала: «Хочу быть валютной проституткой». И это уже не анекдот.

Обвинительное заключение

Размышление о происшедшем наводило на мысль, что причина многих наших неудач кроется в том, что российские реформаторы, в том числе молодые, больше всех оказались причастными к криминальному присвоению собственности, к укреплению монополий, к подавлению конкуренции в условиях круговой поруки. Результаты известны. Мы сами не заметили, как страна стала жить по законам, напоминающим мне колымские лагеря, где господствовал беспредел.

…Вот ведь как интересно получается. Официальная советская идеология всем навязла в зубах и была (заслуженно) предметом кухонных насмешек. Кто бы мог подумать, что мы будем говорить о ее положительной роли? А вот поди ж ты! Оказывается, была и положительная роль. Выявилась в сравнении с тем, что последовало.

Даже в Восточной Сибири, когда строили гидростанции, когда искусственные водохранилища затапливали деревни и невозможно было ни задержать, ни приостановить приход воды, даже там старались сначала решить, куда перемещать и чем занять людей.

Что, они свой народ любили, жалели? Не смешите курей. Тут был предмет чисто идеологический. Поскольку СССР был «примером для всех народов» и «будущим всего человечества», в стране «не могло быть безработицы». Социализм, видите ли, решил эту извечную проблему капиталистического строя. В каком-то (подчас, уродливом) смысле так оно и было. И поскольку «у нас нет безработицы» (а также, чтобы не подогревать недовольство населения, о чем знали через стукачей), невозможно представить, чтобы при коммунистах сотни тысяч людей на Колыме, Дальнем Востоке и Севере были буквально брошены на произвол судьбы без работы и лишенные сбережений – без возможности перебраться «на материк» и сносно устроиться. Не пошли бы на это правители.

Но именно так произошло в результате гайдаровской реформы.

Почему вообще речь зашла здесь о переселении на «материк», когда на востоке основные богатства страны? Что такое произошло?

Когда Ельцин стоял во главе государства, я обращался к нему с письмами, предлагал конкретные пути и способы разработки крупнейших сибирских месторождений, однако ответа так и не получил. Допускаю, что ему было не до того. Шел раздел богатств России, был разгар приватизации, и над северянами как дамоклов меч висел лозунг, выдвинутый Егором Гайдаром: «Север неэкономичен!»

Что называется, гадить так по-большому.

Да, неэкономичен, – отвечает Туманов, – если строить на вечной мерзлоте города и тащить туда людей семьями со всеми вытекающими – детсадами, школами, почтой, милицией, магазинами, службами бытового обслуживания… Но ведь была в наличии другая возможность: экспедиционно-вахтовый метод Туманова, доказавший делом свою эффективность.

И ведь – в чем вся подлость! – Гайдар лучше всех знал и про этот метод, и про эффективность.

Из стенограммы лекции Гайдара, как его представили, выдающегося российского экономиста и государственного деятеля, 19 ноября 2009 г. в клубе литературном кафе Bilingua (ответы на вопросы):

Андрей Комаров: Уважаемый Егор Тимурович, я сначала хочу вас поблагодарить за мою личную свободу. Вы, может быть, этого не знаете, но когда-то, в 1987 году, вы вступились за очень эффективно работающее кооперативное предприятие – артель старателей «Печора». Его возглавлял Туманов, а я в 1987 году был при нем молоденьким мальчишечкой и исполнял обязанности главного бухгалтера. А по тогдашним законам всегда преследовался и руководитель, и главный бухгалтер, который был ответствен за все. Вы вступились – и никаких репрессий кроме расформирования очень эффективно работающего предприятия не было. Уголовное преследование было закрыто. Мы, к счастью, остались на свободе, в огромной степени благодаря лично вашему участию. Потом вы написали об этом статью в журнале «Коммунист».

А вопрос у меня такой. Не изучали ли вы в последующем серьезно такую эффективную форму хозяйствования, как кооперативную? И не думали ли вы о том, чтобы вместо той «гоп-стоп» приватизации, которая все-таки прошла по нашей стране, проводить очень серьезную последовательную цепь каких-то мероприятий по превращению наших трудовых коллективов в коллективы собственников? Чтобы не захватывали «красные директора» предприятия, чтобы не захватывали бандиты. Может быть, с экономической точки зрения эти предприятия были бы так же эффективны, как и частные предприятия с одним собственником. Но в социальном плане у нас бы сформировались огромные коллективы собственников, которые повлияли бы на принятие экономических решений на каждом предприятии. Спасибо вам большое.

Егор Гайдар: Вы знаете, я историю с этой артелью прекрасно помню. Я этим занимался и писал по этому поводу в журнале «Коммунист».

Борис Долгин: Где вы были завотделом экономики.

Егор Гайдар: Да. Больше того, могу вам сказать, что тогда остановить это колесо было безумно трудно. Безумно трудно. Моему главному редактору по поводу того, что мы заняли неправильную позицию, звонил лично Михаил Сергеевич Горбачев после того, как ему по этому поводу позвонил лично Егор Кузьмич Лигачев. Тем не менее, в результате наших публикаций, хотя артель и расформировали, но уголовное преследование было прекращено. Из этого хотели сделать такое показательное дело. Это было практически начало перестройки, и нужно было показать, кто хозяин в доме.

Что касается сценария развития по кооперативной модели. Мы об этом, естественно, думали. И, в общем, участвовали в создании закона о кооперации, еще горбачевского. Но пришли к выводу, что скорее это такая тропинка. Там, где получается, как в Печоре, ну, и замечательно. Мы должны снимать преграды на этом пути. Но сделать из этого масштабный национальный проект, не имея Туманова в каждой артели, это очень опасно.

Можно представить, как интеллигентно говорилось это вранье. Проникновенно глядя в глаза вопрошающему. О том, как «выдающийся российский экономист и государственный деятель» снимал преграды на этом пути, когда приходил к нему Туманов, ему напоминать не стали.

А жить-то ему оставалось уже меньше месяца…

Верно, никто не знает своего часа. Забудем про покаяние, это не для атеистов. Но хотя бы остановиться на миг и подумать: что останется после тебя, Егорушка, какая память?

В те дни, когда с немецкими телевизионщиками я был на Колыме, отмечали шестидесятилетие Магадана. Порт был как будто вымерший. Мне сказали, что так он стал выглядеть после колымской поездки Гайдара.

Разговор в районной администрации Сусумана. «Почему люди покидают поселки, где еще есть золото?» «Невозможно обеспечить нормальную жизнь в небольших поселках». Может и так, при традиционном походе… Но вдруг прозвучало:

Зачем вообще добывать на Колыме золото? Оно обходится дорого. Дешевле покупать!

Это вы сами подсчитали? – удивился я.

Нет, Егор Тимурович Гайдар… Он сказал в Магадане: золото выгодней покупать на Лондонской бирже.

Золото покупать в Лондоне, бокситы – в Гвинее… Дешевле же, чем добывать самим, чего тут неясного! Кому-то, может, и выгодно добывать и продавать, а мы идем своим путем. Нам выгоднее оплачивать чужому дяде издержки добычи и прибыль на капитал, чем самим добывать и получать прибыль. Наука! Вам за печкой не понять…

А на что покупать, на какие деньги? Ну как, на что! Будем просить взаймы у международных банкиров. С этим бьется на благо России – кто? Константин Кагаловский, наш человек в МВФ.

Удручающие картины, увиденные на Мальдяке, привели в замешательство съемочную группу. Дитмар бродил среди развалин и все переспрашивал: «Я правильно понимаю, что здесь под ногами золото?»

Уже перебравшись в Америку, я прочитал в научном журнале доклад Гайдара на ежегодном (1996-97) съезде Американской экономической ассоциации, объединяющей цвет американской экономической науки. Он говорил о том, что реформы плохо идут потому, что Международный валютный фонд дает России денег мало и неохотно. Как же так? Ведь успех российских реформ в интересах всего мира! Ему всерьез внимал целый зал джеффри саксов.

Страна, где валюты больше, чем во всех странах мира, вместе взятых, где она валяется под ногами, только копни да нагнись, пошла по заграницам с протянутой рукой: «Одолжите нам валюты!»

Как там было у Талейрана? «Это хуже, чем преступление – это ошибка…» Так?

В нашем случае это не ошибка. Это преступление. Умышленное. Легко увидеть, что дурацкий лозунг «Север неэкономичен» – отнюдь не проявление глупости. Довольно поместить эту фразу в общую картину и вспомнить, как Гайдар, изображая живой интерес к методам и наработкам Туманова, за спиной у него резал его проекты и активно способствовал разбазариванию богатейших месторождений. Ради такого дела были разрушены добывающие отрасли и геологическая служба гигантских восточных регионов России, миллионы людей, без работы и без сбережений, буквально брошены на вымирание.

…экономисты гайдаровской школы утверждают: цены на сырье на мировом рынке уже сложились и не следует их ломать – иначе нас накажет мировой капитал.

…При наших гигантских запасах минерального сырья непосредственно влиять на мировые цены должны мы – и с пользой для России.

Абсолютно верно. И быть, тем самым, в состоянии самим наказывать «мировой капитал», если на то пойдет… Утверждение о «сложившихся ценах» и «мировом капитале» относится к ведомству не науки экономики, а, скорее, прокуратуры.

Артели развалились. Золотые прииски обезлюдели. Запустели огромные территории Сибири, Дальнего Востока, Колымы.

Разговор с телережиссером из Германии в поездке по Колыме:

Уже в 1994 году Россия добыла 132 тонны золота, в 1997-м – 116, в 1998-м – 105,2… Для сравнения: динамика добычи золота за эти же годы в Китае – 130, 157, 161…

Вы думаете, эта динамика могла быть другой? – спрашивает Дитмар, когда наша машина возвращалась в Магадан.

Конечно могла, дорогой Дитмар. Сравнительная динамика могла быть обратной… Если бы Гайдар, Чубайс, Кох и все их соратники хотя бы пару лет порулили не в России, а в Китае.

И позже, в Магадане, окруженный журналистами по прибытии на торжество в театр:

Кто-то спросил, как я считаю, будет ли когда-нибудь работать Колыма. Я ответил: «Обязательно… Когда здесь будут китайцы!» И сейчас, в начале XXI века, когда проходят годы, а весь богатый ресурсами Дальний Восток остается почти без людей, не надо быть Нострадамусом, нужно просто не быть идиотом, чтобы предвидеть: если по отношению к этому региону будет продолжаться гайдаровская политика, через какой-то промежуток времени, очень даже небольшой, здесь все будет китайским.

Совсем не лирическое отступление: младотурки

Молодые реформаторы были не из « нашей компании». Они были сынки. Они вышли из номенклатурных семей или околономенклатурного окружения, где такие вещи, как цинизм, коррупция, ложь и притворство, убежденность, что все хорошее только заграницей, были столь же естественными, как вдох-выдох. Имея доступ к благам, недоступным за пределами обоймы, они усвоили лоск западных джентльменов и языки. Усвоили науку карьеризма, и интриганства. Мыслить свободно они не умели и к тому не стремились. Совсем иные были устремления и амбиции. Они презирали свою страну и свой народ.

Лозунг прежней номенклатуры: экономику – развивать, население – поддерживать на прожиточном минимуме, вознаграждать – себя.

Лозунг младореформаторов: вознаграждать себя, экономика – как-нибудь сама, на население – плевать.

Можно и короче: реформы – для реформаторов!

Все, что ожидалось от демократических реформ и развязывания частной инициативы, они осуществили – для себя, своих дружков, избранного круга лиц, их приближенных и холопов. Как говорят в Америке, crony capitalism. Блатной капитализм. Во главе страны – новая генерация мошенников и казнокрадов.

История еще не знала такого циничного презрения к своему народу со стороны правителей.

История еще не знала таких масштабов разнузданного мародерства и разграбления своей страны, какое запустили и возглавили младореформаторы.

Новые правители России обращались со своей собственной страной, как наглые оккупанты с чужой завоеванной. Примерно так немецко-фашистские власти планировали хозяйничать здесь после своей победы.

Одним из ближайших друзей и сподвижников Гайдара был Петр Авен, уже упомянутый выше. Его пример можно считать типичным для всех младотурков.

Карьера Пети Авена

«Богатство – отметина Бога. Это аксиома протестантской этики. Раз ты богат, значит, Бог к тебе благоволит – если, конечно, ты не украл, а заработал. Я живу по простым принципам: считаю, что если ты здоров и вдруг беден (не считая пенсионеров и детей), то это стыдно сегодня… Богатые нравственнее бедных хотя бы потому, что они могут позволить себе больше. Они свободнее в поступках». (Из интервью Петра Авена газете «Аргументы и факты», октябрь 2004).

«Давно не удавалось так смачно плюнуть в душу российскому народу» подытожила журналистка одной из калининградских газет.

Его состояние исчисляется в миллиардах. Долларов США.

Николай Чудотворец, угодник божий! Отчего же у меня нет такой бекеши!

Ответ находим в статье Олега Боровикова «Торговец связями. Петр Авен: нищета – не наша забота!» (на сайте: http://www.compromat.ru/page_24909.htm).

Из научно-номенклатурной среды. Отец – академик, репрессированный дед был начальником дивизии латышских стрелков. Учился Петя в спец. математической школе № 2, которую сами ученики называли «Царскосельским лицеем». Ученикам внушался «гарвардский комплекс»: вы – элита, учащиеся обычных школ – дебилы. Пошел на экономический факультет МГУ, потом аспирантура (и знакомство с Гайдаром). Кандидатскую защитил по системным моделям. Работал в НИИ системных исследований АН СССР (в сослуживцах – Гайдар и еще ряд будущих чиновников администраций Ельцина и Путина). Готовил докторскую диссертацию под научным руководством Бориса Березовского.

Какие люди! Погодите, это лишь начало.

В 1985 г. Гайдар везет его с собой в Ленинград для участия в домашнем кружке молодого инженера-экономиста Анатолия Чубайса. Там опять встречаем много имен, которые вскоре станут известными в узких и широких кругах: Александр Шохин (будущий вице-премьер), Андрей Илларионов (будущий советник президента), Сергей Игнатьев (будущий глава Центробанка РФ), Альфред Кох (будущий председатель Госкомимущества России), Алексей Кудрин (будущий вице-премьер) и др. т. п.

По каким критериям молодые люди допускались (или вербовались) в кружок? Что их сближало? Какие таланты Чубайса обеспечили ему лидерство в кружке? Какие проблемы они там обсуждали? В любом случае, формировалась компания единомышленников.

Дальше в карьере Авена отмечаются неожиданные скачки качественного характера. Какие количества переходили в качество – о том история умалчивает. Так, в 1988 г. он завершает работу над докторской диссертацией (защитил? не имеет значения), а в следующем году мы видим Петю уже в Вене – ведущим научным сотрудником Международного Института прикладного системного анализа. Одновременно он числится советником… Министерства иностранных дел СССР. В какой еще стране такое возможно?

И тут – 1991 год.

С мизерными познаниями в настоящей экономической науке и нулевым знанием реальной экономики, Авен уже зам. премьера Гайдара и министр внешнеэкономических связей. Он продает квоты и лицензии на продажу оружия за рубеж. Среди счастливых обладателей таких лицензий как-то случайно оказываются его друзья, друзья его друзей, знакомые его отца…

Через год он из правительства переходит советником президента АО «Логоваз» (команда Березовского). Еще год спустя возникает консалтинг-компания ФинПА («Финансы Петра Авена»). Новая фирма занялась операциями с внешними долгами государства и финансовыми консультациями. Глава компании не скрывал, что «знает механизмы принятия решений в правительстве». А зачем такое скрывать? Напротив, это самореклама. Всем понятен эвфемизм: не «механизмы принятия» он знал, а готовящиеся решения. Заранее. Говоря проще, ФинПа торговало информацией, добываемой благодаря личным связям ее главы.

Откуда в России вдруг взялись олигархи?

Вот и ответ: хорошие связи плюс отсутствие щепетильности.

Вскоре Авена берут в Альфа-банк (не им созданный). Сразу президентом, чтоб не мелочиться. 11 октября 1994 г. происходит обвальное падение рубля по отношению к доллару (первый из «черных вторников»). Такие вещи не происходят сами собой, кто-то их готовит и кто-то на них наживается. Авен не готовил он среди тех, кто нажился. Он «знал механизмы».

Насколько я знаю, в США для подобных дел есть статья Уголовного кодекса. По этой статье не так давно отсидела полтора года Марта Стюарт, очень популярная ведущая телешоу для домохозяек. Она всего лишь продала акции фармацевтической компании. Назавтра они должны упасть в цене, но покупатели этого не знали. А у нее была информация, что некий препарат этой компании не прошел госприемку.

А в России? Есть ли такая статья в УК РФ? Скажете тоже! Станут уголовники вводить статью против себя? Впрочем, почему не ввести? Им же самим ее применять, и им же самим выбирать, против кого…

Авен, тем временем, разворачивался в марше. Покупка Альфой пакета акций Тюменской нефтяной компании была только началом «инвестиционной» активности Авена и Ко. За ним числится еще немало темных сделок и грязных дел. Из самых невинных приобретение дачи Алексея Толстого в Жуковке по установленной в советские времена «балансовой стоимости». Короче, за бесценок

Серьезные коррупционные обвинения существуют также против Анатолия Чубайса, Александра Шохина... И все это – надводная часть айсберга…

Против Гайдара тоже имеются обвинения. Установлено, что в 1992 г. премьер Гайдар заказал американскому частному детективному агентству «Кролл» найти информацию о зарубежных счетах бывшего Союза как юридических, так и физических лиц («золото партии»), пообещав за работу 1,5 миллиона бюджетных долларов. Агентство представило в правительство России отчет, который бесследно исчез. (Роман Шлейнов. «Истоки благосостояния: Гайдар зажал отчет "Кролл"»; также: «Искать, чтобы не найти?» «Новая газета», 22.04.2002; также: Михаил Смиренский. «Дай, друг, на счастье в лапу мне» «Парламентская газета», 29.09.1999) Подробности см. на сайте http://compromat.ru/page_11757.htm и http://compromat.ru/page_10857.htm

Упоминая об этом обвинении и вступаясь за Гайдара, Ольга Восьмеркина («Версия», 14.10.2002) пишет: «Кстати другое обвинение, выдвинутое лидером КПРФ, в том, что Гайдар "разворовал 300 миллиардов рублей из российского бюджета", Егор Тимурович успешно оспорил в суде». Ну что ж, поздравляем с этим. Другие обвинения он, выходит, не оспаривал…

Затем Восьмеркина докладывает, не веря: «Ещё больше инсинуаций вокруг заявлений Гайдара. Ему, например, приписывают коронную фразу о том, что "в горячий момент раздачи госсобственности не было времени изучать кандидатуры потенциальных владельцев: тем перепало, кто оказался поблизости"».

По-моему, зря она не верит. Я имею в виду: вполне можно поверить, что так сказал. Он же из клуба веселых и находчивых. Другой вопрос: можно ли верить тому, что он сказал? Тоже можно, как ни странно. Пожалуй, не соврал Гайдар на этот раз. Как Валаам: хотел соврать, а сказал правду, Нечаянно так получилось…

Нужно лишь сообразить, у какой категории людей, в момент раздачи слонов, были шансы оказаться возле Гайдарочубайса…

Какие-такие люди могли «оказаться поблизости»?

Ну, уж точно не мы с вами. Нас там не стояло.

«Или, например, говорят, продолжает журналистка, что на предложение спасать отечественное станкостроение Гайдар сказал, как отрубил: «Да кому нужны ваши дерьмовые станки? Понадобятся — мы всё за рубежом купим».

А такому сообщению можно поверить? Если уж золото российское такое дерьмовое, что лучше покупать заграничное, тогда, может, и про станки – не совсем абсолютный поклеп на «выдающегося российского экономиста и государственного деятеля»?

Хулить журналистку не хочу. «Есть вещи, пишет затем Восьмеркина, которые вообще трудно оспорить. Так, произведённый Гайдаром обмен облигаций 1982 года на облигации нового образца в народе называют не иначе как мошенничеством». И добавляет: «В северных сёлах почему-то с некоторых пор отбракованных лаечек, которых растят ради меха на унты, называют "Гайдарами" и "Чубайсами". Чёрных почему-то прозвали "гайдарчиками", а рыжих — понятно как». И почему бы это?

Подробнее о сказанном, как и многое другое в том же роде, можно найти там же на сайте compromat.ru/.

Историкам еще предстоит вскрыть и описать деяния этого одноразового премьера.

«По сравнению с США природа более щедро одарила Россию и плодородием земли, и разнообразными полезными ископаемыми. Если бы русские следовали такой же капиталистической политике, как американцы, то сегодня они были бы самыми богатыми людьми в мире. Деспотизм, империализм и большевизм сделали их самыми бедными. Сегодня они ищут капиталы и кредиты по всему миру», – писал Людвиг фон Мизес в 1927 г.

Прошла целая эпоха. Что изменилось?

– Иван Федотыч, с тех пор, как их на фабрике сшили, кустарник лесом стал, революция прошла, может и звезды какие потухли, а сапоги все живут. Это непостижимо!..

– В этом и есть порядок, Захарий Палыч! Жизнь бесчинствует, а сапоги целы! (Андрей Платонов. «Город Градов»).

Несколько поколений людей сменили друг друга… Жизнь бесчинствовала и возвращалась к порядку... Мир менялся, мир уже не тот. Абсолютно. Все движется куда-то вперед. Летит мимо все, что ни есть на земле… Мимо России, которая движется по кругу. В сапогах, надетых сто лет назад. Поистине свой, особый путь…

Премьер Туманов?

Героя делают три фактора: время, обстоятельства, он сам. Время и обстоятельства сделали героями Горбачева и Ельцина, а вот фактор «он сам» не сработал ни у одного, ни у другого. Первый вообще не знал, что делать, хотя возможно и хотел, а у второго даже стремления «хотеть» не было. Смешно, стыдно, страшно, что такие люди попадают на первые роли в государстве.

Вадим Иванович Туманов начал как председатель старательской артели. И добился необычайно высокой эффективности этой формы хозяйствования. Так что она стала размножаться. Тем временем сам зачинатель артельного движения, вырос до организатора региональной промышленности.

Никто его не двигал по карьерной лестнице. Это был рост масштаба охватываемых проблем. Здесь сошлись незаурядные врожденные способности, умение схватывать на ходу, железная воля, взрывная энергия. Не было у него такой цели – расти. Это происходит само собой. Преодолел очередной подъем – открывается новый горизонт.

Ухватывать суть проблем, видеть реальное их решение в увязке экономических, социальных, психологических и других факторов, уметь найти оптимальную структуру и форму организации процессов, уметь создать эти организационные структуры и привести их в действие в эффективном режиме работы. Все это у него было. И все это при непрерывном расширении круга охвата.

Поэтому, когда его практическая работа ради собственной выгоды и, тем самым, на благо общества была резко и грубо оборвана, его росту это помешать не могло. Ему не дали развернуться, но мы видим, что и региональный уровень он давно перерос. Перед нами теперь образец того, что когда-то называли государственный человек.

Вспомнился ему прощелыга-следователь, громивший «Печору»:

…А в разговоре с журналистом Сергеем Власовым этот же Нагорнюк с неожиданным для следователя простодушием скажет: «Я мог бы растоптать Туманова, но я этого не сделал, понимая, что он человек необыкновенный и, в первую очередь, отличный хозяйственник. Он мог бы стать премьер-министром, если бы в свое время учился…»

Поди их разбери.

Ну, самого-то следователя разобрать просто. Из того, как Нагорнюк повел так называемое следствие и потом снабжал клеветников «информацией» об артели, видно однозначно, что «растоптать Туманова» и было тем, к чему он стремился. Не сделал же этого потому, что не дали, отстранив от дела. И если ты такой умный и понимаешь масштаб личности Туманова, почему взялся за это сфабрикованное дело, да еще столь ретиво? Так что «неожиданное простодушие», которое наш автор находит в этом высказывании, я бы отнес к характеристике самого рассказчика. И к присущей ему готовности даже в законченном подлеце найти что-то человеческое. А насчет второго заявления следака…

…В фильме «Волга-Волга» есть такая сценка. Любовь Орлова изображает перед Игорем Ильинским, как хорошо поет ее подруга-доярка, а тот бросает: «Не может быть! Чтобы ТАК петь, двадцать лет учиться надо!»

Какой диплом был у Достоевского? Какую консерваторию кончал Бетховен?

Кстати, учились. И один, и второй, и все другие. Сами выбирали себе, у кого учиться. И чему. Потому что – кроме способности набирать знания (что тоже не всем обладателям дипломов свойственно), нужно обладать еще кое-чем.

Все умники, успевшие посидеть в кресле премьера России за последние 20 лет, много они сделали умного и полезного? Зато с дипломами вузов у них было все в порядке. Гайдар даже заработал себе красный диплом МГУ. Хорошо похозяйствовал? Много понимал в том, что делал? Или же, напротив, слишком хорошо понимал?

Обо всем этом с горечью пишет Туманов. Что правда, то правда он не учился на экономическом факультете. К счастью. Он шел от практики. Да и какая теория могла подсказать, что нужно делать со страной? Не было такой и до сих пор нет. Теория всегда есть некое обобщение, а тут ситуация была уникальной.

А что, он не учился? Еще как учился. Он прошел такие университеты, какие и не снились нашим знатокам с корочками в кармане. Вот в этой своей школе он проявил выдающиеся способности учиться, анализировать и обобщать. Здесь, где оценки выставляет суровая действительность, он был круглым отличником. И еще у него с собой было то, чем он выделялся (и выделяется) на фоне толпы российских премьеров и их окружения. Талант, полная внутренняя свобода и любовь к своей стране.

Все сказанное сформировало мышление государственного человека на уровне, присущем лидеру государства.

Мог ли Туманов быть премьером России? Нет сомнений.

Мог ли он стать премьером? Никоим образом.

В конце XX начале XXI вв. в России сформировался тип уродливого государства, которому не найти научного названия. Полицейско-чиновничье-мафиозная клепто-бандо-кратия… Существует, однако, термин, хотя и не научный, но вполне подходящий под такое определение: БАНАНОВАЯ РЕСПУБЛИКА.

Как ни назови, человеку честному, принципиальному и государственно мыслящему здесь места нет.

Если…

Если я не за себя – кто за меня?

Но если я только за себя – что я?

И если не сейчас, то когда?

Что ни говорите, слова древнееврейского мудреца Гилеля (I в. н. э.) представляют точную формулу личности и жизненного пути Вадима Ивановича Туманова.

Название книги связано, правда, с другим «если». Это строки из популярного стихотворения Киплинга «If»:

And lose, and start again at your beginnings

And never breathe a word about your loss

Точный смысл первого стиха, наверное: «И потерять, и начать заново с того, с чего ты начинал». А с чего он, в очередной раз все потеряв, начинал еще и еще раз?

Когда-то в мои первые годы на Колыме один из политзаключенных – его фамилия Ситко – подарил мне книгу, написав карандашом на обороте обложки свой перевод стихов Редьярда Киплинга. Это стихотворение, переведенное и Маршаком, и Лозинским, всегда было одним из моих любимых. Но именно у Ситко нашел я строки, которые пронес через всю жизнь, они поддерживали меня в тяжелые минуты…

Все потерять – и вновь начать с мечты,

Не вспомнив о потерянном ни разу…

Другим переводам он предпочитает вариант с «мечтой», которой нет в оригинале. Романтик неисправимый, все начинает с мечты…

Одна только строчка. Но читая книгу, видишь, что ее автор мог бы правомерно взять из Киплинга любую другую.

Он выдержал тест на все киплинговские «если». В любом переводе. Поэтому на вопрос «о чем эта книга?» можно ответить: прочитайте стихотворение от начала до конца.

Были, говорят, титаны Возрождения. К сожалению, трудно назвать этим словом то, что мы имеем сейчас в России. К счастью, титаны рождаются и без Возрождения. В свое время Бердяев объяснил, почему Пушкина не следует считать интеллигентом, и употребил выражение «ренессансная личность». Не Возрождение делает себе титанов. Скорее, ренессансные личности создают предпосылки и импульс к Возрождению. Рождаются такие в России. Таким был Владимир Высоцкий. Таков Вадим Туманов.

Да, мы многое утратили, что-то безвозвратно, но не все. Может, верно сказано: «Если не потеряно все – не потеряно ничего!»

Когда чересчур умные настаивают: нужно 40 лет, как Моисей, водить народ по пустыне, себя, очевидно, они не причисляют к «простым смертным», которым надо бродить в песках. Сами бы надели сапоги. Двух дней пешком среди барханов хватит особо одаренным, чтобы избавиться от идиотизма…

…А ведь все так просто: люди должны жить согласно конституции, которую они приняли, государство – обеспечивать соблюдение законов всеми гражданами.

Я надеюсь, что такое время наступит.

Опять – «надеюсь». Надежда – удел всех…

***

…Есть книга, которая говорит сама за себя. Хотите отозваться? Пишите нормальную рецензию. Зачем писать «книгу о книге»?

Вот что можно, пожалуй, считать ответом:

Подобно тому, как Господь сотворил мужчину и женщину, он создал героя, а с ним – поэта или писателя. Последний не может делать того, что первый, он способен лишь восхищаться героем, любить его, радоваться ему. Однако он так же счастлив, и не менее чем тот, первый, ибо герой – это как бы его собственная лучшая сущность, в которую он влюблен; при этом он радуется, что это все же не он сам… (С. Кьеркегор)


К началу страницы К оглавлению номера
Всего понравилось:0
Всего посещений: 87




Convert this page - http://7iskusstv.com/2010/Nomer12/Majburd1.php - to PDF file

Комментарии:

V-A
- at 2011-01-12 22:39:12 EDT
Е.Майбурд
Вы больной на голову или сразу таким уродился?
Учтите, что мордобой только отложен


Вот что бывает, когда человек блатных книжек начинается.
В какого уркагана превратился скромный преподаватель по
научному коммунизму!

Е.Майбурд - V-A
- at 2011-01-12 02:41:28 EDT
V-A
- at 2011-01-10 22:28:20 EDT
Е.Майбурд - V-A
Пояснение для интересующихся: человек, о котором пишу, - не еврей и никогда не был.

Значит по поводу того, что убийца - разногласий нет.
000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000
Вы больной на голову или сразу таким уродился?
Учтите, что мордобой только отложен, не отменен.

V-A
- at 2011-01-10 22:28:20 EDT
Е.Майбурд - V-A
Пояснение для интересующихся: человек, о котором пишу, - не еврей и никогда таковым не был.


Значит по поводу того, что убийца - разногласий нет.

Е.Майбурд - V-A
- at 2011-01-10 20:20:41 EDT
V-A
- Monday, January 10, 2011 at 10:42:10 (EST)

Печально, что автор пропагандирует писания убийцы, хотя бы и еврея. Чему может научить убийца?

00000000000000000000000000000000000000000000000000000

Очень хотелось бы заставить вас ответить за базар. Вы знаете, что это выше моих (и чьих бы то ни было) сил.
Но неуязвимость в смысле мордобоя не освобождает от ответственности. Каким-нибудь образом, когда-нибудь, где-нибудь вы за это ответите.
Я никогда не одобрял, когда вас обзывают и поносят в Гостевой ваши старые и новые друзья. А теперь думаю: мало!

Пояснение для интересующихся: человек, о котором пишу, - не еврей и никогда таковым не был.

V-A
- at 2011-01-10 10:42:11 EDT
Печально, что автор пропагандирует писания убийцы, хотя бы и еврея. Чему может научить убийца?
Социолог
- at 2011-01-10 09:57:14 EDT
игорь
усть каменогрск, КАЗАХСТАН - Monday, January 10, 2011 at 09:33:12 (EST)
Было время строились заводы,школы,детсады,работа была для большинства,уровень доходов богатых и бедных был в норме 4 раза примерно,блядей было меньше по моему наблюдению
))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
Отчего развалился строй как карточный домик? От того, что блядей было мало! Берегите их - отток разрушительной энергии!

игорь
усть каменогрск, КАЗАХСТАН - at 2011-01-10 09:33:05 EDT
Знаете господин в шляпе,стоило стока писать чтобы придать видимость анализа,объективности,все равно ваш взгляд субъективный.Было время строились заводы,школы,детсады,работа была для большинства,уровень доходов богатых и бедных был в норме 4 раза примерно,блядей было меньше по моему наблюдению,расло население.Советский строй мне не нравился,еще больше не нравится нынешний,а Ваша тема давно народу оскомину на зубах набила.Для кого эта жизнь в лучшем случае для 25 процентов,готов к публичной полемике для обширного анализа lent8875@mail.ru.Игорь
Нациоалкосмополит
Израиль - at 2010-12-31 08:53:47 EDT
Вахтовый метод Туманова и его экстрополяция на всю Российскую экономику «По Туманову» абсолютно правильны.
Дать бы Туманову такие же права в Россие, какие он имел в своей артели, то коэффициент использования всего, что работает был бы близок к 100%.

Были в СССР кроме шабашников и артельщиков еще люди, которые жили и работали альтернативно другим, имея и свободное время для творческой и разгульной жизни, и хорошие заработки.
Это работники комбинатов монументально декоративного искусства.
Они делились на художников – авторов и художников – исполнителей.
Автор, после утверждения проекта на худсовете получал 40% от сметной стоймости.
60% получал комбинат, но он обеспечивал автора всеми материалами и оборудованием для монументалки.
На эти деньги автор либо исполнял работу сам, но чаще все брал исполнителей, которым платил 50% своих денег.

В результате художник-исполнитель вкалывал в год по 12 часов в сутки 3-4 месяца в году и получив за работу 3-4иысячи рублей был остальные 9-8 месяцев свободен для занятий своими проектами и другими личными делами.
Практически они представляли из себя советского человека, не только работающего, но и живущего частной жизнью.

Я, будучи главным конструктором отдела использовал аналогичную модель в своем КБ.
В результате, работая по 12 часов без выходных мы выдавали квартальные проекты за месяц с высочайшим качеством и уходили на месяц в отгулы.
Таким образом, зарабатывая 240 рублей в месяц, я моя группа имела еще и 7 месяцев в году творческого отпуска.
После того, как мы вытянули отдел из хронического отставания нам в этом режиме трудиться запретили, ибо остальным раьотникам КБ надоело видеть наши свежие после «Дамбаев» и шабашек физиономии.

Но воздух свободы сыграл со всеми нами злую шутку.
Мы уже просто не могли работать в обычном рутинном режиме, и практически все уволились и занялись шабашками.
Потом умер Брежнев, а Андропов стал сажать и шабашников за «мертвые души», за которые они честно вкалывали.

Е.Майбурд -Б. Тененбауму, Б.Дынину
- at 2010-12-29 13:05:04 EDT
Б.Тененбаум
- at 2010-12-28 22:49:13 EDT
При самом искреннем уважении и к автору статьи, и к автору книги, я бы скорее согласился с рецензентом статьи, Б.Дыниным: "... в России по другому случиться не могло. Только мысль, которую не докажешь ...". И, по-моему, это даже можно попробовать доказать - в России нет защищенного и обеспеченного законом права собственности.
00000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000

При самом искреннем уважении к Борису Марковичу, я бы заметил, что об этом (и смежных вопросах) немало говорится и у автора книги, и у автора статьи. Тут мы все согласны.
Могло ли случиться в России по-другому? Боюсь, только чисто теоретически. Предпосылкой должен был быть совершенно иной род элиты - такой, какого не было в наличии.

Марк Аврутин
- at 2010-12-29 07:19:21 EDT
Прекрасная статья, дающая не только ясное, адекватное но ещё и яркое представление о событиях 90-х годов.
Горем для России обернулся конфликт Горбачева с Ельциным, приведший последнего к власти. Россия упустила очередной (если не последний) свой шанс. Гайдар, до сих пор остающийся спасителем Отечества в глазах подавляющего большинства либеральной общественности, на самом деле превратил демократов в "дерьмократов". И от этого им уже не отмыться.

Б.Тененбаум-Б.Дынину, по поводу "... варианта
- at 2010-12-29 04:50:00 EDT
По-видимому, количество таких людей, как он, оказалось недостаточным. Есть в каждом социуме какая-то вещь, уж не знаю как ее назвать - "aggregate´s property" ? То-есть - что случается, если сотня-другая людей из какого-то данного социума собирается вместе ? По анекдоту: один еврей - это еврей, два еврея - это шахматный клуб, три еврея - это русский народный хор ... Так вот - Израиль в сумме - это то, что получается, когда вместе собирается 3-4 миллиона евреев:25 политических партий, ЦК каждой из которых может зашкаливать за тысячу человек, бесконечные ссоры, споры, скандалы, и вместе с тем в конечном результате получается успешное выживание в условиях, в которых и кактусы на растут. В России имеет место другая тенденция - на шею всему народонаселению немедленно садится авторитарный режим. У огромного большинства населения имеется твердая идея - что угодно, только не Майдан. На самом деле, идея вполне трезвая - "майдан" революции 1917 расхлебывается до сих пор. Но российские люди, собравшись в "агрегат", идею самостоятельного хозяйствования или даже просто самостоятельного мнения, отвергают на корню. Посмотрите, как легко оказалось поставить Б.Н.Ельцина на самый верх, и как ему удалось, несмотря на рейтинг в 2%, развернуть электорат и буквально поставить в стране "наследника". Посмотрите, что делается на выборах, которых теперь просто нет. (В этой связи, кстати, интересно будет посмотреть, как пойдут украинские дела - повторят они российский вариант, или все-таки народ успел хлебнуть свободы и такого больше не допустит ?).
Но я это все вот к чему - возьмите социум, состоящий из пары сотен людей, в котором наличествует один человек типа "Туманов", и получится "Россия". Возьмите другой социум, в котором таких людей полсотни - и выйдет у вас "Голландия", или "ранние Соединеные Штаты".

Борис Дынин
- at 2010-12-28 23:48:08 EDT
Б.Тененбаум
- Tuesday, December 28, 2010 at 22:49:10 (EST)

При самом искреннем уважении и к автору статьи, и к автору книги, я бы скорее согласился с рецензентом статьи, Б.Дыниным: \"... в России по другому случиться не могло. Только мысль, которую не докажешь ...\". И, по-моему, это даже можно попробовать доказать - в России нет защищенного и обеспеченного законом права собственности.... (и далее)
========================================

Я согласен с этим и... далее. Но речь шла, как могла сложиться (после)перестроичная Россия, если бы реализовался "вариант Тумаенова"

Б.Тененбаум
- at 2010-12-28 22:49:13 EDT
При самом искреннем уважении и к автору статьи, и к автору книги, я бы скорее согласился с рецензентом статьи, Б.Дыниным: "... в России по другому случиться не могло. Только мысль, которую не докажешь ...". И, по-моему, это даже можно попробовать доказать - в России нет защищенного и обеспеченного законом права собственности. В результате возникает синдром временного владения: "схватил-урвал-припрятал", потому что все могут отнять, в один миг и совершенно произвольно. Зачем в таком случае вкладывать деньги, труд и старание ? Все равно отнимут. Как же не воспользоваться служебным положением и "... правом подписи ..." ? Собственность выдается - на манер старомосковского "кормления". И может быть отнята - ЮКОС в этом смысле наглядный пример. Какой же дурак будет инвестировать в производство, если его могут погнать в любую минуту ? Совершенно такая же картина на нижних этажах - бизнес может работать только в том случае, если он "под крышей". Значит, надо не улучшать бизнес, а улучшать крышу. Значит, важнее не эффективность, а связи. Следствие - хорошие специалисты не пользуются особым спросом, успех зависит не от них. По-моему, дело вовсе не в "... привилегиях ..." умненьких мальчиках из хороших семей, и даже не в "... крепких хозяйственниках ..." вроде Лужкова, а в том, что было хорошо названо "... мертвящей рукой государства ...". Ну, и в абсолютно "аморализированном" - в смысле лишенном даже намека на мораль - пост-советском обществе.
Борис Дынин
- at 2010-12-28 21:04:45 EDT
Очень интересно! И в итоге меня не оставила мысль, что а России по другому случиться не могло. Только мысль, которую не докажешь.

_Ðåêëàìà_




Яндекс цитирования


//